Автор Тема: "Вертер" в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко (2009 г)  (Прочитано 2530 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Doc

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 524
Вообщем решил написать сюда про Вертера, я побывал на том же спектакле что и автор рецензии которая  помещается на главной странице бельканто.ру, а сподвигло меня на это, именно эта рецензия господина Александра Матусевича ....
я давно уже читаю опусы из раздела ньюс на главной странице, и чем дальше тем все увлекательнее и увлекательнее ...знаете ли рвотные средства иногда нужны...ну да ладно (хотя критинизм про советских примадонн просто зашкаливает, это уже просто по ту сторону добра и зла, то что написано по ЕВО это ваще астас, как говорится) ну да ладно....
так вот я не буду останавливаться на режиссерских решениях спектакля, потому как автор довольно таки подробно все там рассказал, замечу только одно что как бы там автор белькантовской  рецезии не изголялся по поводу непонятности и странности режиссерских выдумок, все как раз было все понятно и ясно, помоему любому...да перенос действия на станцию ЖД это странно, но не так что б совсем, особенно нынче в эпоху режоперы, да и не это самое страшное в этом спектакле...
но самое что меня поразило в рецензии это музыкальная часть спектакля....да оркестр был хорош, что меня действительно радует в этом театре....НО...певцы...Векуа...это же просто кошмар что такое, просто пародия на тенора, все его поведение на сцене, ужимки, топорные жесты...карикатура одним словом..все это еще полбеды...но "пение", пардон то что доносилось из его гортани, это просто звуки булькающего бочка смывного, голос весь на горле, все форсированно ..какие там  верха, о чем вы вообще ....эти потуги и крик, ах "верха ему почти всегда удавались" это скажите в вкаком месте? самое место это помоему когда Вертер уезжает от Шарлотты, ох что там Векуа изобразил, такоооой вопль..."О не буди меня..." была като совсем режиссером буквально понята и тенор лежал на платформе во время исполнения, ну большую ее часть,  бедный Векуа, мне его тут жаль стало, как он вытягивал шею, давил на живот себе...правда мало что по звуку изменилось когда он встал, опять эти истошные выкрики...
Шарлотта...ну то что сопрано она конечно это правда, но что она точно пела...ды она давилась постоянно на низах, на первом "Вертер, Вертер.." в арии...вообще чтото такое издала нелицеприятное, а в остальном, визг сплошной, причем визг усиливался по ходу спектакля....а вообще лучше всех пела Софи-Афанасьева...вот такие вот итоги
« Последнее редактирование: Ноябрь 30, 2009, 13:15:17 от Predlogoff »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я дам ссылочку непосредственно на статью Матусевича, а то непонятно, о чём речь:

http://www.belcanto.ru/09112301.html

«ОТ ЖИЗНИ ТАКОЙ РАСПОГАНОЙ ПОПАЛА ОНА ПОД ТРАМВАЙ»
"Вертер" в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко




Цитата:
---------------
 Точнее, не она, а он. То бишь главный герой трагедии Гёте и оперы Массне «Вертер», поставленной этой осенью в столичном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, что само по себе факт – довольно-таки отрадный, ибо французская опера – нечастый гость на московских, да и вообще российских сценах. И не под трамвай, а под поезд. Но – обо всем по порядку........
---------------


Была статья до премьеры
====================================================


Журнал "Коммерсантъ Weekend", №37 (133), 25.09.2009
Изысканная вязь
Премьера новой постановки "Вертера" Массне в Музыкальном театре

http://www.kommersant.ru/doc/1238119

рассказывает Софья Дымова

Несмотря на то что во всем мире "Вертер" принадлежит к числу самых ходовых и даже заезженных опер, на московских оперных просторах появление этого названия — знак того, что музыкальные театры пытаются выйти из заколдованного круга произведений Чайковского и Верди. Все последние попытки обращения к французской лирической опере или к французскому музыкальному театру в целом, как правило, оканчивались либо полуудачей ("Кармен" Бизе в Большом театре в невнятной интерпретации Дэвида Паутни), либо откровенным провалом ("Искатели жемчуга" того же Бизе в дикой китчевой эстетике Романа Виктюка). Может быть, на третий раз Франции повезет — тем более что в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко умеют ставить более изысканный репертуар гораздо лучше, нежели "вечнозеленые" хиты. У "Вертера", в котором Массне сохранил всю тонкость психологии и камерность гетевского оригинала, есть все основания называться изысканным — в нем нет ни одной бронебойно популярной арии, зато есть изумительные по своей проработке сольные сцены и ансамбли, которые проверяют "на прочность" и певцов-протагонистов, и дирижера, которому надлежит распутывать вязь ансамблей и ткать оркестровое кружево.

Режиссером нового "Вертера" приглашен Михаил Бычков, знакомый столичным театралам по своим работам в Театре имени Пушкина (где ставил "Счастливые дни" по С. Беккету) и Театре имени Вахтангова ("Королева красоты" М. Макдонаха) и возглавляющий Камерный театр в Воронеже. Предсказать, как сложится его альянс с артистами Музыкального театра, сложно — это будет его первой пробой пера на оперном поприще. Из штатного певческого состава, придирчиво отобранного музыкальным руководителем постановки дирижером Феликсом Коробовым, внимания достойны многие — прежде всего, Наталья Владимирская, Лариса Андреева и Елена Максимова в роли Шарлотты, а также тенора Михаил Векуа, Сергей Балашов и Антон Иванов в роли отчаянного страдальца Вертера (кто из них поет премьеру, по суеверной традиции российских репертуарных театров будет ясно лишь накануне). Из исполнителей второстепенных ролей стоит отметить драгоценного баса Дмитрия Степановича в роли Судьи и подающую большие надежды Наталью Петрожицкую во второй женской роли — Софи. Остается только сожалеть, что именно тот певец, на которого и стоило ставить "Вертера",— тенор Алексей Долгов, блестяще показавший себя в опере "Лючия ди Ламмермур" Доницетти в прошлом сезоне и ведущий очень успешную международную карьеру, — в списке исполнителей по таинственным причинам не обозначен. Впрочем, это не отменяет его участия в последующих возобновлениях, а новому спектаклю гарантируют долгую жизнь — в том случае, если он, конечно, будет удачным.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, 25 и 26 сентября, 19.00

====================================================


А после премьеры вот такая была статья
====================================================

1 Ноября 2009
Журнал "Звуки музыки"

http://www.teatral-online.ru/news/1956/

Вокзал для двоих
«Вертер» Ж. Массне в МАМТе
Борис ТАРАСОВ

Режиссеры из драматического театра в последнее время все чаще рвутся в музыкальный театр – больше свободы, больше простора. Да и бюджет постановок значительно весомее. Какая от этого польза для оперы – вот в чем вопрос. Легенды об оперных премьерах Мейерхольда и Станиславского не заставят поверить в то, что человек, не владеющий элементарными законами жанра, сможет сказать новое на музыкальной сцене.

Михаил Бычков не стал исключением – «атмосферность» и мелочная дотошность выстроенных им мизансцен, бытоподобие и какая-то местечковость не дают его «Вертеру» оторваться от обыденности. Охотно верю, что городок Вецлар, прославленный Гете, провинциален, но не до такой же степени, чтобы почтенный судья жил на железнодорожном перроне, а его дочь обслуживала посетителей в привокзальном буфете? Сомневаюсь также, что друзья судьи, да и сам он были мелкими служащими вокзала, коротающими дни в постоянных возлияниях, а романтика отношений двух влюбленных сводилась к бесконечным прогулкам по рельсам и балансировке на них.

Окрестности Франкфурта конца XVIII века, по Бычкову и Эмилю Капелюшу (художник-постановщик спектакля), разительно похожи на российские дачные места конца XIX – начала XX века, а гетевские бюргеры и молодой меланхолик Вертер – на персонажей чеховских пьес. Костюмы Ольги Поликарповой только усиливают это впечатление. Второстепенные персонажи оперы Массне у Михаила Бычкова и вовсе не отличимы от героев чеховской «Свадьбы».

Глядя на Вертера в исполнении Сергея Балашова, мне невольно вспоминался гениальный Евгений Леонов в чеховском «Иванове». Та же внешняя нелепость и неуклюжесть, то же кажущееся несоответствие облика, возраста и внутреннего содержания. И такая же ранимость, детскость и внезапно разверзающаяся рана человеческой трагедии. Лирический, выразительный и певучий тенор Сергея Балашова как нельзя лучше подошел к музыке Массне. Пожалуй, он единственный из певцов, кто вполне органичен в романтическом репертуаре. О втором исполнителе Вертера, Антоне Иванове, лучше бы и не вспоминать – кучерявый мальчик со срывающимся голосом, «ботаник», которому неудобно на сцене все – от мизансцен до непосильных для него арий.

Лариса Андреева в партии Шарлотты не стала открытием. По облику ее героиня безупречна, актерски и вокально – нет. Андреева – прежде всего певица, ей некомфортно нарезать хлеб, укачивать куклу, бытописание не для нее. Эти житейские мелочи, скорее всего, и отвлекли внимание певицы от вокальной стороны партии. Вторая исполнительница этой партии – Елена Максимова интереснее вокально: ее глубокий тембр с обертонами имеет множество оттенков в отличие от Ларисы Андреевой. Но, к сожалению, в Шарлотте Максимовой много бюргерской «милоты» и суетливости и мало правды и искренности.

Откровением в спектакле стала Наталья Петрожицкая в партии сестры Шарлотты, Софи. Ее второстепенная героиня неожиданно для всех стала одной из центральных фигур оперы. «Нет маленьких ролей» – банально, но только не в этом случае. Вынужденная волею режиссера играть туповатую девочку-переростка со смешными косичками и вечным полотенцем в руках, Наталья Петрожицкая приковывает внимание с первого же появления на сцене своей «особостью», своей органичностью. Говорят, что нельзя выпускать на сцену животных, они сразу разоблачают искусственность окружающих их актеров. Точно так же нельзя выпускать на сцену Наталью Петрожицкую в эпизоде – рядом с ней главные персонажи кажутся нарочитыми и пафосными.
« Последнее редактирование: Январь 08, 2013, 19:39:50 от Админ »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица