Автор Тема: Субъективное и объективное в искусстве или "как оценить исполнение"  (Прочитано 31150 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
К вопросу о субъективном и объективном в искусстве.
Вчера и позавчера по "Культуре" показывали фильм, посвящённый тайнам живописи Леонардо да Винчи, в частности, почти детективной истории некоторых его картин.
Имею в виду картины "Поклонение волхвов" и "Битва при Ангьяри".

http://artvernisaj.ru/2008/n10/version.html

Как видим, "Битву" всё ещё ищут, а на картине "Поклонение волхвов" уже имеется набросок битвы всадников, попавшей далее в другие работы мастера. Эта история, кстати, использована в "Коде да Винчи".
Так вот, если вернуться к теме нашего потока, то для нас в данном плане любопытно то, что рисунок Леонардо был скрыт под слоем живописи, выполненной ДРУГИМ художником. Это была настоящая "культурная бомба" - оказалось, что поколения исследователей живописи Леонардо не могли распознать, что картина по его рисунку, причём, с сильным искажением идеи оного, была намалёвана (иначе и не скажешь) кем-то другим.
Мой вопрос состоит вот в чём - как такое стало возможно, что специалисты веками находились в заблуждении и только новейшие методы исследования, по своей сути принадлежащие к области криминалистики, позволили установить, что живопись была выполнена не Леонардо ?
Почему специалисты не могли так долго распознать чужую руку ? Неужели они не видели, что то, на что они взирают, это простая мазня, нисколько не напоминающая кисть великого Леонардо ?
Неужели магия имени столь сильна, что способна помочь выдать подделку за работу мастера ?
А как же "стиль" ?

Я вспоминаю, как в старинной дискуссии на другом форуме, посвящённой исполнению Этюда Скрябина, мне навязчиво оппонировал один щелкопёр, постоянно поминавший в своих писаниях Шеллинга, и утверждавший, что без прочтения работ Шеллинга нельзя понять музыкальное искусство вообще и Скрябина в частности :)) Этакая "idee fixe".
Я решил проверить, а действительно ли щелкопёр знаком с работами Шеллинга в должной мере и действительно ли он ими так проникся, что сможет распознать идеи и стиль мышления Шеллинга, если они будут изложены от другого лица ?
Отличаясь в отношении приставучих дураков особой степенью коварства, я начал оформлять свои посты о Скрябине таким образом, что основное место в них занимали отрывки из работ Шеллинга, дабы проверить, сумеет ли прилипший ко мне оболтус распознать то, чему он так истово поклоняется и обо что готов разбивать свой чугунный лоб ? Сначала я решил проверить степень его проницательности на других примерах, приводя в своих постах высказывания о музыке знаменитых пианистов и профессоров консерватории - эти мысли были моментально приписаны мне, объявлены банальными и подвергнуты обструкции :)) Поняв, что я имею дело с невеждой, я решил поиздеваться над ним более изощрённо, использовав в своих писаниях уже мысли столь "любимого" им (на словах) Шеллинга.
Результат не замедлил сказаться: разумеется, идеи Шеллинга подверглись со стороны невежды разгрому только потому, что были изложены другим пером. Аккуратно переписанные моими руками (из книги) идеи своего кумира он не узнал ! :))
А если бы то же самое было изложено от ПЕРВОГО лица, т.е. от лица самого Шеллинга, то, естественно, те же слова были бы приняты благосклонно.
Так где же "правда" ?
Неужели не только этот простофиля, но даже именитые эксперты не способны оценить стиль в такой мере, чтобы распознать руку великого мастера или по крайней мере отличить её от руки посредственности ?
Ведь из этого сам собой возникает другой вопрос, на который я всегда отвечаю положительно - а существует ли на деле "объективное" в искусстве ?
К счастью, работа выдающегося исследователя и реставратора всё же подтверждает мысль о том, что объективное в искусстве возможно, хотя для этого и приходится иной раз призывать на помощь науку и технологию других веков, дабы распознать деяния и творения веков минувших, вернув их нам в том виде, в каком они были задуманы гением, а не малярами, дописавшими его картины.
Если провести аналогию с музыкальным искусством, то я мог бы уподобить этих "маляров" неудачливым исполнителям, а "подлинный рисунок" под малярным слоем - первородному музыкальному замыслу автора, который следовало бы извлечь из-под слоя исполнительской ретуши и халтуры, которую иной раз называют "традицией". Традиция традиции - рознь !

Да, кстати, а те мои логические капканы, в которые попались мои оппоненты, были впоследствии удалены админами с того форума как не имеющие значения для предмета обсуждения и, как мне было объяснено, "не интересные для темы" :))
Вот вам и "демократия" :))
Вот такая "объективность".
« Последнее редактирование: Май 20, 2008, 17:20:53 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1868.msg22268#msg22268

Цитата:
---------
РГ: Сегодня многие любители классической музыки предпочитают слушать музыку дома, наслаждаясь высококачественными записями.
Щедрин: Это не настоящие ценители. Музыку надо слушать в залах, в большом пространстве, где есть натуральная вибрация, где звук обогащен "эхом". Вы были в знаменитом амстердамском Концертгебау, одном из самых акустически совершенных концертных залов мира? Если бы были, вы бы не хотели слушать музыку дома.
---------

:))

Ой-ёй-ёй !
Ну надо же ! :)
Родион Константинович, наверное, думает, что у нас плохая память, а может, он и сам забыл, что говорил раньше.
А я вот прекрасно помню давнишнее его интервью, в котором он восторгался возможностями цифровой записи и рассказывал о великолепном звучании Вагнера на хорошей аппаратуре :). И между прочим, он это говорил как раз в связи с вопросом, почему у нас в стране так мало любителей оперы и классической музыки, утверждая, что всё дело в низком качестве аппаратуры прослушивания, и что если бы качество звука было хорошим, как у него дома, и не с пластинок, а с CDs и DVDs, то любителей Вагнера было бы гораздо больше :)
А теперь, вишь ты, это уже "не настоящие ценители".
Уж не знаю, в чём причина таких его "сальто мортале" во взглядах на записи - то ли он и впрямь теперь думает по-другому (с чего бы это ?), то ли "старость не радость" (захотелось вдруг "подлинного"), но факт остаётся фактом - мнение его изменилось.
А моё вот не изменилось - я согласен с ПРЕЖНИМ мнением Щедрина :)))))
Хотя почему бы и в зале не послушать ? Только кто гарантирует "качество" в зале ? Ну "эхо"-то ещё ладно, пускай будет, я не против, но я имею в виду качество игры и пения - к примеру, бОльшую часть западных вокалистов, выступивших в Москве за последние 2 года, по хорошему надо бы оставить без гонораров за такое "пение".
И не лучше ли при таком-то "качестве" выступлений послушать дома хорошие записи ?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 668
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Я увидела в фейсбуке ссылку на статью про то, как музыкальная индустрия задаёт стандарты для слушателей (потребителей). Приведу несколько цитат и предлагаю прочитать статью полностью и, если интересно, обсудить её.

КРАТКАЯ СОЦИОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬСТВА

Артем Ляхович

Ссылки на конкретные примеры конкретных исполнений опущены из соображений этикета. Автор надеется, что читатель сможет самостоятельно вспомнить не один и не два примера, «подходящих» под ситуации, описанные в статье.
http://www.21israel-music.com/Sozialnoye_ispolnitelstvo.htm

...

Именно социальная сфера определяет самое главное свойство современного исполнительства: жесткое его разделение на «высшую лигу» и всех остальных. Участники «высшей лиги» допущены к сцене, к студии и к финансово окупаемым концертам; все остальные могут играть в свое удовольствие сколь угодно хорошо, но ни на большую сцену, ни на запись, ни на адекватную финансовую окупаемость своей игры претендовать не могут.

Естественное разделение на «элиту» и «общий уровень» существовало всегда, но здесь ситуация изменилась постольку, поскольку критерием попадания в «элиту» стала не художественность исполнения, а соответствие определенному комплексу требований, аналогичное дресс-коду в некоторых социальных сферах.
Такой «музыкальный дресс-код», дающий право на попадание в «высшую лигу», представляет собой сочетание следующих компонентов:

1.      Стабильность исполнения: наличие технических, психологических и координационных навыков, позволяющие сыграть произведение от начала до конца без помарок и сбоев.
2.      Выносливость: способность к стабильности в экстремальных условиях, органически не свойственных музыкальному творчеству.
3.      Политкорректность: исполнение не должно нести слишком яркий личностный отпечаток. В современном исполнительстве, как в салоне Анны Павловны Шерер, это считается дурным тоном. Здесь работает тот же критерий, что и в светском общении: идеалом выступает толерантный, доброжелательный тон, не преступающий дистанции между собеседниками, но и не подчеркивающий ее. Такой тон призван соответствовать максимальному количеству среднестатистических симпатий. Эмоциональный тонус произведения, как и содержание светской беседы, не должны влиять на «хороший тон».
4.      Умение соответствовать абстрактным стилевым моделям. Различные музыкальные стили (барокко, классицизм, романтизм, модернизм) модифицировались в абстрактные наборы средств выразительности, которые исполнитель должен уметь «запускать», как компьютерные программы – без «конфликтов» друг с другом. Например, классиков (к которым причисляется и Шуберт) нужно играть ровно, «под метроном», романтиков – свободно, быстро и громко, а модернистов – «без эмоций».
5.      Соответствие какому-либо из исполнительских брендов. В современном исполнительстве, как и в шоу-бизнесе и в киноиндустрии, исполнитель не имеет права быть собой: для того, чтобы снискать успех у потребителя и продать свой товар (игру), его бренд должен быть узнаваемым. Потребитель, знакомясь с исполнителем, должен воскликнуть себе «О! Да ведь это…» – иначе гарантия успеха снимается. Механизм такого соответствия/узнавания похож на классификацию типов женской красоты в современном гламуре: их всего 5 («стерва», «конфетка», «неприступная», «пылкая», «искусительница»), и все разнообразие индивидуальных типов внешности сводится с помощью визажа, одежды (при ее наличии) и фотодизайна к одному из них, либо к их комбинациям. (Ниже мы рассмотрим существующие бренды подробнее.)

...

Для того, чтобы лучше понять механизм такого контроля, обратимся к глобальным особенностям современного информационного пространства.

Важнейшая его особенность заключается в том, что подконтрольное распространение информации преобладает над стихийным и определяет его. Эта особенность связана с ведущей ролью масс-медиа в современном информационном пространстве: почти вся информация, поступающая к людям, кем-то контролируется и регулируется. Стихийное распространение информации (общение и интернет) представляет собой инерцию подконтрольного, «круги по воде» от него.

Здесь действует жесткий закон: распространяется только та информация, которая кому-то выгодна. Этот закон порождает закономерное следствие: известность и признание получает только тот, чья «раскрутка» будет кому-то выгодна. Стихийная известность в современной среде исключена: такая информация не пройдет через основные каналы распространения. Максимум, на что может рассчитывать тот, кто надеется на стихийную известность – небольшой круг друзей и знакомых, определенный сферой непосредственного общения.

Таким образом, известность и признание жестко замыкается на рекламе, и тем самым – на финансах. Залы, студии, ангажементы, контракты получает не наиболее талантливый или умелый, а наиболее «раскрученный» исполнитель, причем степень раскрутки и таланта не коррелируют друг с другом. «Раскрученный» исполнитель может быть талантлив или нет, – это не имеет прямого влияния на степень его известности.

Эти технологии, разработанные в шоу-бизнесе, ныне перешли и в академическое исполнительство. Они позволили совершить незаметную революцию в музыкальной жизни, подобную подмене музыки нотами, только куда более глобальную: подмену личного впечатления навязанным брендом.

Именно благодаря такой подмене и осуществляется подчинение конъюнктуре всего отбора кандидатов на «высшую лигу». Кандидат не сможет пробиться своими собственными силами не только потому, что его не пустят играть, если он не предъявит могущественную «крышу», но и потому, что сам механизм реакции на игру – тоже в руках конъюнктуры. Даже если он выступит, и выступит блестяще – его выступление не будет иметь резонанса без поддержки конъюктры, управляющей общественным мнением.

Вот условные этапы этого механизма: у публики нет выбора, она вынуждена довольствоваться тем, что ей предлагают; ей предлагают не индивидуальности, а узнаваемые бренды; узнавание бренда проходит куда менее затруднительно, чем личная оценка, и поэтому подменяет собой его; публика привыкает к этому и уже принимает навязанный бренд за собственное мнение; круг замыкается.

Реакция публики на выступление исполнителя предзадана не менее, чем на 50%, а чаще – и намного более. Нередко можно наблюдать, как до выхода исполнителя на сцену по залу шелестит слух: «он гений!.. вы не слышали его?.. это музыкант от Бога!..» Распространитель таких слухов, вероятнее всего, тоже не слышал данного исполнителя, но при этом он вполне искренен в своей пропаганде его гениальности. Таков механизм массового сознания, проявляющегося здесь в наиболее типичной своей форме – в слухах, которые и представляют собой стихийные «круги по воде» от информационного первотолчка-бренда.

Порой приходится наблюдать и обратную ситуацию: слушатель приходит на концерт неизвестного ему исполнителя, не зная его бренда. Ему предстоит нелегкая и отчасти неприятная задача: составить личное мнение об игре исполнителя (вместо узнавания бренда, к которому он привык). Исполнитель играет блестяще, но слушатель, не привыкший к непосредственной, личной реакции на игру, поставлен в тупик. Как реагировать? Хорошо ли играл исполнитель? Плохо ли? А черт его разберет! И слушатель не реагирует никак: отхлопает положенную порцию апплодисментов и сбежит до начала бисов.

...

Другой уровень брендов представляет собой своеобразные коммерческие амплуа, наподобие имиджей поп-звезд. Вот самые распространенные из них:
1.      Сосредоточенный гений в очках. Один из наиболее успешных брендов. Ассоциируется с мега-интеллектом, программированием, аурой индиго и философским складом ума.
2.      Чувственная орхидея. Лидер среди женских брендов. Своим поведением во время игры как бы говорит: «я играю сложнейшие пассажи, и играю их играючи, но на самом деле важно вовсе не это, а то, что я Женщина – тонкая, чувственная душа».
3.      Тарзан. Козырь – оглушительная игра, космические скорости. Избыток темперамента допускает некоторое количество фальшивых нот, относимых к священному безумию гения. Фирменный продукт – «Дикая охота» Листа.
4.      Райская гурия (бренд рекомендуется девушкам с восточной внешностью). Вся играемая музыка насыщается сладостью и кошачьей пластикой, сопровождаемой обильным видеорядом, напоминающим то танец живота, то взмахи лебединых крыльев из хореографии Петипа.
5.   Наполеон. Исполнитель небольшого роста, компенсирующий недостаток габаритов   оглушительным звучанием
6.      Наполеонша. Хрупкая девушка, издающая еще более оглушительные звуки, нежели Наполеон, и производящая еще более сильное впечатление. Оба бренда отличаются пренебрежением к эстетике звучания, густой педалью и программами трансцендентной сложности.
7.      Светский лев. Что бы он не играл – с его лица не сходит тонкая, компанейская улыбка, будто бы он курит сигару в элитном клубе.
8.      Леди во всем. Элегантная, неприступная, холодная, невообразимо скучная в игре, – все это, однако, успешно продается под брендом аристократизма.
9.      Шоумен. Все, что он делает – напоказ. Каждый элемент своей программы он обыгрывает так, чтобы слушатель против своей воли кричал «браво» – что тот и делает, и нередко – посреди произведения.
10.      Лапочка. Одета в розовое платьице, на голове – бантик (вне всякой зависимости от возраста). Игра – искусная имитация «небесной» невинности и непосредственности.
11.      Добрый великан. Исполнитель огромного роста, с огромными руками, играющий мазурки Шопена, пьесы Чайковского и Грига. На лице – ласковое, мечтательное выражение цветовода. Беспроигрышный успех и обеспеченная репутация тончайшего лирика.
12.      Ангел. Подходит обоим полам. Белокурые распущенные волосы, взгляд в потолок, бестелесное пиано.
13.      Крестьянский самородок. Игра «душой» вне всякого стилевого, жанрового и содержательного контекста – но «гению все дозволено».
14.      Философ. Строгая, скучная, бестемпераментная игра. Играет старинную и современную музыку. Слушать очень трудно, но деваться некуда, – иначе придется признаться в собственной поверхностности.

Помимо имиджевых брендов, существуют и репертуарные, которые обычно коррелируют с ними. Например, старинная и современная музыка – сфера Сосредоточенного гения в очках, Философа и Леди во всем; Моцарт, Шуберт и Шопен – сфера Лапочки, Ангела и Великана с душой; виртуозные транскрипции – сфера Светского льва, Наполеонов и Тарзана; и т.д. и т.п.

Каждый из имиджей представляет собой некое соотношение бренда с общеобязательным дресс-кодом, подобно соотношению индивидуальных брендов со потребительским стандартами в товарах массового потребления. В отдельных случаях допускается незначительное нарушение стандарта в угоду окупаемости (например, грязь в игре Тарзана или Крестьянского самородка).

Соотнесение исполнителя с каким-либо из брендов и представляет собой реакцию потребителя, подготовленную многолетними трудами конъюнктуры.

Читайте полностью http://www.21israel-music.com/Sozialnoye_ispolnitelstvo.htm
Che mai sento!

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 246
Интересная статья!. Можно сделать вывод, что эта сфера настолько коммерциализована, что "чужие здесь не ходят", и давно.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 668
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Меня зацепила тема прослушивания записей. В статье сказано:

Цитата: Артём Ляхович
Главной формой музыкальной жизни стало прослушивание звукозаписи. Соответственно, эталонной ситуацией исполнительства стал не концерт и не музицирование, а студийная запись. Последняя переопределила и конечные ценности современного исполнительства: ныне это – стабильность, формальная точность исполнения, – то, что можно назвать «аккуратностью» игры в широком смысле (от психологии до результата).

Звукозапись делается, во-первых, на продажу, а во-вторых, «на века», и фактор общения, мимолетного обмена смыслами, важнейший для музыкального искусства, здесь предельно опосредован/сведен к минимуму. На первый план здесь выходит категория качества, общая для всей сферы потребления (от стирального порошка – до компакт-диска). Качество записи должно быть «на высоте» во всех смыслах – от звукотехнического до исполнительского.

Вроде с одной стороны, если совсем не знаешь произведение, то устроит практически любое исполнение, в том числе и откровенно плохое (массовая публика аплодирует и кричит "браво" всем без разбору именно по этой причине). Ведь качество выявляется в результате сравнения. С другой, запись с учётом её возможности повторять дубли и выбирать лучший задает нереально высокий эталон качества, такой, что живое исполнение с его почти неизбежными помарками проиграет в сравнении.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 668
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Борис Блох, худрук Одесского оперного театра, известный пианист, педагог с 30-летним стажем:

— Какие факторы являются сегодня решающими в карьере пианиста? Какие играли главную роль раньше?

 — Раньше важным было то, как вы играли на рояле. Насколько законченным были артистом, в какой степени свою игру могли сделать художественным явлением. Сегодня это не имеет никакого значения. Решающими в карьере пианиста являются какие-то случайные факторы: кто вам покровительствует; есть ли какой-то крупный дирижер, поверивший в вас, и вы вошли в обойму, став его придворным пианистом; взяла ли вас под крыло крупная агентура. В Китае, допустим, крупнейший рынок сбыта компакт-дисков. И менеджерам фирм звукозаписи пришла в голову гениальная идея: если там раскручивать, подавать как мировую звезду китайца, он продаст десятки миллионов пластинок.

— Почему только в Китае? В кассах нынешнего Klavier-Festival Ruhr, например, билеты на Ланг Ланга стоят вдвое дороже, чем на концерты Михаила Плетнева или Григория Соколова…

 — Совершенно верно. И, я вас уверяю, эти билеты будут распроданы раньше. Чем меньше в мире остается слушателей, способных самостоятельно разобраться в том, кто есть кто, тем большую роль играют немузыкальные факторы. Поэтому агентствам так легко вешать лапшу. Человек покупает дорогой билет на Ланг Ланга, поскольку свято уверен, что цена — это показатель наивысшего качества, абсолютного превосходства.

http://gazeta.zn.ua/CULTURE/rihter-vosprinimalsya-sovremennikami-kak-sverhchelovek-i-nebozhitel-_.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 668
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Наталья Зимянина
22 ч ·
https://www.facebook.com/natalya.zimyanina/posts/927667614036954

Пару лет назад я побывала на сольном концерте одного весьма именитого пианиста. Его афиша полгода болталась напротив моих окон, и я решила, что это судьба, надо наконец послушать.

Пианист играл «Времена года» Чайковского. Играл ужасно, пятиклассники так уже не играют. Вы можете себе представить, что иногда он мазал! Это во "Временах года»-то!!! Прямо начиная пьесой «У камелька» (январь)! «Песня жаворонка» в своей грубости скорее подошла бы пахарю, а «Белые ночи» – косарю. В «Охоте» не держал ритм (там, где «рога трубят»). «Осенняя песня» вышла расхлябанная, как в ресторане...

На бис пошел финал «Лунной» сонаты в бешеном темпе, где уже не хватало только ударных.

Под стать солисту была и ведущая концерта. Она не просто объявляла номера. Во «Временах года» зачитывала перед каждой пьесой эпиграф. Один (прочитанный по книжке) звучал так: «Осень. Осыпается весь наш бедный сад. Листья ЖЁЛТЫЕ по ветру летят» (!!!). А ведь это Толстой, и листья там «пожелтелые». Хотелось крикнуть ей с балкона: «Листья жёлтые – это которые над городом кружатся!».

Пианиста завалили большими букетами белых и алых роз. Он в большом почете и уважении (хотелось крикнуть ему: «А позаниматься?!»), состоит во всяких там комиссиях, фондах, он Рыцарь науки и искусства и лауреат премии «Хрустальный подсолнух» (???) и т.п. – его имя так и мелькает всюду.

На днях – в некотором смысле дежавю. Академический зал. Аншлаг. Пианист солирует во Втором концерте Рахманинова. Ужасно играет. Абсолютно безвольный, бесхарактерный, и в то же время видно, что самовлюбленный молодой человек. То есть, опять уровень артиста не соответствует залу. Впечатление такое, что какой-то основной солист заболел и попросили мимо пробегавшего аккомпаниатора спасти ситуацию и вспомнить Рахманинова, которого тот последний раз играл на экзамене. Оркестр самый плохой, какой есть (грохотал, чтоб не очень заметно было), фамилию дирижера слышу впервые. Среди публики – ни одного знакомого, показалось, что одни военные в штатском с женами (размашистыми, громогласными, с накрашенными ресницами и на каблучищах). Слушали внимательно, хлопали громко и от всей души. Цветов надарили – завались.

Ведущая и здесь тоже отличилась: объявила: «Сейчас будет исполнено выдающееся произведение – Второй концерт Рахманинова, ученика Чайковского».

И что все вот это такое? Может ли так быть, что солидный зал высочайшей репутации покупает кто угодно, приглашает своих и устраивает какой захочет концерт? Впрочем, глупости какие я спрашиваю! Конечно, может…

К чему я все это? Ну, во-первых, так влипаю только я. (Да еще на форуме прочла «А чего это на Г. сегодня аншлаг?» – и понеслась! Еще бы! Как это Я не знаю пианиста Г., на которого аншлаг!)

Во-вторых, критиков скоро всех изведут по редакциям и вообще по жизни. И сколько я уже читаю явно платных восторженных рецензий на выступление посредственностей! И куда же это всё придет, куда?..

Одна надежда – на публику, которая у нас все-таки не совсем дура. Все-таки ни на концерте Г., ни на концерте Р. я не углядела ни одного меломана, ни одной родной души, не зря же так.
Che mai sento!