Автор Тема: Динара Клинтон, пианистка, род. 1989 г.  (Прочитано 786 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Наблюдатель

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 205
Динара Клинтон, концерт в Берлине, музыкальнай салон «французского» дома.

Каждый раз, слушая Динару, не перестаю восхищаться ее мастерством. Она обладает пианизмом самой высокой пробы : это невероятная пальцевая ровность, точность штриха и артикуляции, широкая звуковая градация в пределах какого- нибудь одного динамического диапазона, например piano, и отменное качество звукоизвлечения. Сама по себе игра у нее на редкость стабильная, практически без потерь.

Динара никогда не форсирует звук, - даже в самых кульминационных эпизодах, например, в коде "Мазепы" Ф.Листа, аккорды звучат очень мощно , наполненно, но ни в коем случае не стучат! А относительно ее феноменальной пальцевой виртуозности можно даже и не напоминать: достаточно послушать в ее исполнении только лишь 2 Этюд Шопена или "Блуждающие огни" Ф.Листа, чтобы убедиться , что ТАК играть ну просто невозможно! :)

Словно нарушаются элементарные законы физики:) Не может "нормальный" человек в таком быстром темпе, легко и КАЧЕСТВЕННО играть двойные ноты, к тому же на pianissimo! :) В них прослушивается практически каждая нота. По крайней мере, я в своей жизни подобного еще не слышал. Виртуозность высшего класса! Я нисколько не преувеличу, если скажу, что даже сам по себе пианизм Динары отдельно представляет огромную эстетическую ценность, которой можно вполне наслаждаться.

Прекрасно понимаю, что любая блестящая техника не может существовать вне контекстного содержания, так сказать, без подчинения чему - то более главному, например, раскрытию музыкального образа или усилению эмоционального воздействия на слушателя. Но часто ловлю себя на мысли, что получаю огромный кайф от наблюдения за деталями. Например, в музее смотрю на картину, пусть даже не очень известного художника, как вдруг, совершенно неожиданно начинаю долго любоваться какой- нибудь деталью , скажем тончайшей прозрачной вуалью на женском портрете. Затем спрашивая себя, КАК такое чудо могло произойти, как это было технически сделано, какими красками или кистями пользовался художник?
Но у Динары мастерство всегда " направлено" и не существует вне музыкального контекста . Оно всегда подчинено образной сфере.

Хотя очень часто ее запредельное пианистическое мастерство УЖЕ само по себе рисует образ и для этого специально ничего не нужно делать:)
Взять те же "Блуждающие огни" Ф. Листа, которые она играет невероятно быстро и легко на pianissimo. Играет ТАК, что можно не только улышать, но и «увидеть» отдаленные сверкающие блики огоньков. Вот такие вот чудеса и парадоксы, господа:)

А какая у нее потрясающая , буквально льющаяся кантилена! В этом плане у нее замечательно прозвучал, например, средний эпизод из "Вечерних гармоний " Листа. Настоящее скрипичное соло! :)
Атака звука совершенно незаметная, нет никакой форсированности и грубости при его извлечении. Буквально с первой пьесы, си-минорной Сонаты Скарлатти и у нее сразу запел рояль.
В начале концерта она сыграла две сонаты Скарлатти и после нее лирическую 24-ю Сонату Бетховена, чудную музыку, но почему-то редко исполняемую. По мне эта соната по характеру и настроению точно такая же «пасторальная», как и 15-я, хотя официально она ею не числится:)
Лично для меня критерием исполнения всегда является звучание рояля, какую бы музыку ни играл пианист. Ненавижу жесткую и грубую игру!

Когда Динара играет кантиленные пьесы на рояле, то буквально забываешь об ударно -молоточковой природе инструмента. В этом отношению ее исполнение фа-мажорного ноктюрна Чайковского можно без преувеличения назвать эталонным в плане кантилены.
Короче говоря, у Динары рояль поет и очень красиво! :)

И пусть мне кто- нибудь попробует доказать, что НАСТОЯЩЕЕ мастерство вовсе не обязательно для исполнения , что главное это " чу-у-у-йвсвсвства и эмо-о-о- ции " . Какой - бы ни был умный певец , да с «огромной философией в голове», но если у него нет главного - хорошего голоса и соответствующего умения, - грош цена всем его интеллектуальном потугам:)
Динара - не только огромный и блестящмй виртуоз, она к тому же очень интересный и глубокий музыкант. Она увлекает своей игрой, мне было очень интересно ее слушать в " спокойной " музыке, например, в том же "Ноктюрне" Чайковского. А ноктюрн у нее прозвучал действительно божественно. Это как раз был тот случай, когда для исполнения ничего не нужно делать лишнего , потому что музыка говорит сама за себя. Ноктюрн она играла очень тихим, словно окутанным в бархат, звуком. Прекрасно и чутко интонировала каждый интервал, фразу. Особенно восхитила последняя аккордовая цепочка на бесконечном diminuendo с полным растворением звучания к самому концу . Настоящий «Листок из альбома»!

А поскольку я сидел очень близко от рояля, то даже услышал в конце пьесы зависшее в воздухе эхо от обертонов струн . Ноктюрн слушал с закрытыми глазами. Показалось, что в этой музыке Чайковский передал весь спектр человеческих переживаний: - это была и боль, одиночество, ностальгия, светлая печаль, угасание, любование природой и все это , словно через дымку прожитых лет. Уверен, что композитор в этой музыке точно также, как и во «Временах года». продолжает ту же линию - описывает не саму природу, а себя в ней, нечто вроде автопортрета, то есть собственное видение природы, свое отношение к ней и эмоции, связанные с конкретным периодом года.
Во второй половине концерта Динара играла шесть транцендентных Этюдов Ф.Листа, включая знаменитую «Мазепу», «Блуждающие огни» (ее фирменный конек) и фа-минорный, аппассионатный.
Все этюды были у нее отлично сыграны.

Но хотел бы специально остановиться на «Мазепе» . Особенно не углубляясь в образную и содержательную сторону этого произведения, сакцентирую мысль на другом.
Это был первый случай в моей жизни, когда я услышал этюд без единого грубого и стучащего звука!
В основном «Мазепу» дубасят, жестко колотят и форсируют. Происходит сплошное варварское насилие : - гром, треск и ужасный грохот. И все аккорды в этой пьесе превращают в противную «звенящую стеклотару».
(Для тех, кто не знает, расскажу, как раньше, были такие пунткы для приема стеклотары. Они , как правило, располагались в подвалах жилых помещений. В них работали существа неопределенного пола и рода, в замызганных фартуках и в вечном алкогольном подпитии. Эти пункты работали в день всего лишь два часа, тем самым создавая огромные очереди. Так вот, когда ОНЕ наполняли ящики пустыми банками и бутылками, а потом с силой сбрасывали их на пол в огромую кучу, то всегда раздавался звон разбитой стеклотары. И почему -то этот звон мне все время напоминал «Мазепу». Точнее, когда очередной гастролер трескуче лупил на рояле «Мазепу» ближе к коде, я всегда вспоминал пункты по приему стеклотары! )

И это немудрено! Этюд действительно очень сложный, на физическую выносливость, там существуют трудности экстра-класса. Если вы помните - вся фактура пьесы состоит из громких аккордов со скачкАми, которые нужно сыграть чисто, на форте, в быстром темпе, все время ускоряя ближе к коде. А в коде вообще происходит настощая темповая и закрученная ритмическая пружина, сплошная вакханалия, размер делится пополам, темп доходит до stretto, аккордовые скачкИ становятся еще более быстрыми и динамика увеличивается. И в этой ситуации думать о КАЧЕСТВЕННЫХ аккордах, не приходится. Пальцы не успевают в воздухе наметить позицию последующего аккорда. «Не до жиру - быть бы живым»! . Вот поэтому и дубасят аккорды как есть, со страшной силой, да к тому же очень грязно!

Но когда играла эту «Мазепу» Динара, то никакого треска в звуке на заметил.
Она вообще с самого начала мастерски рассчитала всю динимику этюда, начав играть его по сути с mezzo-forte. К тому же не зацепила ни единой фальшивой ноты.
И если вы хорошо помните знаменитую звуковую «теорию относительности» Г. Когана, который доказывал в своей книге «Работа пианиста», что на фоне любого pianissimo даже одно forte будет казаться громоподобным.
Скажем коротко, Динара сыграла «Мазепу» в динамическом плане формально на один - два этажа ниже, но в конечном итоге ЭФФЕКТ оказался тем же! И героическая кода у нее прозвучала не менее значительно и торжественно (а возможно и более), чем у мускулистых тупых силовиков. И меня это, как слушателя, вполне устроило, потому что выбранная звуковая стратегия оказалась верной.
Что и говорить, настоящий мастер!

(На бис пианистка исполнила листовскую «Метель» и первую пьесу из «Детских сцен» Р. Шумана «Von fremden Ländern und Menschen»)
Молодчина, Динара! Ты действительно прекрасно отыграла свой концерт. Я уверен, что немецкая публика по достоинству тебя оценила , судя по горячим аплодисментам. Браво!