Автор Тема: "Бориса Годунова" поставили в Центре оперного пения Г.Вишневской (май 2011 г.)  (Прочитано 6931 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Без пятен на совести
В Центре оперного пения поставили "Бориса Годунова"
Ирина Муравьева
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5479 (103)
17.05.2011, 00:07

Постановку "Бориса Годунова" Мусоргского, ставшую десятой премьерой Центра оперного пения Галины Вишневской, приурочили к предстоящему юбилею великой русской примадонны.  

Оказалось, что для самой Галины Вишневской посыл оперы Мусоргского "Борис Годунов" состоит не в актуальности исторической хроники России с ее смутами, переворотами, заговорами, а в прохождении  души человеческой через испытания, страшные сомнения, муки, которые посылает жизнь. Именно поэтому на первый план в новой постановке "Бориса" вышла камерная тема - личная драма Бориса, совесть царя, венчанного - и в этом его сомнение: богом ли? - на свой престол. Для Мусоргского, безусловно, этот смысл был ядром партитуры, первый вариант которой он написал в 1869 году, и этот текст еще не содержал намеков на то грандиозное историческое полотно с Польским актом и сценой русского бунта под Кромами, которое появилось в более поздних редакциях оперы.

В Центре оперного пения вернулись к  первому "Борису", причем в авторской оркестровой редакции, к которой редко прибегают театры: ее аскетичный, суровый оркестровый язык требует от дирижера не просто детального знания партитуры, но и соавторства, способности чувствовать звуковой смысл инструментовки Мусоргского с ее угловатостями и острыми сочетаниями тембров. На роль музрука Галина Вишневская пригласила из Вильнюса опытнейшего Гинтараса Ринкявичуса, который с малогабаритным оркестром Центра  смог создать серьезный и волнующий фон драмы. Тихие набаты колоколов и въедающиеся, как в мозг Бориса, скрипичные трели,  смысловые контрапункты, как, например,  хор "Многие лета", на который накладывались тревожные, "беснующиеся" фигурации в оркестре, -  держали трагический тонус спектакля.

Сценическое решение было создано художником Валерием Левенталем и режиссером Иваном Поповски. Знак-символ спектакля - гигантский православный крест, собранный из икон, с центральным  ликом Богоматери с младенцем. Под сенью этого креста и развернулась драма царя Бориса, которого, вроде, и венчали на престол под приветливые улыбки толпы, но что-то не сомкнулось в самой душе Бориса, в глубине своей знающей тайную правду, открытую Богоматери с младенцем. А это и есть главный страх человеческой души - знать, что правда все равно известна там, "на небе". Алексей Тихомиров в образе царя Бориса оказался убедительным интерпретатором знаменитой партии. Солист Геликон-оперы и Центра оперного пения, он поет Бориса и в постановке Дмитрия Бертмана, и  в Валлонской Королевской опере, теперь - в Центре. Независимо от сценической эстетики его Борис  "помнит" Шаляпина, глубоко прочувствован эмоционально, каждой нотой  проживает трагический и противоречивый образ царя.  Хотя в спектакле Борис оказался практически лишенным противоречий: он правитель, избранный на трон, бояре его, правда, ссорятся, но в царском тереме - полное согласие, и Борис, скорее, выглядит здесь чадолюбцем, чем "царем-иродом". Можно было бы вообще почти забыть о существе темы, если бы не хрестоматийный образ Юродивого (выразительный Станислав Мостовой) в железном колпаке и цепях, напомнивший царю о тайном грехе его.

Постановка выдержана в подчеркнуто реалистическом духе,  с тонкими вкраплениями символической образности, без которой не обходится режиссер Поповски. Поэтому рассказ Пимена о чуде исцеления слепого на могилке Димитрия, решенный как видение, где старец (Максим Кузмин-Караваев) медленно идет по сцене с отроком, а царь, будто в мороке сна, замерев на троне своем, слушает его медленное, из другого мира послание о "белом свете", звучит символически - как предвестие смерти Бориса. От этой сцены и начинается быстрый путь его к концу, к схиме, к смерти. И  фактически из классической пушкинской драмы  вдруг прорастает "житие Бориса", русского царя, который за душевные муки свои заслужил прощение Богородицы. Кто знает, может, так оно и происходит?

http://www.rg.ru/2011/05/17/godunov.html
« Последнее редактирование: Апрель 30, 2012, 22:02:20 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Крест для царя-ирода
“Борис Годунов” в Центре Галины Вишневской

Дмитрий МОРОЗОВ

http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=957&rubric_id=207

Центр оперного пения Галины Вишневской несколько лет не выпускал новых постановок. И вот, в преддверии грядущего юбилея своей хозяйки-основательницы и собственного десятилетия, представил, наконец, премьеру – да не какую-нибудь, а “Бориса Годунова” Мусоргского. К режиссеру Ивану Поповски – постановщику едва ли не каждого второго здешнего спектакля – присоединились на сей раз сам Валерий Левенталь (после большого перерыва оформивший сразу две московские оперные премьеры, отделенные друг от друга лишь неделей) и литовский маэстро Гинтарас Ринкявичюс.

Многим может показаться странным, что такая масштабная опера появилась на столь маленьких подмостках (даже на Новом Арбате, в нынешнем прибежище “Геликона”, где несколько лет назад поставили “Бориса”, зеркало сцены раза в полтора шире). Впрочем, Валерий Левенталь виртуозно сумел “вписать” оперу Мусоргского в это миниатюрное пространство – притом что сам-то всю жизнь имел дело с совсем иными масштабами. Решение оказалось на удивление простым: сценической доминантой становится иконостас в форме креста, створки-иконки которого то и дело раздвигаются, превращаясь в двери или даже ворота, пропускающие туда-сюда отдельных персонажей и целые их группы. Одновременно таким вот образом заявляется тема того “креста”, что приходится нести Борису, по собственной воле взвалившему его на плечи, – “креста” высшей власти (понимаемой на Руси в те далекие времена несколько иначе, чем теперь). В контексте данного решения, как, впрочем, и самой оперы Мусоргского, крест не воспринимается здесь чем-то конъюнктурно-спекулятивным, в отличие от сонма иных спектаклей, где кресты и иконы словно бы заменили красные полотнища былых времен.

Но вот когда режиссер заставляет Бориса имитировать позу распятого Христа, проводя тем самым весьма недвусмысленную параллель, это кажется не просто притянутым за уши, но и даже в некотором роде кощунственным. Ведь никакой попытки снять с Бориса обвинение в убийстве царевича (давно опровергнутое историками) при этом не предпринимается. Да еще и мальчики, нисколько, впрочем, не кровавые, бегают по сцене во втором акте, заставляя подозревать Бориса совсем в иных грехах…

В целом, однако, работа режиссера заслуживает позитивной оценки. При некоторых издержках есть в ней и выразительные мизансцены, и серьезная работа с актерами, и убедительное решение массовых сцен. Иван Поповски не изымает “Бориса” из соответствующей исторической эпохи, что по нынешним временам уже почти смелость. Впрочем, вероятнее всего, таким было категорическое условие самой Галины Вишневской.

Конечно, начинающим вокалистам опера Мусоргского вряд ли оказалась бы по силам. Нынешнее поколение студийцев было занято в основном в небольших партиях, а также в хоре, впервые в этих стенах оказавшемся столь многочисленным – более тридцати человек (отметим профессиональное мастерство хормейстеров Александра Соловьева и Георгия Свирина, сумевших добиться от них действительно слитного звучания). Главные же партии исполняют в спектакле выпускники прежних лет, выступающие ныне на самых разных подмостках, оставаясь в то же время и солистами центра.

К примеру, Алексей Тихомиров давно уже работает в “Геликоне”, где в том числе поет и Бориса. Но надо заметить, что за четыре с половиной года, отделяющие нынешнюю премьеру от геликоновской, его Борис неизмеримо вырос – вместе с самим артистом (которого в последние годы регулярно приглашает в свои проекты Риккардо Мути). Если несколько лет назад Тихомиров демонстрировал хорошую школу и правильное понимание исполнительских задач, то сегодня о нем уже можно и нужно говорить как об интересной творческой личности. Он вырос и как актер, и как музыкант, и, собственно, как вокалист, которому подвластно теперь столь важное и редкое умение работать тембром.

Олег Долгов, известный московской публике в качестве солиста Госкапеллы Полянского, был хорошим Самозванцем. А Максим Сажин – один из ведущих солистов Театра имени Сац – весьма достойным Шуйским.

Максим Кузьмин-Караваев, певший Пимена, числится в последние годы солистом Новой Оперы, где почти не занят, зато немало выступает на Западе. И, слушая такого Пимена, какой был бы под стать Большому театру, оставалось только сожалеть, что эта партия в корсаковской редакции столь сильно урезана.

А именно корсаковская редакция звучит в Центре Вишневской, хотя и не в полном объеме: количество и порядок картин в спектакле соответствуют первой авторской редакции. Отсюда, вероятно, и возникла путаница: многие в Центре Вишневской всерьез полагают, что у них играется первая авторская редакция (даже в прессу проникло это недоразумение как некая данность). Конечно, при здешнем, усеченном составе оркестра непросто было сразу же распознать корсаковскую версию, во многом утратившую пышность и помпезность, но уже со второго акта (наиболее кардинально отличающегося от первоначальной авторской версии) все сомнения на этот счет отпали. Другое дело, что при отсутствующих польских картинах и Сцене под Кромами и, напротив, присутствующей Сцене у Василия Блаженного, которую Римский-Корсаков, ориентировавшийся на последнюю авторскую редакцию, в партитуру не включил, вполне можно было бы говорить уже о редакции Центра Вишневской. В конце концов, не кто-нибудь, а сам Борис Асафьев благословил в свое время театры на создание собственных редакций “Бориса”. Главное, чтобы получалось убедительно, а этого у нового спектакля не отнимешь.

Во многом благодаря мастерству дирижера-постановщика Гинтараса Ринкявичюса, сумевшего добиться весьма серьезных результатов от местного оркестра – по существу, сборного. Правда, на первом представлении нестройность игры некоторых музыкантов поначалу заметно портила картину, но постепенно маэстро подчинил себе всю оркестровую массу, и музыка Мусоргского зазвучала в полную силу (отнюдь не в смысле громкости) и, благодаря вдохновенному искусству маэстро, по-настоящему захватила зал. Остается, однако, открытым вопрос: как этот оркестр будет играть “Бориса” без Ринкявичюса?.. Приглашенный дирижер приехал и уехал, а вот стабильного качества при отсутствии авторитетного музыкального руководителя вряд ли можно добиться.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Грозный

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 55
Спасибо Predlogoff за то, что Вы так интересно делитесь с нами своими впечатлениями!
Не понятно только, почему поют выпускники? Почему не дают петь ныне учащимся? Ответ очевиден,не так ли? Тогда зачем ставить оперу,заведомо зная, чо никто из студентов не споёт эти,действительно сложные партии??? И разве для того ребята приходят учиться к госпоже Вишневской,чтобы СЛАЖЕНО ПЕТЬ ХОРОВЫЕ ПАРТИИ В ОПЕРЕ БОРИС ГОДУНОВ???
 Но всё равно,жаль, что не удалось посетить премьеру! Будем ждать записей и следующих спектаклей!

дилетант

  • Гость
13 мая этот замечательный спектакль вновь покажут на сцене Центра оперного пения.
http://www.opera-centre.ru/ru/theatre/events
На сайте Центра есть фотографии с премьеры:

http://www.opera-centre.ru/ru/press/photos/31

дилетант

  • Гость
Итак, по предварительным данным, год спустя в главных партиях мы снова услышим Алексея Тихомирова и Станислава Мостового. Постановка это, повторюсь, безусловно заслуживает внимания и "рядового зрителя", и знатоков(!), так как, по-видимому, наиболее соответствует первоначальному замыслу Мусоргского - да и Пушкина, если верить рецензии Дельвига:
"Борис Годунов до последнего издыхания великим умом своим все держит, над всем властвует. Куда поэт ни переносится, везде влияние Бориса видимо, и только одна смерть его взвела на престол Самозванца. Характер Бориса, чрезвычайно заманчивый в самой истории...не только выдержан нашим поэтом, но еще как будто помощию увеличительного стекла придвинут к нам. Мы видим самые тайные изгибы сердца его и везде признаем подлинность нами видимого. Пушкин в минуту восторга, кажется, снова пережил всю жизнь этого самовольного Эдипа нашей истории и ни одной строкой, ни одним словом нас не разочаровывает. Везде в Годунове видишь человека великого, достойного царствовать и быть благодетелем рода человеческого, но униженного ужасным злодеянием, которое, как фурия, его преследует и на каждое доброе дело его накидывает покров отвратительный. Видя, хотя и заслуженные, страдания великого человека, невольно умиляешься, невольно веришь, что кара за убиение невинного царевича падет на одну главу его и не тронет его невинного сына: но за чистую кровь Димитрия небо потребовало чистой жертвы, и нам, знающим судьбу сего семейства, тем трогательнее кажутся сии последние слова умирающего Бориса, вотще наставляющего сына, как царствовать..."
Словно в подтверждение моих мыслей, обнаружила вот эту рецензию на премьеру (в скобках скажу, что совершенно согласна с ее названием):
http://www.operanews.ru/11052203.html

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Коллеги !
Не ходил ли кто из вас на этот спектакль или, быть может, собирается пойти 13 мая ?
Говорят, интересно и дело того стоит.
Я поместил событие в календарь: если кто заглянет в ОЦ Вишневской послушать этот спектакль, напишите отклик, пожалуйста.
Вот здесь уже кое-что было об этом спектакле (в теме о Белосельском):

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=4907.390
« Последнее редактирование: Апрель 30, 2012, 22:26:27 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

дилетант

  • Гость
Еще несколько слов к завтрашнему спектаклю:

Ваш Досуг
Наталья Витвицкая
11 мая 2011 в 15:24

Главное произведение композитора Мусоргского поставили в Центре оперного пения Галины Вишневской. Классика классик в добротной режиссуре Ивана Поповски однозначно заслуживает самого пристального внимания.

К главной русской опере в Центре отнеслись бережно, — никакого насилия над либретто, подмены смыслов и новомодных экивоков в сторону современности. Всё согласно первой редакции оперы, которую, к слову, так зло встретили критики в XIX веке. Итого не 11 картин, а 7, и никакой Марины Мнишек вместе с польским актом. Может показаться, что Иван Поповски здесь самоустранился, на самом деле — мудро решил, что от гениальной по силе трагизма музыки не должна отвлекать ничья, тем более режиссерская точка зрения.

Итак, все по Пушкину. 1598 год, время перепутья и Смуты. Борис преступным путем всходит на трон, Гришка Отрепьев от летописца Пимена узнает об убиенном царевиче Дмитрии, решает выдать себя за него. Годунов мучим тяжкими предчувствиями и чувством вины, ждет небесного суда. Эпический масштаб действа предполагает такой же театральный размах. С этим по идее должны были возникнуть трудности. Однако, при весьма ограниченных возможностях сцены Центра, в принципе исключающих «большой стиль», художнику-постановщику Валерию Левенталю удалось создать некое пространство, в котором органично смотрелись все без исключения картины. Универсальная крестообразная конструкция из тканевых икон служит здесь и стенами Ново-девичьего монастыря, и площадью в Кремле, и уединенной кельей в Чудовом монастыре, и корчмой, и Грановитой палатой. Иконописные лики проступают сквозь натянутый холст, строго смотрят на царя-самозванца, получивего русский престол ценой убийства маленького царевича. Мукам преступной совести царя Бориса в таких декорациях поверить просто. Тем более, что скидок на актерскую игру или пение делать не приходиться.

Алексей Тихомиров (исполнитель роли Годунова), помимо сильного, пружинистого голоса, наделен и очевидным драматическим талантом. Вот он по-царски кручинится, а здесь повелевает. Когда приходит видение убиенного царевича, животный ужас различим в его глазах, а когда смотрит на дочь и сына — искренняя и робкая нежность. Бориса Поповски и Тихонов наделили той степенью человечности, которая не может не вызвать сочувствия. Царь-грешник казнит сам себя. В очень условном пространстве этот образ безусловен. И очевидна трагедия человека, посягнувшего на детскую жизнь ради власти. Музыка Мусоргского — проводник идеи самосуда совести: с ее помощью малейшее движение духа героя, его сомнения, порывы, плач, — все обретает музыкальную форму (жесткая гармония при обрывистых фразах, уникальная мелодика, протяжные арии-монологи).

Дирижер-постановщик Гинтарас Ринкявичус так расставляет акценты, что кажется, Мусоргский писал прежде всего о царе, а потом уже о народе. Впрочем, народ в этой постановке отнюдь не безмолвствует. Он чуть в стороне — это правда (все-таки и полноценной сотни артистов не может вместить сцена театра), но не на втором плане. Сцена, в которой толпа протягивает руки к царю с воплем «Хлеба!» одна из самых мощных. Так же, как и та, в которой Юродивый (Станислав Мостовой) велит царю зарезать издевающихся над ним детей, как он зарезал невинного царевича.

Еще одним плюсом новой постановки можно считать отсутствие всякой помпезности. Никакой плакатной удали, квасного патриотизма или гражданского трепета, это консервативный и вместе с тем самый душевный вариант оперы из ныне предложенных. Здесь все подчинено традиционному реализму. Можете смело советовать друзьям и знакомым как театральную редкость. Нечасто в Москве услышишь «Годунова», срежиссированного и спетого как народная музыкальная драма, проникнутая духом исторической эпохи. Главное в которой — правда о русской душе, томимой мечтами о неограниченной власти и страхом перед божьим судом, а не придворная смута или любовная история Мнишек и Самозванца.


http://www.vashdosug.ru/theatre/performance/473074/tab-comments/

дилетант

  • Гость
О, чудо! Еще есть остатки билетов - для Центра большая редкость. Так что, кто еще успевает на последний самолет, поезд, автобус или электричку ;D, бросайте всё - и встретимся в опере!!!

Оффлайн Nakon

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 227
  • Белорусская-кольцевая
Еще несколько слов к завтрашнему спектаклю:

Ваш Досуг
Наталья Витвицкая
11 мая 2011 в 15:24

Главное произведение композитора Мусоргского поставили в Центре оперного пения Галины Вишневской. Классика классик в добротной режиссуре Ивана Поповски однозначно заслуживает самого пристального внимания.

 

   Побывала вчера на "Борисе Годунове" в ЦОПе, привлеченная лучшим составом - Тихомиров, Мостовой и изумительной рецензией Натальи Витвицкой.
   Было интересно познакомиться с первой редакцией оперы "самого" М.П.Мусоргского.  Более камерный спектакль в сравнении с Большим театром. Нет поляков, смуты. Позднейшие модификации, кстати, тоже "самого" Модеста Петровича придали ему зрелищности, масштаба. Это ДРУГОЙ спектакль, никто не сравнивает.
   Мои впечатления - это впечатления зрителя, кот. каждый день ходит в Храм Василия Блаженного в качестве экскурсовода и рассказывает, естественно, о памятнике Минину и Пожарскому, затрагивая и смуту, и Бориса Годунова.
   Лично для меня (ни на что не претендую) ЭТА ПОСТАНОВКА попахивает западничеством и католицизмом. Неуважение к костюмам. Боярские шапки - высотой 51 см. Здесь - папахи, не могла избавиться от чувства, что присутствую на сборе старейшин во Владикавказе. Боярская шуба - униформа, в ней боярин был всегда - и в помещении, и даже летом. Мехом внутрь, сверху - шелк или бархат. И никогда - монохромный. Виды бояр показаны на видео в Лабиринте Соб. Вас. Бл. и там же на гравюре царского крестного хода в старинной книге под стеклом. Все - с богатым рисунком. Здесь - Николаи Кузанские из фильма о Византии. Все - безбородые. Живот был вопрос престижа. Ну, не похожи они на бояр. Мое личное мнение.
   Первое появление Бориса меня лично удивило: "Кто это?" После увертюры на авансцену выходит огромный человек в рубашке до пола (мои комплименты росту Алексея Тихомирова, высокий рост - это, действительно, очень красиво и очень редко, он на голову превосходил и Касьянова и всех "бояр"), не поя ни ноты, мимически что-то изобразил, кого-то поискал в зале и, молча, удалился. Что бы это значило? Хоть бы табличку взял в руки: "Я - царь" (шучу).
   Вообще, эта рубашка... Белая ночнушка, ее Борис не снимает никогда. В конце на нее вешают бармы - воротничок - весьма слабая имитация царских одежд. Я понимаю, что петь в костюме жарко, но считаю подобную симплификацию неоправданной.
   Что еще резануло - в конце показывают Богоматерь под потолком. Но - черную, с черным же младенцем. У меня глаз на иконы наметан. Наши лики можно с натяжкой назвать коричневыми - потемневшая охра. Коричневый от черного я еще отличаю. Это явный католицизм. Она там появилась и расцвела. Считается покровительницей материнства, вообще, мистическая фигура. Черная Мадонна и у Дэна Брауна (не люблю этот роман). Черные статуи Мадонны можно обнаружить по всей Европе, однако большая их часть находится во Франции, где их более 300. В Испании имеется примерно 50 Черных Мадонн, в Германии — 19, в Италии — 30, в Польше - Ченстоховская икона Черной Мадонны.
   Ну и постановщик! Захотел все-таки ввернуть магию (не нашу) в русский сюжет. А может это такой сложный ход - намек, что, мол, Черная польская Мадонна отомстила ему за младенца?! Неоправдано. Борис  - искренне верующий православный человек, тем нам и дорог. Католики и православные - разные миры. Иконы, иконы, иконы и тут, бац, черная. Не надо смешивать, это ересь для нас. Надо уважать.
   Ну, было, конечно, и хорошее. Алексей Тихомиров - уникального глубочайшего тембра роскошнейший бас. Очень рада, что довелось послушать вживую. Все пели и играли замечательно. Хор, состоящий сплошь из солистов ЦОПа, оглушал. Почему-то запомнились Пимен (Максим Осокин) и Слепой (имени в программке не нашла). Мой любимец Евгений Плеханов пел Варлаама, играл очень живенько, был с животиком, не разочаровал.
   В постановке были удачные моменты: система этих квадратов, преобразующихся освещением то в крест с иконами, то в площадки с солистами - остроумна, если не сказать, гениальна для такой маленькой сцены. Почти одновременно с разных сторон три раза выбегали маленькие мальчики, наводившие ужас на Бориса - находка. Свист ветра, снег - плирода!!!...- всегда дороги сердцу зрителя.
   Спасибо за интересный спектакль.
   

Helene

  • Гость
Nakon, спасибо большое за интересный анализ постановки. Вот на форуме появился настоящий эксперт по исторической составляющей спектаклей. Наряду со знатоками языков, такими как Джанни и Шварценштейн. Да-да, Матка Боска Ченстоховска - я видела - чёрная. Возможно, здесь чёрные иконы символизируют польско-католическую угрозу?
Трудновато приходится театрам с такими зрителями.))) А пусть стараются.

P.S. А что Юродивый?
« Последнее редактирование: Май 14, 2012, 12:09:08 от Helene »

дилетант

  • Гость
Потрясающий разбор Nakon - и с совершенно неожиданной точки зрения! Думала я, думала и вот что у меня получилось.
Предполагаю, что Левенталь  должен разбираться в этих нюансах, хотя бы в силу богатого опыта весьма масштабных постановок. По моему дилетантскому мнению, постановшики пошли по пути чисто физического облегчения костюма в силу объективных причин: небольшого сценического опыта большинства участников спектакля - ребята с таким костюмом просто пока не справились бы! - и небольшого сценического пространства.
Про иконы ничего говорить не буду, просто потому, что не знаю, что сказать.
А что касается белой рубахи Бориса, то у меня она совершенно естественно ассоциировалась с той самой чистой рубахой, которую, по русскому обычаю полагалось надеть перед смертью.
Впрочем, профессионалу неизбежно режут глаз неточности, находящиеся "в его поле", как Джанни неточности во французском языке.

А Юродивый - вот что. Говорить, что С.Мостовой в очередной раз был вокально точен, уже не интересно - это его профессиональный уровень. Но никто не мог бы вчера сказать, что Ленский пел Юродивого. Станислав умеет идеально подбирать звуковые краски к образу. Вот это умение настоящего музыканта я открыла для себя вчера.
И еще. Через два дня Станислав Мостовой вступит в борьбу на 4-м Международном конкурсе оперных артистов Галины Вишневской. Я от всей души желаю ему успеха и буду одним из многочисленных его болельщиков.