Автор Тема: 2014-08  (Прочитано 5979 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
2014-08
« : Август 02, 2014, 17:47:41 »
2 августа 2014 г.

В итальянской Мачерате открылся оперный фестиваль

Текст: Елена Чишковская

02.08.2014, 16:30

Регион Марке, расположенный в центральной Италии, летом традиционно становится туристической Меккой. Но двумя главными музыкальными событиями лета здесь традиционно становятся - всемирно известный оперный фестиваль на родине Россини в Пезаро и сезоны в Мачерате, где спектакли проходят на уникальной площадке под открытым небом  - Арене Сферистерио, вмещающей три тысячи зрителей.

В двадцатые годы XIX века Арена Сферистерио, выполненная в неоклассическом стиле, была спроектирована архитектором Иренео Алеандри по заказу аристократических семей Мачераты для спортивных состязаний с мячом. Однако в первой половине прошлого столетия Арене было найдено еще одно применение - в 1921 году здесь впервые поставили оперу (ей стала вердиевская "Аида"), превратив грандиозную стену длиной почти 90 метров и высотой в 16 в естественную декорацию, а ряды балкончиков - в уютные театральные ложи.

Успех оперной истории Арены во многом был предрешен удивительной природной акустикой, позволяющей не использовать дополнительные средства для усиления звука - в любом секторе открытого театра, напоминающего приличных размеров стадион, вокалистов и оркестр слышно идеально. Это свойство сделало Арену привлекательной для многих мировых знаменитостей, начиная от уроженца Марке Беньямино Джильо и заканчивая Лучано Паваротти и Пласидо Доминго, в разные годы блиставших на сцене Арены Сферистерио. За годы существования фестиваль обзавелся собственной аудиторией - слушателями, приезжающими в основном из европейских стран.

В этом году форум стал частью официальной программы перекрестного года туризма России и Италии, благодаря чему спектакли впервые посетило в общей сложности около тысячи россиян.

Свой 50-й сезон фестиваль отметил тремя постановками, которые объединил общий девиз: "Опера - это женщина". Его наглядной иллюстрацией стали не только избранные названия - "Тоска" Пуччини, "Аида" и "Травиата" Верди, - но и три дирижера-леди за пультом  регионального оркестра Марке: американка Джулия Джонс, кореянка Еун Сан Ким и Сперанца Скапуччи, возглавляющая этот коллектив.

"Травиата" на фестивале стала возобновлением знаменитой постановки Хеннинга Брокгауза в сценографии Йозефа Свободы 1992 года, известной также как "Травиата с зеркалами". Главным элементом и отличительной особенностью ее сценографии является зеркальная стена, отражающая полсцены и создающая вместе необычное многомерное пространство, в котором существуют герои. Этот элегантный и необычайно стильный спектакль, смотрящийся и сегодня современно и органично, на фестивале ждали нелегкие испытания. Так, одно из представлений организаторы вынуждены были отложить на два с половиной часа из-за проливного дождя. К чести устроителей форума, за считанные минуты подготовивших вымокшую сцену и справившихся с техническими сложностями, представление состоялось.

Публика продемонстрировала редкое единодушие в любви к опере - почти все зрители стойко переждали дождь и были вознаграждены великолепной работой вокального ансамбля во главе с сопрано Джессикой Нуччо. Умение творить в экстремальных условиях показала и музыкальный руководитель Сперанца Скапуччи, под управлением которой оркестр звучал свежо и сочно, без малейшего намека на усталость и стресс.

Еще две продукции были созданы специально для юбилейного форума. "Тоску" поставил режиссер Франко Рипа ди Меана в содружестве со сценографом Эдоардо Санки и дирижером Юн Сун Ким.

Новое видение "Аиды" предложил один из самых талантливых молодых режиссеров Италии, нынешний художественный руководитель фестиваля Франческо Микеле, соединивший в своей постановке помпезность большой оперы с ультрасовременным сценическим решением. "Сегодня глобальная проблема музыкального театра заключается в том, что молодежь не знает и не любит оперу, - пояснил свой замысел Микеле. - Поэтому моя обязанность как артдиректора заключается в том, чтобы привлечь сегодняшнего зрителя, показать ему, что опера - это не архаика, она современна и способна объединять самых разных людей, не смотря на их различия".

Следуя поставленной задаче, Микеле поместил "Аиду" в виртуальный мир. Площадкой, где происходит действие, стал гигантский раскрытый ноутбук, главные герои обрели отчетливое сходство с персонажами компьютерных игр с использованием египетской символики, а фантастические визуальные и световые эффекты (для них была использована не только центральная конструкция, но и вся каменная стена Арены) с легкостью заменили привычные декорации и сценографические штампы.

Лишь драма главных героев - подлинная, а не виртуальная -  в какой-то момент перестала быть игрой, заставив людей выйти за рамки придуманного мира и поплатиться за это: в финальной сцене крышка ноутбука неотвратимо закрывается, погребая под собой Аиду и Радамеса. Эта постановка - с одной стороны предельно лаконичная и строгая, с другой - роскошная во всем, что касается современных технических эффектов, смотрелась необыкновенно гармонично в Арене Сферистерио с ее звездным небом и стеной - конечной плоскостью, где сходятся все миры.

Хотя вокальный ансамбль во главе с Фьоренцой Чедолинс (Аида), Серджио Эскобаром (Радамес) и Соней Ганасси (Амнерис) не всегда демонстрировал одинаково высокое качество (в один из показов влажность была столь высокой, что приходилось прерывать спектакль для осушения наклонной сцены, становившейся опасно скользкой для артистов), постановка произвела сильнейшее впечатление на публику.

Сам же фестиваль отметил 50-й сезон не только яркими премьерами, но и умением справляться с непредвиденными трудностями и капризами погоды: все это не помешало ему подтвердить свой высокий европейский класс и продемонстрировать ценность оперы как искусства живого и актуального на все времена.

"Российская газета"
http://www.rg.ru/2014/08/02/opera-site.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #1 : Август 04, 2014, 08:49:58 »
4 августа 2014 г.

Восточно взятые ноты

"Турок в Италии" на фестивале в Экс-ан-Провансе

04.08.2014

Фестиваль опера

Во французском Экс-ан-Провансе завершился ежегодный Festival d'Art Lyrique. Одним из главных его событий стала премьера оперы Россини "Турок в Италии" в постановке режиссера Кристофера Олдена и дирижера Марка Минковского. Рассказывают РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ и ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.

По одному только виду нарядной, благополучной публики, стекавшейся на представления "Турка в Италии" в летний Театр архиепископства, было понятно, что именно этому спектаклю назначено стать главным событием фестиваля в Экс-ан-Провансе. И пусть, по мнению многих экспертов, "Ариодант" Генделя в постановке англичанина Ричарда Джонса и сделан изящнее, и спет точнее, но ведь "Турок в Италии" слушается много легче, да и сюжет в опере авантюрный. Немаловажно и то, что глядящая со всех афиш и упорно называемая продюсерами (а вслед за ними и прессой) новой Нетребко наша соотечественница Ольга Перетятько (она исполняет партию кокетливой, легкомысленной Фьориллы) уже завоевала устойчивые симпатии оперной публики.

В программке спектакля помещены тексты из двух классических пьес — финал "Укрощения строптивой" Шекспира и фрагмент из "Шести персонажей в поисках автора" Луиджи Пиранделло. Эти отрывки помогают понять замысел американского режиссера Кристофера Олдена. Два года назад его "Сон в летнюю ночь" в московском Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко очень возбудил депутатов, усмотревших в спектакле признаки педофилии, но потом был увенчан "Золотой маской". И если уподобление россиниевской Фьориллы, дразнящей своего мужа легким флиртом с заезжим турком, шекспировской Катарине кажется откровенной натяжкой, то тема сложных взаимоотношений прозаической реальности и мира иллюзий, которая волновала итальянского классика, в спектакле Олдена действительно становится одной из смыслообразующих.

Если говорить о каких-то аналогиях, то в этом спектакле неожиданно проступают черты, роднящие Олдена с великим Кристофом Марталером. Декорация Эндрю Либермана — огромный зал с круглящейся к потолку стеной, чем-то напоминающий платформу большой станции метро,— заставляет вспомнить о марталеровских "залах ожидания", в которых сценические герои словно выпадают из времени, зависают между прошлым и будущим. В спектакле Олдена тоже есть мотив всеобщей растерянности, мотив потерянного человеческого сообщества. Люди здесь то мечутся, то цепенеют, израненные какой-то внутренней тревогой. А сюжет с обманутым мужем, всклокоченным, не находящим покоя доном Джеронио, в интерпретации Олдена заставляет вспомнить знаменитого итальянского драматурга — нет, все-таки не Пиранделло, а Эдуардо Де Филиппо и его "Великую магию". Поэта Просдочимо, сочиняющего сюжет оперы на глазах у зрителей, в этом случае легко уподобить иллюзионисту Отто Марвулье из популярной пьесы Де Филиппо. Жаль, что режиссерский замысел оказался, так сказать, гораздо короче партитуры Россини, и последний час спектакля режиссер был вынужден занимать постановочными решениями, имеющими отношение не к культурным сюжетам, а к опасениям, что публика заскучает.

А вот прочтение "Турка в Италии" Марком Минковским и ансамблем "Музыканты Лувра" иначе как революционным не назовешь. Дело здесь, понятно, не в заставившей подскочить почтенную фестивальную публику уже на первых тактах увертюры привычной для Минковского взрывной витальности, гальванизировавшей никогда в последние годы не вызывавший особого энтузиазма по обе стороны рампы опус Джоаккино Россини,— если "Турок в Италии" изредка и выходил на сцену, то сколь-нибудь событийными постановки этой оперы не становились. Интерпретация же "Музыкантов Лувра" настолько своеобразна, что забудут ее, кажется, нескоро. Господина Минковского вообще отличает вкус к оперной turquerie — старожилы Экса хорошо помнят его семилетней давности трактовку "Похищения из Сераля" Моцарта, сыгранного в прямом и переносном смысле в восточных тюрбанах. Нечто подобное "Музыканты Лувра" проделывают и с "Турком в Италии": написанная в 1814 году партитура, как известно, отдает несколько запоздалую дань уважения моде на "туретчину", захватившую веком раньше всю оперную Европу от Франции ("Галантные Индии" Жан-Филиппа Рамо) до Австро-Венгрии ("Похищение из Сераля").

Оммаж получился, впрочем, половинчатый: воспользовавшись ключевыми драматургическими клише, отработанными композиторами-предшественниками, Россини в отличие от того же Моцарта отнюдь не склонен был предаваться стилизаторским играм — за "туретчину" в "Турке в Италии" отвечает главным образом сюжет, а не музыка. Марку Минковскому показалось интересным посмотреть на "Турка в Италии" сквозь призму turquerie XVIII столетия, и он интегрировал в партитуру не предусмотренную Россини восточную интонационность. Разработав сложную систему квазиориентального интонирования у духовых и струнных и введя в состав оркестра целую батарею "янычарских" ударных, дирижер сообщил "Турку в Италии" неслыханные доселе историко-культурологический рельеф и смысловой объем — и того и другого от оперы Россини, традиционно остававшейся в лучшем случае территорией самоутверждения мастеров бельканто, ожидать было трудно. На выходе провансальский менеджмент получил идеальный фестивальный продукт: не слишком радикально щекочущий нервы консервативной части аудитории и одновременно не без блеска подтверждающий статус Экс-ан-Прованса как едва ли не главного "места силы" современной оперной Европы.

Газета "Коммерсантъ" №135 от 04.08.2014, стр. 11
http://www.kommersant.ru/doc/2538289
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #2 : Август 06, 2014, 08:21:47 »
5 августа 2014 г.

Мединский проигнорирует отмену Польшей перекрестного Года культуры

Россия асимметрично ответит Польше на отмену Года культуры: в одностороннем порядке усилит контакты с польскими культурными деятелями. Об этом, как сообщает РИА Новости, заявил глава Минкульта Владимир Мединский.

«Мы, со стороны министерства культуры, если данное решение будет утверждено правительством Польши, примем асимметричный ответ. Мы не только не будем блокировать наши контакты с польскими коллективами и артистами, а в одностороннем порядке их усилим. Мы пригласим к нам больше польских артистов на выступления, обязательно пригласим какой-нибудь хороший польский театр к нам с гастролями. А если наши артисты захотят поехать в Польшу, мы тоже им поможем. Вот такой односторонний Год культуры», — сказал Мединский.

Он добавил, что Россия также обязательно проведет фестиваль польского кино.

24 июля в Варшаве заявили, что все мероприятия перекрестного Года Польши в России, запланированные на 2015 год, будут отменены из-за событий на Украине.

Решение о проведении Года Польши в России было принято в декабре 2013-го. Главы МИД Сергей Лавров и Радослав Сикорский договорились об этом при подписании совместного заявления «Программа 2020 в польско-российских отношениях». Как ожидалось, в рамках мероприятий страны должны были поделиться достижениями в сферах науки, экономики и культуры.

Лента.ру
http://lenta.ru/news/2014/08/05/culture/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #3 : Август 08, 2014, 10:03:30 »
7 августа 2014 г.

В Шуши состоится премьера оперы «Огненное кольцо» композитора А.Тертеряна

В крепости Шуши в НКР 1 сентября состоится арцахская премьера оперы «Огненное кольцо» известного армянского композитора Авета Тертеряна. Об этом сообщает пресс-служба Национального академического театра оперы и балета им. А.Спендиаряна.

Премьера оперы «Огненное кольцо» (либретто Владимира Шахназаряна) по роману Бориса Лавренева «Сорок первый» и стихам Егише Чаренца состоится под высоким патронажем первой леди Армении Риты Саргсян, по инициативе Национального академического театра оперы и балета им. А.Спендиаряна и при поддержке министерств культуры Армении и НКР.

Премьера оперы «Огненное кольцо» посвящается Дню независимости Арцаха и 85-летию со дня рождения Авета Тертеряна.

Aysor.am
http://www.aysor.am/ru/news/2014/08/07/krake-oghak-shushi/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #4 : Август 09, 2014, 06:56:47 »
8 августа 2014 г.

По ту сторону нуля

Опыт Первой мировой войны – главная тема Эдинбургского фестиваля

Наталья Голицына

Опубликовано 08.08.2014 12:20

В течение трех недель на Эдинбургском международном фестивале выступят 2400 артистов из 43 стран, которые дадут более 160 концертов и представлений. Предполагается, что его посетит более миллиона человек.

По существу под эгидой Эдинбургского фестиваля проходят восемь отдельных фестивалей: театральный, оперный, музыкальный, балетный, джазовый, книжный, кинофестиваль и телевизионный. Кроме того, за неделю до Международного фестиваля в Эдинбурге стартовал грандиозный фестиваль "Фриндж", который продлится до 25 августа и будет проходить параллельно с международным.

В этом году устроители Эдинбургского фестиваля отразили в его программе два знаменательных для Британии события: отмечавшееся 4 августа столетие со времени вступления Великобритании в Первую мировую войну и завершившиеся в Глазго за четыре дня до начала фестиваля спортивные Игры Содружества, куда входят 53 страны – бывшие британские колонии и доминионы. Именно поэтому на фестивале выступит небывалое ранее число артистов из стран Содружества: Австралии, Канады, Новой Зеландии, ЮАР и других стран. Специальная программа фестиваля посвящена искусству Южноафриканской Республики.

Военная тематика представлена на фестивале "Военным реквиемом" Бенджамина Бриттена в исполнении хора, солистов и Симфонического филармонического оркестра, дирижирует сэр Эндрю Дейвис. Тема войны затронута в театральном триптихе шотландского драматурга Роны Манро "Пьесы о Яковах", повествующем о трех шотландских королях: Якове I, II и III, и в опере Гектора Берлиоза "Троянцы", которую привез в шотландскую столицу петербургский Мариинский театр в постановке греческого режиссера Янниса Коккоса (дирижер Валерий Гергиев). Драматический спектакль на текст Ирины Личагиной в постановке Владимира Панкова, посвященный Первой мировой, под названием "Война", покажет труппа московского Международного фестиваля имени Чехова. Тему Первой мировой развивает и американский "Кронос квартет", который подготовил мультимедийную программу под названием "По ту сторону нуля: 1914–1918 годы", авторы которой – сербский композитор Александра Вребалова и кинорежиссер Билл Моррисон. Косвенно тему войны затрагивает и впервые представленная на фестивале опера Бенджамина Бриттена "Оуэн Уингрейв" в постановке Нила Бартлетта. О художественной концепции Эдинбургского международного фестиваля 2014 года Радио Свобода рассказал его директор, композитор Джонатан Миллс:

– На этот год приходится сотая годовщина начала Первой мировой войны, оставившей глубокий след в британской истории. Мне показалось важным отметить это в фестивальной программе. Тем более что сам Эдинбургский фестиваль был организован вскоре после окончания Второй мировой войны. Сделать это было необходимо не столько чтобы отметить трагические обстоятельства Первой мировой, которая воспринималась в то время как война за искоренение всех войн, сколько чтобы подчеркнуть, что войны, к несчастью, остаются регулярными событиями в истории человечества. Мы не извлекаем уроков из истории, но, возможно, нам удастся извлечь уроки из различных национальных культур. Создавая эту концепцию, мне хотелось показать, какую роль может сыграть культура в разрешении человеческих конфликтов, показать ее соотнесенность с конфликтом, причем не обязательно в негативном смысле, нередко в возвышающем морально и духовно значении. Думаю, это могло бы изменить наше понимание истории, причем вовсе не затем, чтобы забыть, а чтобы простить, – сказал Джонатан Миллс.

Музыкальный раздел фестиваля впечатляет не менее театрального. Прозвучат си-минорная месса Баха и Глаголическая месса Яначека, третья симфония Леонарда Бернстайна ("Кадиш"), "Квартет на конец света" Оливье Мессиана, симфоническая сюита Густава Хольста "Планеты", Седьмая (Ленинградская) симфония Дмитрия Шостаковича. Среди музыкальных звезд – меццо-сопрано Анне Софи фон Оттер и пианист сэр Андраш Шифф. Впервые на фестивале выступит испанская труппа фламенко гитариста Пако Пеньи.

Центральным событием Эдинбургского фестиваля его директор Джонатан Миллс считает драматический триптих Роны Манро "Пьесы о Яковах":

– Могу сказать, что с точки зрения художественных амбиций, новизны и нестандартных решений выделяется театральный проект, созданный в самой Шотландии Роной Манро и названный "Пьесы о Якова". Это три исторические драмы о трех давних шотландских королях – Якове Первом, Втором и Третьем. Это новаторская совместная постановка Национальных театров Шотландии и Великобритании. Ее мировая премьера состоится в ближайшую субботу, – сказал директор Эдинбургского международного фестиваля Джонатан Миллс.

Радио Свобода
http://www.svoboda.org/content/article/26520283.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #5 : Август 11, 2014, 09:45:29 »
11 августа 2014 г.

Шуберт на воде

В Москве объявился новый «опен-эйр»-фестиваль — «Музыка на воде». Первый концерт провели на Патриарших прудах и посвятили Булгакову

Петр Поспелов

Пусть эстеты считают, что место классической музыки — в классических залах, но Дмитрий Хворостовский поет на Красной площади, Валерий Гергиев дирижирует на Поклонной горе, а скрипачка Елена Ревич и музыкальный журналист Илья Кухаренко присмотрели для своей затеи Патриаршие пруды. Затея понравилась московскому начальству, и вот на воду спущен первый концерт. Чтобы не выходить далеко на сушу, в партнеры взяли Музей Булгакова, благо нехорошая квартира открыта по соседству, а Берлиоз, Коровьев-Фагот и Воланд, мурлыкающий Шуберта, словно никогда отсюда и не уходили.

Михаил Афанасьевич с недоверием относился к роялю, зато символом домашнего уюта считал пианино — поэтому его и выкатили на понтон, окружили нехитрой аппаратурой, пианист Андрей Гугнин деликатно дотронулся до клавиатуры — и над водой поплыли волшебные аккорды. До противоположного конца водной глади звук едва долетал, но публика все равно сидела, слушала и аплодировала по всему периметру пруда. Музыка на открытом воздухе всегда становится саундтреком к окружающему тебя фильму: и вот под звуки Пиаццоллы окружающие квартал новодельные фасады смотрятся совсем элегантно, под «Ноктюрн» Чайковского хочется проснуться в позапрошлом веке, а если звучит Вагнер, то думаешь, что этот белый лебедь, невозмутимо плавающий здесь же, рядом со своей подругой, когда-то доставил на грешную землю самого Лоэнгрина.

Михаил Афанасьевич не только давал своим персонажам музыкальные фамилии, он мог наизусть сыграть и спеть «Севильского цирюльника», а на «Фауста» в Киевскую оперу ходил не менее сорока раз. Вот мы и слушали арии из «Фауста»: сопрано Ирина Чурилина смогла профессионально приспособиться к надводной акустике. Верди Булгаков тоже любил — вот вам ария из «Трубадура» в ее же прекрасном исполнении. У персонажа «Театрального романа» «нет полной уверенности в том, что наш знаменитый председатель месткома так же хорошо разбирается в музыке, как Римский-Корсаков или Шуберт», а сам Воланд чем не герой немецкого романтизма — и вот пианист Гугнин виртуозно исполняет Шуберта, впрочем сухопутного «Лесного царя». Римского-Корсакова не было, зато были Чайковский и Рахманинов на чарующей виолончели Бориса Андрианова. Не нужен был бинокль, когда на понтоне появился Григорий Кротенко — высокий мужчина в алой рубахе, издали смахивающий на палача, с контрабасом в руках. Однако он настроил инструмент на тон выше, чем это делают в оркестре, и благороднейшим звуком сыграл Вагнера за трех певцов — не только за баритона (романс Вольфрама из «Тангейзера»), но и за тенора (песнь Вальтера из «Мейстерзингеров») и даже за сопрано (ранняя сцена «Прощание Марии Стюарт»). Напоследок Илья Кухаренко скомандовал в микрофон «Маэстро, урежьте марш!», и Гугнин мастерски урезал — правда, не марш, а Вторую рапсодию Листа.

С нашим отчетом, возможно, ознакомится худрук программы «Музыка на воде» Елена Ревич, которая сама в этот вечер играла где-то еще (востребованность!). Следующий концерт — уже с ее участием — пройдет на Патриарших в День города 6 сентября, а еще один — 13 сентября, но это пока вилами на воде писано.

Ведомости. 11.08.2014, 145 (3649)
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/lifestyle-music/news/31961931/shubert-na-vode#ixzz3A3jx6yLI
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #6 : Август 11, 2014, 10:49:04 »
Ирина Лунгу в Воронеже: «Я всем театрам пишу: я – русское сопрано»

Текст: Софья Успенская

Звезда итальянской оперы из столицы Черноземья – о русских певцах и воронежской школе.

Выпускницу Воронежской академии искусств Ирину Лунгу сегодня называют одной из самых ярких и успешных певиц Европы. В 2003 году, будучи солисткой Воронежского театра оперы и балета, Ирина получила стипендию прославленного итальянского театра Ла Скала и солирует в нем вот уже десять сезонов, за это время она стала победительницей многих престижных международных конкурсов, а ее концертная программа расписана до 2018 года. Тем не менее звезда европейской оперы регулярно приезжает в родной город – в первую очередь для того, чтобы пообщаться и посоветоваться со своим учителем – преподавателем Воронежской академии искусств Михаилом Подкопаевым. В один из таких приездов Ирина согласилась встретиться с журналистами РИА «Воронеж» и рассказала о том, как воронежская певица освоилась на итальянской сцене, почему образование в воронежском вузе лучше европейского и что нужно, чтобы организовать в нашем театре выступление звезд итальянской оперы.

– Моя связь с Воронежем никогда не прерывалась, хотя уже 11 лет я живу в Милане. Так получилось, что моя карьера сложилась в Европе, но с Воронежем я никогда не теряла связь. Помимо того, что у меня тут семья и друзья, главный стимул – это, конечно, общение с Михаилом Ивановичем (Подкопаевым – Ред.). Я стараюсь возвращаться сюда как можно чаще, раз-два в год. Приезжаю спросить совета, поработать над голосом – эта работа продолжается до пенсии – Михаил Иванович вносит коррективы, мы советуемся, я спрашиваю его мнения по поводу репертуара. Он очень следит за моей карьерой – с помощью Интернета, смотрит записи. Это не то что приятно, это необходимо мне. Мы как семья: я, Михаил Иванович и Марина Дмитриевна Подкопаева – мой концертмейстер. Мы постоянно общаемся по телефону, по скайпу, и Воронеж для меня, в первую очередь, – духовная связь с моим педагогом.

– Ирина, вы поступили в один из лучших европейских театров после Воронежской академии искусств. Как вы оцениваете свое российское образование на фоне своих европейских коллег? Сильно ли отличается российская система обучения вокалу от итальянской?

– В Европе российская школа, российские музыканты – это очень престижно. Мне как-то даже рассказывали в Германии, что начинающие певцы, бывает, берут себе сценический псведоним, похожий на русскую фамилию, потому что это считается такой визитной карточкой: российская школа очень котируется во всем мире. Потому что в России у нас есть система, преемственность образования: музыкальная школа, музучилище, академия. То есть человек может начать образование с шести лет и продолжать его до университета. В Италии, например, такого нет, невозможно получить высшее музыкальное образование, итальянская консерватория – это совсем не то, что у нас. Там, если ты хочешь стать музыкантом, ты можешь учиться частным образом, посещать мастер-классы. А в России ты окончил академию в 23 года – и у тебя уже есть серьезная база, чтобы выходить на сцену. Конечно, когда я училась, технические условия были сложные – мы, например, ездили в библиотеку и там ноты от руки переписывали. Но сама система на выходе дает определенный процент профессионалов, готовых к длительной карьере. Это не просто история, когда ты вчера начал петь, сегодня взял верхнюю ноту, распиарился и пошел на какие-то сцены, отпел два сезона, голос потерял и все. Наши певцы отличаются тем, что у них есть база, они могут в этом сложном музыкальном мире держаться, в напряженном темпе работать. А это возможно только если есть подготовка. Это как Олимпиада.

– Вы сейчас, в основном, поете в стиле бельканто, а это ведь итальянская техника, основанная на фонетике итальянского языка?

– Да, само слово «бельканто» – это итальянское слово, которое означает «красивое пение», но имеется в виду не просто красота, а соответствие определенному эталону, ровность голоса на всех участках, на всех диапазонах. Но за этой фразой кроется огромная работа. Голосов красивых много, и они могут по-разному петь, но не владеть этим стилем. «Красивое пение» - это колоссальная работа в техническом отношении, в дыхании, регистрах. В этом и заключается исполнительское искусство. И поэтому мне очень приятно, я считаю для себя великой честью, своим самым важным достижением, что я, такой, в общем-то, провинциальный человек из Борисоглебска, из Воронежской академии искусств, я не родилась в Милане, но я прошла огромный путь, и Италия приняла меня как певицу этого стиля, бельканто.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
– Я читал много критики об Ириных выступлениях и не раз встречал мнение, что Лунгу – носитель этой итальянской школы и по стилю, и по звуку, что очень редко бывает. И это признание много стоит.

Михаил Подкопаев, преподаватель Воронежской академии искусств, учитель Ирины Лунгу

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

– Но все-таки одной подготовки, наверное, недостаточно для серьезной карьеры, нужны еще и определенные способности…

– Я музыкой занималась с пяти лет. Конечно, мое певческое развитие началось с работы с Михаилом Ивановичем в 18 лет, но база музыкальная – развитие памяти, моторика – это конечно от того, что я с детства начала заниматься музыкой и никогда не прекращала. Опера средняя длится три часа и иногда всю партию надо выучить за две недели, на чужом языке. Хотя это, конечно, нужен комплекс – и педагог, и какая-то одаренность, и память, и умение понять фразу музыкальную, передать эмоции персонажа, и актерская жилка. И, конечно, оперный певец – это смесь вокалиста и актера, это жанр, который предполагает, что человек должен быть разносторонне одаренным.

– Помимо музыки вы не пробовали заниматься каким-то творчеством?

–Понемножку я всем занималась – и рисовала, и фотографировала, но, конечно, опера занимает очень много времени. Это вся моя жизнь, и посвящать себя какому-то другому хобби – меня просто не хватает. Очень сложно выстроить свою жизнь, чтобы никого не обделить, чтобы на ребенка время оставалось. В основном, я читаю – в дороге, при перелетах – книга всегда вместе со мной, и современные авторы, и классика. Русским грех не любить литературу.

– Вашему сыну сейчас 4,5 года. Не собираетесь отдавать его учиться музыке?

– Нет. Он пока еще маленький, и я не хочу его травмировать. Я видела очень много детей моих коллег, которые с малолетнего возраста просто травмированы театром, у которых потом нет интереса, им кажется, что это такая обыденность. Мне бы этого не хотелось. Театр – это магия, это всегда какой-то праздник, мне бы хотелось, чтобы мой сын так воспринимал. Я сама люблю театр не только как исполнитель, но и как зритель, я с удовольствием посещаю оперные постановки, воспринимаю очень близко к сердцу, когда вижу воплощение своих переживаний на сцене. Сейчас много разговоров, что в театре сейчас кризис, но это не так. Это жанр, который существует две тысячи лет, и люди всегда будут ходить в театр, потому что это человеческая потребность – видеть жизнь через партер, через сцену, через действо, которое представляет их переживания.

– Как вы относитесь к новым экспериментальным формам театра, оперы?

– Я участвовала в некоторых очень современных постановках, когда классическая опера вырывается и контекста, из эпохи, и переносится куда-то в современность. У меня нет резкого «за» или «против», я не могу сказать, что я за модерн или за классику. И в модерне, и в классике для меня главное – чтобы там был театр, чтобы он заставлял людей сопереживать, плакать, смеяться, чтобы зритель почувствовал себя частью театра, чтобы он увидел свои переживания там, на сцене, чтобы проводил какие-то параллели – в этом смысл театра. Если этого эффекта удается достичь, вырывая действие из исторического контекста – то пожалуйста, это даже лучше. Но само по себе изменение контекста ничего не означает: если ты перенес оперу в современность – это не значит, что ты ее осовременил. Можно так убить все смыслы и подтексты. Опера – сложный жанр и не хотелось бы ее упрощать и уплощать. Если есть талант – можно сделать в любом контексте, если режиссер понимает смысл и предназначение театра.

– В Европе вас сейчас считают одной из самых ярких и перспективных оперных исполнительниц, а в России вы практически неизвестны. Почему так?

– Это, конечно, не потому что у меня такого желания не было или я целенаправленно избегала российской сцены. Просто так получилось, что моя карьера получила некий стары, рывок благодаря Италии и театру Ла Скала. Изначально это была такая итальянская карьера, хотя за последние пару сезонов я дебютировала и в других мировых театрах – в Метрополитан Опера, в Китае, Корее, Токио. Когда я прослушивалась в Ла Скала, это не значит, что я приехала туда и попала на все готовое. Благодаря победе на одном из престижнейших мировых конкурсов Belvedere в Вене, я получила право участвовать в третьем туре прослушивания в Ла Скала, где был президентом Риккардо Мути. То есть я пропустила просто первые два тура, но прослушивалась точно так же, на общих основаниях. Но в момент, когда я пела на сцене, Мути даже перелез через стол, подошел к сцене, задал мне несколько вопросов. Спросил в том числе: «А где вы учились?» Подумал, что я обманываю, потому что это прослушивание было на грант Академии Ла Скала и давало право на обучение, и он меня все спрашивал: «А вы точно хотите учиться? А вы точно будете?» И после этого он сразу взял меня на контракт в Ла Скала параллельно с академией.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
– Ирина представила настолько сильное выступление, что для Италии, для Мекки оперы, русский певец, который исполняет абсолютно в итальянским стиле и понимает эту музыку, вызвал недоумение и вопрос, каким образом она этому научилась. На сегодня не каждая консерватория может сказать о собственной вокальной школе, а Воронежская академия может.

Михаил Подкопаев, учитель Ирины Лунгу

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

– А вы себя ощущаете русской или итальянкой?

– Русской, от этого никуда не денешься. Конечно, итальянский – это мой второй язык, я думаю на итальянском, художественную литературу на итальянском читаю. Я живу в Италии 11 лет, у меня сын – итальянец, Италия – это такая часть меня. Но то, что я русская – от этого никуда. Меня все время тянет на родину, если я не бываю здесь полгода. Хотя у меня и фамилия не русская, не оканчивается на «–ова», и из-за этого иногда бывает misunderstanding, как англичане говорят, непонимание. Я всем театрам всегда пишу: я – русское сопрано. Метрополитан Опера из-за этого как-то даже готовые программки перепечатывал. Так что да, я русская, и из России я никогда не стремилась уехать. Меня иногда спрашивают: а почему вы тогда уехали? Потому что в 2003 году, когда я уезжала, у меня просто в Воронеже не было репертуара. Не было ничего. Но теперь я возвращаюсь на родину и вижу подвижки в культурной жизни Воронежа, и мне бы хотелось, чтобы это привлекло в нашу академию лучшие голоса, лучших студентов, ведь именно люди создают этот престиж.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
– Если говорить о певческой школе, то есть просто понятие: хорошо певец поет или плохо. Но в плане техники разделять на национальные школы нельзя. Есть эталон, который родился в Италии. Русская школа никогда не являлась носителем этого эталона. Она развилась потому что были педагоги из Италии в XVIII веке. Мы можем говорить о каких-то особенностях национального менталитета, которые что-то добавляют к исполнительству, какую-то глубину. Но в основе русской вокальной школы лежит итальянская техника – дыхание, работа голосом. Я не учу петь по-русски. Этим и отличается техника академического певца. Народные певцы поют каждый по-своему. Академисты поют в одном техническом эталоне. Даже если у тебя прекрасный голос, но ты не вписываешься в эти правила и критерии – это все.

Михаил Подкопаев, преподаватель Воронежской академии искусств

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

– Часто бывает, что артист, достигнув определенного статуса, когда он уже сам может формировать репертуар каких-то музыкальных событий, возвращается на родину, чтобы организовать там выступление или целый фестиваль. Были ли у вас когда-нибудь идея сделать что-то подобное в Воронеже?

– Да, я бы очень хотела, но всем этим нужно заниматься, а у меня самой никогда нет на это времени. Я готова и участвовать в таком событии, и привлекать своих коллег, но нужна инициатива, какой-то толчок, чтобы кто-то за это взялся. Я певица, исполнитель, а не организатор. Но я счастлива, что наконец-то у властей появился к этому интерес, власти хотят как-то продвигать российскую культуру, чтобы она возрождалась. Мы недавно встретились и познакомились с воронежским губернатором, он очень хочет, чтобы я тут выступила, и планы такие есть. Может я и какой-то мастер-класс проведу, если будет перерыв в учебном графике. Я вижу сейчас, что в Воронеже что-то происходит, что-то меняется, что стали обращать внимание на культуру, и мне тоже это интересно, я готова сделать что-то, чего здесь никогда не было.

РИА «Воронеж», 11.08.2014
http://riavrn.ru/news/irina-lungu-v-voronezhe-ya-vsem-teatram-pishu-ya-russkoe-soprano/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #7 : Август 15, 2014, 11:12:27 »
14 августа 2014 г.

Джонатан Миллс: «Все русское — мое любимое»

Директор Эдинбургского фестиваля уклончиво отвечает на прямые вопросы Елены Ковальской текст: Елена Ковальская
 
Текст: Елена Ковальская

В столице Шотландии открылся один из крупнейших театральных форумов мира — Эдинбургский международный фестиваль, проходящий в нынешнем году с сильным русским акцентом: хедлайнер музыкальной программы — Мариинский театр и Валерий Гергиев, одно из ключевых событий театрального блока — премьера спектакля Владимира Панкова «Война». COLTA.RU публикует расшифровку public talk директора фестиваля Джонатана Миллса с арт-директором Центра имени Мейерхольда Еленой Ковальской, прошедшего месяц назад в столичном образовательном центре «Гараж».

— В последний раз мы виделись ровно два года назад на «Стрелке»: я брала у вас интервью к премьере спектакля Дмитрия Крымова «Сон в летнюю ночь», который тогда готовился к показу на Эдинбургском фестивале. Что привело вас в Москву этим летом?

— Не буду лукавить: последние несколько лет были трудными для взаимоотношений правительств Западной Европы и вашей страны. Поэтому мне кажется особенно важным проявить солидарность с вашими ведущими художниками и отметить работы российских режиссеров — особенно перед премьерой спектакля «Война», которая состоится в Эдинбурге в августе. Мир — это не только политика, финансы и статистика, не только пространство голых фактов, измерений и цифр. Это более сложная и тонкая реальность — я надеюсь, что в нашей беседе мы высветим ее поэтическую сторону. Я здесь, чтобы отдать дань уважения поэзии, которую мы можем воспринимать вместе, поэзии России, которую мы уважаем и которая всегда служила для нас источником новых знаний. Ваша литература, ваш балет, ваше искусство обогатили и нашу жизнь. Вы представляете точку зрения, отличную от нашей, и мы должны отдать ей дань уважения.

— Обратимся к формальному поводу вашего приезда. Я работаю в Центре имени Мейерхольда и, сидя в офисе, постоянно слышу гогот, музыку и топот кирзовых сапог — это Владимир Панков репетирует спектакль «Война», посвященный событиям Первой мировой. В августе он будет представлен в Эдинбурге — чья это была идея? Ваша или Конфедерации театральных союзов Чеховского фестиваля, в коллаборации с которым выступает Эдинбургский фестиваль?

— «Война» — результат диалога, который я вел с Владимиром Панковым в течение многих месяцев. Хорошо помню, как несколько лет назад мы говорили о том, что время премьеры спектакля — август 2014-го — будет нести в себе множество смыслов. 28 июня — в тот самый день, когда 100 лет назад был убит эрцгерцог Франц Фердинанд, — я был в Сараево на том самом перекрестке, где все и случилось, и стал свидетелем попытки залечить раны, нанесенные событиями вековой давности, и одновременно — попытки вспомнить то, что ослепило все человечество. В этом году в Эдинбурге мы стремимся отдать дань памяти трагедии, происшедшей 100 лет назад: все-таки наш фестиваль — прямой результат событий Второй мировой. Эдинбургский фестиваль обязан своей жизнью людям, которые оглянулись на свое прошлое, почесали в затылке и сказали: «Первая мировая должна была стать войной, которая приведет к концу всех войн. Но в результате разразились новые — включая ужасную и опустошительную Вторую мировую. Когда это закончится? Есть ли какой-то способ обойтись без убийства друг друга? Как это сделать? Мы не можем вернуться только к политике, не можем обойтись статистикой — мы должны заняться культурой». Тут, наверное, можно вспомнить, что на самом первом фестивале — он, кстати, был достаточно провокационным для тех времен — первым выступавшим в Эдинбурге оркестром был Венский филармонический. Сегодня это не кажется особенно странным, но если вы подумаете о 1947 годе, то вспомните, что еще за два года до этого музыканты этого оркестра оказались бы в британской тюрьме как граждане враждебной страны — хотя они были просто музыкантами, носителями европейской культуры.

Итак, я беседовал с Владимиром Панковым о том, как бы мне хотелось использовать возможности Эдинбургского фестиваля, чтобы не просто изучить факты и обстоятельства Первой мировой, но взглянуть на широкую панораму истории, на то, что связано с взаимоотношениями культур и их конфликтами — тысячи лет назад, сотни лет назад и сегодня. Меня очень удивило и поразило, что, несмотря на масштаб фестиваля и то, сколько музыки на нем игралось в разные годы, Седьмая, «Ленинградская», симфония Дмитрия Шостаковича будет сыграна в этом году в Эдинбурге в первый раз. Ее исполнит ансамбль музыкантов из Грузии, Азербайджана, Молдавии, Польши, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Литвы, собранный польским Министерством культуры и Институтом Адама Мицкевича, дирижером же будет украинец — подумайте о символизме этого жеста! Произведение вашего великого соотечественника будет интерпретировано людьми, жившими вдоль спорной границы. Это именно то, что может делать культура: дотянуться до тех областей, до которых политика дотянуться не может. Культура может конструировать смыслы в момент спора, когда логические аргументы перестают действовать. Культура может создать пространство и открыть возможности — и мы должны этим пользоваться.

Программа нынешнего фестиваля устроена таким образом, что, куда бы мы ни посмотрели, у нее всегда есть измерение, связанное с взаимоотношениями культуры и конфликта. Когда начинается война, мы теряем контроль над своей судьбой. В спектакле «Война» рассказывается история о группе молодых людей, которые встречаются в Париже в декабре, в канун Рождества 1913 года. Они воображают, как будут жить в будущем. Мы знаем, насколько они ошибаются в своих прогнозах. Их жизни будут, возможно, полны событий, только это будут отнюдь не те события, о которых они мечтали. Этого и добивается искусство — рассказать нам о нашей хрупкости, о необходимости смирения, о необходимости переоценивать свои действия, о необходимости сохранять человеческое достоинство даже тогда, когда это становится бесконечно сложным.

— Вы задумываете фестиваль, который будет в том числе обсуждать проблему конфликта и который сводит между собой людей, в обычной жизни оказавшихся бы по разные стороны баррикад. И рядом с международным составом оркестра, играющим под управлением украинского дирижера, мы видим имя Валерия Гергиева, подвергнутого остракизму во многих странах и на многих фестивалях за поддержку политики Владимира Путина по Украине и Крыму. Как вы думаете, как аудитория Эдинбургского фестиваля отнесется к этому соседству? Не боитесь ли вы бойкота?

— Хочется верить, что этого не произойдет. Я надеюсь и считаю, что он будет встречен на нашем фестивале тепло: Гергиев — великий творец. Конечно, его фигура стала поводом для споров в Великобритании из-за позиции по Крыму — но у этой истории есть две грани. Я сейчас не буду обсуждать здесь, кто прав, а кто виноват: ни одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня, не будет решена тем, что мы не дадим артисту поделиться своим творчеством с публикой. Нам необходимо соблюдать некоторую дистанцию, некоторое отстранение между пространством политики и пространством искусства. Интересно, что Гергиев приезжает в Эдинбург именно с «Троянцами» Гектора Берлиоза — удивительной постановкой Янниса Коккоса, перенесенной в Мариинский театр из Парижской оперы. «Троянцы» могут стать хорошей метафорой для большого количества спорных моментов в истории человечества: опера Берлиоза доказывает нам, что нет ничего нового под солнцем. А теперь посмотрите: наряду с Шостаковичем под управлением украинского дирижера у нас в программе есть опера Берлиоза под управлением Гергиева — и вместе с тем концерт Жорди Саваля, который будет дирижировать музыкой Северной Африки. Мы делаем ставку на тех, кому интересно обращаться к разным культурам — в этом и есть суть культурного диалога.

Возвращаясь к вашему вопросу: если совсем уж честно, я не знаю, будут бойкоты или нет, это трудно предсказать, мир сложен. Но в чем я уверен, так это в том, что господина Гергиева полностью поддержат остальные участники фестиваля. Мы рады видеть его, он большой друг Эдинбурга. Последние пять лет мы не раз оказывались в ситуациях, которые порождали споры и конфликты. Израильские артисты становились жертвами ужасных бойкотов — но сохраняли достоинство, сохраняли свои позиции на фестивале, и художественное пространство Эдинбурга жило. На тот же фестиваль, помнится, мы позвали театральную труппу из Палестины. Все протестовали насчет прав палестинцев, бойкотировали израильтян, но почему-то не обратили внимания на то, что мы пригласили в Эдинбург труппу из Палестины. Тогда я задумался: оставили ли мы уже позади тот мир, в котором важен протест, а не поддержка? Где не важна идея, а важен шум вокруг нее на политической арене?

— Что наиболее важно для вас в программе Эдинбургского фестиваля этого года? На что в афише вы бы посоветовали обратить особое внимание? С чем связано появление на фестивале довольно большого количества артистов из Африки?

— Ответить на вопрос про Африку проще, потому что мне будет трудно назвать свои любимые произведения в программе. Они все любимые: того, что я не люблю, в Эдинбург не привозят. Африканский акцент объясняется довольно просто: в этом году исполняется 20 лет первым свободным выборам в Южной Африке — 20 лет прошло с тех пор, как Нельсон Мандела был избран президентом ЮАР. Кроме того, ЮАР как член Британского содружества является нашим важным партнером. Мы привозим из ЮАР четыре проекта, два из которых тесно связаны между собой: все они, как мне кажется, дают сжатое и лаконичное представление о том, что сейчас происходит на южноафриканской культурной сцене. Отвечая же на ваш нечестный вопрос про любимые произведения, я могу сказать только одно: все русское — мое любимое.

— Парадоксальная ситуация: фестиваль, отстаивающий независимость искусства от политики, тем не менее показывает спектакли с отчетливым политическим звучанием. Одновременно с Эдинбургским международным фестивалем в Эдинбурге проходит множество независимых фестивалей, которые оказываются как бы под шапкой главного. Сколько их будет в этом году?

— Если быть точным, в августе в Эдинбурге одновременно проходит восемь фестивалей: совокупная аудитория примерно в миллион человек, 25—30 тысяч артистов, около пяти тысяч постановок, 350 театров и площадок, участники и зрители из примерно 85 стран — культурный контекст, согласитесь, довольно широкий. Конечно, я должен заметить, что борюсь за то, чтобы фестивальные пространства были отделены от профессиональной политики. Заметьте, я не говорю сейчас о том, что артисты обязательно должны дистанцироваться от того, чтобы быть политически ангажированными, — артисты делают то, что считают нужным, и выстраивают свои художническую и социальную стратегии по-разному. Политики пользуются властью как оружием, а художники пытаются изменить наше восприятие, наш образ мыслей. Это другая власть, власть убеждения, поэзии. Язык поэзии чрезвычайно сложен, живуч, суггестивен. Даже в странах, где появляется цензура, художники находят способ выразить себя. В том, как работает художник, в принципе есть нечто подрывное. Он должен ясно, но в то же время тонко и не слишком прямо выразить свои мысли. Конечно, существуют формы искусства, которые никак не связаны с грамматикой повседневного языка. Музыка — это язык сам по себе, в нем нет наклонений или прошедшего времени. Танец — тоже, он на многое намекает, но вы как зритель получаете право интерпретировать те или иные образы.

В Эдинбурге мы традиционно показываем очень сложные, спорные, входящие друг с другом в клинч работы. Мы защищаем широту спектра голосов, звучащих на фестивале. Мне кажется, Эдинбург так успешен именно потому, что здесь нет одного голоса, который объяснял бы, что именно фестиваль хочет сказать той или иной своей программой. Здесь нет однонаправленного движения: Эдинбург — многогранный организм, и в этом его секрет.

Окончание в след. посте.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #8 : Август 15, 2014, 11:13:08 »
Окончание.

— Как при таком многообразии фестивалей вы формулируете ядро своей программы? Когда вы говорили про страны, где художник вынужден выражать себя в условиях цензуры, вы имели в виду Россию? Вы застали Москву в момент возникновения новой культурной политики: мы, давно забывшие, что это такое, снова начинаем чувствовать, что цензура появилась. Мы не хотим к ней возвращаться, но есть люди, говорящие, что цензура полезна художнику, потому что у него появляются границы, которые он может преодолевать. Что вы вообще думаете о цензуре в искусстве и культуре?

— Я отвечу сначала на первый ваш вопрос. Как внести логику и структуру в большой фестивальный организм? У каждого из форумов свой взгляд на собственное устройство. Мой фестиваль курируется и модерируется — я являюсь его художественным руководителем. Я задаю тон, задаю направление, задаю для него рамки. Я не приглашаю участников просто потому, что мне они нравятся, — это было бы абсурдным эгоизмом. Каждый раз при компоновке фестивальной программы мне приходится отвечать на множество вопросов. Фестиваль — это опыт, развернутый во времени, и каждый раз мне приходится отвечать на вопрос: зачем мы предпринимаем это путешествие? Ведь мы живем в мире, где кроме художественных есть множество других проблем: финансовые, климатические, политические — и так далее.

За те восемь лет, что я работаю в Эдинбурге, маршруты наших путешествий немного изменились. В том, как я всегда пытался делать фестиваль, я старался быть на одной волне с современностью, с ее постоянно меняющимися обстоятельствами. Эти обстоятельства уводили нас от Европы — потому что мир поменялся: центр планеты сдвигается в сторону Азии. Поэтому в этом году наше путешествие, как мне кажется, позволит изучить различные аспекты взаимоотношений и конфликтов культур, взглянуть на них глазами, ушами и всеми другими органами чувств художников, творивших на протяжении многих тысяч лет. Это очень ценный опыт. Фестиваль будет посвящен не только Первой мировой войне, программа будет намного более всеобъемлющей и, может быть, более страшной для наших зрителей — но и более глубокой. Так, одним из старейших текстов, к которым мы обратимся, будет «Махабхарата»: правда, мы покажем не знаменитый спектакль Питера Брука — его многие могли видеть, а намного более сжатую версию одного из важнейших хореографов Британии Акрама Хана, где участвуют всего два исполнителя — он сам и тайваньская танцовщица Фэнг-Йи в сопровождении азиатского музыкального ансамбля. Это грандиозное произведение описывает создание индуистского мира, его возникновение из борьбы.

Ваш второй вопрос был о цензуре. Внутри художественного сообщества всегда будут идти споры о том, жизнеспособно ли что-либо, осмысленно ли, хорошо или плохо, — и люди будут со страстью отстаивать свои идеи: все это необходимо для искусства, потому что мы не работаем с уверенностью, мы занимаемся тонкими вопросами, полутонами. Необходимо нащупать тонкую линию между неуважением и спором, диалогом. Абсолютно всегда, еще до возникновения всякой цензуры, шел и будет идти спор между консерваторами и радикалами, авангардом и традиционалистами. Всегда будут прекрасные художники-консерваторы и прекрасные художники-радикалы, и артистическому сообществу всегда будет трудно целиком согласиться, поверить во что-то безусловное. Я не могу дать комментарий или оценку вашему положению, ситуации в сегодняшней России, но могу предложить следующее. Ваши художники всегда могут получить на моем фестивале абсолютный карт-бланш: все, что в наших силах, — стараться сделать нашу жизнь и наше искусство максимально открытыми. Я верю, что в мире, где настолько важную роль играет интернет, определяющий сегодня наш образ мыслей и, по сути, существование нашей памяти, установление цензуры будет куда более сложным предприятием для любого правительства. Я не хочу сказать, что цензуры не будет или что она перестанет быть проблемой, но, думаю, контекст, в котором в нашем мире возникают идеи, фундаментально отличается от того, что существовал даже 20 лет назад. И это, я считаю, очень хорошо. Цена свободы — вечная бдительность, так вот: мы должны быть бдительны. И я желаю вам успехов в сохранении пространства эксперимента, в поддержании открытости его границ — будь то политические проблемы или сама практика искусства.

— Напоследок я бы хотела поговорить о культурной политике. У нас не было бы сейчас такого напряжения в связи с возникающей цензурой, если бы у российской культуры были разные источники финансирования. 99 процентов культуры в стране поддерживается государством — так было всегда и останется еще долго. Как это устроено в Британии? Считается, что стратегия «вытянутой руки» как модель культурной политики сегодня наиболее эффективна. То есть между государством и художниками существует art council, куда входят в том числе и деятели искусства, — он перераспределяет государственные деньги, а художники участвуют в решении политических вопросов, в том числе в отношении своих коллег. Нам из России сегодня эта модель кажется наиболее демократичной и совершенной. Как вы оцениваете ее изнутри?

— Я попробую ответить кратко, в то же время достаточно подробно раскрыв предложенную вами тему. На самом деле люди, спонсирующие систему, — это сами художники. Я хочу сказать, что, мне кажется, истоки независимости лежат в самих артистах. Мы можем посвятить много времени тому, чтобы говорить о деньгах, можем потратить всю свою жизнь на обсуждение политических рычагов, привязанных к этим деньгам, — более или менее жесткие в разных странах, они есть всегда. Вы говорили о стратегии «вытянутой руки» — там тоже существуют связи с политикой: некоторые решения, принятые Советом по искусству Великобритании в последнее время, были очень политизированными. Ни у одной страны нет иммунитета от принятия политических решений в культурной сфере. Будь моя воля, я бы остановился на модели смешанной экономики, когда культура является плодом сотрудничества между волей художника, волей аудитории, волей государственных органов и волей частных меценатов — главное, чтобы все это являлось выражением стремления общества осмыслять себя. Я не могу ответить на заданный вами вопрос применительно к России, поскольку не живу здесь. Но я не стал бы поверхностно говорить о том, что мы на Западе уже все решили и вы должны только у нас учиться, — это было бы упрощение, и вполне возможно, что показавшиеся успешными на Западе методы не сработают в России. Вы сами должны задаться главными вопросами о природе общества, а уже потом задумываться о контексте, в котором существует искусство. Возглавляя Эдинбургский фестиваль, я наблюдал за деятельностью культурных институций разных стран и должен сказать, что очень редко бывает так, что главная проблема заключена в деньгах, в финансировании. Проблемы — в ценностях и в отношениях между людьми.

Мне кажется, причина, по которой этот вопрос так провокационен, состоит в том, что на него можно ответить только тогда, когда каждый из вас глубже изучит собственную мотивацию, собственную вовлеченность в жизнь вашего общества. Речь идет о гражданской позиции. Наиболее позитивный пример, который я могу привести, — это опыт Индонезии. Четверть века назад Индонезия была несвободным и не слишком процветающим обществом: это было странное место, и было непонятно, сможет ли оно преодолеть все свои проблемы. Выборы, прошедшие там недавно, — честные, прозрачные выборы в самой большой исламской демократии мира — стали хорошим примером того, как можно обрести свой путь, проанализировав свои проблемы. Возможно, здесь попахивает фатализмом. Президент там хороший человек, и это имеет значение, но важен не только президент: он, в конце концов, был совершенно неизвестен в политике двадцать лет назад и даже пять лет назад. Это был просто очень деятельный мэр города Соло, который изменил его жизнь к лучшему. А затем он преобразил один из самых коррумпированных и преступных городов мира — Джакарту. Таким образом он дал людям аппетит. Я думаю, что ответ на ваш вопрос есть в первом предложении «Анны Карениной» Толстого. И вы все его, конечно, знаете.

COLTA.RU
http://www.colta.ru/articles/theatre/4255
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #9 : Август 15, 2014, 11:33:02 »
15 августа 2014 г.

Гендель по последней моде

"Ариодант" в постановке Ричарда Джонса

Одним из главных событий европейского фестивального лета стала премьера новой сценической версии оперы Генделя "Ариодант" в постановке английского режиссера Ричарда Джонса. Первые показы спектакля прошли на Festival d`Art Lyrique во французском Экс-ан-Провансе. Рассказывают РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ и ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.

Новая версия "Ариоданта" — один из редких примеров оперной постановки, в которой безупречное музыкальное воплощение соединилось с тонкой, точной в деталях, сдержанной и одновременно изобретательной режиссурой. Вроде бы не имеющий никакого отношения к реальности сюжет — влюбленная в герцога Ариоданта шотландская принцесса Гиневра оклеветана, ее возлюбленный обманут соперником-злодеем и скрывается в лесу, но в конце концов все хорошо и кончается свадьбой — представлен и сыгран столь точно, что зал часто замирает не только от меломанского восторга, но и от полноты драматического сопереживания героям истории VIII века.

На сцене, впрочем, не мифологические времена, а вполне узнаваемые — не настаивая на приметах конкретной эпохи, художник Ультц перенес действие в условные 70-е годы прошлого века. Воображаемое Шотландское королевство здесь больше похоже на крепкую сельскую общину, в которой строят хорошие дома и пытаются делить с соседями и радости, и несчастья. Важно, что общество, которое мы видим на сцене, находится в процессе трудного освобождения от связывающих свободу личности догм — неслучайно главный злодей сюжета герцог Полинессо превращен Джонсом в местного служителя культа, который, перед тем как приступить к обманам и коварствам, читает персонажам нравоучительную проповедь.

Остроумно обошелся Ричард Джонс и с танцевальными интермедиями — к премьере в "Ковент-Гардене" они были сочинены для балерины Марии Салле и ее труппы, а теперь режиссеры должны мучиться над проблемой заполнения действием больших (и далеко не самых выразительных в этой опере) музыкальных кусков. Джонс заменил балет кукольным театром: в первом действии куклы, изображающие Гиневру и Ариоданта, разыгрывают для них будущие картины их же счастливой семейной жизни. Во втором, когда счастье разбито, а Гиневра обвинена в распутстве, похожее представление предрекает ей карьеру танцовщицы в ночном клубе. Когда же наступает хеппи-энд, куклы вновь рисуют картины семейной идиллии. И тут происходит неожиданное и в либретто не предусмотренное: освобожденная Гиневра, аки ибсеновская Нора (та, правда, оставляет не воображаемых, а уже рожденных детей), собирает чемоданы и решительно, в одиночку, покидает собственный праздник — после столь сильных переживаний в счастье с Ариодантом она уже не верит и хочет себе какой-то другой жизни.

Исполнительская история "Ариоданта" богата на знаковые интерпретации — можно сказать, что каждое поколение музыкантов-старинщиков считало за честь предложить свой взгляд на эту генделевскую партитуру: середина 1990-х прошла под знаком трактовки Николаса Макгегана и Лоррейн Хант Либерсон, на рубеже веков эталонным казалось — и таковым, в сущности, остается по сей день — исполнение Марка Минковского и Анне Софи фон Оттер, в нынешнем десятилетии "Ариоданта" слушают в записи Алана Кертиса и Джойс Ди Донато. Кастинг-директорам Экс-ан-Прованса пришлось сильно попотеть, чтобы собрать на фестивале состав вокалистов, способный посоревноваться с крепко засевшими в слуховой памяти трактовками,— однако итог, как принято говорить в таких случаях, превзошел даже самые смелые ожидания. В руки вставшего за пульт Фрайбургского барочного оркестра дирижера и клавесиниста Андреа Маркона попала целая россыпь драгоценностей — на все без исключения партии "Ариоданта" были ангажированы ведущие специалисты Европы по барочному репертуару.

Главное внимание публики было приковано, конечно, к квартету четырех женских голосов: наполнившую роль Гиневры шекспировской трагедийной мощью Патрисию Петибон выгодно оттеняла трепетная Далинда Сандрин Пьо, а в двух "брючных" партиях, злокозненного Полинесса и заглавного героя оперы, соревновались колоритное итальянское контральто Соня Прина и заслуженное британское меццо Сара Коннолли. Выступление в Экс-ан-Провансе в очередной раз заставило восхититься многогранностью ее таланта: в последние годы Коннолли особенно успешно выступала в операх двух Рихардов, Вагнера и Штрауса, бенефис же в "Ариоданте" напомнил поклонникам певицы о том, насколько близок природе ее голоса генделевский репертуар. В равной степени впечатляющая как вокально, так и актерски работа Коннолли оказалась чутко поддержана музыкальным руководителем постановки: работа Андреа Маркона вообще заслуживает отдельных похвал — мало у кого континуо в барочных операх звучало так разнообразно, пластично и ярко, мало кто в последние годы так тонко чувствовал музыкально насыщенное и психологически напряженное письмо позднего Генделя.

Газета "Коммерсантъ" № 144 от 15.08.2014, стр. 11
http://www.kommersant.ru/doc/2544782
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #10 : Август 16, 2014, 23:06:41 »
16 августа 2014 г.

Исполинская черепаха затмила Сиднейскую оперу

В прибрежных водах Сиднея появилась "арт-черепаха"



Надувная галапагосская черепаха в духе абстрактного экспрессионизма отвлекла внимание горожан и туристов от знаменитых Сиднейской оперы и моста Харбор-Бридж. Существо стало нестандартным приглашением на выставку художника BJ Price

Прибрежные воды Сиднея облюбовало диковинное существо — 15-метровая надувная черепаха по имени Альфа. Работа художника BJ Price, украшенная абстрактным органическим орнаментом, проплыла мимо знаменитой Сиднейской оперы, моста Харбор-Бридж и направилась в залив Кокл-Бэй. Появление этого существа приурочено к новой подводной выставке работ BJ Price в сиднейском "Аквариуме".

По задумке художника, абстрактная живопись, перевоплотившись в черепаху, становится естественной частью морской природы и знаменитого прибрежного города. Арт-инсталляция должна подстегнуть всех увидевших его обывателях к проявлению креативности и нестандартного мышления, которого самому BJ Price, как мы видим, не занимать.

Бюро 24/7. 16 августа 2014 г., 12:40
 http://www.buro247.ru/culture/news/ispolinskaya-cherepakha-zatmila-sidneyskuyu-operu.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #11 : Август 18, 2014, 10:09:36 »
18 августа 2014 г.

Хоры и звоны

Ростовский кремль с 22 по 24 августа проводит IV фестиваль средневековой монастырской культуры "Ростовское действо". Название фестивалю дала рождественская мистерия, написанная митрополитом Димитрием Ростовским (и сейчас с успехом идет на сцене столичного театра им. Б.А. Покровского). Крупнейший интеллектуал XVII века, святой Димитрий Ростовский прославился и как составитель 4-томного собрания житий святых "Четьи Минеи". На фестивале в Ростове можно будет послушать духовную музыку и колокольные звоны. А также пройти мастер-класс у звонарей и поучиться в золотошвейной и иконописных мастерских.

Журнал "Огонёк" №32 от 18.08.2014, стр. 42
http://www.kommersant.ru/doc/2534879
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #12 : Август 18, 2014, 14:28:08 »
БДТ приоткрыл двери: историческая люстра засверкает, как новенькая, а количество мест в зале уменьшится на треть

Кстати, даже по фотографиям заметно, что расстояние между рядами стало гораздо больше прежнего. По словам той же Татьяны Барановой, мест в зале и в самом деле станет значительно меньше: 750 против 1200 до ремонта (непосредственно перед реконструкцией, когда был закрыт третий ярус, зал БДТ вмещал 1000 зрителей). Сокращение мест связано не только с новыми пожарными нормами, но и с новой позицией руководства театра, ставящей во главу угла комфортность зрителей. «Например, в боковых ложах теперь будет не четыре, а три стула. Поскольку четвертому зрителю раньше частенько приходилось стоять, чтобы увидеть то, что происходит на сцене. По четыре места сохранится только в центральных ложах, где видимость значительно лучше», – пояснила Татьяна Баранова.

Отметим также, что для драматического театра залы-тысячники – редкость. Даже в масштабной Александринке, ближайшей соседке БДТ, зал вмещает в себя лишь 968 зрителей. Из драматических театров Петербурга еще только в зале «Балтийского дома» насчитывается мест больше, чем в обновленном БДТ – 848. В остальных драматических театрах города мест в зале – менее 600. Это же вам не оперный гигант, вроде Мариинки, которая принимает на исторической сцене 1600 зрителей ежевечерне. Опера – искусство широких жестов, драма – гораздо камернее, тут важна возможность следить не только за переменой мизансцен, но и за уникальной актерской мимикой, тем более, если речь идет о труппе мастеров, какая существует в БДТ.

Жанна Зарецкая

«Фонтанка.ру». 18 августа 2014 г., 03:03
http://calendar.fontanka.ru/articles/1759/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 997
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: 2014-08
« Ответ #13 : Август 18, 2014, 20:37:55 »
16.08.2014 г.

Сорока — не воровка

Биологи реабилитировали «сороку-воровку»

16.08.2014, 11:45 | Надежда Маркина http://www.gazeta.ru/science/2014/08/16_a_6177833.shtml

Страсть сорок к воровству блестящих предметов, которая вошла в мировой фольклор, литературу и искусство, не более чем миф. Специалисты по поведению животных реабилитировали сороку, проведя эксперименты.

Птица сорока (Pica pica) в народе имеет не самую лучшую репутацию. Считается, что она склонна к воровству (клептомании), причем больше всего ее якобы привлекают блестящие предметы. И такая репутация у сороки не только в русском фольклоре, но и по всей Европе.

Так, в опере Джоаккино Россини «Сорока-воровка» девочку-служанку обвинили в краже хозяйского серебра, которое на самом деле украла сорока. В популярной европейском комиксе «Приключения Тинтина» происходит аналогичная история, в которой сорока оказывается похитительницей изумрудов. Ну и в русских сказках, стишках, потешках сорока-воровка — постоянная героиня.

Ученые решили проверить, правда ли сорока воровка и почему она любит блестящее. Специалисты по поведению животных Университета Эксетера (Великобритания) поставили специальные эксперименты, результатом которых стала полная реабилитация сороки. Не ворует она с подоконника кольца и серебряные ложки, не надо на нее вешать все, что плохо лежит! Более того, незнакомые объекты ее пугают, как и всякую другую птицу. Статья с реабилитацией сороки опубликована в журнале Animal Cognition.

Группа орнитологов под руководством Тони Стефарда поставила серию экспериментов с сороками, в которых участвовали как птицы из питомника, так и дикие особи, живущие на территории университета. В помещении лаборатории или в нескольких местах университетского кампуса, которые часто посещают сороки, биологи разложили различные предметы, блестящие и неблестящие.

Среди предметов были блестящие металлические болты и шурупы, кольца из фольги, квадратные кусочки алюминиевой фольги. В половине случаев эти объекты были выкрашены матовой голубой краской, оставшиеся блестели на солнце. Поблизости от привлекательных на людской взгляд предметов экспериментаторы разложили кучки еды (орехов).

С дикими сороками биологи провели 64 теста, и только в двух из них птицы заинтересовались предложенными объектами, причем оба раза они переворачивали их клювом и тут же бросали. В остальных тестах просто игнорировали предметы, причем между блестящими и голубыми разницы не делали.

Орехи привлекали их гораздо больше. В тестах с сороками из питомника ни одна из птиц не стала контактировать с предметами — ни с блестящими, ни с неблестящими. Из наблюдений ученые сделали вывод, что предложенные предметы вызывали у сорок страх, как любые незнакомые объекты, а вовсе не привлекали их. «Мы не нашли доказательств, что сорок привлекают блестящие предметы. Вместо этого мы отмечали неофобию: обычный для животных страх перед новизной», — говорит Тони Стефард.

Откуда же взялся миф, что сорока любит все, что блестит? По мнению ученых, мы проецируем на сорок свои собственные пристрастия. Нам кажется, что сорок должны привлекать серебряные и золотые предметы, поэтому, если они иногда ими интересуются, мы это запоминаем. При этом мы не замечаем, когда сороки интересуются более незаметными предметами, и тем более не замечаем, когда они их игнорируют. Так сорока стала героиней фольклора и заслужила славу воровки без всяких тому доказательств.

«Удивительно, но поведению и когнитивной деятельности сорок посвящено очень мало исследований, — добавляет Натали Хемпел де Ибарра, соавтор статьи. — Хотя так же, как вороны, относящиеся к тому же семейству, сороки обладают большим мозгом и развитым мышлением. Они узнают себя в зеркале, находят исчезающие из поля зрения объекты и запоминают, когда и куда они спрятали еду про запас. В наших экспериментах сороки также показали, что они умны: вместо того чтобы бросаться на то, что блестит, они проявили разумную осторожность перед незнакомыми и непредсказуемыми объектами».
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #14 : Август 19, 2014, 15:14:32 »
18 августа 2014 г.

В Казани пройдет оперный фестиваль под открытым небом «Казанская осень»

Главным гостем оперного фестиваля под открытым небом «Казанская осень» станет немецкая певица Симона Кермес
 
В этом году в Казань по приглашению худрука фестиваля Александра Сладковского приезжает Симона Кермес – немецкая певица, получившая от критики титул «Королева барокко» и выступающая сегодня на лучших концертных площадках мира. Организатор фестиваля – Государственный симфонический оркестр РТ сообщает, что в программу «Казанской осени» вошли произведения Генделя, Порпоры, Монтеверди. Большинство из них прозвучат в Казани впервые.

Александр Сладковский подчеркнул, что музыканты будут исполнять музыку на струнных инструментах – ровесниках стиля барокко. Будут также задействованы чембало, провансальский барабан и труба-пикколо. Кроме того, Государственный симфонический оркестр Татарстана готовит для публики специальный сюрприз.

Во втором отделении концерта прозвучат сочинения Моцарта, Россини, Бернстайна, Верди, а также музыка татарстанских композиторов.

Аргументы и Факты - Казань
http://www.kazan.aif.ru/culture/theatre/1318844
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #15 : Август 20, 2014, 06:59:55 »
19 августа 2014 г.

Вокруг личности Стефана Пермского образовался международный творческий союз

Международный творческий союз двух потенциальных создателей оперы о святителе земли Коми Стефане Пермском ведет свою деятельность в реальном и виртуальном пространстве. Его цель - создание оперы о крестителе зырян, просветителе Стефане Пермском, сообщает Финно-угорский портал.

Автор оперы о первом коми поэте Иване Куратове Сергей Носков и Народный писатель Коми Алексей Попов встретились в Сыктывкаре для обсуждения дальнейшей работы над историческим произведением. По словам композитора, ныне живущего в Великобритании, задумка написать оперу о православном миссионере возникла у него давно. "Для меня это личность такого масштаба, равных которой, возможно, не было в мире", - поделился С.Носков. Он искал источники на русском и английском языках, собирал фактологию. Одновременно коми драматург Алексей Попов работал над созданием пьесы о миссионере. Время от времени они делились идеями в электронной переписке.

В феврале, во время гастролей Коми национального музыкально-драматического театра в Ницце (Франция) композитор и драматург окончательно решили объединить усилия. Тогда же было направлено письмо епископу Сыктывкарскому и Воркутинскому Питириму и получено его одобрение. Владыка пообещал поддержку проекту.

"Это будет произведение, полное драматизма. Тут нет отрицательных персонажей. У каждого своя правда. Фигура поверженного колдуна Пама вызывает зрителя на размышления", - прокомментировал будущую работу А.Попов.

Сегодня С.Носков и А.Попов провели очередную рабочую встречу. В планах творческого союза - добиться совместного обсуждения проекта с участием министерства культуры, театра оперы и балета, епархии. "Мы надеемся, что глава республики прислушается к нам. Эта тема актуальна как никогда и нужна не только жителям Коми, но и России", - считают авторы.

Комиинформ. 19 августа 2014 года, 09:27
http://www.komiinform.ru/news/115026/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #16 : Август 20, 2014, 07:04:54 »
Композитор Сергей Носков: «Опера «Стефан Пермский» нужна России»

Вслед за оперой «Иван Куратов», премьера которой отгремела в Сыктывкаре в 2009-м году, автор эпохального произведения, коми-британский композитор Сергей Носков задумал написать оперу о крестителе зырян, миссионере 14 века Стефане Пермском. Его задумка, возникшая несколько лет назад, совпала с идеей народного писателя Коми Алексея Попова. Драматург и композитор встретились в феврале этого года в Ницце, где договорились о совместной работе. Алексей Попов создает либретто, Сергей Носков – музыку. Одновременно они решают оргвопросы. В планах творческого союза – убедить в необходимости госзаказа главу Коми. В союзники они собираются привлечь епархиальные власти, минкульт и руководство театра оперы и балета.

- Когда у вас возникла идея написать оперу о Стефане Пермском?

- Идея появилась где-то в начале 21 века. К тому времени я попробовал себя в разных жанрах, писал симфонии. А тут решил, что надо оперу писать. Стефан как-то всплыл сам собой.

- Но «Куратов» ведь появился раньше?

- «Куратов» появился раньше, потому что это был заказ. А о Стефане мысли были давно, но, поскольку заказа не было, я эту идею не осуществлял. Мне очень интересна эта тема, я узнавал о нем, собирал все, что написано – и на русском, и на английском, что о нем говорят церковные издания, светские.

- Чем так интересен образ Стефан Пермского?

- Это гигантская личность, которая меня очень будоражит. Как он – тогда, в те времена – это все осуществлял? Ведь тогда, чтобы из деревни в деревню доехать, нужно было два дня. А он гигантские расстояния преодолевал! Я не могу даже представить себе этого! В голове современного человека это не укладывается, хотя сейчас у нас развитие техники, самолеты и прочее. Но тогда настолько все было медленно, мне кажется, в то время и мысли людей текли медленно, все было чинно, степенно, благообразно. Как работал его мозг, как он додумался до этих всех вещей – до миссионерства своего, до азбуки? Я понял, что это личность невероятного масштаба, и мне стало интересно написать о нем оперу. Больше ничего конкретного не было, просто два пласта – опера и Стефан – сошлись. Эти два больших поля постепенно сближались, и в феврале в Ницце, когда я встретился с Алексеем Поповым, сблизились окончательно. Я понял, кто должен быть либреттистом. Бог мне его послал.

- Как вы относитесь к высказываниям, что «Стефан огнем и мечом пришел порабощать зырян»?

- Это уже к политике относится. Поворачивать события ради собственных интересов и выгод недостойно. Но это было всегда и будет. Я в этом плане надеюсь на Алексея Попова, очень опытного драматурга и светлую голову. На моем опыте, а я много жил в коми деревне, коми – люди спокойные, воинствующих очень мало. Они мирные люди и хорошо приняли Стефана.

- А как вы переводите миф о его плавании на камнях, которые есть во многих селах, например, Ыбе, Эжолты?

- Я считаю, что мифы на пустом месте не возникают. Придумано это лишь отчасти, а на самом деле было в реальности. Это наводит меня на мысли, что на свете есть колдовство, и на камне можно плыть. А может, мы и в космические миры можем перемещаться силой своей мысли? Это делает нашу жизнь гораздо интересней и разнообразней.

- Православие и колдовство – вещи несовместимые.

- Так, что, Стефан не колдун, что ли, - такие вещи творить?! Ну, колдовство – это некая сила… Самый сильный «колдун» – это Бог! Он творил такие вещи, что колдунам и не снились.

- Борьба зырянского колдуна Пама и Стефана весьма драматична. Это будет отражено в опере?

- Опера должна быть драматична. Пока не знаю, каким образом это выражу, надеюсь тут на Алексея. Опера без драматизма не опера, а хоровое произведение.

- Какая роль в этом многостороннем союзе отводится Сыктывкарской и Воркутинской епархии?

- Мы надеемся, что все вместе – минкульт, директор театра, владыка – соберемся у главы Коми и донесем ему мысль о необходимости и важности создания такой вещи. Мы хотим сначала поговорить лично с владыкой Питиримом. Мы с Алексеем написали владыке письмо с целью получить благословение. Он ответил положительно, сказал, что с удовольствием поможет. Никаких конкретных обещаний пока не было, но первый контакт был позитивным. Без церкви мы тут не обойдемся. Это вообще гигантский проект, не просто опера или очередной мюзикл. Это, может быть, событие не только для Коми, но и для всей России, всего православного мира. Это не просто наша творческая инициатива, а то, что сейчас действительно нужно людям.

- Чем это может им помочь?

- Я уверен, что 80% населения – те, которые в церковь не ходят, они никогда не слышали ни о событиях, связанных со Стефаном Пермским, ни о его достижениях. Они, может, всю жизнь в компьютерные игры играют, страшно далеки от этого, они не думают ни о прошлом, ни о будущем, о своей душе. Им это не надо.

- Вы думаете, они на оперу пойдут?

- Тут важно правильно подать. Реклама – страшная штука. Если провести правильную кампанию, даже если они в театр не пойдут, они будут слышать об этом по телевизору, читать афиши, глядишь – и на оперу сходят. Подать ведь можно по-всякому: «Стефан против Пама – кто победит?», к примеру. Это уже интрига, экшн. Реклама – великая вещь!

Вот нам и надо решить вместе с главой, надеюсь, глава примет правильное решение.

- Можно сказать, что это опера вашей жизни?

- До сих пор «Куратов» был оперой моей жизни. Я думаю, после написания этой оперы ею станет «Стефан».

БНК. 19.08.2014, 21:15
http://bnkomi.ru/data/interview/31039/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #17 : Август 21, 2014, 01:25:23 »
20 августа 2014 г.

Потенциальный покупатель Нью-Йорк Сити Опера не хочет больше ждать

В этом году руководство просуществовавшей 70 лет Нью-Йорк Сити Опера не смогло собрать пожертвования в 7 миллионов долларов, отменило проведение очередного сезона и объявило о банкротстве театра.

Вскоре после этого попечительский совет получил 5 предложений о покупке театра и продолжает их рассматривать.

Бизнесмен Джин Кауфман, полгода назад сделавший свое предложение, в судебном порядке возражает против уже третьего трехмесячного продления срока принятия решения попечительским советом. Кауфман утверждает, что чем дольше театр остается закрытым, тем сложнее потом будет возобновить его деятельность.

Музыкальный центр
http://www.muzcentrum.ru/news/2014/08/item9659.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #18 : Август 21, 2014, 01:37:50 »
Эри Клас: "Биргитта" - это мостик между нашими странами

Текст: Владимир Ковалевский

В Таллине, в развалинах величественного средневекового монастыря в местечке Пирита завершился 10-й оперно-балетный фестиваль "Биргитта", прочно вписавшийся в музыкальную карту Европы. Очаровательный, выдающийся, превосходный - такими эпитетам награждают его музыкальные критики и просто зрители.

Фестиваль продолжался девять дней, при аншлаге прошли все четыре спектакля. Это "Месса" Леонарда Бернстайна, сценическое представление для певцов, актеров и танцоров с американским актером Дугласом Вебстером в главной роли; балет "Спартак" Леонида Якобсона - постановка Санкт-Петербургского государственного академического театра балета им. Л.Якобсона (художественный руководитель театра Андриан Фадеев); спектакль "Похищение из Сераля" в исполнении оперного театра Бил Солотхурн (Швейцария); "Бал-макарад" Московской "Геликон-оперы" (худрук Дмитрий Бертман). Закрылась "Биргитта" грандиозным гала-концертом, посвященным 75-летию художественного руководителя фестиваля, выдающегося эстонского дирижера Эри Класа, которые сегодня и отвечает на вопросы нашей газеты.

Прежде всего, разрешите поздравить вас, уважаемый маэстро, сразу с двумя юбилеями. "Биргитте" исполнилось 10 лет, вам - 75. Две великолепные даты ознаменованы тем, что на гала-концерте был абсолютный аншлаг - это ли не высший комплимент для вас, как для бессменного музыкального руководителя фестиваля?

Эри Клас:
На самом деле было не два юбилея, а больше. Уже 20 лет я являюсь художественным руководителем Таллинской филармонии, под попечительством которой и проходит фестиваль. Камерному оркестру, которым я руководил, тоже 20 лет. Что касается аншлагов… На "Мессе", на балете "Спартак", на опере "Бал-маскарад" действительно не было свободного места. Но к этому мы пришли не сразу.

Хорошо помню, как на один из первых фестивалей приехали экзотические индейцы из Америки. Они привезли красочное религиозно-историческое шоу, по замыслу режиссера и я должен был в нем участвовать, танцевать вместе с артистами. Но нашему спокойному северному народу такая экзотика и экспрессия мало понятны. Соответствующими были и продажи билетов. Сегодня наша команда уже не позовет на "Биргитту" барабанщиков из Тайваня, а ведь и такой эпизод в нашей биографии был. Теперь мы приглашаем только проверенные коллективы, тех, на кого можно положиться как на профессионалов и носителей высокого, настоящего искусства, в котором все соответствует этике и эстетике театральных законов.

Вы сказали команда - кто входит в нее?

Эри Клас:
Директор фестиваля Маргит Тохвер-Аинтс, продюсер Хейли Ваус-Тамм, администратор Тынно Пийигли - это люди, которые безгранично преданы музыке, искусству, служат фестивалю уже много лет.

Как формируется программа "Биргитты", есть ли в ней обязательные элементы?

Эри Клас:
В программе, как правило, присутствуют одно представление из XX века - опера, балет или оратория. Находится место специфическим монастырским жанрам. Или музыкальному юмору, как это было, например, с произведениями скрипача Гедона Кремера и его оркестром "Кремерата Балтика". То есть, мы не боимся экспериментировать, стараемся охватить всю полноту и глубину музыкальных жанров, чтобы фестиваль был интересен не узкому, а широкому кругу любителей музыки.

Еще одно наше кредо - программа не должна базироваться на одном исполнителе или одном спектакле, чем она разнообразнее, тем интереснее, а значит, тем большим будет охват публики, которая состоит из людей, имеющих самые разные предпочтения. Мы стараемся соединять в одном спектакле приглашенных и своих, местных артистов, или даже артистов из нескольких разных стран - это еще один фирменный знак "Биргитты". Публика такой синтез воспринимает на ура. Наверное, потому, что ей интересно увидеть "своих" рядом с "чужими", сравнить уровни их мастерства. Но эта идея пришла не от хорошей жизни, а от того, что бюджет фестиваля не так велик, как хотелось бы. Например, когда на свой приезд в Таллин дали согласие англичане, все уперлось в то, что у них слишком большой коллектив, принять его было физически и финансово невозможно. И тогда мы предложили им взять "напрокат" наш камерный оркестр. Они восприняли подарок настороженно, но когда поработали с великолепными профессиональными музыкантами, восторгам не было предела. Оно и понятно, наш камерный - лауреат премии "Грэмми", это наша гордость и наша жемчужина, лучшее, что есть в музыкальной Эстонии.

С тех пор практика синтеза укоренилась, стала обыденной. Достаточно посмотреть в программу нынешнего года, и вы убедитесь в этом. Например, в сценическом представлении Леонарда Бернстайна, которым открылась "Бергитта-2014", вместе с американцем Дугласом Вебстером участвовали Койт Тооме, Кристель Пяртна (Национальная опера Эстонии), Денизе Фонтура (Бразилия), Карл Сандер Саарик (Эстония), Лаура Грецка, Янис Апейнис, Янис Айшпурс, Иоланта Стрикайте (все - Латвия), хор Latvija, хор мальчиков Рижского Домского собора (Латвия), Эстонский государственный симфонический оркестр. Вот такой у нас интернационал!

Расскажите пожалуйста, как родилась идея учредить фестиваль "Бергитта"? Почему местом его проведения стал именно монастырь? Какие силы были потрачены на то, чтобы реализовать идею? Кто помогал осуществить проект?

Эри Клас:
Как родилась идея? В течение длительного времени я ездил в Финляндию, дирижировать на оперном фестивале "Савонлинна". Это небольшой город на севере Финляндии, и в нем есть старинная известная крепость, в которой "Савонлинна" и проходит. И вот однажды я задумался. Почему в этом городке, куда только маленькие самолеты летают и в котором старенький поезд еле пыхтит, фестиваль есть, а в нашем большом Таллине, с его международным аэропортом, железнодорожным вокзалом, огромным морским портом, десятками отличных гостиниц - фестиваля нет? Обратился к городским властям, к мэру Эдгару Сависаару, а также к директору Таллинской филармонии Юрию Лейтену, сейчас он директор Эстонского госконцерта. Сказал: нам нужен свой музыкальный праздник, для него есть отличная площадка - монастырь Биргитта. Получил и понимание, и поддержку.

В том числе финансовую? Это ведь очень важный, даже определяющий момент.

Эри Клас:
Да, и финансовую тоже. Если во время первых спектаклей ветер гулял по залу, а если начинался дождь, публика раскрывала зонтики, то теперь, и это вы видели своими глазами, у монастыря есть перекрытие, специальной водоотталкивающей и светонепроницаемой тканью зашторены огромные оконные проемы, внутри - прекрасно оборудованная сцена, яма для оркестра, удобные места для зрителей в зале, вмещающем 1250 человек. 10 лет назад ничего этого не было, мы начинали в развалинах, руинах. Особо подчеркну, что реконструкция монастыря - это уникальный проект, потому что хотя это и развалины, но они охраняются государством как памятник архитектуры, здесь нельзя ни забить гвоздь, не перестроить что-либо, строителям приходилось проявлять чудеса изобретательности.

Теперь и здание, и сам фестиваль полностью на содержании города?

Эри Клас:
Нет, для городского бюджета это была бы слишком обременительная ноша. Нас очень существенно поддерживает бизнес. Еще в самом начале, когда была только идея, бизнесмены сами подошли ко мне и предложили помощь. Подчеркну - сами. Эта деталь очень важна для меня, она говорит о том, что культура живет, развивается и не умрет никогда, потому что востребована людьми. И спонсоры - ее движущая сила. Теперь у нас есть специальный сотрудник, Мерле Райе, она ведет работу со спонсорами и благотворителями.

Каким вам запомнился самый первый фестиваль, состоявшийся в 2005 году? Были ли на нем участники из России?

Эри Клас:
Это был фестиваль надежд, получения опыта, преодоления трудностей, о которых я вам только что рассказал. Его украшением стала московская "Геликон-опера" Дмитрия Бертмана, которая привезла оперу "Диалоги кармелиток" Пуленка, удивительно совпавшую по содержанию и тональности с монастырской темой. После этого фестиваля театр Дмитрия Бертмана побывал в Эстонии много раз, сам Дмитрий в качестве приглашенного режиссера поставил несколько спектаклей в нашем Национальном театре, стал лауреатом Госпремии Эстонии. Я не преувеличу, если скажу, что этот коллектив - любимец нашей публики. В Бертмане, которого я знаю с его студенческих лет, меня пленит изобретательность, непохожесть на других, способность сделать как в шахматах неожиданный ход, развернуть тему любого классического произведения так, что оно вдруг становится современным и актуальным, прямо-таки бьет в сегодняшний день. У него нет постановок, в которых герой входит справа и выходит слева, обязательно будет какой-то всплеск, выброс, неожиданное действие. Это - большой талант.

Кстати, о зрителях. Как можно охарактеризовать вашего зрителя, кто он, откуда он?

Эри Клас:
Таллин географически находится в месте, где соединяются Запад и Восток. И хотя главный наш расчет - на местных почитателей театра и музыки, но ведь рядом, в полутора часах по морю - Финляндия, чуть дальше - Швеция, недалеко - Санкт-Петербург. Зрители из соседних стран приезжают к нам все чаще и чаще. Наш зритель любит новое, неожиданное, то, чего не дают ему другие театры. Например, "Месса" Бернстайна никогда не звучала ни в Эстонии, ни в Финляндии. Зато очень ярко прозвучала у нас, я горжусь этим.

Мы стали заметны, конкурентно способны. Такой маленький штрих: если поначалу организаторы финского фестиваля "Савонлинна" спокойно относились к "Биргитте", видимо не считая ее своим конкурентом, то теперь у них сквозь дружескую улыбку проскальзывает чувство ревности, а не отнимаете ли вы у нас нашу публику.

Конечно же, мы очень ценим повышенное внимание к фестивалю со стороны русского населения Эстонии и стараемся отвечать тем же - обязательно приглашаем российские театры. В этом году два из четырех участников были из России. Мне рассказали, как публика, покидающая монастырь после спектакля, устроила овации артистам питерского балета прямо у монастырских стен, у походной гримерки-палатки, где они переодевались. По-моему очень красноречивая деталь.

Музыка должна быть вне политики? Или музыка - это тоже политика? Недавно в соседней Юрмале на "Новой волне" недосчитались нескольких российских поп-исполнителей, перед которыми Латвийский минкульт зажег красный свет. Могло ли нечто подобное произойти на "Биргитте"?

Эри Клас:
Я не могу себе представить, чтобы мы ставили или запрещали какой-то спектакль в угоду чьему-то политическому мнению. Наша главная и единственная движущая сила - интерес к искусству, само искусство. Вы знаете, я гастролировал в 40 странах, много раз был приглашенным дирижером в лучших зарубежных театрах - и каждый раз, возвращаясь домой, говорил сам себе: ну вот, Эри, ты построил для своей родной Эстонии мостик еще с одной страной. Строить мосты, а не разрушать их - это мое призвание и предназначение, главное, для чего я работаю.

И последний вопрос, лирический. Есть ли у вас большая-большая мечта, которую вы хотели бы осуществить?

Эри Клас:
Мне недавно врач сказал: вы чересчур много работаете, зачем, но вы ведь все и всем уже доказали, вас знают в стране и в мире, у вас есть успех и признание. Наверное, это правда. Поэтому не буду фантазировать и скажу честно: моя главная мечта уже осуществилась - я оказался востребованным и нужным людям. А теперь вот у меня еще и "Биргитта", это, наверное, как поздний и поэтому самый любимый ребенок. Я чувствую огромную радость от того, что фестиваль отметил свое десятилетие, что к нам в Эстонию приезжают музыканты из разных стран мира, что монастырь Биргитта теперь живет, дышит, потому что наполнен людьми и музыкой. Хочу через вас сказать российским ценителям искусства: если вы еще не были на "Биргитте" - приезжайте, добро пожаловать на наши следующие фестивали, мы ждем вас!

Наша справка

Эри Клас закончил Таллинское музыкальное училище, а затем - Таллинскую консерваторию (в 1964 году). Стажировался в Ленинградской консерватории и в Большом театре.

Дирижерскую карьеру начинал в Театре оперы и балета "Эстония" в Таллине и в Большом театре в Москве, с которым сотрудничал более 10 лет. Был главным дирижером Шведской королевской оперы (1985-1989), Симфонического оркестра г. Орхуса (Дания), симфонического оркестра Радио Нидерландов и художественным руководителем Тампереского филармонического оркестра. Работал более чем со 100 симфоническими оркестрами из 40 стран мира, среди них филармонические оркестры Берлина, Гамбурга, Мюнхена, Лос-Анджелеса, Токио, Сиднея, Чикаго, Кливленда, Бостона и Монреаля. В течение трех лет был главным дирижером оркестра "Израильская Симфониетта - Беер-Шева" в городе Беер-Шева (Израиль). Был первым приглашенным дирижером Финской национальной оперы.

В течение 30-ти лет работал в Театре оперы и балета "Эстония", 20 из которых был художественным руководителем и главным дирижером. Является художественным руководителем Таллинской филармонии.

Народный артист СССР (1986 г.) В 2010 году награжден российским Орденом Дружбы за значительный вклад в развитие культурных связей между Эстонией и Российской Федерацией.
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

"Российская газета" - www.rg.ru
http://www.rg.ru/2014/08/19/klas-site.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #19 : Август 21, 2014, 01:39:40 »
21 августа 2014 г.

Соло на ударной установке

Фестиваль "Биргитта" закончился овацией в честь худрука
    
Марина Гайкович   

В Таллине завершился Десятый музыкальный фестиваль «Биргитта». Первый юбилей он отметил одновременно с юбилеем своего создателя – дирижеру Эри Класу исполнилось 75, двумя гала-концертами в его честь завершился фестиваль.

«Биргитту» Эри Клас придумал, по его словам, когда ему надоело плавать в финский город Савонлинна, где в стенах старой крепости проходит известный оперный фестиваль. Тем более что в Таллине было и подходящее место: добротные стены средневекового монастыря. Остается только догадываться, что переживали зрители первых фестивалей – август на Балтике довольно опасен, говорят, что ветер порой поднимался нешуточный, а уж дожди… Однажды на представлении ливень окатил потенциального спонсора, который стал реальным – выделил деньги на создание разборной крыши и специальной дышащей, но стойкой к влаге материи для окон. Теперь в зале на 2000 мест комфортно, так что может выступать даже балетная труппа. К слову, в этом году эстонцы (и не только – приезжают на «Бригитту» и латыши, и финны, и русские, слышна и английская, и немецкая речь) увидели балет «Спартак» в исполнении Санкт-Петербургского театра балета имени Леонида Якобсона.

Программа фестиваля не регламентируется строго – главное, по словам Эри Класа, чтобы спектакли были интересные. Были здесь и тайские барабанщики, и ритуальный театр индейцев из Нового Света. Частый гость – московский театр «Геликон-опера», его худрука Дмитрия Бертмана в Таллине знают и любят, так что даже сотрудницы паспортного контроля, традиционно строгие и не слишком эмоциональные, расплываются в улыбке и приветствуют как дорогого гостя.

Открывала фестиваль «Месса» Бернстайна, музыкальный спектакль о потере и обретении веры. Композитор писал его по заказу Жаклин Кеннеди, к открытию Кеннеди-центра в Вашингтоне, во время вьетнамской войны, так что «Месса» воспринималась слушателями как довольно злободневный спектакль (тогдашний президент Никсон по рекомендациям советников не приехал на премьеру). Сценическая ее судьба не слишком разнообразна, но вот по стечению обстоятельств за последние 10 лет это уже третья постановка по нашу сторону океана: в 2007 году сочинение поставили в Риге, в 2012-м – в Новосибирске.

Дебютировал в Таллине швейцарский театр Biel Solothurn, объединяющий сцены в швейцарских городах Биль и Солотурн, что в кантоне Берн. Театры эти крохотные, примерно на 300 мест, с очень маленькой сценой, так что декорация к моцартовскому «Похищению из Сераля» в условиях размашистых монастырских стен выглядела совсем крошечной. Режиссер Георг Ротеринг и художник Вазул Матуш превратили турецкий гарем в современный отель, чей дизайн отличается скромным минимализмом. Светлый пол и полупрозрачные ширмы с национальным орнаментом – вот, собственно, и вся обстановка, где разыгрывается зингшпиль. Интересным оказался предложенный фестивалем принцип копродукции: в спектакле принимал участие камерный оркестр Таллинской филармонии и молодой дирижер Ристо Йоост, и дуэт оказался довольно успешным (несмотря на скромное количество репетиций), а оркестр так и просто оказался на редкость гибким и чутким.

Геликоновцы в этом году представили на «Биргитте» свою последнюю крупную премьеру – оперу Верди «Бал-маскарад». Антураж стокгольмского оперного театра (одна из декораций спектакля) идеально вписался в строгую атмосферу монастырских стен, ровно как и сумрачный «кабинет» (по сути, городские задворки) ясновидящей Урсулы, и красный свет наркоборделя, и зеркала кабинета Ричарда, бостонского губернатора. Несмотря на отпуск (сезон в театре откроется сегодня), «Геликон» собрал основательный исполнительский состав, который зрители приветствовали стоя: партию Ричарда пел тенор Илья Говзич, в прошлом выпускник Молодежной программы Большого театра, его друга, соперника и убийцу – баритон Алексей Исаев, женские партии – примы театра Елена Михайленко (Амелия) и Ксения Взяникова (Урсула).

Дмитрий Бертман, друг и поклонник мастерства Эри Класа, подарил юбиляру клас(с)-концерт, где солисты «Геликон-оперы» и Национальной оперы «Эстония» исполнили оперные и опереточные (нельзя не вспомнить Георга Отса) хиты. А дирижер Валерий Кирьянов во время полонеза из «Евгения Онегина» элегантно уступил место за пультом самому Эри Класу. Маэстро, кстати, выступил еще в одном амплуа – как ударник. Можно сказать, ударные проложили ему путь в столицу (СССР). Один из титулованных московских маэстро увидел, как молодой эстонский дирижер за отсутствием второго ударника велел поставить установку прямо к дирижерскому пульту и таким образом провел весь спектакль. А после получил приглашение проделать тот же трюк в Московском театре оперетты, но там не задержался – попал в Большой. В постсоветский период судьба вновь связала Эри Класа с Россией, несколько лет он был главным дирижером театра «Новая опера», а за совокупность заслуг, кстати, в этом году получил почетную «Золотую маску».    

Таллин–Москва

Независимая газета
http://www.ng.ru/culture/2014-08-21/8_birgitta.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #20 : Август 22, 2014, 05:30:31 »
22 августа 2014 г.

Гендель c концертным пополнением

Фестиваль старинной музыки в Инсбруке

В Инсбруке открылся фестиваль старинной музыки. Среди концертов и премьер много необычного, от музыки чернокожих рабов Латинской Америки до оперы Генделя, дополненной арией из более позднего его шедевра. Стоило ли ее дополнять, разбирался специально для "Ъ" АЛЕКСЕЙ МОКРОУСОВ.

1685 год можно считать одним из важнейших в хронологии барочной музыки. В этом году родились Иоганн Себастьян Бах, Георг Фридрих Гендель и Доменико Скарлатти. И хотя до ближайшего юбилея каждого из них еще два десятка лет, в Инсбруке решили не тянуть. Афишу очередного, 38-го по счету фестиваля старинной музыки назвали лаконично — "1685". Среди трех дюжин концертов музыка разных стран и эпох, причем не только европейского барокко. Например, программа "Odisea Negra" представляет песни чернокожих рабов, завезенных в Латинскую Америку.

Концерты фестиваля проходят в храмах и замках всего Тироля. Так, в одной из самых красивых базилик Австрии, инсбрукской Вильтен, оркестр Academia Montis Regalis исполнял си-минорную мессу Баха. Создание одного из главных произведений в наследии композитора, настоящего opus summum, продолжалось 16 лет и завершилось за год до его смерти, в одном из фрагментов автор использовал даже свою композицию 1714 года (таким образом, время создания увеличивается до 35 лет). Почему убежденный протестант Бах создал под конец жизни католическую мессу, остается загадкой, никаких разъяснений на этот счет он не оставил. Долгое время считалось, что месса не исполнялась при его жизни полностью, хотя сейчас появилась гипотеза, основанная на архивных разысканиях, что ее все же играли в Вене в 1749-м.

В Инсбруке оркестром и хором академии дирижировал его основатель, нынешний интендант фестиваля Алессандро де Марки. Исполнение мессы Баха он может записать в один из самых успешных своих проектов — не часто услышишь такое величественное, сбалансированное звучание, способное помочь слушателю обрести другие измерения. Умеет де Марки и подбирать молодых солистов — на этот раз блистали и сопрано, англичанка Руби Хьюг и Мари-Софи Поллак с чешско-немецкими корнями, и мужчины-солисты, прежде всего австрийский альт Якоб Хупман.

А вот что интенданту удается хуже, так это подбор режиссеров для оперных спектаклей. На фестивале можно услышать до четырех опер, включая одну в концертном исполнении. Оперой открытия стал дебют Генделя в этом жанре — "Альмира". 19-летний автор взялся за заказ, который не успевал выполнить главный композитор той поры Райнхард Кайзер. Заказ предназначался для оперного театра на Гусином рынке, где сочинитель служил клавесинистом. Несмотря на то что часть либретто была написана на итальянском языке (Кайзер не верил в немецкое настоящее оперы), "Альмира" прошла с успехом, выдержав 20 представлений. Для сравнения: следующая опера Генделя "Нерон" еле выдержала три. Возможно, история тирана показалась не такой привлекательной, как история молодой королевы Кастилии, борющейся с собственным двором за право любить кого хочется.

В Инсбруке "Альмира" тоже прошла три раза — таково расписание. Выдержала бы она 20 представлений? Наверняка, благодаря музыке и если считать вместе с гамбургскими показами. "Альмира" — копродукция, в Гамбурге ее премьера прошла весной (сегодня тамошняя опера находится уже не у Гусиного рынка), часть певцов осталась и в Инсбруке — французское сопрано Мелисса Пети, украинский тенор-баритон Виктор Руд (Фернандо), немецкий тенор Мануэль Гюнтер (Осман). В версии режиссера, голландки Йетске Мейнсен, герои Генделя гуляют по векам и странам: сцена за сценой персонажи меняют костюмы, а с ними и эпохи. Из царствования Марии-Антуанетты зритель попадает во времена накануне Первой мировой, затем в эпоху Елизаветы, потом уже в наши дни. Трудно понять, зачем герои совершают все эти путешествия во времени, где неизменными остаются даже декорации (художник Бен Баур ограничился огромной деревянной конструкцией, во время поворотов которой на сцене меняется реквизит), разве что в поисках звукозаписывающих фирм. В "Альмире" есть чему радоваться звукорежиссерам, и оркестр (вновь под управлением де Марки) звучит отточено, и певцы заслуживают похвал. Чтобы несколько разнообразить творение молодого (и в общем-то во многом еще зеленого) сочинителя, авторы постановки решили обогатить партитуру знаменитой арией из другой оперы Генделя — "Lascia ch`io pianga" ("Оставь меня оплакивать жестокую судьбу...") из "Ринальдо". Шведское сопрано Клара Эк достойно справляется с арией. Получилось уместно — в любой опере есть что оплакивать, а либретто "Альмиры" не умнее, но и не глупее ее современников.

Газета "Коммерсантъ" № 149 от 22.08.2014, стр. 11
http://www.kommersant.ru/doc/2549323
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #21 : Август 22, 2014, 05:48:22 »
Почти родной сезон

«Каринтийское лето» выдалось русским — в программе Мусоргский, Скрябин и Рахманинов, среди исполнителей — оркестр Федосеева, Андрей Коробейников и Семен Бычков

Алексей Мокроусов

Фестиваль «Каринтийское лето» — один из самых больших по продолжительности в Европе, он идет в городах Каринтии в июле и августе. В качестве сцен выступают не только концертные залы, но и руины крепости, и дом современного архитектора, и храмы, так что роль концертного фойе попеременно выполняют то старинное кладбище при церкви XI в., то лес вокруг часовни на вершине горы.

Программа многообразна: барокко, романтики, классики ХХ в. Их дополняет музыка современных авторов, часто созданная по заказу фестиваля, а также необычные сюжеты. Так, в одном из концертов соседствуют испанские импровизации XVI-XVII вв. (чакона, фолия, пассамеццо) и джаз. В афише есть даже кино — в рамках мини-программы, посвященной Бетховену, показывают фильм Маурицио Кагеля «Людвиг ван».

Публика вся своя: фестивалю 45 лет, среди его участников были Клаудио Аббадо и Готфрид фон Айнем, Леонард Бернстайн и Джон Элиот Гардинер, Арво Пярт и Лорин Маазель. Последний должен был в этом году выступать с Мюнхенским филармоническим оркестром в рамках майского гала-концерта каринтийского фестиваля, но тяжело заболел и отказался от турне (в июле Маазеля не стало). За пультом его сменил Семен Бычков. Помимо «Ромео и Джульетты» Чайковского и «Жизни героя» Рихарда Штрауса прозвучала Рапсодия на темы Паганини Рахманинова (пианистка — Хатия Буниатишвили из Грузии).

Филармонические и оперные оркестры — непременная часть каринтийской программы. В прошлом году оркестром Мариинского театра дирижировал Валерий Гергиев, в этом пригласили Владимира Федосеева с Большим симфоническим оркестром им. Чайковского. В программе Четвертая симфония Чайковского и редко звучащие в Австрии произведения Скрябина (впрочем, Скрябина во всей Европе играют редко, хотя слушают с интересом) — прелюдия для большого оркестра Reverie («Мечты») и Фортепианный концерт.

В Австрию БСО приехал из Франции, где на фестивале в Ла Рок д’Антероне выступал с пианистами Николасом Ангеличем и Лукасом Генюшасом. Несмотря на утомительный переезд, звучал он собранно. Открытием вечера для большей части публики стал Андрей Коробейников. 28-летнего пианиста уже можно называть одним из лучших в мире специалистов по Скрябину, первый же записанный им диск получил несколько наград во Франции, включая престижный Diapason d’Or за лучшую запись года. Его понимание Скрябина чувствовалось и в работе с оркестром, и в сыгранной на бис поэме Vers la flamme («К пламени»), где Коробейников не побоялся заочного сравнения с предшественниками. Существуют хрестоматийные записи этой пьесы Горовица и Аркадьева, рядом с ними молодой пианист звучит на равных.

А уроженец Севастополя, ученик Владимира Крайнева Игорь Четуев часто выступает теперь аккомпаниатором Феруччо Фурланетто (в мае 2015-го им предстоит «Зимний путь» Шуберта в парижской «Гран-опера», что уже слышала Москва). Весной они исполняли программу из произведений Рахманинова и Мусоргского в Берлине, где, по свидетельству очевидцев, концерт завершился стоячей овацией. Публика в Оссиахе тоже выражала эмоции не стесняясь. Хотя местная церковь не вмещает весь объем голоса Фурланетто, особенно хорош был Мусоргский. Его «Песни и танцы смерти» — нелегкое испытание для любого, но итальянский бас смог передать драматизм цикла, прежде всего в «Колыбельной» и «Полководце».

Ведомости. 22.08.2014, 154 (3658)
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/32442371/pochti-rodnoj-sezon#ixzz3B56kcmj8
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #22 : Август 23, 2014, 05:56:16 »
Москва обогнала Рим и Берлин по стоимости культурного досуга
.
Больше всего любителям культуры придется потратить в Лондоне, а меньше всего - в Варшаве
.
Москва. 22 августа. INTERFAX.RU - Москва оказалась на шестом месте в списке европейских городов с самым дорогим культурным досугом, сообщает The Daily Telegraph со ссылкой на исследование Post Office Travel Money.

В список попали 12 населенных пунктов. Составители рейтинга рассчитывали, во сколько в том или ином городе обойдется посещения музея, художественной галереи, объекта культурного наследия, балета, оперы и концерта классической музыки для двух человек.

По подсчетам Post Office Travel Money, в Москве на посещение всех этих мест двум любителям культуры придется потратить в среднем 192,5 фунта стерлингов (примерно 11,5 тысячи рублей).

Билеты в музей на двоих обойдутся примерно в 375 рублей, билеты в картинную галерею - в 321 рубль, а посещение объекта культурного наследия - 268 рублей. На балет двум придется потратить в среднем 3,6 тысячи рублей на двоих, а на оперу чуть больше - 3,7 тысячи. Наконец, на классический концерт в российской столице, по подсчетам Post Office Travel Money, два человека потратят в среднем 3,2 тысячи рублей.

Самым дорогим городом для любителей культуры оказался Лондон, несмотря на то, что посетить музей и картинную галерею там можно бесплатно. Согласно результатам исследования, посещение объекта культурного наследия, балета, оперы и концерта классической музыки в британской столице обойдется двум людям в 256,2 фунта стерлингов (примерно 15,2 тысячи рублей).

На втором месте рейтинга с небольшим отставанием расположился Париж, а на третьем - Барселона. В Амстердаме и Вене двое любителей культуры потратят на вышеназванные развлечения практически одинаковую сумму - 13,3 тысячи рублей.

Самым дешевым городом для проведения культурного досуга оказалась Варшава. Там двое путешественников чуть более чем за четыре тысячи рублей смогут посетить музей, художественную галерею, объект культурного наследия, балет, оперу и концерт классической музыки.

Будапешт, Прага, Дублин, Рим и Берлин заняли в рейтинге места с 11-го по седьмое соответственно.

По словам представителя Post Office Travel Money Эндрю Брауна, они попытались рассчитать траты на культурный досуг двоих людей, которые, находясь в коротком отпуске в том или ином городе, днем посещали бы галереи или музеи, а по вечерам отправлялись бы на мероприятия, связанные с музыкой.

INTERFAX.RU
http://www.interfax.ru/russia/392767
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #23 : Август 24, 2014, 19:42:24 »
24 августа 2014 г.

Премьера оперы "Невский проспект" пройдет на Невском проспекте

Сегодня в арт-салоне "Невский, 24" пройдет интерактивная опера по мотивам пьесы Гоголя "Невский проспект".

Начало в 20:00.

Премьера приурочена к 180-летию со дня первого издания повести "Невский проспект".

Композитор Наталья Волкова, художник Борис Анушин и режиссер Екатерина Аронова попытаются погрузить зрителя в мистическую атмосферу Петербурга.

Певцы - солисты ведущих петербургских театров - будут находиться от зрителей на расстоянии вытянутой руки.

Декорации для спектакля создал известный литограф Виктор Вильнер.

Петербургский дневник. 24 августа 2014 в 14:40
http://www.spbdnevnik.ru/news/2014-08-24/premeyra-opery-nevskiy-prospekt-proydet-na-nevskom-prospekte/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #24 : Август 25, 2014, 04:19:29 »
По мотивам «Игры престолов» будет поставлена опера

Китайский композитор и дирижер Сун Чин Хон, который возглавляет нью-йоркский оркестр One World Symphony заявил о намерении поставить оперу по мотивам фентезийного сериала «Игра престолов».

Автор идеии заявил, что в телеэпопее есть все ингредиенты для востребованной оперы: страсти, интриги, предательство, любовь. Псевдоисторическая история будет положена на музыку знаменитых композиторов, в трактовке будут использованы фрагменты «Кольца Нибелунгов» Рихарда Вагнера, «Александра Невского» Сергея Прокофьева, «Жар-птицы» Игоря Стравинского, «Орлеанской девы» Петра Чайковского, песни Into the West Энни Леннокс из «Властелина колец: Возвращения короля» и др.

Премьера оперы состоится в начале ферваля 2015 года в нью-йоркской церкви Святых апостолов.

Аргументы.ру. 24 августа 2014 г., 09:53   
http://argumentiru.com/culture/2014/08/360718
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #25 : Август 25, 2014, 04:20:19 »
25 августа 2014 г.

Озеро звучит

Летний фестиваль в Люцерне — самый знаменитый из вереницы музыкальных форумов, которые проходят недалеко от швейцарской дачи Сергея Рахманинова. Первый концерт, давший начало музыкальным смотрам, прошел в августе 1939 года, когда Рахманинов накануне отъезда в США (была угроза немецкой интервенции) сам исполнял рапсодию на тему Паганини. В этом году 31 августа в Люцерне выступит Симфонический оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Над знаменитым Люцернским озером будет звучать музыка Чайковского, Вагнера и Шопена. Солист — обладатель Гран-при Конкурса им. Чайковского 2011 года 23-летний Даниил Трифонов.

Журнал "Огонёк" № 33 от 25.08.2014, стр. 46
http://www.kommersant.ru/doc/2539181
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #26 : Август 25, 2014, 04:21:42 »
По главной площади с оркестром

30 августа на Красной площади стартует фестиваль "Спасская башня" — международный праздник, на который каждый год съезжаются военные оркестры со всего мира. В этом году за разнообразие его 9-дневной программы отвечают более 1500 музыкантов из Армении, Болгарии, Греции, Ирландии, Италии, Казахстана, Китая, Мексики, России, Турции, Швейцарии. В программе — выступления ведущих российских военных оркестров, ирландских волынщиков, итальянских флагоносцев, швейцарских гренадеров и других постоянных гостей фестиваля.

Журнал "Огонёк" № 33 от 25.08.2014, стр. 46
http://www.kommersant.ru/doc/2539182
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 684
Re: 2014-08
« Ответ #27 : Август 29, 2014, 06:10:12 »
29 августа 2014 г.

Неоконченная пьеса для механического оркестра

Анна Толстова о выставке «Искусство звука» в Фонде Прада

Механические соловьи и скрипки из топора, шахматные пианино и самоиграющие барабаны — знаменитый куратор Джермано Челант собрал в венецианском палаццо грандиозную выставку, исследующую звук и ритм в искусстве последних пяти веков

Дворец Ка-Корнер-делла-Реджина — венецианская резиденция Fondazione Prada — и сам по себе похож на огромную музыкальную табакерку, а уж спрятанные по его углам экспонаты звучащей выставки довершают сходство. Во всяком случае, взбираясь по бесконечным пиранезианским лестницам, чтобы попасть в большой зал первого из двух piani nobili, парадных или "благородных" этажей, воображаешь себя этаким мальчиком Мишей, оказавшимся в волшебном одоевском городке среди мальчиков-колокольчиков и дядек-молоточков в ожидании аудиенции у царевны-пружинки. И уже в этом фантастическом зале, сверху донизу расписанном фресками со сценами из жизни кипрской королевы Катерины Корнаро, "королевы Кэт" из пьесы Браунинга, каждым позвонком и каждой мышцей понимаешь, что подразумевают под кинестетическим восприятием искусства. Когда собственное тело невольно вытягивается, распрямляется, словно готовясь превратиться в колонну или статую, и изнутри наполняется ритмами архитектуры и живописи. Саунд-арт, как ни странно, тоже воспринимается не одними только ухом и глазом, но и так называемым мышечным чувством.

Побывавшим на выставке в первые дни после открытия посчастливилось застать перформансы Тарека Атуи, колдующего над сложной компьютерно-акустической установкой собственного изготовления. Конечно, 250 тысяч звуков, сгенерированных или найденных в природе ливанским художником, извлекаются из машины с помощью клавиш, кнопок и движков, но кажется, что звуки, как в терменвоксе, рождаются от змеиных движений рук и корпуса исполнителя и отталкиваются от тел неподвижно стоящих или двигающихся зрителей, так что аудитория становится соавтором этого необыкновенного концерта. Однако выставка "Искусства звука", сделанная художественным руководителем фонда, знаменитым куратором Джермано Челантом, вовсе не об истории саунд-арта, а, скорее, о смысле звука и ритма в искусстве.

Фантастический парадный зал Ка-Корнер плотно заставлен разного рода инструментами и механизмами — музыкальными шкатулками, шарманками, карильонами, человекоподобными автоматами, клетками с механическими соловьями, шлющими трели Гансу Христиану Андерсену, пирофоном Георга Фридриха Кастнера, извлекающим звуки из пламени, и прочими "фонами", работающими с менее опасными стихиями, вроде воды и воздуха. Среди этой поли-, а временами и какофонии патриот с радостью обнаружит и эрмитажную диковину — страннейший на вид драндулет, украшенный пасторальными картинками и таким количеством часовых циферблатов, будто это панель с пульта управления атомной станции. На самом же деле музыкальные дрожки уральского изобретателя Егора Кузнецова, поднесенные не то Павлу I, не то уже вдовствующей императрице Марии Федоровне, вызвавшие восторг двора и даже принесшие демидовскому крепостному вольную, снабжены механическим органом и верстомером — каждую пройденную версту экипаж отмечал боем колокольчика. Выбор инструментов и механизмов по первому впечатлению совершенно волюнтаристский. Одни, как барочный корнет с туловищем змеи и раструбом в виде головы дракона, скалящей белоснежные зубы из слоновой кости, взяты за внешнюю красоту, хотя музыканту она, верно, не доставляла особого удовольствия. Другие — гвоздевые скрипки, лиро-гитары и тамбуринокорды — взяты за красоту содержания, будь то оригинальность инженерной мысли или необычный тембр. Представители семейства звукоиспускающих аккуратно прокомментированы живописью на заданную тему, как бы задающей вопрос, где больше музыки — в ренессансных ее аллегориях со златокудрыми лютнистками или в абстрактной "Композиции в сером" Тео ван Дусбурга, синкопы прямоугольников и овалов которой, и правда, складываются в какой-то регтайм (таков подзаголовок картины). Смело смешивая музыку для глаз и музыку для уха, инструменты-объекты и инструменты, игра на которых кажется перформансом и звучание которых преображает все окружающее пространство в инсталляционное, обширный исторический раздел подготовляет зрителя к разделу XX и XXI веков. К авангарду и современному искусству, с помощью звука связывающим пространственное и временное измерения,— неудивительно, что метроном, целая коллекция которых, от Мана Рея и Сальвадора Дали до Класа Ольденбурга, тут выставлена, становится любимым объектом художников.

Раздел начинается с тех, кто предсказал приход нынешнего царства синестезии. С модели светового аппарата о двенадцати цветных лампочках хроматической, в прямом смысле слова, гаммы, предназначавшегося для исполнения скрябинского "Прометея" — первой в истории партитуры с нотацией для света (правда, на московской премьере в 1911-м аппарат не заработал — первое светомузыкальное исполнение "Поэмы огня" состоялось лишь год спустя и в Нью-Йорке, в Карнеги-холле). С реконструкции звукошумовой установки футуриста Луиджи Руссоло Intonarumori — циклопической стереосистемы, настороженно вслушивающейся в мир черными ушами локаторов-динамиков. С оптофона Владимира Баранова-Россине — не того, с каким художник концертировал в начале 1920-х в Большом и в Театре Мейерхольда, тот был уничтожен, а с воссозданным инструментом.

Баранов-Россине погиб в 1944-м в Освенциме, после которого, как известно, многое стало невозможно. Послевоенное "звуковое искусство" тяготеет либо к деструкции, как пианино Гюнтера Юккера, утыканное гвоздями, либо к шутке, как пианино-обманка Ричарда Артшвагера, либо к тишине, как хрестоматийное сочинение Джона Кейджа. Либо и к шутке, и к тишине, как минималистский объект Брюса Наумана, замуровавшего магнитофон с записью женского визга в бетонный блок, так что один шнур торчит. Но музыка, ощупывающая пространство, постепенно возвращалась — в перформансах Лори Андерсон, в самодельных инструментах Кена Батлера, наподобие скрипки из топора или гитары с декой из старенького чемодана, на которых действительно можно играть. Постепенно возвращалась и превращалась в саунд-арт, чтобы прогреметь в финале — новейшими разработками художественно-музыкальной отрасли: хитрыми установками Карстена Николаи, Харуна Мирзы или Анри Сала, чей одинокий барабан ни с того ни с сего начинает отчаянно стучать палочками, переводя вибрации от движений невидимого зрителю танцовщика в ритмы.

Впрочем, выставка, начавшаяся с экспериментальных инструментов барокко, заканчивается не "чистым" саунд-артом, а экспериментальными объектами-инструментами наших дней. Такими как "Шахматное пианино" Гвидо ван дер Верве, позволяющее посетителям сыграть одновременно и партию, и дуэт. Или как несомненный фаворит публики, "Мраморный звуковой стол" Дуга Айткена: стол-ксилофон, правда, не из мрамора, а из оникса, за которым может сидеть одновременно десяток музыкантов. Что, с одной стороны, удовлетворяет новомодным требованиям интерактивности, а с другой — воскрешает претензии античного искусства на то, чтобы оживлять мертвый мрамор.

Fondazione Prada, Ка-Корнер-делла-Реджина, Венеция. До 3 ноября

Журнал "Коммерсантъ Weekend" № 33 от 29.08.2014, стр. 14
http://www.kommersant.ru/doc/2549013
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау