Автор Тема: Александр Гаврилюк / Alexander Gavrylyuk (р.1984, Харьков), пианист русской школы  (Прочитано 57627 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MV

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 145
      На сайте mariinsky.us в разделе "афиша" есть анонс концерта, к-рый состоится 12-го сентября в городе Роттердаме.  Написано дословно так: дирижер - Валерий Гергиев, солисты - Сергей Бабаян,  Александр Николаевич Гаврилюк.
  Любопытно: это сам Александр Николаевич, наш, как было написано в приснопамятной статье, "пианист-праздник" просит себя так именовать в афишах?
  Насколько я могу вспомнить, никто кроме этого праздника не удостаивался чести называться по имени-отчеству ни в афишах  ни в анонсах на сайтах.
 

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 129
Ю Данилин Фрагмент из заметки "Весенние премьеры":
http://www.lgz.ru/article/-14-6638-04-04-2018/vesennie-premery/


В Москве играл Александр Гаврилюк, как всегда, интересно. Впервые его пригласил в столицу, если не ошибаюсь, народный артист СССР пианист Николай Петров. Общение было обоюдно полезным и важным. В одном из интервью пианист замечает: «…если бы он и вовсе мне не помогал, а только говорил со мной иногда – это уже было бы величайшим счастьем». Мне кажется, от уроков почитаемых им Артура Рубинштейна, Горовица и Петрова он унаследовал особую ответственность перед музыкой, в его программах никогда не бывает случайных вещей. Он трудоголик и умница и запрещает себе лениться. В этом легко убедиться на любом из его выступлений – всегда личностных, смелых и великолепно подготовленных. Его нынешняя берлинская жизнь подразумевает особый интерес к немецкой композиторской школе. В программе были Бах и Гайдн. Токката и фуга ре минор Баха–Бузони восхитила не только бесподобной техникой (с этим у него всегда всё в порядке), но прежде всего интонационным богатством, мощностью, органным звуком. Совершенство дружит с простотой: таким изящным, воздушным был у него Гайдн, соната № 47 си минор. У него радостное ощущение инструмента, так же, как и Дебарг, он заражает слушателей своей увлечённостью. И вызывает большое доверие. Потрясающий Рахманинов – безудержный, беспредельный, экспрессивный. Пианист сам летит с этими удивительными звуками и так естественны для него печаль и неожиданные смены ритма, как и настроения композитора, он не играет – он действительно живёт в мире Рахманинова. Исполнялись Прелюдии и Соната № 2 си-бемоль минор, соч. 36 (вторая редакция). Он уходит со сцены и оставляет надежду, что следующий приезд будет ещё интереснее.