Автор Тема: Григорий Соколов (р.1950, Ленинград), пианист  (Прочитано 259277 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
Re: Григорий Соколов (р.1950, Ленинград), пианист
« Ответ #600 : Апрель 28, 2018, 22:10:29 »

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 428
Re: Григорий Соколов (р.1950, Ленинград), пианист
« Ответ #601 : Апрель 29, 2018, 15:07:11 »
Из ФБ Н. Ждановой:
На Мальтийском фестивале


Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
Re: Григорий Соколов (р.1950, Ленинград), пианист
« Ответ #602 : Апрель 30, 2018, 12:05:35 »
Бисы Григория Соколова с концерта на Мальтийском фестивале.
Запись АЛ: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2091962557751943&id=100008146571898
« Последнее редактирование: Апрель 30, 2018, 12:13:55 от Ирина67 »

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
Re: Григорий Соколов (р.1950, Ленинград), пианист
« Ответ #603 : Апрель 30, 2018, 13:23:29 »
Отзыв А. Матусевича о концерте на Мальтийском фестивале:
https://vk.com/wall9746730_3539
Чистая музыка. Григорий Соколов вернулся на Мальту.

Самый загадочный, недоступный для журналистов, пребывающий в ореоле затворничества в искусстве, каждой встречи с которым публика ждет как какого-то таинства, пианист современности дебютировал в островной республике на прошлом Мальтийском международном музыкальном фестивале. Соколов – не склонен к компромиссам: если бы тот дебют его чем-то не удовлетворил, он бы больше не вернулся (как, например, никогда не возвращается он в Москву, выступая в России ежегодно исключительно лишь в своем родном Ленинграде-Петербурге). Но спустя год он снова здесь, а, значит, форум и прием местной публики ему пришлись по душе, что вдохновляет мальтийцев и гостей островов – новой встречи с Соколовым ждали особо: пожалуй, он – самая яркая и таинственная звезда VI-го фестиваля, чей концерт стал его своеобразным апофеозом. Хотя совершенно ничего звеняще-торжественного, пафосного в нем не было – напротив: исключительное самоуглубление, только погружение в музыку – и совсем ничего внешнего.

Кромешная темень переполненного зала. Выключен проектор, луч которого обычно дает на задник сцены афишу выступающей сегодня звезды. Задержка начала минут на двадцать – наэлектризованная ожиданием публика постепенно успокаивается и замирает, как притихшая бабочка в коллекции энтомолога. Долгие последние секунды напряженного предвкушения тянутся, кажется, вечность. Слегка приоткрывающаяся портьера резким желтым лучом вырывает кусочек закулисья – появляется он: твердым неспешным шагом идет к инструменту, короткий сухой поклон, несмотря на бурю оваций, взметнувшиеся фалды фрака… считанные мгновения концентрации – и полилась музыка, нескончаемая музыка, без остановок и перерывов. Части сонат исполняются подряд, нанизываются как бусы судеб на нитку вечности, непосвященный вполне может сбиться – где кончился один опус, а где начался другой… Но нет, непосвященных здесь быть не может – всякий, кто пришел на концерт Григория Соколова, знает куда и зачем он пришел. Атмосфера священнодействия, храма музыки срежиссирована с театральным размахом и глубиной – и в этом нет, как ни удивительно, ничего внешнего, надуманного: это абсолютно искренне и подчинено только одной цели – великому искусству.
Три сонаты Гайдна (соль-минор, си-минор, до-диез-минор) и Четыре экспромта Шуберта (ор. 142) – соколовская программа этого года, точно с такой же он выступал совсем недавно на родине. Шуберта он играет так, будто между ним и Гайдном не было Моцарта и Бетховена, словно встретились за чашкой кофе два друга – венских классика: один развивает мысли другого. Если не смотреть в программку и не знать драматургии вечера – на слух не всегда ощутишь переход от одного к другому – словно продолжение одной, мерно льющейся беседы. Впрочем, и Гайдна, и Шуберта Соколов играет так, будто не было после них никого – ни романтиков, ни музыки 20 века. Соколов – медиум, через него вещают духи ушедших титанов, они дают ему сигнал, какую и когда клавишу нажимать. В его игре – минимум личностного, в традиционном понимании интерпретационного, совсем нет назойливого самовыражения и абсолютно никакого самолюбования: как бы нет и Соколова на сцене вовсе – есть только музыка Гайдна или Шуберта, с нами напрямую говорят великие композиторы.

Мягкий и точный, легкий и аскетичный звук. Очень скупо на агогику – не метрономно-бездушно, но почти без всяких отклонений, если хочется поймать рубато, то нужно очень сильно постараться его ощутить: музыка льется плавно, повествование идет своим мерным шагом, за которым чувствуется дыхание подлинности и вечности. Стилистически безупречно и благородно – словно прикосновение к какой-то первозданной красоте и совершенству. Ничего внешнего, никаких эффектов – все скупо, строго, с максимальной внутренней концентрацией. Очень просто, но оттого – очень глубоко. Рафинированность артикуляции не кажется вычурностью – все звучит предельно естественно, нет ни намека на манерность, никакой глупой игры в показной аутентизм.

Три минорные сонаты Гайдна подряд. Но нет ощущения скорби, показного трагизма, воплей стенаний – есть предельная концентрация, полное погружение в музыку, а еще желание показать венского классика с иной, непривычной для большинства стороны: ведь все привыкли рассуждать о его музыке как о торжестве светлого, мажорного в искусстве – и, удивительно, но эта аксиома вновь подтверждена, но иначе – так оно и есть, ибо Гайдн не теряет своего света даже в минорных опусах. Четыре экспромта Шуберта вновь подряд: но нет ощущения однообразия, скуки, одномерности – кажется, что Соколов играет просто ноты, без всякой особой выразительности и собственного отношения – но это ощущение обманчиво, ибо у повествования, безусловно, есть своя логика и своя драматургия. Кульминация второй части концерта – Экспромт си-бемоль-мажор, самый длинный из четырех, но и самый рафинированный, самый волшебный, в звуках которого растворена целая вселенная смыслов и ощущений.

Коронные бисы Соколова – настоящее третье отделение, которого поклонники ждут, как правило, больше основной программы. Для Мальты их было пять. Вновь Шуберт (ля-бемоль-мажорный экспромт ор. 90), неожиданный Рамо (но вклинившееся барокко на удивление не разрушает стройного здания венской классики, воздвигнутого основной программой), икона всех пианистов Шопен (ля-минорная мазурка ор. 68), и напоследок – немножко Скрябина: за по-классицистки суховатой, чуть бесстрастной, предельно отстраненной игрой Соколова его русская душа высвечивается по-особому, совсем нетрафаретно, и финальный штрих подчеркивает эту мысль с неумолимостью кантовского императива.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
Bei Grigory Sokolov liegt das Geheimnis der Musik unverhüllt vor uns
Der russische Pianist Grigory Sokolov ist eine lebende Legende, weltweit zieht er Klavierfans in seinen Bann – nicht zuletzt mit dem exzessiven Zugabenteil seiner Konzerte. Am Montag gastiert er in Zürich.

https://www.nzz.ch/feuilleton/bei-ihm-liegt-das-geheimnis-der-musik-unverhuellt-vor-uns-ld.1382829

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
ЧУВСТВУЯ ТЕНИ ИНЫХ ИЗМЕРЕНИЙ
4 апреля в Большом зале Петербургской филармонии состоялся традиционный концерт Григория Соколова

http://gazetaigraem.ru/a11201804

Автор -- Г. Ковалевский

Фрагмент статьи:
Безусловно, создавая подобные вещи, Гайдн опирался на еще существовавшую тогда барочную церковную и риторическую традицию, где внутренний месседж определял форму (вспомним непостижимые примеры единства слова и мелодии у Баха). Прозрачнейшую, внешне очень простую фактуру пианист воспроизводил с такой трепетностью и кристальной чистотой, что буквально захватывало дух. Рояль преображался то в большой «небесный» клавесин, то в «хрустальную» челесту, то в целый камерный оркестр. Это ни в коей мере не было попыткой «воссоздать» стиль в духе адептов исторически информированного исполнительства – Соколов, как никто другой, понимает принципиальную невозможность вернуться в строгий мир классического прошлого, все, что остается современному рассеянному, погрязшему в мелкой суете сознанию, – ловить тени иного измерения. Но для того, чтобы увидеть эти тени, требуется тот, кто властно прикажет остановиться и обратить свой взор в нужную сторону...

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
ГРИГОРИЙ СОКОЛОВ СЫГРАЛ ЕЖЕГОДНЫЙ АПРЕЛЬСКИЙ КОНЦЕРТ В ПЕТЕРБУРГСКОЙ ФИЛАРМОНИИ, СОПРОВОЖДАВШИЙСЯ, КАК ВОДИТСЯ, АЖИОТАЖЕМ ПУБЛИКИ
http://mz.kmpztr.ru/akh-moy-milyy-avgustin/
 Текст: Гюляра Садых-Задэ

Год от года желающих попасть на выступления пианиста все больше. А с тех пор как появилась возможность покупать билеты онлайн, среди москвичей стало модно раз в году предпринимать культпоход «на Соколова». Вследствие чего цены на билеты задрались так, что иногда дешевле съездить в Хельсинки или Берлин. Тем более что, по заведенному обычаю, Соколов играет одни и те же сочинения на протяжении всего полугодового обширного тура по Европе.

В этом году программа вечера составилась из трех сонат Гайдна – соль минор, си минор и до-диез минор, сыгранных без перерыва, как некий мегацикл, в первом отделении. И четырех экспромтов Шуберта ор. 142 – во втором.

На первый взгляд, в этом сопоставлении – Гайдн – Шуберт – не просматривалось драматургической цельности, которая с очевидностью присутствовала в программе прошлого года, почти сплошь выдержанной в до миноре. Но единство в ней, как выяснилось, все-таки было; и не только потому что и Гайдн, и Шуберт принадлежат австро-немецкой культуре. А потому что все сочинения объединял меланхолический тон, которым было проникнуто исполнение. И какая-то особенная отрешенность: казалось, Соколов окончательно ушел в себя, и там, глубоко, в его душе происходит какая-то важная и тайная работа.

Пианист отобрал для своего выступления только минорные сонаты; при том, что мажорных у Гайдна намного больше. И сыграл их невесомым, ажурным и сухим звуком: так играют Скарлатти, а не Гайдна. И эта сознательная архаизация, стилистическая перверсия говорила о многом; неожиданная рифма возникла позже, когда настало время «бисов», – и Соколов почти с таким же звукоизвлечением сыграл пьесы Рамо.

В соль-минорной сонате Гайдна только две части: в нее не заложен привычный тональный контраст мажора-минора, и в этом смысле она абсолютно нетипична для трехчастной модели гайдновского сонатного цикла. Скорее уж напоминает «Неоконченную симфонию» Шуберта – и тут возникла вторая рифма, с шубертовскими экспромтами.

Соль минор с самого начала задал сумеречный настрой. Нервно, осторожно вступила тема главной партии: колкая, прерывистая и вместе с тем застенчиво нежная. В элегическом Allegretto второй части томительные интонации «вздоха», кружевные группетто и трели сплетались в изящный и затейливый рисунок. Суровая мерная поступь крайних частей си-минорной сонаты усугубила основное настроение. И даже среднюю часть 47-й сонаты, выдержанную в темпе и жанре пасторально-наивного менуэта, Соколов умудрился сыграть так, что в ровный свет си мажора, казалось, проникла печаль. То было воспоминание об утраченном рае; о радости, которая ушла и более не вернется.

ЭТО ПОРАЗИТЕЛЬНО: КАК ПРОСТО И ВМЕСТЕ С ТЕМ ГЛУБОКО СОКОЛОВ УМЕЕТ РАЗМЫШЛЯТЬ О СУЩНОСТНЫХ ВЕЩАХ. ОН НЕ ВЕДЕТ РАЗГОВОР С ЗАЛОМ; ЛИШЬ ПОЗВОЛЯЕТ ПРИСУТСТВОВАТЬ ПРИ СОКРОВЕННОМ ДИАЛОГЕ С САМИМ СОБОЙ.

Сущностные метафизические размышления пианист продолжил на материале экспромтов Шуберта: все о том же, о бренности и хрупкости бытия. Первый, фа-минорный, органично продолжил гайдновский дискурс: пунктирный ритм, прозрачность фактуры, цепкое звукоизвлечение. В этом сходстве восстанавливалась связь времен и эпох. «Ах, мой милый Августин, все прошло, все!» – почему-то всплыла в памяти грустная детская песенка. Эта строчка могла бы стать эпиграфом к концерту, завершившемуся, как обычно, каскадом бисов: особо отметим летучий и бесплотный ля-бемоль-минорный экспромт и грациозную «Венгерскую мелодию» Шуберта, две пьесы Рамо и Мазурку Шопена.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
Концерт Г. Соколова в Мюнхене 21 апреля
https://www.youtube.com/watch?v=JEAl0YG3bgU
https://www.youtube.com/watch?v=t_YqWECmUqg

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 428
Амстердам, 13 мая

Шуберт. Аллегретто до минор (бис)

https://www.youtube.com/watch?v=8MgYUoQB_hw&feature=share

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 428
Алексей Комаров, записавший приведенное уже видео в Амстердаме, поместил интересное сообщение в группе "Пианисты 21 века":

Алексей Комаров сейчас здесь: Het Concertgebouw Amsterdam.
22 ч · Город Амстердам, Нидерланды
Шуберт «Аллегретто» до-минор. Новый бис Григория Соколова. По его словам, он стал исполнять это произведение только в этом сезоне, раньше не играл.
P.S. Я спросил у Григория Липмановича, возможен ли когда-нибудь его концерт в Москве или он не выступает там по принципиальным соображениям.
Его ответ был таким : « Никогда не говори «Никогда». Никаких принципиальных соображений нет. Я бываю и даю концерт в Петербурге каждый год в апреле. Там квартира, там же кладбище... Никуда уже не хочется после этого ехать...».

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 823
Григорий Соколов исполняет «Экспромт» Шуберта op.142 N 3. Утрехт, 11.05.18
https://www.youtube.com/watch?v=Afg7k5F0vxU

Оффлайн V.G.

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 175
Re: Григорий Соколов (р.1950, Ленинград), пианист
« Ответ #611 : Июнь 15, 2018, 08:53:37 »
К вопросу о Шёнберге, затронотому в теме о Поллини. Примерно помню - как Григорий Липманович рассказывал об этом в одном из интервью. На очередном фестивале просили сыграть Стравинского и добавили: может быть в этот раз не "Петрушку"?. Г.Л. ответил: нет, будет "Петрушка". Потом "для очистки совести" все же открыл какой-то сборник фортепианных сочинений XX века. Там увидел пьесу Шенберга и понял, что не успокоится, пока не переиграет изрядного количества этой музыки))