Автор Тема: Пермский театр оперы и балета  (Прочитано 43123 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пермский театр оперы и балета
« : Апрель 30, 2012, 23:14:33 »
Пермский театр оперы и балета

Официальный сат:
http://theatre.perm.ru/

« Последнее редактирование: Июнь 05, 2014, 11:58:57 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #1 : Июнь 05, 2014, 10:40:58 »
Рабочая группа Заксобрания поддержала секвестр расходов на новую сцену оперного театра

http://www.business-class.su/news.php?id=43674
04 июня 2014, 19:31  Политика

Сегодня постоянно действующая рабочая группа по рассмотрению вопросов строительства объектов краевой инвестиционной Программы регионального развития отклонила поправки Лилии Ширяевой по изменению объема финансирования строительства новой сцены пермского театра оперы и балета в 2014 году.

Г-жа Ширяева предложила не снимать средства на эти цели в 2014 году (из запланированных 480 млн рублей правительство снимает 263 млн). Ей показалось не достаточно аргументированными доводы исполнительной власти о том, что снятие средств связано с тяжелыми условиями дефицитного бюджета.

Министр строительства и архитектуры Пермского края Дмитрий Бородулин пояснил, что правительство считает реальным в этом году выполнить работы по выносу сетей и технологических подключений, разработке документации по пуско-наладочным работам, в том числе энергоцентра театра.

С жесткой критикой в адрес правительства в этом вопросе выступил депутат Игорь Папков. «Дмитрий Евгеньевич, я с уважением отношусь к вашему мнению о готовности выхода на объект, но меня больше всего напрягает то, что мы не видим горизонта строительства этого объекта. Вы говорите, что эти средства переносятся на 2017, 2018 годы. Я могу сказать и на 2019 год. Поэтому хотел бы от вас услышать публичное обязательство в том, что в 2016 году мы не выроем котлован, который приведет к обрушению старого здания театра», - обратился г-н Папков.

«Что касается сроков, то они остаются прежними 2014-2018 годы. Поэтому о 2019 годе пока говорить мы не имеем права, только в случае внесения изменений и их обоснования. Что касается рисков строительства новой сцены рядом с историческим зданием театра, то это самая сложная часть проекта, которая была изменена с прошлого года в части углубления фундамента. При этом проведен мониторинг этапов строительства в рамках экспертизы специалистов ПНИПУ, поэтому риски исключены», - парировал г-н Бородулин.

«В этой поправке есть только абсолютный позитив, и она ускоряет темпы строительства новой сцены», - поддержала инициативу коллеги депутат Елена Зырянова.

«Не стоит поддерживать поправку, ведь этими средствами мы закрываем бюджетный дефицит», - призвал депутат Виктор Плюснин.

В итоге из 22 членов постоянной рабочей группы поправку Лилии Ширяевой поддержало лишь четверо.
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #2 : Июнь 05, 2014, 12:08:24 »
С одной стороны, жаль, что нет средств на расширение театра, но, с другой стороны, разве это не в Перми на протяжении нескольких лет творились форменные безобразия с "культурным проектом"? Это же был какой-то национальный позор, если не сказать вредительство! Издевательство над культурой и даже над самим этим понятием.
В этом плане меня вовсе не удивляют, а кажутся даже закономерными и справедливыми, какие-то урезания: если вы, ребята, годами разбазаривали деньги на всякую псевдокультурную чепуху, то зачем опять их требуете? Ищите сами, где хотите.
В конце концов, неплохо бы вспомнить и о самоокупаемости хотя бы частичной, о пресловутой "борьбе за зрителя", слушателя, за интерес посетителей ваших культурных учреждений. А то, ишь ты - денег им подавай, а они их на всякую чушь будут швырять.
Прошвырялись? Сидите ни с чем, будете в следующий раз умнее и дальновиднее, не будете кривляться, приглашать в свой регион разных моральных уродов, транжирящих деньги.

У нас ведь есть поток, посвящённый пермскому околокультурному отстою:

http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,4883.0.html

Мне кажется, с этим всё ясно.
А они ещё денег хотят? Вот нахальство! А куда они смотрели раньше, когда разбазаривали их на свои "Белые ночи"? Или интеллигенция, как всегда, не видит связи между своим баловством и отсутствием денег на серьёзные проекты?
"Урезать так урезать", - говаривал палач, настраивая гильотину.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #3 : Июнь 11, 2014, 23:10:41 »
Пермский театр оперы и балета представит в выходные премьеру Nosferatu, вход на которую будет возможен лишь с паспортом

http://perm.ru/?id=1000064&show=28193

Мировая премьера оперы Nosferatu состоится 13 июня в Пермском театре оперы и балета. Композитор Дмитрий Курляндский и автор либретто поэт Димитрис Яламас сочинили оперу не в самом привычном понимании этого слова; за режиссуру и хореографию взялся мастер по античному театру Теодорос Терзопулос, а куратором сценографического решения стал один из предводителей направления arte povera Яннис Кунеллис. Генеральным партнером проекта выступил московский Stella Art Foundation, известный громкими музейными проектами, а также организацией выставок в Российском павильоне на Венецианской биеннале.

"В день премьеры публика должна быть готова к тому, что столкнется с разрывом привычных театральных шаблонов и испытает невероятное эмоциональное напряжение. Поэтому на входе в зал зрителям придется показать паспорт, чтобы доказать, что им исполнилось 18 лет. Сюжет Nosferatu не привязан к конкретной эпохе или месту, но основан на древнегреческом мифе о переходе Персефоны в царство мертвых", - передает театр.

Носферату в данном случае аналог Аида - господин подземного мира. Три Грайи готовят Персефону к обручению с ним, постепенно лишая её чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания, вкуса, а также боли и памяти. Предметный мир "анатомического музея" Nosferatu составляют аптекарские бутылки, с жидкостями и без, камни, ритуальные ножи и, конечно, гробы, перекрывающие путь в мир мертвых.

В спектакле участвуют драматические и оперные артисты из России и Греции: легендарная Алла Демидова, авангардная певица Наталья Пшеничникова, а также постоянные участники проектов Терзопулоса София Хилл и Тасос Димас.

Nosferatu — тот уникальный случай в современной российской практике, когда театр является инициатором создания новой оперы, начиная с заказа музыки и заканчивая постановкой. Время написания оперы пришлось на популярность вампирских саг и хроник, однако Дмитрия Курляндского и либреттиста Димитриса Яламаса в момент работы интересовал вовсе не призрак ночи, граф-вампир, а архетип, который, воплощая в себе глубинные человеческие страхи, одновременно и созидает, и разрушает мироздание. В спектакле речь идет о вампиризме в философском смысле — социальном, моральном, эстетическом.

Премьера оперы состоится в Перми 13 июня, а затем будет показана на ежегодном Дягилевском фестивале 20 июня.
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #4 : Июнь 11, 2014, 23:27:15 »
Мировая премьера оперы Nosferatu состоится 13 июня в Пермском театре оперы и балета. Композитор Дмитрий Курляндский и автор либретто поэт Димитрис Яламас сочинили оперу не в самом привычном понимании этого слова

Да уж, можно себе представить, особенно зная, что собой представляет остальное "творчество" Курляндского. Трудно найти что-то ещё более антиоперное, чем его манера сочинения.
Вот что значит пиар! Раскрутить можно кого угодно на каком угодно материале.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #5 : Июнь 11, 2014, 23:29:04 »
Вот что значит пиар! Раскрутить можно кого угодно на каком угодно материале.

Мне в последнее время стало особенно часто вспоминаться известное меткое выражение про заднюю часть тела лошади и телевизор.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #6 : Июнь 16, 2014, 14:01:29 »
В Перми состоялась мировая премьера «Nosferatu»

13 июня пермский зритель увидел «Nosferatu».

http://dixinews.ru/index.php?dn=news&to=art&id=20892

Публика отнеслась к новой постановке скептически.

Вероятнее всего, привыкшие к спектаклям, не перегруженным смысловой нагрузкой, зрители не смогли «столкнуться с неизвестным внутри себя и его исследовать». Более того, сценическое действие и необычайно тихая музыка требовали от присутствующих в зале идеальной тишины и сосредоточенности.

К большому сожалению, многие пермяки вели себя подобно неразумной молодёжи в кинотеатре. Поэтому во время исполнения оперы звучало сразу два оркестра: один под управлением маэстро Теодора Курентзиса и второй – какофонический, любительский. Кто из них играл громче – сказать сложно.

Любопытно, что в последних премьерных постановках театра оперы и балета прослеживается тематическое сходство: «Королева индейцев» и «Носферату» объединяет тема безысходности, только в первом случае речь идёт о невозможности избежать смерти, а во втором – о невозможности обрести смерть.

Кстати, заявленная авторами проекта тема вампиризма раскрыта полностью, только в роль вампиров успешно вжились пришедшие на премьеру зрители.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #7 : Июнь 16, 2014, 14:03:05 »
Пермяки увидели Nosferatu

http://www.newsperm.ru/novosti/culture/2014/06/14/permyaki_uvideli_nosferatu/
 
ЕВГЕНИЯ КНЯЗЕВА

13 июня в театре оперы и балета состоялась мировая премьера оперы «Менделеева в музыке» Дмитрия Курляндского. Начавшись с тишины, отсутствия звуков, богов, света и времени, к финалу она охватила публику ужасом неслучившейся смерти, вынужденного бессмертия.

Сюжет основывается на долгом, для многих утомительном, «переходе» Персефоны в «мир теней», подготовиться к которому помогают три Грайи. В первом акте слушатель, внимательный к словесной комбинаторике, обнаруживает и «готовность» слов «переходить» из фразы во фразу, меняться местами.

Эта особенность напоминает авангардную поэзию прошлого столетия, в частности «Компьютер любви» Константина Кедрова: «Боль – это прикосновение Бога. Бог – это прикосновение боли». Не случайно «Носферату» дирижёр-постановщик Теодор Курентзис почувствовал как «абсолютно дягилевский», авангардный проект.

- Эта опера воздействует на меня так же, как музыка Вагнера. Она ведёт меня тропой внутренних испытаний. Обычно музыка увлекает в экзотические миры, а эта – обращает к себе, адресует к своему подсознанию. Притом что в спектакле участвует много исполнителей, музыка звучит очень тихо, малейший шорох звучит фортиссимо, - говорит Теодор Курентзис.

Действительно, музыка играет на «грани» исчезновения, и поэтому очень хорошо слышно, как реагируют на неё те, кто должен идти «тропой внутренних испытаний»: шуршат целлофановыми пакетами, жуют конфеты и вздыхают от скуки. Казалось, что в зрительном зале звучит своя опера, «мышиная возня», тогда как на сцене пьют «горечь тубероз, небес осенних горечь».

Вкушение смерти, замешанной на эросе, – излюбленная тема последних десятилетий, знающая тысячи вариаций. Первый, пожалуй, кто «плетёт» её нить, – британский художник-постмодернист Питер Гринуэй. Условно последний – Джим Джармуш с его интеллигентными вампирами. Поэтому обещанная Курляндским «радость неузнавания» не случается. Зато находит своё место и время тема вампиризма. Кровь, текущая в нас, – символ жизни, кровь, вытекающая из нас, – знак смерти.

Кровь, перетекающая из одного «сосуда» в другое, – образ вечности. Кроваво-красная туфля как орудие убийства – примета перехода из состояния девственности, жаждущей жизни, в состояние ведомости, женской податливости, уступчивости смерти. Эту античную трагедию ухода из жизни и безысходности смерти удалось разыграть Теодору Терзопулосу.

- Альфа вампиризма – непонимание. И начинается борьба – кто одержит верх, кто чью кровь выпьет. Наш спектакль – это своего рода лаборатория по исследованию понятия «носфератизм», - рассказал Теодор Терзопулос.

И, конечно же, лаборатория по исследованию публики, добавили бы мы. Какой «вопрос» её нынче испортил, неизвестно, но известно наверняка – непонимание было обеспечено. Выпьет ли в связи с этим кто-то чью-то кровь или зритель сам станет для себя вампиром – вопрос, ответ на который можно получить только в театре жизни.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #8 : Июнь 17, 2014, 00:54:11 »
Как Дракула женился на том свете

Мировая премьера оперы "Носферату" в Перми

Текст: Жанна Васильев http://www.rg.ru/2014/06/17/nosferatu.html

Призрак Носферату добрался до оперы. Собственно, этого следовало ожидать после появления рок-мюзикла "Носферату, вампир". Но одно дело рок-музыка, другое - современная опера, в создании которой участвуют такие корифеи, как дирижер Теодор Курентзис, поэт, филолог-византист Димитрис Яламас (он автор либретто), режиссер Теодорос Терзопулос, увлеченно работающий с античными трагедиями на современной сцене, композитор Дмитрий Курляндский, художник Яннис Куннелис - тот самый, который принадлежал к движению arte povera и делал сценографию для знаменитых оперных постановок Хайнера Мюллера...

Мировая премьера оперы "Носферату" состоялась на сцене Пермского театра оперы и балета им. П.И. Чайковского (при поддержке министерства культуры Пермского края и Stella Art Foundation). Популярный сюжет готического романа перенесен тут на территорию мифа. История о Дракуле превратилась в историю Персефоны, которая, как верили древние греки, полгода проводила с супругом в царстве мертвых, а полгода - на земле. И тогда-то земля расцветала, солнце сияло, весна наступала.

Надо сказать, что в постановке знатока античной трагедии Теодороса Терзопулоса оптимистичная часть сюжета - о возрождении природы, что сменяет смерть, - осталась за кадром. Или за сценой. Напротив, в центре оперы сюжет свадьбы-похорон. И первое, что видят зрители, когда поднимается занавес, - вертикальные ряды пустых гробов, свисающих с высоты на фоне черного квадрата, заполненного траурными, черными же одеждами. На фоне разверстых гробов - женские фигуры в черном и мужчина, силящийся обрести голос, вымолвить хоть слово, пытающийся высказаться хотя бы жестом, движением если не губ, то рук... Тасос Димас, один из любимых актеров Терзопулоса, аккумулирует напряжение через движение пальцев, открытый рот, едва заметные вибрации... Тело силится стать звуком, знаком, высказыванием. Так, с немоты и напряжения, едва слышных коротких выдохов начинается эта опера. И с голоса Корифея (Алла Демидова), варьирующего на все лады весть об отсутствии звуков, света, времени.
 
Иначе говоря, то, что в фильме ужасов припасено обычно ближе к финалу, а в символистской драме мусолится долго и основательно, в опере "Носферату" становится точкой отсчета. Но когда все кончено, можно начинать заново. Главным сюжетом становится обретение звука, дыхания, движения, а значит - времени. "Носферату" явно стремится стать мистерией. Мистерия же предполагает не зрителей действия - участников.

За соучастие, как ни странно, отвечает музыка. Хор (в ложах с двух сторон партера) ведет диалог через зал, превращая слушателей в свидетелей. Прежде всего свидетелей рождения голоса из дыхания. Но дыхание, тем более артикулированное, усиленное, с подчеркнутым ритмом, - такая штука, которую очень трудно воспринимать абстрактно. Ритм дыхания физиологичен, и в какой-то момент ощущаешь, что этот ритм как-то соотносится с твоим собственным вдохом-выдохом. Прежде чем понимаешь, что же, черт возьми, происходит, ты уже внутри ритма, прорывающегося звука. И речитатива, разумеется.

Вообще похоже, что непонимание, замешательство зрителя программируется. Мало того что сюжет о вампирах, эта отрада масскульта, переводится в высокий регистр античного мифа, еще и вся опера идет на двух языках - русском и латинском. При чем тут латынь, спрашивается? Почему не древнегреческий тогда уж? На латыни звучат не только названия болезней, органов человеческого тела. На латынь переведены даже бойкие, разухабистые русские частушки, что сопровождают ритуал свадьбы Персефоны в загробном мире. И дело отнюдь не в боязни цензуры. Перевод нескромных частушек с живого языка на язык мертвый - явная параллель движению Персефоны к Аиду. Бесконечные перечисления болезней, рецептов, органов превращаются в словарь, где жизнь приводится в систему. Втискивается в рамки ученых штудий и логического подхода. Получается, что история Персефоны не только история любви, смерти, но еще и познания.

В сценографии Янниса Куннелиса этот сюжет явлен с эпической выразительностью. В ходе спектакля трижды меняется антураж. Бесконечные ряды гробов медленно поднимаются вверх. Их сменяют вертикали ножей. За ними приходят ряды книг. Когда я спросила Янниса Куннелиса, почему книги идут после ножей, он подивился моей непонятливости: "Естественно, книги идут сразу после ножей. Это разные подходы к жизни . Нож - орудие наступления, агрессии. А книга - это познание жизни. Но это не меланхолическая вещь. Книга активна. С ней связано преодоление хаоса".

Оперу "Носферату", поставленную в Перми двумя Теодорами - Курентзисом и Терзопулосом, трудно назвать оптимистичной. Но надежду на преодоление хаоса они оставляют - их Носферату в финале ничего так не жаждет, как собственной смерти.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #9 : Июнь 17, 2014, 09:52:26 »
«На всю оставшуюся смерть»

http://newsko.ru/articles/nk-1662136.html

В Пермском театре оперы и балета впервые была исполнена опера Дмитрия Курляндского «Носферату»

За несколько дней до премьеры в социальных сетях появилось фото, сделанное главой пресс-службы Пермского театра оперы и балета Василием Ефремовым — приоткрытая дверь репетиционного зала, на которой прикреплена записка: «Тихо! Носферату идёт». Фото сопровождалось подписью: «Он идёт...» Интернет-сообщество вдоволь повеселилось над шуткой, и вот — он пришёл.

Возможно, это самое великое из всего, что было создано в Перми при участии Теодора Курентзиса. Это даже круче, чем «Королева индейцев». По крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, «Носферату» переворачивает внутренний мир зрителя гораздо радикальнее, чем самые радикальные версии классических опер. Во-вторых, это абсолютно авторский проект, не основанный на каком-то классическом материале, а «с иголочки» сделанный по заказу театра. Ему самое место на Дягилевском фестивале — ведь всё делалось по-дягилевски: музыка, либретто, постановка — всё оригинальное, впервые в мире.

Любопытно проследить, как за шесть лет работы от замысла к воплощению трансформировалась первоначальная идея. Теодор Курентзис заказал поэту Димитрису Яламасу либретто оперы про Носферату (одно из имён вампира Дракулы), тот призвал композитора Дмитрия Курляндского, и уже к этому времени от Носферату практически ничего не осталось. В результате свободного потока ассоциаций опера про вампира — вестника смерти превратилась в оперу про смерть вообще, а символом смерти стал древнейший миф об умирании природы «Аид и Персефона».

Древнегреческий миф и мифология нового времени причудливо перемешались в эстетике спектакля. Для постмодернизма античность и современная поп-культура, где вампир — один из главных персонажей, равно могут быть элементами смысловой игры.

При всех трансформациях «вампирская» эстетика из проекта не исчезла: после того как открылся занавес, на сцене — гирлянды из гробов, сам Носферату (Тасос Димас) — типичный вампир с белым лицом и красными глазами, и даже дата премьеры намекала на смысловой арсенал современных «ужастиков» — пятница, 13-е.

Но, как сказал накануне в своём интервью «Новому компаньону» Дмитрий Курляндский, «тема вампиризма... здесь для того, чтобы от неё отказаться». Она стала стартом для некой работы мысли, но тема оперы шире — она о смерти вообще. Смерть здесь — и философская категория, и физиологический процесс, поэтому в тексте, музыке и сценической эстетике причудливо перемешаны абстракции и физиологизмы: прекрасные, мастерски сплетённые из живых цветов похоронные венки — и прозрачные трубки от капельниц; загадочные символические фигуры Трёх Грай и Корифея — и абсолютно плотский, всем своим видом и каждым телодвижением безнадёжного паралитика демонстрирующий душераздирающий процесс умирания и разложения Носферату.

То же можно сказать и о сочетании звуков. Музыка Дмитрия Курляндского — это мощный современный саунд-арт, в котором звучат и голоса сфер и стихий, и внутренние «мотивы» человеческого организма: стук сердца, ток крови, дыхание, хрипы...

Так что Курляндский дело говорил, когда всё в том же интервью советовал зрителям готовиться к премьере, закрывшись в тёмной комнате и прислушиваясь к себе: действительно, переклички очевидны.

Звуки, из которых складывается опера, столь причудливы, что не верится, что они издаются акустическими инструментами — безо всякой электроники. Курляндский каждой скрипке и каждой трубе подарил новый голос, новую «лексику». То же касается и вокала: хор MusicAeterna в очередной раз, освоив новую эстетику, доказал свои фантастические вокальные возможности.

Специальным вокальным тренингом занималась солистка Наталья Пшеничникова — исполнительница партии Трёх Грай, специалист по экстремальному вокалу, который она и продемонстрировала в «Носферату».

Особая роль — не только в саунд-арте, но и в шоу — досталась перкуссии. Перкуссионисты разместились не в оркестровой яме, а в ложах зрительного зала, и весь партер вертел головами, разглядывая серьёзных мужчин в строгих костюмах, играющих по нотам пилами, ножами, точильными камнями, линейками, пенопластом... Музыковеды шёпотом спрашивали: «Интересно, как это записано в нотах?»

Впрочем, говорить о музыке или, например, о текстах в отрыве от целого в этом случае не вполне корректно: ведь речь идёт не о классической опере, а о некоем сложносочинённом перформансе, или, как очень точно охарактеризовали это произведение в самом театре, «инструментально-вокальной инсталляции». Всё, что происходит на сцене, связывается в некое произведение современного изобразительного искусства, существующее, как любой перформанс, здесь и сейчас.

Гирлянды из гробов и ножей, созданные легендарным Яннисом Кунеллисом, виднейшим представителем и одним из основателей arte povera; движения актёров на сцене, текст, костюмы — всё это части некой конструкции, посвящённой теме смерти. Музыка — тоже часть инсталляции, недаром оркестранты в финале представления покидают оркест­ровую яму и вливаются в похоронную процессию Персефоны, а после остаются на сцене для поклонов — ведь они тоже были частью перформанса!

В этой истории трудно сказать «актёр играет роль»: это не столько роль, не столько сценический образ, сколько элемент художественной конструкции в самом прямом, механистическом понимании слова, как те фигурки людей, животных и символических персонажей, которые танцуют и музицируют в старинных городских часах Мюнхена или Праги.

Народная артистка России Алла Демидова, произносящая текст Корифея (то есть рассказчика), тем, наверное, пришлась по душе постановщику Теодоросу Терзопулосу, что приняла и освоила эту актёрскую функцию и эти художественные принципы, совершенно очевидно и даже декларативно проистекающие из эстетики античного театра, где роли именно что произносились, а не игрались. Демидова умудряется вложить душу, страсть, пафос не в исполнение роли, а в механическое произнесение загадочных, но в то же время ярких в своей образности текстов.

Если Носферату (он же Аид) в исполнении Тасоса Димаса демонстрирует отталкивающий физиологизм умирания, то Персефона в исполнении постоянной актрисы Терзопулоса Софии Хилл, отправляющаяся к Аиду «на всю оставшуюся смерть», показывает меланхолическую красоту смерти. Она движется идеально плавно и медленно, словно постепенно застывает, её прекрасное лицо замерло в древнегреческой маске ужаса пополам с изумлением. Она — наполовину человек, наполовину античная статуя, мёртвый образ, прекрасный в своём холоде и неподвижности.

Смерть здесь, несомненно, эстетизируется в самом разнузданно декадентском ключе (чего стоят только восхитительные похоронные венки, установленные по обе стороны сцены!), но поскольку речь идёт всё-таки о произведении XXI, а не ХХ века, модернистский пафос снижается постмодернистской иронией. Яламас и Курляндский вложили в своё творение немало свое­образного юмора.

Пермский «Носферату» — отчаянно смелый проект. Смелый даже в мелочах: само решение представить в виде непрерывного действия без антрактов длиннющую и очень сложную оперу, которая по замыслу авторов даётся в трёх актах, не могло не вызвать опасений у театральных менеджеров. Это решение, как и всё, что касается «Носферату», оказалось верным: действие настолько медитативное и завораживающее, что два часа пролетают абсолютно незаметно для впавших в транс зрителей, и даже страшно, что погружение прервётся.

После окончания премьеры меньшая часть зрителей тут же испарилась из зала, а большая часть устроила бешеные овации. Среди тех, кто благодарил авторов и исполнителей особенно горячо, были виднейшие деятели современной культуры — например, директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак и её муж, директор по стратегии ИД «КоммерсантЪ» Виктор Лошак, совладелица галереи «Проун» Мария Салина и многие другие. Гости прибыли вместе с основателем Stella Art Foundation Стелой Кесаевой, которая участвовала в финансировании постановки. Учитывая всё сказанное о связи проекта с современным изобразительным искусством, это очень логично. Stella тоже рискнула — и тоже выиграла: это был и её успех.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #10 : Июнь 18, 2014, 12:19:09 »
«ПУТЬ ТУДА, ГДЕ НЕТ ПОТРЕБНОСТИ В МУЗЫКЕ»

Никита Сафонов http://art1.ru/music/put-tuda-gde-net-potrebnosti-v-muzyke/

Дмитрий Курляндский написал оперу «Носферату» в Пермском театре оперы и балета: сценографией занимался предвоитель arte povera Яннис Куннелис, а режиссером стал Теодорос Терзопулос. ART1 поговорил с композитором о его поиске способов не сочинять, смерти коллективного автора и об уничтожении музыки.

Все задуманное получилось сделать?

Времени всегда не хватает. Но — принципиально — спектакль уже есть. Он состоялся.

Скажи, как устроена работа в такой разной интернациональной команде? Это совместный проект, или ответственность распределялась так, что каждый из авторов отвечает за свое?

Это была абсолютно совместная работа изначально. Еще когда мы начали писать либретто — в 2009 году — я уже знал, кто будет режиссер, кто будет художник, кто будет художник по костюмам, кто будет исполнять главные роли. Соответственно до написания музыки мы все были знакомы и настраивали мосты. И в принципе все эти люди мне эстетически очень близки, для меня вообще это команда мечты. Я, например, не знаю, какой хор еще сможет осилить эту партитуру, и какие исполнители смогут сделать это, с таким погружением и полной отдачей. И если у хора есть сложная, но вполне понятная функция, то оркестр здесь – полная абстракция, это чистый звук, это тени звуков. Но, благодаря Теодору Курентзису, он сработал как один организм. Что касается солистов – я узнал их еще до того, как начал писать партитуру, и пытался раскрыть их через письмо, даже не раскрыть, а создать ситуацию, в которой они смогут прорасти.
 
Идея как появилась?

Идея не моя, в 2008 году Курентзис предложил Димитрису Яламасу сделать перформанс про дракулу. То есть изначально шуточная была затея. Но когда Димитрис начал писать текст, он позвонил мне и сказал, что получается нечто большее, чем перформанс. Дальше мы начали работать вместе, показали половину Курентзису, на что он сказал, что нужно срочно ехать в Афины. И вот таким образом на следующий день я уже смотрел спектакль Терзопулоса и понял, что это то, что нужно.

В твоем творчестве так или иначе прослеживается линия традиционных, классических сюжетов — «Riot of Spring» отсылает к Стравинскому, «Астероид» так или иначе привязан к греческой мифологии, «Носферату» соединяет античный контекст с готикой — откуда такая заинтересованность, с чем она связана?
Да, я сам часто об этом думаю. Не смотря на то, что в художественном языке (как мне кажется) я предельно абстрактен и не использую никаких исторических моделей, на уровне нарратива всегда используются такие привязки. Ну, во многом это зависит от текста — и к «Носферату», и к «Астероиду» его писал Митя Яламас — человек, в принципе погруженный в традицию, преподающий мифологию и философию. Но при этом он выводит классические сюжеты в абстракцию: конкретика, конечно, считывается, но никакой линейности нет.

Как ты работаешь с текстом? Является ли это переложением, подстраиванием, появляется ли либретто до музыки или наоборот?

Я работаю сразу с либреттистом, потому что текст нельзя отделять от звучания. Некоторые коллеги даже упрекают меня в том, что мне все равно на какой именно текст писать. Но это не совсем так – просто мне необходимо выходить за смысл текста и работать на уровне текста как формы, как звука и как времени. Поэтому для меня работа над либретто – и это было и в «Астероиде», где мы решили разбить текст на четыре параллельных речи – это уже работа над музыкой.
 
Вообще какие музыкальные задачи сейчас видятся основными — для тебя, как автора, переживающего современность?

Мне кажется, что не только музыка, но и в широком смысле слова — творчество — в последние несколько лет встало в какой-то тупик саморефлексии, желая обнаружить традиции внутри себя, обнаружить себя как жанр внутри истории искусств. Мой диалог с традицией, с исторически сложившимися моделями по-моему просто прекратился. Потому что мне жалко тратить время на игру с готовыми формами. Или на диалог с кем-то внешним по отношению ко мне и моей работе.
Да, но при этом, как я отмечал в рецензии на «Riot of Spring», при всей технической радикальности ты очень ясно и прозрачно работаешь со знаками, из которых выстраивается твое сообщение.

Для меня крайне важно сочетать ясность, узнаваемость для слушателя и изобретение новых форм. Боря Филановский недавно сказал, что я во всей этой нашей компании настоящий классицист.

Интересно узнать про взаимодействие разных жанров — визуальное искусство, музыка, театральное действие — как в этом отношении проходила командная работа?

Взаимодействия нет, в том смысле, что ничто ничему не служит, никто ни под кого не подстраивается, не диалогизирует. Я бы назвал это параллельными монологами — и это для меня очень важно. В «Невозможных Объектах» была похожая история — только в «Носферату» эти монологи очень близко сошлись, совпали так, что не родилось никакого диссонанса. Но при этом я уверен, что у каждого из авторов проекта есть момент творческого сопротивления к каждой из других составляющих, но оно подавляется одновременно уважением и доверием. Именно этот момент абсолютного доверия дисциплинирует и создает общую точку схода. И нет ощущения, что мы создаем некий продукт — это скорее четырехосный тоннель из человеческого в божественное (греческое божественное). Терзопулос пытается превратить публику из зрителей в свидетелей. Куннелис работает с найденным, не придуманным, поэтизируя обыденное сакральным образом. Я пытаюсь стирать границы между телом исполнителя и залом, раскрывая его как звуковую среду, которая включает в себя все остальные тела и все возможные звучания и вибрации.
Это напоминает, конечно, мысли о том, что искусство в принципе не имеет привязок к реальности — что, являясь произведением человека, оно работает с нечеловеческим, вне человеческого сознания.

Вот кстати в «Носферату» я решил начать с нулевой точки — дело в том, что для вокального жанра, где есть поющие солисты и хор — этой точкой является открытый рот. С этого и начинается опера — во рту исполнителя «вызревает», аккумулируется звук, который начинается с дыхания. Это такой театр в полости рта, в котором я хотел создать систему увеличения, зумов, попытаться рассмотреть все неровности дыхания, которое приходит к астматических хрипам, вздохам и остальным голосовым артефактам. Эти звуки симфонически умножаются в оркестре, музыканты перенимают эту игру, и постепенно эта дорожка вслушивания в дыхание приводит к включению связок, возникновению голоса и появлению слова. И слово, опять-таки, появляется из букв — у Носферату сначала появляется алфавит, из него появляются слова, из слов — предложения, из них текст. Но все идет из этой нулевой точки — открытого рта и полной тишины. При этом это путь внутрь, в темноту и скрытую неизвестность.

Еще у тебя очень заметно частое использование фрагментов окружающей действительности, таких отпечатков реальности. Вот к примеру касаемо оперы «Астероид» ты говоришь о вдохновении от сирен машин, в «Невозможных Объектах» это природная среда, а в «Riot of Spring» — техно-вечеринка, среда поп-индустрии. Как эти знаки действительности работают в твоей музыке?

В какой-то момент я понял, что меня не интересует придуманное вообще, я начал считать, что «сочинять» композитору вообще необязательно, потому что творцом в этом случае управляет случай — в большей степени. Меня же занимает данность. Какая-то фатальность и обреченность. Если взять например вувузелу — это труба, которая издает звук, один единственный — и сделать с этим ты ничего не можешь. Это найденная музыка, не сочиненная. Ситуация поиска музыки в найденном для меня гораздо более комфортна и естественна, чем ситуация свободного творчества. Но при этом знакомые и устоявшиеся исторические модели работы со звуком мной просто не принимаются, потому что они, как раз-таки, являются произведением человеческих рук. Вся система организации музыкальной ткани и ее история очень человечна, продиктована определенным временем, событиями, тенденциями. Сейчас же все постепенно идет к тотальной индивидуализации, потому что, если говорить о смерти автора — умер именно коллективный автор, исчезли большие стили. Так, например, Сергей Капица в одной статье рассказывает о демографии и о том, что история человечества измеряется не временем, а телоизмещением. В течение эпохи неолита на земле прожило 10 млрд человек, столько же в средневековье, столько же в новое время. Сегодня на нашей планете одновременно живут 7 млрд человек. То есть эпоха как понятие свернулась в одно поколение. Именно поэтому я считаю верным говорить о тотальной индивидуализации. Последнее время я пытаюсь высвобождать исполнителей. Таким образом, чтобы ткань, материал и формы произведения генерировались здесь и сейчас, исходя из их психологической настройки, посредством случайности. То есть это форма, которая находится в постоянном становлении. И вот кстати текст в случае «Носферату» – это и есть та самая «найденная данность» (или «данная найденность»), в которой я должен услышать музыку и вскрыть форму, звук, прорасти сквозь этот звук. Две недели назад состоялась премьера моего произведения в Дюссельдорфе, для фестиваля Шумана. Нужно было написать некий оммаж, и я выбрал свое любимое произведение у него – Auf einer Burg – и долго не мог понять, месяцами, что именно мне нужно с ней сделать. Потому что я не понимал, что можно с ней сделать – исказить, переоркестровать, написать ответ – все это мне казалось очень искусственным и необязательным. И тогда я решил просто стать фильтром Шумана, перечеркнул все черновики и написал инструкцию о том, как исполнять оригинальный текст. Там нет ни единой моей ноты, но вся ситуация – моя. Тогда я понял, что я снова нашел способ, как не сочинять. То есть весь мой творческий поиск – это поиск ситуаций, в которых уже не нужно сочинять.
 
То есть можно в формате шутки заключить, что ты анти-композитор. Потому как получается, что ты из этой «данности» конструируешь концептуальную модель, которая не  становится чем-то узнаваемым. По большому счету, это не совсем музыка.

По сути да. Именно вот этот выход за смысл – это выход туда, где нет указания на привычный язык, нет референции.

То есть конкретные вещи из реальности становятся абстракцией.

И становится уже не очень важно, что именно это за вещи, их можно интерпретировать как угодно, да. Для «Носферату», важно еще то, что это Куннелис, что это Arte Povera. Это обращение к конкретным объектам, конкретным текстам и звукам: это какие-то списки, народные рецепты, частушки, звуки, книги, бытовые предметы. Но при этом, существующие параллельно, они предоставляют абсолютно абстрактное пространство – наверное, за счет вот этой высокой степени всматривания, почти до уровня атомов и молекулярных решеток, до уровня, на котором объект превращается в среду.

По твоему рассказу я начал думать, что ты создаешь звуковые ситуации. То есть человеку предоставляется это ситуативное пространство, у нее есть правила, но эти правила являются сформулированными, продиктованными той найденной тобой средой, в которой человек как объект, рот как объект, инструмент как объект начинают субъектно работать, получают субъективность – и связываются друг с другом.

Это абсолютно точно, в этом событии все субъекты должны слушать все вокруг и повторять себе: «все, что вокруг – это я».

По твоим пояснениям складывается ощущение, что вот есть музыкальная постановка, у нее есть звуковой ландшафт, который предзадает отдельные ситуации междужанрового взаимодействия.

Сосуществование, я бы сказал. То есть это искусство без разрывов. Проблема искусства – не в том, что его разделяли. Проблема в том, что оно институциализировалось, стало отдельными институтами театра, визуального искусства, музыки. А та индивидуализация, о которой я говорю – это де-институциализация.  Единственное, что этот тотальный проект – это в принципе утопия, которая есть палка о двух концах, потому что я предполагаю повсеместный проект обретения своего языка через обнуление. Именно поэтому, когда я говорю о том, что я делегирую слушателю свои права композитора, я говорю об уничтожении музыки через бесконечное доверие. Музыка – это путь туда, где нет потребности в музыке.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 169
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #11 : Июнь 19, 2014, 04:07:15 »
http://www.kommersant.ru/doc/2493611

Пермская опера показала зубы

Мировая премьера "Носферату" Дмитрия Курляндского

19.06.2014

Пермский академический театр оперы и балета при поддержке Stella Art Foundation представил мировую премьеру оперы Дмитрия Курляндского "Носферату" на либретто Димитриса Яламаса, написанной специально по заказу театра, спектаклем, поставленным классиком arte povera Яннисом Кунеллисом и режиссером Теодоросом Терзопулосом, продирижировал худрук Пермской оперы Теодор Курентзис. Масштаб происшедшего оценивает ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.

Первое, о чем думаешь, выходя из зрительного зала Пермской оперы после исполнения "Носферату", насколько беспрецедентно последовательна и цельна для сегодняшних российских реалий та художественная политика, которую реализует со своими подопечными Теодор Курентзис. При кажущейся разнонаправленности смысловых векторов, где, казалось бы, постановка барочного раритета Генри Перселла, а где поданная, так сказать, с пылу с жару мировая премьера опуса нашего современника, пара выпущенных в нынешнем сезоне в Перми премьер образует диптих, фиксирующий важнейший для отечественного оперного процесса тектонический эволюционный сдвиг. Налицо ни много ни мало кардинальная смена парадигмы мышления: выясняющий отношения с оперной культурой прошлого театр интерпретации, в матрице которого российская музыкальная сцена существовала с начала 1990-х, уступает место актуальной модели сочинительского театра, предпочитающего не трактовать текст, а писать его с чистого листа. В выпущенной в минувшем сентябре "Королеве индейцев" Теодор Курентзис на пару с режиссером Питером Селлерсом выстраивал из фрагментов лежащего в руинах перселловского текста фактически новую партитуру с оригинальным либретто и имеющей мало отношения к подлиннику музыкальной драматургией. Авторы только что выпущенного "Носферату" пошли дальше, попытавшись создать современный Gesamtkunstwerk — порывающее с вековыми оперными конвенциями синтетическое произведение искусства. 38-летний Дмитрий Курляндский — пожалуй что самый известный и востребованный на Западе автор новой русской музыки, лауреат престижных премий, не первый год сотрудничающий со статусными европейскими институциями,— наконец-то дождался соответствующего масштабу его таланта заказа на родине.

Более подходящего соратника для реализации давней амбициозной мечты Теодора Курентзиса — извлечь оперный жанр из-под глыб мейнстрима, вернуть музыкальному театру его ритуальную природу — трудно было подыскать: сочиняя музыку преимущественно без звуковысотности и используя почти исключительно экстремальные и нетрадиционные приемы звукоизвлечения, задействуя в оркестре дрели, электропилы, точильные камни и ножи, господин Курляндский прорывается к первооснове музыки — организации времени. Колоссальная по силе эмоционального воздействия полуторачасовая партитура "Носферату", исполненная под управлением Теодора Курентзиса дивой современной русской оперы Натальей Пшеничниковой и дебютировавшими на музыкальной сцене двумя протагонистами афинского театра "Аттис" Софией Хилл и Тасосом Димасом,— царство суггестии, пульсирующая мрачной хтонью черная дыра, засасывающая и перемалывающая всякого, кто к ней приблизился. Корчащаяся в удушливых спазмах, то и дело застывающая в судороге и впадающая в столбняк музыка "Носферату" движима экстатической энергией той "первоначальной немоты", об обретении которой искусством грезил когда-то Осип Мандельштам. Эффект радикального обнуления всего предшествующего слухового опыта оперной аудитории многократно усилен показательным уничтожением границ между звучащим и слушателем: с нездешней легкостью расправляющиеся с голосоломным материалом "Носферату" подопечные Виталия Полонского, вокалисты хора MusicAeterna и инструменталисты-ударники рассажены в ложи бенуара, инсталлируя публику партера аккурат в центр высоковольтной акустической дуги.

Вопреки зрительским ожиданиям, "Носферату" не является ремейком одноименных фильмов Фридриха Вильгельма Мурнау и Вернера Херцога: и дышащее сильной чувственной образностью либретто Димитриса Яламаса, и сценическая интерпретация партитуры Дмитрия Курляндского повествуют о гибели утратившей прежнюю власть и силу классической культуры, принесенной в жертву новому искусству. На оперных подмостках Теодорос Терзопулос предпочел изменить привычной емко-лаконичной аскезе своего стиля, развернув перед зрителем "Носферату" целую вереницу эсхатологических па: тут и заказанная верной соратницей греческого режиссера Алле Демидовой отходная старой культуре, и корчащаяся у рампы балерина в пачке, персонифицирующая гибель классического искусства, и прочие апокалиптические кунштюки. Неожиданная избыточность сценического текста не помешала "Носферату" стать, пожалуй что, самым цельным из всех предпринятых к настоящему моменту в России опытов диалога новой музыки и театра. Успех пермского предприятия обеспечило единство эстетических устремлений авторов постановки: Теодорос Терзопулос работает в подчеркнуто антипсихологической системе координат, Дмитрий Курляндский трактует звук как результат физиологического процесса, а основоположник arte povera Яннис Кунеллис строит сценографию спектакля из хранящих память тела артефактов — объединенных в гигантские панно старых пальто, ритуальных ножей, зевающих раскрытых гробов. На выходе получился стопроцентно модернистский проект, не только достойный города Сергея Дягилева (показ "Носферату" станет центральным событием открывающегося сегодня в Перми Дягилевского фестиваля), но и вполне способный украсить программу ведущих театральных фестивалей Европы — от Рурской триеннале до Wiener Festwochen.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #12 : Июнь 20, 2014, 23:26:46 »
В Перми начинается реконструкция Театра оперы и балета

http://www.teatral-online.ru/news/11809/

На открытии Дягилевского фестиваля, который стартовал 19 июня, объявлено о предстоящей реконструкции местного Театра оперы и балета. Как сообщает портал «Новости Перми», согласно измененному проекту реконструкция предполагает строительство энергоцентра, который должен появиться уже в этом году, а также возведение новой сцены со зрительным залом на 1100 мест к 2015 году. Старый зрительский зал также будет реконструирован, и по окончании работ будет вмещать 800 зрителей. В итоге, площадь нового театра составит 39 тыс. квадратных метров вместо 8 тыс. имеющихся на сегодня.

Полностью работы по реконструкции здания оперного театра планируется завершить в 2016 году. Итоговая стоимость работ по реконструкции составит 5,1 млрд рублей.

Новый зал будет построен с использованием уникальных технологий для создания необходимого уровня акустики.

Работой над новой сценой оперного займется специалист-акустик Ясухиса Тойота, который создаст в Оперном театре уникальную акустику. Об этом сообщил генеральный продюсер Дягилевского фестиваля Марк де Мони.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #13 : Июнь 23, 2014, 11:55:08 »
В России появилась премия для молодых музыкальных критиков

http://www.colta.ru/news/3623
 
Пермский театр оперы и балета и Фонд поддержки современного искусства Camera Obscura учредили всероссийскую премию «Резонанс» для молодых музыкальных критиков, пишущих об академической музыке и музыкальном театре.
Премию будет присуждать жюри из пяти авторитетных музыкальных критиков, театральных деятелей, композиторов и интеллектуалов.

В жюри сезона 2014-2015 вошли:
Ольга Манулкина, музыкальный критик, директор магистратуры «Музыкальная критика» Смольного факультета;
Сергей Невский, композитор;
Зиновий Марголин, сценограф;
Демьян Кудрявцев, литератор, экс-генеральный директор ИД «Коммерсантъ».
Екатерина Бирюкова (председатель жюри), музыкальный критик, редактор раздела «Академическая музыка» сайта COLTA.RU.

Премия будет вручаться в трех номинациях:
Лучший критический текст (премия I, II и III степени);
Лучшее СМИ, пишущее об академической музыке и музыкальном театре;
Почетная премия за вклад в развитие театрально-музыкальной критики.
Лауреаты премии за лучший текст и за особые заслуги награждаются денежными призами. Победители в номинации «Лучшее СМИ» получают приглашение на Дягилевский фестиваль для двух членов редакции.

Конкурс текстов начнется 1 сентября 2014 года, к участию приглашаются авторы не старше тридцати пяти лет. Торжественное объявление результатов и награждение лауреатов премии «Резонанс» пройдет во время Дягилевского фестиваля в 2015 году.

Инициаторами и кураторами проекта стали Анастасия Зубарева и Анна Инфантьева, выпускницы магистерской программы «Музыкальная критика» Факультета свободных искусств и наук СПбГУ.

«Музыкальный критик — ключевое звено взаимодействия между создателями музыки и ее слушателями. — говорит программный директор Фонда Camera Obscura, сокуратор премии «Резонанс» Анна Инфантьева. — Однако музыкальная история современной России не знает ни одной специальной критической премии. Исключением была только Премия театральной критики имени Александра Кугеля, учрежденная по инициативе Олега Меньшикова, которая прекратила свое существование еще в 2007 году. Прецедентом поощрения работы критика сегодня является, пожалуй, только номинация "Театроведение и театральная критика" премии Станиславского. Однако эта премия традиционно фокусирует свое внимание на драматическом театре. Основание Премии для молодых критиков, пишущих об академической музыке и музыкальном театре, станет первым масштабным проектом, привлекающим внимание к этой профессии».
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #14 : Июнь 23, 2014, 11:56:06 »
Разработка документации по строительству новой сцены Оперного театра может стоить бюджету 233 миллиона рублей

http://www.business-class.su/news.php?id=44009

Краевое правительство объявило конкурс на право заключения контракта на выполнение работ по разработке рабочей документации для строительства новой сцены театра оперы и балета и приспособления существующего здания для современного использования. Начальная (масимальная) цена контракта – 233 686 252 рубля. Соответствующая информация опубликована на сайте госзакупок.

По условиям контракта, подрядчик должен будет разработать рабочую документацию для строительства энергоцентра, новой сцены, приспособления существующего здания и реставрации здания театра и театральных касс. Новая сцена при высоте в 6 этажей будет занимать площадь 7764 кв м, она рассчитана на 1100 человек. Работать на строительстве должны 831 человек. При проектировании придется учесть, что участок относится к подтопленной территории с глубиной залегания уровня грунтовых вод менее 2-х метров.

Прием заявок для участия в конкурсе продлится до середины июля, на разработку документации у победителя будет 200 дней. Участвовать в конкурсе могут как юридические лица, так и индивидуальные предприниматели. Начало строительства запланировано на 2014 года, завершение – на 2018.

Напомним, о старте конкурса на строительство новой сцены объявил губернатор Виктор Басаргин во время отчета о работе Правительства региона перед депутатами ЗС 19 июня. Он подчеркнул, что к участию в конкурсе будутдопущены только надежные компании.
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #15 : Июнь 23, 2014, 12:53:18 »
Ольга Манулкина, музыкальный критик
Сергей Невский, композитор
Екатерина Бирюкова (председатель жюри)

О-ооооооооо .........
Могу себе представить, какой подъём критики воспоследует под таким мудрым руководством и что выдвинутые им "молодые критики" будут восхвалять.
Просто нет слов: собрали в одном жюри цвет нашего околомузыкального мракобесия. Ну молодцы.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #16 : Июнь 24, 2014, 15:15:01 »
Во рту Аида

«НОСФЕРАТУ» В ПЕРМИ

текст: Никита Сафонов http://www.colta.ru/articles/music_classic/3633

В Пермском театре оперы и балета под управлением его шефа Теодора Курентзиса состоялось одно из главных событий всего российского сезона — мировая премьера оперы «Носферату». Это многомерная театральная инсталляция, над созданием которой помимо московского композитора Дмитрия Курляндского работала совершенно невероятная команда. Главной звездой в ней был знаменитый греческо-итальянский художник Яннис Кунеллис, один из лидеров arte povera. Режиссер — мэтр греческого театра Теодорос Терзопулос. Среди участников — Алла Демидова и королева «экстремального вокала» Наталья Пшеничникова. «Обычных» оперных певцов в этой опере не предусмотрено, но участвуют оркестр, сидящий в яме, и хор, расположенный по бокам партера, а также артисты пермской балетной труппы.

Настаивая на музыкальной уникальности происшедшего, COLTA.RU собрала комментарии приехавших на премьеру специалистов, попросив ответить на два вопроса: 1) насколько радикален музыкальный язык «Носферату»; 2) опера ли это? Ответы читайте после статьи Никиты Сафонова.

Текст-коллаж
Либретто Димитриса Яламаса на латинском и русском языках представляет собой формальную интерпретацию древнегреческого мифа о похищении Персефоны Аидом, который выступает в образе, заимствованном из массовой индустрии и — одновременно — из коллективного бессознательного страха. Это Носферату (вампир, существо, переносящее болезни, по версии восточноевропейских народов) в исполнении актера Тасоса Димаса.

Текст склеен из осколков, обрывков и языковых находок, заимствованных из окружающей действительности. Эти лингвистические объекты, распределенные между исполнителями, создают сложную знаковую систему, полную коннотаций, и выстраивают смысловые линии постановки. Корифей (Алла Демидова) читает нечто, напоминающее выдержки из Апокалипсиса. Тремя Грайями (в одном лице — Натальи Пшеничниковой) перечисляются элементы химического состава крови. Зеркало трех Грай (Элени-Лидия Стамеллу) вырывает из книги списки лекарственных и ядовитых трав. Персефона (София Хилл) проговаривает традиционные рецепты от малокровия, пока ее последовательно лишают всех чувств перед свадьбой под землей. Хор озвучивает названия воображаемых локаций подземного царства, смертельных болезней, а также переведенные на латынь откровенно вульгарные частушки. Все это создает плотную ткань, своего рода развернутую карту пространства смерти.

Гробы, ножи, книги и статичное шествие
Решение Кунеллиса минималистично, но в то же время массивно: это три занавеса, поочередно рассекающие сценическое пространство, и свод пещеры в глубине сцены высотой во весь ее проем, сшитый из элементов одежды. Занавесы представляют собой развешанные лицом к залу инсталляции: из огромного количества гробов, затем — ножей и затем — книг. В личной беседе один из основателей arte povera настаивал на том, что это никак не сценография. Это попытка создать посредством простейших конкретных объектов, также заимствованных из быта, сценические планы, своего рода вертикальные проекции, выставку действий.

Ножи, которые вскрывают тело, пуская реки крови, книги, фиксирующие движение истории, становятся статичными экранами, готовыми заговорить. Опустошенные людские тела, явленные в бессчетном количестве костюмов, складывающих в глубине сцены свод Аида, — массовка царства мертвых, взирающая на живых зрителей в зале.

Главные действующие лица, которых Терзопулос оставляет почти без движения перед занавесами Кунеллиса, напоминают классических персонажей античной трагедии — это скульптуры, каменные герои. На их фоне проходят протяженные, повторяющиеся ритуальные шествия из вымышленных полулюдей. Бестиарий из искаженных человеческих форм (и одновременно дефиле модной греческой дизайнерши Лукии) перемещается, ставя акценты на осуществляемых обрядах — лишения Персефоны всех чувств и ее свадьбы в Аиде.

Рождение звука из молчания речи

Партитура оперы представляет собой экспериментальное исследование возможностей дыхательного аппарата и одновременно — испытание его на прочность. Происходит рождение музыкальной речи из тотальной тишины. Акустическое поле — сотканная из вздохов, хрипов, а также из звуков пил, ножей и пенопласта материя. Конкретные шумовые объекты превращаются в ландшафтную среду из столкновений, пересечений и отдалений. Публика помещена в пространство из тонких, как правило, еле заметных звуковых нитей. Хор, расположенный с двух сторон бенуара, замыкает пространственную композицию постановки. Становится понятно, что все элементы, собранные разными авторами, складываются в инсталляцию ротовой полости Аида. Эта дыхательная глоссолалия очень сложна для восприятия, волны звука осаждают публику, которой необходимо настроить слух на почти нечеловеческий уровень различения фрагментов. Единственный выход для слушателя — начать разделять эти микроволны, перемещаться по системам узлов, прочитывая свою личную ситуацию пребывания в этом звуковом пространстве. Один и тот же музыкальный текст может быть прочитан бесконечное число раз. И в то же время он — математически выверенная система.

Ольга Манулкина, музыковед, музыкальный критик

1) Что касается звуковой материи «Носферату», то ее равно интересно оценивать по принципу как отрыва «от», так и принадлежности «к». Возможно, даже в огромном спектре современных композиционных приемов и техник это решение можно назвать радикальным. Но не менее увлекательно наблюдать за тем, в какую традицию вступает автор, и, вспоминая, например, причитания и пришепетывания «Свадебки» Стравинского или шелестящие и свистящие заклинания его же «Эдипа», думать о том, что сегодня исследование звуков речи уводит композитора еще дальше и глубже, к доречевому, дословесному периоду.

Но еще интереснее думать даже не об этом пласте, лежащем ближе к поверхности, а о структуре, меру радикализма или традиционности которой еще предстоит выяснить. Как композитор сделал так, что в течение полутора часов этого запредельного музыкального текста напряжение не ослабло (при том что для меня оно не подпитывалось театральным зрелищем, скорее напротив, порой находилось в противодействии ему)? Здесь работает какая-то железная, неумолимая музыкальная логика композитора Курляндского, который всю эту махину, сделанную из тишайших и тончайших, рассыпающихся в прах или еще не родившихся звуков, выстроил и вел на протяжении трех актов.

На слух с первого раза я эту логику могла только чувствовать, и некоторые ощущения подтвердились. Так, в третьем акте у меня начались проблемы: очередная волна вдруг прерывалась не(музыкальным)звучанием, репликой, которую произносила Алла Демидова. Но этот обрыв не входил в структуру, напротив, ломал ее. Снова волна — снова обрыв — снова реплика и так далее. Позже выяснилось, что это решение, принятое в совместной работе над спектаклем, в партитуре его не было. Органичность и прочность структуры «Носферату» — доказательство того, что эта опера существует как самостоятельное, цельное музыкальное произведение, так, как существуют великие оперы, сколь бы театральны они ни были.

2) Нужно просто договориться, что такое опера в 2014 году, уступила ли она за последние полвека-век место «музыкальному театру» или впустила в себя многочисленные его варианты. Если опера — это арии и речитативы, то ответ — «нет». Если опера — это dramma per musica, то, безусловно, да.

Владимир Раннев, композитор

1) Для современного мирового оперного процесса это не радикально. Для провинциального российского оперного театра — радикально. Для нынешнего Пермского театра оперы и балета — не радикально. Для моей соседки по креслу, стильной столичной дамы, — радикально. Лично для меня — не радикально. При этом и пермяки, и московские гости аплодировали опере стоя, независимо от того, показалась ли она им радикальной или нерадикальной. Итог: этот критерий характеризует не саму оперу, а театр, взявшийся за нее и доказавший, что оперная продукция любой степени радикальности может быть успешной у зрителя любой степени подготовленности.

2) Да. Есть два критерия, отличающие оперу от неоперы.
а) Опера — это придуманная композитором музыкальная форма, и тем она отличается от неоперы, где музыка подчинена логике драматического действия. Музыкальная форма в «Носферату» Курляндского — очень цельная, логика ее развития отталкивается от жизни звукового материала.
б) Основой музыкального материала в опере должен быть голос. В «Носферату» именно так и есть. Поют (в самом широком смысле этого слова) постоянно.
Оба критерия у Курляндского соблюдены. Значит, «Носферату» — опера.

Людмила Ковнацкая, музыковед

2) Прежде всего это опера, потому что композитор так ее назвал. Он думал об опере, когда работал над этим сочинением, он писал оперу. Композитор заключает с нами такую конвенцию, и я не вижу ничего, что могло бы опровергнуть его идею, если учитывать опыт мировой оперы. Как она звучит? Как опера-оратория. Как выглядит? Как опера-оратория и балет, пластическое действо с театрально-драматическими элементами. К XXI веку такие миксты существуют во множестве.

1) Не бывает радикальной новизны. Все дело в сочетаниях и соотношениях. Ощущение радикальной новизны рождается из сочетания прежде несочетаемого. Здесь, в этой партитуре, я слышу традиции духовной музыки. Музыка живет в пространстве между dies irae и de profundis. И дело не только в тексте. То есть — не буква, а дух традиции. Я слышу полифонию ostinato как пространственную полифонию, которая живет и в ХХ веке. Последней мешает, как ни странно, расположение исполнителей: если бы они находились ярусом выше, акустический эффект был бы более явственным. Здесь есть и пассионные шествия, и в последнее из них, финальное, я мысленно вовлекла весь зал.

Общее впечатление от музыки «Носферату» Курляндского — сильное. В то же время, мне кажется, впечатление было бы еще сильнее, если бы после первого акта, где устанавливается порядок вещей, соотношение разных планов полифонии музыкальной и сценической, в акте третьем после генеральной кульминации (физическое уплотнение фактуры, мощный темповый сдвиг) разгневанная музыка «выплюнула» внемузыкальную речь — драматические реплики — и поглотила бы собою все — бесповоротно, безвозвратно.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #17 : Июнь 25, 2014, 13:43:21 »
В библиотеке имени Пушкина открывается фотовыставка английского репортера Джеймса Хилла

http://www.gorodperm.ru/news/2014/06/25/26103/

25 июня в 16:00 в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина (ул. Петропавловская. 25) состоится открытие фотовыставки ведущего английского фоторепортера Джеймса Хилла «Ангел Музыки».

Работы Джеймса Хилла удостоены множества престижных наград в сфере фотожурналистики – от Пулитцеровской премии, приза Visa d’Or Международного фестиваля в Перпиньяне и World Press Photo до наград Международного пресс-клуба Америки и Американской национальной ассоциации фоторепортеров.

Приехав в Пермь в 2013 году, Хилл сразу оказался в гуще культурных событий. Объектом для своих фотонаблюдений выбрал одно из знаковых мест для пермяков.

-Я нахожу, что сложнее всего фотографировать именно знакомые вещи. А опера и балет знакомы не только мне, но и многим жителям Перми, для которых театр оперы и балета – отправная точка в культурной жизни города. Жесты и позы балерины глубоко запечатлены в сознании россиян, и главной задачей для меня стало найти свежее прочтение того, что уже хорошо всем нам известно. Поэтому я решил фотографировать за кулисами театра оперы и балета, чтобы высветить те моменты, которые, как правило, скрыты от общего обозрения. Я мог беспрепятственно прогуливаться из репетиционной в костюмерную, а из костюмерной – прямо на сцену. Для любого фотографа, пытающегося поймать ценный кадр, такая свобода действий – самый лучший подарок, - рассказывает автор.

«Ангел Музыки» - это совместный выставочный проект Пермской художественной галереи и Пушкинской библиотеки. Выставка работает по режиму работы библиотеки в большом зале и продлится до конца лета.

Вход свободный.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 169
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #18 : Июнь 26, 2014, 04:19:52 »
http://www.kommersant.ru/doc/2498935

Пермские сезоны

Дягилевский фестиваль расширил программу

26.06.2014

В Перми в эти дни проходит многожанровый международный Дягилевский фестиваль, аккумулировавший в своей программе лучшие силы российского и европейского исполнительского искусства. Из Перми — ЕЛЕНА КРАВЦУН.

Фестиваль уже в восьмой раз проводится в Перми, городе, исторически и духовно связанном с Дягилевым. Мероприятие за несколько последних лет приобрело захватывающий дух масштаб и еще больше раздвинуло рамки своего формата. В этом году организаторы Дягилевского фестиваля в стремлении сделать его еще более открытым и, что называется, friendly по отношению к публике на театральной площади запустили Дягилевский клуб в белом шатре, под сенью которого можно было посмотреть видео спектаклей номинантов премии имени Дягилева и дневники фестиваля, послушать лекции и поучаствовать в public talk.

Международный смотр начался по сложившейся традиции с балетов, а именно с программы под названием "Век танца: Стравинский—Баланчин". Благодаря успешному сотрудничеству с Фондом Джорджа Баланчина Пермский театр оперы и балета наряду с Большим театром и Мариинкой с девяностых годов получил священное право танцевать хореографию "Петипа XX века" — теперь к уже имеющимся в репертуаре труппы восьми балетам добавились еще три. "Аполлон Мусагет" (1928), ставший истинным украшением последних лет Дягилевских сезонов, кульминация неоклассицистской линии в творчестве Стравинского и момент обретения своего хореографического "я" Баланчиным, был проведен артистами в трепетном почтении к создателям. Несмотря на адекватное раскрытие партитуры и торжество красивых тел, этому царству балетных форм несколько не хватало легкости в приземлениях и изящного озорства.

Мифологическую идиллию сменили "Рубины" (1967) из трехчастного спектакля Баланчина "Драгоценности". Задник сцены, декорированный огромными стразами—имитациями самоцветов, вполне воплощал отечественное представление о шике-блеске в привычном духе "дорого-богато". Джазовый рисунок танца с соблазнительными па артисты труппы выдавали со столь залихватской энергией, что даже досадное падение одной из балерин не стало большой проблемой. Последним балетом вечера и российской премьерой стала "Симфония в трех движениях" (или в трех частях, 1972) — многосоставное напористое действо, напоминающее своими угловатыми движениями, с одной стороны, линии танца Нижинского, а своими спортивными перемещениями — соцреалистическую аэробику, с другой.

Вручение Международной премии им. С. П. Дягилева, которая призвана поощрять продюсеров музыкального театра, в этом году закономерно проходило под знаком памяти реформатора оперного театра, импресарио и Дягилева наших дней Жерара Мортье, председательствовавшего в жюри премии на протяжении нескольких лет и скончавшегося в марте этого года. В номинации участвовали пять европейских продюсеров, работы которых так или иначе отличились связью западноевропейской и русской культур: Юрген Флимм, Ева Вагнер-Паскье и Катарина Вагнер, Джон Берри и собственно Жерар Мортье. Ни для кого не было сюрпризом, когда режиссер Дмитрий Черняков огласил решение присудить Мортье премию Дягилева посмертно, денежный фонд пойдет на перевод и издание книги "Драматургия одной страсти" авторства великого интенданта.

Следом за церемониальной частью премии зрителей ждала мировая премьера ультрасовременной оперы "Носферату", написанной композитором—ниспровергателем привычных представлений о музыке Дмитрием Курляндским и утонченным поэтом-либреттистом Дмитрием Яламасом, поставленной двумя Теодорами — дирижером-новатором Курентзисом и тотальным режиссером Терзопулосом (подробнее см. "Ъ" от 19 июня). Размышлением о смерти другого толка стало исполнение оркестром musicAeterna под управлением Курентзиса "Зимнего пути" — сочиненной интерпретации для тенора и камерного состава Ганса Цандера, которая сопровождалась снятой режиссером Алексеем Романовым одноименной кинопоэмой с претензией на артхаус. То на экране в духе школьной работы по информатике полз каллиграфическим почерком написанный текст стихов Мюллера, то разворачивалась кислотная презентация молекулярного мира и Вселенной, а похождения и тернистый путь страданий главного героя, скуластого мятежного юноши, показаны с обыденностью домашнего порно. Эстетизация безобразного сложилась в неловкий грязный декаданс, тогда как исполнение вокальной партии австралийским тенором Стивом Дэвислимом достигло психологических высот.

В качестве отдохновения от напряжений начальных дней на сцене театра случился визуально богатый "Барочный карнавал". Название, настраивающее на восприятие шедевров высокого барокко, оказалось обманкой — французский ансамбль Le Poeme Harmonique, известный во всем мире безупречным аутентичным исполнением музыки барокко и позднего ренессанса, лишь аккомпанировал ярмарочному динамичному балагану в духе средневековых зрелищ с акробатами, жонглерами и шутами. Комичные карикатуры на отдых аристократов сменились разудалыми пластическими этюдами в духе "Цирка дю Солей". По-французски заводной и остроумный спектакль органичнее смотрелся бы не в театре, а именно на площади, где такого рода представления с казнями, пирушками и потасовками и давали в ту эпоху.

Выставки, симпозиум, балет, современная опера по соседству с клавирабендами и этно-рок-концертом — таково разнообразие Дягилевского фестиваля, а завершится все выступлением фестивального оркестра, который исполнит Третью симфонию Густава Малера. Еще в преддверии открытия энергичный Теодор Курентзис обмолвился, что его мечта — "сделать Дягилевский фестивалем премьер, наполнить его тем, чего еще не было ни в России, ни в Европе" — вполне себе дягилевское устремление, благо что и потенциал имеется.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #19 : Июнь 30, 2014, 16:54:03 »
"Князь Игорь", "Сказки Гофмана" и балеты Шостаковича войдут в афишу будущего сезона пермской оперы

http://echoperm.ru/news/15/39986/

Завершая Дягилевский фестиваль - 2014, пермский театр оперы и балета ставит точку в этом сезоне. Театр практически готов к открытию нового творческого года. Об этом сегодня на брифинге заявил генеральный менеджер театра Марк де Мони.

Откроется будущий 143-й театральный сезон 19 августа показом новых спектаклей пермской балетной труппы (три балета Джорджа Баланчина), которые открывали Дягилевский фестиваль в этом году. Фактически свои двери пермская опера распахнет уже 17 августа для всех, кто является поклонником «Оперного экстрима», который прежде проходил в День театра. Что касается балетных премьер, то на декабрь запланирована премьера проекта Алексея Мирошниченко «Зимние грезы». Танцевальный триптих обещает стать заметным событием сезона, считает Марк де Мони.

- Это три поколения британской хореографии. Это Фредерик Эштон и «Конькобежцы» (Les Patineurs) – потрясающая винтажная вещь, в России еще не была поставлена. Далее Кеннет Макмиллан, знакомый вам по «Ромео и Джульетта», и его балет «Зимние грезы» - центральный балет триптиха по мотивам «Трех сестер». И заказ наш, а театру всегда важно заказывать новое - это заказ британскому хореографу Дагласу Ли.

Кроме того, в будущем сезоне театр намерен обновить «Лебединое озеро». Самый гастролирующий и популярный балет «почистит крылышки» исключительно в плане корректировки внешнего вида костюмов и декораций.

Марк де Мони также сообщил сегодня о том, что к руководству театра с предложением вышла вдова Дмитрия Шостаковича. Речь идет о постановке двух сочинений великого композитора - «Оранго» и «Условно убитый». Эти премьеры, скорее всего, откроют Дягилевский фестиваль. В программу форума искусств 2015 года также должны войти театральная инсталляция Ромео Кастеллуччи «Весна священная», проект «Балет для 40 машин», фестивальный хор споет программу из сочинений Стравинского, а также новое произведение, которое театр заказал композитору, но не готов пока предать огласке.

Дягилевский фестиваль пройдет в будущем году с 23 мая по 3 июня. А до того, в первой половине мая, в пермской опере должен состояться мини-фестиваль, посвященный юбилею Петра Чайковского.

Что касается премьер оперных спектаклей, то в сентябре шесть раз будет показан «Дон Жуан» Моцарта. А в конце января состоятся первые показы оперы «Сказки Гофмана». И лишь в марте зрителей ожидает «Князь Игорь». Кроме музыкальной составляющей, это название удивит пермяков тем, что театр планирует восстановить облик первого спектакля Мариинки, который состоялся в1890 году. По словам генерального менеджера Марка де Мони, афиша будущего сезона, как и в прошедшем, не будет плотно усеяна премьерами и показами. Они стремятся к театральной системе «стаджионе».

- Мы переходим от количества в качество. Это наблюдается уже некоторое время. Но мы считаем совершенно необходимым сделать так, чтобы любой репертуарный спектакль нашего театра в любой будний день был качественно подготовлен и исполнен. Для этого нужно уделять больше времени для репетиционного процесса. Каждый спектакль должен быть событием. Смерть халтуре!

В планах пермской оперы есть постановка для детей. Театр заказал композитору Петру Поспелову оперу по мотивам стихов Эдварда Лира. В новом сезоне музыканты  представят в концертном исполнении оперы: «Пассажирка», «Сельская честь», «Иоланта», «Пиковая дама» и «Тоска».

На концертах симфонической музыки в будущем сезоне прозвучат все симфонии Бетховена, а также отдельные сочинения Моцарта, Гайдна, Шумана и Малера. Кроме того, в 2015 году пермяки, возможно, вновь увидят оперы «Королева индейцев» и «Носферату».  Театр также запланировал участие в многочисленных фестивалях и гастролях в России и за рубежом.

Нина Соловей, “Эхо Перми”
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #20 : Июль 03, 2014, 13:23:56 »
Что ждать от нового сезона театра оперы и балета

http://www.chitaitext.ru/novosti/chto-zhdat-ot-novogo-sezona-teatra-opery-i-baleta/

Планы на сезон 2014/2015 Пермского театра оперы и балета по достоинству будут оценены самой взыскательной публикой. И в первую очередь, это касается трех оперных премьер — «Дон Жуан» Моцарта, «Сказки Гофмана» Оффенбаха и «Князь Игорь» Бородина.

Моцартовским шедевром завершится «Трилогия Моцарта — да Понте в Перми»: один за другим на сцене одного российского театра были поставлены три совместных творения великого композитора и великого либреттиста.

На протяжении всего периода проект, приведший к возникновению такого культурологического понятия, как «пермский Моцарт», оставался в руках дирижера Теодора Курентзиса, но при этом представлял варианты разных режиссерских решений. В случае с «Дон Жуаном» можно говорить об еще одном новом взгляде на Моцарта и его заглавного героя — и это взгляд женский.

За постановку взялась режиссер из Аргентины Валентина Карраско, которая в 2013 году справилась с вагнеровским «Кольцом нибелунга» (Буэнос-Айрес), а в мае 2014-го сделала «Поворот винта» Бриттена (Лион). Будучи участницей знаменитой каталонской труппы La Fura dels Baus, воспроизводящей душу музыки в эффектных сценических образах, Валентина Карраско планирует населить сцену пермского театра манекенами и суррогатами живых людей, среди которых единственным настоящим человеком оказывается Дон Жуан.

«Сказки Гофмана» запланированы на январь 2015 года, их ставит гречанка Катерина Евангелатос — выпускница мастерской Леонида Хейфеца в Российском университете театрального искусства — ГИТИС. Дирижером-постановщиком премьеры выступит Теодор Курентзис.

К марту поклонников Пермской оперы ждет большой подарок — возвращение «Князя Игоря» Бородина. Это будет постановка еще одной женщины-режиссера — бельгийки Зигрид Т'Хуфт, и главного дирижера театра Валерия Платонова. Особенность спектакля в его «музейном» характере: театр реконструирует первую постановку 1890 года в Мариинском театре.

Работа по возобновлению художественного решения ведется под руководством Штефана Дитриха — эксперта в области исторического костюма, двумя годами ранее придавшего роскошный стиль пермской постановке Cosi fan tutte («Так поступают все женщины»). Таким образом, балетный фрагмент «Половецкие пляски» из оперы Бородина, с 2009 года идущий в пермском театре в хореографии Михаила Фокина и в декорациях по эскизам Николая Рериха, обрастет соответствующим оперным объемом.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #21 : Июль 03, 2014, 17:36:07 »
Не думайте о сюжете! Алла Демидова рассказала о «Носферату» и Раневской

http://www.perm.aif.ru/culture/person/1201001

Вера Шуваева  Статья из газеты:  Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 01/07/2014

Самое громкое и яркое событие Дягилевского фестиваля – мировая премьера оперы Дмитрия Курляндского «Носферату». Режиссером спектакля стал мастер по античному театру Теодорос Терзопулос. Среди исполнителей – легендарная актриса Алла Демидова.

За час до начала спектакля, когда и суперсовременный саунд-арт, и вампирская эстетика, и стоя аплодирующие партер и галерка были еще впереди, Демидова дала эксклюзивное интервью «АиФ-Прикамье».

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: - Алла Сергеевна, насколько важно для актера говорить на одном языке с режиссером? Вот у вас с Терзопулосом один язык?

Алла Демидова: - Естественно. Кто бы меня заставлял работать с ним уже более 20 лет? Актер должен быть воском в руках режиссера. 30 лет я проработала с Любимовым. Это не значит, что у нас все было общее с ним, но я была абсолютно послушна. Или, например, с Эфросом мне посчастливилось работать. Моя, пожалуй, лучшая роль в театре – Раневская, это Эфрос делал. Работала также с Анатолием Васильевым, ну и так далее. Если же режиссер не по сердцу, то у актера есть единственное право – право отказа.

- Реакция зрительного зала для вас так же важна?

А.Д.: - Теперь нет. Она имела большое значение в молодости, когда хотелось нравиться зрителям. А закон сцены: когда очень хочешь нравиться – никогда не понравишься. Впрочем, это и закон жизни.

В театре надо просто выполнять свою задачу. Она стоит перед тобой, и ты должен ее так или иначе (желательно иначе!) решить. Хочется, конечно, чтобы зритель твое решение принял. Но это уже дело десятое.

- В Перми вы не в первый раз. Помню, приезжали с поэтическим вечером, читали Ахматову. Как вам наша театральная публика?

А.Д.: - Это было давно. Сейчас выступаю с такими вечерами только в Москве и Петербурге. Но в начале июня я прилетала в Пермь на репетиции «Носферату» и побывала у вас на премьере «Зимнего пути». Получила огромное наслаждение! Видеоряд на экране, который шел контрапунктом к шубертовской музыке, оркестр – словом, настоящее театральное действо. Тем не менее я видела, как люди с возмущением вставали и уходили.

Причем не только пожилые. Меня поразило, что уходили и молодые. Думаю, они не то чтобы не доросли, а не дожили до понимания театрального искусства. Наверняка они хорошо знают что-то, чего не знаю я. Но театр они не понимают.

Попасть в жест и в ноту

- Вас не пугает то, что сюжет «Носферату» связан с царством мертвых?

А.Д.: - Нет. Я никогда не играю себя в предлагаемых обстоятельствах. Это первый курс театрального училища. Школа Станиславского. Хорошая школа, когда люди учатся естественно существовать на сцене. Но еще Дидро сказал: «Ты маленький тартюф, маленький скупой. И если ты будешь играть себя, ты никогда не дорастешь до Тартюфа и Скупого с большой буквы».

Меньше всего надо думать в «Носферату» о сюжете. Меньше всего! Равно как и в любой другой опере. Евгений Колобов, один из гениальнейших и тончайших дирижеров, с которым мы делали «Поэму без героя», предложил мне как-то: «Алла, давайте сделаем вместе «Пиковую даму»! Мне так надоело слушать Модеста Чайковского на сцене, я хочу слушать Пушкина. Вы будете читать пушкинскую «Пиковую даму», а я найду музыку, которую слушали в свое время Лиза и Германн». Это я к тому, что либретто опер писались модестами чайковскими, а не Пушкиным.

- «Носферату» – не обычная опера…

А.Д.: - Да, скорее перформанс. Здесь не только музыка. Здесь и гениальный художник Кунеллис, и гениальный режиссер Терзопулос, и гениальный Курентзис, могучей волей собирающий оркестр, хор и солистов в одно целое. Когда мы начинали работать, нельзя было предположить, что все получится именно так.

- А что в этой работе оказалось для вас самым сложным?

А.Д.: - У меня не было сложностей. Единственная сложность – попасть в жест, который дает мне Курентзис. Потому что если я в него не попаду, кто-то пропустит свою ноту.

- Вы исполняете в спектакле роль Корифея хора. То есть вы его руководитель?

А.Д.: - В античной драме – да, Корифей был руководителем хора. Но тут он скорее (ищет подходящее слово) выдумщик. Его идеи воплощаются на сцене.

- В наше время корифеями принято называть людей, добившихся в чем-либо выдающихся успехов. Для вас сегодня корифей – это кто?

А.Д.: - Знаете, есть много людей, которых я очень ценю и люблю. Но называть их корифеями с моей стороны было бы глупостью. Это не то слово, чтобы обозначить мое отношение к ним.

- А из всех достижений собственной жизни какое вы сами считаете наивысшим?

А.Д.: - Никогда не задумывалась. Мне удалась Раневская в «Вишневом саде», ее отмечали критики. Считаю, что после меня играть Раневскую стали по-другому.

У Чехова она жила в Париже на пятом этаже, где обычно живут молодые художники. Там накурено, неуютно, какие-то дамы, патер с книжкой… И я подумала: а ведь в начале прошлого века все французские художники женились на русских дворянках. И повернула так, что телеграмму из Парижа Раневская получает от молодого Пикассо. А от этого уже все пошло иначе… Но это вы заставили меня говорить сейчас об этом! (С трудом сдерживает эмоции.) Это было в 74-м году. Неужели вы считаете, что я все время думаю о том, что было тогда?!
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #22 : Июль 03, 2014, 19:16:08 »
У Демидовой ко всем прочим старческим проблемам добавилась мания величия. Собственно, чего ещё ждать от актрисы, прошедшей школу маразматических любимовских спектаклей.
Вот они - "плоды просвещения"!
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 679
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #23 : Июль 03, 2014, 19:19:29 »
Вы случайно не про это?

- Реакция зрительного зала для вас так же важна?

А.Д.: - Теперь нет. Она имела большое значение в молодости, когда хотелось нравиться зрителям. А закон сцены: когда очень хочешь нравиться – никогда не понравишься. Впрочем, это и закон жизни.

В театре надо просто выполнять свою задачу. Она стоит перед тобой, и ты должен ее так или иначе (желательно иначе!) решить. Хочется, конечно, чтобы зритель твое решение принял. Но это уже дело десятое.

Мне-то казалось, что артисты работают для зрителей, и мнение публики - не "десятое дело". По-моему, не стоит такие вещи публично заявлять.
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Пермский театр оперы и балета
« Ответ #24 : Июль 03, 2014, 19:24:42 »
Нет :))
Я про то, что она сделалась лучшей Раневской, которую после неё стали играть по-другому.
Ха-ха.
а ещё я про то, в чём она участвует и что восхваляет. Это даже не режопера, это уже НЕЧТО.
Это ОНО - страшное и неодолимое, как у Салтыкова-Щедрина.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица