Автор Тема: Дмитрий Башкиров (р.1931 г.): пианист и педагог  (Прочитано 25280 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Несколько дней назад в Большом зале СПб филармонии прошел замечательный концерт, оставивший очень светлые впечатления благодаря участию в нем Д.А. Башкирова. О педагогической и исполнительской деятельности этого музыканта уже не раз заходила речь на нашем форуме. Полагаю, что мы можем посвятить ему отдельный поток.

Творческая жизнь и педагогическая деятельность Д.А. Башкирова, ученика А.Гольденвейзера, служит примером продолжения и передачи традиций русской пианистической школы – этого удивительного явления, которым сильна культура. Среди воспитанников Д.А. Башкирова есть известные пианисты, которые уже сами принадлежат к разным поколениям: Д.Алексеев, Н.Демиденко, А. Володось и др.

Исполнительство Д.Башкирова прежде всего ассоциируется с произведениями композиторов-романтиков, в интерпретации которых выдающийся пианист добился значительных высот.  Пару лет назад Д.А. Башкиров отметил 75-летие.

Удивительное дарование романтического пианизма музыкант продемонстрировал и на недавнем концерте в Филармонии:
 
11 января 2009 года
ЗКР Симфонический оркестр Санкт-Петербургской Филармонии
Дир. – А. Аниханов
Солист – Д. Башкиров

К.Ф.Э. Бах, Концерт до-минор
Р.Шуман Концерт для фортепиано с оркестром
На бис исполнены:
Шуман - Nicht schnell mit innigkeit (первая пьеса из Пестрых листков)
Рахманинов – Весенние воды (переложение для ф-но)

В концерте принимала участие Е. Башкирова, дочь Дмитрия Александровича, исполнившая в первом отделении 21-й концерт Моцарта. Выступление мне показалось заурядным и ничем особенным не запомнилось.

Д.Башкиров находится в прекрасной физической форме, что, конечно же, очень радует, не растерял бодрости духа, и оба концерта, если не цепляться за мелочи, весьма неплохо провел технически. Но главное, что привлекает и приводит в восторг – это необыкновенная увлеченность пианиста непосредственным творчеством, способность на время вырвать из реального мира и стен зрительного зала и перенести в другую реальность – создаваемую композитором.  И, что поразительно, это чувствуешь почти физически.

В этом смысле особенно запомнился концерт Шумана. Он  был проникнут светлым настроением – иногда возникали оттенки элегической грусти и легкая ностальгическая дымка, но общая свежесть, воодушевленность, возвышенная лирика  придавали ему в интерпретации Д.Башкирова поэмный характер. Таким ощущениям способствовали приглушенность динамических изменений, легкость дыхания, потрясающая красота и прозрачность звука. И хотя можно было к каким-то моментам придраться, это мигом забывалось, романтическим течением пианист уносил дальше. Создавалось такое ощущение, будто музыкант находится в каком-то другом времени, но не в сегодняшней эпохе рациональности и технологизма, напоминавшей о себе в зале прорывавшимися  звонками мобильных телефонов.   

В памяти невольно всплывали и недавние концерты Д. Алексеева здесь же, в Большом зале филармонии. Сравнение исполнительских манер этих пианистов напрашивалось само собой. Уверена, что оно возможно: у музыкантов есть похожие качества, и Дмитрий Константинович, видимо, что-то унаследовал от педагога, и, может быть, в чем-то его превзошел. Оба пианиста явно принадлежат к романтическому течению. У обоих  очень ясный звук, светлый колорит, изумительно тонкая и поэтичная передача лирических настроений, внимание к детали, пренебрежение внешними страстями, контроль  динамики и избегание чрезмерной долбежки. У Алексеева, как мне  кажется, крупнее пианистическое мышление и больше интеллектуальности в игре, а Башкиров покоряет более эмоционально открытой и непосредственной выразительностью. Кстати, а перенял ли у Башкирова что-нибудь А.Володось? Может быть, что-то в звуковых качествах, в остальном же здесь родственного много меньше, наверное. (Уважаемый Predlogoff, а что Вы по поводу учеников Д.А.Башкирова и традиций его школы могли бы сказать?) Слушая Д.Башкирова, я пыталась представить, как звучал бы концерт Шумана у Д.Алексеева. В репертуаре пианиста он, кажется, есть, но мне слушать не доводилось. Исполнил ли бы его сегодня Алексеев так же трепетно? Последние концерты в Петербурге мне представились музыкальным диалогом двух музыкантов: в ответ на появившиеся  трагические оттенки в лирических раздумьях Алексеева Башкиров излучает светлые эмоции, наслаждаясь возможностью выразить их на склоне лет через фортепианное искусство.

Заканчиваю, чтобы не договориться до Ренанского :))).

Слушатели принимали пианиста хорошо, преподнесли несколько больших букетов. К большому сожалению, часть слушателей поспешила начать выбираться из зала сразу после основной программы, не дожидаясь выхода музыканта на сцену. Кто-то уходил во время бисов. (Вообще,  болтовня, мобильные телефоны и невоспитанность - отдельная тема, о которой не хочется, стыдно за петербуржцев). Однако Дмитрий Александрович, улыбаясь, поиграл ещё для благодарных почитателей, оставшихся в зале.
 
На бис Д.А.Башкиров очаровательно исполнил первую пьесу из «Пестрых листков» Шумана, которая продолжила лирическую линию Концерта. Затем прозвучало фортепианное переложение романса «Весенние воды» Рахманинова. Здесь пианист, как мне кажется,  изобразил не столько буйство пробуждающейся и преображающееся природы, сколько внутреннюю взволнованность от ощущения пульсирующей жизни. Мощи, может быть, не хватало (связано ли это с вИдением произведения?), но скрытая сила и энергия произвели  прекрасное впечатление.

Дополнительно:http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=723.msg19370#msg19370

« Последнее редактирование: Январь 14, 2009, 01:27:14 от Кантилена »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
20/04/2010

Дмитрий Башкиров: «Сейчас первая премия – не всегда гарантия долговременной жизни на сцене»

Пианист и один из самых знаменитых в мире представителей русской фортепианной педагогики – об азиатах-имитаторах, подпорченной славе конкурса Чайковского и сценическом долголетии

http://www.openspace.ru/music_classic/names/details/17327/page1/

Вопрос Башкирову:
— Уже стали общим местом разговоры о том, что в советское время была уникальная система музыкального воспитания. А сейчас это все кончилось и невосстановимо. Согласны ли вы с этим мнением?

Ответ Башкирова:
— Я не сторонник крайних мнений. Но действительно, система обучения была превосходной, прекрасно налаженной. И было огромное количество прекрасных педагогов. Это была почетная профессия. Сейчас нет такого к ней отношения. Кроме того, не нужно думать, что музыкальные вкусы меняются только у нас в России. Они меняются и на Западе.

— Вы имеете в виду неактуальность классической музыки?

— Я имею в виду отношение к классике, понимание классики, критерии публики, приходящей на концерт, критерии педагогов. Раньше невозможно было себе представить педагога, который ставил бы себе основной целью подготовить энное количество ребят к энному количеству конкурсов. Чтобы те получили премии и он потом мог писать, что у него такое-то количество десятков лауреатов. Своего рода дрессировка происходит.

— А когда наши советские звезды побеждали на международных конкурсах, это разве не была дрессировка, просто на более высоком уровне?

— Во-первых, конкурсов тогда было мало (я вообще-то терпеть не могу конкурсы, хотя все время сижу в жюри, называю их «печальной необходимостью»). И тогда это было совершенно другое. Да, посылали делегацию на конкурс и так далее, и так далее. Но обучение шло не в расчете на конкурс. Наши педагоги не готовили нас к конкурсу. Они рассчитывали на то, что музыка станет смыслом нашей жизни и мы должны быть к этому подготовлены. Другой был прицел.

— Что еще изменилось?

— Не было такой взаимосвязи между пианистическими школами. Существовали русская школа, французская, немецкая, американская (правда, наполовину состоявшая из русской). Но тогда не было таких контактов, как сейчас.

— Это хорошо или плохо?

— До какой-то степени плохо. Потому что приоритеты русской школы сейчас размываются. Они обогащаются приоритетами других школ, это неплохо. Но наши приоритеты уже не такие, как были в прежние времена.

— Вы профессор в Мадриде (в Высшей школе музыки имени королевы Софии. — OS), но «наша школа» — это русская?

— Конечно. Я педагог в Мадриде, работаю по контракту. Я говорю: Россия — родная, Испания — двоюродная.

Постоянные у меня сейчас ученики только в Мадриде. И то последние десять лет я приезжаю туда только раз в месяц на неделю. У меня прекрасный ассистент — наполовину испанец, наполовину немец, тоже у меня учился. Неделю я вкалываю по-черному, отдаю все часы за весь месяц, а потом работает он. По той же схеме живут и мои замечательные коллеги — Захар Брон, Наталья Шаховская. Мы трое там — класс скрипки, класс виолончели и класс фортепиано.

— На каком языке вы преподаете?

— Я преподаю на русском языке. У меня переводчица — она, получается, слуга трех господ, обслуживает нашу троицу. Если бы я собирался постоянно там жить, то, конечно, выучил бы язык. Но я с самого начала понял, что не собираюсь на старости лет менять ориентиры.

— Где вы проводите остальные три недели в месяц?

— В самолете. Это действительно так. Вот за прошлый месяц я пять стран объездил. Или играю, или преподаю. Энное количество мастер-классов. Плюс сидение в жюри. Поэтому я домой, в Москву, попадаю на три-четыре дня в месяц. Но все равно это мой дом, мои рояли, мои ноты.

— Как правило, цель занятий в наших музыкальных школах — хорошо сыграть концерт или зачет. Совсем другая цель, которая часто присутствует в западных системах, — чтобы ребенок получил удовольствие от урока.

— Абсолютно согласен с последним мнением. Потому что те педагоги, которые засаживают малышей за бесконечные экзерсисы, или внушают им отвращение к музыке, или делают из них таких механичных роботов, играющих на фортепиано.

Вот я могу привести свой пример. Прежде всего я зауважал музыку. А потом уже начал учить репертуар. Можете себе представить — 1938 год, я поступаю в музыкальную десятилетку Тбилиси. По правилам нужно сыграть какой-нибудь этюдик легкий, что-нибудь из тетрадки Анны Магдалины Бах. Я выхожу и играю: Свадебный марш из оперы Вагнера «Лоэнгрин» по клавиру (выученный с моей бабушкой-музыкантшей) и по слуху «Интернационал». Уже тогда я шел необычной дорогой!

Еще до того, как я попал к настоящему педагогу, бабушка просто играла мне музыку. Она меня возила на самые серьезные симфонические концерты. Мне было шесть лет, когда я поехал с бабушкой и дедушкой в Кисловодск; там гастролировал оркестр Ленинградской филармонии. Последний концерт был по заявкам. Так я сделал заявку! И вот я сижу, такой крошечный, и объявляют: «А теперь по заявке товарища Башкирова будет исполнена увертюра Вагнера к опере “Тангейзер”».

А потом я попал в руки к Анастасии Давыдовне Вирсаладзе, потрясающему музыканту, невероятно поэтичному, тонкому, доброму, которая прежде всего сделала так, чтобы я полюбил каждый звук, который я издаю. Полюбил качество звучания, фразировку. Это правильный путь.

Но потом уже, когда ясно, что человек этим горит, тогда надо его засаживать за черную работу. Но ни в коем случае не начинать с этого. Это очень плохой путь.

— Откуда ваши ученики? Сейчас ведь большой приток восточных людей. Говорят, если в Китае рождается мальчик, его отдают учиться на фортепиано.

— Да, я там преподавал. Там сколько-то их миллионов играют на фортепиано, и есть очень талантливые. Мне кажется, что у корейцев, японцев, китайцев генетически немножко другие двигательные реакции. Сигнал от мозга к пальцам идет быстрее, чем у европейцев. Поэтому они так ловко играют. Но тут вот что. Если им скажешь — они не понимают. Если ты им сыграешь — они тут же повторяют еще лучше, чем ты сам. То есть они гениальные имитаторы. Они имитируют так, что незаметно, что они что-то повторяют с чужих слов. А оставь их одних, они совершенно беспомощны. Но это понятно. Классическая европейская музыка пришла к ним сравнительно недавно. И должны пройти даже не десятилетия, а столетия, чтобы цивилизация прижилась.

— И какие ваши прогнозы? Классическая музыка перемещается на Восток?

— Пока что это перемещение идет за счет того, что они здорово научены, одаренные, невероятно трудоспособные. И они завоевывают все больше и больше ведущих призов на международных конкурсах. Но если посмотреть за последние три десятилетия — реально на концертной эстраде их очень мало. И это происходит, мне кажется, именно потому, что их не научают самостоятельно мыслить.

Когда меня спрашивают, в чем секрет моей педагогики, я говорю, что у меня педагогика на вырост. Я хочу, чтобы, когда ученики от меня уйдут, они уже знали, что делать. Они могут ошибаться, испытывать кризисы, но они должны знать, как идти собственным путем. Чтобы прекращение обучения было началом, а не концом их развития.

<продолжение следует>
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
<продолжение>

— Три десятилетия не большой срок. Но тем не менее есть уже звездный пианист Ланг Ланг.

— Он очень одаренный человек. Но почти стопроцентный имитатор. Я знаю, потому что уже много лет его опекает мой зятек Баренбойм (дочь Дмитрия Башкирова, пианистка Елена Башкирова, замужем за пианистом и дирижером Даниэлем Баренбоймом. — OS). И сколько раз я ему говорил, чтобы он зря не тратил время! Он ведь никогда не преподавал постоянно, поэтому ему страшно нравится: он показал — тот тут же сыграл еще лучше! Ланг Ланг очень талантливый человек, но это же все равно где-то между цирком и искусством. Так же нельзя. Никогда в жизни Ланг Ланг не появился бы и не занял лидирующего положения в нашей иерархии в те времена, когда я был молодым.

— Это пиар?

— И вкусы публики.

— Как они изменились?

— Понимаете, публика хорошо ходит на концерты. Но я же помню, как я пришел на концерт Жени Кисина в Большом зале пару лет назад, он играл большую серьезную программу. И когда я шел его поздравлять, ко мне подошел какой-то господин, очевидно вип-персона, и сказал: «Господин Башкиров, вам не кажется, что у Кисина проблемы с октавами?» Вот на таком вот уровне, понимаете?

— Ну, он все-таки знал такое слово — «октава»…

— К сожалению, в силу разных причин процент людей, которые понимают, что происходит в процессе исполнения, не увеличился, а уменьшился. Это мое мнение. Людей, которые приходят на концерты классической музыки не просто чтобы получить удовольствие или побывать на более-менее престижном концерте, а чтобы духовную пищу получить, — таких людей очень мало стало.

— А наша публика отличается от западной?

— Нельзя так говорить — западная публика. Все зависит от страны. В Испании публика очень испортилась. Ее много, они очень хорошо хлопают, но я чувствую, что понимания нет. А, скажем, в такой маленькой стране, как Румыния, потрясающая публика. То есть просто живет с тобой, дышит с тобой вместе. В Финляндии прекрасная публика.

Я вообще против того, чтобы все делить на хорошо — плохо. Так же как нельзя сказать, что кто-то правильно интерпретировал, а кто-то нет. Что значит правильно? Можно правильно интерпретировать, а это будет скука смертная. А можно немножко неправильно, и это будет лучше. Наше дело ведь нельзя уложить в какие-то рамочки. Оно состоит из неуловимостей. И если какие-то из них, дай Бог, происходят на концерте — ради этого стоит находиться на сцене. Иначе это как инструкция, рецепт.

Был величайший музыкант ХХ века Ферруччо Бузони — пианист, композитор, интереснейшая музыкальная личность. Его как-то спросили, в чем секрет исполнительства. Он гениально ответил. Сперва нужно все понять. Потом все сделать. А выходя на сцену — все забыть.

— Надвигается очередной конкурс Чайковского, который решили взбодрить. Вы верите, что можно если не вернуть былую славу, то какую-то новую наработать?

— А я все знаю про это. Там полная революция. Я всегда был нежелательным человеком для конкурса Чайковского. Меня никогда не приглашали в жюри, только вот последний раз пригласили. И, конечно, я был очень огорчен уровнем. Из Европы пианистов приехало два или три человека, и один из Америки. Всё. Остальное — бывший Советский Союз и азиаты. Это ненормально для конкурса такого уровня. И это — результат предыдущих.

Я не хочу опускаться в подробности, но, очевидно, были допущены серьезные промахи — и в организации, и в решениях жюри. И на Западе сейчас конкурс Чайковского далеко не так высоко ценится. Я буду счастлив, если он как-то реанимируется. Но, знаете, я не могу представить себе ни одного мало-мальски престижного конкурса в мире, на котором обсуждается вопрос о присуждении первой премии и жюри голосует за то, что нет первой премии, а сотрудник государственных организаций буквально выкручивает нашему жюри руки — нет, нужна первая премия! Переголосовывайте! Мы переголосовываем — опять нет. И он требует, чтобы мы голосовали в третий раз! Это просто не-воз-мож-но. Мы устояли, отказались третий раз голосовать. Но два раза все-таки нас заставили. Что это такое? Как можно? Ну хорошо мы, выросшие при советской власти, ко всему привыкшие. Но перед иностранцами это ж срамота была!

Поэтому очень много зависит от того, кто будет вести конкурс, какой будет настрой. Я Валеру Гергиева очень уважаю, он фантастический человек, талантливый музыкант с какой-то совершенно бешеной энергетикой. Как он все успевает, просто даже не представляю. Я надеюсь, что он сумеет сделать так, чтобы была какая-то свежесть. И в составе жюри, и вообще в отношении ко всему этому процессу.

— Он хочет, чтобы в состав жюри вообще не входили педагоги.

— Неправильно. Это сделала Вирсаладзе на Втором конкурсе Рихтера. И я считаю, что это неправильно. Нигде в мире такого нет. Такие действия не обеспечивает объективность жюри. Это химеры, что если не будут сидеть педагоги, то будет все хорошо. Ну, друг педагога будет. Главное, чтобы были порядочные люди. Вот и всё. Как же не сажать в жюри ведущих мировых педагогов? Извините, но они немножко лучше иногда разбираются, чем чисто исполнители. У них такой опыт, что они слышат потенциал, перспективу. Это я не могу поддержать, но это не мое дело.

— И еще очень надеются на присутствие всяких менеджеров…

— А это очень хорошо. Дело все в том, что есть такая несбыточная мечта. Когда я сидел в жюри на Первом конкурсе Рихтера, одна журналистка очень язвительно высказывалась о правилах этого конкурса. Что это не конкурс, а какой-то смотр молодежи, музыкальный фестиваль. И я на пресс-конференции ей сказал, что это для меня большой комплимент. Я считаю, что в идеале должны быть не конкурсы, в которых неизбежно присутствует спортивный элемент, а именно такие фестивали — смотры талантливой молодежи, на которые бы приглашались импресарио. И они бы уже выбирали себе тех людей, которые, по их мнению, будут хорошо слушаться-смотреться на концертной эстраде.

— Какие сейчас, на ваш взгляд, конкурсы в мире имеют самое высокое реноме?

— В какой-то степени Брюссель (Конкурс королевы Елизаветы. — OS), Лидс в Великобритании, варшавский Шопеновский конкурс. Но в чем сейчас сила конкурса? Даже не в распределении мест. Даже не в денежном выражении. А в том, какими концертами обеспечивается лауреат. А сейчас, к сожалению, некоторые конкурсы с именами мало делают для того, чтобы гарантировать эти концерты победителям. Чтобы они могли потом год-два кататься. И в этом отношении очень хороший конкурс Гезы Анды в Швейцарии.

Когда меня «закрыли» (то есть сделали невыездным. — OS) на восемь с половиной лет, я не ездил в жюри на конкурс в Лидс. Приехал в 1992 году после большого перерыва и спросил, кто были первыми премиями за это время. Мне назвали несколько фамилий. Я спросил: и где они? Исчезли. Так что сейчас первая премия не всегда гарантия долговременной жизни на сцене. Вот в чем все дело. Я сам играю уже 55 лет подряд, уже надоел себе. Но я радуюсь, что ребята у меня — такие как Дима Алексеев, Коля Демиденко — играют десятилетия. Вот это важно. Чтобы быть долгожителем.

<конец интервью>
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950
Давно я о нем ничего не слышал :)).

Лично меня в большей степени интересует мнение специалистов работающих в России, а не этого г-на проживающего и  работающего в Мадриде. Вот только где они, специалисты? Вообще, меня дико раздражает нытье тех, кто сами себя именуют специалистами. А что они сами сделали? Какое они влияние оказали на развитие культурной ситуации в стране за последние 20-30 лет? Зато сколько демагогического пафоса!!
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
раздражает нытье тех, кто сами себя именуют специалистами. А что они сами сделали? Какое они влияние оказали на развитие культурной ситуации в стране за последние 20-30 лет?

Да, знаете ли, меня тоже удивило, что Башкиров, как он сам говорит, бывая в Москве 3-4 дня в месяц, рассуждает о том, что в России всё почему-то разрушилось и куда-то пропало.
А давайте все уедем отсюда, а потом будем удивляться, почему это тут искусство погибло ? Чтобы заниматься искусством ЗДЕСЬ и воспитывать новых музыкантов ЗДЕСЬ, надо ЖИТЬ здесь и работать тоже здесь. Надо выбивать из богачей деньги на искусство, надо не диссидентской болтовнёй заниматься (как Клоп Говорун у Стругацких: "Сам он, естественно, в кафе ничего не ел и не пил, но жаждал справедливости и полного соответствия между работой бригады официантов и тем высоким званием, за которое эта бригада борется..."), а искать практическое решение насущных вопросов. Да, надо ходить по инстанциям, выбивать, требовать. Нет, а вы как думали ? что дадут денег "за гениальность" ?
Башкиров чуть ли не в каждом интервью поминает, что он был невыездным - да ещё в какие годы ! Как раз поздний совок. Я прям сейчас плакать начну. Может мы его должны пожалеть за то, что его "репрессировали" ? :)) Я смотрю, все, кого "репрессировали", неплохо устроились за рубежом. Судя по всему, сбылись те мечты, которые они пестовали всю жизнь. Так чего ж тогда плакать по "исчезновению искусства" и прежних "высоких критериев" здесь, в России ? Кто будет эти "критерии" поддерживать, если все разбегутся ?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950
Да, знаете ли, меня тоже удивило, что Башкиров, как он сам говорит, бывая в Москве 3-4 дня в месяц, рассуждает о том, что в России всё почему-то разрушилось и куда-то пропало......

Я думаю, что всем этим интервью-болтунам не вдомек, что времена плакальщиков об искусстве прошли. Уже сегодня встает жизненная необходимость КОНКРЕТНЫХ РЕШЕНИЙ в области музыкального искусства, по крайней мере, предложений по повороту музыкального искусства лицом к самому искусству и вместе с этим, к публике.
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
Совсем недавно Дм. Башкиров на все интернет- пространство в режиме он-лайн провел мастер-класс из петербургского Дома Музыки (совместно с Медиа-центром Мариинского театра ). Я краем глаза смотрела эту трансляцию, она длилась, наверно, полдня (хотя планировалась на 2 часа). Среди студентов, с которыми он занимался, была и Наталья Соколовская (МГК), которая на днях прошла  отборочный тур конкурса им Шопена (он показывал и рассказывал как надо исполнять шопеновскую музыку в т.ч)
http://www.netpower.ru/omc_21-22march10.shtml
Так что  Дм. Башкиров не только интервью раздает...
« Последнее редактирование: Май 02, 2010, 21:29:22 от lorina »
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
http://www.netpower.ru/omc_21-22march10.shtml
Так что  Дм. Башкиров не только интервью раздает...

:)) Отсюда забавная цитата:

--------------------
Международная академия пианистов на озере Комо (Италия) класс проф. Д. Башкирова
--------------------

Оно-то, конечно, на озере Комо заседать престижнее, но я вот вспоминаю, что Рихтер ездил в свою "избушку в лесу" на берег русской реки, я знаю, что фестиваль Римского-Корсакова хотят организовать на берегу русского озера:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2383.0

А г-н Башкиров будет заседать на берегу озера Комо и оттуда нам, живущим тут, в России, будет рассказывать, как тут у нас плохо стали разбираться в музыке. А он что же, сидючи на берегу озера Комо, научит наших слушателей в музыке разбираться ? Его ученики, кстати, которых он упоминал, тоже отнюдь не в России ныне живут.
Я прошу учесть, что Д.Башкирова, Д.Алексеева, покойного Л.Бермана и других уехавших за границу музыкантов я слушал всю жизнь в России, продолжаю слушать их записи и прекрасно знаю и люблю их искусство, но я не могу понять, как из-за рубежа можно "участвовать" в российской музыкальной жизни ? Ныне нас "спасают" те молодые музыканты, которые вышли на большую сцену уже после того, как за рубеж уехали все те, кто ныне ТАМ страдает по крушению российской музыкальной жизни.
Сердобольные какие.
Вообще, в этом есть какой-то элемент сюрреализма.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950
Совсем недавно Дм. Башкиров на все интернет- пространство в режиме он-лайн провел мастер-класс из петербургского Дома Музыки (совместно с Медиа-центром Мариинского театра ). Я краем глаза смотрела эту трансляцию, она длилась, наверно, полдня (хотя планировалась на 2 часа). Среди студентов, с которыми он занимался, была и Наталья Соколовская (МГК), которая на днях прошла  отборочный тур конкурса им Шопена (он показывал и рассказывал как надо исполнять шопеновскую музыку в т.ч)
http://www.netpower.ru/omc_21-22march10.shtml
Так что  Дм. Башкиров не только интервью раздает...

:)

Lorina, ну при чем здесь мастер-классы !? Одними лишь мастер-классами ситуацию не изменить. Да и вообще, зачем они нужны мастер-классы? Для чего? Главным образом они нужны тем, кто их проводит т.к. за это они получают хорошие деньги. Ну что от этого извлекает участник мастер-класса? У него, что нет педагога? Есть! Для чего тогда он участвует в мастер-классе? Может быть у него плохой педагог :))? Скорее всего хороший, в противном случае он бы у него не учился. Тогда в чем смысл проведения мастер классов и участия в них студентов?

На мастер-классе ничему не научиться. Мастер-класс - это не более чем общение с т.н. специалистом своего дела. Ну что может дать 30-40 мин. общения? А проблема отсутствия таланта как была, так и остается. Не мастер-классы надо давать, а готовить специалистов высокого класса, готовить каждодневным упорным трудом.
« Последнее редактирование: Май 03, 2010, 10:48:06 от Antares »
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
На мастер-классе ничему не научиться. Мастер-класс - это не более чем общение с т.н. специалистом своего дела. Ну что может дать 30-40 мин. общения? А проблема отсутствия таланта как была, так и остается. Не мастер-классы надо давать, а готовить специалистов высокого класса, готовить каждодневным упорным трудом.

Тут дело не только в труде каждодневном, но и в общности интересов, в общности понимания ВАЖНОСТИ того дела, которым занимаются учитель и ученик, в конце концов, в осознании факта одинакового отношения к тому искусству, которому они оба - один уже посвятил, а другой собирается посвятить жизнь.
А для этого важно быть вместе, важно жить в одном городе, быть погружёнными в один и тот же быт.
Кто-то мне скажет, что это мелочь - но вот сам Башкиров без ежедневного творческого общения с Фейнбергом и Гольденвейзером разве смог бы сделаться тем, кем он стал ? Разве можно научить искусству и даже ремеслу "дистанционно" ? Возьмём пример более очевидный: разве живописец может обучить своего ученика работать кистью и подбирать краски дистанционно, сидя на берегу зарубежного озера, когда ученик сидит дома в России ? А разве в случае обучения музыке дело обстоит как-то по-другому ??
Я уже много раз говорил, что музыка, какой мы её знаем, сделана человеком для человека и предназначена для человеческого естества и человеческих органов чувств, а как же без всего этого можно обойтись в процессе обучения ? Разве реально подлинно творческое взаимодействие учителя и ученика без ежедневного плотного межчеловеческого обмена ? Естественно, что я говорю о ВЫСШИХ достижениях, о высшем исполнительском мастерстве - ведь сам Башкиров говорит о том, что даже талант, если он не ощущает всей глубины искусства, способен лишь имитировать то, что ему показывают. А чтобы по-настоящему понять искусство, понять стиль, понять, что хочет внушить педагог, для этого необходимо ПОГРУЖЕНИЕ в искусство, погружение в те проблемы, которые должны привести к высшим достижениям.
Только от человека к человеку, причём, при полном доверии и полном понимании важности получаемой информации, можно обрести настоящие музыкальные навыки - не поверхностные, а какие-то подлинные, так что можно было бы говорить о "традиции", о "преемственности". Ведь если этого не будет, то тогда "обучаться" будет допустимо и по фонограммам, как это делают азиаты.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950
Тут дело не только в труде каждодневном, но и в общности интересов, в общности понимания ВАЖНОСТИ того дела, которым занимаются учитель и ученик, в конце концов, в осознании факта одинакового отношения к тому искусству, которому они оба - один уже посвятил, а другой собирается посвятить жизнь.

Верно! Я еще скажу, что важна в определенном смысле и общность взглядов учителя и ученика. Они должны постоянно общаться. А все эти заезжие гастролеры лишь пудрят мозги начинающим музыкантам своими бесчисленными мастер-классами и разумеется не бесплатно. Из них когда-то сделали специалистов, вот только они почему-то не особо стремятся свой педагогический долг выполнять, отказываясь от кропотливой работы с учениками, замещая ее визитами с мастер-классом по различным уч.заведениям мира. А потом, у них еще хватает наглости публично удивляться отсутствию талантов, да еще из-за бугра, что называется.
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
Я думаю, вы  напрасно  недооцениваете роль дистанционной общности ученика и педагога :)) Помнится мне, что в одном из интервью Луганский, считающийся учеником Т.Николаевой, рассказывал, что видел ее приблизительно раз в месяц (поскольку она много гастролировала), зато каждая встреча с ней была праздником  и вот какой пианист сформировался!
А замечания человека, постоянно заседающего в жюри конкурсов, очень важны для молодых пианистов, готовящихся штурмовать пианистический Олимп - иногда даже мелкий нюанс  может сильно переориентировать молодого пианиста.
Надо было смотреть этот мастер-класс - там велась очень скупрпулезная работа (не так как обычно у вокалистов). 
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я думаю, вы  напрасно  недооцениваете роль дистанционной общности ученика и педагога :)) Помнится мне, что в одном из интервью Луганский, считающийся учеником Т.Николаевой, рассказывал, что видел ее приблизительно раз в месяц (поскольку она много гастролировала), зато каждая встреча с ней была праздником  и вот какой пианист сформировался!

Да, но видеть так редко своего наставника - это совершенно ненормально !
В своё время, когда Скрябин умер от содранного прыщика на губе, в тогдашних газетах писали, что если заставлять артистов скакать по всем дорогам в поисках заработка, но не будет ничего удивительного в том, что они будут в этих скачках погибать.
То же самое можно сказать о фортепианной, и о вокальной школе - если оставаться надолго с одними лишь ассистентами и наедине с самим собой, а не с руководителем, то надо быть Луганским, чтобы выбраться в таких условиях на свою дорогу в искусстве.
Могу себе представить, сколько музыкантов мы все на этом потеряли, потому что далеко не все из них пробивные и далеко не все из них могут самостоятельно начать самостоятельно работать чуть ли не в мальчишеском возрасте. Не всем же быть Рубинштейнами, в 14 лет уже концертирующими и живущими своим заработком !
Всё это ужасно, и я даже не знаю, что по этому поводу сказать. Ушла какая-то громадная эпоха, о которой Башкиров вспоминает только, что он был "невыездным", как будто о ней больше вспомнить нечего ! Вот так наши интеллигенты зациклены на своих мелочных обидах, а при этом совершенно прозевали ту великую эпоху, в которую жили и которая никогда уже не повторится. Зато помнят разную фигню о ней и комплексуют. Да лучше бы его совсем никуда не выпустили до сих пор, зато наша фортепианная школа сохранилась бы !
Кстати, я так и не понял, из-за чего его не выпускали в 80-х годах ? Что такое должно было случиться, что нельзя было выехать в конце 80-х ? По-моему, в те годы из России уже поразъехались "на свободу" все, кому было не лень и кто прям ни жить, ни преподавать нигде больше не мог, кроме как на берегу озера Комо !
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950

Да, но видеть так редко своего наставника - это совершенно ненормально !

Да, это ненормально. Но если профессор концертирующий музыкант, то постоянные и длительные его отсутствия становятся чуть ли не нормой вещей, увы. Я считаю, что таких преподавателей (какими бы известными музыкантами они ни были) нужно увольнять незамедлительно с их педагогических постов. Не может педагог быть одновременно и концертирующим музыкантом, НЕ МОЖЕТ. Он должен сам для себя решить: либо разъезжать по миру с концертами, либо полностью погрузиться в педагогический процесс. В противном случае, никаких фундаментальных знаний начинающие музыканты с этими "чудо-преподавателями" не получат.
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)

Да, но видеть так редко своего наставника - это совершенно ненормально !

Да, это ненормально. Но если профессор концертирующий музыкант, то постоянные и длительные его отсутствия становятся чуть ли не нормой вещей, увы.

Если бы только концертирующие ! Теперь ведь и многие преподаватели отсутствуют не меньше, чем концертанты ! И отнюдь не из-за концертов, а из-за своих преподавательских обязательств за рубежом.

Я считаю, что таких преподавателей (какими бы известными музыкантами они ни были) нужно увольнять незамедлительно с их педагогических постов. Не может педагог быть одновременно и концертирующим музыкантом, НЕ МОЖЕТ

Так вот беда-то - если их уволить, то кто останется ? :) Опять нажимать на идейность ? Но эту фазу мы уже прошли, и возврата к ней быть не может.
Выход может быть только один: если они шатаются по миру из-за денег и весь вопрос именно в этом, то надо дать им столько денег, чтобы они уже не смотрели на Запад и не желали преподавать по берегах заграничных озёр - и поставить пребывание в России и преподавание ЗДЕСЬ самым важным условием высокой оплаты их труда. А для этого необходимо понимание этого обстоятельства со стороны наших властей, а тут другая проблема: музыкальное искусство перестало быть в глазах наших властей фактором, определяющим лицо нашей страны. Для этого есть и объективные предпосылки, но и субъективный фактор тоже очень важен: музыкантская среда ещё с советских времён перманентно диссидентствовала и отнюдь не благоволила к властям, поэтому власти не желают ещё раз наступать на те же грабли - зачем им кормить тех, кто склонен кусать "руку дающую" ? И кто их примирит друг с другом ? Как музыканты докажут свой патриотизм ? Как власти докажут, что готовы финансировать классическое искусство ?
Ведь если хороших денег не давать, то в России останутся только те преподаватели, кто не имеет спроса за рубежом, следовательно, останутся те, кто в любом случае бесполезен нашим подрастающим музыкантам.
В общем, одни проблемы.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Antares

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 950
Если бы только концертирующие ! Теперь ведь и многие преподаватели отсутствуют не меньше, чем концертанты ! И отнюдь не из-за концертов, а из-за своих преподавательских обязательств за рубежом.

Да, есть и обязательства, всякого рода конференции, прослушивания и т.п.. Но это все единичные случаи. Я же говорю про концертирующих педагогов. Концертирующий педагог не может полноценно заниматься педагогическим процессом.

Так вот беда-то - если их уволить, то кто останется ? :) Опять нажимать на идейность ? Но эту фазу мы уже прошли, и возврата к ней быть не может.

Это необходимость. Прежде всего, необходимо уже в процессе обучения формировать из одних студентов -  концертирующих музыкантов, а из других - музыкантов-педагогов. Каждый должен знать свои прямые обязанности!

Выход может быть только один: если они шатаются по миру из-за денег и весь вопрос именно в этом, то надо дать им столько денег, чтобы они уже не смотрели на Запад и не желали преподавать по берегах заграничных озёр - и поставить пребывание в России и преподавание ЗДЕСЬ самым важным условием высокой оплаты их труда.


Я думаю, что проблема не только в оплате труда преподавательского состава. Здесь необходимо создать такие условия, чтобы работа преподавателя в России стала самой приоритетной. Главным, является перспективность самого музыкального дела, его нужность самому обществу. Прежде всего, именно это мне представляется основой. Если есть нужность, необходимость  академической музыки в обществе, то поднимется и показатель оплаты труда в данной сфере.

Как музыканты докажут свой патриотизм ? Как власти докажут, что готовы финансировать классическое искусство ?

Я уже говорил когда-то и еще раз повторю. Главное - это творчество. Именно творчество может привести публику в зал. Именно творчество может объединить людей. Вокруг творчества по сути и крутится весь музыкальный процесс. Власти только тогда обратят внимание на сферу академической музыки, когда современное творчество действительно будет выражать дух страны, ее лицо! Только в этом случае появятся перспективы в музыкальной сфере в т.ч. и педагогической деятельности.

Ведь если хороших денег не давать, то в России останутся только те преподаватели, кто не имеет спроса за рубежом, следовательно, останутся те, кто в любом случае бесполезен нашим подрастающим музыкантам.
В общем, одни проблемы.

Я думаю, что дело не только в этом. Педагог, как и композитор, а равно, как и специалист из любой другой сферы - это призвание. Необходимо отбирать такие кадры в той или иной сфере деятельности (в частности, музыкальной), для которых их дело являлось делом их жизни. Вот для этого необходимо создание условий, которые и будут способствовать развитию в музыкальной сфере, как и в любой другой. Необходимо производить ротацию кадров. Тех преподавателей, ученики которых достигают высоких результатов определять на работу в крупные учебные центры (консерватории, институты музыки и т.п..). Главная мотивация - это все-таки перспектива творческой реализации (в т.ч. и в педагогике). Разумеется не все так просто, но необходимо наводить порядок в музыке на всех ее уровнях, необходимо (как не странно это звучит!) делать первые шаги в этом направлении.
"Меньшинство может заблуждаться, большинство - ВСЕГДА ПРАВО" Antares.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Дмитрий Башкиров (р.1931 г.): пианист и педагог
« Ответ #16 : Сентябрь 24, 2010, 00:13:11 »
II Международный фестиваль мастер-классов «Слава Маэстро!» - Дмитрий Башкиров (фортепиано)

Москва, центр оперного пения Галины Вишневской
Суббота, 25 сентября 2010, 18:00
 
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
«ТАЛАНТОМ НЕЛЬЗЯ ГОРДИТЬСЯ»

Визиты в Москву Дмитрия Башкирова – почти всегда повод для того, чтобы встретиться и хотя бы коротко побеседовать с этим авторитетным музыкантом. Состоявший в апреле разговор касался, как обычно, фортепианной педагогики. А начался с вопроса о не слишком широко известной у нас Международной фортепианной академии на озере Комо (в Италии), где профессор Башкиров регулярно проводит мастер-классы и рассказом о которой нас заинтриговала героиня позапрошлого номера газеты Юлианна Авдеева.

http://gazetaigraem.ru/a2201105

- Дмитрий Александрович, чем так привлекательна Международная фортепианная академия в Комо для преподавателей и студентов и много ли пианистов из России занимаются в ней?

- Об этой академии я впервые услышал в 90-е годы. Помню, как после моего сольного концерта в Женеве мой импресарио познакомил меня с человеком, показавшимся поначалу едва ли не аферистом. Он рассказывал про роскошную виллу и потрясающие рояли, про невероятные материальные условия преподавательской работы, но когда я приехал поинтересоваться, оказалось, что все так и есть. На озере Комо, в самом фешенебельном его месте, где располагаются дома очень состоятельных людей, была куплена сначала одна вилла, а через 2-3 года еще две по соседству, были куплены и действительно потрясающие «стейнвеи». Имя основателя академии, а сначала - международного фортепианного фонда «Theo Lieven» - Тео Ливен, артистическим директором является Уильям Наборе. (Кстати, два месяца назад он давал мастер-класс в Петербурге, откуда взял в академию 19-летнего Сергея Редькина). Первыми преподавать были приглашены несколько профессоров, в частности сын Артура Шнабеля - изумительный музыкант Карл Ульрих Шнабель, американские пианисты Розалин Тюрек и Леон Флейшер, китайский пианист Фу Цонг и я. С тех пор я там и «произрастаю».

В год у нас «пасутся» пианистов шесть-семь, не больше. Раньше мы жили в сказочных условиях: в одной вилле – девочки, в другой – мальчики, в третьей – профессора. Среди учеников из России были Валерий Кулешов, Владимир Мищук, позднее я, например, «сосватал» в академию Алексея Володина, Кирилла Герштейна, Дениса Кожухина, Юлианну Авдееву. Все ученики приезжали на год, некоторые на два, кто-то даже на три. А каждый профессор был здесь 2-3 раза в год по 5-6 дней. Только очень талантливые преподаватели могли оставаться работать, потому что студенты имели право сказать: «А вот до вас был такой-то, так он говорил все наоборот». Меня лично подобные заявления не смущали, я в таких случаях отвечал: «Решайте сами, как вам играть». Был момент, когда нашу «райскую контору» закрыли, но затем новые спонсоры помогли спасти начинание. Правда, академия стала работать уже не на виллах, а в месте чуть поодаль - ближе к Швейцарии, но также на озере арендовали старинное здание, и все продолжилось как прежде.

Список людей, учившихся в академии, это десятки исполнителей, имена которых широко известны в музыкальном мире. Принцип занятий – серия мастер-классов с очень известными пианистами. Никакой «программы обучения». И никаких вступительных экзаменов – мы принимаем на основе прослушиваний. Сюда приходят, в основном, уже после того, как учеба окончена, это такая своеобразная школа повышения квалификации, очень полезная. Победительница последнего Международного конкурса пианистов имени Шопена в Варшаве Юлианна Авдеева занималась в академии два года, и ей это очень помогло.

- Каковы, интересно, основные приоритеты в занятиях с уже сложившимися концертирующими виртуозами?

- Сейчас нет такого понятия, как школа - то есть «обособленная школа» (итальянская, французская, американская, русская), о чем можно было говорить 100 и даже еще 50 лет тому назад. Хотя традиции русской школы все-таки существуют, и та же американская школа, извините, минимум на половину – русская школа. Но проблемы у нас сегодня большие. Очень высоки коммуникации, взаимопроникновения исполнительских культур. Да, мы приобретаем, но и теряем. Теряем, потому что «и жить торопимся, и чувствовать спешим» в музыке, вглубь мало кто рискует уходить - это требует большого бескорыстия в отношении к своему делу. Если мы перестанем гнаться за сиюминутными результатами, а будем думать на десятилетие вперед, тогда традиции сохранятся. Если нет - все пойдет под уклон. Современная молодежь хочет поскорее и поэффектнее показать себя, не более того.

- Это происходит по выбору учащегося или зависит от педагога?

- Это веет в воздухе. И не все педагоги могут устоять от соблазна. Когда я читаю, как какой-нибудь педагог пишет: «У меня 78 лауреатов», - то думаю, о чем же это говорит? По-моему, ровным счетом ни о чем! Потому что зачастую идет воспитание музыканта не самостоятельно мыслящей личностью, а лишь как участника очередного конкурса. Выдрессировать человека, чтобы он получил хорошую премию и с ней - какие-то денежки, какие-то концерты, и чтобы педагог мог сказать: «Вот, у меня лауреат!» А где потом большинство этих лауреатов?

Чем я становился старше, тем больше приходил к выводу, что именно нужно объяснять. К примеру, я спрашиваю студента: «Как ты думаешь, где в этой фразе два центральных звука?» Он тут же за клавиатуру, но я говорю: «Отвечай словами, а не начинай играть». Вот это для меня доминанта. Надо думать, осмыслять, потому что сейчас гораздо труднее найти себе место в жизни – быстро и ловко играют тысячи пианистов. Какая-нибудь 15-летняя японочка играет по беглости не хуже Гилельса. Но только по беглости. А субстанции, сути там - на три копейки.

- Что вы взращиваете в своих учениках?

- Есть у меня выдающиеся, сделавшие очень хорошую карьеру ученики, которыми я ничуть не доволен, потому что они просто эксплуатируют свой невероятный талант. Талантом нельзя гордиться, можно гордиться только степенью реализации таланта. И если у тебя огромный талант, так ты должен вдвойне, втройне его развить. Но если ты просто тиражируешь его годами – это совсем не то, для чего талант дается человеку. Я пытаюсь учить своих учеников так, чтобы по завершении учебы они знали, что делать дальше и как понимать музыку. Многие действуют по схеме «пальцы – уши – сердце - голова». А надо наоборот: «голова – сердце – уши - пальцы». Тогда есть шанс быть долгожителями на концертной эстраде, людьми, которые всегда сохраняют уровень пианистической планки, не позволяя ей опуститься до того, чтобы главным критерием были аплодисменты, деньги, звания и т.д. Вот, например, Григорий Соколов: он даже не заслуженный артист. Он просто Григорий Соколов. Это то, о чем я всегда мечтал. Я мечтал, что мы – люди, выступающие на концертах, - будем иметь только имя и фамилию, к которым никакие звания уже ничего не добавят. Ни «лауреат международных конкурсов», ни «народный артист СССР», никакие другие почетные определения не должны быть критериями для публики и для самого музыканта.

- Не могли бы вы посоветовать, как учить детей мыслить «не пальцами, а головой»?

- Меня самого - до тбилисской музыкальной школы-десятилетки – учила этому моя бабушка. Она просто приобщала меня к музыке. Она много играла мне, причем выбирала не Майкапара, а «Аппассионату», «Лунную» сонату, Фантазию Шуберта, пела романсы Рубинштейна, Чайковского, водила на симфонические концерты.

- Иными словами, все дело в личности педагога?

- Это имеет огромное значение. Другое дело, бывают несовпадения сильной личности учащегося с сильной личностью педагога, и тогда возникают конфликты. Из истории педагогики известно, что и от Нейгауза уходили ученики, и от Гольденвейзера уходили. Но это не значит, что кто-то из них плохой, я бы говорил о несовпадении полей, что всегда приводит к разрыву, если поля сильные. У меня тоже были два таких случая. А вообще сегодня профессионально заниматься музыкой нужно только в том случае, если ты понимаешь, что не можешь без этого существовать. И конечно, не стоит идти на компромиссы и выбирать те дороги, которые, на первый взгляд, обещают скорейшие результаты.

Евард Игорь Аркадьевич
2011-05-04
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
Re: Дмитрий Башкиров (р.1931 г.): пианист и педагог
« Ответ #18 : Ноябрь 02, 2011, 16:13:01 »
Вчера  (1 ноября) Дмитрию Башкирову исполнилось 80 лет.
По этому случаю в БЗК состоялся концерт его учеников, а Московская консерватория присвоила ему звание "Почетный профессор" (а просто профессором МГК он и так является). Дм.Башкиров выступал перед началом концерта, принимая поздравления от многих официальных  лиц. Выглядит очень хорошо.

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=5132.msg67517#msg67517
« Последнее редактирование: Ноябрь 02, 2011, 16:24:18 от lorina »
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Muusika

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 445

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Денис Кожухин

Марина Броканова
23.06.2012

http://musokno.ru/events/?catalogue_id=21&item_id=2578

— Денис, поскольку ваша известность в России уступает вашей же известности в Европе, предлагаю ab initio: как начиналась ваша жизнь в музыке?
— Я родился в очень музыкальной семье: папа — дирижер-хоровик, основатель одной из лучших музыкальных школ в городе — хоровой школы «Жаворонок»; мама — пианистка. Она и стала моим первым учителем. А с восьми лет я занимался у знаменитого нижегородского педагога Натальи Николаевны Фиш: у нее учились моя мама, после меня — мой брат. Это замечательный педагог, воспитавший несколько поколений молодых пианистов. В её классе я впервые узнал, что такое дружный творческий коллектив во главе с преданным всей душой делу человеком.
А потом так получилось, что в Москве я познакомился с Дмитрием Александровичем Башкировым. Он согласился меня послушать и после сказал, что единственное место, где с ним можно заниматься на постоянной основе, — Мадрид.
  
— Ваше знакомство состоялось, когда вам было 14 лет. А Башкиров никогда не брал в класс столь юных пианистов.
— По-моему, я стал вторым исключением из этого правила. Был ещё француз Джонатан Гилад, который занимался с Дмитрием Александровичем с ранних лет. Кстати, Башкиров сразу сказал моему папе, что «малышей» он не берёт, что надо попробовать, посмотреть, как ребёнок приживётся в чужой стране. Папа рассуждал недолго, он понял, что это предложение — уникальный шанс. И отправил меня в Испанию.
  
— И как вы приживались в чужой стране? Что было самым трудным?
— Надо сказать, что Дмитрий Александрович [далее — Д. А.] с первых дней стал мне не только педагогом. И он, и его супруга принимали меня в доме, как родного сына.
Первые месяца три было сложновато. Как будто моментально сменились декорации вокруг. Или так: как будто дали «путевку в жизнь», но забыли сообщить номер вагона.
Я не знал ни одного иностранного языка. Но в Высшей школе музыки Королевы Софии новым студентам ставят условие: интенсивно изучать испанский язык в течение первого года, поскольку со следующего года начинаются теоретические предметы. И я очень быстро выучил испанский, теперь это мой второй язык после русского. Возможно, помогло то, что я был очень молод, а кроме того, это было единственным способом влиться в новую жизнь. Теперь-то я несколько других языков знаю… Как выяснилось, у меня обнаружилась неплохая способность к адаптации, я быстро осваиваюсь в новых обстоятельствах.
Большую роль для адаптации сыграло и то, что в то время в Школе была «семейная» атмосфера: мы жили и учились в одном и том же месте, стояли симпатичные домики за городом. А в гаражах — рояли.
  
— Вероятно, «семейная» атмосфера была связана и с российской традицией, которую Башкиров «перенёс» в Мадрид: в старые добрые времена классы профессоров Московской консерватории действительно напоминали семьи. Студенты не ограничивались собственными уроками, сидели на занятиях своих соучеников, делились с педагогом любыми проблемами…
— У нас это действительно было! Мы занимались у Д. А. дома. Он сидел в соломенном кресле: мне рассказывали, что это кресло где-то нашли, починили, и оно превратилось в некий символ… Конечно, мы сидели друг у друга на уроках. Элемент конкуренции, конечно, присутствовал, но это была конкуренция здоровая, а атмосфера — всегда очень дружественная. Экзаменов как таковых не было, просто три раза проходили публичные концерты класса в Мадриде. Это были очень интенсивные периоды, особенно перед концертами, когда мы все сидели в зале, репетировали, слушали друг друга, друг у друга учились. Д. А. никогда не говорил, что он специально пытался создать нечто особенное. Но я всегда считал, что наш класс в школе был в большей мере классом: мы чувствовали себя не отдельными студентами, а именно классом. Как-то Башкирову удавалось нас объединять…
  
— Вы проучились у Башкирова в мадридской школе семь лет. Как бы вы теперь сформулировали, почему его личность столь притягательна? Почему хотят учиться именно у него?
— Когда я к нему поступил, то, конечно, не задавался этим вопросом. Я, с одной стороны, его панически боялся, с другой стороны, — он меня безумно заинтересовал. Возникло какое-то личное тяготение… Сложно об этом говорить, но первое, что приходит на ум, — это его совершенно особенная искренность, музыкальная и человеческая (правда, я эти качества в нём никогда не разделял). Постоянный поиск чего-то нового, новых решений — это удивительно интересно. Помню, как он радовался, когда вдруг на уроке в произведении обнаруживались какие-то вещи, которых он раньше не замечал. Меня это очень подкупает в нём. И это качество, которому можно и нужно подражать: искренность и радость поиска. Знаете, иногда пойдёшь на концерт, послушаешь и — понимаешь: именно этого не хватает, какой-то отстранённости от суетного мира, когда музыкант наедине с искусством рассуждает, ищет. Конечно, это непросто, это извилистый путь, но он того стоит. И у Д. А. в этом смысле — прекрасная артистическая и педагогическая жизнь, впрочем, они связаны. А кроме того… Я действительно приходил к нему за любым советом, собственно, до сих пор так и происходит. Мы, к сожалению, встречаемся реже, созваниваемся, календари сверяем… Знаете, я перед московским концертом [юбилейный вечер Д. А. Башкирова в БЗК, ноябрь 2011] волновался страшно. Мы, «башкировцы», всегда говорим: сколько бы нам лет ни было –20, 40 или 60, играть ему, перед ним –— всегда что-то особенное. Вы правильно сказали про класс: вроде бы, прекращаешь регулярно с профессором заниматься, но… Есть выпускники, которые сейчас играют, преподают сами, которым уже и за 50, и за 60 лет. Но когда мы все вместе выступаем или встречаемся, есть нечто, нас объединяющее. Он как будто в каждого из нас закладывает что-то, как будто создаёт невидимую сеть.
  
— Через семь лет вы уехали из Мадрида. Это было ваше общее с Д. А. решение?
— Можно сказать, Д. А. меня «пристроил» — в Международную фортепианную академию «Lake Como». Он меня спросил, хочу ли я поехать в Комо учиться. Я тогда сказал: «Нет, хотелось бы ещё побыть в Мадриде». «Хорошо, тогда поедешь через год». Но не будем забывать, что в Комо он был одним из основных педагогов, так что — меня не оставил.
  
— Академия на озере Комо — это система мастер-классов?
— Идея такова: Академия принимает только семь студентов в год. И каждый месяц проходит недельный мастер-класс разных педагогов: совершенно разные школы, разные направления. Иногда приезжали два педагога в месяц. Студенты в этой Академии не живут, они просто приезжают на мастер-класс и уезжают. А у меня была другая ситуация, я жил там постоянно. И, может быть, именно тогда я стал работать действительно самостоятельно. От каждого педагога информация шла в сверхконцентрированных дозах (и от каждого — разная), уроков было немного, нужно было успеть все «переварить», пронести через себя. Когда педагог уезжал, я самостоятельно садился за рояль и начинал осваивать полученную информацию. Что-то осваивалось больше, что-то совсем не осваивалось. Но в этом, по-моему, и заключается замечательная идея Академии. У Башкирова есть выражение, очень хорошо характеризующее его педагогическую методику: «Я учу на вырост». С самых первых дней он говорил, что для него главное — чтобы мы могли развиваться и работать, продолжать наш профессиональный прогресс, когда уже не будем с ним заниматься. Когда у меня начались первые самостоятельные шаги, какие-то успехи, я ему признался: «Вы знаете, какие-то вещи Вы мне говорили тогда, а я вот только сейчас начинаю понимать». По-моему, это замечательно.
  
— В Мадриде вы находились в «семейной атмосфере», в Комо — практически в одиночестве. Вас это не угнетало?
— Действительно, я большую часть времени проводил один. У меня ещё тогда были проблемы с документами, и из Италии я не мог выезжать. На озере Комо очень красиво, приятно приехать на недельку в качестве туриста. Но жить там… А я жил один в большом старом доме, с роялем. Даже перешёл на ночной образ жизни: днём спал, а по ночам занимался; мне это очень нравилось. Но тогда у меня ничего не было: ни концертов, ни лауреатского звания в Брюсселе, я не знал, что дальше будет происходить в профессиональной жизни. Это было непросто. Но в результате я прошёл хорошую школу: просто остался наедине с самим собой и занимался. Вообще, пианист в большей степени, чем другие инструменталисты, проводит свою жизнь в одиночестве.
  
— У вас сегодня — очень широкий репертуар, включающий, в том числе, и новую музыку. Это влияние педагогов или личная потребность?
— У нас в классе всегда ставились репертуарные задачи очень широкого порядка. Когда Д. А. давал репертуар на год, то обязательно охватывал очень большое количество стилей. Кроме того, у него работал замечательный ассистент Клаудио Мартинес-Менер, и, пожалуй, настоящий интерес к современной музыке привил мне он. Он дал мне первый импульс, и теперь мне самому хочется этим заниматься. Удивительно интересно было приносить на уроки Д. А. новые (в смысле времени создания) сочинения, которых он не знал. Вот тут начинался настоящий поиск!
В следующем году мне снова предстоит сделать акцент на современной музыке. Я уже отобрал полпрограммы из Этюдов Лигети. Это большая работа. Честно скажу, я не помню нотного текста, который был бы сложнее для заучивания. Мне, конечно, очень повезло, что этими Этюдами я занимался на мастер-классах с Пьером-Лораном Эмаром — он, конечно, лучший интерпретатор этого сочинения. Одно то, что ему довелось работать с самим Лигети, о многом говорит. Очень интересно было с Эмаром заниматься, хотя непросто.
  
— Почему непросто?
— У Лигети удивительно точно выписаны все указания — артикуляционные, педальные, фразировочные, их количество огромно! Иногда того, что «вокруг нот», больше чем самих нот. У него была невероятно ясная мысль, он знал точно, чего именно хотел. Но выполнить это очень сложно, ибо указания касаются буквально каждой ноты. Эмар, по-моему, приближается к абсолюту понимания и знания этого всего, и на уроке его уши моментально реагировали на любую неточность выполнения авторских указаний. А неточности у меня, конечно, были. Я, к сожалению, с тех пор с Эмаром не встречался, но считаю его одним из самых интересных артистов его поколения. Он действительно большой музыкант.
  
(окончание следует)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
(окончание интервью)

— Судя по вашим новым проектам, «акцентным» для Вас является, в частности, творчество Сергея Прокофьева.
— Прокофьев — это один из композиторов, к которому у меня особенное отношение, я его люблю с детства. У меня когда-то была мечта сыграть все его концерты и все сонаты. Удивительно, но сейчас эти мечты сбываются. В этом сезоне я сыграл в Глазго все прокофьевские концерты с Шотландским Симфоническим оркестром ВВС: начали с Третьего (сентябрь 2011), потом — Второй (октябрь), Первый (ноябрь), Четвертый (февраль 2012), Пятый (апрель). Все эти концерты были записаны на радио. Весной 2013 года мне предстоит сыграть все девять сонат Прокофьева в Японии.
 
— Особую роль в вашей карьере сыграл Второй концерт Прокофьева, который принёс вам победу на конкурсе в Брюсселе.
— Когда я первый раз этот концерт услышал, это стало одним из самых сильных музыкальных впечатлений детства. У меня даже «помешанность» на этом сочинении была: я каждый день на ночь его слушал, с нотами… Но играть его начал значительно позднее, видимо, «шёл» к нему. Это было сочинение, которое я у Д. А. попросил настоятельно. Он, правда, сказал: «Хорошо, но у тебя сейчас другие задачи, нужно другое играть». И в какой-то момент я просто сел и выучил этот концерт. Принёс на урок, и началась работа.
 
— Есть произведения, за которые вы сегодня не возьмётесь, до которых надо внутренне «дорасти», что-то домыслить, дочитать, пережить?
— Мне кажется, надо все время «наращивать» репертуар, осваивать новые сочинения. Не обязательно ведь играть на сцене. Может быть, сегодня в каком-то сочинении мне в меньшей степени удаётся приблизиться к тому, что в нём надо сделать. Но я могу к нему вернуться через несколько лет, посмотреть другим взглядом. Башкиров называл это «отложить в копилку». Я всегда стараюсь покупать ноты, просто читать с листа что-то новое каждый день. Мне кажется, это очень важно.
 
— Ваш напряжённый концертный график говорит о том, что после победы в Брюсселе вы попали в определённый ритм, назовём это так, который многое диктует, в том числе, и репертуар.
— Это правда, но артист должен быть к этому готов. В основном, «диктуют» оркестры, которые заказывают те или иные концерты. Но надо отдать должное тем импресарио, с которыми я сейчас работаю: они понимают, что, хотя «конвейер» концертной жизни достаточно быстрый, но «штамповки» не нужны. Понимают, что артист должен развиваться на протяжении всей жизни, и не позволяют мне принимать слишком много разных предложений, если видят, что это нанесёт ущерб результату.
Да я и сам в каких-то случаях отказываюсь, если чувствую, что лишний концерт может негативно отразиться на всём остальном. Количество — это хорошо, но качество мне важнее. Я знаю свои пределы и знаю, что одновременно большое количество новых сочинений в программу ставить не надо, даже если мне хочется. Музыки, которую хочется сыграть, очень много, но для того, чтобы сочинение выносить на сцену, требуется время, музыка должна в тебе «прорасти».
Конечно, обстоятельства бывают разные. Может быть, сейчас «конвейер» ставит мне условия, но я хочу как можно скорее стать «хозяином» положения и самостоятельно определять, чего я хочу. А для этого… Знаете, когда тебе 15 лет, хочется, чтобы всё побыстрее получалось. Кажется, набираешься и набираешься впечатлений, и они должны проявиться: что-то новое появится в звуке, что-то по-другому услышишь. Сейчас-то я знаю: этот процесс требует времени. Музыкальная информация, звуковые впечатления, «входят» в нас медленно, но потом приходит момент, когда «накопленная масса» проявляется. Я уверен: не бывает ненужных знаний. Пока я стремлюсь поток знаний и впечатлений наращивать.
 
— В том числе, и впечатлений слуховых (я имею в виду записи)?
— Я стараюсь слушать много записей, предпочитаю с нотами. Мне это нравится больше: в записи всегда проявляется магическое влияние артиста на произведение, особенно, если это гениальный артист. А когда смотришь при прослушивании в ноты, то с исполнителем можно и не согласиться. И в этом проявляется собственное, более прямое соприкосновение с сочинением.
Я совершенно влюблён в оркестр. Для меня оркестр — это особый музыкальный организм, который, кстати, во многом ассоциируется с роялем. Я сейчас стал слушать значительно больше симфонической музыки, чем раньше, изучать партитуры. Это очень помогает. Оркестровый мир — это удивительное явление, это мир, который невероятно обогащает, в том числе, и в звуковом отношении.
 
— В сезоне 2011–12 (точнее, с сентября 2011 по август 2012) у вас — 33 выступления с оркестром, 20 клавирабендов и 5 камерных программ. Вас устраивает такой «перевес» оркестра?
— Это общемировая тенденция: молодые музыканты, которые только начинают то, что называется карьерой (я очень не люблю это слово, но оно позволяет сократить словосочетание «профессиональная жизнь на сцене»), больше выступают с оркестром, нежели соло. Вот и я сейчас очень много играю с оркестром, что для меня большая радость. Если есть время, сижу на репетициях, учусь у дирижёров владению каким-то очень масштабным пространством… Выступления с оркестром — это и колоссальная школа в плане владения энергетикой.
Конечно, и Д. А. так считает, по-настоящему узнать артиста можно только после сольного концерта. Это проверка музыканта на художественную прочность, это более близкий контакт с ухом слушателя, особенно с «понимающим ухом».
Может быть, количество клавирабендов в мире вообще уменьшилось, потому что для публики доступнее именно концерты с оркестром. Сейчас много говорят о том, что интерес к академическим концертам падает, особенно интерес молодёжи. Везде, конечно, это проявляется по-разному. Например, я часто играю в Голландии, и основной контингент публики — те, кому за 65. И я думаю: приеду в этот зал через 10 лет, кто там будет сидеть?..
Но, подчеркну, в каждой части света, в каждой стране свои особенности. Америка, например, это совершенно другой, как сейчас говорят, рынок. И американские пианисты, которые безумно популярны в США, в Европе залов не соберут. Или две страны в Европе с очень интенсивной концертной жизнью: Германия и Франция. Казалось бы, совсем рядом! Но немецкие артисты, которых на родине все знают, чьи портреты украшают обложки музыкальных журналов, во Франции не соберут публику.
 
— Если вернуться к проблеме слишком почтенного возраста слушателей классических концертов: может быть, рецепт «омолаживания» меломанов — в качественном детском музыкальном образовании, не профессиональном, как в ЦМШ, а в общем?
— Конечно! Недавно в Нижнем Новгороде у меня брали интервью, и очень хотели услышать из моих уст, как в детстве меня заставляли заниматься музыкой, какой это был каторжный труд. Зачем так считать? Я убеждён, что занятия музыкой на всю жизнь дают человеку некое «окультуривание слуха». Я это вижу и по папиной школе: многие из тех, кто её заканчивают, потом ходят на концерты, с удовольствием слушают классическую музыку и могут отличить музыку от шума. А шума сейчас так много! В любую маршрутку сядешь — это кошмар просто!
 
— А вас не раздражает этот шум? Или вы умеете просто не слышать?
— Я научился абстрагироваться, но я это просто не люблю. Я не закомплексованный человек и не считаю, что та музыка, которой мы занимаемся, — это единственно возможная. Но нельзя называть артистом человека, который выходит, открывает рот и не издаёт ни звука. Да, люди иногда ходят в цирк посмотреть на клоунов, которые двигаются, танцуют, но при чём тут слово «певец», я не понимаю.
Я не хочу сравнивать и говорить — там лучше, тут хуже, но… В России этот шум навязывается буквально на каждом шагу: такси, маршрутки, кафе, рестораны, магазины. Это же полное неуважение права человека на слушание того, что он хочет. Это усыпление мозга, он от этого шума перестаёт думать. А в России этого навязывания становится всё больше и больше.
 
— Больше — потому, что все зомбированы телевизором и лицами, звуками, шумами «из ящика»?
— Наверно… У меня, кстати, нет телевизора. У меня, естественно, есть компьютер, и не один. Во-первых, это необходимая профессиональная переписка. И, конечно, Интернет, который даёт возможность выбора, что и когда я хочу посмотреть или послушать.
Конечно, Интернет — это «палка о двух концах». С одной стороны, гениальная вещь даже для нас, потому что даёт возможность слушать новые записи с концертов, даже репетиций. Но когда я захожу в YouTube… Это большая помойка, в ней рассыпаны алмазы, которые надо уметь искать. Меня это иногда поражает: выложены записи одного и того же сочинения, сделанные кем-то из великих артистов и дилетантом у себя дома. У последней — в несколько тысяч раз больше просмотров!
 
— А можно ли быть, как сейчас говорят, «медийной личностью», вести светский образ жизни и оставаться при этом настоящим музыкантом, творцом?
— Я ни в коем случае не считаю, что нужно становиться отшельником! Есть конечно, примеры настоящего фанатизма — например, Григорий Соколов или Андраш Шифф. Шифф для меня пример человека, которому нужно подражать в смысле отдачи всего своего жизненного времени искусству, когда процесс интеллектуального творчества не прекращается никогда. Но это один типаж. А Мстислав Ростропович? Абсолютно другой!
Молодым артистам, конечно, хочется успеха, признания, это нормально. Но надо знать грань, перед которой необходимо остановиться. Можно быть настоящим музыкантом, который работает, который отдаёт этому жизнь, который ищет, который не стремится только к тому, чтобы играть публично, зарабатывать, быть известным. И можно одновременно быть успешным, современным, можно быть на обложке журнала. Главное, чтобы это «внешнее» не начинало влиять на саму работу музыканта, тогда это начинает раздражать профессионалов. Иногда до смешного доходит: например, в какой аэропорт ни прилети — везде портреты Ланг Ланга…
Каждый, я думаю, сам определяет, чего он в результате хочет и может. Может быть, это звучит немножко претенциозно, но я всегда считал, что у музыканта музыка неотделима от жизни. И сам живу именно так.
 
— В России наконец-то выросло поколение «новых русских пианистов»: это 30–35‑летние артисты, формировавшиеся в постсоветский период, знающие иностранные языки, ассимилированные в процессе общемировой концертной жизни. У вас другая ситуация — вы «взрастали» в Европе. Вы себя считаете российским пианистом или всё-таки — «пианистом мира»?
— Я действительно живу в центре Европы. Живу там, потому что мне нравится, потому что мне удобно там работать. Конечно, я человек глубоко российский, я очень скучаю по дому. Но российским пианистом меня редко называют, после брюссельского конкурса в одной статье написали: «вот какой замечательный космополит». Я, безусловно, учился много лет у замечательных российских педагогов. Но потом встречался с педагогами совершенно других школ: и с немцами, и с французами, и с китайцами. И от каждого, я надеюсь, взял что-то хорошее для себя, то, что во мне разовьётся. Поэтому я сказал бы, что я русский пианист, но подвергшийся влиянию разных фортепианных течений.

(конец интервью)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
:)) Я хотел бы, чтобы меня правильно поняли: мне бы и в голову не пришло рекламировать этого серого технаря Кожухина, незнамо за какие "великие художественные заслуги" получившего 1-ю (!!) премию на конкурсе пианистов в Брюсселе (ну если только он получил её за свой по-настоящему крепкий профессионализм, чего мне лично, однако, маловато), но он неплохо обрисовал в своём рассказе, чем занимается за рубежом Башкиров, которого я всё же считаю выдающимся педагогом, а когда-то он был и выдающимся пианистом - одним из немногих, которых я действительно почитаю.
Но, собственно, что нам за дело до того, кому какие премии дали в Брюсселе ? Вон Винницкой тоже когда-то дали там 1-ю премию - ну и где она, вся такая "великая" ? :))
Там вот сбоку пишут смешное:

Цитата:
--------------------------
Имя Дениса Кожухина стало известно в 2010: после победы 24-летнего пианиста на Конкурсе Королевы Елизаветы в Брюсселе. До этого были третья премия на престижном конкурсе в Лидсе и первая — на VendomePrize в Лиссабоне. Один из самых блестящих учеников знаменитого Дмитрия Башкирова теперь концертирует по всему миру. Как ни странно, наименьший интерес к музыканту проявляет Россия: в Москве Денис выступил лишь один раз в "сборном" концерте к юбилею своего учителя (ноябрь 2011), в мае нынешнего года сыграл Первый концерт Листа в Санкт-Петербургской филармонии.
--------------------------
(конец цитаты)

А мне вот вовсе не кажется странным, что наименьший интерес к нему проявляет Россия ! Чем он отличился-то ? Мне кажется, такого добра и без него навалом, да и вообще, мало ли кто учился у Башкирова ?
В общем, конкурсы - это проза жизни, зато Башкиров сумел наладить своё преподавание за рубежом, что, как я надеюсь, в целом влияет на уровень европейской музыкальной жизни положительно.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 249
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дмитрий Башкиров: «Поздно эмигрировать в моем возрасте»

17 марта 2015, 20:23   |   Культура   |   Ярослав Тимофеев

Корифей русской фортепианной школы — о том, как получать удовольствие, будучи невыездным

http://izvestia.ru/news/584176
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Дмитрий Башкиров. Формула мастерства

С 14 марта на канале "Культура" (23:00)
 
http://tvkultura.ru/anons/show/brand_id/60283/episode_id/1276174/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау