Последние сообщения

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 ... 10
1
Вокалисты / Re: Станислав Трофимов (р. 1985, Стерлитамак), бас
« Последний ответ от Papataci Сегодня в 10:55:47 »
Кстати, а Трофимов уже пел Годунова?

Пост перенесён из другой темы, так что поясняю, что эта реплика появилась потому, что Трофимов заявлен на Бориса на 10 октября. И по сообщению уважаемого Тантриса, это не дебют.
https://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2017/10/10/1_1900
2
Вокалисты / Re: Станислав Трофимов (р. 1985, Стерлитамак), бас
« Последний ответ от Papataci Сегодня в 10:53:48 »
Кстати, ВК есть группа, посвящённая творчеству Станислава Трофимова.
https://vk.com/st_trofimov_bass

Этим летом он поёт в Вероне (Захария, "Набукко" Верди") и в Зальцбурге (Священник, "ЛММУ", Шостакович).

4
Вокалисты / Re: Станислав Трофимов (р. 1985, Стерлитамак), бас
« Последний ответ от kineskop Сегодня в 08:22:52 »
Кстати, а Трофимов уже пел Годунова?
5
Мариинский театр публикует составы на

И октябрь 2017 г.
https://www.mariinsky.ru/ru/playbill/playbill/?year=2017&month=10

Вы этому верите? (Если даже ещё и афиши на октябрь нет.)
6

Яму поднимали на "Три чуда"?
Да. И в колокола звонили
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,11786.0.html

А вчера не поднимали. :(
7
Музыкальный руководитель и дирижер-постановщик — Александр Лазарев
14 июля 2017 года, пятница, 19:00, Основная сцена

Князь Иван Хованский, начальник стрельцов — Дмитрий Ульянов
Князь Андрей Хованский — Николай Ерохин
Князь Василий Голицын — Валерий Микицкий
Боярин Шакловитый — Антон Зараев
Досифей, глава раскольников — Денис Макаров
Марфа, раскольница — Наталья Зимина
Эмма, девушка из Немецкой слободы — Мария Макеева
Сусанна, старая раскольница — Наталья Мурадымова
Подьячий — Чингис Аюшеев
Кузька — Дмитрий Полкопин
Боярин Стрешнев — Дмитрий Кондратков

Insolitaria
http://www.diary.ru/~wr/p213248599.htm?oam#more1

"Я быть всегда самим собой старался, каков я есть: а впрочем, вот мой паспорт!"
Поход в театр, к сожалению, превращается для меня в большое событие, случающееся в буквальном смысле слова раз в год (хотя не обязательно по праздникам), так что начнём, благословясь, основательно, издалека.

...Так вот, с месяц назад нечто сподвигло мня лихорадочно шерстить сайт любимого театра в поисках знакомых букв и фамилий. Первым делом попалась вездесущая "Тоска", и я уже почти совсем было собралась гарантированно поднят себе настроение, полюбовавшись на г-на Поликанина, но оказалось, что нынешние цены любоваться на него в шестой раз в приложении к неизвестным науке в моем лице сопрано и тенору не располагают, так что, рассудив, что если уж душить жабу, то хотя бы по делу, я пустилась на поиски чего-нибудь новенького. И в результате на повестке дня у нас "Хованщина".

"Хованщина" хороша, во-первых тем, что я в принципе очень люблю русскую оперу: не в смысле Чайковского (хотя куда ж без него), а именно Могучую Кучку. Кроме того, в отличие от первостепенно любимых мною "БГ" и "Князя Игоря", в "Хованщине" толком нечего ставить. Опера словно начинается с кульминации: когда Хованские уже оговорены пред государем, Андрей уже оставил Марфу и испоганил жизнь Эммы; когда интрига - что политическая, что любовная - уже может только катиться по наклонной; а учитывая, что, с момента написания оперы и по сей день, Пётр I - это, вроде как, хорошо, а раскол - вроде как против "линии партии", бунтующих против первого и поддерживающий второй вроде как даже и не жалко. Короче, суть в том, что, как сказал кто-то из критиков, имени которого я, как обычно, не помню, "Хованщина" - не столько опера, сколько серия картин, и испортить её, если нормально спеть, практически невозможно.

Надежду в "нормально спеть" в меня вселили - и не разочаровали - знакомые фамилии в большом количестве.

Аюшееву досталась скучная партия подьячего, и он порой пытался искусственно подбавить в неё излишнего драматического сопливого пафоса, но в целом был ровно хорош.

Зараев актёрствует как-то обреченно-неохотно: мол, ну да, вот, я как бы злорадствую, а тут, вроде бы, искренне возмущен, - но по-прежнему радует с вокальной точки зрения. Большая ария Шакловитого в начале второго акта (ну, второго действия, формально являющегося III актом) меня в самом лучшем смысле этого слова загипнотизировала.

Бас Макарова как обычно прекрасен, словно океан, и спокоен, словно Гималаи: иногда я отрывалась от пускания радостных слюнок, чтобы побеспокоиться, хватит ли ему страсти на аутодафе, но аутодафе у Мусоргского вышло медленным и очень занудным скорее печальным и торжественным, чем экстатическим, так что было в самый раз.

У Микицкого, черт возьми, красивый тембр: и его достойные выступления в приличных партиях не перестают меня удивлять, хотя, если вдуматься, в нашу первую с ним "встречу" он был вполне себе Водемоном, и, если бы я не была так занята фанатением по Степановичу и Батуркину, может, я уже тогда бы его заметила?

Кстати, эти двое (Макаров и Микицкий) единственные, кто все ещё по большей части внятно произносит текст в театре, отчаявшемся настолько, что пустил к русской опере русские же субтитры :facepalm3:.

К голосу Ульянова я дышу довольно ровно (нет, он хорош, просто меня лично не вставляет), но как прекрасно он отыграл высокопоставленное быдло/декадентствующего аристократа гибнущего царства! :inlove: Собственно, сцена Голицына - Хованского - Досифея единственная оставила впечатление уверенного со всех трех сторон сценического взаимодействия, а не просто делания чего-то, что сказал режиссёр, чтобы мы просто так не стояли. Тенор Ерохин по-прежнему вроде ничего (но у меня нет вакантного места любимого тенора, так что пусть таковым и остаётся :tongue: ), и подозрительно похож на своего сценического пращура Ульянова: интересно, это грим? Надо поискать фотки.

Наконец, справедливости ради и чтобы не обделять прекрасный пол (пусть даже я не поняла, которая же это из двух, а к составу именно сегодняшнего спектакля сайт перестал пускать меня еще до начала), меня неожиданно впечатлил образ Марфы: именно весь целиком, и партия, и типаж актрисы, и костюм, и внешний рисунок роли, пусть даже знающие (?) люди в фойе говорили, что у неё "не то" сопрано, да и самою меня слегка коробило изменение качества звука при переходе в нижний регистр. Зато роковая женщина, похлеще Кармен, почему я раньше об этом не задумывалась? {Пела Наталья Зимина. Прим. Papataci.}

Так, у меня ещё были умные мысли про цветовую гамму, фоновое действие и неизменный тителевский секс, но завтра мне рано вставать и долго трястись в маршрутке, так что корпеть над продолжением сейчас было бы нерационально. Ждите и надейтесь, что я, как это в последнее время часто бывает :shuffle:, просто не забью на вторую часть :-D

http://www.diary.ru/~wr/p213271283.htm?oam#more1

...Я вообще-то вполне себе готовилась забить на вторую часть, ибо "все равно никто не читает", но, поскольку некто заверил меня в обратном и поскольку писать то, что мне следовало бы сейчас писать, мне тем более лень, продолжим.

У меня такое ощущение, что я это использую это словосочетание не в первый, и даже не в пятый раз, но "лаконичные утилитарные декорации" - то, что всегда подкупает меня в сценографическом решении оперы, особенно если там много народу, мало внешнего действия и описанные события подбивают аляповато изобразить на заднике "рассвет над Москвой-рекой". Но нет, простые деревянные павильоны и условно-исторические, без фанатизма и выпендрежа, костюмы очень удачно делают главным и, по сути, единственным действующим лицом оперы Русь-Матушку во всех ее неожиданных и порой странных проявлениях. Даже кафтаны стрельцов равномерно растворяются в этом умеренном фоне, прилежно вливаясь в сдержанный черно-серо-красный, как плакат "Родина-Мать зовет!", мирок, унылую монохромную гармонию которого нарушают не мелкие стычки все равно уже обреченных на смерть персонажей, а лишь переливчатые голубые платья призванных разгонять тоску Хованского "персидок" да зеленые мундиры петровских солдат.

От несостоявшейся эпичности (ибо, несмотря на равномерно разбросанные по тексту массовые сцены, что стрельцы и раскольники, что положение Хованского и Досифея как их соответственных лидеров в опере лишь для антуражу) и редуцированного, чтобы не сказать отсутствующего, конфликта, Титель, видимо, делал спектакль про то "как они просто сидят и пьют чай, пока у них за спиной рушатся их судьбы": что, разумеется, звучит впечатляюще, вот только Мусоргский еще не Чехов, и ему подавай на металлолом не какие-то жалкие отдельно взятые судьбы, а судьбу всего по-гамлетовски подгнившего московского царства, последовательно закатываемого в фундамент будущей петровской Империи. И, когда через всю оперу красной нитью протянуто "Какие вам плотские радости, когда грядет Судный День???", почти постоянное наличие на заднем плане массовки, упорно продолжающей есть, пить (отнюдь, правда, не чай) и мыться (sic!), с одной стороны, наверное, логично, но с другой - заставляет вспомнить, что писал Шаляпин о таскающих мешки с мукой работниках в "Русалке": жизненная правда далеко не всегда тождественна художественной. Иными словами, хорошо, что, если сфокусировать бинокль на главных действующих лицах, все это бесконечное застолье по большей части проходит мимо тебя.

Ну и наконец, про неизменный тителевский секс, который из действенного инструмента превращается у него в этакий логотип.

Я не питаю иллюзий относительно того, что в оперном театре, где все сплошь про любовь, нет места сексу. И буду продолжать утверждать, что в пресловутой "Травиате", например, зритель остро нуждается в напоминании, что вот это дамочка в офигенно красивом платье и с офигенно красивыми ариями - про-сти-тут-ка, и любить ее большой чистой любовью, возможно, не самая лучшая идея. Но "Хованщина" ни разу не про любовь, и, если старший Хованский, пьяно лапающий своих "персидок", очень удачно приплетает вставной балетный выход к общей ткани повествования, то "Отдайся мне!" и так звучит предельно ясно, и "брать" Эмму, предположительно прямо на улице, младшему Хованскому было совершенно ни к чему. Про прозрачные намеки на Марфу с Досифеем вообще молчу.

В общем, не ожидала я такого от Тителя, но "Хованщина", по ходу, еще одна постановка любимого театра, где мне понравилось все, кроме режиссуры. Но наслаждаться спектаклем мне это не помешало, так что и вы при случае тоже насладитесь :song:
8
7 АВГУСТА
понедельник 19:00
Музыкальный руководитель и дирижер Евгений Самойлов
Игорь Святославич Алексей Антонов (дебют)
Ярославна Ирина Морева
Владимир Игоревич Алексей Татаринцев
Князь Галицкий Евгений Ставинский
Хан Кончак Андрей Фетисов
Кончаковна Агунда Кулаева
Овлур Ярослав Абаимов
Скула Сергей Тарасов
Ерошка Максим Остроухов
Няня Екатерина Кичигина
Половецкая девушка Галина Королёва

Интересный состав.
9
Tnargime Rǝnni добавил 3 новых фото — здесь: Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко
https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/320500185065558?pnref=story

Закрыл сезон в Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко оперой "Медея".

Керубини конечно сделал какую-то для своего времени все же правильную работу. В излишне чувственной, пылкой и драматичной французской оперной традиции он вывел на передний план острую бытовую и социальную драму. Если раньше Медея воспринималась как обезумевшая фурия, кровожадная и мстящая, то здесь она предстает чуть ли не жертвой. Все добродетельное окружающее ее общество не видит в зеркале своего лицемерия. Не видит, как творится удобный, почти мещанский брак, не видит как правитель-отец невесты отправляет в изгнание бывшую вообще-то жену и мать двоих детей несвежего жениха, активно пользуя свое положение. Медея (та самая жена и мать) не может слышать их радостные пения о клятвах, молитвах, чести и долге. Они ее душат. Они ее бесят. Эта женщина отторгнута, она в отчаянии, ее лишают детей, ее предает тот, вместе с которым она когда-то совершила жесткие грехи. Грехи, которые она не может забыть, которые разъедают ее изнутри. И которыми с такой отдачей ее попрекает бывший муж.

Теперь она - злодейка. Всем это очевидно. Они не могут распознать в ней искреннего раскаяния, силы духа. И даже не потому, что тогда им придется признать, что эта "злодейка", которой "нельзя верить" — лучше их всех вместе взятых. А в первую очередь потому, что они сами не способны ощущать искренность. Доведенная до отчаяния, брошенная один на один со своими демонами, женщина убивает обоих детей от неверного мужа-героя. Но уже не так, как в первоначальной легенде - тупо из мести, потому что она видите ли вот такая мстительная особа. У Керубини она это совершает, поскольку ее затравили, загнали в такое положение, что она уже не просто "немать", она не ощущает себя даже человеком, она не ощущает себя живой. Она убивает детей и бросает мужу: "встретимся у Стикса!" (река ада). Поскольку она давно знает, что на другую участь ей рассчитывать не приходится, но еще ей в отличии от него и "перепуганных" окружающих очевидно, что и ему за все приключившееся с ней, за весь этот (как мы сейчас по-модному называем) абьюз - дорога тоже только туда. Сколько не клянись, сколько не молись.

Это ощущение сочувствия, жалости к насилию и презрения к общественным представлениям о добродетели в постановке Тителя усиливается еще и тем, что роль "злодейки" исполняет главная звезда театра и одна из ведущих мировых оперных прим - Hibla Gerzmava, о природном, обезоруживающем сценическом обаянии которой в пору слагать легенды. В то время как мужа-жениха поет Нажмиддин Мавлянов, который вот уже кажется второй сезон отдувается за всех теноров во всех значимых постановках всех ведущих театров Москвы и Петербурга, что сказывается как на голосе, так и на актерской выразительности и приводит к какой-то усталости под конец сезона, что зрительской симпатии персонажу не добавляет.

Ну и немного про спектакль. Многие знают, что Александр Борисович Титель - не самый горячо любимый мной режиссер. Я даже признаю, что это моя проблема. Я видимо слишком много от него требую (хотя зачем?), жду постановок мирового уровня. А получаю традиционно в плохом смысле провинциальные малобюджетные спектакли местного московского (а не национального и уж тем более далеко не мирового) театра. И эта претензия выглядит особенно глупо, когда понимаешь, что за последние три года даже Большой не всегда может должного уровня достигнуть, и репутацию в опере теряет стремительнее, чем даже в балете, где уж скандал на скандале.

Однако должен признать, что "Медея" - одна из лучших постановок Тителя. Да, вопросы все еще возникают. Например, зачем переносить действие в предвоенные годы? Обычно это делается для того, чтобы усилить воспаленнность сознания героев, накалить их ощущение отчаяния, бессильного ожидания трагедии и показать как каждый может с этим справиться. В этой же опере весь трагизм бытовой. Внешний мир тут совершенно не причем. Тут к отчаянию приходят не все, тут до отчаяния доводят одну и совместными усилиями. И, пожалуйста, не надо мне рассказывать про "родину-мать, убивающую своих детей накануне войны", это уж совсем пошло, простите. Второй момент - конечно непонятные эти бетонные конструкции (тетрапоиды-волнорезы), на фоне которых все происходит. Я специально сейчас погуглил ведущих театральных критиков и обозревателей и не нашел ни одной рецензии, где бы автор не споткнулся об бессмысленность этого нагромождения. Ну визуально они картины не портят, были бы и были, но тогда зачем в конце нужно их пинать, чтобы становилось очевидно, что это воздушные шарики - это уже отдельный вопрос. И тем не менее, несмотря на все эти "зачем?" и "за что?" есть ряд очень неплохих режиссерских находок. Да и снова режиссера спасает Хибла, просто потому, что она — сама себе режиссер.

В целом,
Опера очень диковинна. Спасибо великой Каллас за то, что отыскала и своей легкой рукой вернула ее в мировые афиши. Исполнение в МАМТе отличное. Оркестр под руководством Felix Korobov звучит очень качественно, а местами и совсем роскошно. Исполнители - тут уже все сказано. Постановка - не самое плохое, что могло быть.
Поэтому рекомендую и советую (а куда деваться?) - один из лучших оперных спектаклей в этом театре.

И снова в качестве награды дочитавшим:
сегодняшний спектакль снимали для телеканала "Культура".
И это значит, что совсем скоро почти недоступный спектакль в топовом исполнении станет доступен всем на видео. И поэтому такой нерв ощущался на сцене и в оркестре. Поэтому так хорошо все прошло – все собрались. Но вот в зале от этого происходил полный кавардак. "Культура" накупила много модной техники, всяких камер GoPro, специальных кранов, в общем дорого-богато (посмотрим на качество монтажа и картинки по ТВ) и захотела видимо всеми своими сокровищами похвастаться. В итоге весь бельэтаж любовался как на фоне оперы туда сюда летает телевизионный кран (прям чуть ли не в лоб первому ряду). И это еще полбеды. В бельэтажах народ закаленный. Так во время увертюры время от времени разносились выкрики "Приближай!", "Наводи!" и все в таком духе. Причем кричащий был уверен, что кричать во время звучания тутти не стоит и выдавал свои пассажи в паузах. Возможно это был сбой или потом он успокоился (а может и плюнул?), но сколько при мне трансляций не делалось такое я видел впервые, признаюсь.
Тем интереснее будет увидеть результат!

p.s.
Ах да, пошлые, похабные, вульгарнейшие и бессмысленные (простите, исчерпал желчные слова) буклеты, которые любит выпускать МАМТ, закончились. И я очень надеюсь, что они не просто к следующему сезону допечатают тираж, а наконец перестанут уже изводить лес, на "дорогой" бумаге печатать жуткую непотребщину, вдохновляясь видимо годовыми финансовыми отчетами рыночных бизнесменов из девяностых и наймут уже себе нормального дизайнера, сделают приличную верстку и озаботятся пользой наполнения (а не только необходимостью его наличия).
Ну пожалуйста! Хороший же директор пришел, наконец выдали на следующий сезон интересную афишу, где есть "мясо" на любой вкус. Просто дайте новой команде подержать эти буклеты в руках и предложите подарить такой коллегам из других театров. Они сразу все поймут.
10
МАМТ опубликовал составы на сентябрь 2017 г.
https://stanmus.ru/schedule/2017-09
Страницы: [1] 2 3 4 5 6 ... 10