Автор Тема: Михаил Плетнёв (р.1957, Архангельск), пианист, дирижёр, транскриптор  (Прочитано 159453 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пока я кратко могу сказать,
Увы, не можете  ::)

:)) Для меня это КРАТКО :))  Кстати, я кое-что исправил и дополнил. А более развёрнуто изложу лишь постепенно и с конкретикой рассмотрения его поздних работ. А к тому времени, глядишь, он ещё что-нибудь наиграет на ф-п.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн io

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 25
Куда уж более развернуто, лучше по существу. ;)
1. Он не "наигрывает", он играет
2. Плетнев уже заявил об окончании пианистической карьеры (увы) и не раз говорил, что теперь сосредоточится только на дирижировании

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Плетнев уже заявил об окончании пианистической карьеры (увы) и не раз говорил, что теперь сосредоточится только на дирижировании

Не верю.
Честно говоря, "дирижёром" его назвать пока что язык не поворачивается, хотя он уже и признан, и прославлен в этой ипостаси и т.п.
И кстати, где это он так жёстко объявил о ЗАВЕРШЕНИИ своей пианистической карьеры ? Есть ссылка на материал ?
На мой взгляд, это было бы СЛИШКОМ красиво :), потому что это полностью уложилось бы в мою концепцию "законченности музыкальной парадигмы", что заодно кладёт предел и разнообразию исполнительских стилей, круг которых, ИМХО, давно уже очерчен и замкнут, что понимал ещё Г.Гульд, пытавшийся из него вырваться, хотя бы даже и самым нелепым образом. Эффектный отказ от пианизма означал бы, что Плетнёв исчерпал возможности индивидуально-личностного отношения к исполняемому, что при нежелании повторять чужие решения закономерно приводит к "закрытию" этой проблемы и к завершению его пианистической карьеры :))
Даже любопытно, чем это всё закончится !
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн io

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 25
потому что это полностью уложилось бы в мою концепцию "законченности музыкальной парадигмы", что заодно кладёт предел и разнообразию исполнительских стилей, круг которых, ИМХО, давно уже очерчен и замкнут, что понимал ещё Г.Гульд, пытавшийся из него вырваться, хотя бы даже и самым нелепым образом. Эффектный отказ от пианизма означал бы, что Плетнёв исчерпал возможности индивидуально-личностного отношения к исполняемому, что при нежелании повторять чужие решения закономерно приводит к "закрытию" этой проблемы и к завершению его пианистической карьеры :))


Простите великодушно, а можно по-русски?

А про окончание пианистической карьеры было сказано в телевизионных интервью (ссылок не могу дать)
и проскальзывает здесь:
http://www.rg.ru/2009/06/23/pletnev.html
http://www.ermolova.theatre.ru/history/directors/fokin_vv/11078/

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
А про окончание пианистической карьеры было сказано в телевизионных интервью (ссылок не могу дать)
и проскальзывает здесь:

Прямых указаний всё же тут нет, думаю, по той причине, что он и сам ещё ничего не решил.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн io

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 25
Я считаю, что это прямое указание, просто он не хочет углубляться в подробности:

РГ: Прошло два года, как вы прекратили выступать как пианист. Не собираетесь вернуться к сольной карьере?

Плетнев: А я и занимаюсь сольной карьерой.

РГ: Дирижерской.
Но вы не можете не знать, что японцы провели специальное исследование, и оно показало, что ваша игра на рояле воздействует определенным образом на слушателя: он испытывает чувство умиротворения и гармонии, его внутренние энергии выравниваются. Так на людей воздействует природа. Трудно с этим не согласиться, потому что и сейчас встречаешь кого-то, и выясняется, что спустя годы все помнят эти концерты в БЗК, что-то хранят в душе. Зачем отказались от этого?

Плетнев: Много причин

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Зачем отказались от этого?

Плетнев: Много причин


Да, но он не сказал "Нет" :)))))) Он сказал, что "рояли плохие" :)
Можно ли это расценить так, что если для него найдут хороший рояль, то он на нём сыграет ?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 919
  • Mundus universus exercet histrioniam
Свежее интервью с Плетневым в "Новой газете":

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/086/29.html

Михаил Плетнев: «Скажи, что любишь Вагнера, — побьют еще»
   

Руководитель Российского национального оркестра — о том, почему коллектив был вынужден стать государственным, о низком уровне исполнительского искусства и о нотах русских композиторов, которые приходится заказывать за границей




Российский национальный оркестр обретает государственный статус. Это был наш первый частный оркестр, существовавший на средства меценатов, спонсоров, друзей. Создал его почти 20 лет назад выдающийся пианист и дирижер Михаил Плетнев. Недавно оркестр вошел в двадцатку лучших в мире. Сегодня его руководитель рассказывает о том, что заставило его пойти на решительные перемены.

— Михаил Васильевич, на что вы меняете свою свободу?

— Все эти годы наш оркестр существовал как независимый. Как все оркестры в мире. А не как принято в России — на бюджете и госзарплате. И поначалу такая структура, совершенно не характерная для советского мышления, у нас приветствовалась. Но Россия же отличается во всем. Поэтому сколь достойно ни представляли бы мы нашу страну, мы не получали никакой господдержки. А Российскому национальному оркестру постоянно находиться на грани выживания негоже.

— Говорят, вы что-то шепнули Путину на ушко, и это решило дело.


— Пришлось шепнуть. В тот момент, когда государство в лице президента одной рукой лично мне вручало государственную премию, а другой — вычеркивало наш оркестр из списка грантополучателей.

— Оркестр теперь государственный. Вдруг вас, главного дирижера, возьмут и поменяют?

— Если кому-то захочется меня поменять или убить — этому трудно воспрепятствовать.

— Вам отдают бюджет оркестра Дударовой. После ее ухода из жизни коллектив — богом забытый. Но там все же люди работают, они боятся увольнения.

— Мы хотели, чтобы для нас была создана отдельная единица. Или хотя бы выделены гранты. Но из-за кризиса нам предложили этот вариант.

— Вы проведете конкурс?


— Да. В РНО музыкантов не хватает. Но мне будет печально, если среди дударовцев не найдется никого уровня РНО.

— Сколько Москве нужно оркестров? В 70-е годы Гилельс говорил, что Москве их нужно штук тридцать.

— Как показывает мировой опыт, в крупном городе есть один очень хороший оркестр мирового класса. Есть еще один какой-нибудь, к этому стремящийся. И еще несколько, которые могут позволить себе существовать, хотя бы о них даже никто не слыхал. Да пусть в конце концов все население Москвы играет в оркестрах, я не против!

— А сами вы, какие наши оркестры слышали?


— В основном по телевизору.

— И какой вас больше всего устраивает?

— Если честно, только Российский национальный.

— А вы вообще на какие-нибудь концерты ходите?

— Иногда бываю. На Бреговиче был.

— Помню, что вы Аллу Баянову любите.

— Да, жалко, что она теперь не поет. Великая певица.

— В сентябре пройдет Первый фестиваль Российского национального оркестра в Большом театре. Откуда вдруг такая идея?

— Не вдруг. Такой оркестр, как РНО, просто обязан иметь свой фестиваль хотя бы раз в год.

— Как составлялась программа?


— С оговорками — но все вокруг Чайковского. Не примите это с усмешкой. К классике все время возвращаешься — представления об одной и той же музыке варьируются безгранично.

— Вы составили сюиту из музыки к «Лебединому озеру», которая прозвучит на фестивале. А какая была в этом нужда?

— Хореография всегда подчиняет себе темпы. При жизни Чайковского «Лебединое озеро» шло в Большом театре с 1877 по 1882 год. После его смерти в 1894 году либретто кромсалось и так, и сяк, появлялись вставные номера, кочевали из одного места в другое… А я хочу прижизненную партитуру Чайковского сыграть. Так, как я ее слышу.

— Вы знаете, что директор Большого театра объявил, что вместо главного дирижера теперь будет пять разных. РНО имеет опыт работы с дирижерской коллегией. И как с ней обходиться?

— Это такая тема — обязательно кого-нибудь обидишь… Я знаю только один случай успешного существования без главного дирижера — это Венский филармонический оркестр. Когда коллектив исторически находится на таком качественном уровне, он сам по себе уже играть плохо не может. И у них набор дирижеров один другого лучше: Абадо, Озава, Мета, Мути…

— Коллегия должна время от времени собираться вместе?


— Дирижеры поодиночке будут приезжать и уезжать. Помните, чем кончилось дело в Большом с постановкой «Кармен»?

— Да, дирижер Юрий Темирканов, не согласный с постановкой Дэвида Паунтни, на премьере даже не вышел на поклоны.


— Дирижеры будут говорить, что в Большом нет ни того, ни сего, ни пятого, ни десятого. И что делать там больше нечего. Это будущее. Но когда нет главного дирижера — директору в некотором смысле удобнее работать.

— А вам предлагали?

— Официального предложения и соответственно моего отказа не было. Были слухи о намерениях, но они ничем не завершились.

— А в коллегию предлагали войти?

— Нет.

— Поразительно. Особенно после вашего блестящего дирижерского дебюта в «Пиковой даме» на сцене Большого!

— Сейчас мы с «Пиковой дамой» были в Японии. Публика в восторге. Но кто там пел? Германа пел Владимир Галузин — какое отношение он имеет к Большому? Графиню — Образцова, тоже никакого. Лизу неплохо исполнила Елена Поповская из «Новой оперы». Полина была Анна Викторова, Томский — Борис Стаценко, Елецкий — Василий Ладюк — при чем тут Большой театр? И это называется — приехал Большой театр на гастроли! Я не знаю, что такое случилось с вокалом, но то, что я слышу сейчас, — по большей части просто чудовищно.

— Но в «Пиковой» не было чудовищно?

— Я настоял на этом составе! Японцы поставили условие: гастроли будут только в том случае, если пойдет «Пиковая дама». И я сказал — раз так, будут петь те, кого я хочу. Зал был на 4 тысячи мест, акустика такая, что без микрофонов все было слышно изумительно. А что такое новая сцена Большого театра на 800 мест? Там и оркестр ужасно звучит, и сидеть ему там плохо, и певцы не слышат ни оркестра, ничего… Плюс ко всему общий уровень Большого театра совсем не тот, который мы, наверное, хотели бы.

— А что бы вы хотели теперь продирижировать в Большом театре?

— Ничего.

— А вообще чем бы хотели продирижировать?

— В принципе, кое-где принимаю приглашения — где постановки соответствующие.

— Например?

— «Любовь к трем апельсинам» в Женеве с хорошим составом. А в Большом?.. Может быть, когда основная сцена откроется, если доживем.

— Обещали открыть осенью 2011 года «Русланом и Людмилой». Продирижировали бы Глинкой?


— С удовольствием! Что касается опер, я делаю и буду исполнять концертные варианты. Хочу сделать «Русалку» Даргомыжского. Незаслуженно забытая музыка, там много красот.

— Вы — член президентского Совета по искусству и культуре…


— Да, один раз я там был.

— И что вы там делаете?

— Выступил даже. Сказал, что катастрофическая ситуация с нотным материалом. Мы, чтобы играть, скажем, Римского-Корсакова, вынуждены заказывать ноты за границей. Поверите ли, что оркестровый материал балетов П.И.Чайковского не издавался в России никогда! Играют по рукописным партиям. Ценнейшая уникальная библиотека нашего радио гниет в каких-то подвалах. И никому нет дела. Комиссия при президенте ужаснулась. Мне сказали, что составят какую-то записку. На этом все закончилось.

— Кому-то в наше время все же удается воспитывать детей на классике.

— У меня есть одна знакомая семья. Они своего ребенка с малолетства так и растили. Потом он пошел в детсад, в школу — и стал стыдиться, что он слушает классику. Попробуй, скажи в классе, что любишь Вагнера, — побьют еще… Ну или спросят, что за рок-группа такая?.. Сейчас все находятся под определенным давлением. Заходишь в тихое кафе — тебе тут же включают музыку, выбор которой определяется, видимо, общим культурным уровнем населения… Недавно меня поразил «Аэрофлот» — теперь в их самолетах играют «Щелкунчика», а не Газманова. Все-таки прогресс. Садишься в самолет под звуки Чайковского — и ощущение, будто бы на нем летят образованные благородные люди.

— Михаил Васильевич, люди очень разные…

— Да, чем больше живу, тем отчетливее вижу, что разницы между людьми больше, чем сходства. И какие разные вкусы! Но в интернете всегда где-то найдется отклик. Кто-то собирает старые железки — тотчас отыщется еще где-нибудь такой же чудак, и им будет, о чем поговорить. То же и с классической музыкой.

— Однажды вы сказали, что любите берег океана. Какого?

— Я вообще люблю море, люблю океан. Особенно шторм. Жаль, редко в него попадаю.

— Вы шутите.

— Нет, здорово, здорово… Полная мобилизация всех сил! А казалось, их уже нет.

Беседовала
Наталья Зимянина

10.08.2009
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Прежде всего хочу сразу выразить свою нелюбовь "Новой газете".
Но в конце концов и на заборах пишут, так что приходится читать и там )

государство в лице президента одной рукой лично мне вручало государственную премию, а другой — вычеркивало наш оркестр из списка грантополучателей

:)) Вполне рыночное поведение. Собственно, я не понимаю, чему тут удивляться после 20 лет "реформ" ?

Если кому-то захочется меня поменять или убить — этому трудно воспрепятствовать.

"Оптимистично" в духе Плетнёва - он вообще большой оптимист и жизнелюб.

В РНО музыкантов не хватает. Но мне будет печально, если среди дударовцев не найдется никого уровня РНО.

Всё ясно: оркестру Дударовой - конец.

- В 70-е годы Гилельс говорил, что Москве их нужно штук тридцать.

Что-то я не припомню, чтобы слышал такое о Гилельсе, но я считаю, что Москве нужно 10 оркестров :)

Как показывает мировой опыт, в крупном городе есть один очень хороший оркестр мирового класса. Есть еще один какой-нибудь, к этому стремящийся. И еще несколько, которые могут позволить себе существовать, хотя бы о них даже никто не слыхал. Да пусть в конце концов все население Москвы играет в оркестрах, я не против!

Только что он  говорил, что в России всё не так, как везде !
И вдруг такая пенка. Разумеется, в Москве может быть больше одного хорошего оркестра :)

Я не знаю, что такое случилось с вокалом, но то, что я слышу сейчас, — по большей части просто чудовищно.

ну тут я с ним согласен по большей части.

! Что касается опер, я делаю и буду исполнять концертные варианты.

Вот это правильно !

в интернете всегда где-то найдется отклик. Кто-то собирает старые железки — тотчас отыщется еще где-нибудь такой же чудак, и им будет, о чем поговорить. То же и с классической музыкой.

:) Я вот подумал, не слишком ли мы похожи на нарисованный им образ ? :) Надеюсь, что нет.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 919
  • Mundus universus exercet histrioniam
Прежде всего хочу сразу выразить свою нелюбовь "Новой газете".


Я тоже предпочитаю "Завтра".  ;) Но интервью Плетнева этой интереснейшей газете пока не попадалось...  :)
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 919
  • Mundus universus exercet histrioniam


в интернете всегда где-то найдется отклик. Кто-то собирает старые железки — тотчас отыщется еще где-нибудь такой же чудак, и им будет, о чем поговорить. То же и с классической музыкой.

:) Я вот подумал, не слишком ли мы похожи на нарисованный им образ ? :) Надеюсь, что нет.

Не знаю, как в этом потоке, зато этот образ во всю свою ширь развернулся вон там:

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2272.0

 ;D
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 919
  • Mundus universus exercet histrioniam
Re: Михаил Плетнёв - пианист, дирижёр, транскриптор
« Ответ #36 : Сентябрь 02, 2009, 18:25:18 »
А вот и еще одно интервью подоспело:

http://www.lgz.ru/article/9982/

Делай, что должен

ПЕРСОНА



7 сентября на Новой сцене Большого театра стартует новый музыкальный фестиваль – «Большой фестиваль Российского национального оркестра». Накануне мы встретились с художественным руководителем РНО Михаилом ПЛЕТНЁВЫМ.

– Михаил Васильевич, фестивали, конечно, не за два дня планируют, но в связи с кризисом многие проекты в области искусства были свёрнуты до лучших времён, а вы ничего отменять не стали. Вы такой смелый человек?

– Да не в смелости тут дело. Все говорят «кризис», а я не понимаю, что это такое. Зато понимаю, что многие пользуются этим словом для того, чтобы повысить на что-то цену. Но ведь обычные люди как жили, так и живут. Это не они миллиарды теряют. А ведь мы их в первую очередь к себе на фестиваль ждём. Интерес к фестивалю и у нас, и за рубежом очень большой, многие заранее билеты приобретали, планы свои под фестиваль подстраивали. Не огорчать же такое количество людей. Фестивали существуют во всех развитых странах, иногда они устраиваются даже в очень небольших городах. В некоторых столицах нередко интервал между фестивалями составляет всего несколько дней. К сожалению, в России таких событий мало. Даже в столицах. Жаль было бы его отменять.

– По-вашему, чем больше выбор, тем лучше, а слушатель уже сам выберет, где интереснее?

– Конечно. Пусть фестивалей будет больше, даже небольших. Если люди будут слушать музыку, а не воровать, будет просто замечательно. И не говорите, что я наивен. Просто я верю в силу истинного творчества. Есть такая притча о Сократе. Вместе с друзьями он слушал арфиста, который играл не слишком хорошо. Все его ругали, а Сократ зааплодировал. Когда его спросили почему, тот ответил: я аплодирую этому человеку, потому что играть на арфе куда более достойное занятие, чем воровать.

– Похоже, поговорка о музах, молчащих, когда говорят пушки, утрачивает свою актуальность. Люди инстинктивно тянутся к тому, что принято называть незыблемыми ценностями, согласны?

– По большому счёту, да. В человеке, видимо, заложен некий балансир, позволяющий уравнивать противоположности. Когда всё спокойно и благополучно, хочется натянуть белый парус и поискать бурю, а когда вокруг буря, ищешь тихую гавань.

– Получается, ваш фестиваль – событие более чем своевременное?


– Ну, решать это будут слушатели, но вот вы сейчас спросили, и я чувствую, что это было правильное решение, хотя задумывался он задолго до того, как разразился кризис.

– Первый фестиваль вы посвятили Чайковскому. Он в музыке, как Пушкин в литературе – наше всё, но ведь наверняка это и ваш личный выбор?

– А как может быть иначе? У фестиваля по сравнению с обычными гастрольными концертами важное преимущество – возможность показать, насколько широк наш диапазон. Мы специально программу продумывали, чтобы оркестр предстал во всей красе.

– И в ней не только Чайковский!


– Шуман, Глиэр, Глазунов, Шостакович. Нам интересны разные композиторы и разные жанры. В программе концертное исполнение «Волшебной флейты» Моцарта, литературно-музыкальная композиция, в которой замечательный артист Василий Лановой будет читать отрывки из «Пер Гюнта» Ибсена, а оркестр будет исполнять музыку Грига, написанную к этой драме. Будет представлен даже балет: Владимир Васильев поставил The Ancestor Suite на музыку Гордона Гетти, миллиардера, который неплохо совмещает бизнес с сочинением музыки.

– После такого события возьмёте хотя бы небольшой тайм-аут?

– Нет. График у нас очень плотный, да и проектов много интересных впереди. Например, мы хотим исполнить скрябинскую «Мистерию» в Индии. Когда-то он мечтал, чтобы именно там состоялась премьера этого произведения. Это должно было быть фантастическое действо с танцами, пением, даже с участием диких зверей. По его замыслу энергия человеческого творчества должна была преобразить всю Вселенную. Так что сыграть Скрябина под сенью Тадж-Махала – очень интересно.

– Что для вас является самым важным при работе с оркестром?


– Самый счастливый человек тот, у кого работа и хобби совпадают. Идёшь на репетицию, чтобы испытать радость от общения, от приобщения к великой музыке, от сознания того, что всем работа в удовольствие. Тогда репетиция приносит такой заряд духовной энергии. Так оно в большинстве случаев и получается.

– Значит, для вас стакан наполовину полон?


– Конечно. У нас оркестр такой. Раз ты музыкант, надо отдавать себя музыке, искать в ней смысл, счастье, находить самого себя. Жизнь-то здесь проходит, в оркестре. Это же ужасно, когда человек на работу ходит как на каторгу. Ему скучно, нудно, противно, и он думает, как бы ему оттуда поскорее уйти. А здесь совсем другое. Есть профессии, которые несут в себе элемент самовыражения, и хочется, чтобы у нас была атмосфера, которая этому бы способствовала.

– Поддерживать её сложно?


– Не очень. Жизнь часто убивает в человеке эту жилку, а я стараюсь её опять пробудить, чтобы музыкант снова мог выражать себя в звуках.

– На Западе престиж музыканта оркестра очень высок, а у нас…

– …Увы, нет. И сравнивать с Западом бесполезно. Мы – другая «планета». Здесь свои реалии, ни с чем не сравнимая система иерархии. Но у нас ведь не только музыкант оркестра непрестижная профессия. Помните, лет пятнадцать назад провели опрос школьниц 11–12 лет на тему, кем они хотят стать? Чуть не каждая вторая ответила – валютной проституткой. Сейчас приоритеты изменились, конечно, но всё равно не в пользу профессий, в которых надо напряжённо и много работать.

– Многие считают, что игра в оркестре убивает индивидуальность…

– Оркестр оркестру рознь. Дирижёр определяет всё: как играть, зачем, для каких художественных целей. Но он музыки касается опосредованно. Сам звук производит музыкант. Дирижёр может изображать что угодно, играет всё равно не он. И тут важно, чтобы музыканты верили в то, что делает дирижёр, и стремились воплотить его замысел. А дирижёр должен не просто объяснить свою идею, но заразить ею своих музыкантов. Хорошо, когда они увлекаются общим порывом, как на корабле во время бури каждый матрос делает своё дело, зная, что спасает судно от гибели вместе со всем экипажем. Надо сделать так, чтобы играть было интересно не только солистам, потому что успех исполнения зависит от всех, и если тутти (инструменты, которые в данном произведении не солируют. – В.П.) будут думать о том, как бы отсидеть эту «повинность», ничего не получится. Это похоже на слаженность жизни муравейника. Какие эмоции испытывают муравьи, мы не знаем, но результат точно есть.

– А не обидно homo sapiens себя муравьём ощущать?

– Не все музыканты настолько интересны, чтобы в одиночку выходить на сцену. Это удел немногих избранных. Да и не каждый может это выдержать, если уж на то пошло: известность чревата запредельными нагрузками, повышенным интересом к личной жизни исполнителя. Вот Майкл Джексон забрался на вершину славы, но в итоге покалечил сам себя. Быть в его шкуре врагу не пожелаешь. А в оркестре ты не один. И кого-то это как раз устраивает. К тому же и здесь можно стать солистом, если приложить старание и талант.

– РНО занимает 15-ю строку в мировой табели о рангах. В серьёзной музыке рейтингам ещё можно верить?

– Можно. Эксперты берегут, так сказать, честь мундира. Купить их голоса невозможно. Да и смысла нет – каких-то больших финансовых «последствий» это признание не имеет.

– Но слава тоже очень приятная вещь. Вы человек честолюбивый?

– Этот момент давно ушёл из жизни. Везде, где могли и хотели, мы уже засветились. Вначале, конечно, не будем лукавить, мы пробивались – выступить в Карнеги-холле, сыграть в Берлине или Лондоне. Надо было завоевать определённые позиции. Это работа наших менеджеров – повышать известность оркестра. Гонорары от этого, конечно, увеличиваются, так ведь музыкантам надо семьи кормить. Врать не буду, что я не придаю этому значения. Просто отношусь к этому достаточно спокойно.

– Единственный в России частный оркестр получает статус государственного. Что реально это вам даёт?

– Стабильность. Можно будет с меньшим беспокойством смотреть в завтрашний день. И я могу быть спокоен: если меня не станет, оркестр не распадётся.

– Михаил Васильевич, да о чём вы?!


– Человек должен думать о том, что будет, когда его не станет. Это нормально. Я к смерти отношусь спокойно. Пребывание на земле интересно. Но все мы здесь гости и надо оставить приличное впечатление. Домом своим то, что меня окружает, я никак не назову, ибо всё это мне не принадлежит. Мой дом, моя земля! Я вообще не понимаю, как это можно называть своим. Земля будет смеяться: «Этот скелет, который во мне лежит, говорил, что я его? Это он – мой! Тут лежит, тут и останется. Он меня, понимаете ли, купил!» Жаль только, что такую красивую планету люди портят всеми доступными способами. Я вполне допускаю, что те, кто затеял этот эксперимент, вскоре захотят его свернуть и начать всё сначала. Хотя человечество сделало и немало прекрасного… Пропадут ведь и Пушкин, и Вагнер, и Мона Лиза.

– И как же с этим жить? Делай, что должен, а там будь что будет?

– Пожалуй. Делай добро. В этом сходятся все религии мира. Это единственное, что мы можем делать, не теряя собственного достоинства.

Беседу вела Виктория ПЕШКОВА
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Михаил Плетнёв - пианист, дирижёр, транскриптор
« Ответ #37 : Сентябрь 06, 2009, 18:08:28 »
Художественный руководитель Российского национального оркестра, дирижер и пианист Михаил Плетнев: "Живи я в Москве, я бы на концерты не ходил. Вечером ходить рискованно"
04.09.2009



В понедельник, 7 сентября, на Новой сцене Большого театра открывается первый Большой фестиваль Российского национального оркестра.

Художественный руководитель этого оркестра и мероприятия Михаил Плетнев посвятил семь фестивальных вечеров композитору Петру Ильичу Чайковскому. Но музыкальная программа не ограничится его произведениями — в ней прозвучит опера Моцарта "Волшебная флейта", а один из вечеров отдан музыке друга Чайковского Эдварда Грига, один из признанных исполнителей которой, кстати, был пианист Плетнев. На фестивале также впервые исполнят составленную им сюиту из балета "Лебединое озеро". О новом фестивале и классической музыке вообще с Михаилом Плетневым побеседовала корреспондент "Газеты" Ольга Романцова.

Михаил Васильевич, фестиваль открывает 19-й сезон Российского национального оркестра. Что происходило с ним за эти годы?

-Наш оркестр получил статус государственного. Это дает нам больше возможностей для работы. А так все время что-то меняется. Вода утекает, и дважды в одну и ту же реку не войдешь. Одни музыканты творчески растут, другие — уходят. Это жизнь.

Не жаль, если от вас уходят работать в другие оркестры?

-Если уходят хорошие музыканты — жалко. Бывают такие люди: взяли и ушли. Ну что с ними сделаешь? Если уходят плохие — нет. Иногда кто-то начинает играть хуже. Уровень исполнения повышается, а он не может ему соответствовать и уходит.

В Москве вы чаще выступаете в Большом зале консерватории или в Концертном зале имени П.И. Чайковского. Почему для фестиваля вы выбрали именно Новую сцену Большого театра?

-В Большом зале консерватории и так проводятся практически все фестивали. Мы хотели найти новое пространство и, по-моему, выбрали очень неплохое место. Здание в самом центре Москвы, и оркестр со сцены звучит неплохо, если закрыть оркестровую яму. Мы уже провели там репетицию, проверив акустику на практике.

Вы обещали, что будете дирижировать каждым спектаклем оперы "Пиковая дама" в Большом театре. Удалось ли это выполнить? Изменилось ли со временем звучание оркестра?

-Да, я по-прежнему дирижирую каждой "Пиковой дамой". Трудно сказать, изменилось ли звучание: всякий раз в нем появляется слишком много новых музыкантов. Те, кто участвовал в работе с самого начала, прогрессируют. Новым людям приходится заново осваивать наш стиль работы. Последний раз в оркестре сидели не те, кто играл на премьере. Наверняка в следующий раз в оркестре снова появятся те, кого я никогда не видел.

Вы все больше занимаетесь оперой. А оперные театры предлагают вам ставить оперу как дирижеру-постановщику?

-Да, приглашают. Пока согласился только на одно предложение: следующим летом буду ставить в Женевской опере "Любовь к трем апельсинам" Прокофьева.

А вы о какой-нибудь оперной постановке мечтаете?

-Хотелось бы исполнить "Орестею" Танеева в Греции, прямо где-нибудь в Афинах. Там есть театры, в которых вечером показывают спектакли на открытом воздухе.

Как вы узнаете о происходящем в мире: по телевизору, из газет или интернета?

-Чаще через интернет. Хотя там многое не соответствует действительности или новости противоречат друг другу. Но хочешь не хочешь — читаешь заголовки. Если что-то заинтересовало, можно открыть ссылку и посмотреть.

Неужели не читаете газет?

-Обычно я читаю их в самолете и узнаю о том, что происходит в России. Больше всего удивляет то, что все русские газеты в последние лет 10 выглядят как братья-близнецы. Я все время вижу в них одну и ту же информацию. Прежде всего читателям сообщают, что кого-то убили, а кого-то обокрали. Потом рассказывают, у кого сколько денег или кто, что и за сколько купил. Абрамович развелся, отдал столько-то миллиардов жене, столько-то осталось. Меняются только имена и места действия.

Разве в иностранных изданиях другая информация?

-Знаете, там журналисты берутся за перо, если кого-то толкнули на улице. Вот недавно читал заметку в одной швейцарской газете. Эмигрант из Югославии нелегально жил на территории швейцарского кантона. Его несколько раз просили сделать проживание легальным, а он все не хотел. Пришла полиция, взяла его под белы руки и выводит из дому. Он оказал сопротивление, и его немножко помяли. И что вы думаете? Он подал в суд за то, что полицейские с ним грубо обошлись, их уволили, и все газеты Швейцарии написали о том, что они были не правы.

Правда ли, что в России слушатели более чуткие?

-Так было раньше, когда железный занавес отрезал Россию от всего мира. Концерты Герберта фон Караяна были нормой музыкальной жизни Берлина и всей Европы, а в Россию это попадало по каплям и становилось огромным событием. Если говорить о процентном соотношении людей, слушающих музыку, и всего населения, то на Западе этот процент гораздо выше. В той же Швейцарии в каждом из городов есть концертный зал приличного размера. А еще небольшой концертный зал и оперный театр. Там проводится масса фестивалей. Соответственно, и на концерты приходит больше людей. Хотя, живи я в Москве, я бы тоже на концерты не ходил. Вечером ходить рискованно.

Но на какие-то все же ходите?

-Был на одном.

Кто выступал?

-Горан Брегович.

В молодости увлекались роком?

-Нет, рок мне не нравится. Все эти англосаксонские завывания с эстрады не были мне близки, даже когда я был молодым.

Какую музыку слушаете дома?

-Я все время занимаюсь музыкой, поэтому в свободное время слушаю ее не так часто. Конечно, интереснее слушать что-то новое. Или музыку, которую я очень люблю, например Чайковского, и в том исполнении, которое я считаю замечательным.

В программе нынешнего фестиваля ваш оркестр впервые исполнит составленную вами сюиту из балета "Лебединое озеро". Публика уже слышала ваши сочинения. Легко ли вам сочинять музыку?

-Иногда что-то пишется очень быстро, иногда — с великим трудом. Не идет, и все. У всех композиторов такое бывает: многие не раз бросали уже начатые сочинения. Петр Ильич Чайковский писал в дневнике: "Сегодня все утро и весь вечер возился с опротивевшими "Контрастами". Потом в конце блеснула новая мыслишка, и дело на лад пошло". Если мыслишка не блеснет, можно долго возиться.

Вам не кажется, что симфонические концерты со временем уйдут в прошлое?

-Нет, не считаю. Конечно, классическую музыку сейчас больше никто не пишет, но исполняется она повсеместно, даже чаще, чем раньше. Концерты — это лучший способ ее исполнять.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Михаил Плетнёв - пианист, дирижёр, транскриптор
« Ответ #38 : Сентябрь 14, 2009, 19:57:38 »
Дирижер Михаил Плетнев:
«Москве не хватает залов с хорошей акустикой»


 
В эти дни на Новой сцене Большого театра проходит первый Большой фестиваль Российского национального оркестра. В программе фестиваля симфоническая музыка, балет и концертное исполнение опер. Все шесть вечеров на Новой сцене – Российский национальный оркестр, получивший недавно статус государственного. За дирижерским пультом маэстро Михаил ПЛЕТНЕВ. В перерыве между репетициями прославленный пианист и дирижер ответил на вопросы «Новых Известий».

– Михаил Васильевич, правда, что дирижер должен обладать гипнотическими способностями?

– Хорошо, если у него есть такой дар. Но я за собой ничего подобного не замечал.

– В таком случае, как вам удается увлечь столь большое количество оркестрантов своей идеей?

– Для начала нужно самому для себя очень четко сформулировать эту идею, верить в нее и любить, чтобы она и другим понравилась. Если это получится, музыканты тоже попытаются что-то сделать.

– И слушателей можно убедить? Например, заставить японцев или швейцарцев слушать сочинения Танеева, которые даже в России мало кто знает...

– Музыка Танеева на Западе и так всем нравится. После того как я устроил в Лондоне фестиваль Танеева, ее там очень полюбили. Японцам тоже нравится эта музыка. Да и в Швейцарии я не раз ее исполнял.

– В этом году Большой фестиваль РНО построен вокруг произведений Чайковского. Вы каждый раз собираетесь строить его программу по такому же принципу, ставя в центр творчество одного композитора?

– Посмотрим. Программу можно составлять по-разному, главное – чтобы фестиваль был единым по духовному настрою. А дальше можно сделать так, чтобы программа не выглядела однообразной или слишком пестрой.

– Обычно все столичные музыкальные фестивали возникают практически «из воздуха». Вы долго готовили свой?

– Года полтора.

– Чем будет ваш фестиваль отличаться от остальных музыкальных фестивалей?

– Сначала нужно его провести, а потом критики напишут, чем наш фестиваль отличается от других. В нынешнем году программа, как уже было сказано, построена вокруг произведений Петра Ильича Чайковского. Кроме того, в ней звучат произведения его любимых композиторов: Грига, Бизе, Шумана и Моцарта.

– А как вы их подбирали? Например, в программе появилась опера «Волшебная флейта», хотя у Моцарта немало других опер...

– Каждый раз, когда мне задают подобные вопросы, я тяжело задумываюсь: «А почему же я взял это произведение?» Отвечаю: «Не знаю». Например, я бы взял сигарету из пачки, а вы бы меня спросили: «А почему вы взяли именно эту сигарету?» Конечно, я шучу, но в любой шутке есть доля правды.

– Интересно, что вы ответите на вопрос, почему в программе фестиваля звучит составленная вами композиция из балетной музыки?

– Чайковский написал для балетов много хорошей музыки, которая не вошла в окончательные редакции спектаклей. Хотелось, чтобы и она прозвучала.

– А балетным спектаклем будете дирижировать впервые?

– Нет. В 1990-х годах я дирижировал премьерой балета «Золушка» Прокофьева, которую поставил Владимир Васильев.

– Говорят, что, дирижируя балетом, нужно думать только о точном ритме...

– Знаете, выдающийся педагог классического танца Софья Николаевна Головкина в свое время говорила: «Профессиональный хореограф заставляет танцоров танцевать не под музыку, а в музыке».

– Почему в зале «Оркестрион» в Новых Черемушках, где выступает и репетирует РНО, будет давать концерты Московская филармония?

– Те, кто руководит филармонией, смотрят далеко вперед и понимают, что после закрытия Большого зала консерватории на реконструкцию, давать концерты в Москве будет негде. Придется делить со всеми Концертный зал имени Чайковского. В «Оркестрионе» неплохая для Москвы акустика. Фактически это один из немногих залов, обладающих акустическими свойствами. Здесь можно устраивать даже камерные концерты.

– Вам долго пришлось работать для этого со специалистами по акустике?

– Конечно, ведь «Оркестрион» раньше был кинотеатром «Черемушки». И когда нам передали это помещение, сложнее всего было сделать его звучащим. В Москве вообще не хватает залов с хорошей акустикой. Во время реставрации старых залов происходит примерно одно и то же. Строители, разбирая фундаменты, находят замурованные в них битое стекло, бутылки и думают: «Мы их вытащим, выкинем и сделаем для зала хорошее основание из качественного бетона. И делают, не понимая, что именно эти бутылки и обеспечивали хорошую акустику. Таким образом, пропало звучание в нескольких приличных залах.

– Давайте поговорим о ваших музыкальных сочинениях. Сегодня многие композиторы пишут музыку на компьютере...

– Нет, я не могу писать музыку на компьютере. Обязательно должен сделать эскиз произведения на нотной бумаге, а уже потом сажусь за компьютер и быстро вношу в него все записанное мной. Это очень удобно. Раньше нужно было самому писать партитуру на нотной бумаге, вымарывать строчки, сделав ошибку. Или, наоборот, что-то вписывать, вклеивая в партитуру полоски бумаги с нотами. Все это очень трудозатратно. Зато в компьютер можно добавить все, что угодно, поправить любой нюанс. И можно потом распечатать партии для всех инструментов.

– Вы давно научились работать на компьютере?

– Довольно давно: свой первый компьютер я купил за границей в 1980-х. Он назывался Sinckair Spectrum, и на нем можно было делать маленькие программы на языке Бейсик. Тогда он был последним словом техники. Сейчас об этом даже говорить смешно.

– В нем уже была программа, позволяющая записывать нотами музыкальные партитуры?

– Нет, такой программы еще не было. Позже я именно из-за нее купил «Макинтош». Она называлась Finale и позволяла напечатать, сохранить в компьютере и потом распечатать партитуру. Сейчас у той же программы, разработанной в 2006 году, такие возможности, что их просто невозможно сравнивать.

– Как вы относитесь к интернет-трансляциям опер и концертов классической музыки?

– Это зависит от качества воспроизведения музыки. Если у человека хорошая аппаратура, предающая все звуковые нюансы, есть смысл послушать интернет-трансляцию музыки. А если у него только пара маленьких компьютерных динамиков, то зачем это делать? Хотя у многих сейчас хорошие акустические системы. Раньше аппаратура была гораздо хуже. Кроме того, появилось расширение музыкальных файлов MP3. Хотя там тоже есть свои загадки качества. Технический прогресс идет так быстро, что только успевай покупать новое и выбрасывать старое. В свое время я купил себе первый цифровой фотоаппарат и принтер к нему. Куда теперь все это деть?..
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
В эфире Международное радио Тайваня!

http://rti-ru.livejournal.com/18297.html

Sep. 21st, 2009 at 5:53 PM

26 и 27 июня этого года в Национальном концертном зале Тайбэя состоялись два концерта Российского Национального Оркестра под руководством Михаила Плетнёва. Концерт 26 июня по истине можно назвать «Вечером русской классической музыки», программу концерта открыла сюита из оперы «Снегурочка» Римского-Корсакова, затем прозвучал «Концерт для скрипки с оркестром ре мажор,  соч. 35» Петра Ильича Чайковского (соло на скрипке исполнял Алексей Бруни), и в завершении была исполнена «Симфония №2 ми минор, соч. 27» Сергея Рахманинова. Решение об исполнении в тот вечер произведений только русской классической музыки было не случайным. Дело в том, что организаторы гастролей РНО на Тайване специально попросили руководителя оркестра Михаила Плетнёва один из двух концертов целиком и полностью посвятить русской классической музыке. Во второй вечер РНО исполнил 5-ю и 7-ю Симфонии Бетховена. 


В первый день приезда на Тайвань Михаил Плетнёв согласился дать небольшое интервью.


- Михаил Васильевич, здравствуйте! После победы на VI Международном конкурсе имени Чайковского в 1978 году началась Ваша активная концертная деятельность как пианиста, в 1980 году Вы дебютировали как дирижёр. Как Вы считаете, отличается ли публика 80-90-х от современных слушателей?

Публика сейчас добрая везде стала. Публика раньше и освистывала, и разные предметы в артистов кидала. А сейчас хорошо играют – хлопают, плохо играют – тоже хлопают.

- А такая нетребовательность современной публики облегчает жизнь музыкантам?

Нет, не облегчает. Сложность жизни музыкантов не в этом заключается. Смотря каких музыкантов... Если концертирующих, то сложность скорее всего в том, что они должны часто переезжать с одного места на другое. Так вся жизнь и проходит.

- Поговорим о профессии дирижёра. Взлёт Вашей дирижёрской карьеры приходится на 90-е, когда Вы собственно и основали РНО, и стали его художественным руководителем. Случались ли у Вас инциденты за дирижёрским пультом, или расскажите о каком-нибудь знаменитом курьёзе в дирижёрской практике.

Есть один дирижёр, он проткнул себе руку палочкой. Он был в таком эмоциональном состоянии, что продолжал дальше дирижировать. Представляете, он взял и проткнул себе всю ладонь дирижёрской палочкой! Но, правда, этого я не видел. Мне рассказывали, но это совершенно точно.

- Очень банальный вопрос. Кто Ваш любимый композитор?

Я очень Чайковского люблю, много любимых композиторов. Я вообще классическую музыку люблю в разных проявлениях.


- А что Вы слушаете кроме классической музыки?


Недавно на Бреговиче был, очень понравилось. Весело было, все прыгали, плясали. Мне особенно приятно, что музыка у Бреговича не современная, бездушная, как все англо-саксонские завывания, а по сути дела народная. Народная музыка сейчас не особо считается делом престижным, все, особенно в России, как-то её стесняются и сторонятся. Но тут под самые простые ритмы у людей просыпаются естественные чувства, они от души начинают прыгать. В начале концерта я видел усталые, мало приятные физиономии, под конец они освещались улыбками, и все становились такими хорошими, прыгали, радовались жизни. Молодец Брегович!

- Вы нам только что поведали о вашем концертном опыте, а слушаете ли Вы радио?     

Я обычно не слушаю радио, только иногда, в машине. Последнее время слушаю радио «Орфей», для тех кто не знает, напоминаю 99.2 FM.



Post Scriptum

Поиски имени упомянутого Плетнёвым дирижёра увенчались успехом. Им оказался Сэр Георг Шолти (Georg Solti) – венгерско-английский дирижёр.
Как выяснилось, инцидент с палочкой с ним случался не единожды! Самый первый произошёл в 60-е годы, Шолти на самом деле не проткнул дирижёрской палочкой левую руку, а фактически насадил левую руку на палочку, эмоционально взмахнув левой рукой вверх в тот момент, как правая рука с палочкой молниеносно двигалась вниз. Кончик палочки почти на сантиметр вошёл в ладонь, после чего палочка сломалась. Но упоминания об этом инциденте встречаются довольно редко.
Более знаменитый и более кровавый инцидент с дирижёром Шолти случился в Нью-Йорке в 1976 году во время гастролей Парижской национальной оперы в «Метрополитен Опера». Итак, как же это произошло? Во время третьего акта, прямо перед началом арии «Vedro, mentre io sospiro» Георг Шолти, уклоняясь от слепящего прожектора на сцене, случайно вонзил дирижёрскую палочку в правый висок. Скользящее ранение было неглубоким и, к счастью, не задело глаза, но сильно кровоточило. Дирижёрская партитура была залита кровью, а сам Георг Шолти в какой-то момент просто не мог открыть глаз – так сильно хлестала кровь из виска. Видя, что рана дирижёра серьёзна и даже опасна, занавес начали опускать, но Шолти, едва завидев это, сделал жест остановить занавес, и продолжил дирижировать, левой рукой прижимая носовой платок к кровоточащему виску. Ария «Vedro, mentre io sospiro» заканчивается, Шолти выскакивает в гримёрку, где ему оказывают первую помощь. Не отвлекаясь на рану и в панике крутящихся вокруг него людей, он чётко рассчитывает время последовавшего после арии речитатива «E decisa la lite», при исполнении которого можно обойтись и без дирижёра, и перебинтованный возвращается как раз к моменту начала исполнения «Sestettо: Riconosci in questo amplesso», когда исполнение без дирижёра просто невозможно. Самоотречённость сэра Георга Шолти привела всех в изумление.
После подобных инцидентов, профессию дирижёра смело можно вносить в список «Опасных для жизни профессий». Сам Шолти произошедшего инцидента никогда не стеснялся и не скрывал, а относился к нему с юмором, довольно подробно поведав о произошедшем в своих мемуарах «Шолти о Шолти» («Solti on Solti: A Memoir»), которые были опубликованы в 1998 году.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Один из самых известных оркестров - Российский национальный оркестр под руководством Михаила Плетнева, отмечает в этом году свое двадцатилетие.

http://www.rg.ru/2010/03/12/pletnev.html

В планах юбилейного сезона оркестра - турне по российским городам, выступления на престижных музыкальных фестивалях - Эдинбургском, лондонском BBC Proms, в программе Года России во Франции - в парижском зале Pleyel, международный проект "Три Рима" (Москва - Константинополь - Ватикан), собственный "Большой фестиваль РНО" в Москве и др. "Самым молодым из лучших оркестров мира" назвала РНО американская критика, впечатленная только что прошедшими гастролями оркестра по Америке. Однако в Москве Михаила Плетнева и его музыкантов ждет неприятный сюрприз. Подробности обозревателю "Российской газеты" рассказал сам Михаил Плетнев.

Презент на двадцатилетие

Российская газета: Юбилейный год Российского национального оркестра стартовал очень заметно. Сначала эксклюзивная программа в Москве - "Скандинавская поэма", исполнение которой было признано эталонным. Затем серия концертов русской музыки на Канарах (Canarias Festival) и масштабные гастроли оркестра по Америке, заслужившие восторженную прессу. Чем вы так встревожены?

Михаил Плетнев: Тем, что в год своего двадцатилетия наш оркестр получил пощечину от государства.

РГ: Как это?

Плетнев: Только что двум московским оркестрам присудили президентский грант, увеличили субсидии на их содержание почти в два раза. Теперь уже четыре московских оркестра получают президентский грант. Но не мы. Я не буду говорить о качестве избранных оркестров, их профессионализме, насколько они достойнее РНО в этом плане. Я не знаю этого. Но невключение РНО в этот список считаю оскорблением коллектива.

РГ: Почему, думаете, государство вас проигнорировало?

Плетнев: Это двадцатилетняя история отношения к нашему коллективу. Известно, что в России оркестры до сих пор существуют по принципу, по которому существовали при социализме - на государственную дотацию. Такого в мире нет нигде. Оркестры там независимы от государства, и никакое министерство не участвует в их творческой жизни: все решают музыканты и руководство оркестра. По этой модели, существующей во всем мире, и был 20 лет назад создан в нашей стране Российский национальный оркестр. Мы тогда - в период постсоциализма - надеялись, что подобная форма имеет право на будущее, что за нами кто-то пойдет. Но оказалось, что в свободном существовании находиться у нас невозможно по простой причине: оркестры фактически живут на субсидии от государства. В других странах оркестры тоже получают подобные субсидии соответственно своему статусу и заслугам. Но в нашем случае мы сразу оказались в стороне. Нам сказали: вы - сами по себе, вы - не наши... Следуя этой логике, выходит, что Министерство культуры РФ имеет совершенно неправильное название, потому что занимается и поддерживает не саму культуру, а государственные заведения в области культуры. В общем, поняв, что принятая в мире модель существования оркестров в наших условиях неприемлема, РНО пришлось "огосударствиться".

РГ: Но вы уже несколько лет получали правительственный грант, на который оркестр существовал?

Плетнев: По поводу грантов. Сегодня наши государственные оркестры содержатся на правительственный и президентский гранты. Поначалу эти гранты были равны, но потом кто-то решил, что президентский грант должен быть чуть ли не в два раза больше, чем правительственный. В результате вышло, что оркестры, избранные на президентский грант, стали купаться в деньгах, а оставшиеся на правительственном - искать буквально подножный корм, чтобы нормально существовать и удержать музыкантов. Слава богу, РНО имеет серьезную репутацию, входит в двадцатку лучших оркестров мира. То, что мы востребованы, видно по именам дирижеров и солистов, выступающих с нами, по гастрольным планам - Эдинбургский, Шлезвиг-Гольштейнский фестивали, парижский зал Плейель, в котором мы выступаем не однажды, а ежегодно. Такой роскоши не могут себе позволить не только русские оркестры, но и западные. Несмотря на мировой кризис звукозаписывающей индустрии, серьезно ударивший по всем музыкантам, нам продолжают активно поступать предложения делать записи. Причем такую репутацию Российский национальный оркестр заслужил практически сразу: уже первые наши концерты двадцать лет назад имели ошеломляющий резонанс в мире. Мы тут же были приглашены в зарубежное турне, выступили в Ватикане, первыми после установления дипломатических отношений с Россией - в Израиле. Это было в девяностые годы, когда государство не имело ни денег, ни средств, чтобы поддерживать новый оркестр. Поддерживали нас те, кто могли, - в основном, зарубежные спонсоры. За счет этой помощи мы выжили в годы, когда здесь была полная катастрофа.

Лбом об стену

РГ: Но теперь вы уже полгода находитесь на учете у государства, ваш статус изменился: РНО - государственный оркестр. Ощутили разницу?

Плетнев: У нас как-то странно все устроено, что когда государство платит, ему абсолютно не важно, как оркестры играют - хорошо или плохо и играют ли вообще. Зарплату свою они получают. Отчеты какие-то постоянно пишут. Я тоже теперь должен что-то писать, отпрашиваться - как всякий государственный служащий, находящийся на работе. Ну что тут скажешь? Лично мою работу государство оценивает положительно: мне присуждались премии, в том числе очень престижная - президентская. Незадолго до получения Госпремии в 2006 году мне, наконец, с огромным трудом удалось добиться, чтобы РНО попал в ряд грантополучателей. Ну а как иначе? Если государство поддерживает оркестры, так почему оно не поддерживает лучшие оркестры в государстве? Со мной согласились. Однако в тот момент, когда президент вручал мне премию, чья-то рука вычеркнула РНО из списка на гранты. Я тогда, воспользовавшись уникальной ситуацией, подошел к Владимиру Владимировичу и спросил, как же мне это надо понимать? Он мгновенно отреагировал: нас включили обратно.

РГ: Где же это так молниеносно вычеркивают-подчеркивают?

Плетнев: Есть люди. Помню, когда поступил сигнал, что нас надо обратно в список включить, они страшно удивились: надо же, оказывается, у вас там тоже...

Существование РНО ведь всегда кому-то мешало: неконтролируемые, да еще играем так, как никакой оркестр из их списка грантополучателей не играет. Ну а сейчас наступил год нашего двадцатилетия. И история повторяется: нас теперь не включают в список на президентский грант. Это унизительная для музыкантов ситуация. И я знаю, что говорить об этом, добиваться чего-то - как стучать лбом об стену. Люди, от которых что-то должно зависеть, просто боятся проявить любую инициативу. Вот, например, приходил я к министру культуры Александру Авдееву, говорил с ним. Он печально развел руками и сказал: "Мы бы рады вам помочь, Михаил Васильевич. Но нет у нас денег".

В какой стране живем

РГ: Но ведь вы же государственные?

Плетнев: Оказалось, разницы нет. В министерстве есть люди, которые отлично понимают всю абсурдность и несправедливость этой ситуации. Но ответ один. Они разводят руками и говорят: "В такой стране живем!" И вот я очень хочу узнать: а в какой стране мы живем? Куда действительно направлена государственная культурная политика? Мое впечатление, что только не на поддержку того, что действительно происходит в культуре. Конечно, у нас есть ряд крупных персон, которые близко подпущены к власти. Им помогают. Но все остальное ужасно. Получается, что то, что я вижу по телевизору, по государственным каналам, это и поддерживается государством? А что я вижу? Одни и те же физиономии на всех каналах: не важно - в погонах они или бандиты. Они стреляют, их бьют. Льется кровь. И мы часами смотрим - как они живут, убивают конкурентов или их кто-то убивает. И это главный вопрос: что мы впитываем в себя, что это за атмосфера, в которой мы живем?

РГ: Вы считаете, что отношения с культурой в России уже безнадежны?

Плетнев: В истории нашего государства всегда были подвижники, которые сгорали на своем деле и при этом что-то продвигали вперед. Но в наше время отношение к таким людям наплевательское. Приведу пример: в Ивановке Тамбовской области живет Александр Ермаков, который практически своими руками, бесплатно восстановил флигель и парк усадьбы-музея Сергея Рахманинова. Ему в этом почти никто не помогал. Государственная поддержка была минимальная. Но ведь это именно то, что следует поддерживать! И именно таким людям надо давать Госпремии. Не мне. Я свое получил: мне неудобно даже получать, потому что люди куда достойнее меня ничего не получают. Слава богу, что они еще есть - эти люди, реально делающие то, что нужно России и культуре.

РГ: Культура в регионах - это вообще отдельная тема. Там реальная катастрофа, если не брать конкретные губернаторские достижения.

Плетнев: Да, я в свое время придумал турне на теплоходе по Волге, и мы ездили несколько лет, выступали. Государство считало этот проект совершенно ненужным: мы не получили ни одной копейки. Во многих городах сами за свой счет арендовали залы, потому что города не в состоянии были вообще ничего заплатить. Но мы хотели играть в Саратове, в Самаре, в Чебоксарах. Там прекрасная публика! Только представьте: играем десять (!) концертов в Самаре, и все 10 концертов залы переполнены - толпы людей буквально рвались на концерты. Потому что это нужно публике! А где же вся эта организация, которая должна этому способствовать, думать об этом? Получается, огромный государственный аппарат, занимающийся якобы культурой, безразличен к этому. Я уже не говорю о том, как у нас "поддерживается" народная культура. Посмотрите на другие страны: Германия, Швейцария, Япония - это современные страны, но какое у них бережное отношение к национальной культуре! Для них одеться в национальную одежду - элемент национальной гордости. Там по телевизору звучат народные песни и инструменты. А у нас, что такое происходит? Я долго надеялся, что, может быть, найдутся какие-то силы в стране, понимающие беспредел ситуации. Иногда по телевизору об этом говорят интеллигентные люди. Но ничего не меняется.

Грант и граммофон

РГ: Но во властных структурах все-таки есть специалисты в сфере академической музыки. Они что, не имеют возможности влиять на ситуацию?

Плетнев: Они там есть, но совершенно ясно дают мне понять, что от них ничего не зависит вообще. Потому что им направляют какие-то директивы и они обязаны их выполнять. Тогда от кого зависит? Люди, которые находятся выше, не понимают и не обязаны понимать академическую музыку: они вообще могут не ходить на концерты, не любить симфонии. Но ведь они должны от кого-то получать информацию о том, что происходит, чтобы принимать какие-то решения? Для этого и существует министерство культуры. Это оно должно им что-то представлять, рекомендовать. Так почему происходит такой хаос? Почему невозможно решить ни одной проблемы? Мы, например, ничего лишнего не требуем. Пусть вообще все получают одинаково. Пусть все доказывают, лучшие они или худшие, своей игрой, а не тем, что кто-то имеет возможность лично встретиться с руководством. Если подобные принципы будут действовать в государстве, то культуре конец. А я для себя должен задуматься: если РНО имеет статус вроде персоны нон грата, от которой все хотят отмахнуться, может, нас уж лучше закрыть и мне отсюда уехать? Пусть здесь делаются другие проекты. Невозможно на все выслушивать ответ: мы вас понимаем, но ничего сделать не можем! А кто может?

РГ: Но гранты ведь не с потолка присуждаются, работает экспертный совет, рассматриваются заявки на гранты.

Плетнев: Соберите необходимые документы, в том числе и мнения экспертного совета. Что, экспертный совет скажет, что мы не считаем возможным дать РНО грант? Ничего подобного он не скажет. Но, я думаю, у президента на столе лежит и оценка оркестра "Новая Россия" как одного из лучших оркестров в мире. Когда окончательно принимают то или иное решение, кому давать грант, руководствуются рекомендациями самого главного органа культуры в РФ - министерства культуры.

РГ: В минкультуры не могут быть не в курсе, что Российский национальный оркестр - единственный из московских коллективов - входит в топ лучших оркестров мира?

Плетнев: Это никого не интересует. По сути дела государство, приняв нас к себе, даром получило один из лучших оркестров мира.

Но нам говорят: мало ли что британский журнал "Граммофон" напишет? Почему Российское государство должно руководствоваться зарубежной оценкой? Так ведь это первая обязанность чиновников - быть в курсе. И не мы должны о своих заслугах твердить, а они должны об этом знать больше, чем мы. Вот, скажем, был пианист Святослав Рихтер и был пианист Тришкин. Что, Рихтер должен был приходить в министерство и говорить, что он играет лучше, чем Тришкин? Почему сегодня те, кто обязаны знать и понимать, не знают и не понимают. Наконец, давно уже надо привести в порядок нормативную базу, чтобы не только государственные, но и не государственные коллективы оценивались не по статусу, а по уровню. А государству пора уже начинать достойно поддерживать свою национальную культуру.
Досье "РГ"

Российский национальный оркестр (РНО) был основан в 1990 году Михаилом Плетневым и сразу удостоился признания мировой музыкальной общественности. На протяжении двадцати лет с оркестром выступали крупнейшие музыканты мира: Монтсеррат Кабалье, Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Хосе Каррерас, Клаудио Аббадо, Кент Нагано, Мстислав Ростропович, Гидон Кремер, Ицхак Перельман, Пинхас Цукерман, Вадим Репин, Евгений Кисин, Дмитрий Хворостовский, Максим Венгеров и многие другие. Подводя итоги 2008 года, авторитетнейший музыкальный журнал Европы Gramophone включил РНО в двадцатку лучших оркестров мира. РНО записал более 60 дисков, многие из которых получили престижные международные награды. Запись "Спящей красавицы", по версии ВВС, оказалась в рейтинге самых слушаемых записей классической музыки за последние 75 лет. В 2005 году РНО стал первым российским симфоническим оркестром, получившим Grammy. Американская пресса назвала РНО "самым убедительным послом новой России".
Справка "РГ"

Гранты президента РФ для поддержки ведущих музыкальных коллективов страны были учреждены указом президента в 2002 году. Первыми грантополучателями были семь коллективов - Большой и Мариинский театры, Московская и Петербургская консерватории, три симфонических оркестра - БСО (худрук Владимир Федосеев), ГАСО им. Е. Светланова (худрук Марк Горенштейн), заслуженный коллектив России АСО СПб филармонии (худрук Юрий Темирканов). Критерием для выделения гранта в тот период был статус коллективов: старейшие и заслуженные. Денежные средства шли на повышение зарплат музыкантам. С 1 января 2007 года появились правительственные гранты тоже сроком на три года, размер и получатели которых определяются по представлению министерства культуры. В первый список на 2007-2009 годы попали 8 коллективов: ГСО "Новая Россия" (худрук Юрий Башмет), НФОР (худрук Владимир Спиваков), РНО (худрук Михаил Плетнев), МГАСО (худрук Павел Коган), АСО Московской филармонии (худрук Юрий Симонов), АСО СПб филармонии (худрук Александр Дмитриев), Государственная академическая симфоническая капелла России (худрук Валерий Полянский), Государственная академическая капелла Санкт-Петербурга (директор Ольга Хомова). Единый критерий, которым руководствовались при составлении данного списка, не определился. С 2010 года два коллектива из списка правительственного гранта - оркестры "Новая Россия" и НФОР перешли на президентский грант.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Ренне

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 690
Все очень грустно, но вполне предсказуемо. С самого начала с этой затеей "огосударствления" оркетра было что-то не так. Не тот Плетнев человек, чтоб подстраиваться, заигрывать и по большому счету унижаться перед невежественными и глухими далеко не только к голосу прекрасного чиновниками. РНО, кроме своего высочайшего профессионализма, всегда притягивал этой своей независимостью, духом свободы - этого ничем не подменишь. И те, даже очень интеллигентные, шаги в сторону того, чтоб "власть тебя приняла" (как исполнение - очень "в лоб" -  Львова на заключительном концерте Большого фестиваля) и ни к чему с точки зрения благ от государства не привели, и верных слушателей не порадовали. Ну разве будет Плетнев скакать и гримасничать в Сочи? А "грантополучитель" будет. Так уж лучше по Булгаковски - "никогда и ничего..." Главное достояние оркестра - это слушатели, а они у РНО и преданные, и многочисленные.

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950
Главное достояние оркестра - это слушатели, а они у РНО и преданные, и многочисленные.

Что верно, то верно!
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Похоже, Гергиев недвусмысленно намекает и даже прямо советует Плетнёву вернуться к карьере пианиста:

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1349350&NodesID=8

Цитата:
===================
Гергиев успел дать пресс-конференцию, небольшую, но емкую. Из нее стало понятно, кто больше всего волнует маэстро (а стало быть, должно волновать и нас, потому что его интуиции стоит доверять) в нынешней большой российской музыкальной политике. Это два имени — Владимир Кехман и Михаил Плетнев. Один — невероятно активный, амбициозный и, похоже, успешный руководитель Михайловского театра, другой — большой музыкант, серьезно обиженный на то, что его Российский национальный оркестр опять обошли с президентским грантом. Как выразился Гергиев, сейчас "время Кехмана пришло, а время Плетнева..." При этом он дал понять, что Плетнева будет поддерживать, и посоветовал ему ради помощи РНО вернуться на сцену и в качестве пианиста.
===================
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Вчера (14-04-2010) я посетил БЗК, где Плетнёв продирижировал двумя монументальными вещами Брукнера: в 1-м отделении была дана 6-я симфония, а во 2-м отделении -  "Te Deum" !
Я думаю, подробные отклики на это выступление появятся в прессе, а я позволю себе отделаться замечаниями общего характера по части самих композиций и по части исполнения вокалистов.
Относительно 6-й симфонии у меня всегда были противоречивые чувства: ни одной в полном смысле этого слова "темы" в этой симфонии нет – тематизм блёклый, совершенно не цепляет за сознание, но что особенно заметно сегодня, в эпоху авангарда и поставангарда, в 6-й симфонии весьма ощутимо проявление идеологии т.н. "минимализма". Такое впечатление, что к минималистической "репититивности" Брукнер прибегал по той причине, что те громадные формы, которые им были приняты к работе, к сожалению, не были снабжены адекватно широкими и развитыми темами, на которые у него не хватало композиторской фантазии. К примеру, Скрябин, применяя в области фортепианной миниатюры мелкие тематические ячейки, в области симфонического творчества применял по-настоящему "большие" темы и тематические образования, способные заполнять собою задуманные им широкие формы, тем более, что свои темы он мастерски развивал и варьировал.
В симфониях Брукнера этого, как правило, не наблюдается: его мелкие темы и темки способны заполнять большие объёмы, лишь будучи многократно повторяемыми. В иных моментах механичность этих повторений настолько бросалась  в глаза, что в концерте я даже переглядывался в этих моментах со своими знакомыми и мы все вместе пожимали плечами.
В этом плане "Te Deum", рассчитанный на присутствие вокалистов, выглядит более "кантиленно", но всё равно примат инструментального мышления композитора отчётливо даёт о себе знать: если партии вокалистов-солистов довольно удобно написаны, то в хоровых партиях наблюдаются весьма неудобные в вокальном отношении моменты, например, резкие вступления на очень высоких нотах и т.п. Конечно, это можно объяснить "замыслом", но я думаю, что не столько этим, сколько особенностями композиторского мышления.
Хор был подготовлен и справился со своей задачей довольно хорошо – это был хор академии им. Попова (худ. рук. Алексей Петров).
Если говорить о солистах-вокалистах, то в этом концерте они были следующими: сопрано – Динара Алиева, меццо – Татьяна Липовенко, тенор – Георгий Васильев, бас – Николай Диденко.
Солисты в целом оказались на высоте своей задачи, однако хочу отметить, что меццо-сопрано почти не было слышно – певица настолько "замаскировалась" в остальных звучностях, что сумела спрятаться даже среди солистов. Я не смог разобрать никаких особенностей её голоса в этом концерте: она дала только глухие фоновые звучности.
Д.Алиева приятно порадовала серебристым тембром своего голоса, Г.Васильев прекрасно справился со своей задачей, показав и яркие верхи, и хорошо озвученные низы, Н.Диденко аккуратно и точно спел свою басовую партию в сольном эпизоде.
В целом это сочинение, как, впрочем, и всё творчество Брукнера, вряд ли можно отнести к "любимым публикой", но время от времени нелишне проверить свои ощущения в реальном звучании.
Плетнёв дирижировал в своей обычной манере: строго и сдержанно. Как по-простонародному высказались мои соседи по залу: "Симфония скучная, но и Плетнёв тоже не запарился" ! :)) Зато "Te Deum", вероятно, благодаря присутствию большого количества вокалистов, выглядел гораздо более ярко и празднично, нежели чисто инструментальная вещь Брукнера.
Вообще говоря, я не берусь судить о мастерстве интерпретации на примере таких произведений: тут вроде всё и на месте, вступления показаны, все темпы и рубато выверены, но справился ли дирижёр с некой "сверхзадачей", да и была ли она у него, как и вообще в этом сочинении (у автора) и была ли воплощена и насколько хорошо, осталось не совсем ясно.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Ренне

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 690
Любопытно, у меня было прямо противоположное впечатление - если первая вещь выглядела вполне целостно, то во второй хор постоянно  "бился" с оркестром. Но публика, действтельно, второму произведению радовалась больше, видимо, наличие в дополнение к  оркестру еще и хора и солистов показалось ей менее "скучным". Как-то трудно было не сравнить хор с недавним исполнением Высокой мессы Баха хором Стокгольмского радио.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Раскрылась тайна, почему Плетнёв забросил игру на рояле:

...я выиграл конкурс Чайковского на "Ямахе". Но вообще уровень современных инструментов снизился неизмеримо: все поставлено на поток. Михаил Васильевич Плетнев, которого я очень люблю и уважаю, говорил мне, что пауза в его творчестве как пианиста, которая длится уже около пяти лет, связана именно с ужасающим качеством современных роялей

Я в это не верю, о чём написал вот тут:

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=3192.0

«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Ф.Шопен. 24 прелюдии. Играет Михаил Плетнев:

http://video.yandex.ru/users/k-fandeev/view/918/
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Muusika

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 433
В ЖЖ появилось новое сообщество, посвящённое творчеству Михаила Плетнёва:

http://community.livejournal.com/michail_pletnev/



из интервью с Плетнёвым и  Марико Иитака, правой рукой Михаила Плетнёва по организации концертов в Японии:


- А что могло бы сподвигнуть маэстро изменить своё решение и вновь сесть за рояль?

Даже не знаю. Всё дело в инструменте. Маэстро нравится определённое звучание инструмента, а у большей части современных роялей очень громкий звук, который ему просто не нравится. Я лишь надеюсь, что появится такой человек, который найдёт «правильный» рояль, на котором маэстро согласится сыграть. Именно инструмент сможет вдохновить его и изменить его решение.


Там же ниже, в другом интервью, сам МП много говорит о своей борьбе с роялями.
« Последнее редактирование: Июль 10, 2010, 15:49:12 от Muusika »

Оффлайн Muusika

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 433
http://community.livejournal.com/michail_pletnev/8670.html

Интервью "АиФ Москва" № 47 (541) от 19 ноября 2003 г.


....— Вы сочиняете за компьютером?

— Ну что вы, компьютер — это лишь конечный способ чистовой записи, пишущая машинка. Как и все, я не признаю ничего другого, кроме карандаша и нотной бумаги. Все великие произведения искусства создавались вживую человеческими руками.

— Садитесь ли вы за инструмент, сочиняя?

— Редко. У меня музыка звучит внутри. Я что-то мычу, напеваю, сидя за столом. Хотя у всех это по-разному: Прокофьев, например, сочинял за инструментом, а Шостакович никогда не садился за рояль.