Автор Тема: «Катерина Измайлова» Д. Шостаковича в Большом театре (премьера — февраль-2016)  (Прочитано 49149 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Римас Туминас: «Я облегчил ужас происходящего в постановке итальянскими песенками»

– Какую тему вы берете за основу в своей постановке? О чем детектив или ужастик Лескова?
– «Леди Макбет Мценского уезда» – о желании быть свободными. Через все действо проходят каторжники. Создается пространство вечной дороги, по которой идут к свободе.

– Римас Владимирович, почему путь России к свободе такой тернистый?
– Путь не просто тернистый – он самый сложный, самый трудный. Представьте дорогу – с пунктом «А» и пунктом «Б», и в этой дороге между пунктом «А» – «Россией» и пунктом «Б» – «Свободой» – посередине смерть. Русские – единственный народ, который все знает про смерть и, что самое удивительное, воспевает ее. Свободу мы чувствуем, понимаем, желаем, но не доходим, потому что слишком много думаем о смерти. Ее слишком много в литературе, слишком много было смертей за свободу, за победу, за веру, за идеологию.

– Что нового открыли для себя во время работы над оперой «Катерина Измайлова»?
– Раньше я не знал, не ощущал, что в опере – другое течение времени. Опера – растянутое время, а значит, потерянное. Я искал это потерянное время. Тогда как драматический театр должен точно передать ритм сегодняшнего дня – неважно, в какое время происходит действие. Признаюсь, что до конца я не понял - что же это за время в опере, и почему оно такое длинное? Я пытался ставить «Катерину Измайлову» по законам театра драмы, и, замечу, что солисты хотели быть не только солистами, но и хорошими драматическими артистами. Во время работы я приказал себе: «Не надо мешать музыке». Главное – выпустить музыку, чтобы она, по словам Лессинга, «гладила ухо». Но музыка оперы «Катерина Измайлова» очень сложная. Словом, все очень сложно.

Подробнее: http://vm.ru/news/2016/02/17/rimas-tuminas-chtobi-ne-pugat-zritelya-ya-oblegchil-uzhas-proishodyashchego-italyanskimi-pesenkami-311936.html

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Скопирую составы.

18 и 20 февраля 2016 г.

Дирижер    Туган Сохиев
Борис Тимофеевич Измайлов, купец    Андрей Гонюков
Зиновий Борисович Измайлов, его сын     Марат Гали
Катерина Львовна Измайлова, жена Зиновия Борисовича    Надя Михаэль
Сергей, работник Измайловых    Джон Дашак
Аксинья, работница Измайловых        Оксана Горчаковская
Задрипанный мужичок   Роман Муравицкий
Приказчик            Александр Рославец
Дворник        Александр Короткий
Первый работник    Юрий Маркелов
Второй работник   Вадим Тихонов
Работник с мельницы         Годердзи Джанелидзе
Кучер   Вадим Тихонов
Священник   Станислав Трофимов
Пьяный гость   Юрий Маркелов
Исправник           Андрей Григорьев
Местный нигилист    Станислав Мостовой
Городовой           Александр Рославец
Старый каторжник    Вячеслав Почапский
Сонетка, каторжница       Светлана Шилова 18 февраля / Евгения Сегенюк 20 февраля
Каторжница   Ирина Рубцова
Унтер   Годердзи Джанелидзе
Часовой   Александр Короткий


19 и 21 февраля 2016 г.

Дирижер    Туган Сохиев
Борис Тимофеевич Измайлов, купец    Тарас Штонда / 19 февраля Андрей Гонюков
Зиновий Борисович Измайлов, его сын      Максим Пастер
Катерина Львовна Измайлова, жена Зиновия Борисовича    Мария Лобанова
Сергей, работник Измайловых    Олег Долгов
Аксинья, работница Измайловых     Мария Горелова
Задрипанный мужичок    Роман Муравицкий / 21 февраля Олег Кулько
Приказчик       Александр Рославец
Дворник     Александр Короткий
Первый работник   Юрий Маркелов
Второй работник   Вадим Тихонов
Работник с мельницы        Годердзи Джанелидзе
Кучер    Вадим Тихонов
Священник    Станислав Трофимов
Пьяный гость    Юрий Маркелов
Исправник     Александр Касьянов / 21 февраля Николай Казанский
Местный нигилист    Богдан Волков
Городовой    Александр Рославец
Старый каторжник    Александр Науменко
Сонетка, каторжница    Светлана Шилова
Каторжница   Ирина Рубцова
Унтер   Годердзи Джанелидзе
Часовой   Александр Короткий
« Последнее редактирование: Февраль 20, 2016, 15:02:24 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн vaulotor

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 233
Есть небольшая разница между 19 и 21. 21 февраля партию Исправника поет Николай Казанский.

Оффлайн andris

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 393
    • Андрей Ковалев
Римас Туминас: «Я облегчил ужас происходящего в постановке итальянскими песенками»

– Какую тему вы берете за основу в своей постановке? О чем детектив или ужастик Лескова?
– «Леди Макбет Мценского уезда» – о желании быть свободными. Через все действо проходят каторжники. Создается пространство вечной дороги, по которой идут к свободе.


Что?! О какой свободе идет здесь речь? Он что хочет сказать, что Катерина совершала преступления ради того чтобы быть свободной? Или что-то не понял? Объясните, кто был на спектакле.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Опера Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда" вернулась на сцену Большого театра

Репортаж Первого канала http://www.1tv.ru/news/culture/302340
Che mai sento!

Оффлайн Читатель

  • Читатели
  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 391
Сюжет из передачи "Один день Большого театра" - о последних репетициях "Катерины Измайловой": https://www.youtube.com/watch?v=8lYGiFZ8bfI

Оффлайн vaulotor

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 233
Еще одно дополнение в составах. 20 февраля Сонетку поет Евгения Сегенюк.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Сергей Рощин

https://www.facebook.com/sergey.roshchin.9/posts/804978652964586?pnref=story

Театральное. Записки Созерцателя.
Мне скучно бес – Что делать, Катя.

«Катерина Измайлова». Шостакович Дмитрий композитор. Большой театр. Реж. Туминас Римас, дирижер Сохиев Туган. 18.02.2016. (Премьера 18.02.2016)

Еще одна реинкарнация «Катерины Измайловой» в Большом театре. Во второй, последней редакции. Призвали серьезные режиссерские силы, Римас Туминас осваивает оперное пространство.

Получилось в меру мрачно, в меру театрально. Туминас добавил в сопровождение музыкальных частей танцевальный миманс из североевропейского карнавала масок. Смысла в этом нет, антураж есть. Удалось весело срежиссировать полицию и содержательно хорошо заключительную часть – каторжников. С каторжников все и начинается, они в начальной сцене спектакля задают и предопределяют течение истории.

Тяжелее режиссерски дались все сцены страсти. Отсюда более зрительски мучительная первая длинная часть, первые два действия, с большим количеством вокальных партий, скукой героев, псевдострастями и убийствами, и более динамичная, короткая вторая часть, третье и четвертое действие.

Главные партии на премьере пели приглашенные европейские солисты Надя Михаэль и Джон Дашак. Надя Михаэль – внешне статная, но холодная по темпераменту, она бывшая меццо и это все время слышится, уходящие в басовитость нижние тона, и пронзительные, теряющие наполненность пения верхние. Она соотвествует замыслу спектакля, статному и холодному, а может и определяет его таким. Джон Дашак берет только ростом, и внешностью почти Юла Бринера, но остается ощущение, что он легко заменяем в это роли.

Порадовали многие вторые партии – Старый каторжник (Почапский), Священник (Трофимов), Исправник (Григорьев). В целом получилась история про скуку, грех и расплату, в тональности полицейских историй, рассказанных языком театра.

Музыка Шостаковича прорывалась через картинку мощнее, чем сама картинка и рассказанная история.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Анна Гурская
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=819127311566991&id=100004091883161&pnref=story

Катерина Измайлова, Большой театр, 18 02 16 Премьера

В Большом появилась еще одна опера, на которую хочется ходить! Хотя, казалось бы, мало что предвещало захватывающий результат. Тяжелый депрессивный сюжет Лескова, сложная музыка Шостаковича, скупая до унылости режиссерская манера Туминаса, дефицит хороших оперных голосов и мода на режоперные эксперименты – все входящие факторы были как на подбор против возможности получить удовольствие. Однако все сложилось наилучшим образом.

Стержнем спектакля, конечно, стала музыка – мощная, глубокая, драматичная, держащая темп и каркас всего действия. Отлично сыгранная оркестром под руководством самого Тугана Сохиева, так, что ее получилось ощутить и понять. Туминас же не просто почувствовал музыку и совпал с ней в решении, но и выдержал тонкую грань между кино- или драматическим реализмом и оперной условностью. Драматическая составляющая была очень сильна, певцы играли роли, мизансцены были динамичны и объемны, спектакль жил, в нем не было ни малейшей статики, ни малейшей неоправданности движения, ни пустот, ни неуместных находок, только абсолютная гармония и взаимопроникновение композиторского и режиссерского видения.

Художественные решения были одновременно и лаконичны и грандиозны. По сторонам сцены расположились две огромные стены, которые то создавали пространство двора, то, разворачиваясь поочередно к зрителю своими воротами и оконцами, образовывали или место встреч Катерины и Сергея или вход в роковой погреб, где совершились преступления. Реалистичные костюмы купцов, дворни, полицейских, каторжников вкупе с актерской игрой и объемным выстраиванием игровых мизансцен работали на достоверность истории. Все в белесо-серо-синих тонах, очень скупо и сдержанно по цветам, как это обычно бывает у Туминаса, но выглядело многослойно и дорого. А финальная сцена многолюдного каторжного этапа вообще захватывала дух своей страшной красотой, особенно вкупе со звучанием мощного хора.

Впрочем, все идеально не бывает. Ложкой дегтя стало приглашение на центральные роли Катерины и Сергея иностранных певцов. Вообще это очень резало восприятие – русская опера русского композитора из русской же жизни – и на ее премьере в главном театре страны приходится слушать всю основную любовную линию с сильнейшим акцентом. И не только слушать. Надя Михаэль, худая высокая блондинка с короткой стрижкой, не только выбивалась визуально из общего реалистичного ряда персонажей, но и не воплощала ни на йоту не только внешний образ русской купчихи, но и темную, животную женскую страсть, которая двигала ее героиней. Обращения в адрес этой евро-унисекс дамы «краше солнца в небе», да даже и «Катерина Львовна», заставляли искать на сцене кого-то, кому это мало-мальски бы подходило. Катерина выглядела абсолютной феминизированной европейкой, угловатой и резкой, женственности и сексуальности в которой было, как в современной немецкой туристке на пляже. Сложнейшую партию она вела безупречно, но в тембре тоже не было ни единой чувственной ноты, зато в избытке присутствовала резкая истеричность.

Англичанин Джон Дашак, исполнявший Сергея, с русским был в лучших отношениях, чем партнерша, но зато обладал колоритным бритым черепом и британской мягкостью вместо залихватской удали и чертовщинки. Фразы «Вот тебе бабушка, и Юрьев день» и «Теперь шабаш» из его уст воспринимались комично.

Зато наших певцов хочется хвалить и хвалить и за звучание и за образы. Глубокий и мощный Старый каторжник Вячеслава Почапского, чувственная, наделенная глубинной женственностью Сонетка Светланы Шиловой, салтыково-щедринского колорита Исправник Андрея Григорьева, сальный игривый священник Станислава Трофимова, хозяин и деспот Борис Тимофеевич Андрея Гонюкова, да и все исполнители небольших партий, коих в этой опере множество, как и мощный хор - все спели и сыграли превосходно. Забавно, правда, выглядел Роман Муравицкий, пытающийся изобразить «задрипанного мужичка», но он честно старался.

Так что можно только с огромным удовлетворением констатировать, что Большой переломил грустный тренд череды предыдущих оперных премьер, и Шостакович теперь представлен на московской оперной сцене спектаклем «большим», эффектным, сильным, гармоничным, на который можно идти за чистым удовольствием от искусства. Только вот солистов надо растить своих.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Сценограф Адомас Яцовскис: «Не вещи делают оперу современной»

Светлана Полякова

Вчера в Большом театре состоялась премьера оперы Шостаковича «Катерина Измайлова» в постановке Римаса Туминаса, сценографом спектакля выступил его постоянный соавтор Адомас ЯЦОВСКИС. Этот известный литовский художник давно «прописался» на российской сцене – когда-то его декорации приезжали на гастроли в Россию с Литовским молодежным театром, театром Meno Fortas Эймунтаса Някрошюса и Малым драматическим театром Вильнюса, а последние десятилетия он – бессменный оформитель постановок худрука Театра имени Вахтангова Римаса Туминаса. Корреспонденту «НИ» художник рассказал о работе над премьерным спектаклем в Большом, о взаимодействии сценографа с режиссером и композитором, а также о своей нелюбви к бутафории.

– В эти дни Римас Туминас дебютирует на оперной сцене, у вас уже есть опыт оперных постановок. Какие декорации вы сделали к его «Катерине Измайловой»?

– Пытался, как всегда, ничего не делать. Римас говорит по поводу моих декораций: «Опять мне не на что присесть и не на что опереться!»

– Там есть что-то от русской деревни?

– Ни-че-го! Для меня вообще не имеет значения то, что это деревня. И что – русская. Для меня это – атмосфера какого-то странного дома, где тяжесть и страсть просто висят в воздухе.

– Сейчас есть тенденция в опере – наполнить сцену конкретными предметами, приборами, аппаратами из нашего сегодня, чтобы ее «осовременить»...

– Я так никогда не делаю! Современность – в мозгах, а не в форме атрибутов. Пытаются актуализировать через вещи, но не это современно. Псевдосовременность не ложится на условность оперы! Сколько я видел «Борисов Годуновых» актуализированных – смешно это смотрится: царь Борис в современном костюме и галстуке – мейнстрим нынешней западной оперы. Я не боюсь показаться консерватором. Для меня классическая опера не должна быть «осовремененной». Но и аутентичное костюмированное действие – анахронизм. Надо это как-то переосмыслить. Костюмы могут быть вневременные какие-нибудь, но не современные! Я вообще стараюсь поменьше думать, я чувствую.

...

- Как вы взаимодействуете с режиссером? На каком этапе он объясняет, чего от вас хочет?

– Сейчас в драме я работаю только с Туминасом. Римас говорит со мной месяца за два, три, четыре до постановки. Это время, чтобы придумать, а потом, во время самой постановки, что-то корректируется. Пьем кофе и обмениваемся одной-двумя-тремя фразами. Потом я рассказываю, что может быть на сцене. Туминас может сказать: «Нет!» Тогда разговариваем в другой раз.

http://www.newizv.ru/culture/2016-02-19/234885-scenograf-adomas-jacovskis.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Представляю, как роскошно бы это поставил Хичкок»

Интервью Сергея Бирюкова с Римасом Туминасом

– А у вас какое-то особое отношение к Шостаковичу?

– Скорее все-таки к Лескову. Его «Леди Макбет Мценского уезда» – замечательный образец триллера. Представляю, как роскошно бы это поставил Хичкок.

– Но как такой кошмар мог случиться с русской женщиной, наверняка верившей в Бога? Убить мужа, его отца и даже собственного племянника…

– Вот тут мне ближе Шостакович, который убийство мальчика убрал, стремясь показать Катерину жертвой обстоятельств. Она ведь из другой губернии, сама признается, что в девках ей было лучше, бедно жили, но свободно. А в доме Измайловых по сути попала в заточение. Литва гораздо меньше России, но и у нас проедешь 300 километров – совсем другие нравы, даже язык с трудом понимаешь. Я исполнительнице роли Катерины Наде Михаэль сказал: вы из Германии, вам эта разница должна быть особенно заметна, так и играйте женщину из Европы…

– Помните, Мандельштам писал: «О свободе небывалой сладко думать у свечи…» Что благодаря «Катерине Измайловой» вам открылось в русском характере, русской жизни? Возможна ли у нас свобода?

– Знаете, мне такая картина представляется: вот Россия, вот свобода, а между ними – смерть. Русский человек рвется к свободе – но погибает на пути к ней. Оттого русские больше кого-либо знают про смерть. И поют про нее.

– В этом сюжете все так страшно: кровь, мрак – а хотя бы тоненькая тропиночка к свету остается?

– Конечно. Это любовь к Сергею. Именно она дает Катерине силы взбунтоваться. Хотя Сергей ее вряд ли стоит. Джон Дашак (британский тенор – «Труд») это понимает и великолепно играет наглеца и пошляка.

Читайте полностью
http://www.trud.ru/article/18-02-2016/1334381_predstavljaju_kak_roskoshno_by_eto_postavil_xichkok.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Лапшин Олег

https://www.facebook.com/olapshin/posts/1016624138396225?pnref=story

То мне скучно, то завидно, то теряю свой покой
«Катерина Измаилова» Д. Шостакович, Большой театр

После долгого перерыва в Большом появилась опера, в которой плюсов больше чем минусов. Уже хорошо.

Самые противоречивые ощущения связаны с режиссурой. Римас Туминас начинает спектакль со сцены на каторге, ею же, естественно, и заканчивает. Про Дания-тюрьма никто, конечно, не ждал. В двух своих без преувеличения гениальных спектаклях – «Горе от ума» и «Евгений Онегин» - Туминас создавал панораму всей русской жизни, ни разу не прибегая к прямому высказыванию. Но и каторги в том смысле, как мы часто вздыхаем: «Не жизнь, а каторга», здесь тоже нет. В результате такое начало продолжения не находит. Нет здесь и телесного томления или животной похоти. Это у Камы Гинкаса в «Леди Макбет» секс со сцены непрерывными волнами накатывает. А здесь все ровненько.

Вообще название «Леди Макбет Мценского уезда» этому спектаклю совершенно не подошло бы, какие уж тут шекспировские страсти. Получился спектакль о двух очень популярных чувствах из богатейшего женского арсенала. О скуке. Когда "вроде бы все есть, но что-то я стала киснуть". И о зависти. Когда у всех, даже у голубей, какой-то романтик. А я получаюсь дура последняя. Как мы все знаем из своего опыта, даже одно из этих чувств в умелых бабских руках обладает убийственной силой. А уж вкупе они могут разрушить город.

Концепция выдержана. Отлично поддержана сверх- минималистичным оформлением Адомаса Яцовскиса. Только две движущиеся кирпичные стены и сначала одна, а потом три деревянные скамейки. И цветовым решением: монохром синего на общем сером фоне.

Но проблема в том, что на скуку и внутреннюю пустоту долго смотреть скучно. В результате, несмотря на тщательную проработку сценического движения героев, психологических деталей и мизансцен к концу двухчасовой первой половины ощущаешь уже просто физическую усталость. Это главный минус.

Прекрасный выбор солистки на заглавную роль. В антракте довелось слышать мнения, что мол, что это за купчиха – высокая, худая блондинка. Поет бездушно. И вообще. Вот совсем не согласен. У Нади Михаэль отличный вокал. Ну да, иногда на верхах чувствовалось, что голос от природы – меццо, но не критично. Большой опыт исполнения этой партии на разных мировых сценах тоже в плюс. И главное – она идеально подходит под концепцию. Все время напоминала мне женских персонажей «Катцельмахера» Фассбиндера. Пластикой и мимикой она именно что эту агрессивную холодную скуку целиком и полностью отыгрывала. Не знаю, что будет во втором составе.

Джон Дашак в партии Сергея – это какое-то недоразумение. Запомнится только лысиной.

Зато в придачу к Михаэль просто россыпь других ролей. Исправник Андрея Григорьева, еще и изумительно протанцевавшего свою партию. Вообще вся сцена с полицейскими в жажде наживы – ярчайший вставной номер в стилистике Салтыкова-Щедрина. Прекрасная во всех отношениях Сонетка Светланы Шиповой. Старый каторжник Вячеслава Почапского. Давно, ох давно, столько интересных работ разом в Большом не было.

И один из основных героев, если не основной – Туган Сахиев за дирижёрским пультом. В мире в основном исполняется первая редакция, хотя Шостакович это делать запретил. Здесь взята вторая редакция. Она, конечно, слабее. Увы, гораздо меньше в ней того, о чем писал товарищ Сталин: «Если композитору случается попасть на дорожку простой и понятной мелодии, то он немедленно, словно испугавшись такой беды, бросается в дебри музыкального сумбура, местами превращающегося в какофонию. Выразительность заменена бешеным ритмом. Музыка кряхтит, ухает, пыхтит, задыхается». Но Сохиев и из этой редакции выжимает максимум.

Музыка – лучшее, что есть в этой постановке. Но и весь баланс скорее в плюс.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
la_sorciere

КАТЕРИНА ИЗМАЙЛОВА В БОЛЬШОМ...

http://la-sorciere.livejournal.com/996795.html

Вчера была премьера на основной сцене - с главным дирижером и приглашенными артистами...

По ощущениям могу сказать - пережила. Эта опера - не для развлечения, хорошего настроения и услаждения слуха. Это тяжелая такая драма внутри себя, с психологическим дискомфортом, разными мыслями и полным катарсисом, когда уже сил нет. Для меня Шостакович интересен, есть вещи, которые нравятся... Но это другие, сложные, скальпелем режущие сознание звуки. Не Верди с его тра-ля-ля.

Музыкальное полотно самой оперы с перескоками, лейтмотивами, нагнетаниями и пересмешничеством между голосами певцов и музыкальными инструментами... Когда Борис Тимофеевич поет "Клятву", а туба ему вторит - клятву! И прочие перешептывания и отклики инструментов, не менее значимые, чем человеческие голоса. по ощущениям, это как смесь Стравинского с Вагнером - пронзительно, долго, раздирающе и щемяще. Но при этом гениально и даже красиво.

Ошибкой было смотреть фильм с Вишневской в роли Катерины перед спектаклем. Это полностью убило мое восприятие происходящего и я заставляла себя, но не могла поверить главной героине и понять её.

Тяжелый сюжет, мрачные, черные декорации и голые стены. Артисты многое обозначают символически, а не играют. И любовная ночь Катерины и Сергея - они прижались к стенке и он все ближе-ближе, а потом загнал ее в угол. Вот и вся любовь. Гости на свадьбе руками едят придуманную еду.

Но главный минус для меня был в выборе главных артистов для премьеры: Надя Михаэль (Катерина) - немка. Блондинка с высокими скулами и мужеподобными чертами. Тощая. Нет в ней ничего от красоты Галины Вишневской... Там бровь соболья, коса черная, руки гладкие, тело - женственное. И сама она и скучает и играет прекрасно. А по Наде было видно, что вкус слов она не чувствует. Тоска у нее тоскливая. и акценты странно проставлены эмоциональные. Вообще не понятно, как она вдруг из этой тоски в объятиях Сергея оказалась. Просто пропуск эмоциональный.

Джон Дашак (Сергей) - приглашенный артист из Английской Национальной оперы. ну, отвратительного мужика он сыграл лихо - я поверила и он меня раздражал. Но тоже, как-то без убедительности в его способность покорять женские сердца.

Пели они по-русски сносно (если пережить специфическое "Серожа"). И ударения в словах верные. а вот акценты в предложении не всегда в правильном месте. впрочем, может это режиссерское...

Одним словом - музыка, некрасивая героиня с неразвитыми эмоциями, очень неприятного типа мужик (я понимаю, что это по тексту) и темнота на сцене - пытали меня все 3,5 часа. И тоскливо, и скучно, и тяжело, и душно, и холодно, и вывернуто все внутреннее наружу...

Обычные житейские выводы очень простые, но ярко показанные:

- Не было печали - черти накачали... или купила баба порося.
Тоскливо ей было - на каторге, видать, веселее...

И темнота ее души и поступков так явно демонстрирует, что если собственную пустоту заменить другим человеком, то точно и на убийство пойдешь, лишь бы не возвращаться обратно в ту пропасть.

- Ну и если мужик плохой и не брезгует соблазнением бабы мужней, то и удивляться не стоит, что потом постыла и опротивела и другую тут же завел.

- И чем больше на кого-то вешаешься и жить не можешь без него/нее - тем оно противнее и быстрее охлаждает пыл.

UPD поняла, что не написала, что понравилось:

Понравился мимический ансамбль в виде шутов и буффонов, вылетающий из углов, скачущий по сцене, пластично перетекающий, отлично иллюстрировал музыку и настроение!

Понравился очень бас Андрея Гонюкова (Борис Тимофеевич Измайлов).

Потрясающе тяжело показали каторжников на своем пути в Сибирь. и это наша такая серая и тяжелая жизнь, вечная тюрьма и безысходность.
Che mai sento!

Оффлайн Sasha E. Zhur

  • любознательный скромняшка
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 393
Вероятно, не будет единства во мнениях. Ну, разве что по поводу Сохиева, оркестра и "остальных ролей"))))).
Мне не то чтобы не понравилась постановка Туминаса, нет... Просто, она показалась удивительно банальной и вторичной. Всё это несколько морально устарело: и серее серого , темнее тёмного, мрачнее мрачного сценография, и странная ("скрытая") динамика, и условности на условностях, карикатуризация и неактуальная сатира с юмором - всё банально! А самые живые эпизоды (большая полутанцевальная сцена с Аксиньей, почти танцевальная Свадьба, топтанье каторжан и т.д.) отсылали нас то ли к Григоровичу  (150 лет здоровья!), то ли к светлой памяти Б.А. Покровскому, то ли к лучшим образцам типично "прибалтийской" режиссуры прозы Платонова))).
Музыка Шостаковича (да, мрачная, да, драматичная, но, блин, яркая, многоцветная, глубокая) спорила с этим пространством!
Фильм с Вишневской полон разных красок. Вся "макбетостость" души "Катерины Ильвовны" страшной чёрной дырой зияет на этом роскошном павло-посадском платке, на этой шали... И хорош "белый" тембр ГПВ, "включаемый" там, где надо, и хорошо всё многообразие красок её сопрано в сценах отчаяния (любовного ли, человеческого ли, - не важно!) И музыка Шостаковича так здорово гармонична с тем, что мы видим!
Лично я ничего нового не увидел в спектакле, в опере, которую я много раз слышал, но ни разу не видел в реальном сценическом воплощении. Как-то сразу взгрустнулось, когда вспомнился спетакль в МЕТ начала 90-х, с Марией Юинг. Там в первой сцене (безумно сложной вокально) героиня лежала на кровати, тупо щёлкая пультом от огромного плазменного телевизора.
Туминас же заставил героиню метаться почти просто так: понятно, что она там мучается, понятно, о чём речь, но как-то это всё недоделано! Да и Надя Михаэль , по-моему, не совсем чётко поняла и проработала с режиссёром "моторный рисунок" этой части своей роли.
Так же беспомощен местами Сергей (Дашак). Такое ощущение, что либо он сам не в курсе, либо никто ему не объяснил, как это может выглядеть - сильное желание, неуёмность и витальность, выражающаяся в сексуальных эскападах! Внешность певца специфическая и на этом можно было бы красиво сыграть! Но эта рубаха!!! О, майн готт! Это ж серьёзно воспринимать было нельзя! Во всяком случае тем, кому хорошо знакома "Мамушка" из "Семейки Аддамс"!!! Вылитый лысый братец!
(не всё так плохо - продолжение следует)

 

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Монстр, убивший ребенка, в Большом театре стал страстной натурой

...

Выбор второй редакции оперы, которую Шостакович сделал в 1962 году, принадлежит дирижеру Тугану Сохиеву, мотивировавшему это своим интересом к позднему периоду творчества композитора. Редакции заметно отличаются друг от друга, однако вряд ли это важно для обычного зрителя-слушателя. Гораздо важнее отличие истории, рассказанной в опере (в обеих версиях) от литературного первоисточника Лескова. У Лескова Катерина Львовна - монстр, убивающий ребенка. У Шостаковича - страстная натура, разрывающая тиски бессмысленной, лишенной радости и эмоций жизни, прикончив двух малосимпатичных мужчин. Разница налицо.

Для Туминаса было важным, что Катерина - существо чуждое тому миру, в котором она живет. Ее "инородность" проявляется во всем: в странной прическе, в необычном платье, в взгляде, обращенном в никуда. Выбор немецкой певицы Нади Михаэль в этом решении представляется не случайным. Он - другая. И даже ее акцент воспринимается как элемент образа. Тем более, что остальные персонажи - более или менее привязаны к времени и месту: художник по костюмам Мария Данилова соблюла некие стилистические каноны, позволяющие соотнести действие с Россией конца XIX века. Сценография (Адомас Яцовскис) более абстрактна и мрачна в своем театральном предсказании: две массивные кирпичные стены как две надгробные плиты, угрожающе сходящиеся точно монстры перед схваткой и устало разъезжающиеся. На них разноразмерные оконца и ветхие деревянные ворота.

И только в финальной картине вместо стен появятся гигантские качели, на которых сгрудятся каторжане. И огромная балка рухнет вниз в момент гибели Катерины и Сонетки. "Ах судьбы тяжкие, наши судьбы" - эта реплика старого каторжанина, конечно, ключ к пониманию замысла и композитора, и режиссера. И то, что эти замыслы совпадают, то, что режиссер не пытался "дополнить" или "переосмыслить" оригинал, наделяет спектакль Туминаса глубиной и какой-то удивительной, не свойственной нашему циничному времени серьезной правдивостью.

Достигнуто это, прежде всего, подробной работой с певцами. Сознательно акцентирую - с певцами, а не с артистами: при том, что каждый создает ярчайший индивидуальный характер, никто из солистов не озадачен приемами, которые могли бы помешать пению. Исполнитель партии Сергея британский тенор Джон Дашек настолько своеобразен, в том числе и внешне (статный, голова отполирована как бильярдный шар, свободен), что сложно представить на его месте другого артиста. Выразителен Андрей Гонюков в роли Бориса Тимофеевича, хотя его "устрашающая" манера поведения, несколько преувеличена и на грани неуместного в его сценах гротеска. А вот Марат Гали в роли Зиновия Борисовича очень органичен - жалок, суетлив, то и дело сбивается на истерику. Замечательно выстроена роль Исправника (Андрей Григорьев) - пример вторжения гротеска в трагическую историю. Сделано это с чувством меры и вкуса - не переходя в излишнюю буффонаду и бездумное комикование.

Партитуре "Катерины Измайловой" свойственна огромная амплитуда противоречивых и даже несовместимых художественных и стилистических приемов. Здесь симфонические фрагменты, наполненные эротической лирикой вагнеровского толка, соседствуют с хоровыми фресками в духе Мусоргского, а драматические и даже экспрессионистские речитативные сцены, типичные для опер первой половины ХХ века, сочетаются с особым шостаковическим гротеском, в котором он был неповторимым мастером. При этом - никакой полистилистики: Шостакович обладал столь ярким индивидуальным композиторским стилем, что принадлежность всей этой невероятной палитры одному автору слышна в каждом такте. Эта многоплановость пару раз подвела режиссера в его стремлении театрально замотивировать каждый музыкальный "выпад" композитора. Оттого явилась на сцене группа ребят в карнавальных шляпах, которые, которые несколько раз резво станцевали что-то в постановке Анжелики Холиной, что вряд ли имело отношение к истории Катерины Измайловой. А какие-то фрагменты музыки, подсказывающие режиссеру: вот здесь нужен акцент - не услышаны. Но это - опять-таки, скорее, от уважения к музыке и от желания прочувствовать ее нетривиальный характер, чем от стремления "прирастить" свеженькие смыслы.

Для Тугана Сохиева многомерность партитуры стала той территорией, на которой он в полной мере развернулся как прекрасный музыкант, поведя за собой оркестр и певцов. Фактически, маэстро исполнил монументальное симфоническое произведение, в котором (как это принято говорить об оперных партитурах Вагнера) голоса солистов, ансамбли, хор и оркестр, а также внятное, не теряющее своего значения слово составляли единое целое, незаметно и органично перераспределяя между собой приоритеты, но оставаясь единой звуковой субстанцией. И сценическое действие влилось в этот живой организм как равноправный и необходимый участник.

Екатерина Кретова

Читайте полностью http://www.mk.ru/culture/2016/02/19/monstr-ubivshiy-rebenka-v-bolshom-teatre-stal-strastnoy-naturoy.html
Che mai sento!

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 495
Лариса Усова была на премьере с вдовой Шостаковича

Вчера была премьера оперы Дмитрия Шостаковича "Катерина Измайлова" в Большом театре. Я снова убедилась, что Туминас - гений.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=971325179613112&id=100002069160487&pnref=story

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 495
21 февраля в 22.15 на канале " Культура" будет показан документальный фильм " Леди Макбет. Без права постановки".

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Музыка вместо сумбура

Большой театр поставил "Катерину Измайлову" Шостаковича
Текст: Ирина Муравьева

http://www.rg.ru/2016/02/19/bolshoj-teatr-postavil-katerinu-izmajlovu-shostakovicha.html

"Арка" спектакля - серая, обмотанная тряпками, мерно раскачивающаяся масса, двигающаяся в никуда под завывающую ледяным сибирским ветром метель: с этой сцены спектакль начинается, ею же и заканчивается. Несвобода, закрытость от внешнего мира - мотив, звучащий и в сценографии, аскетичной, надвигающейся на героев мрачными, без окон, стенами, из-за углов которых появляются, как призраки, выслеживающие Катерину ее свекр Борис Тимофеевич и муж Зиновий Борисович. Туминас дает артистам острый, жесткий рисунок: свекр в исполнении Андрея Гонюкова - зловещий, с кнутом в руке, со страшным "пустым" тембром голоса, муж Зиновий Борисович (Марат Гали) - исступленный в ревности, яростно вскипающий воплями, дико задушенный на глазах Катерины Сергеем. Любовников в премьерном спектакле спели приглашенные певцы - немецкое сопрано Надя Михаэль (Катерина) и британский тенор Джон Дашак (Сергей). Акцент Катерины органично вписался в ее образ "чужой", не своей - попавшей в застылое "темное царство": блондинка в стильном темно-синем платье, отливающем шелковым блеском, жаждущая сильных чувств, обращающая свои надрывные монологи к богу, почти криком голосящая свою партию от ужаса всего происходящего, теряющая сознание в сцене свадьбы и чувствующая все своей душой. Ее финальный монолог на каторге "В лесу, в самой чаще есть озеро" - медленный, взвивающийся интонацией вверх, ее распахнутые руки к небу, тихий звон колокола, мертвые паузы в оркестре - производят страшный эффект, развязкой которого стало быстрое бесшумное убийство соперницы Сонетки - как возмездие за поруганную жизнь.
« Последнее редактирование: Февраль 19, 2016, 21:59:00 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
В два дыхания
Опера Шостаковича «Катерина Измайлова» обрела в Большом театре адекватное воплощение – масштабное, зрелое, трагическое. Оперный дебют режиссера Римаса Туминаса удался

19.02.2016
Ведомости
Петр Поспелов

http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2016/02/19/630854-dva-dihaniya

Большой театр обратился к той опере, которую мы последние 20 лет называли «Леди Макбет Мценского уезда» – ибо теперь повсеместно исполняется первоначальная редакция, увидевшая свет в 1934 г. именно под таким названием, – но выбрал позднюю редакцию, бытовавшую на советских сценах с 1963 г. по начало перестройки. Есть соблазн трактовать этот выбор в духе тенденций дня, поставившего на повестку реставрацию советских ценностей. Однако молодой, по западному мыслящий музыкальный руководитель Большого Туган Сохиев приводит политически нейтральные аргументы, к которым нет причин не прислушаться. В конце концов, редактируя свою давнюю, пережившую оглушительный успех и столь же ошеломляющий разгром оперу, Шостакович не только убрал натуралистические реплики из либретто и купировал сцену совокупления, но и основательно прошелся по партитуре во всеоружии зрелого мастерства. «Катерина Измайлова» отличается от «Леди Макбет Мценского уезда» не только переводом фокуса с чувственных инстинктов на экзистенциальные проблемы, но и смягчением контрастов и лобовых эффектов в пользу слитности, текучести, симфоничности.

Именно это качество подчеркнуто в интерпретации Сохиева, стремящегося провести первые пять картин на одном дыхании и – после антракта – оставшиеся четыре на другом. Архитектоника оперы складывается из двух больших половин – преступления и наказания, где в первой половине кульминацией становится оркестровая пассакалия после убийства свекра, а второй – ария Катерины про лесное озеро с черной, как ее совесть, водой.

Замыслу дирижера всецело отвечает постановка Римаса Туминаса, закольцованная образом каторги, – сдержанная, верная автору, соблюдающая тонкую меру условности. Очередной режиссер драматического театра, новичок в опере, сумел избежать ошибок, которые совершили его незадачливые предшественники. Посмотрев спектакль, никто не скажет, что режиссер ставил либретто, – он ставил музыку, в чем ему явилась подспорьем хореограф Анжелика Холина, не только сочинившая танцевальные номера, сами по себе не слишком интересные, но и участвовавшая в постановке массовых сцен. Подобно сценографии Адомаса Яцовскиса, сочетающей обобщенность и фактурную проработанность, массовые сцены – как, например, глумление мужиков над работницей Аксиньей – сверстаны условно-хореографически. В сцене свадьбы хор ухитряется быть действенным и ораториальным одновременно, а танцевальный ансамбль открывает рот точно вместе с хором. Строго и эффектно появляется на сцене духовая банда. Гротескных персонажей окружает цирковой кордебалет. Одно световое пятно, брошенное на стену Дамиром Исмагиловым, может заменить целую мизансцену. Режиссерские оперные штампы, впрочем, тоже есть – Борис Тимофеевич лупит кнутом по пустой сцене задолго до того, как ему доведется пороть любовника героини.

Несомненная удача первого состава – пара главных артистов. Музыкальный руководитель и генеральный директор Большого любят пугать нас, декларируя приоритет штатной труппы и репертуарного театра, но на деле поступают ровно обратным образом, выводя в ведущих партиях русскоязычной оперы приглашенных артистов. Участие Нади Михаэль и Джона Дашака наглядно помещает проект на международный уровень. С Надей Михаэль внутрь рационалистической конструкции Туминаса вплескивается обжигающая энергия немецкого экспрессионистского театра. На финальных поклонах артистка, не приседая, опускает голову ниже колен. В этом диком и гибком животном сцены невесть откуда берется мощный голос с глубокими низами и нечеловеческими, прорезающими любое оркестровое тутти, верхами. Англичанин Джон Дашак столь же экспрессивен и неуемен, его мощный тенор излучает наглую силу, а центр мира мгновенно образуется там, где возникает его лысый череп.

Члены труппы постарались не отстать от варягов: Роман Муравицкий блестяще провел сложнейший монолог Задрипанного мужичка (все-таки в первой редакции оперы этот персонаж назывался теплее – Задрипанный мужичонка). Хороши были Марат Гали (Зиновий Борисович), Станислав Трофимов (Священник), Вячеслав Почапский (Старый каторжник), Светлана Шилова (Сонетка) – десять лет назад она уже блеснула в этой маленькой роли, когда в Большом ставилась первая редакция. Андрею Гонюкову (Борис Тимофеевич) и Андрею Григорьеву (Исправник) чуть не хватило звучности.

Читайте полностью http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2016/02/19/630854-dva-dihaniya
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 345
"Катерину Измайлову" предпочли "Леди Макбет"

Вторая редакция оперы Шостаковича в Большом театре

На Исторической сцене Большого театра вновь поставлена вторая редакция оперы Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда", которую Шостакович к моменту премьеры в 1963 году снабдил уже другим названием, другим текстом и отчасти другой музыкой. В то время как в мире ставят в основном "Леди Макбет", свою "Катерину Измайлову", словно вытащенную на свет из архивов и сменившую на сцене Большого "Леди Макбет" в постановке Темура Чхеидзе, представили режиссер Римас Туминас и дирижер Туган Сохиев. Рассказывает ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

http://kommersant.ru/doc/2921466
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Читатель

  • Читатели
  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 391
Вот почему наши музыкальные критикессы настолько невежественны, что пишут такую чепуху, как Бедерова?!
Ведь достаточно зайти в интернет, чтобы узнать, когда и как появилось название "Катерина Измайлова", узнать, что было изменено в тексте? И что автор после появления второй редакции был против постановки оперы в первой редакции

Нет, верно в свое время кто-то (кажется Градский) прозвал современных журналистов журналюгами! А я вот называю их другим словом, гораздо менее приличным!
« Последнее редактирование: Февраль 20, 2016, 12:38:34 от Читатель »

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 616
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Туминас поставил "Катерину Измайлову" без огонька

Премьера оперы Шостаковича в Большом театре
 
Марина Гайкович   
Зав. отделом культуры "Независимой газеты"

http://www.ng.ru/culture/2016-02-20/11_darkness.html
Che mai sento!

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
"Катерина Измайлова" Шостаковича вернулась на сцену Большого
(Сюжет ТВЦ, можно увидеть некоторые сцены)

http://www.tvc.ru/news/show/id/87017


«Катерину Измайлову» оправдали
ДОЛГОЖДАННАЯ УДАЧА НА ИСТОРИЧЕСКОЙ СЦЕНЕ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Екатерина Бирюкова

...Сцена интеллигентно не загромождена лишними предметами — только хорошего вкуса и выверенной кривизны побеленная кирпичная кладка, тревожные глазницы проемов, стильно-разрушенные деревянные ворота. Ни купеческой кровати с горой подушек, ни грибков с крысиным ядом. Зато в этом пространстве висят страх и экзистенциальная беспросветность, которые тонко и цепко озвучивает оркестр под управлением Тугана Сохиева.

И, конечно, узким холодным стержнем этого пространства является сама Катерина. Точнее — специальная субстанция по имени Надя Михаэль. Большой театр сделал нестандартный ход и пригласил на роль русской купчихи известную своими великолепными драматическими способностями немецкую певицу, охотно играющую кровожадных героинь. Русских слов не разобрать, голос мощный, но резкий, с красивой жутью в оркестре плохо вяжется, но змеиная гибкость, отвага и свобода делают свое дело. Нам показана новая Катерина, скорее героиня немецкого экспрессионизма, родственница Лулу, женщина, несущая смерть, мучимая смертью, все время с этой смертью разговаривающая. Ее главные сцены — не с любовником, а с призраком отравленного Бориса Тимофеевича, с трупом задушенного Зиновия Борисовича и, наконец, практически загробная финальная ария о черном лесном озере.

Ей в пару на роль Сергея приглашен еще один роскошный чужак — англичанин Джон Дашак, бывший харизматичным Гришкой Кутерьмой у Чернякова в амстердамском «Китеже» и примерно в том же образе переместившийся на сцену Большого. Остальные участники спектакля — свои, они, скажем так, составляют хороший гарнир к основному блюду.

полностью:
http://www.colta.ru/articles/music_classic/10195

Оффлайн andris

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 393
    • Андрей Ковалев
Вот почему наши музыкальные критикессы настолько невежественны, что пишут такую чепуху, как Бедерова?!
Ведь достаточно зайти в интернет, чтобы узнать, когда и как появилось название "Катерина Измайлова", узнать, что было изменено в тексте? И что автор после появления второй редакции был против постановки оперы в первой редакции
К сожалению, объективной оценке той или иной редакции очень мешает политический шлейф этой оперы.  А название "Катерина Измайлова" дал опере еще сам Немирович-Данченко, и его постановка считалась лучшей.

Оффлайн vaulotor

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 233
На каких языках показывают субтитры к Катерине?