Автор Тема: "Война и мир" Прокофьева в Мариинском театре в постановке Г. Вика  (Прочитано 15598 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
Мариинский-2

Война и мир

Партии готовят:
Князь Андрей Болконский: Андрей Бондаренко, Владимир Мороз, Виктор Коротич
Наташа Ростова: Аида Гарифуллина, Екатерина Гончарова
Соня: Юлия Маточкина, Екатерина Крапивина   
Марья Дмитриевна Ахросимова: Лариса Дядькова, Елена Витман
Граф Илья Андреевич Ростов: Сергей Алексашкин, Владимир Феляуэр
Пьер Безухов: Евгений Акимов, Сергей Скороходов   
Элен Безухова: Мария Максакова, Елизавета Захарова   
Анатоль Курагин: Илья Селиванов, Александр Трофимов   
Долохов: Эдуард Цанга, Юрий Власов   
Княжна Марья: Любовь Соколова, Екатерина Сергеева, Екатерина Крапивина   
Фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов: Сергей Алексашкин, Геннадий Беззубенков
Наполеон: Александр Никитин, Василий Герелло

http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2014/7/15/2_1900/

16 июля 2014 г.

ИСПОЛНИТЕЛИ

Дирижер – Валерий Гергиев
Князь Андрей Болконский: Андрей Бондаренко
Наташа Ростова: Аида Гарифуллина
Соня: Юлия Маточкина
Марья Дмитриевна Ахросимова: Лариса Дядькова
Граф Илья Андреевич Ростов: Сергей Алексашкин
Пьер Безухов: Евгений Акимов
Элен Безухова: Мария Максакова
Анатоль Курагин: Илья Селиванов
Долохов: Эдуард Цанга
Княжна Марья: Екатерина Сергеева
Фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов: Геннадий Беззубенков
Наполеон: Василий Герелло

http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2014/7/16/2_1900/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Правильно ли я поняла, что два дня подряд в "Войне и мире" поют одни и те же солисты? Это вообще допустимая нагрузка на голосовые связки?
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
Получается, что одни и те же. В Мариинке это часто случается. И не только в опере. В последних "Баядерках", например, два вечера подряд (13.07 и 14.07) танцевал один и тот же состав. Причем 14.07 тоже была трансляция. Можно представить, какие нагрузки! Зато заявленный изначально на весь мир и до сих пор значащийся на сайте театра в качестве дирижера этого спектакля В.А. Гергиев, несмотря на трансляцию, 14.07 не дирижировал. За него Б.Е. Грузин отдувался.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Можно представить, какие нагрузки!

Даже отсидеть в зале и воспринимать такое произведение в течение 4 часов - большой труд, хотя и удовольствие тоже. Я помню это по двум походам на "Войну и мир" в МАМТ. А два дня подряд спеть в "Войне и мире" одну из главных партий - это подвиг! Стоит ли подвергать артистов таким испытаниям?
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Бурное и довольно содержательное обсуждение постановки Грэма Вика на странице  Мариинского театра ВКонтакте. Можно читать без регистрации в этой соцсети.

http://vk.com/wall81344132_64974

Ничего особо содержательного, как, впрочем, и бурного, я не заметил.

Ох как вы не любите соцсети :)

Увидела сообщение в твиттере МТ:
"Мариинский театр @mariinskyru  ·  13 июля
В пятницу, 18 июля, в 19:00, на новой сцене Мариинского театра вместо оперы «Сорочинская ярмарка» будет представлена опера «Война и мир»."

Как говорит молодёжь, "нехилая" замена за 5 дней до спектакля :) А ещё интересно, 18-го будут петь те же, кто 15-го и 16-го?
« Последнее редактирование: Июль 16, 2014, 17:36:55 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пришлось перечитать Толстого: новая версия «Войны и мира» далась оперным солистам нелегко

Исполнители ведущих партий в премьерной опере Мариинского театра поделились впечатлениями от масштабной постановки.

http://www.ntv.ru/novosti/1139396/

В Мариинском театре представили новую, уже четвертую по счету постановку оперы Сергея Прокофьева «Война и мир». Это последняя премьера сезона и фестиваля «Звезды белых ночей». Спектакль претерпел серьезные изменения, осуществить которые позволили технические возможности сцены Мариинки-2.

В прошлый раз 23 года назад «Войну и мир» Прокофьева британец Вик Грэм ставил на сцене Мариинского театра без купюр, учитывая партитуру, и без страха (вспомним многотонные декорации и даже живых лошадей). На этот раз ставка сделана на актуальность музыкального материала.

Как отмечает корреспондент НТВ Юлия Олещенко, в новой версии «Войны и мира» минимум исторических костюмов, современный танк на сцене. Автор постановки подчеркивает: в большей мере его вдохновляла опера Прокофьева, а не роман Толстого. Впрочем, литературную основу участники спектакля изучали добросовестно. Баритон Андрей Бондаренко признался, что читал «Войну и мир» полгода.

Андрей Бондаренко, исполнитель партии Андрея Болконского: «Первый раз я его начал читать в школе, как и все. Но тогда я прочитал страниц 100 понял, что лучше пойду играть в футбол. А сейчас пришлось, потому что работал над ролью и над музыкальным материалом. Все было интересно. Роман, конечно же, по-другому воспринимается».

Для большинства молодых артистов нынешняя премьера — серьезный экзамен, новая профессиональная высота. Но даже заслуженный артист России Евгений Акимов, уже имевший опыт работы с Грэмом Виком, признался: партия Пьера Безухова далась непросто.

Евгений Акимов, заслуженный артист России, исполнитель партии Пьера Безухова: «Безумно трудная партия за счет того, что ее нельзя петь посредственно, не чувствуя. Ее надо все время чувствовать, думать о ней, а потом уже выпускать наружу, скажем так».

Постановщик обрушил на зрителя целый поток неожиданных образов и эффектных метафор. Конечно, неслучайно некоторые герои выходят на подмостки прямо из зала, а царь появляется на балу, спустившись по трапу самолета.

Когда нарядные пары с респираторами танцуют полонез на фоне ониксовой стены, в точности повторяющей интерьер фойе 2-й Мариинки, становится ясно: происходящее на сцене касается каждого зрителя и необходимо ему, как воздух.

Валерий Гергиев, художественный руководитель Мариинского театра: «Все артисты и художники, в конце концов, — граждане мирового сообщества, а не только своей страны. Они задают себе вопрос, почему мы не можем жить без войн».

Для маэстро Гергиева эта «Война и мир» пятая. Но, похоже, особенная. Ничего противоестественного в попытке 20 лет спустя вернуться к тому же материалу с тем же режиссером худрук Мариинского театра не видит. Расшифровать послание новой постановки предстоит не только петербургскому зрителю. Сегодня оперу будут транслировать в пять стран Западной Европы.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491


Сцена из спектакля «Война и мир» на новой сцене Мариинского театра (Мариинский-2)
Фото: © Мариинский театр / Наташа Разина
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
http://calendar.fontanka.ru/articles/1706/

Война и стёб: петушок с яйцом, а Прокофьев - с танками и кокаином

16 июля 2014, 17:42

Опера все решительней отрясает с себя академический прах и претендует на выражение гражданской позиции — таков тренд нынешнего лета, воцарившийся на классических музыкальных площадках Санкт-Петербурга. После громкой премьеры спектакля «Крым» в Санктъ-Петербургъ опера, эстафету подхватили организаторы фестиваля «Опера — всем», выбравшие в качестве спектакля-открытия «Золотого петушка» Римского-Корсакова. А после настала очередь Мариинского театра, представившего «Войну и мир» в постановке англичанина Грэма Вика. О спектакле Юрия Александрова «Фонтанка» уже писала, сегодня поговорим о двух других.

Какой вздор иногда приходит в голову!

Эти слова князя Андрея Болконского, влюбленного в Наташу Ростову, прямо-таки просятся в качестве эпиграфа к постановке «Войны и мира» Сергея Прокофьева британцем Грэмом Виком в Мариинском-2. Сразу после просмотра хочется разнести спектакль в пух и прах — уровень «режоперности» зашкаливает даже по нынешним меркам. Однако умерим эмоции и расскажем всё по порядку.

Грэм Вик добился своего — первые аплодисменты шокированная публика смогла выдать только после хорового эпиграфа про нашествие на Россию «двунадесять языков», волею режиссера перенесенного в конец первого действия. Картины «мира» – а вернее разлагающегося дворянского общества – заставляли зрителей негодовать, нервно смеяться, а некоторых и заранее покинуть свои места. Свои размышления про старый дуб и милую графиню Ростову князь Андрей (Андрей Бондаренко) пропевает на фоне замершего в ночи одинокого танка, над которым на огромной кровати парят Наташа Ростова (Аида Гарифуллина) и Соня (Юлия Маточкина). Танк вместе с экипажем в камуфляжах также оказывается и на первом балу Наташи: на фоне его вращающейся башни кружатся в вальсе дамы и господа, облаченные в костюмы девятнадцатого века и… противогазы. Семейство Ростовых прибывает на вечер, спускаясь по изящному авиатрапу (чуть позже с его ступеней сойдет и Государь). Встречающий самодержца народ одет во что-то среднее между казачьим и украинским национальными костюмами, на заднике видеопроекция: счастливая пара в пшеничном поле под бездонным синим небом — несомненная аллюзия украинского флага.

Постановщику не отказать в самоиронии: если фоном для блестящего бала служит декорация, повторяющая знаменитую ониксовую стену здания Новой сцены Мариинского театра, то в следующей картине, в особняке старого князя Болконского, перед нашими глазами появляется фрагмент занавеса исторической сцены. Вероятно, таким образом Вик шлет приветы своей старой постановке «Войны и мира», с которой он пришел в Мариинский в 1991 году. Княжна Марья (Екатерина Сергеева) выходит к облаченной в розовое мини Наташе, вытирая мокрые волосы, а сам старый Болконский (Михаил Петренко) и вовсе приезжает к гостям в инвалидной коляске, игриво сбрасывая плед и демонстрируя Наташе в знак нерасположения семейные трусы.

Вы не устали? Тогда вот вам еще режиссерские находки. Роскошная царица Петербурга Элен Безухова (Мария Максакова) готовится морально разложить (для брата Анатоля Курагина) восторженную Наташу, забавляясь то с белым порошочком, то с косячком в общественной уборной: к той же ониксовой стене привинчены семь рукомойников, на которых и возлежит растленная женщина. Анатоль Курагин (Илья Селиванов) и Долохов (Эдуард Цанга), готовясь увезти Наташу в лимузине, уже откровенно забавляются с кокаином. Лимузин также фигурирует в сцене объяснения Анатоля с Пьером Безуховым (Евгений Акимов). Пьер, упрекая родственника, укоряет его в посягательстве на чистоту Наташи и бац его головой о капот! Бац о капот! После укоры повторяются, но Пьер уже оттащил шурина от капота и на этот раз добивает его, зажав дверьми автомобиля. Не знаю, как партер, но бельэтаж пребывал в полуобморочном состоянии. Даже вышколенный гергиевский оркестр, волшебно исполнивший музыку Прокофьева, не уменьшил нравственных мук зрителей.

Второе действие – «война» – началось со впечатляющей сцены, которая ужасным образом рифмуется с действительностью. Под слова о горящих домах и беженцах на дорогах сверху на тросах спускаются изображающие окровавленные трупы артисты миманса, которых сразу укладывают в имеющиеся на сцене в изобилии гробы. На заднике — давешняя картинка счастливой пары в пшеничном поле, только изображение покрыто грязными пятнами. Но этот эпизод так и остался лишь одним из двух сильных эпизодов (второй — последняя встреча Наташи и Болконского и смерть князя Андрея). После случилось еще немного веселья (опять с гробами, танком, грязным Камазом и лошадиными трупами — все это знаменовало русскую армию, причем, фельдмаршала Кутузова (Геннадий Беззубенков) доставили к приветственной трибуне на погрузчике в деревянном ящике, как музейный экспонат), а потом наступила тоска. И уже не помогали ни актерки сгоревшего театра со страусиными попками, ни поругание французских штандартов (ох уж это неравнодушие англичан к вечным соперникам!), ни сцена отступления французской армии, увозящей по смоленской дороге и пресловутую ониксовую стену, и податливых москвичек, раздвинувших стройные ноги, лежа в супермаркетовских тележках. Даже показательный киносеанс с хроникой времен Великой Отечественной не помог. «Смерть не бывает неизбежным злом, но никакой красоты в ней нет», – сказал Грэм Вик в предпремьерном интервью. Исходя из того, что мы увидели на сцене Мариинского-2, в смерти нет вообще ничего, кроме скуки.

К последней картине зал был заполнен едва наполовину — пятичасовое оперное действо и в более внятной сценографии является достаточно сложным испытанием для желающих приобщиться к прекрасному. Добавим к этому, что полностью с поставленными задачами справились лишь Андрей Бондаренко, Евгений Акимов, Василий Герелло в партии Наполеона и — несколько неожиданно — Илья Селиванов. У исполнительницы главной партии Аиды Гарифуллиной, спору нет, милый, славный голос — но недостаточно сильный. Во всяком случае со сложной сценой объяснения Наташи с Марьей Дмитриевной Ахросимовой (Лариса Дятькова) ее лимонадное сопрано не совладало.

Евгений Хакназаров, «Фонтанка.ру»
 
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
Да, и кто же всё-таки спел партию Анатоля Курагина? :))

Из рецензии Евгения Хакназарова на «Фонтанке.ру» следует, что Анатоля пел Илья Селиванов. На сайте Мариинки он же значится и в сегодняшнем спектакле. В рецензии И. Селиванов назван в числе тех, кто, по мнению автора, полностью справился с поставленными задачами, правда, с оговоркой  "несколько неожиданно".
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
http://calendar.fontanka.ru/articles/1706/

Война и стёб: петушок с яйцом, а Прокофьев - с танками и кокаином

16 июля 2014, 17:42

К последней картине зал был заполнен едва наполовину — пятичасовое оперное действо и в более внятной сценографии является достаточно сложным испытанием для желающих приобщиться к прекрасному. Добавим к этому, что полностью с поставленными задачами справились лишь Андрей Бондаренко, Евгений Акимов, Василий Герелло в партии Наполеона и — несколько неожиданно — Илья Селиванов. У исполнительницы главной партии Аиды Гарифуллиной, спору нет, милый, славный голос — но недостаточно сильный. Во всяком случае со сложной сценой объяснения Наташи с Марьей Дмитриевной Ахросимовой (Лариса Дятькова) ее лимонадное сопрано не совладало.

Евгений Хакназаров, «Фонтанка.ру»

Вот что значит режоперная постановка! Даже профессиональный рецензент вынужден посвятить основную часть своего текста не вокалу, а разбору режиссёрских "задумок".
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Давно стало ясно, что современные "творцы" заняты не творчеством, а изобретением "фишек". Это касается и композиторов, и литераторов, и поэтов, касается это, к сожалению, и оперных режиссёров.
А у Гергиева напрочь отсутствует вкус, чтобы ощущать это. В музыке он более-менее хорошую селекцию осуществляет, но вот оценить визуальный ряд он не может. Бог не наградил.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Какой вздор иногда приходит в голову!

Эти слова князя Андрея Болконского, влюбленного в Наташу Ростову, прямо-таки просятся в качестве эпиграфа к постановке «Войны и мира» Сергея Прокофьева британцем Грэмом Виком в Мариинском-2

:)) Я хохотал. Иногда наши журналисты бьют не в бровь, а в глаз.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Какой вздор иногда приходит в голову!

Эти слова князя Андрея Болконского, влюбленного в Наташу Ростову, прямо-таки просятся в качестве эпиграфа к постановке «Войны и мира» Сергея Прокофьева британцем Грэмом Виком в Мариинском-2

:)) Я хохотал. Иногда наши журналисты бьют не в бровь, а в глаз.

Да, Евгений Хакназаров хорошо пишет. Рецензия на "Тоску" тоже интересная :)) http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,985.msg137047.html#msg137047
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Такому миру – война

Премьера оперы "Война и мир" в Мариинском театре http://www.ng.ru/culture/2014-07-17/8_war.html

 Марина Гайкович   Зав. отделом культуры "Независимой газеты"

В Мариинском театре прошла премьера оперы Прокофьева «Война и мир», ее авторы – режиссер Грэм Вик и художник Пол Браун – обличают пороки современного общества. Это публику задевает: на поклонах истошные вопли, то ли приветственные, то ли порицательные, несутся с галерки, партер, заметно поредевший за время второго акта (сбегали – как жители столицы в 1812 году), хлопал то ли вежливо, то ли остолбенело. Сошлись в одном: исполнители главных партий и Валерий Гергиев были встречены овациями, абсолютно заслуженными.

Неизвестный год. Может, 1812-й, а может, и 2014-й. В воздухе – острое, болезненное ощущение катастрофы. Первое, что открывается взгляду, – огромный танк, он то и дело возникает на стыке картин, а то и поперек действия.  «Нужно верить всей душой в возможность счастья» – строчка, написанная мелом на грифельной доске, теперь будет сопровождать князя Андрея до 11-й картины, где он своей рукой выведет «Меня не будет»… Сцена прощания – и прощения – трогает до слез, так что все предыдущие 10 картин кажутся лишь вступлением к одному этому дуэту.

Мир, который создают Вик и Браун, рисует бездуховное общество потребления, как на икону молящегося на рекламный плакат сумки а-ля Луи Виттон. В финале огромный ридикюль с заветными буквами вывезут (вместе с картиной Ватто – искусство должно возвратиться на родину!) из разграбленной Москвы французские солдаты. Символ этого общества – сексапильная и беспринципная Элен Безухова (Мария Максакова), и тут роль, как говорится, нашла своего идеального исполнителя. Она подчиняет себе все и вся. И вот уже Наташа распускает девичий хвостик и меняет белое бальное платье на блестящую «вторую кожу», а балетки – на шпильки из рук патронессы. Кстати, тут художник позволил себе сделать визуальным символом «мира» сам Мариинский театр: дом Безуховых копирует ониксовые стены и люстры Мариинки-2, а диванная Элен – туалетную комнату. В противовес – ничуть не более привлекательный образ насквозь прогнившего старого мира – в доме Болконского-отца. Лакеи, чуть стоящие на ногах, снимают пыль с портьеры, копирующей занавес исторической сцены театра, сам папаша, в котором с трудом узнается бас Михаил Петренко, выезжает в инвалидной коляске, чуть прикрыв исподнее пледом. Впрочем, здесь авторы против романа практически не грешат, но княжна Марья, толстовский символ добросердечности и благоразумия, пусть и за маской отстраненности и холодности, здесь превращена в редкую стерву.

Гостей на балу встречает народный хор и плакат с колосящейся пшеницей, лакеи – в противогазах (привет юбилею Первой мировой?), вальс – тот самый, щемящий первый вальс Наташи – гости танцуют в защитных масках и т. д. Валерий Гергиев в разговоре за кулисами после премьеры подчеркнул, что ему тоже довольно сложно принять эту концепцию, порой идущую вразрез с авторами (Толстым и Прокофьевым). Но отметил при этом одну  важную вещь: «Не к чести нашего общества, гораздо более традиционный спектакль Кончаловского (речь о его постановке «Войны и мира» в Мариинке. – «НГ») как раз и был обличен в излишнем патриотизме. Не будем кривить душой, у нас есть прежде всего тут проблемы», – сказал маэстро, предвосхищая вопль общественности по поводу новой продукции театра.

Когда весь этот мир накрывает весть о приближении Наполеона, когда наконец осознается неизбежность трагедии и жуткий рекламный глянец сменяется изображением тысячи человеческих лиц, вздыхаешь с облегчением. Пусть и осознавая, что сцена эта, подкрепленная гениальной музыкой Прокофьева, обрушивающим на слушателя колоссальную звуковую массу, – начало конца.

Дальше – камуфляж, танки, подвешенные на тросах трупы, миллион гробов, процессия с венками – и до последнего момента никакого признака врага, словно воюют с невидимым противником или – еще жестче – сами с собой. И никто не вспоминает о первоисточнике, о том, что это была за война – в 1812 году, о том, какая шла война, когда Прокофьев начал свою оперу.  Здесь – все обвиняемые. Кутузов (Геннадий Беззубенков). Его привозят в деревянном ящике на грузовой телеге, выгружают около стойки спикера, задергивают красную кулису. Кукла. Марионетка. Щелкунчик. Болтун. Совет в Филях. Он спит, пузом кверху. Проснулся, сдал Москву. Деланно поразмахивал руками на знаменитой арии – прекрасная прокофьевская музыка убита. Тут сложно не удариться в (пусть и напускной) патриотизм, объявив, что это возмутительно. Возмутительно. И как ни силишься оправдать намерения постановщиков, нащупать их мысль не выходит. Вот сюда бы тех, кто «забукивал» спектакли Чернякова в Большом, нет – терпим, публика интеллигентная, дает художникам возможность высказаться. Наполеон, кстати, тоже показан карикатурно (Василий Герелло восхитительно играет амбициозного карлика), но за это пусть французы на своих соседей обижаются.

А вот сцена встречи Наташи и Андрея – очень сильная. Она оплакивает его труп (или какой-то другой труп, в пластиковом мешке), он – отходит в иной мир, этот диалог, самый главный в их жизни, – нереальный, но каждый слышит голос возлюбленного.

Две главные роли исполнили в спектакле дебютанты Аида Гарифуллина и Андрей Бондаренко, и это огромный рывок для каждого из артистов. Контрапунктом дуэту – навязчивое пити-пити (у Прокофьева – предсмертные видения умирающего Андрея), это стоны других жертв войны – одиноких женщин, с фотографиями погибших мужей в руках. Проблеск надежды, какой-то светлый луч появляется только в самом финале, когда Наташа пробирается сквозь толпу и протягивает руку Пьеру Безухову (Евгений Акимов), абсолютно раздавленному своими поисками правды. Светлый луч в темном царстве, по классику.

Санкт-Петербург
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
В Мариинском театре от «Войны и мира» оставили только войну

Ставя «Войну и мир» в Мариинском театре, режиссер Грэм Вик запутался между Толстым, Прокофьевым и современностью

Дмитрий Циликин http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/29085971/iz-rossii-s-ridikyulem?full#cut

В 2000 г. Андрей Кончаловский выпустил в Мариинском театре свою версию «Войны и мира». Именно тем, что декорации к ней на исторической сцене надо было монтировать три дня, Валерий Гергиев мотивировал необходимость постройки более современного здания театра.

Томас Манн справедливо отнес Льва Толстого к явлениям природы. Он органически, черноземно непротиворечив: вот считаю я, что театр отвратителен и лжив, а охота, наоборот, упоительна и прекрасна или что Наполеон ничтожество, а Кутузов мудр и велик, — и весь мир обязан разделить со мной эту уверенность. Сергей Прокофьев природным и органичным отнюдь не был. Даром что гений. Он, не чинясь, следовал конъюнктуре, исполнял распоряжения начальства и вообще ловил момент (за что, как известно, ехидная судьба обрекла остаться незамеченной его смерть в один день со Сталиным). Вот и опера «Война и мир» в отличие от романа полна противоречий.

С одной стороны, то, что композитору интересно и что его вдохновляет, — человеческие взаимоотношения. Взять хоть знаменитый си-минорный вальс, который повторяется в 12-й картине, когда Андрей перед смертью прощается с Наташей (на премьере оркестр Валерия Гергиева играл его так, что за это можно было все отдать). Или, например, Прокофьев вместе с соавтором либретто и собственной женой Мирой обкорнали старика Болконского до куцего эпизода, зато непропорционально раздули сцену, где Анатоль Курагин и Долохов готовятся увезти Наташу, — сладострастно, с изрядным знанием предмета выписывая оттенки и переливы человеческой низости. С другой стороны, опера окончена в 1943 г., время требовало подпустить патриотизма, в результате образовались напыщенные хоры и сценки, исполненные тошнотворного «истинного народного юмора». Как это все сплавить воедино?

Режиссер Грэм Вик ни в малейшей степени не причастен могучему духу Толстого, он вполне следует амбивалентности Прокофьева. Декорации и костюмы Пола Брауна однозначно атрибутируют время и место действия: здесь и сейчас. На сцене — стена из оникса и люстры Swarovski, красующиеся в новом здании Мариинского театра. В России война всегда, метафизически, так что даже в картинах мира регулярно ездит танк. А уж как дойдет дело до войны по сюжету, все переоденутся в камуфляж и возьмутся за автоматы.

В этой войне есть победитель — гламур. На заднике проекция: голая модель прикрывает срам рекламируемой сумкой, а в финале другую шикарную сумочку, но раздувшуюся до циклопических размеров, французы поволокут, спасаясь бегством из Москвы (явная аллюзия на чемодан Louis Vuitton на Красной площади). Элен Безухова сервирует Наташу для развратного братца Анатоля — невинная хрупкая Наташа (Аида Гарифуллина) на фоне той самой ониксовой стены переодевается в такое же, как у Элен, блескучее платье, встает на высоченные каблуки. Грэм Вик уже не первый раз (прежде — в «Борисе Годунове» в Мариинском театре, 2012 г.) зорко подмечает склонность части российских дам одеваться как проститутки. Да и не слишком убедительная вокально Мария Максакова явно понадобилась ему в партии Элен скорее как красавица и депутат Госдумы.

Увы, режиссерский сарказм то тут, то там приходит в противоречие с фальшивым пафосом произведения. Скажем, Кутузов появляется так: автокар вывозит здоровенный, стоящий на попа ящик, секьюрити открывают крышку-дверь, внутри полководец. То бишь его держат в законсервированном состоянии на случай войны. Но могучий русский бас и прекрасный актер Геннадий Беззубенков играет Кутузова из другого, ничуть не ироничного, вполне традиционного спектакля про Отечественную войну 1812 г. И когда он уходит через зрительный зал, приветственно помахивая руками, несколько припухшая к этому моменту публика, получив наконец понятный ориентир, хлопает фельдмаршалу.

Величественный хоровой эпиграф «Силы двунадесяти языков…» перенесли в конец первого акта, тем самым как бы декларируя: а теперь всерьез. Не тут-то было — война начинается с того, что потащили новенькие гробы, с колосников на веревках прямо в эти гробы спустились трупы, потом на грузовике провезут опять-таки гробы, но уже с венками, а следом — гигантский мусорный контейнер с припорошенными снежком трупами лошадей. Это, должно быть, материализовавшееся лошадиное мясо, жрать которое Кутузов сулил захватчикам. Спектакль, поначалу колебавшийся между лиричностью и памфлетом, окончательно оборачивается вампукой.

Санкт-Петербург
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
http://www.kommersant.ru/doc/2526728

Всё смешалось

Премьера Грэма Вика в Мариинском театре

17.07.2014

Спустя двадцать три года британец Грэм Вик снова поставил "Войну и мир" в Мариинском театре, на фестивале "Звезды белых ночей". За странным взаимодействием погоды на улице и на сцене наблюдал АЛЕКСАНДР РЯБИН.

Вечер премьеры выдался противоречивым: и солнечно, и душно, и ветер дует — вроде и свежо, и не очень. Стоило начаться опере, а на сцене уже стоит Т-34, перед ним Болконский, страшно уставший, в руках пистолет, в воздухе висит кровать, на черном заднике едких цветов пейзажик с деревом, постепенно меняющий размеры. Потом картинка меняется: вульгарная женщина, бесстыдно и вызывающе вскинувшая ноги, наготу ее прикрывает огромная сумка, она-де всё французское, весь искусственный фейк, захламивший душу русской аристократии, и одновременно что-то вроде визуального лейтмотива для Элен. А потом будет ржаное поле со славянами, и из-под сумки проявится изображение огромной толпы — народ, вставший на войну, сбросивший с себя французскую скверну.

Физическое, психологическое и символическое переплелись на сцене: танк, например, вроде бы и метафора груза на душе Болконского, и в то же время витающее в воздухе предчувствие войны, и вообще просто танк. Со временем не разобраться: катаются машины, трап с аэродрома, на балу танцуют в современных противогазах, солдаты в камуфляже из девяностых, Кутузов, наоборот, как надо. Массовки то лубочные, то какие-то пестро постсоветские. Пространство между залом и сценой постоянно нарушается, герои спокойно гуляют между рядов, поют из зала, вся машинерия в ходу — то пол приподнимется, а на нем неуклюжая рука вывела мелом "нужно верить всей душой в возможность счастья", то опустится экран, а на нем черно-белая хроника, показанная залу с изнанки, потому что на сцене появился зрительный зал и вообще-то это они смотрят на экран, а не зрители, а потом, после войны, на этом же экране — живая съемка с камеры, прямой репортаж о триумфе Кутузова.

Выглядит это нескучно, но вот громоздкие паузы между сценами заставляют приуныть. Все в постановке смешалось, как в недавнем "Годунове" того же Вика. Эта неразбериха, в общем, может быть метавысказыванием — мол, и сегодня не понять, что на дворе у вас в России происходит. А может и не быть... Просто ли шутка или же укол Мариинскому то, что чахнущий дом Болконских украшен занавесом с исторической сцены Мариинки, а бал происходит на фоне стены из оникса?

Первая часть, "Мир", плоская, холодная и пластиковая, ползающая меж грезой и действительностью, прямо под стать неловкому либретто, этакая аристократическая банька Свидригайлова, с пауками и теснотой, притом что пространства на сцене навалом, все тщательно выстроено, ничего лишнего, ни конкретного фона, ни духа века N XIX. Метания Наташи искусственны, Безухов и Болконский поют будто из сна. Прекрасно сыгранный и спетый омерзительный Курагин (Илья Селиванов) и движениями, и интонацией выдает беспросветную тупость своего плотского мира. Над ним, как мухи в паутине, висят женщины в затхлых шубах, бедные жертвы утех. Для Ростовой тоже приготовлено такое место, но — увы.

Вокально и актерски закоснелое общество аристократии было показано блестяще. Аида Гарифуллина провела свою Наташу от пластикового манекена к живому человеку: в ариозо ее голос звучал холодно, дуэт же с Болконским вышел одним из самых сильных эпизодов спектакля, ошеломительно нежным: Наташа склонилась над черным мешком с трупом князя, а душа его стоит подле, и они объясняются. Чистое искреннее чувство любви и прощения, не отягощенное агонией. Андрей Бондаренко, сохранявший до тех пор холодную угрюмость (оно и понятно, расцветшего дуба ему так и не довелось увидеть), в своей загробной жизни обрел чувство в голосе. Валерий Гергиев вел оркестр деликатно и неспешно, точно пловец, вошедший в знакомую реку.

Душный "Мир" внезапно прерывается известиями о войне. Антракт. На улице дождь с грозой. Во второй части дело идет живее — война, а на стене угрожающая надпись "МИР". Здесь приютилась самая большая путаница всей постановки — национализм и патриотизм, изгнание французскости из русских душ, это вроде и хорошо: война идет, а мы духовно крепнем. Но тут же скользят намеки о том, как это все ужасно, люди гибнут, судьбы ломаются, в Филях на стене выводят мелом на стене "45 000 убитых", Кутузов с трибуны сообщает залу: война — это недалеко, война рядом, а ее участниками будете вы, уважаемые зрители.

Грэм Вик решил следовать музыке и либретто и вырастить действие из духа оперы, о чем сам и сказал, но разобраться до конца со своими желаниями ему не удалось. Или же это двойной язык в нашем закручивающемся ура-мире без мата и свободы интерпретации Отечественных войн. После премьеры в полуночном послегрозовом небе черные лоскуты туч перемежались с бледными пятнами чистого неба.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Antonia

Опера "Война и мир". Рецензия. http://pinot-noir.livejournal.com/159510.html

Вчера на премьере постановки оперы Сергея Прокофьева «Война и мир» зал второй Мариинки был заполнен на все сто, но, судя по тому, сколько народа осталось к концу, режиссер Грэм Вик и художник-постановщик Пол Браун сегодня ночью вряд ли спали хорошо.

Вообще, поход на этот спектакль был подарком маме на день рождения, но она в самый последний момент не смогла пойти. Сегодня на всякий случай она позвонила узнать, не там ли был этот ужас-ужас, бал в противогазах, отрывок из которого только что показали в новостях. Услышав мой положительный ответ, мама перестала сожалеть об упущенном и защебетала что-то про прекрасные классические постановки. Остановив себя на полуслове, я решила не сообщать ей, что противогазы все же не были столь ужасны. Во-первых, идея-то хорошая, а во-вторых, ей просто не с чем сравнить — она же не видела кусков кобыл в контейнере и гигантскую сумку, ползущую с одного конца сцены на другой. Поскольку желание поговорить про противогазы так никуда и не пропало, я решила написать что-то вроде рецензии.

Музыкальная часть вопросов не оставила: лишь Кутузов где-то сплошал немного, а в остальном все было прекрасно исполнено, поэтому тут без подробностей. Но была и другая часть: режиссерское видение, костюмы и декорации. Вот уж где можно разгуляться!

Главное, что я хочу сказать, — в противовес, наверное, большинству, — на самом деле в постановке было много хороших находок и решений. Основная же беда состоит в том, что практически каждой вот такой находке сопутствует огромное "но". Задумки хороши на идейном уровне, а вот реализованы неудачно и с перегибом. Кто уж тому виной — режиссер, художник-постановщик или все вместе взятые, в общем-то и не важно. Не вышло так не вышло, и ничего тут не поделаешь. Но я все равно хочу подчеркнуть именно хорошее, потому что нет худа без добра, а о "но" все равно умолчать не получится.

Единственное, что понравилось безоговорочно, — решение перенести героев в современность. Ход сам по себе не новаторский, зато подбор типажей и актерская игра — просто на высоте, а современные эквиваленты героям того времени найдены очень точно, даже безупречно. Лично мне это дало новый взгляд на толстовских персонажей, ведь при всем психологизме и кочующих из века в век неизменных (чуть было не написала "низменных") нравах человека как такового, есть нюансы, которые как бы стираются костюмами прошлого. Обычно же как: по одежке встречаешь, но очень схематично. Ну, граф и граф, камзол и камзол, но разве сильно разнятся платья Элен и Наташи? Почему одна — гадкая женщина, а вторая — нет? Перенос в современность дает возможность ответить на этот вопрос уже только исходя из внешнего вида: и платья, и манера поведения мгновенно включают в нас культурные коды, благодаря которым можно понять и сразу, и больше. Более того, я уверена, что гуляка и повеса Анатоль, обязательно бы нюхал кокаин, что полудевочка Наташа, так же чуть неуклюже бы носила розовую мини-юбку... а Наполеон с Кутузовым так бы и остались сами собой, потому что им не подберешь современных аналогов. Вероятно, по той же причине лакеи ходили в ливреях, а гувернантки и сиделки — в современных одеждах, ведь где сейчас найдешь эквивалент лакея? А няни и горничные есть.

Мне нравится идея стирания границ. Смешение прошлого с современностью не только меняет визуальный облик, но и служит режиссерской цели: лучше раскрыть героев и их нравы, сделать их понятнее и ближе. Пример я уже приводила выше. Обычно внутренний отклик возможен лишь при наличии похожего опыта или переживаний, связи со своей личной историей. Современность — неотъемлемая составляющая этой личной истории. Обычно внутренний отклик идет на вневременное и общечеловеческое. Но почему бы параллель, дорогу к личному опыту, не провести и на визуальном плане? Формула "времена меняются, а человек — нет" все та же, но времена, то есть костюмы и антураж, меняются уже не относительно нас, а относительно произведения.

Смешение даже двух времен — дело тонкое и сложное, требующее и мастерства, и вкуса. Что уж говорить о том, когда этих времен больше. Тут, чтобы не навредить, к вкусу и мастерству требуется еще и гений. Иначе получится то, что мы видели на сцене (вот и подобрались к первому "но"): визуальный временной сдвиг, который так замечательно работал в первой части, во второй начинает вызывать только недоумение. Смешались в кучу сначала старинные камзолы и современный камуфляж, затем к ним добавились комбинезоны советских рабочих, военная хроника второй мировой, французские флаги, увенчанные орлами третьего рейха, и, наконец, смешались в кучу кони, люди (ладно, не в кучу, но в одну похоронную процессию). Очевидно, что перед нами была попытка показать преемственность исторических событий и связать один велики подвиг русского народа с еще одним, более поздним. Такая привязка фактически диктуется самой оперой (точнее, историей и временем ее создания), но в контексте уже имеющихся игр со временем ничего, кроме путаницы и раздражения она не вызывает. В общем, то ли гений уснул, то ли все же лучше недосолить, чем пересолить.

В большинстве своем художественные решения режиссерских задумок и образов вызывают много вопросов — именно в плане своей "художественности". То композиции не хватает, то какие-то отвратительные цветовые решения, то свет лежит там, где его вовсе не хочется, а солисты в прямом смысле этого слова оказываются в тени. В результате глаз лихорадочно пытается найти, за что бы ему зацепиться, но не находит точки сборки, и сцена распадается на куски. Первый бал Наташи Ростовой — яркий тому пример (картинки, к сожалению, лучшей не найти)



Что мы видим? Черный фон, красная ковровая дорожка, серовато-белый трап самолета, мерцающая люстра с нисходящими по спирали кристаллами (наверняка Сваровски) и огромная светящаяся стена из оникса. Будто бы позаимствованная в вестибюле театра (осознанная шутка постановщика?), она больше походила на спешные ремонтные работы, нежели на часть декораций (вы тут продолжайте, продолжайте, а мы стеночку быстренько провезем, никто и не заметит). Кстати, когда та же стена чуть позже заняла на сцене центральное место и превратилась в туалетную комнату, она тут же перестала смотреться бельмом на глазу, что еще раз доказывает, насколько важны не только сами элементы, но и то, с чем и как они взаимодействуют. Далее вся картина дополнилась новым световым пятном: чуть ли не лубочным изображением довольной крестьянской пары на ярко-желтом колосящемся поле. Отвлекусь, но каждый раз, когда в постановках задействован этот экран, меня мучает вопрос: почему картинки пиксельные? Это решили сэкономить на технике, или просто экраны таких размеров не позволяют добиться должного качества изображения? Загадка.

Но вернемся к сцене. Каждый из вышеперечисленных элементов уже сам по себе привлекает внимание. Соединенные вместе, они создают не грамотную эклектику, где каждая часть уместна, а трудновыносимую какофонию, где все составляющие перетягивают внимание на себя. Получается масса ярких, даже китчевых пятен, которые отличаются по всем возможным параметрам: стиль, временная принадлежность, цвет, форма — и ни одного связующего элемента, который бы все это нагромождение держал вместе. Именно поэтому, я думаю, так странно преобразуются все смелые находки, которые здорово бы сыграли в ином визуальном пространстве: идея остается незамеченной, а эпатажная часть выпячивается до безумия. И вот, уродливым кажется трап, по которому спускаются гости, прибывая на бал, — но ведь как метко он обозначает: да, перед нами истинная элита! Или же ужаснувшие многих противогазы, в которых танцевали участники бала, — неумолимое напоминание о том, что война близко, буквально витает в воздухе. Да что уж там витает! Она настолько уже пробралась в "мир", что даже зрительно материализуется в виде этих масок, уже сейчас разделяет людей. Похожая функция, кстати, и у танка, который давит нас своим присутствием во многих сценах первой части, и у огромного слова "МИР", напоминающего нам, что во время войны жизнь тоже есть, и никуда она не делась. Но что танк, что слово, на зрительном уровне выглядят порой даже нелепо, с перегибом. И таких моментов — множество.

Видно, что в образы вкладывался смысл, например, дизайнерская сумка как символ роскошной жизни, — и нежелание высших кругов расстаться со своим роскошным добром, которое они тянут за собой, покидая Москву. Но реализация этой идеи вызывает непонимание — зачем настолько перегибать палку? Даже если тут был расчет на игру, шутку, всему свое время. Да, агенты, которые осматривают территорию, прежде чем доставить Кутузова на сцену, или огромное зеркало, в котором разлеглись (и разлагаются) Курагин с Долоховым, и некоторые другие моменты из первой части, — это не только забавно, но и допустимо — потому что мы еще "в миру" (да осудят меня сторонники истинно высокого искусства, не терпящего игр!). Но когда мы во второй части переходим на другой уровень, уровень трагедии, причем уже не личной, а народной, когда мы уже столкнулись со смертью на сцене, то и огромная сумка, и полуголый кордебалет выглядят не только неуместно, но попросту отвратительно. Впрочем, допускаю, что именно на такой эффект и был расчет, что не избавляет от вопроса "зачем?".



Из удачных визуальных решений могу отметить сцену первого акта, где хор на сцене сливается с фотографией на экране, и тем самым продолжается до бесконечности, показывая, что русский народ — это огромная сила (да и тут небольшой косяк, как заметила моя подруга, — люди на фото по размеру должны по идее быть меньших размеров). Хороша была еще и сцена совета в Филях, которая проводилась в бункере, поднимающимся из сцены. Забавно, что фотографии именно этих двух сцен опубликованы на странице Мариинского Вконтакте в качестве показательных сцен из оперы (откуда и перекочевали в мою запись).

Фото можно посмотреть здесь:
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,10049.msg137633.html#msg137633

В довершение еще раз подчеркну, что очень жаль, что задумки в основе своей хорошие, оказались понатыканы как попало. Я-то очень за эксперименты и новые решения, особенно когда сцена технически это позволяет. Вот в тех же "Троянцах" тоже был и камуфляж с автоматами (перешел Грэму Вику по наследству?), и проекции, и смесь времен, но там как-то все к месту, все несло свою функцию. И, главное, использовалось в меру, потому, наверное, и работало.

Впервые на опере последнюю часть я досиживала, дожидаясь конца. Там был, например, долгий момент, когда вроде бы и шел какой-то диалог, переходя от героя к герою, но на сцене подсвечивали лишь бездвижно сидящую фигуру Наташи Ростовой. И это было нудно. Так что, может, и не стоит идти и составлять своё мнение :)
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дарья А. Евсеева

https://www.facebook.com/permalink.php?id=100003526362647&story_fbid=537167549744119

Была вчера на премьере новой постановки "Войны и мир" Прокофьева на второй сцене Мариинки. Пели неплохо, за исключением Беззубенкова (Кутузов). Особенно порадовал ночной дует Наташи Ростовой (Аида Гарифуллина) и Сони (Юлия Маточкмна) в самом начале пераого акта. Как всегда, чудесен был хор.

Что касается самой постановки худрука Бирмингемской оперы Грэма Вика, то она неоднозначна. Конечно, это взгляд иностранца на нашу страну, людей, ментальность. Концепция, похоже, следующая: российские элиты всегда только прожигали жизнь, а вот народ от раза к разу совершал подвиги на благо Отечества и мира в целом, процесс этот цикличный и в будущем он повторится вновь.

Создалось впечатление, что спектакль сделали за пару месяцев в некоторой спешке, чтобы обыграть актуальную сейчас тему "Россия против мирового зла".
Достаточно сложное для восприятие музыкальное произведение, также написанное Прокофьевым на злобу дня в 1944 году, вкупе со спорным визуальным рядом (первый бал Наташи Ростовой: все гости облачены в защитные маски; девицы в розовом, будто перепутавшие Мариинский с цирком или Мюзик-холлом, реклама сумок LV, а заодно и подделок и т.д) оставило противоречивые впечатления. По гамбургскому счету, я не была удивлена, что после антракта многие зрители не вернулись в зал, а во время второго акта еще большее количество людей уходило прямо "по ходу пьесы".
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
В Мариинском театре состоялась премьера оперы «Война и мир»

17.07.2014

Эта постановка стала грандиозным завершением фестиваля «Звезды белых ночей».

На протяжении нескольких месяцев в рамках фестиваля «Звезды белых ночей» все сцены Мариинского театра демонстрировали премьеры, масштабные постановки, представляли на суд зрителей молодых музыкантов. В рамках фестиваля художественный руководитель театра, Валерий Гергиев, протестировал возможности всех камерных залов Новой сцены Мариинского театра, в которых теперь будут проходить концерты, лекции, мастер-классы.

Красивым завершением фестиваля стала последняя премьера сезона, опера «Война и мир», о которой принято говорить с предыханием. Монументальное полотно Прокофьева пережило уже несколько постановок, в том числе три в Мариинском театре. Одна из самых значимых версий была представлена в 1991 году режиссером Грэмом Виком на старой сцене Мариинки. Кстати, именно в этом году «Война и мир» была впервые исполнена целиком и без каких-либо сокращений. А вот вчерашняя премьера на Новой сцене Мариинского театра стала еще одним сценическим прочтением на фоне шикарных декораций.

Грэм Вик, который спустя 13 лет вновь вернулся к «Войне и миру», говорит о том, что, по его мнению, опера Прокофьева – самостоятельное произведение. «Когда вы приходите слушать ее, то не обязаны приносить с собой глубинное знание многостраничного романа», – добавляет он.

Возможно поэтому, на протяжении почти четырех часов исполнения оперы, на Новой сцене Мариинского театра возникает эскалатор, настоящий танк, а свою знаменитую арию Наташа Ростова поет в кровати, которая парит в нескольких метрах над сценой. Тут уж даже «глубинных знаний романа» не нужно, все говорит о необычной постановке.

Валерий Гергиев в беседе с журналистами отметил, что «спектакль сделан опытным режиссером, который понимает, с какой историей он имеет дело». Гергиев также напомнил, что Грэм Вик – англичанин, который пытается понять, что связывает русский и французский народы.

Премьерные показы оперы «Война и мир» состоятся также и сегодня, 16 июля (за дирижерским пультом Валерий Гергиев), а затем 18 июля (за дирижерским пультом Павел Смелков). 16 июля в зале будут установлены специальные камеры, которые будут транслировать оперу в формате высокой четкости в кинотеатры Германии, Голландии, Англии, Ирландии и в ряде других европейских стран.

Кстати, через год старую сцену Мариинского театра планируют закрыть на капитальный ремонт, который продлится около трех лет. Как сказал в одном из интервью Валерий Гергиев: «Часть конструкций главной сцены Мариинского театра устарела, и, действительно, уже существует некоторая опасность». Основной репертуар главной сцены на время капитального ремонта будет представлен в Мариинке-2.

Михаил Садчиков-младший, “Вечерняя Москва”

http://www.classicalmusicnews.ru/reports/v-mariinskom-teatre-sostoyalas-prem-era-opery-voiyna-i-mir/?utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+classicalmusicnewsru+(ClassicalMusicNews.Ru+-+%D0%BC%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5+%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8)

 
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
Мариинский-2

Война и мир

Партии готовят:
Князь Андрей Болконский: Андрей Бондаренко, Владимир Мороз, Виктор Коротич
Наташа Ростова: Аида Гарифуллина, Екатерина Гончарова
Соня: Юлия Маточкина, Екатерина Крапивина   
Марья Дмитриевна Ахросимова: Лариса Дядькова, Елена Витман
Граф Илья Андреевич Ростов: Сергей Алексашкин, Владимир Феляуэр
Пьер Безухов: Евгений Акимов, Сергей Скороходов   
Элен Безухова: Мария Максакова, Елизавета Захарова   
Анатоль Курагин: Илья Селиванов, Александр Трофимов   
Долохов: Эдуард Цанга, Юрий Власов   
Княжна Марья: Любовь Соколова, Екатерина Сергеева, Екатерина Крапивина   
Фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов: Сергей Алексашкин, Геннадий Беззубенков
Наполеон: Александр Никитин, Василий Герелло


18 июля 2014 г.

ИСПОЛНИТЕЛИ

Дирижер – Павел Смелков

Князь Андрей Болконский – Владимир Мороз
Наташа Ростова – Екатерина Гончарова
Соня – Юлия Маточкина
Марья Дмитриевна Ахросимова – Елена Витман
Граф Илья Андреевич Ростов – Владимир Феляуэр
Пьер Безухов – Сергей Скороходов
Элен Безухова – Елизавета Захарова
Анатоль Курагин – Александр Трофимов
Долохов – Юрий Власов
Княжна Марья – Екатерина Крапивина
Фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов – Сергей Алексашкин
Наполеон – Александр Никитин

http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2014/7/18/2_1900/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
Болконский чуть не застрелился

В Мариинке-2 поставили спектакль о войне и мире

Ирина Муравьева

Многочасовую эпопею Сергея Прокофьева по роману Льва Толстого "Война и мир" поставил на сцене Мариинки-2 британский режиссер Грэм Вик. Премьера прошла под занавес "Звезд белых ночей" с прямой трансляцией в кинотеатрах Европы. Музыкальный руководитель постановки Валерий Гергиев.

Интерес к премьере был изначально повышенный: "Война и мир" регулярно обновляется на Мариинской сцене, начиная с постановки Бориса Покровского и Юрия Темирканова в 1977.

Нынешняя премьера - четвертая по счету, рассчитанная на технологии Новой сцены, а также на сложившийся за два с лишним десятилетия альянс с британцем Грэмом Виком, известным своими политизированными интерпретациями, выводящим героев оперы в образах Усамы бен Ладена, Бориса Ельцина и т. п. А главное - коллизия войны и мира стала сегодня экзистенциальной, будоражащей душу горячей кровавой реальностью. Высказывание британского режиссера, его интерпретация главного русского романа о сущности мира и войны, не могла не вызвать интерес. Что из этого вышло?

Масштабы сценографии "Войны и мира", созданной художником Полом Брауном, производят впечатление скорее количеством метафорического материала: ключевая - это театр войны, выразившаяся не только в бутафорском танке, но и почему-то в образах старой и новой Мариинки. На сцене сменяют друг друга люстра из фойе нового театра и болтающийся, подобно балаганной занавеске, исторический головинский занавес, относящийся к миру старика Болконского... Знаменитая ониксовая стена Мариинки-2 дополнена здесь сантехникой - в этом антураже Элен Безухова втягивает порошок...

Ряды кресел на сцене "отзеркаливают" реальный зал, где Кутузов - Геннадий Беззубенков панибратствует с публикой. Здесь же, в ряду метафор - и гигантские, спускающиеся из-под колосников сине-бело-красные флаги (французские) с мрачными орлами (знаками империи, отсылающими со времен Гитлера к нацизму), и красный бархат, на фоне которого фельдмаршал Кутузов грозит с трибуны: "... Костьми врагов наш усеется край... А французы будут у меня лошадиное мясо жрать!" Здесь и бесчисленные гробы, которые тащат на спинах, везут на платформах в обрамлении венков (под приветствия Кутузова), и гигантские постеры с запрокинутыми женскими ногами, прикрытыми галантереей "вьютон", и слоганы, начерченные мелом: "нужно верить всей душой в возможность счастья", "45 000 убитых". От наезжающих друг на друга образов возникает смысловая дробь, единственной осью которой оказывается гротеск.

Совершенно очевидно, что Вик не ставил "классику", не ставил Толстого, не ставил войну 1812-го или Отечественную времен Прокофьева. Он поставил спектакль про бессмысленность и цинизм войны вообще, поскольку цена ее - смерти тысяч и тысяч людей. И тогда, по Вику, обессмысливаются все ключевые, "классические" понятия, в том числе героизм, патриотизм. И тогда можно понять, почему в его системе французские солдаты в спектакле оказываются в гитлеровских касках, Наполеон (Василий Герелло) любуется своим отражением в зеркале, а русский фельдмаршал приветствует гробы. Но только тогда все смыслы человеческой истории сводятся к агитационному плакату или, подобно фигуре Кутузова, появляющейся в спектакле из "шкафа" и вещающей с парткомовской трибуны, - к карикатуре.

Оппозицией к выхолощенному миру войны здесь мог бы быть мир. Но у Вика и мир предстает в гротескном формате. На балу дамы и кавалеры в исторических костюмах танцуют Мазурку с пуленепробиваемыми прозрачными щитами на лицах, в противогазах. Ерничающий старый князь Болконский (Михаил Петренко) эпатирует юную Наташу видом своего "исподнего". Пьер Безухов (Евгений Акимов) "учит" Анатоля дверцей "Мерседеса" по голове, а в арьере сцены крутится дуло танка.

Но, хотя лирической оси у Вика практически нет, и даже любовный роман Наташи (Аида Гарифуллина) и Андрея Болконского (Андрей Бондаренко) развивается лихорадочно, от попытки стреляться Болконского в первой сцене до истерики Наташи в сцене "пустой и гадкой женщины"- именно их последняя встреча оказывается квинтэссенцией сути "мира" в спектакле. Наташе, сжимающей пустой черный полиэтиленовый мешок для трупов, является, как призрак, Андрей. Встреча их - фактически посмертный дуэт на тему прощения, примирения, любви, которая единственная мешает смерти.

Но главное, что наполняет этот спектакль - это эмоциональные и точные актерские работы (отдельно стоит отметить Ларису Дядькову в роли Ахросимовой), монолитный хор и оркестровая трактовка Валерия Гергиева, отшлифованная десятилетиями, где звучит и тонкая меланхолия Вальса, и апокалиптический ужас застывших на ферматах тутти, и приподнятый тон монументального полотна Прокофьева о победе мира над войной.

"Российская газета" - Федеральный выпуск №6432 (160) от 18 июля 2014 г.
http://m.rg.ru/2014/07/18/bolkonskiy.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
«ВОЙНА И МИР» В СВЕРХВЫСОКОЙ ЧЁТКОСТИ   

16.07.2014

Запомнилась картинка: со второго амфитеатра в Метрополитен-опере наблюдаю, как древнюю даму в норке и бриллиантах вывозят на инвалидной коляске из партера. Какую оперу давали? Не помню, в память врезалась лишь эта сцена, из-за которой начало представления задержали на десять минут. Интернет скоро отберёт у нас последнюю возможность выгуливать фамильные драгоценности в культурном месте. Всё больше драматических и музыкальных спектаклей можно не только увидеть в расплывчатом прямоугольнике «Ютьюба», но и посмотреть на отличном экране в высоком разрешении и в реальном времени. Ярким событием, которое порадовало меломанов из многих стран, стала последняя премьера сезона Мариинского театра — опера «Война и мир» Сергея Прокофьева в постановке Грэма Вика. Пожалуй, ещё ни одна опера не была столь провокационной в недолгой истории интернет-трансляций.

На премьерном показе новой постановки «Войны и мира» выступили солисты звёздного состава труппы — Аида Гарифуллина (Наташа Ростова), Андрей Бондаренко (Андрей Болконский), Евгений Акимов (Пьер Безухов), Мария Максакова (Элен Безухова) — под руководством почти бессменного худрука Валерия Гергиева. Знаменательно, что последняя громкая премьера этого сезона Мариинского театра одновременно завершает XII Музыкальный фестиваль «Звёзды белых ночей». Опера Сергея Прокофьева «Война и мир» в постановке режиссёра Грэма Вика и художника Пола Брауна идёт 15, 16 и 18 июля на новой сцене Мариинки-2. Спектакль 16 июля в прямой трансляции увидели в тысяче кинотеатров мира, среди стран-счастливчиков — родина режиссёра Великобритания, а также Ирландия, Нидерланды, Испания, Германия, Хорватия.

Формат высококачественных трансляций крупнейших оперных событий в кино или на телевидении, среди которых встречаются и бесплатные показы, приобрёл популярность сравнительно недавно. Наиболее громкие премьеры прошли в Метрополитен-опере и в Венской опере — три месяца назад в формате сверхвысокой чёткости (UHDTV) из Вены транслировали на весь мир оперу Дж. Верди «Набукко» с Пласидо Доминго. Посмотреть оперу в высоком разрешении, кроме одного «подарочного» показа, стоит четырнадцать евро, что приблизительно в десять раз дешевле реального билета в оперу. Вспомнилось, как несколько лет назад я приехала в сердце Европы и непременно захотела попасть на культовую венскую оперу «Кавалер розы» Р. Штрауса. Билетов не было, остались только стоячие места. И вот за четыре евро мы стоим в очереди остальных неудачников, а главный капельдинер командует на отвратительном английском: «Азиаты — в левую часть третьего амфитеатра, а вы все (тут он скорчил менее презрительную гримасу) — направо!» Ничего подобного по качеству исполнения и звучания я не слышала ни в Метрополитен-опере, ни в Большом, ни в Мариинском. Но то унижение запомнилось надолго. Демократизация искусства и возможность приблизить его на доступное расстояние сегодня практически стали реальностью. Народ может лицезреть не только скоморохов, но и «высокое искусство», если хочет, конечно. Ведь теперь можно с лёгкостью переместиться в другое измерение с помощью одного клика мышкой или нажатия кнопки пульта. Несколько лет назад, когда прямые трансляции были редчайшим явлением, сэр Вик сказал: «Я больше всего боюсь того, что опера снова вернётся к богатым, станет уделом лишь аристократии, элиты — просто потому, что только очень состоятельные люди смогут себе позволить потребление этого дорогого удовольствия. Одним из главных достижений оперы в ХХ веке стала, как мы помним, демократизация жанра. Я боролся за это всю жизнь — за оперу для людей. <...> В Европе сегодня, к моему ужасу, опера всё больше и больше становится элементом этого тошнотворного luxury, на котором помешаны все вокруг». В своей новой постановке эпического шедевра Прокофьева режиссёр с удовольствием высмеял тему dolce vita и в довольно прямолинейной и нелицеприятной форме соединил её с темой войны.

Когда-то люди с придыханием ходили в «Киноцентр на Красной Пресне», чтобы посмотреть «Травиату» в постановке Франко Дзеффирелли, а сегодня Грэм Вик говорит, что творчество великого итальянского режиссёра — «евротреш». Дзеффирелли не старался упрощать сюжет, а задачей Вика является доступность и злободневность событий. Так, в постановке «Бориса Годунова» (2011) народ стоит с актуальными на тот момент лозунгами; в «Волшебной флейте» (2005) милиционерши обрисовывают мелом тело потерявшего сознание принца, а Папагено благодушно забивает косяк. В новой постановке «Войны и мира» нестандартный подход Вика базируется на утверждении, что «опера Прокофьева — абсолютно самостоятельное произведение. Когда зритель приходит её слушать, он не обязан наизусть знать роман Толстого. В этом и состоит задача театра — создать произведение здесь и сейчас, перед зрителем».

Когда ещё не было Мариинки-2, в 1993 году Грэм Вик осуществил свою первую постановку «Войны и мира» совместно с театром Ковент-Гарден. Он избавил оперу от традиционных купюр, вернув на российскую сцену полный 4,5-часовой вариант. Любопытно, что премьера прошла за месяц до августовских событий 1991 года. Со времени сноса памятника Феликсу Дзержинскому прошло 23 года. Чем же неоднозначный английский режиссёр удивил зрителей на этот раз? Начнём с того, что в Мариинском-2 появился танк — благо новая сцена, обладающая супертехническими возможностями, позволяет. Чтобы дополнительно подчеркнуть «военное» настроение, действующие лица танцуют в элегантных противогазах. «Когда гибнут люди, рвутся снаряды, даже сегодня эта история приобретает особый смысл. Я думаю, Толстого и Прокофьева волновало, как жить без войны», — прокомментировал режиссёрское решение Валерий Гергиев. Декорации сменяют друг друга и перемещаются с быстротой молнии; свой монолог Наташа Ростова, одетая в модные среди американских студентов PJ pants (пижамные штаны), произносит в кровати, подвешенная на тросах; с трапа несуществующего самолёта к почтенной публике спускается Наполеон с непропорционально большой лысиной... Чтобы намекнуть на современность происходящего, поклонники щёлкают selfie с Элен Безуховой. Говорят, что многие петербуржцы, которые придерживаются академических взглядов в искусстве, осуждают английского режиссёра за такие «искажения сюжета». Однако нелишне будет вспомнить, что самого Прокофьева современники прозвали крушителем основ академизма.

Над оперной эпопеей «Война и мир» Сергей Прокофьев работал на протяжении двенадцати лет, а первое концертное исполнение состоялось в 1944 году, когда Вторая мировая война ещё не закончилась. Лирическая драма, опера, оратория переплелись в этом сложнейшем с композиционной точки зрения сочинении. Первую сценическую постановку «Войны и мира» осуществили дирижёр Самуил Самосуд и режиссёр Борис Покровский, по просьбе которых композитор дописал две картины — «Бал у екатерининского вельможи» со знаменитым вальсом Наташи Ростовой и «Военный совет в Филях» с известной арией Кутузова. По причине огромных размеров опера была разделена на две части, которые предполагалось показывать в два вечера. 12 июня 1946 года состоялась премьера первой части, а вторая прошла только на генеральной репетиции, после чего спектакль был снят с репертуара. Лауреат шести Сталинских премий оказался в опале у власти за формализм и до конца жизни так и не увидел своё эпическое творение на сцене — слишком сложным оно оказалось для народа. Прокофьев умер в один день со Сталиным, а через два года, в 1955 году, Малый оперный театр вернул «Войну и мир» зрителям, но с многочисленными купюрами.

В творчестве, так же как и в математике, есть правила. И только гении могут через них переступать, создавая слишком длинные оперы и отвечая на претензию, что слишком много нот: «Ровно столько, сколько нужно!» Это Моцарт — о «Волшебной флейте». А Прокофьев сказал так: «Шахматные законы существуют для того, чтобы их нарушали».

Опера, так же как и футбол, событие яркое, зрелищное. Кто победит в матче, становится известно только к концу. Успех или провал спектакля выясняется постепенно — во время действия, по окончании спектакля, через несколько дней, месяцев, а затем лет. Сделать спектакль зрелищным Грэму Вику, безусловно, удалось, но станет ли он новым Дзеффирелли для миллионов — покажет время. Остаётся только надеяться, что на следующей его постановке не начнётся настоящая стрельба. Быть ближе к действительности не всегда столь приятно, как может показаться на первый взгляд. Даже в формате сверхвысокой чёткости изображения.

Анна Генова   

http://russkiymir.ru/publications/145914/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Гламур вместо музыки?

Премьера оперы Прокофьева «Война и мир» в Мариинском театре на фестивале «Звезды белых ночей»

17.07.2014 http://www.novayagazeta.ru/arts/64474.html

Задуманный Валерием Гергиевым еще в «лихие девяностые» музыкальный форум, сегодня — самое известное в мире культурное событие России. Знаменитая Мариинка в стиле своего худрука бьет все рекорды и работает едва ли не в круглосуточном режиме. «Фестиваль проходит на трех наших площадках — в Мариинском театре, Концертном зале и в Мариинском-2. В этом году впервые карта фестиваля включает и четыре камерных зала нового театра. И особенно хотел бы отметить то, что впервые количество событий на «Звездах» достигло 200! Масштабности и насыщенности фестиваля соответствует и поистине эпический размах художественных задач, которые мы перед собой ставим», — рассказал Валерий Гергиев.

Как подтверждение концепции нынешнего фестиваля — грандиозные пятичасовые премьеры. На открытии давали оперу Берлиоза «Троянцы» в постановке грека Янниса Коккоса, а ближе к финалу — оперу Прокофьева «Война и мир» в режиссуре британца Грэма Вика.

Вик верен себе, точнее, своему саркастическому отношению к реальности, которое неизменно реализует в каждой постановке. Подобный режиссерский подход делает всякую его работу очень предсказуемой. И как только открывается занавес, понятно, что спектакль Грэма Вика и сценографа Пола Брауна — это очередное послание современному обществу, погибающему в помпезном самолюбовании и пороках. Вечеринки, похоть, погоня за брендами (режиссер с явной издевкой вспоминает тот чемодан, что был выставлен на Красной площади), а война где-то далеко, хотя и совсем рядом. Гости на балу танцуют в противогазах, солдаты перетаскивают гробы со словами: «Пошла работа…»

Постановочная команда с размахом использует технические возможности новой Мариинки. На сцене и танк, и лимузин, и даже трап самолета, а действие разворачивается на трех уровнях. Но при этом заметно, что дело обходится без кропотливой или титанической режиссерской работы. По-настоящему массовых сцен Вик избегает, имитируя их с помощью огромной панели, на которую транслируется людская толпа. Да и образы героям, такие, чтобы запоминались, не придуманы. Единственное исключение — это Элен Безухова в исполнении Марии Максаковой, красоту которой режиссер использует в полной мере, провокационно не забывая о том, что певица еще и депутат Госдумы. Элен Максаковой дефилирует как топ-модель и покуривает травку в туалете, лежа на раковине, как распущенная светская львица.

Остальные портреты или просто пусты и безличностны, как Андрей Болконский и Наташа Ростова (Андрей Бондаренко и Аида Гарифуллина), или шаблонны, как Наполеон (Василий Герелло) и Кутузов (Геннадий Беззубенков), который по режиссерской воле передвигается в окружении охранников. Остальные герои и вовсе мелькают, не оставляя по себе никакого воспоминания. Гармоничности романа Толстого и противоречивой чувственности «на разрыв» Прокофьева в постановке нет. Она смотрится как затянувшийся проморолик спектакля, где смешалось все в кучу: и кубанские казаки, и фронтовая кинохроника, и танцовщицы а-ля «Мулен Руж».

Не оказалось в спектакле, партитура которого требует едва ли не два десятка прекрасных солистов, и высококлассных вокальных работ. Никто не был безупречен, а некоторые работали и вовсе на грани фола.

И с ностальгией вспоминался спектакль 2000 года, поставленный Андреем Кончаловским, где блистала Анна Нетребко. А в нынешней постановке личности явно оказались в дефиците. Лишь Валерий Гергиев в этот вечер за пультом оркестра творил чудеса. Жаль, что знаменитый си-минорный вальс жанр театрального представления не позволял исполнить на бис, как и то, что режиссер так и не расслышал эту божественную музыку, полную тайн израненной души не только композитора, но и, быть может, всей страны.

Публика не без труда воспринимала подобный наворот банальностей, и, не дожидаясь антракта, зрители стали покидать зал. И чем ближе был финал оперы, тем больше людей после каждой картины уходило: кто тихо, а кто, поминая недобрым словом режиссера…

 Мария БАБАЛОВА
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 285
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Вальсы с танками

«ВОЙНА И МИР» В МАРИИНСКОМ ТЕАТРЕ

текст: Екатерина Бирюкова http://www.colta.ru/articles/music_classic/3941

Это уже третья постановка блокбастера Прокофьева в гергиевскую эпоху. Одну из предыдущих делал Андрон Кончаловский в 2000 году с совсем молоденькой Анной Нетребко в роли Наташи Ростовой, а другую — тот же Грэм Вик, что и сейчас, только гораздо более молодой; это было в 1991 году — и это уже была версия без купюр.

Сейчас — она же. То есть четыре с лишним часа музыки, а с опозданиями и проволочками для записи телеверсии — и все пять. Выдерживают не все зрители, зал заметно пустеет после смерти князя Болконского — время работы питерского метро и графики Валерия Гергиева уже несколько десятилетий привычно не совпадают.

Но длина — не единственная проблема этой оперы (в ее непростой постановочной жизни был и такой вариант: давать в один вечер «Мир», а в другой «Войну»). Рваные фрагменты, дробный монтаж, безразмерное месиво отдельных человеческих судеб и людских толп — вот с чем приходится иметь дело. И еще неплохо бы учитывать, что тема «войны и мира», а заодно и патриотической показухи не перестает быть актуальной со времен Наполеона, Толстого и Прокофьева. И такой режиссер, как Грэм Вик (предыдущая его российская работа — задиристый «Борис Годунов» в Мариинке два года назад), уж точно это учитывает.

Он поставил невероятно избыточный спектакль, сшитый из огромного и даже утомительного количества лоскутков — неожиданных, парадоксальных, раздражающих, предсказуемых, никчемных, смешных, непонятных, абсолютно понятных. В связное целое они не складываются. Так все лохматой мешаниной и остается. Однако приятен тебе этот спектакль или нет, но он не дает расслабиться, все время провоцирует, спрашивает, спорит с тобой, от него не увернешься, он настигнет тебя даже в зрительном зале, где все время тоже происходит какая-то жизнь и пыльный туристический Кутузов (Геннадий Беззубенков с очень подходящим его персонажу пыльным голосом) в своем музейном прикиде в окружении рослых охранников в галстуках добродушно братается в финале со зрителями.

Что-то Наташа Ростова не так уж и сказочно-поэтична, как мы привыкли? Да, поначалу — длинноногая гламурная дуреха (юная Аида Гарифуллина подошла и голосом, и телосложением). Каблуки, фотовспышки, красная дорожка, черный автомобиль, брендовая сумка и загорелые рекламные девичьи конечности на огромном экране на заднике сцены — вот он, такой манящий «мир». Его квинтэссенция — стена из сверкающего ониксового новодела со встроенной туда сантехникой, на которой возлежит самый здравомыслящий депутат нашей Госдумы Мария Максакова — в роли Элен она как влитая. Ее братец Анатоль (голосистый Илья Селиванов) совершенно прекрасен в своей паскудности.

Ониксовая стена, символ Мариинки-2, противопоставлена старому доброму голубому занавесу Мариинки-1, олицетворяющему староснобский «мир» старого князя Болконского (в этой небольшой роли блеснул Михаил Петренко без штанов). Надо учитывать, что соавтором Грэма Вика выступил художник Пол Браун, имеющий обыкновение активно тянуть одеяло на себя (мариинские «Электра» и «Женщина без тени»). Так что некоторое количество пазлов в этом лоскутном одеяле есть и от него.

Социальная заостренность увлекает режиссера больше психологических проработок, поэтому — редкий случай — «Войну» смотреть даже интереснее, чем «Мир». Собственно, война присутствует в спектакле с самого начала — Болконский (отлично поющий и приглушенно-шарманистый Андрей Бондаренко) в штатском, уже разочарованный в жизни, с пистолетом в руке, который он почти подносит к виску, появляется перед нами на фоне танка. Танк этот вальсирует вместе с собравшимися на первом Наташином балу. Остальные вальсирующие — в противогазовых масках.

После антракта князь Андрей — уже в военном камуфляже и с автоматом в руке. Позади него написано истерическое заклинание — «Мир». Проходит бесконечная череда кадров — устрашающих, саркастических, трогательных. Оркестр Гергиева, сдюживающий все эти резкие прокофьевские склейки, подстегивает действие. Война — это и гробы, и рытье могил, и торжественный парад траурных венков, и тут же — ура-патриотические хоры ряженых казаков, и оставленная уютная и теплая мирная жизнь с велосипедом, холодильником и музицирующим на сцене виолончелистом, и мародеры, тащащие все подряд, даже ониксовую стену с сантехникой, и, конечно, генетическая память о той главной войне, во время которой писал свою оперу Прокофьев. Один из самых странных и важных эпизодов — кадры советской военной кинохроники, которые смотрят люди в зрительских креслах, выстроенных на сцене. А когда они пустеют, в них садится Наполеон (Василий Герелло) со свитой, которой там очень неуютно.

Но также война — это нормальные, обычные люди, которые — видимо, так стоит понять режиссера — гораздо более симпатичны, чем те маски, что были в начале спектакля. Этих людей много, целое море, они периодически заполняют сцену и экранный задник. Они, а не смешной Кутузов, и выигрывают войну. В них вливается в конце концов Пьер Безухов (Евгений Акимов), к которому присоединяется Наташа в каком-то пролетарском комбинезоне, предварительно попрощавшись с князем Андреем. Это тихое сидение рядышком Наташи и Андрея, уткнувшихся в железные прутья кровати, в то время как оркестр просто выплескивается из своей ямы вместе со звуками того самого первого вальса, — самый щемящий момент в спектакле. Разумеется, если вы до него дожили, а не побежали на метро.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 491
В. Гергиев о новой постановке оперы "Война и мир" в программе "Радио России" "Музыка в событиях".
Аудио: http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57094/episode_id/1001850/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау