Последние сообщения

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 ... 10
1
Великолепно сыграли сегодня Князев и Джуми-Кан Двойной концерт для скрипки и вч. вместе с РНО п/у А. Ведерникова. Главная фигура в этом концерте - конечно, виолончель, так что и Клара, и оркестр шли за Князевым, а уж он показал все, на что способен, - играл мощно, экспрессивно, пластично. Вторая необходимая составляющая - это ансамбль, ведь сольные инструменты зачастую играют в дециму, в октаву и т.п., особенно в медленной части. Так вот ансамбль сложился потрясающий, и Джуми-Кан не подвела, она, мне кажется, глаз не сводила с главного солиста. В общем, чудесное исполнение. Браво!
https://meloman.ru/videos
Ссылка, как известно, активна только сегодня до 24 ч., потом концерт надо искать в Каталоге видеозаписей.
2
Сегодня, 9 декабря, в 22:20 на телеканале "Культура" -- "Хованщина" (спектакль МАМТа, постановка А. Тителя): https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20871/episode_id/2003815/
3
Горовиц играет Скрябина в Карнеги-холле (1948). Наверное, по отдельности все слушала, кроме этюда, ну а здесь все эти шедевры собраны:
https://www.youtube.com/watch?v=4WRZUjNdZG0
4
Вокалисты / Re: Диляра Идрисова (р. 1989, Уфа), сопрано
« Последний ответ от Ариэль Сегодня в 16:14:23 »
5 марта 2019, КЗЧ

Глюк  «Орфей и Эвридика» (парижская редакция 1774 года)

Московский камерный оркестр  Musica Viva
Дирижёр – Александр Рудин
Сэмюэл Боден (тенор)
Кэтрин Хоттигер (сопрано)
Диляра Идрисова (сопрано)

https://www.meloman.ru/concert/moskovskij-kamernyj-orkestrbrmusica-viva-aleksandr-rudin-2019-03-05/ билеты от 500рэ
5
ДАЛИЛА БЕЗ САМСОНА
В новом московском зале «Зарядье» свою первую акцию провел Фонд Елены Образцовой
http://gazetaigraem.ru/a4201811
6
Вокалисты / Re: Дмитрий Хворостовский (1962–2017), баритон
« Последний ответ от Ирина67 Сегодня в 13:19:21 »
НАМ НЕ ЗАБЫТЬ ТЕБЯ…
Концерт памяти Дмитрия Хворостовского с участием российских и зарубежных звезд прошел в «Новой опере». Расположив на сцене хор и оркестр, театр на месте оркестровой ямы смог организовать литерные ряды, что было крайне важно: интерес к концерту оказался необычайно высоким – зал был заполнен до отказа!
http://gazetaigraem.ru/a2201811
7
Н. Зимянина о том же концерте:
https://www.facebook.com/natalya.zimyanina/posts/1336235163180195?__tn__=K-R

Ай-я-яй, как девушки все расстроились вчера на концерте оркестра «MusicAeterna»! Ведь дирижер Теодор Курентзис стоял к ним весь вечер практически спиной. Только в начале произнес недлинную речь, чтоб не хлопали - ни между частями, ни вообще. «Вы же и так с нами, это радость», - сказал он в ненадежный микрофон, призвав к тому же кидать в ящик, стоящий в фойе, пожертвования для бездомных собак (влияние Антона Батагова).
Два музыканта, которым для выражения их религиозных чувств (а они разной веры) больше всего подходит музыка, исполнили, как сначала показалось, очень смелую программу – только медленные части девяти известных фортепианных Концертов, все немного приглушенные, как играют только на похоронах.

Был ли на сцене ситар, пока публика шумно занимала свои места в полумраке - точно не скажу, издали не разглядела, но звук был . Потом, когда все расселись, не переставая возбужденно трещать (крайне противный этот треск бесцеремонных голосов - хоть Библию озвучивай), на звук ситара стянулись-вышли на сцену музыканты оркестра, встраиваясь в него (на мой слух, это был звук ре). Потом откуда-то (из-за сцены?) очень тихо начался Бах (часть Концерта №3), и весь этот воздушный ковчег поплыл неторопливо: 20 Моцарта, Григ, 4 Бетховена, Ре-мажорный Гайдна, 23 Моцарта, 1 Равеля - это уже был космос, 4 Рахманинова ушел в умиротворение, вернув к Баху - в Анданте из Концерта №7, которое опять ушло в никуда до растворения звука, при том, что на сцене никто, кажется, уже не шевелился (опять за сценой? Я даже подумала, что этот «хвост» - аудиозапись).
Поразило исполнение Бетховена: на богоборческие вызовы оркестра рояль Батагова отвечал не иначе как бессильными мольбами, тихим воззванием, молениями о покое, наконец, о пощаде (Бетховен!), которых я никогда раньше не считывала в этой музыке.

Самый центр вечера – Гайдн, не дающий упасть духом, у него позитивное мироощущение прорастает даже в грусти. Батагов, браво, браво и браво! Долгая современная каденция, в которой пианист прямо-таки разошелся, благоухала гармониями – казалось, Мессиан тут играет на органе, воздавая хвалу небесам. Порасцветали райские кущи, пораспускались и заблагоухали невиданные цветы.
И окунуться потом даже в самую трагичную из всех существующих музык - Адажио из 23 Концерта Моцарта оказалось сладко – таково приближение к религиозному экстазу. Так и шло. В темноте светились только пульты. Никакого самолюбования дирижера, в котором часто упрекают Теодора.
Дадут ли так играть на сцене какому-нибудь академическому пианисту, как играл Антон? Нет, пианиста сначала годами будут чистить наждаком, потом налепят штукатурки, наведут румяна, а особые виртуозы своего дела еще белилами всех оттенков и тенями для век на лице трупа подчеркнут изящество своей техники, требующей многочасовых гоняний гамм. Но это у хороших пианистов. А халтурщики - те вовсе замазывают щели наживушку, а мы ошибочно думаем: вот Моцарт, а вот Рахманинов…

Почему ни один другой оркестр на звучит как MusicAeterna? Потому что музыкантам удается тянуть абсолютно непрерывную, как ход времени, ткань, даже на пианиссимо она верна, надежна и плотна как старый голландский сыр, в который невозможно всадить острый нож.

Вот такая музыка прорвалась к людям через академические заборы и влияла именно таким образом, каким изначально предназначена влиять. В этот вечер великим композиторам несказанно повезло - им наконец дали слово, это бывает нечасто.

После концерта за сценой увидала батюшку, немного испугалась, что попахивает ладаном, но Курентзис и Батагов хотели совершить молитву самым освоенным, самым доступным ими обоими способом - и воздали ее, несмотря на разочарование поклонниц Курентзиса, любящих его красные шнурки. Я даже подумала, что иногда все же, наверное, надо давать благотворительные концерты; бисер у гениев, конечно, бесконечен, но в этот вечер он был предназначен не всем, честное слово.
Впрочем, иначе получилась бы секта, а?

В артистической оба корифея показались теми беззащитными, немного растерянными юношами, какими я их помню так давно, что страшно вспомнить (а Антона - так еще с конкурса Чайковского двадцатилетним). Чему была особенно рада. Так что, дорогие музыканты, средство вечной молодости в том, что́ и как вы играете, и чем больше вы рискуете в своей свободе пошловатой публикой - тем вы краше и моложе.

8
Tnargime Rǝnni на Москва | Slow music в Московский концертный зал #Зарядье.
11 ч. · Москва ·
И ПУСТЬ ВЕСЬ МИР ПОДОЖДЕТ

Концерт медленной музыки «slow music», который сегодня в Московский концертный зал #Зарядье исполнили Anton Batagov и оркестр MusicAeterna под управлением дирижера Teodor Currentzis, — одно из тех впечатлений, что навсегда останется в памяти.

Программа нарушает все каноны исполнения академической музыки. Вместо целых концертов только медленные их части. Бах, Моцарт, Григ, Гайдн, Бетховен, Равель и Рахманинов. Концерт, который представляет собой обобщение всех самых известных композиционных практик и техник.

Едва публика попадает в зал ее постепенно начинают окружать музыканты, выводящие монотонные паттерны. Они создают акустическую среду, которая выдергивает тебя из повседневности, оставляет всю суету и рутину позади, и обостряет твою слушательскую чувствительность.

Свет гаснет. После пестрящего предновогодними огнями мегаполиса, светящих днями напролет в глаза экранов телевизоров, компьютеров, планшетов и смартфонов, ты оказываешься во мраке, где едва удается различать силуэты.

Пробираясь сквозь сумрак, на сцену начинают выходить все музыканты. Каждый поддерживает монохромный звуковой поток. Включая Теодора, взявшего в руки скрипку. Жест демонстративного отказа от доминирования в музыке. Даже если он и главный, то сегодня, как минимум, среди равных.

Звук плавно стихает, Теодор берет микрофон и лично обращается к собравшимся в зале с двумя просьбами:
— Не аплодировать. Вообще. Нигде. Даже в финале после концерта.
— Выключить телефоны. Не снимать видео. Не фотографировать. Даже не столько, чтобы не мешать, а скорее чтобы отдохнуть от артефактов современности, ее технологической развращенности, и сохранить все в воспоминаниях. Вспомнить ценность сиюминутного момента.

Тишина акцентируется. И сквозь нее начинает прорастать звук. Почти как вагнеровское зарождение природы. Только звук рождается совсем не в оркестре. Он доносится из-за сцены. Он — все еще отголосок внешнего мира.

Но вот на сцене вместе с плавно возникающим тусклым светом оркестр начинает развивать Adagio из 3-го фортепианного концерта Баха. Музыку столь прекрасную, что первой чувственной реакцией на нее становится сомнение. А достоин ли ты ее? Достойны ли ее слышать все собравшиеся в зале? Чем человечество ее заслужило?

Сумрачно и трагично звучит мелодия, возникающая в глубоких басах оркестра. Вдруг остинатная фигура басов приглушается, уступая место фортепианному монологу. Только Антон может играть, не «играя». Он словно даже не говорит, а размышляет вслух. Размышляет то нежно и задушевно, то страстно и патетично. Пианист, у которого каждый звук важен и значим. Ничто ничего не обслуживает. Ни одна нота или пауза не спекулятивна ради украшения другой. И, конечно, равных Антону в интерпретации Баха сегодня вероятно нет вовсе.

А тем временем мягкое и успокаивающее Adagio сменяется на Romance из 20-го концерта Моцарта. Музыка, обреченная всегда оставаться чистой. Неподвластной налету времени. Лирическая, страстная, нежная и романтичная мелодия рисует картину мира и гармонии. Гармонии, как между то и дело растворяющимися друг в друге роялем и оркестром, так и внутри каждого в зале.

Постепенно прозрачная мелодия улетучивается, и зал охватывает шторм. Звучит бурная, взволнованная и за счет своей замедленности церемониально зловещая музыка. В этот момент у тебя рвется последняя связь с окружающим миром.

За пределами концертного зала мог бы случиться ядерный взрыв, но не случится. Потому что за пределами концертного зала больше нет ничего. Ты находишься в вакууме. В вакууме, где вопреки всем законам физики возникает звук. Возникает музыка, которая к финалу романса из бури разрешается в слабый шепот. И ты ощущаешь всю хрупкость и уязвимость гармонии этого вакуума.

Вступает Adagio Грига. Структурно несложное, в 3/8, оно начинается интроспективно, с приглушенными струнами. Рояль же начинает размышлять напыщенно, пока угловатая основная тема не разрушает все настроение этого произведения на элементы. Вакуум лопается. И когда к финалу восстанавливается спокойствие, ты понимаешь, что отныне находишься в самом эпицентре «нигде».

Там тебя встречает Бетховен со своим Andante con moto из 4-го концерта. Две музыкальные темы поочередно сменяют друг друга. Два голоса начинают коммуникацию.

Кажется, что становишься свидетелем зарождения мира: вот перед тобой мрачная, но балансирующая бездна, вот большой катаклизм, а вот мир начинает эволюционировать и осваивается первое общение. Мягкое в начале общение постепенно нагнетается. В каденции звучат совершенно обреченные серии крещендо и величественное фортиссимо.

Сквозь них прорастает Гайдн. И начинает кружить тебя в своем знаменитом рондо. Антон подхватывает энергию этого вращения и предлагает собственную каденцию, которой аккомпанируют как музыканты оркестра, так и лично Теодор. Едва ты подумал, что музыка унесла тебя из сегодняшнего в вечное, как нет. «Нигде» не знает категории времени. Человек из «сегодня» вдруг вступает в диалог с, казалось бы, неохватным «всегда».

Кружащий поток плавно переносит тебя в Adagio Моцарта из 23-го концерта, где, несмотря на мягкую динамику на всем протяжении, рояль начинает звучать необычно широкими скачками.

Не успеваешь осмыслить все совершенство этого Adagio, как рояль уже охвачен кантиленой, льющейся из нигде в в никуда. Это Равель. Его широта дыхания и глубина лирического чувства выражены очень сдержанно. И от этого воздействуют только сильнее. Экономия средств и взвешенно написанная партитура приводят к тому, что в вечере остается все меньше «концертного». Театрализация имеет все меньше значения. Когда вступают солирующие фразы духовых, оттеняющие звучность рояля, понимаешь, что вот она — кульминация. Как творчества Равеля, так и вечера медленной музыки.

Из этой точки зал начинает свое путешествие назад в сегодня. Обратный путь становится окрашен трагическим мироощущением Рахманинова. В знаменитом Largo из 4-го концерта почти осязаем разлом. Одновременно врезаются друг в друга два потока — тоска по родине и поиск своего места в мире.

В финале же вновь звучит Бах. Вновь он доносится оттуда. Снаружи. И ты вспоминаешь о том, что это «снаружи» существует. Оркестр на сцене вновь подхватывает остинатные фигуры, оттеняя мелодию рояля, звучащую все еще светло и нежно. Но уже ностальгически. Подсознательно ты ощущаешь ее потаенную скорбь.

Тусклый свет на сцене постепенно гаснет. Вновь воцаряется сумрак. И все музыканты уходят. Больше они не выйдут. Никаких поклонов и бисов. Даже несмотря на то, что солидная часть публики, придя в себя, несколько минут после концерта, вопреки всем просьбам в начале, неоднократно предпринимает попытки экстатической овации.

Из тьмы пришли. Во тьму ушли.

Пожалуй самое впечатляющее в этом концерте — это партнерство между Антоном и Теодором. Два интерпретатора, смело вступающие с авторами в творческий диспут. Два музыканта, находящие вдохновение в духовных практиках. В данном случае все сакральные, ритуальные и религиозные переживания зрителей после концерта верны, как никогда.

Но даже если абстрагироваться от духовной сферы, главная сила этого концерта заключается в его почти целительном воздействии. Он успокаивает и восстанавливает психику.

Сегодня беспокойство и тревога — наши главные спутники. С каждым новым днем информационный фон становится все более неохватным, с каждым новым гаджетом и приложением мы становимся все беспокойнее, взбудораженнее и, как следствие, (даже если сами того не осознаем) измученнее.

А этот концерт дает позитивное впечатление покоя. Закрепляет в подсознании состояние безмятежности и размеренности.

Больше нет суеты и спешки. Нет шума транспорта и цивилизации. Нет гомона окружающих людей. Все помехи твоей внутренне гармонии в эти 90 минут «медленной музыки» устранены. И ты телесно и психологически запомнишь этот опыт.

Ты выходишь оттуда ментально перерожденным. Да, ты продолжишь отчаянно лететь на свет, переключаться с одного на другое в поисках того, что может принести тебе хотя бы сиюминутное удовлетворение. Но теперь ты будешь делать это осознанно. Суета станет твоим осознанным выбором. И возможно отныне ты больше не позволишь ей столь легко себя изнашивать.

Спасибо всем музыкантам и концертному залу «Зарядье», что это состоялось. Ровно неделя прошла с концерта ДиДонато. И вновь сильнейшее музыкальное потрясение в том же зале. Совсем иное по заряду, энергии и посылу. Но схожее по качеству. Если этот уровень закрепится, «Зарядье» станет не только лучшим залом в стране, но и одним из лучших в мире.

И, если когда-то представится возможность на эту программу попасть, не раздумывайте, пожалуйста.
Уделите немного времени на осознание простых удовольствий и избегание спешки и информационной загруженности.
https://www.facebook.com/inner.emigrant?__tn__=lC-R&eid=ARCyJDnCmpLhDKBMr_EphQIhxHNST4ZtvdHbf9AAWSLbJV351xe1wQmuGZOx2oq4wtIqmML8PFBp2WWh&hc_ref=ARRONzz_HbLybdYi3JkwmA6-g_UPptn-fpik
9
Главная роль. Игнат Солженицын

Премьера оперы "Один день Ивана Денисовича". Подробности - в программе "Главная роль" 6 декабря в 19:45.

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/315166
10
В Тихвин возвращается опера
06.12.2018
http://tikhvin.org/about/info/news/73/15620/

Международный оперный фестиваль им. Н.А. Римского-Корсакова открывается в Ленинградской области. Этот масштабный культурный проект, родившийся в 2014 году в Тихвине, на родине великого композитора, теперь охватывает событиями концертные площадки сразу двух регионов. Открылся фестиваль 5 декабря концертом классической музыки в Кировске, а с 13 по 19 декабря обоснуется в Тихвине, где состоится XI Международный конкурс молодых оперных певцов. Завершится событие двумя гала-концертами самых ярких звезд конкурса: 19 декабря он пройдет во Дворце культуры Тихвина, а 21 декабря – в Санкт-Петербурге, в концертном зале Мариинского театра.

Напомним, что Международный оперный фестиваль им. Н.А. Римского-Корсакова проводится Мариинским театром и комитетом по культуре Ленинградской области при участии администрации Тихвинского района. Художественным руководителем фестиваля является народная артистка России, художественный руководитель Академии молодых оперных певцов Мариинского театра Лариса Гергиева.

Главными концертными площадками фестиваля и конкурса молодых оперных певцов традиционно станут концертный зал тихвинского Дворца культуры им. Н.А. Римского-Корсакова и концертный зал мемориального Дома-музея композитора. Из разных уголков мира поступило более 200 заявок от потенциальных участников конкурса, из которых организаторы отберут самых достойных претендентов. А их мастерство будет оценивать международное жюри под председательством Ларисы Гергиевой, в которое вошли мэтры оперной сцены. Среди них народный артист Республики Башкортостан, солист Мариинского театра Аскар Абдразаков, народный артист Грузии Эльдар Гетцадзе, выдающийся болгарский тенор Бойко Цветанов, народная артистка Литвы, профессор академии музыки и театра Ирена Милькявичюте, народная артистка России Галина Горчакова и заслуженный артист России, народный артист РСО-Алания Грайр Ханеданьян.

Конкурсанты будут соревноваться в оперном и камерном разделах, причем, в первом туре камерного раздела обязательным является исполнение одного из романсов Н.А. Римского-Корсакова. Победителей ждут не только солидные денежные призы, но и возможность заявить о себе в начале творческого пути на престижном состязании высочайшего уровня.
Страницы: [1] 2 3 4 5 6 ... 10