Автор Тема: "Травиата" в Пермском театре оперы и балета  (Прочитано 7762 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
ЛЁД И ПЛАМЕНЬ: КОНТРАСТЫ ОПЕРЫ «ТРАВИАТА»

17, 18 и 19 июня самой ожидаемой оперной премьерой 144-го сезона в Пермском театре оперы и балета откроется Международный Дягилевский фестиваль. Публике будет представлена опера «Травиата» Верди в постановке режиссера Роберта Уилсона и дирижера Теодора Курентзиса. Спектакль посвящен памяти импресарио Жерара Мортье.

Спектакль крупнейшего режиссера современности Роберта Уилсона, одного из родоначальников «театра художника», — копродукция Пермского театра оперы и балета, Unlimited Performing Arts (Дания), Landestheater Linz (Австрия) и Les Théâtres de la Ville de Luxembourg (Люксембург). Осенью 2015 года состоялась премьера в Линце, в Перми опера будет представлена с другим составом солистов и под руководством другого дирижера — художественного руководителя Пермской оперы Теодора Курентзиса.

Работа такого мэтра, как Роберт Уилсон, сразу переводит любой театр в высшую лигу. Пермь получила эту возможность, когда от постановки отказался Королевский театр в Мадриде, перекроивший свои планы, после того как интендант Жерар Мортье в силу болезни был вынужден отойти от дел. Теодор Курентзис предложил Мортье и Уилсону поставить «Травиату» в России. Всегда благоволивший Перми Мортье дал согласие. Его светлой памяти и будет посвящена премьера.

Мастер с ярко выраженным индивидуальным почерком, Роберт Уилсон создает театр, который принято называть формалистическим и абстрактным. У артистов непростая задача — удержаться в рамках ограниченных выразительных средств (сценических движений немного, все мизансцены строго пронумерованы) и не потерять при этом эмоционального напряжения. Один из самых хладнокровных режиссеров нашего времени поставил одну из самых слёзных историй в мировой оперной культуре.

Роберт Уилсон, режиссер, сценограф и автор светового решения оперы «Травиата»:

— Сложность заключается в том, чтобы найти глубину эмоций в музыке, не быть поверхностным, но и слишком экспрессивным тоже. Когда что-то переживается глубоко, экспрессия не нужна. Эмоция — это не то, что должно быть описано. Если она истинна, она очевидна. Причина, по которой я работаю художником, это желание задавать вопрос «Что это?», а не объяснять, чем это что-то является. Декорации абстракты. Меня всегда привлекала абстракция, потому что она наполнена смыслами. Когда видишь абстракцию, ты можешь не думать ни о чем либо увидеть множество ассоциаций.

Абстракция дает свободу и для восприятия музыкальной истории. Свою трактовку одной «Травиаты» представит Теодор Курентзис, один из самых темпераментных дирижеров современности.

Теодор Курентзис, музыкальный руководитель и дирижер оперы «Травиата», художественный руководитель Пермского театра оперы и балета:

— Я неоднократно работал над «Травиатой» Верди, и каждый раз нахожу в ней новые смыслы. В этот раз мы поставили себе задачу добиться аутентичности в прямом смысле этого слова: очистить музыку от слоя интерпретаций, избавиться от представлений, навязанных нам традициями и восстановить оперу такой, как ее видел Верди. А он был очень щепетилен во всем: от нюансов партитуры до подбора солистов. Источников множество: и письма композитора, и материалы о премьере, о ее подготовке. Эта цель перекликается с подходом режиссера Боба Уилсона: он тоже трактует спектакли вопреки сложившимся традициям оперы середины XX века.

Эстетика, действительно, непривычна. Светящиеся задники спектаклей Уилсона — футуристичны, а статуарная эксцентрика и фантастический грим артистов отсылают к древнему ритуальному театру и театру кабуки. Над «фирменной» картинкой работала большая интернациональная команда. Огромную роль здесь играет свет: на репетиции и отработку световых схем отведено 80 часов. Чтобы всё было идеально, театр пригласил волонтеров-статистов, на которых отрабатывался сценический свет. Команда гримеров из 12 человек работала по 12 часов в сутки: на грим одного артиста уходило 90 минут! Сложные образы требуют идеального исполнения и вызывают вздох удивления — красиво, порой даже слишком.

Трактовать формальные мизансцены, наполняя их индивидуальной энергетикой и смыслом, придется и солистам, и хору musicAeterna. Представлять историю куртизанки Виолетты Валери готовятся два состава солистов. Оба интернациональные. 17 и 19 июня на сцену выйдут Надежда Павлова (Пермь) — Виолетта Валери, Айрам Эрнандес (Испания) — Альфред Жермон и Димитрис Тилиакос (Греция) — Жорж Жермон. 18 июня соответствующие партии исполнят Ребекка Нелсен (США), Борис Рудак и Анджей Белецкий (Россия). Роберт Уилсон в интервью «Новому компаньону» отметил, что составы солистов очень разные. Исполнительниц главной партии он характеризовал полярно: «Ребекка — экстраверт, Надя — в большей степени интроверт», и посоветовал зрителям посмотреть оба состава.

Обращаем ваше внимание, что 17 и 19 июня постановкой будет дирижировать Теодор Курентзис, 18 июня — Валентин Урюпин

http://permopera.ru/media/news/show/1434

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
DF Live: Травиата. Уилсон, Курентзис / Traviata. Robert Wilson, Teodor Currentzis

https://www.youtube.com/watch?v=sJ8LD6vMAMc&app=desktop

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Первые  отклики

Лариса Барыкина Larisa Barykina

Как часто критик, для которого две сотни спектаклей в год - норма, может сказать: я был на великом спектакле? Сегодня я могу это произнести и добавить из недавнего интервью : я сама себе завидую. "Травиата" в Перми - кристаллически совершенная броня Роберта Уилсона, внутри которой кипит вулканическая лава Курентзиса. Этот невероятный эффект на материале любимой, но дико заезженной оперы Верди пока мною до конца не разгадан. Музыка - как в первый раз! Спасибо обожаемому с детства театру, он всегда умел удивлять. А Надежда Павлова - это теперь пермский талисман, причём второй раз за историю. Мои поздравления всем причастным

https://www.facebook.com/larisa.barykina/posts/1035284199897257?pnref=story

Анна Гордеева Anna Gordeeva

Не прошло и пятидесяти лет - а в Перми снова есть Надежда Павлова. Опера, а не балет - но вот то же самое чувство великого театра, когда она на сцене. Ну и весь спектакль фантастический, конечно. Травиата в которой нет ни секунды сентиментальной пошлости. Это настолько не похоже на привычный отечественный театр, что... когда я выходила из зала, шедшая передо мной дама резко изменила траекторию и я ее случайно толкнула. Извинилась, конечно, сразу. "Sorry!" - на автомате сказала я.

https://www.facebook.com/anna.gordeeva.5/posts/10205018061051792?pnref=story


Олег Лапшин
"Травиата" Пермь
Есть много расхожих фраз одного типа. "Как жаль, что вы не были с нами". Или "как обидно, что вы сегодня это не слышали. Особенно Надежду Павлову". Именно сегодня, потому что видевшие вчера в один голос говорят, что это как небо и земля. И именно слышали, потому что с режиссурой Уилсона не всё так просто.
Но, как по мне, в этих фразах много лукавства потому что по хорошему своя рубашка ближе к телу. Вот то, что я, я, именно я, мог его сегодня пропустить , вот это по настоящему страшно
Ну и Павловой Маску можно уже отсылать в Пермь

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1095308453861126&set=a.170283786363602.42176.100001459445287&type=3&theater

"Травиата" Пермь продолжение
Вначале еще раз про Надежду Павлову. Тут в какую ажиотацию или экзальтацию не впадай, много не будет. В прошлом сезоне по ее ролям в "Сказках Гофмана" и "Дон Жуане" были видны техника и возможности голоса. Но и все. А тут просто выдающаяся работа. Вокально и актерски.

Теперь про Уилсона. Начинается с медленно-медленно ползущего вверх занавеса и так-же медленно поднимающейся вверх скульптуры розы. Ну как две улитки по склону Фудзи. Медитативно и необычно, но в этот момент интерес еще не включается. Дальше вроде бы обычные сцено графические примочки Уилсона. Фирменный задник с меняющимся цветом и светом и иногда появляющиеся перед ним минималистичные Арт-обьекты. Снежинки ледяного царства высшего света в первом действии, кусты перекати-поля или сухого вереска вместо живой природы и мертвенные лампы казино во втором, маленькое окошко то ли наверху глухой стены дома, то ли как люк на небо в третьем. Но в случае Уилсона успех-неуспех зависит от того, зачем применены его привычные приемы.

В данном случае "зачем" понятно. Травиата обросла трэшовыми штампами. Сиреневый туман, вино и мужчины моя атмосфэра, эротик балет в Стасике, живая лошадь в Большом, радио Шансон исполняет хит Мопассана по зяявке Козлодоева для его пассии. Уилсон здесь вроде бы выступает как анти-режиссер, снимая все внешние сантименты в пользу музыки и исполнения, очищая исходный материал от всего наносного

После первого действия я был уверен, что вся затея провалилась. Что сухость режиссуры и страсти Верди полностью аннигилировали друг друга, осталась примитивная концертная разводка певцов по сцене. О чем и не преминул всем сообщить. Своего мнения я и сейчас не поменял. Но вот дальше все изменилось. То ли Павлова победила за счёт личных усилий, то ли затея Уилсона блестяще сработала, просто далеко не сразу. Но все без педалирования звука и страстей, практически без форте, разогналось до трагедии. Настоящей, с выбором и роком.

В начале третьего действия есть сцена, когда лицо лежащей Виолетты становится на глазах белой посмертной маской. И если предположить, что не Павлова вытянула вопреки, а Уилсон все сделал, то вот такая антирежиссура белого на белом становится крутейшим подходом. Подобно Родену убрав все напластования трактовок, интерпретаций, исторические сюси-пуси, Уилсон добился того, что зрители на выходе говорят :"Нас всех можно поздравить". Но еще раз, это только если не Павлова вопреки
Хотя все это не очень важно.

Повторю то, что по горячим следам написал: Можно и не смотреть на сцену вовсе. Но слушать, особенно Павлову надо обязательно. Это редкостное исполнение

https://www.facebook.com/olapshin/posts/1095607817164523?comment_id=1095611783830793&reply_comment_id=1095614340497204&ref=notif&notif_t=feed_comment_reply&notif_id=1466410053960542&qsefr=1
« Последнее редактирование: Июнь 20, 2016, 14:28:24 от Baba-Ya »

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЯГИЛЕВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ В ПЕРМИ ОТКРЫЛСЯ ОПЕРОЙ РОБЕРТА УИЛСОНА "ТРАВИАТА"

В Перми, в родном городе Сергея Дягилева, открылся очередной Международный фестиваль искусств имени Дягилева. При рождении у него было другое название – "Дягилевские сезоны. Пермь – Петербург – Париж". Проводится фестиваль в Перми с 2003 года, последние шесть лет в ежегодном формате. В этом году он открылся очень необычной, новаторской постановкой американского режиссера Роберта Уилсона оперы Джузеппе Верди "Травиата".

Хотя для самого Роберта Уилсона это уже и не новаторство, а закрепленный за ним индивидуальный стиль, характерный исключительно для Уилсона набор постановочных приемов. Это обязательно подтвердит тот, кому посчастливилось видеть, например, в столичном Театре Наций его "Сказки Пушкина", драматический спектакль. Там тоже декорации как детские аппликации, и выбеленные лица, как в японском театре "Кабуки", и пустота, которая светится ядовитыми ровными цветами без полутонов. Уже было сказано о его стиле, что все у него какое-то марсианское. Не сказать даже, что это осовременивание классики. Это даже не современность, это не понятно, когда и где, ясно только, что это точно не Париж середины XIX века.

http://tvkultura.ru/article/show/article_id/153246/brand_id/59983/type_id/2/

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Теодор Курентзис и Роберт Уилсон представили свою версию оперы "Травиата"

"Травиата" – копродукция театра, Unlimited Performing Arts (Дания), Landestheater Linz (Австрия) и Les Théâtres de la Ville de Luxembourg (Люксембург). Осенью 2015 года премьеру увидели в Линце, в Перми же опера представлена с другим составом солистов и под руководством другого дирижера – Теодора Курентзиса.
...
Что касается "Травиаты", то спектакль посвятили памяти режиссера, художественного руководителя Зальцбургского фестиваля Жерара Мортье, ушедшего из жизни в 2014 году. "Он был инициатором постановки, пригласил Роберта Уилсона, – рассказал де Мони. – Мы получили ее в наследство от него. Он не боялся академичных сложных решений, а оно было академичное. Очень много скептиков говорили: "Как же так? Уилсон делает "Травиату"? Это не его материал! О чем вы только думаете?" Я был на репетициях, на прогонах. Более ясной, экспрессивной, совершенной, душераздирающей "Травиаты" не увидеть. Это сильнейшее впечатление. Закрыть глаза точно не хочется – зуб даю!"

Сам Уилсон отмечает филигранную работу Курентзиса над партитурой Верди: "Теодор творит абсолютное волшебство! Еще Джон Кейдж говорил, что нет такого понятия как тишина. Паузы, которые делает Теодор, когда не поют певцы, не играет оркестр – то, что стоит услышать".

Подробнее: http://www.m24.ru/articles/108008?utm_source=CopyBuf


Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
ТРАВИАТА: ХОЛОДНЫЙ ФРОНТ (ПЕРМЬ, ПЕРМСКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА ИМ. П. И. ЧАЙКОВСКОГО)

Екатерина Нечитайло


Каждая ария - законченный монолог, после которого исполнитель замирает в определенной позе, всякий музыкальный фрагмент - взрыв оваций в зрительном зале, любая композиция - настоящая картина. Уилсон буквально пишет светом, выделяет, подчеркивает, обводит, укрупняет, обращает внимание. Он заполняет пространство "прозрачной" режиссурой, которая помогает восприятию музыки, создает перекресток миров, в центре которого находится женщина. Виолетта Валери (Надежда Павлова) - инопланетное, чужеродное существо, обреченное жить по местным правилам, живая и чувствующая кукла в блестящем платье, механически выполняющая движения,  вольнолюбивый цветок, посаженный чьей-то беспощадной волей на заиндевевшее окно. Сильная дама без камелий, но со стержнем, которой в любой ситуации положено держать лицо. Чем больнее под сердцем, тем шире улыбка, чем жарче в душе, тем холоднее взор, чем страшнее внутри, тем тише снаружи. Альфред Жермон - Айрам Эрнандес пылко и чутко ведет лирические пассажи, чередуя спокойствие с рьяностью; его отец Жорж Жермон - Димитрис Тилиакос хладнокровно и с блеском выстраивает арии, строго сдерживая размах глубокого голоса; Виолетта  - Павлова точно, изящно, убедительно справляется и с колоратурами, и с восклицаниями, отображающими эмоциональные движения, и со "стонущими" интонациями финала, превращая свою последнюю арию в прощальную симфонию, во время которой уже нет смысла просить у архитектора своей души права на продление жизни. Ведь она, кажется, умирает даже не от чахотки, а от разрыва сердца в вечной мерзлоте.

Камелии, что так любила Валери, не пахнут. Слезы -  тоже. Безвоздушность нельзя попробовать на нос. Незамаранные же марсианские хроники, созданные вдумчивым Уилсоном, проницательный дирижер Курентзис наделяет особым качеством: он, сговорившись с оркестром, запускает в этот мир запахи. Тонкие, музыкальные, бьющие наотмашь, порой нарочитые, густые, деликатные, осознанные, иногда едва уловимые. Те, в которых хочется утонуть полностью, напрочь отключив голову. Хорал струнных с отголоском свежей боли во вступлении скорбен и тих, но пряный канкан, лихо врывающийся в бархатистый напев, сносит его сумасшедшей курентзисовской драйвовостью и призывностью; только - только повисшие в предчувствии сладковатые духовые, легонько прорисовывающие наброски печального финала,  задорно и весело принимаются трубить о начале новых отношений с цитрусовым оттенком; терпкость звука, пронизанного табаком,  сменяется подчеркнуто легкими паузами, что наэлектризованы, окутаны древесным флером, кажется, истерзаны муками любви. Вальсы же, неоднократно возникающие в партитуре, сыграны то с пугающим каменным спокойствием Виолетты, то с хитринкой напудренной влюбленной женщины, то с протестом духа юности, то с невыносимым цветочным грузом нежности, обрушившимся на плечи двоих.  Затачивая психологические пружины, балансируя на тонкой грани между разнузданным весельем и внутренней тоской, соединяя глубокую и "салонную" музыку, оркестр подкупает доверительными интонациями, лишенными одиозности. Вынося на публику целый разношерстный букет запахов, он увлекает за собой в неизведанные края, музыкально и эмоционально подчеркивает смену настроенческих волн.  Не то звучание и запахи рождаются здесь и сейчас, не то источники находятся где - то в другом мире, а до нас долетают только отголоски, пронесшиеся по космосу, не то гремит, резонирует, пахнет лишь у героини в голове, не то все происходящее - духмяный сон.


http://sub-cult.ru/teatr/reports/6632-traviata-kholodnyj-front

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Роберт Уилсон: Я сторонник абстрактной режиссуры
Почему русские — более страстные исполнители, и в чём сходство театра и архитектуры

Юлия Баталина

Накануне премьеры «Травиаты» и открытия Дягилевского фестиваля режиссёр-постановщик заранее нашумевшего спектакля дал единственное интервью в Перми — «Новому компаньону». Роберт Уилсон рассказал о том, как складывается его сотрудничество с Теодором Курентзисом, объяснил, какой будет «Травиата» и почему так важен сценический свет.

— Поставленная вами «Травиата» — совместная продукция нескольких театров. Она уже была показана в театре города Линц в Австрии. Отличается ли пермская версия от европейской?

— Ну, здешняя «Травиата», конечно, другая. Она русская! У русских совсем другие эмоции. Опера — искусство интернациональное. Певцы, музыканты, оркестр — они могут работать в любой стране. Но мой опыт работы в Перми и вообще в России говорит, что русские — более страстные исполнители.

— Насколько я понимаю, в Линце вы работали с другим оркестром и другим дирижёром. Как вам работается с Теодором Курентзисом?

— Мы с Теодором очень разные. Он горячий, темпераментный, а я гораздо спокойнее, флегматичнее. В этом, может быть, секрет великого сотрудничества! По-моему, «Травиата» может быть невыносимой — её порой невозможно ни слушать, ни смотреть, она провоцирует на китч, её привыкли ставить напыщенно… Но Теодор исполняет её очень тихо, проникая глубоко во внутренний смысл музыки. Такой звук — медленный, тихий — труднее всего создавать. Легко исполнять оперу громко, помпезно, и очень трудно сделать это тихо, проникновенно, это требует огромного напряжения.

— Как режиссёр вы решительно отказываетесь от пересказа сюжета оперы. В чём цель и смысл ваших постановок?

— Обычно, когда я слушаю музыку, я закрываю глаза — и слышу гораздо лучше. А когда я что-то смотрю, например, по телевизору, я выключаю звук и тогда вижу больше — замечаю больше деталей. Для меня как для режиссёра главный вызов — сделать так, чтобы глаза оставались открытыми и при этом я мог услышать музыку даже лучше, чем с закрытыми глазами.

Когда я начинаю работать над визуальной стороной оперы, я сначала ставлю всё без музыки, вообще без звука и смотрю, насколько этот визуал может существовать самостоятельно. Музыкальная часть репетируется отдельно от зрительной составляющей и тоже должна полноценно существовать сама по себе. Потом всё это соединяется вместе, и мы видим, что получилось.

— Про что ваша «Травиата»?

— Для меня «Травиата» — это произведение о стали и бархате: что-то холодное и металлическое — и что-то тёплое и мягкое. Я как постановщик должен соединить эти два начала и достичь идеального баланса. Я думаю, с Теодором это должно получиться. Виолетта должна быть полна глубокого внутреннего смысла. Её голос должен быть горячим и страстным, но сама она, её тело должно быть очень холодным. Её жесты, движения должны быть полны льда, а её голос — огня.

То, что зритель увидит, не будет иллюстрацией к тому, что он услышит. Это будет противопоставление. Если музыка быстрая, а певец двигается медленно, возникает напряжение, контраст между тем, что мы видим, и тем, что мы слышим. Появляется нечто, чего не существует, если мы только слушаем музыку или только смотрим беззвучное представление. Я строю свою режиссёрскую конструкцию между тем, что мы слышим, и тем, что мы видим. Новый смысл появляется из контраста, из противопоставления музыки и действия, а вовсе не из иллюстрации. Буквальная иллюстрация сюжета не добавляет опере ничего нового.

Всё в опере должно быть музыкально, основано на музыке. Если Виолетта просто стоит на сцене, а музыка играет, то музыка должна быть внутри неё. Она сама — музыка. Всё на сцене — музыка. Если она двинет рукой не под музыку, а против музыки, возникнет противоречие между тем, что мы слышим, и тем, что мы видим. Я запрещаю актёрам двигаться в ритме музыки. Они должны двигаться в противоречии с ним, так, чтобы им было трудно, чтобы их тела сопротивлялись ритму музыки.

Я сторонник абстрактной режиссуры. В моих спектаклях жест — это просто движение, а не какой-то знак. Я не стараюсь наполнить их смыслом: это движение ради движения. Классический японский театр Но существует с XIV века. Там ставятся пьесы с сюжетами вроде: парень встречает девушку, они влюбляются, расстаются, она ждёт 30 лет, а потом убивает себя, он приходит, когда она при смерти… В общем, сюжет оперы «Мадам

Баттерфляй». В этом традиционном театре сегодня, в XXI веке, мы видим те же движения, ту же хореографию, что была в XIV веке, и это — чистое движение, чистая абстракция, не имеющая никакого отношения к сюжету истории! По мнению японцев, движение должно быть чистым, не наполненным каким-то житейским смыслом, и оно не должно иллюстрировать сюжет или музыку, оно не должно ничего украшать.

— Критики пишут, что ваш главный инструмент на сцене — это свет. Что вы можете сказать об этом? Какова роль света в ваших постановках?

— Для меня сценический свет — то, что помогает людям лучше увидеть и лучше услышать. Это важнейший элемент театра! Он создаёт движение, создаёт пространство. Свет — мерило всего. Первое, что я делаю на репетиции, — освещаю пространство. Свой свет должен быть у каждой мелодии, у каждого движения, поэтому ещё до того, как я начинаю репетировать с актёрами, я ставлю свет.

То же самое — в архитектуре. Вы знаете, я изучал архитектуру и понял, что архитектура создаётся светом. Если ты знаешь, как организовать свет, считай, проект у тебя есть.

В целом свет помогает лучше слушать музыку. Но у него может быть и собственная причина, собственный смысл. Он как актёр — он тоже играет.

— В русской традиции опера, как и вообще любой театр, должна быть психологической. Как вы думаете, русским зрителям не трудно воспринимать ваши абстрактные постановки?

— Не согласен с вами насчёт традиций русского театра. Да, может быть, сегодня абстрактные постановки выглядят в России необычно. Но посмотрите на русский театр начала ХХ века! Вообще на русское искусство того времени! Величайший вклад России в мировую культуру — это абстрактное искусство. Вспомните Малевича, Кандинского, театральные работы великой Александры Экстер — эти прекрасные абстрактные костюмы и декорации! Они были принципиально иными, чем в XIX веке. Это была революция, которую вы создали, величайший прорыв в истории мирового театра, и он случился здесь, в этой стране.

У нас, в Соединённых Штатах, ничего подобного никогда не было. У нас всегда все были очень благоразумными.

— Наверное, актёрам в ваших постановках работать сложнее, чем в традиционных, ведь не спрячешься за персонажа…

— Для русских — не слишком сложно. В США с этим гораздо хуже. Ваши театральные традиции — старинные и разнообразные, ваши актёры очень гибкие и могут всё. В них присутствует особое понимание того, что такое театр, что должно быть на сцене. Я вот, например, вырос в небольшом городке Уэйко в Техасе, где вообще не было театра! Мы в США представления не имеем об истории театра. Когда я впервые ставил оперу в Большом театре — «Мадам Баттерфляй» несколько лет назад, — я был потрясён, насколько образованные у вас актёры, все до единого, каждый певец в хоре! В каждом чувствуется огромная театральная традиция, и у каждого семья приходит посмотреть постановку. Это удивительно! В Америке есть целые города, где люди ни разу не видели ни оперы, ни балета. И их очень много. В американских актёрах нет такой очевидной и сильной традиции, которая есть в каждом российском актёре. Это очень важно. Очень помогает в постановке опер, которые не похожи на то, что вы видели раньше.

— У вас две Виолетты — европейская звезда Ребекка Нельсен и пермская солистка Надежда Павлова. Что вы можете сказать о них?

— Они очень разные. У них разные характеры, разные оттенки голоса. Ребекка — экстраверт, Надя — в большей степени интроверт. Да вообще не бывает двух одинаковых людей! Интересно посмотреть их обеих. Я бы советовал побывать на обоих составах.


Подробнее: https://www.newsko.ru/articles/nk-3229243.html

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Встреча с Робертом Уилсоном

Диана Корсакова и Мария Столярова

Встреча с Робертом Уилсоном, режиссёром и сценографом оперы «Травиата», собрала полный зал. Так или иначе, каждый, кто приходит на Дягилевский фестиваль, ищет встречи: с музыкой, новыми людьми или конкретным человеком. Но всё же образуют культуру встречи, создающие духовный резонанс между людьми. Одна из таких настоящих встреч для Роберта Уилсона произошла с Жераром Мортье, памяти которого и была посвящена постановка оперы «Травиата». А вас на спектаклях Роберта Уилсона, с его же слов, ждут свои встречи.

Встреча с вселенной Роберта Уилсона
— Я проработал в театре уже 47 лет. И за всё это время ни разу не сказал актёру или певцу, что ему думать/чувствовать. Я всегда даю очень строгие, но и очень формальные указания: сделать какой-то жест длиннее, короче или мягче. Мне придётся это сказать, но русская техника пения мне довольно часто казалась очень неправильной. Потому что эмоция исполнителя идёт не из живота, не из диафрагмы — а ведь она зарождается именно там, в центре. Тогда в исполнении она становится глубже, чем только внешнее выражение, становится правдивой.

Если я вижу, что исполнитель поёт из «внешней позиции», всегда стараюсь «опустить» источник этой эмоции ниже. Проблема, которая существует в отношении многих опер, — это то, что музыка может быть очень сентиментальной, сладкой и нежной — именно тогда особенно важно, чтобы музыка начиналась в исполнителе глубже, чем на внешнем уровне. Если довериться этому чувству, всё станет правдой.

— С одной стороны, в моих постановках всегда есть очень строгая форма, которую я задаю, а с другой — я предоставляю исполнителям абсолютную свободу мысли. Иногда я говорю им: «Пожалуйста, не вкладывайте слишком много значений в движение или жест — столько есть различных вариаций».

— Театр, которым я занимаюсь, оставляет огромное пространство для размышлений — это театр, из которого можно выйти и подумать над тем, какая же интерпретация может быть у всего этого. Великие артисты способны оставлять открытые концовки, чтобы процесс осмысления постановки продолжился дальше уже в самом зрителе, не заканчиваясь вместе со спектаклем. «Гамлет» — шедевр, потому что эту пьесу можно трактовать бесконечно. Я старался сделать открытой для трактовок и «Травиату».

Встреча с правдой

— Формальный театр в идеале — театр, основанный на правде. Есть множество различных способов достичь этого. Актёр знает, что он играет. Это и есть правда: мы знаем, что актёр знает, что он играет. Это к тому же ещё один способ формальной игры. Но очень часто я чувствую, что у актёра или певца нет этой правды. Честно говоря, мне просто не нравится естественность. Для меня театр — это что-то искусственное.

— Я не говорю на сцене так же, как разговариваю в ресторане; я не пою на сцене также, как делаю это в душе; я не хожу по сцене так же, как по улице. Потому что это сцена, отдельный мир. На сцене абсолютно другой пол, абсолютно по-другому распределяется вес тела, глаза другие, жесты — потому что это сцена. И это то, чему учишься со временем, — учишься стоять на сцене, что не так легко. На сцене гораздо легче прыгать, чем стоять. Актёры в «Травиате» достаточно долгое время постановки именно стоят на сцене, Виолетта просто лежит на своей кровати, практически не двигаясь, — но она лежит на этой кровати совершенно не так, как лежала бы у себя дома. Простые жесты, которые она делает — их сила должна заполнить весь театр, потому что это сценические жесты, а не повседневные.

— На самом деле в «Травиате» столько всего: движение ткани, её цвет — сияющая она или нет, поглощает она свет или отражает его... Г. Валентино принимал участие в постановке «Травиаты», и я уверен: он был бы не против одеть Виолетту в огромное количество блёсточек в самом конце, но этого никогда бы не случилось. Естественно, цвета, использованные для костюма Виолетты в первом и втором актах, очень отличается от тех, что в третьем. И улыбка, которая сияет на лице Виолетты в первом акте, в третьем уже совсем иная. Платье также помогает создавать эти образы. Но все эти идеи — только идеи, а то, что по-настоящему важно, — это опыт.

— Когда вы смотрите какую-либо мою постановку, самое важное — это то, что вы ощущаете. Такой опыт не имеет ничего общего с природой интеллектуальных идей. Это что-то, что вы почувствуете во всём теле точно так же отчётливо, как, прикоснувшись к стеклу, вы ощутите, что оно холодное, — и это будет правдой. Нет никакой необходимости как-то отдельно это выражать: если вы почувствуете сами — это и будет главным доказательством правдивости.


http://zvzda.ru/news/47067fbf0fca

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Опера Джузеппе Верди «Травиата» – 16 августа на киноэкранах страны в рамках Летнего театрального фестиваля TheatreHD

 www.theatrehd.ru/ru/titles/5256

Мы рады объявить о грядущих показах на большом экране самой ожидаемой оперной премьеры сезона: Пермский театр оперы и балета представляет «Травиату» в версии Роберта Уилсона под руководством Теодора Курентзиса. Премьера состоится в рамках Дягилевского фестиваля 17 июня, а уже в августе ее смогут увидеть зрители в кинотеатрах.

https://www.facebook.com/TheatreHD/photos/a.364608413593920.87682.357727587615336/1012729992115089/?type=3&theater


Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 348
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Опера «Травиата» Верди в постановке Роберта Уилсона стала знаком иной реальности
Музыкальные откровения подарили Теодор Курентзис и Надежда Павлова

20.06.1622:37Для Ведомостей
Гюляра Садых-заде

http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2016/06/21/646073-opera-traviata-verdi-postanovke-roberta-uilsona-stala-znakom-inoi-realnosti
Che mai sento!

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Незнакомая опера Верди
«ТРАВИАТА» УИЛСОНА СТАЛА ТРИУМФОМ КУРЕНТЗИСА И НАДЕЖДЫ ПАВЛОВОЙ

Екатерина Бирюкова

Здесь пришло время сказать банальность о том, что в до боли знакомой партитуре маэстро сумел найти кучу нового. Но это действительно так. И, пожалуй, это поражает даже больше, чем труппа, крепко вымуштрованная под стилистику Уилсона, сам Уилсон, доехавший до Перми, и пермская публика, с таким восторгом его воспринявшая. Что нового можно найти в музыке «Травиаты»? Как можно добиться того, чтобы каждый звук воспринимался как подарок, чтобы так значителен был самый простодушный аккомпанемент, чтобы от бесплотного пиано и бескомпромиссного ритуального форте так захватывало дух?

Вместе с новой выдающейся дирижерской трактовкой вердиевской партитуры обретена и новая звезда. Молодая солистка Пермского театра оперы и балета со звонким балетным именем Надежда Павлова найдена пару сезонов назад в Петрозаводске и уже замечена в качестве Донны Анны в постановке «Дон Жуана», приезжавшей в этом году в Москву на «Золотую маску». Ее сильный, чистый и смелый голос творит чудеса вместе с руками ворожащего в оркестровой яме Курентзиса, а актерский талант наполняет громадным внутренним содержанием ее скованную режиссерскими запретами героиню.

http://www.colta.ru/articles/music_classic/11482

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Ilya Notkin

"ТРАВИАТА" Джузеппе Верди в постановке Боба Уилсона и Теодора Курентзиса. Пермь.

ЭТО БЫЛА СОВЕРШЕННАЯ ОПЕРА.
Я совсем не музыкальный критик и обделен даже самым захудалым музыкальным образованием. Но сидевший за мной один из двух самых авторитетных российских знатоков оперы Алексей Парин, после второго отделения сказал: "Дыхания не хватает, чтобы пережить такие впечатления". Думаю, что это была какая-нибудь 30-я "Травиата" в его жизни - и, смело предположу, лучшая. Лично я полагаю, что в моей скудной оперной "карьере" эта опера стала одной из трех постановок, которые изменили мои отношения с этим жанром. Случайно или нет - первым случаем где-нибудь 10 лет назад была "Мадам Баттерфляй" того же Боба Уилсона в "Большом".

Но здесь был не только Уилсон, про которого мы давно знаем, что он гений, коронованный при жизни. Для меня это четвертая работа Мастера: когда-то на Театральной олимпиаде была его копродукция с удивительными швейцарскими циркачами - "Ловец снов". Потом случилась "Мадам Баттерфляй", а совсем недавно - спектакль "Сказки Пушкина" в Театре Наций. Последнее событие, кстати, по глубоко субъективным причинам не понравилось - не потому, что Уилсон утратил свой почерк, а потому что мы с Пушкиным обременены своими почти сакральными и очень личными отношениями.

И, вот, летим в Пермь на Дягилевский фестиваль - невольно примкнув к московск-питерскому, да и европейскому десанту. Да, летим не только на Уилсона, но и на харизматичного, яркого, молодого и уже давно глубокого Теодора Курентзиса, которого Греция щедро подарила много лет назад сначала Москве, а потом Перми.
Вчера, прилетев, мы ужинали с теми, кто вчера пошел на второй состав - другой дирижер, другие солисты. Многие из них пошли и сегодня, чтобы сравнить впечатления.

 Так вот, оказалось, что сегодняшнее чудо - это не только Уилсон. Неудивительно.
Опера - искусство синтетическое. Без хорошей музыки трудно. Можно как угодно относиться к Верди, королю оперы, но при всем его мелодраматизме - в этой музыке много искренних чувств и уместной для Италии яркой красоты. То, что произошло с Верди сегодня - это Верди 2.0.
Музыкальное решение дирижера - это взрывные эмоции, поставленные под контроль сдержанного и тонкого переживания. Меня и Теодора разделяли не более 3-4-х метров, а точка обзора позволяла как никогда хорошо видеть не только спину дирижера, но и его лицо. Вложенных эмоций хватило бы на освещение Перми, но их выход был дозирован невероятно бережно. Этот конфликт входящих и исходящих и дал ту неповторимую драматургию, которую никто и никогда не находил в "Травиате" и Верди вообще.

Мелодрама стала драмой в самом высоком смысле слова. Драмой, свободной от театральности, пафоса и надуманности. Большой дирижер Курентзис соединился с великим минималистом Уилсоном, сценический лаконизм которого освободил для музыки и исполнительской интерпретации максимально широкое пространство. И дирижер оттолкнулся от композитора - и последовал за постановщиком. Большое искало выразительность в малом, сознательно ограничивая себя в средствах, а также последовательно сторонясь суеты и избыточной экспрессии, свойственной опере как таковой. И это было чудо.

Это была совершенная опера не только потому, что гений режиссера встретился с ярчайшим озарением дирижера. Исполнители. Опера - это всегда исполнители. И здесь, вместе с крепкими и какими-то даже прекрасными приглашенными европейскими звездами, случилось то, чем можно гордиться. Испанец Айрам Эрнандес (Альфредо Жермен) и грек Димитрис Тилиакос (Жорж Жермен) были безупречны и хризиматичны. И вместе с ними на сцене произошло рождение настоящей большой звезды мировой оперы. Пермская прима Надежда Павлова, на которую трудно было не обратить внимание на московском показе пермского "Дон Жуана" в рамках "Золотой Маски" (она пела Донну Анну), прожила жизнь и смерть какой-то совершенной невероятной героини. О ее голосе я могу судить только интуитивно (в силу отсутствия музыкального образования), но это была бездна совершенства и вкуса. Русской оперной певице из провинциальных театров (Петрозаводск, затем Пермь) удалось сделать то, что у нас вообще не принято делать. Она, наследуя подход режиссера и дирижера, прошла путем сдержанности, скрытого переживания и тонкой психологической интерпретации. Прошла абсолютно жизненно, естественно. Это исполнение было бы уместно на любой лучшей сцене мира. Станет Надежда Павлова мировой звездой или нет - вопрос лишь к промоутерам и оперным богам.

Пермский театр оперы и балета не рухнул от аплодисментов только благодаря крепости перекрытий. Следующий раз такое испытание выпадет только в ноябре.

https://www.facebook.com/ilya.notkin/posts/1321511641196688?pnref=story

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Galina Rebel

Триумф «Травиаты» Уилсона – Курентзиса – Павловой в Perm Opera and Ballet Theatre. Так по единодушному восторгу критиков и публики можно лаконично определить суть события, с которого открылся Дягилевский фестиваль.

Эту «Травиату» я не видела. Точнее, видела в исполнении второго состава.
Разумеется, это в любом варианте спектакль Уилсона – Курентзиса.
Разумеется, успех Надежды Павловой – ожидаемый, прогнозируемый, заслуженный.
Но молчание по поводу работы второго состава напоминает прием, лежащий в основе постановки: затенение и уплощение – до полной бестелесности, до небытия.

А между тем, это было. И было – прекрасно.
Я никогда не слышала такого мягкого, теплого, нежного, прозрачного, струящегося, серебрящегося голоса, как у Ребекки Нелсен. Сила, страсть, темперамент героини по ходу сюжета испытываются сомнением, радостью, счастьем, страданием, болезнью – и все это есть в голосе, все это спето и прожито голосом, который в данном случае равен музыке Верди и тому замыслу, который вложен в спектакль его постановщиками.

Театр марионеток, театр теней, театр кабуки, космическое, ирреальное действо – зрители единодушно восхищаются уилсоновским минимализмом, ищут подходящие определения и, пытаясь объяснить увиденное, предлагают даже натуралистические расшифровки сценографических абстракций: больное сердце, палочки Коха и т.п. Своего рода защитная реакция: прекрасное непонятное хочется присвоить, сделать понятным.
Не знаю, таков ли был замысел, но мне кажется, что успех постановки в данном случае обеспечен тем, что в ней достигнуто золотое сечение – филигранно точно и эффектно предъявлены идеальные пропорции соотношения условности оперного искусства и его безусловной достоверности.

Условность здесь доведена до предела, в какие-то моменты – до опасного предела: до самопародии, до гротеска. Эта условность красива и холодна, она выверена и просчитана в каждой детали, она требует не только соответствующего оформления сцены, но – главное – самоотречения исполнителей: они не могут дернуться вслед музыке, они обязаны обуздать, сковать себя, скрыться за маской и – высвободить, отпустить музыку, стать музыкой. Музыкой Джузеппе Верди и Теодора Курентзиса.

Другая, некурентзисовская музыка такого тотального диктата условности, по-моему, просто не выдержит. А для Teodor Currentzis эти тиски – вызов, стимул и способ предъявления всепобеждающей творческой свободы.
Думаю, что дирижер Валентин Урюпин в данном случае был успешным alter ego, чутким соавтором маэстро.

Как впервые услышанный, завораживает и изумляет полнотой, объемом, глубиной звука и точностью попадания в образ хор Виталий Полонский
Поразительна сцена объяснения Виолетты с Жермоном-отцом (Анджей Белецкий): статичность ее заново открывает драматизм происходящего: здесь нет злодеев, а есть неразрешимая сложность бытия.
Во всех смыслах прекрасна Наталия Ляскова (Флора Бервуа).

Альфред Жермон, на мой взгляд, самая удачная (из виденных мною) работа Boris Rudak. В рамках предельной условности уилсоновской «Травиаты», Рудак показался гораздо более убедительным и свободным вокально, психологически и пластически, чем в перенасыщенном плотью «Дон Жуане».

В финальной сцене возникает неизбежно и неодолимо трагический диссонанс между порывистым, смятенным, неровным, сбивающимся голосом полного сил, но беспомощного Альфреда и – совершенным, нежнейшим, журчащим, тающим, иссякающим голосом умирающей Виолетты.
Потрясающий спектакль. Великое театральное событие.

https://www.facebook.com/galina.rebel/posts/1024299917645710?pnref=story

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Такой необычный Верди

Елена Черемных

Непонятно, каким образом Курентзис спроецировал вердиевскую партитуру на большую музыкальную историю. От привычно жирных оперных красок он не оставил и следа. Суховатая безвибратность струнных с нажимом на дерущие нервы пиццикато пришла, вероятно, из моцартовского опыта пермяков. Но как волшебно дымится и искрит эта довердиевская электрика в эпизодах, требующих патетики и нажима. Как много подробностей звуковой физиологии главного оперного итальянца ХIX века открывается на контрасте неестественного и напускного со страстным, затаенного и маскируемого — с искренним.

Словесный текст оперы от первой до последней фразы выверен, отшлифован и сливками стелется поверх партитурной глубины. Дуэты и ансамбли безупречно синхронны. Кажется, в искусство их исполнения Пермь внедрила какие-то новые технологии. Приемам стилистического моделирования музыки Верди из всего, что до и после Верди, Курентзис, кажется, не знает предела. Время твоей собственной жизни на этом спектакле определяется лишь жадностью к не самым очевидным звуковым подробностям и деталям, которые пермский грек вытрясает из слуховой логики Верди, словно спички из коробка. Любопытно, что, в отличие от Моцарта, где Курентзис культивировал дружелюбие высокой и низкой музыки, салонные вальсики «Травиаты» он выкрасил сарказмом, от которого не по себе, да попросту тошно.

Говоря по совести, именно благодаря Курентзису спектакль Уилсона пробился к слушателю, счастливо измученному комом в горле и тщетными попытками глотнуть воздух, перенасыщенный любовью, страданием, жизненностью музыки и ее попаданием в каждого из нас. Всплывшая на Каме вердиевская правда оказалась настолько нужной, что каждую секунду «Травиаты» заполнял еще и страх ее потери, тем более что где-то еще увидеть эту постановку нереально. Идут разговоры, что осенью опера поедет в Бельгию, а вот в России нигде, кроме Перми, ее не покажут. В Москве нет сцены, способной предоставить пять дней и не менее 80 часов на монтировку волшебного уилсоновского света. Так что даже «Золотой маске» придется отправлять жюри в Пермь, и то если повезет.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: http://www.business-gazeta.ru/article/314553?utm_campaign=main-page&utm_source=culture

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 876
Успех небесных тел

"Травиата" Роберта Уилсона и Теодора Курентзиса в Перми

Пермская опера открыла Дягилевский фестиваль премьерой "Травиаты" Джузеппе Верди в постановке тандема выдающегося американского режиссера Роберта Уилсона и дирижера Теодора Курентзиса. Комментирует ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.

http://kommersant.ru/doc/3019311
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 876
Роберт Уилсон поставил "Травиату" по-самурайски

Премьерой оперы Верди открылся Дягилевский фестиваль в Перми

Владимир Дудин

http://www.ng.ru/culture/2016-06-23/8_hands.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Baba-Ya

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 48
Музыка и свет
Юбилейный, Х Дягилевский фестиваль открылся премьерой «Травиаты» в постановке Роберта Уилсона

Юлия Баталина

Актёры и музыканты поневоле должны быть безупречными — здесь мельчайшая шероховатость вырастает до размеров провала.

И они были такими. Зрители пермской «Травиаты» купались в музыке так же, как сцена купалась в свете. Оркестр, хор, солисты были равно прекрасны. Не передать, какая огромная ответственность легла на Надежду Павлову — Виолетту: она должна была играть трогательно и психологически достоверно при полном отсутствии привычных атрибутов костюмной мелодрамы, опираясь только на музыку, и при этом петь естественно, без форсирования звука, медленно, негромко и чисто. Легендарная ария Addio в финале повергла зал в абсолютное безмолвие, ведь так страшно было пропустить хоть один из этих тихих, медленных и абсолютно безупречных звуков.

Подробнее: https://www.newsko.ru/articles/nk-3241026.html

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 348
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Травиата стала гейшей
На Дягилевском фестивале опере Верди попытались вернуть аутентичность с помощью приемов театра кабуки.

Сергей Бирюков
Пермь-Москва

http://musicseasons.org/traviata-stala-gejshej/
Che mai sento!

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 348
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пермское сияние Травиаты
Премьера шедевра Верди на Дягилевском фестивале

Ольга Паршукова
Оперный обозреватель

http://operanews.ru/16070407.html
Che mai sento!

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 459
Цитировать
На Дягилевском фестивале опере Верди попытались вернуть аутентичность с помощью приемов театра кабуки.
Вот как широко понимается термин " аутентичность" :)
Где Верди и где театр кабуки? Можно подумать, что он писал " Травиату", будучи вдохновлённым театром кабуки.

Оффлайн муся_соло

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 162
Оперу "Травиата" Пермского театр можно будет посмотреть в Москве в кино в трансляциях Дягилевского фестиваля:

16 августа в 19-30 в кинотеатре "Горизонт"
19 августа в 19-30 в Формуле кино на Лубянке

http://www.formulakino.ru/teatr/repertuar/spectacle/theatrehd-djagilevskij-festival-traviata/

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 348
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Фрагмент статьи Е. Кретовой:

Сверхновая звезда

Не часто культурные события, происходящие в провинции, попадают на страницы высокомерной столичной прессы. Правда, это не относится к проектам, которыми занимается Теодор Курентзис: щедро обласканный одной группой критиков и поругиваемый другой, этот все еще молодой дирижер остается главным ньюсмейкером в своей профессии. Не считая Гергиева, разумеется. Так сказать, "первый после бога"....В этом году Курентзис вновь создал художественное событие, представив на сцене Пермской оперы новую версию вердиевской "Травиаты" в постановке Роберта Уилсона. Своеобразное режиссерское решение - типично уилсоновское, абсолютно формальное и универсальное, без труда применяемое к любой оперной партитуре, - стало красивой дизайнерской рамкой для исключительного музыкального исполнения. Эпитеты типа "совершенное", "безупречное", "вдохновенное" можно адресовать всем участникам спектакля - самому маэстро Курентзису, его оркестру musicAeterna, некоторым солистам, хору. Но даже на фоне столь гармоничного ансамбля невозможно не выделить новую - сверхновую - звезду. Сопрано Надежда Павлова спела наполненную искренним и сильным чувством партию Виолетты, невероятно органично вписав ее в сложный механистичный режиссерский рисунок. Для этого мало прекрасного голоса, отличной вокальной техники, актерского таланта и мастерства, хотя все это у Надежды Павловой есть в избытке. Здесь нужна была работа недюжинного интеллекта, который вообще-то редкость, а на оперной сцене и подавно. Жизнь показывает, что именно интеллект и глубина личности нередко становятся той основой, которая позволяет вырасти истинным мировым оперным звездам. У Надежды Павловой, похоже, есть все шансы оказаться среди них.

http://www.mk.ru/culture/2016/07/08/vzlety-i-padeniya-muzykalnogo-teatra-v-ukhodyashhem-sezone.html
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 876
Постановка двух перфекционистов

Лариса Барыкина

https://www.newsko.ru/articles/nk-3296281.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Arraycell

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 45
Re: "Травиата" в Пермском театре оперы и балета
« Ответ #23 : Август 17, 2016, 00:00:10 »
Оперу "Травиата" Пермского театр можно будет посмотреть в Москве в кино в трансляциях Дягилевского фестиваля:

16 августа в 19-30 в кинотеатре "Горизонт"
19 августа в 19-30 в Формуле кино на Лубянке

http://www.formulakino.ru/teatr/repertuar/spectacle/theatrehd-djagilevskij-festival-traviata/

посмотрела я сегодня это кино и подумала: "А что было бы, если бы режиссерской "работы" там не было вовсе?"... Предполагаю, что ЭТА постановка ничего бы не потеряла. Поскольку ЭТА постановка - это Курентзис и Павлова. Зато г-н Уилсон похоже напал на золотую жилу: движущиеся палочки, сложенные в кучку, можно использовать в любой постановке любой оперы.
Постановщики
Музыкальный руководитель постановки и дирижер   Теодор Курентзис
Режиссер, сценограф и автор светового решения   Роберт Уилсон (США)
Сорежиссер   Никола Панцер (Германия)
Сценография и реквизит   Стефани Энгелн (США)
Костюмы и грим                   Yashi (Германия)
Соавтор световой партитуры   Джон Торрес (США)
Хормейстер-постановщик   Виталий Полонский
Драматург                           Конрад Кун
http://permopera.ru/playbills/repertoire/show/12464

Как там г-н Уилсон говорил:
— Сложность заключается в том, чтобы найти глубину эмоций в музыке, не быть поверхностным, но и слишком экспрессивным тоже. Когда что-то переживается глубоко, экспрессия не нужна. Эмоция — это не то, что должно быть описано. Если она истинна, она очевидна. Причина, по которой я работаю художником, это желание задавать вопрос «Что это?», а не объяснять, чем это что-то является. Декорации абстракты. Меня всегда привлекала абстракция, потому что она наполнена смыслами. Когда видишь абстракцию, ты можешь не думать ни о чем либо увидеть множество ассоциаций.
По-моему это гениально! Вспоминается мультфильм из моего детства: "Оставайтесь! Будете Гениальным Механиком Планеты!"



Оффлайн Skripun

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 54
Re: "Травиата" в Пермском театре оперы и балета
« Ответ #24 : Август 17, 2016, 18:16:26 »
Посмотрел "Травиату" в кино. Постановка понравилась: наконец-то я увидел спектакль без заламывания рук, утирания слез платком и прочей мишуры, которая отвлекает от внутренней драмы. Какую силу приобретает каждый жест, движение руки, игра светом и тенью! Удивительно и то, какого невероятного драматизма добивается Курентзис со своим оркестром. Замечательные ансамбли, прекрасный хор.
Что касается солистов, то здесь все очень прилично, но предсказуемо неровно. Виолетта (Павлова) великолепна, Альфред (Эрнандес) - неплохо, но не без петухов, Жермон-старший (Тилиакос) начал слабо, к середине распелся.