Автор Тема: Балет в России и в мире  (Прочитано 73598 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #75 : Май 16, 2014, 08:31:15 »
http://lenta.ru/news/2014/05/15/zhizelvparke/

Балет «Жизель» покажут в Парке Горького под открытым небом

В рамках «Ночи в Парке» в ЦПКиО им. Горького под открытым небом пройдет балет «Жизель» в классической постановке Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. «Жизель» уже ставили в Парке Горького в 30-е годы, но целиком, без какой-либо специальной редактуры и сокращений, из театра в парк балетный спектакль будет перенесен впервые. Единственное изменение — спектакль пройдет не под живой оркестр, а под фонограмму, так как трудно гарантировать качество звука на открытом воздухе.

Из театра на один вечер привезут декорации и установят сцену на набережной недалеко от «Бурана». Представление начнется около 22:00 17 мая, как только стемнеет.

«В Москве такое событие впервые, а все новое интересно для нас. Но надо сказать, что это довольно трудоемкий процесс, связанный со строительством специальной сцены, под которую надо адаптировать все художественное оформление. Необходимо построить гримерные помещения для артистов. И самое главное и непредсказуемое — погода, но пока синоптики обещают приятную теплую погоду без осадков», — цитирует Газета.ру генерального директора театра Ару Карапетяна .

«Жизель» (полное название «Жизель, или Вилисы», фр. Giselle, ou les Wilis) — «фантастический балет» в двух актах французского композитора Адольфа Адана на либретто Анри де Сен-Жоржа, Теофиля Готье и Жана Коралли по легенде, пересказанной Генрихом Гейне. В 1841 году он был с триумфом поставлен в парижской Гранд-Опера и с тех пор вошел в число самых популярных классических балетов.

В основу балета «Жизель» положена старинная поэтическая легенда о виллисах — невестах, умерших до свадьбы. В полночь они выходят из своих могил и танцуют. Одержимые мстительным чувством, виллисы вовлекают путников в свой хоровод и до смерти кружат их в танцах.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #76 : Май 24, 2014, 09:29:33 »
http://lenta.ru/news/2014/05/21/liepakremlin/

Андрис Лиепа назначен худруком Кремлевского балета

Народный артист России Андрис Лиепа стал главным балетмейстером и художественным руководителем театра «Кремлевский балет», сообщает «Интерфакс»со ссылкой на пресс-секретаря Илзе Лиепа.

На этом посту он сменил Андрея Петрова, основавшего театр «Кремлевский балет» в 1990 году на месте Кремлевского Дворца Съездов, где с 1960-х выступал Большой театр. Теперь Петров станет президентом театра, цитирует РИА Новости директора театра Николая Троицкого.

Уже около месяца в театре ходили слухи, что 68-летнего Петрова сместят с должности, но эту информацию ранее никто не подтверждал, пишет «Московский комсомолец», ссылаясь на источник в театре. Также известно, что Петров останется в театре как хореограф: репетиции «Волшебной флейты», запланированной на июнь, не прекращаются.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #77 : Май 28, 2014, 01:04:20 »
http://lenta.ru/news/2014/05/27/benois/

В Москве вручили «Балетный Оскар»

Имена победителей Международного конкурса «Бенуа де ла Данс» за выдающиеся работы в области балета объявили на сцене Большого театра 27 мая, передает корреспондент «Ленты.ру» с церемонии вручения.

Во всех трех номинациях награды достались звездам Американского театра балета. Лучшим хореографом назван Алексей Ратманский, лучшим танцором — Герман Корнехо, лучшей танцовщицей — Полина Семионова. Наряду с Семионовой приз получила балерина Шведского Королевского балета Марико Кида. Ратманский и Семионова не смогли присутствовать на церемонии. Специального приза в номинации «жизнь в искусстве» удостоилась директор Балета Государственной оперы Парижа Бриджит Лефевр.

Приз «Бенуа де ла Данс», известный в мире как «Балетный Оскар», присуждается с 1992 года. Он был учрежден Международной ассоциацией деятелей хореографии, президентом которой является выдающийся артист балета, балетмейстер и хореограф Юрий Григорович. Наградную статуэтку изготовил скульптор Игорь Устинов.

Проект с начала своего существования вошел под патронат ЮНЕСКО. Приз вручали в Париже, Варшаве, Берлине и Штутгарте. В Большой театр, где все начиналось, проект вернулся в 2002 году уже как фестиваль мирового балета.

«Только один континент пока не представлен в Бенуа — это балет Африки. Но уже есть выраженное с двух сторон желание, так что в будущем география Приза может расшириться, — отметила гендиректор Центра Бенуа Регина Никифорова. — У нас нет никаких ограничений — ни географических, ни возрастных, ни жанровых. Единственное условие, которое мы неукоснительно соблюдаем — это то, что выдвинутая работа должна была выйти впервые в прошлом году».

Сбор от благотворительных гала-концертов будет направлен нуждающимся ветеранам балета коллективов Москвы.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #78 : Июнь 06, 2014, 04:31:50 »
http://www.kommersant.ru/doc/2482008

Виртуозы — беззаботные и асоциальные

Татьяна Кузнецова о гастролях балета Ковент-Гарден в Большом театре

06.06.2014

Ура российско-британскому году культуры: к нам приезжает лондонский Королевский балет. В Москве он бывает куда реже, чем Большой балет в Лондоне; в последний раз являлся ровно 10 лет назад — срок, достаточный для смены поколений. На сей раз в числе молодых британских звезд на Исторической сцене родного Большого появится его бывшая прима Наталья Осипова, с этого сезона ставшая законной principal dancer британской труппы: она будет солировать в обеих программах Ковент-Гарден. Обе совершенно беспроигрышные: для любителей современного балета и классической виртуозности — одноактные балеты, для тех, кто приходит попереживать и восхититься актерскими работами,— ballet-story "Манон", хрестоматийный трехактный костюмный спектакль британского классика Кеннета Макмиллана. Им завершаются гастроли, причем Наталья Осипова выступит в партии Манон в последний вечер. Тем, кому не удастся попасть на этот стопроцентно английский спектакль, придется удовлетвориться его российской копией — в начале июля "Манон" во всем своем драмбалетном великолепии войдет в репертуар Музтеатра Станиславского.

А вот одноактные балеты "Рапсодия", "Тетрактис" и "DGV" россияне не увидят нигде, кроме как во время этого визита.

Стоит отметить, что в отличие от тяжеловесной программы одноактовок прошлых гастролей, сделавшей акцент на публицистические спектакли многолетней выдержки, этот сборник одноактных балетов свеж, как океанский бриз, и очаровательно асоциален. При этом три бессюжетных и вполне абстрактных опуса разительно несхожи, так что монотонности можно не опасаться.

"Рапсодию" на музыку Рахманинова сэр Фредерик Аштон, старейший балетный рыцарь Британии, поставил специально для Михаила Барышникова в 1980-м. Плененный солнечным даром советского беглеца, 74-летний хореограф забыл о своей давней ревнивой ненависти к "типично русской" бравурной виртуозности, а потому балет получился не совсем аштоновским. Нет, конечно, в "Рапсодии" не рвут страсть в клочья и не заметны мускульные усилия. И солистки в длинных платьях взволнованы, но пристойны, как викторианские девушки; и в дивном адажио безымянная героиня небрежно опирается на подвижный постамент из четырех кавалеров, устремляясь к своему избраннику душою, но избегая предлагать ему тело. Избранным в 1980-м как раз и был Барышников: в этом классическом балете главная — мужская партия. Но какая! Большие туры в самых адских сочетаниях, бешеное количество сложносоставных пируэтов, невероятные круги больших прыжков, заноски столь разнообразные, что рябит в глазах, и все это — с моцартовским изяществом, с легким подмигиванием зрителю: мол, а что здесь особенного? Для гения-виртуоза, конечно. Ничего похожего сэр Фредерик не ставил никогда, а потому без особого риска можно предположить, что он просто позволил Барышникову делать все, что тот любит и умеет. Так вот, представьте, есть в сегодняшнем Ковент-Гарден премьер, который готов соперничать с "Мишей": невысокий рыжеватый австралиец Стивен Макрей танцует сногсшибательно — и с той же артистической беззаботностью.

Во втором отделении — балет для интеллектуалов: "Тетрактис" (1914) на музыку Баха, новейший опус Уэйна Макгрегора, вдохновлен работами американки Таубы Ауэрбах, работающей с мертвыми глифами и живыми математиками. Ее дебют в качестве сценографа и художника по костюмам оказался весьма корректным: пронумеровав свои семь инсталляций и назвав их "контрапунктами" и "канонами", она предоставила полную свободу хореографу и артистам. Сам Макгрегор тоже отошел от своего фирменного вывороченного стиля: чуть ли не впервые он сочинил хореографию, используя психофизические возможности конкретных артистов. А поскольку в "Тетрактисе" занята дюжина ведущих солистов Королевского балета, получилось нечто вроде коллективного портрета лидеров труппы, в котором каждый из них попеременно выходит на первый план. По чести, на премьере Наталья Осипова с ее энергетикой, бронебойной даже в статических позах, затмила всех своих коллег.

Завершает программу балет "DGV" на музыку минималиста Наймана, поставленный молодым Кристофером Уилдоном в 2006 году. Труппа возобновила его всего месяц назад, балет получил самые лестные отзывы строгих британских рецензентов и, конечно, еще полон премьерного драйва. Аббревиатура названия расшифровывается сложно, но имеет самое непосредственное отношение к сути дела. Композитор Найман, впечатленный поездкой на французском скоростном поезде TGV (Train a grande vitesse), написал произведение "MGV", заменив "поезд" на "musique". Хореограф Уилдон сочинил хореографию, предсказуемо подставив вместо музыки танец,— получился "Danse a grande vitesse" ("Танец на высокой скорости"), что соответствует сценическому действию. Однако оно не похоже на ровную ж/д колею: на фоне вздыбленных железных листов в заклепках четыре солирующие пары в четырех частях балета мчатся во весь опор, но по-разному: лобовая атака сменяется джазовой безудержностью (эта часть отдана Наталье Осиповой и ее партнеру Эдварду Уотсону), мечтательный полет — атлетическим напором. Но, похоже, в стремительном движении есть и остановки: рецензенты свидетельствуют, что "весь балет Кристофера Уилдона полон потрясающих скульптурной красотой образов".

Программа одноактных балетов: Большой театр, Историческая сцена, 17 и 18 июня, 19.00
"Манон": Большой театр, Историческая сцена, 20, 21 июня, 13.00 и 19.00, 22 июня, 19.00


Татьяна Кузнецова
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #79 : Июнь 18, 2014, 06:01:09 »
http://style.rbc.ru/news/art/2014/06/18/18677/

В Большом театре начинаются гастроли Королевского балета Ковент-Гарден

17 и 18 июня британская труппа показывает вечер одноактных спектаклей — «Рапсодия», «Тетрактис» и DGV.

Знаменитый британский балетмейстер сэр Фредерик Аштон сочинил «Рапсодию» на основе музыки Сергея Рахманинова («Рапсодия не темы Паганини»). Премьера прошла в 1980 году и была посвящена 80-летнему юбилею Елизаветы — королевы-матери, близкого друга Аштона. В балете заняты шесть танцовщиков и столько же танцовщиц во главе с дуэтом солистов. Если в основе партитуры Паганини, вытворявший чудеса виртуозности со своей скрипкой, то и танцы, решил постановщик, должны быть под стать музыке. Аштон соединяет классические па с истинно английским изяществом, но изрядно «наворачивает» темпы и усложняет комбинации, так что исполнение, как писала британская пресса, «провоцирует страх сломанных лодыжек». Главную мужскую партию в первых спектаклях исполнял Михаил Барышников. В Москве есть надежда увидеть виртуоза наших дней: рыжеволосый премьер Ковент-Гарден Стивен Макрей летает в воздухе пушинкой, вращается, словно шуруповерт, и прыгает, как рысь.

«Тетрактис» — создание современного хореографа Уэйна Макрегора. Он известен своим научным подходом к современному танцу: для одной из прошлых работ, например, изучал высшую нервную деятельность исполнителей при помощи датчиков и компьютеров. В «Тетрактисе» у автора иной интерес, но, как всегда, любая деталь у него работает на сверхзамысел. Даже разноцветные трико на артистах придуманы не просто для красоты. Исполнители должны исследовать, во-первых, структуру фуги Баха, а во-вторых, по количеству танцующих и их пространственным конфигурациям балет соответствует разработанному Пифагором в древности тетрактису — геометрической фигуре, основанной на математических числовых отношениях. На черном заднике переливаются неоновые абстракции модного дизайнера Таубы Ауэрбах, на фоне которых 12 танцоров в течение 40 минут предпочитают логику эмоциям. Те британцы, кому это не понравилось, обвиняли Макгрегора в зауми и говорили, что замысел оказался интересней результата. Другие увидели в балете небывалую мудрость и возможность новых мировоззренческих горизонтов.

Авторство третьей одноактовки — DGV, которую покажут в Большом, принадлежит хореографу Кристоферу Уилдону и композитору Майклу Найману — они посвятили этот спектакль запуску французских сверхскоростных поездов в 2006 году. Бушующая хореография и впрямь напоминает о драйве и быстрой поездке, тем более что солировать в один из дней будет вихревая Наталья Осипова, бывшая солистка Большого театра, теперь — прима Королевского балета. Громадные сморщенные железные листы, используемые в сценографии, символизируют, надо полагать, мощь металла и современных технологий. Групповые танцы чем-то похожи на сеанс аэробики. Голубоватый «лунный» свет напоминает о поездке в ночных туннелях. А пуанты на ногах балерин выбивают дробь, подобную стуку колес. Как написал один из рецензентов балета, «хореограф Кристофер Уилдон дает вам чертовски много танцев за ваши деньги».

Майя Крылова

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #80 : Июнь 18, 2014, 06:09:00 »
http://www.gazeta.ru/culture/2014/06/17/a_6073709.shtml

С мира по акту

Королевский балет Великобритании начинает свои гастроли в Большом театре

17.06.2014

Анна Гордеева

В Москве начинаются гастроли балета «Ковент-Гарден» — Королевского балета Великобритании. В программе — «Манон» с Натальей Осиповой, барышниковская «Расподия» Фредерика Эштона и одноактные балеты Уэйна Макгрегора и Кристофера Уилдона.

Несколько лет назад, когда труппой Королевского балета еще управляла Моника Мэйсон (покинувшая пост в позапрошлом году), она как-то решила зайти на утренний класс и — чтобы показать дружелюбие и расположенность ко всем артистам — поздороваться с каждым на его родном языке. По мере ее маршрута вдоль станка лицо ее все вытягивалось: в процессе она осознала, что ей почти не приходится говорить по-английски.

Испанский и итальянский, русский и украинский, португальский, болгарский, японский — и если кому-то и можно было сказать «good morning», так человек почти наверняка был из Австралии.

Что ж, так собиралась (и собирается сейчас — ее преемником Кевином О'Хэйром) труппа Королевского балета — над этой империей уж точно никогда не заходит солнце.

Потому если говорить о солистах на гастролях, что начинаются в Большом театре 17-го и продлятся до 22 июня, мы не увидим какого-то одного «английского стиля». Примы и премьеры, мигрирующие в «Ковент-Гарден», привозят с собой обычаи своих школ, личные артистические привычки и манеры.

Особенно это будет видно, конечно, когда начнется блок «Манон»; блокбастер Кеннета Мамиллана за три дня (с пятницы по воскресенье) станцуют четырежды, в главных ролях каждый раз будут новые артисты.

Макмиллан, в 1974 году поставивший в «Ковент-Гардене» один из лучших своих спектаклей, ориентировался на драмбалетный канон, на который англичане молились с момента первых послевоенных гастролей Большого театра и пробежки Улановой-Джульетты по лондонской сцене.

Его Париж так же густо и разнообразно населен, как Верона Леонида Лавровского, — но, конечно, в советском балете не могло быть таких захватывающих танцев торгующих собой дам.

Юная, но уже свободная от предрассудков девица увлекает молодого поэта в столицу и мимоходом направляет его на путь шулера; в последнем акте она погибает при побеге с каторги, последовавший за ней в американские болота герой рыдает над трупом. Французское легкомыслие, приведшее к большой беде английский хореограф, конечно, не одобрял — но Парижем был увлечен и гимн Парижу спел. В этом Париже разъезжают кареты, обаятельные шлюхи танцуют в некоем гибриде игорного и публичного дома, а поэт пишет потрясающие стихи (за эти вариации не один танцовщик на земле душу готов продать). Понятно, что Манон аргентинки Марианелы Нуньес (она выйдет на сцену в пятничном спектакле) будет разительно отличаться от Манон американки Сары Лэмб (в субботу), и обе они ни в чем не будут схожи с Манон бывшей примы Большого Натальи Осиповой (воскресенье). То же и с кавалерами де Грие: героя, учившегося в Канаде Мэтью Голдинг (утро субботы), так же невозможно спутать с персонажем австралийца Стивена МакРея (вечер субботы) и с втрое более яростным, чем оба предыдущих де Грие, героем кубинца Карлоса Акосты (воскресенье).

Понятно, что на «Манон» будет особенно рваться постоянная балетная публика. И потому, что знаменитый спектакль, и потому, что совсем скоро — 4 июля — премьера этого балета пройдет в московском Музыкальном театре. Там уже год отлично танцуют другой спектакль Макмиллана — «Майерлинг», а теперь получили права и на «Манон».

Сравнение трактовок — любимый балетоманский аттракцион.

Начинаются же гастроли с вечера одноактных балетов — и тут ажиотаж меньше, хотя они несомненно заслуживают внимания.

Потому что вот тут английский стиль есть. Это стиль хореографии — точнее, стиль отношения к хореографии.

Главный английский театр не боится рисковать, регулярно заказывает новые сочинения весьма нетривиальным авторам, и потому его программы одноактовок дают представление буквально о самой последней балетной моде.

В Москву Королевский балет привозит небольшие спектакли Уэйна Макгрегора — деконструктора, одного из главных нынешних ньюсмейкеров в мире танца, автора фантастической одноактовки «Chroma», которую пару лет назад перенес в Большой театр, и Кристофера Уилдона — менее революционного, но изобретательного автора, сочиняющего благообразную неоклассику; в Большом он десять лет назад ставил «Misericordes».

Макгрегор представляет свежую, февральскую премьеру «Тетрактис» на музыку Иоганна Себастьяна Баха в обработке Майкла Беркли; Уилдон — «DGV» на музыку Майкла Наймана. Название последнего балета связано с наймановским опусом «MGV» («Musique a grande vitesse»), который композитор сочинил по заказу французского железнодорожного ведомства в честь открытия скоростной дороги TGV.

Так что «DGV» расшифровывается как «Танцы на большой скорости» — и этот бессюжетный балет действительно летит со скоростью суперэкспресса.

На случай же, если сегодняшние модные авторы не глянутся московской публике, в той же программе припасена одноактовка английского классика и сооснователя Королевского балета Фредерика Аштона: «Рапсодия», поставленная им тридцать с лишним лет назад как подарок ко дню рождения королевы-матери, придумывалась на Михаила Барышникова, и она безукоризненно классична. Под музыку Рахманинова («Вариации на тему Паганини») идет старинное как мир повествование о судьбе артиста; в нем даже пафос обаятелен, а если смотреть с юмором, воспринимая изобилие вращений как констатацию факта «хочешь жить — умей вертеться», то точно можно понять британцев, приравнивающих сочинения Аштона к короне Ее Величества.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #81 : Июнь 19, 2014, 04:12:57 »
http://www.kommersant.ru/doc/2493609

Балет дальнего следования

Труппа "Ковент-Гардена" в Большом театре

19.06.2014

На исторической сцене Большого театра проходит центральное театральное событие перекрестного года культуры Россия—Великобритания — гастроли лондонского Королевского балета "Ковент-Гарден". Главная труппа Британии открыла их программой одноактных балетов. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Спекуляции некоторых СМИ на тему отказа от гастролей (по политическим убеждениям или семейным обстоятельствам) изрядной группы солистов "Ковент-Гардена" следует пресечь на корню. Труппа явилась в Москву во всеоружии и с полным набором ведущих солистов. Их состав по сравнению с последним визитом в 2003 году сменился почти полностью, равно как и гастрольный репертуар. Впрочем, его базовые принципы — акцент на национальную классику и новейшие работы — остались неизменными. В программу бессюжетных одноактных балетов вошла "Рапсодия" (1980) — один из последних балетов сэра Фредерика Аштона; а за современность отвечали работы главных балетмейстеров труппы — Уэйна Макгрегора (его "Тетрактис" поставлен четыре месяца назад) и Кристофера Уилдона, чей "DGV" (2006) был возобновлен буквально накануне гастролей.

Классическую абстракцию на музыку "Рапсодии на тему Паганини" Рахманинова Фредерик Аштон сочинил для Михаила Барышникова, и это видно невооруженным глазом по прыжково-вращательным лихачествам, увенчанным в финале серией стремительных револьтадов,— явным признакам советской школы мужского танца. Впрочем, "антисоветчик Миша" отвергал советскую манеру подавать танцевальные рекорды как подвиг; он предпочитал виртуозничать с элегантной легкостью, делая вид, что не прилагает никаких усилий. И это свойство Барышникова тоже отразилось в хореографии Аштона, где серии технических невероятностей разрешаются либо стремительным исчезновением в кулисах, либо невинностями типа легких кабриолей — так, что ошарашенный зритель даже не успевает понять, что такое натворил солист, и уж тем более ему зааплодировать.

Примерно так и получилось на первом спектакле в Большом: растерянная тишина сопровождала по крайней мере три первых выхода блистательного Стивена Макрея, полноправного преемника Барышникова: невесомый, как воздух, точный, как хронометр, безупречный, как пособие по высшему мастерству, он носился по бескрайней сцене Большого фантастическим Ариэлем. Его партнерша и муза (по роли) Лаура Морера в быстрых частях своей партии действовала безупречно. Однако в адажио вылезали недостатки ее формы — некрасивая стопа, низкие икры, скудный шаг, с чем было трудно смириться российским зрителям, привыкшим к точеным ножкам и изобильным данным своих балерин. Однако состояние труппы оценивают не по солистам, а по танцам широких масс. Шесть пар корифеев, играющих в этом балете самостоятельную роль, позволили сделать вывод, что труппа "Ковент-Гардена" находится в отличной форме и трепетно лелеет традиции своей школы. У женщин прекрасные — нежные и чувствительные — руки, гибкий, но дисциплинированный корпус; мужчины свято блюдут позиции, точны в ракурсах, и два тура в воздухе для них рутина, а не испытание.

"Рапсодия" предоставила единственный шанс заметить академические достоинства труппы, так как оба современных автора, хоть и ставят на классической основе, изо всех сил пытаются ее трансформировать. У Макгрегора это получается органично: в "Тетрактисе" (об этой премьере "Ъ" писал 12 февраля) хореограф непривычно внимателен к артистам, использует их психофизику как часть художественного языка. В этом загадочном балете о цифрах и знаках, поставленном на музыку семи частей "Искусства фуги" Баха, каждый из дюжины участников запоминается ровно настолько, насколько ярок и оригинален он сам. Тут не было равных нашей Наталье Осиповой, экс-приме Большого, а с этого года — приме "Ковент-Гардена": причем феноменальный шаг (обводки с ногой, закинутой на 240 градусов,— лейтмотив ее адажио с Эдвардом Уотсоном) лишь самый убийственный из аргументов этой балерины, исключительной в каждом своем движении. Антиподом ее гипнотической пластике выглядит хрупкая прозрачность движений Сары Лэмб. А невысокий складный Стивен Макрей, лишенный в "Тетрактисе" козырей виртуозности, все равно находит танцевальные доводы для доминирования над куда более фактурными коллегами.

Заключительный балет "тройчатки" — "DGV" (аббревиатура расшифровывается как "Танец на большой скорости") — поставлен Кристофером Уилдоном на музыку Майкла Наймана, написанную им по случаю открытия скоростной железнодорожной магистрали во Франции. Правда, выглядел он скорее тормозом, чем чудом техники, мчащимся на всех парах. Эффектные декорации Жан-Марка Пюисана, изображающие вздыбленные листы железа, при нужном освещении преображающиеся в прозрачный туннель, в известной мере отражали сценическую ситуацию, катастрофическая монотонность которой иногда освещалась отдельными хореографическими находками. В их числе — подсобные перемещения кордебалета, изображавшего то толпу провожающих на перроне, то шпалы (в виде женщин, проносимых ногами вперед в горизонтальных поддержках), то — с помощью серий вращений-шене — проносящиеся за окном пейзажи. Однако для четырех пар солистов — пассажиров, вырванных путешествием из привычного течения времени и потому напрочь игнорирующих мчащийся напряженный ритм музыки,— хореограф Уилдон не смог зажечь свет в конце туннеля. В аморфных дуэтах дамы выглядели либо анемичными манекенами (их взваливали на поясницу, плечо и за спину, проволакивали по полу с раскинутыми ногами, и даже сокрушительная самобытность Натальи Осиповой ничего не могла противопоставить такой неволе), либо добродетельными "классичками", выполняющими стандартный набор академических поз, обводок и пируэтов. Финальная статичная сцена, в которой все участники балета то и дело присаживались на плие по второй позиции, вероятно обозначая прибытие на конечную станцию, не способствовала взрыву зрительского энтузиазма. Который, однако, все же случился: за этот вечер королевская труппа успела подтвердить свой высокий статус, продемонстрировав много увлекательного и помимо "Танца на большой скорости".

Татьяна Кузнецова
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #82 : Июнь 27, 2014, 07:02:15 »
http://www.vedomosti.ru/friday/article/2014/06/27/39991

Манон против строптивой

Две крупные балетные премьеры пройдут в Москве в один день

Анна Гордеева

27.06.2014

Большой или Музыкальный театр? Мировая премьера «Укрощения строптивой» или российская «Манон»? Жан-Кристоф Майо или Кеннет Макмиллан? 4 июля — день, когда московские балетоманы разорвутся пополам: две главные столичные труппы выпускают премьеры в один день.

Укротитель из Монако

Худрук Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо (знакомый отечественному зрителю по гастролям его труппы с «Золушкой» и «Дафнисом и Хлоей», а также по одноактовке Switch в недавнем проекте Дианы Вишневой) видит в шекспировском сюжете, где бодрый мужлан муштрует непокорную жену, историю двух людей, которые просто не способны на тривиальное развитие отношений. По его мысли, Катарина и Петруччо — та самая идеальная пара, в которой каждый — половинка друг друга.

Для постановки Майо взял киномузыку Шостаковича. Хорео­граф считает, что именно в кино, где можно было дать волю сарказму, Шостакович был наиболее свободен и открыт — в то время как в других работах он был вынужден в большей степени ориентироваться на ожидания своего окружения. Этим — существованием в рамках заданной «маски» — композитор кажется ему схожим с Катариной: ее все видели строптивицей — она отвечала ожиданиям.

Майо, вот уже двадцать лет соз­дающий новые спектакли только для собственной труппы, ради Большого изменил своим принципам, и главный театр страны получает мировую премьеру. В этом много хорошего — все роли создаются для конкретных исполнителей, в диалоге с ними, так что ничего не будет «провисать». Но риск тоже велик — непроверенный материал, триумф так триумф, провал так провал. Любимец гламурного Лазурного Берега Майо привык выдавать на сцене эффектную «картинку» и держать весь мир на расстоянии вытянутой руки от своего серд­ца — наши же балетные артисты любят играть и переживать всерьез. Впрочем, исполнители главных ролей внушают надежду: Катариной должна стать Екатерина Крысанова (балерина с острой пластикой и отличным чувством юмора), ее вроде бы послушной сестрицей Бьянкой — Ольга Смирнова (амплуа в театре — прохладный белый Лебедь; здесь придется играть девушку, которая кроткой лебедицей лишь притворяется: может получиться занятно). Ну а заниматься укротительством придется Владиславу Лантратову — и можно только надеяться, что в этой роли методы его героя будут более гуманными, чем в «Иване Грозном», где он исполнял заглавную роль.

Классик из Лондона

«Манон» Кеннета Макмиллана только что привозила на гастроли в Москву та самая труппа, для которой он поставил спектакль в 1974 году, — Королевский балет Великобритании. Теперь все неминуемо будут сравнивать — похож ли на оригинал новенький спектакль Музыкального театра, отрепетированный с нашими людьми теми же самыми англичанами. Так ли синхронно трюкачат нищие на постоялом дворе, так ли резво садятся на шпагат две подруги в борделе и убедительно ли добропорядочный кавалер де Грие, предпочитающий проводить время за книжками, влюбляется в молоденькую девицу, брат которой хочет извлечь как можно больше выгоды из ее прелестного личика? Впрочем, нет сомнений, что артисты Музыкального театра справятся с этим большим, густонаселенным и переполненным виртуозными танцами балетом — эта труппа отлично танцует «Майерлинг» того же самого Макмиллана. Музыку же Массне (собранную из десятка его произведений — такого балета композитор не писал) не должен испортить оркестр Музыкального под руководством Феликса Коробова, не имеющий предрассудков по поводу балетных партитур.

И только одно внушает тревогу: еще год назад, когда театр объявил, что этот спектакль появится в репертуаре, было ясно, что права на него покупают ради Сергея Полунина, чье исполнение главной роли в «Майерлинге» стало сенсацией прошлого сезона. Однако буквально на днях артист заявил, что не будет участвовать в «Манон». Конечно, у театра есть и другие исполнители для этой роли, но мирового класса — более нет; остается надеяться, что импульсивный танцовщик еще переменит свое мнение. Впрочем, даже если «Манон» останется без такого де Грие, там есть на что посмотреть — галантные кружева хореографии сэра Макмиллана прочны и изящны.

«Укрощение строптивой», 4-6, 8, 9 июля, bolshoi.ru.

«Манон», 4-6 июля, stanmus.ru.

Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #83 : Июнь 27, 2014, 07:04:16 »
http://www.kommersant.ru/doc/2494316

С верностью оригиналу

Татьяна Кузнецова о «Манон» в музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко

27.06.2014

Балет "Манон" британского классика Кеннета Макмиллана, поставленный им в 1974 году на микс из музыки Массне по мотивам романа аббата Прево,— один из любимейших в мире. Эту "Манон" обожают зрители, ее боготворят артисты: за 40 лет она не вышла из моды. Балет ставили бессчетное количество раз во всех концах света, и лучшие театры мира (Парижская опера, Американский балетный театр, лондонский Ковент-Гарден, миланский Ла Скала) прилежно возобновляют этот кассовый шлягер из сезона в сезон. В главных партиях отметились едва ли не все балетные знаменитости последних четырех десятилетий: роли невинной куртизанки XVIII века и ее преданного любовника де Грие оказывают на балерин и премьеров гипнотическое воздействие — танцевать их жаждет каждый, вне зависимости от физических данных и актерских амплуа.

Трехактная, обстоятельная, понятная и сентиментальная "Манон" одета в пышные "исторические" костюмы и помещена в реалистическую среду — подробно прописанные декорации с всамделишной мебелью и обильными аксессуарами. Действие перескакивает из провинциального постоялого двора в столичный игорный зал, из бедной спальни в комнату тюремщика, из Старого Света в Новый. Пантомимные сцены, поставленные с вкусными подробностями английского исторического кино, прослоены обширными хореографическими эпизодами, в которых вдоволь натанцовываются все: кордебалет, корифеи, солисты, премьеры.

В России "Манон" узнали из первоисточника: еще в 1987 году ее привозил в Москву лондонский Королевский балет. И повторил успех на только что прошедших гастролях. Однако до недавних пор единственной российской труппой, рискнувшей поставить "Манон", оставалась Мариинка, включившая ее в свой репертуар в 2000 году. Куртизанку танцевали отборные петербурженки: от маститой Алтынай Асылмуратовой до совсем тогда юной Светланы Захаровой. А главным кавалером де Грие был опытный Игорь Зеленский, побывавший премьером сразу в трех театрах — Мариинском, Ковент-Гардене и New York City Ballet — и получивший эту роль из первых рук — от англичан.

Теперь Игорь Зеленский — худрук сразу двух трупп, Новосибирского балета и московского "Стасика" и, как истинный артист — а такие не бывают "бывшими",— подбирает в репертуар свои любимые балеты. "Манон" в Москву переносят полномочные представители Ковент-Гардена Карл Барнетт и Патрисия Руанн. Декорации и костюмы скопированы с английского оригинала во всех подробностях. А еще в музтеатре Станиславского есть свой "англичанин" — Сергей Полунин, променявший феерическую карьеру в Ковент-Гардене на положение премьера московского театра и кумира москвичей. В Королевском балете он уже танцевал партию де Грие — коварную, без прыжковых спецэффектов, с тягучими сольными адажио и тяжелыми дуэтами, наполненными поддержками, во время которых надо излучать то неподдельное счастье, то столь же подлинную печаль. Со всеми этими трудностями Полунин в Лондоне справлялся великолепно. Надо полагать, что и в Москве станцует не менее блистательно. А вот кто станет его возлюбленной — пока неизвестно: роль Манон готовят сразу три балерины.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, 4, 5, 6 июля, 19.00

Татьяна Кузнецов
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #84 : Июнь 27, 2014, 07:06:32 »
http://www.kommersant.ru/doc/2494294

Сотворение идеальной пары

Татьяна Кузнецова о мировой премьере «Укрощения строптивой» в Большом театре

27.06.2014

Избитое сочетание "мировая премьера" — в данном случае не клише из типового пресс-релиза. Просто западный аналог creation у нас применить невозможно: представьте себе слово "творение" на премьерной афише — засмеют. Меж тем во всем мире термин creation разом повышает статус события. Он означает, что грядет не просто "премьера" (то есть очередная постановка готового спектакля, который можно увидеть и в других театрах), а рождение балета с нуля, балета никогда не существовавшего, созданного для конкретной труппы с учетом ее индивидуальных возможностей. За такими эксклюзивами и их потенциальными авторами ведущие театры охотятся: ведь creation — не только свидетельство творческой состоятельности и оригинальности. Удачная новинка — это новый этап жизни труппы, она имеет шанс войти в историю, даже стать неким символом времени — как, скажем, "Спартак" Григоровича в советском Большом или "Парк" Прельжокажа в Парижской опере.

Так получилось, что в новейший — российский — период истории судьбоносные для Большого театра creation создавали французы (ну и российский хореограф Ратманский, которого московскому театру не удалось удержать на родине). Однако все же первопроходцем был Пьер Лакотт, поставивший в 2000 году небывалую "Дочь фараона" — многоактную фантазию на сюжет канувшего в небытие балета Петипа. Дата ее премьеры зафиксировала рождение нового балетного поколения — открытого миру и готового к переменам. Три года спустя в Большом появилась одноактная "Пиковая дама" Ролана Пети — и "железный занавес" пал окончательно. Балет имел общероссийский резонанс: французу — первому иностранцу — вручили Государственную премию, Германну и Графине (Николаю Цискаридзе и Илзе Лиепе) — тоже, а сам спектакль был осыпан "Золотыми масками".

Однако Большой театр с чисто российской безалаберностью свои французские сокровища не сберег: оба спектакля (по разным причинам) исчезли из афиши. Сейчас театру выпал новый шанс: Жан-Кристоф Майо, худрук Балета Монте-Карло и один из лучших хореографов Франции, ставит в Большом "Укрощение строптивой". Беспрецедентный случай: автор, упорно отказывавшийся сочинять "на выезде" (в том числе и в Парижской опере), впервые за 20 лет покинул родную труппу, чтобы ринуться в авантюру с непредсказуемыми и незнакомыми русскими. Правда, не вовсе незнакомыми. Артистов Большого Майо рассмотрел в родном Монако, куда пригласил их станцевать "Лебединое озеро": канонический русский "белый" акт и "черное" па-де-де были внедрены в его собственное, совсем не ортодоксальное "Озеро". Тогда-то, в рождественские дни 2011 года, худрук балета Большого Сергей Филин и уломал затворника на постановку в Москве.

Причем сразу на сюжетный двухактный балет — новое "Укрощение строптивой" будет первой в российской истории полнометражной постановкой современного западного автора. С названием Майо определился сразу. По его собственному признанию, о шекспировском "Укрощении" он думал давно: "Я всегда хотел, чтобы Бернис Коппьетерс, главная артистка моей труппы, станцевала в нем главную роль". Но пока хореограф размышлял, его муза Бернис завершила свою танцевальную карьеру, и теперь, несмотря на блистательную профессиональную форму, играет в Большом роль ассистента хореографа, телом разъясняя артистам то, что хотел сказать автор.

Вопрос о музыке решился тоже быстро: Дмитрий Шостакович, на произведения которого влюбленный в него Майо поставил не один спектакль. Однако в репертуаре Большого уже имелись все три балета Шостаковича, а потому хореограф обратился к кино: "Я открыл для себя его киномузыку, которую раньше плохо знал. Это уникальная музыка, в ней проявляется вся его гротескная, сатирическая сущность. Как будто это свободное дыхание, которого он не мог позволить себе в симфониях". В задерганном советской властью композиторе Майо увидел сходство с героиней шекспировского балета: и тот и другая — совсем не такие, какими их видят окружающие.

Именно психология персонажей, а вовсе не ренессансный антураж и извилистые подробности сюжета занимают Майо в этой самой эротичной из всех комедий Шекспира. Конечно, никакой ренессансной Италии в спектакле не будет: Эрнест Пиньон-Эрнест, постоянный сценограф Майо, выстроил белоснежную двускатную лестницу, которая способна трансформироваться то в площадь, то в зал палаццо, то в церковь, то в проселочную дорогу. Костюмы — полупрозрачные, освобождающие тело, но с легким намеком на историзм,— делает Огюстен Майо, сын хореографа; впервые самостоятельно, хотя он прошел не только школу отцовских балетов, но и университеты Карла Лагерфельда.

"Укрощение строптивой" хореограф вовсе не считает мачистской пьесой об усмирении вздорных претензий слабого пола. Для него Петруччо и Катарина идеальная пара именно потому, что оба — исключение из правил: оба — экстремалы эмоций, оба не желают подчиняться общепринятым нормам. Однако постановка Майо не превратится в балет-дуэт с антуражем из второстепенных персонажей: в шекспировской пьесе хореограф разглядел четыре разных мужских характера и столько же женских. Так что в этом "Укрощении строптивой" получат право голоса и Бьянка с Люченцо, и женихи Гортензио и Гремио, и молодой отец Катарины, и молодящаяся вдова. И даже отсутствующая у Шекспира "гувернантка" найдет себе кого-нибудь в пару.

Возможно, многоголосию балета поспособствовали артисты Большого — пластичные лицедеи, оснащенные превосходной техникой и готовые принять любые предложения автора. В списке занятых в спектакле артистов — лучшие молодые балерины Большого во главе с Екатериной Крысановой (Катарина), Ольгой Смирновой (Бьянка), и самые яркие танцовщики — Владислав Лантратов, Денис Савин, Семен Чудин, Вячеслав Лопатин, Игорь Цвирко, Александр Волчков. Говорят, на репетициях не стихает хохот: хореограф и артисты состязаются в остроумии. Учитывая искрометный хореографический юмор Майо и его неподражаемое умение рассказывать истории человеческими телами, балет должен получиться гомерически смешным. Если, конечно, хореографу хватит времени реализовать все, что он задумал, а артистам — выучить поставленное. Ведь Большой театр, по своему обыкновению, отнесся к своей мировой премьере с трудно оправданным легкомыслием: в разгар репетиций отправил труппу на гастроли в США, заполнил афишу многолюдными сложными спектаклями, в которых заняты все действующие лица "Укрощения". Словом, постановочный процесс протекает несколько лихорадочно. Но ведь creation — это всегда риск и азарт: рулетка, в которой и театр, и автор, и актеры поставили свое мастерство и репутацию на одно-единственное число. На 4 июля.

Новая сцена Большого театра, 4, 8 и 9 июля (19.00), 5 июля (12.00 и 19.00), 6 июля (18.00)

Татьяна Кузнецова
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #85 : Июль 03, 2014, 21:57:15 »
http://www.gazeta.ru/culture/2014/07/02/a_6095629.shtml

Пушкин по гамбургскому счету

Хореограф Джон Ноймайер в Гамбургском балете превратил «Евгения Онегина» в «Татьяну»

03.07.2014, 09:01 | Анна Гордеева (Гамбург)

Худрук Гамбургского балета Джон Ноймайер поставил спектакль «Татьяна» по «Евгению Онегину». В ноябре этот балет-копродукцию с Музыкальным театром имени Станиславского и Немировича-Данченко смогут увидеть москвичи.

Уже сейчас понятно, что спектакль «Татьяна» Джона Ноймайера станет одним из громких событий следующего московского сезона. Не из-за музыки — сотворенная по заказу гамбургского театра свежая партитура Леры Ауэрбах относится к утилитарным балетным сочинениям. Она удобна балетмейстеру, но не более того — как была удобна ее же «Русалочка». Тот балет перенесли в московский Музыкальный три года назад, и он идет с заслуженными аншлагами, но меломаны морщатся, перебирая имена процитированных композиторов. Особенно повезло Шнитке.

Осенью, после «Татьяны», российская публика кинется обсуждать, можно ли одевать Ленского в джинсы и заставлять мужа Татьяны ходить на четвереньках; дискуссии наверняка будут жаркими.

Российская премьера обещана 7 ноября, ждать споров о «нашем всем» осталось недолго.

Что же сделал Ноймайер? Он отнесся к героям пушкинского романа как к живым людям и представил на сцене их биографии в мельчайших деталях — примерно так, как делал в «Нижинском». В первом акте тщательно воспроизведен петербургский распорядок дня Онегина (Эдвин Ревазов) — от пробуждения и «записочек», которые ему доставляет камердинер, до визита в театр, где танцует Истомина (этот эпизод представлен развернутой сценой, в которой партнер-танцовщик подносит девушку так, чтобы Онегину было удобнее поцеловать ей щиколотку).

Не забыт и покойный дядюшка: по сцене чинно проходит похоронная процессия.

Если в третьей главе «Онегина» персонажи романов, которые читала Татьяна, упоминаются лишь мимоходом, то на сцене три пары героев (Юлия Вольмар и Сен-Пре, Матильда и Малек Адель, Хэрриет Байрон и Грандисон) не раз появляются «вживую», когда Татьяна (Элен Буше) снова и снова сравнивает свои мечты с реальностью.

Домашние посиделки у Лариных — не бал, а именно простенький деревенский праздник — прописаны невероятно подробно, от хихиканья каждой провинциальной девицы до чашки чая, которую Онегину буквально всовывают в руки.

Но этот подробный мир Ноймайера, а не Пушкина, это своя история.

В ней, например, нет «трибуна трактирного», секунданта Зарецкого, но под его именем выходит пара черных теней с пистолетным ящиком: каждый акт предваряет явление духов зла, воплощенной черноты судьбы (гибкий и жутковатый дуэт Саши Рива и Марка Юбета). Будущий муж Татьяны (Карстен Юнг) видится ей медведем из сна — в этом сновидении любимая игрушка-медвежонок превращается в персонажа в шубе, что сначала ходит на четвереньках, а потом получает вполне счастливый дуэт с героиней.

А выбритый наголо Онегин является и вовсе в виде вампира в крылатом плаще.

Но и в реальности нет ни малейшего почтения к бытовым обстоятельствам: если в Петербурге империя (костюмы соответствующие), то в деревне — натуральный Советский Союз примерно послевоенных лет. На именинах Татьяны танцуют товарищи солдаты — и на одного из них все заглядывается Ольга (Лесли Хейман), так что похожий на сегодняшнего студента Ленский (Александр Труш) начинает нервничать задолго до жестокой шуточки Онегина.

Как возможна дуэль в послевоенной деревне? Ну так же, как цветастый пиджак на Онегине в тех же обстоятельствах — вообще-то герой ходит в тривиальном костюме и водолазке, но на праздник награжден таким нарядом, что любые российские жители приняли бы его за конферансье или циркового иллюзиониста.

То есть дуэль не возможна никак — но, как ни странно, это решение Ноймайера, который сам работал над сценографией и костюмами, балет всерьез не портит. Потому что во втором акте хореограф прекращает пересказывать «исторические обстоятельства» и выходит на темы, которые отлично знает, понимает и не раз воплощал в балете, — темы вины и мучительной, невозможной любви.

Он не оставляет в покое Онегина, ему мерещится Ленский — в «призрачных» диалогах цитируются и обрываются дружеские диалоги из первого акта. Но изначальная картинка общения раздражающегося интроверта с высоким IQ и простодушного экстраверта теперь становится трагичнее: если прежде Онегин повторял движения Ленского забавляясь, теперь он ищет в них некоторый правильный путь для себя — разумеется, не находит и останавливается. А последний огромный дуэт Онегина и Татьяны — с его стремлением просто положить голову ей на колени, с отчаянной решительностью, с которой он кидается в дуэт, и покорностью, с которой принимает единственный поцелуй, — сделан с той изобретательностью, какая прославила Джона Ноймайера как одного из живых гениев нашего времени.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #86 : Июль 06, 2014, 03:51:41 »
Телеканал КУЛЬТУРА

6 июля 2014 21:30
Шедевры мирового музыкального театра. Балет Джорджа Баланчина "Драгоценности" в постановке Мариинского театра. Солисты Ульяна Лопаткина, Игорь Зеленский, Андриан Фадеев

http://tvkultura.ru/anons/show/brand_id/20871/episode_id/959169

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #87 : Июль 07, 2014, 10:53:19 »
http://www.kommersant.ru/doc/2509454

Укрощение Шостаковича

Балет Жан-Кристофа Майо в Большом театре

07.07.2014

На Новой сцене Большого театра состоялась мировая премьера балета "Укрощение строптивой", поставленного Жан-Кристофом Майо на микст из музыки Дмитрия Шостаковича. Отсмотрев две премьеры с двумя разными составами, ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА испытала приступ эйфории.

Этот двухактный спектакль родился не благодаря, а вопреки. Во-первых, Жан-Кристоф Майо, на сегодня лучший хореограф Франции, 20 лет не ставил оригинальных балетов на чужой территории (не исключая Парижскую оперу) — с тех пор как возглавил Балет Монте-Карло. Во-вторых, на пути громоздились горы препятствий, начиная с покушения на Сергея Филина, инициатора проекта, и заканчивая сжатыми сроками постановки. Отдельный сюжет составили нелегкие переговоры с наследниками Шостаковича, из киномузыки которого и соткалась партитура нового балета. "Укрощение строптивой" — сюжет, давно выношенный и прочувствованный, Майо хотел ставить именно на Шостаковича, считая, что у его любимого композитора есть сходство с героиней пьесы: и тот, и другая совсем не такие, какими их видят окружающие. Но все балеты Шостаковича уже имелись в репертуаре Большого; тогда хореограф обратился к кино и обнаружил, что "это уникальная музыка, в ней проявляется вся его (Шостаковича.— "Ъ") гротескная, сатирическая сущность, как будто это свободное дыхание, которого он не мог позволить себе в симфониях". К миксту из музыки к "Оводу", "Одной", "Встречному", "Москве-Черемушкам" и другим фильмам добавились фрагменты "Камерной симфонии"; и под палочкой дирижера Игоря Дронова этот винегрет зазвучал как цельная партитура с весьма неожиданными для русского слуха ассоциациями.

Звуковые параллели часто усугубляли комизм сценических ситуаций лихим попаданием в яблочко. Под знаменитое "Нас утро встречает прохладой" праздновали зарю новой жизни герои балета, радостно отплясывая в честь помолвки сбагренной с рук Катарины. Под забубенные "Сени мои, сени" являлся на собственную свадьбу пьяный в хлам Петруччо. Процитированная Шостаковичем тема революционной песни "Мы жертвою пали в борьбе роковой" окрасила добавочной иронией тяжкий путь измочаленной героини по зимнему лесу к дому Петруччо. Но были и категорические несовпадения: трагический надрыв "Камерной симфонии" показался несоразмерным и не соответствующим статичному "постельному" адажио — последней борьбе самолюбий главных героев на пути к гармоничному сексу.

К Шекспиру французская команда тоже отнеслась без излишнего пиетета, трактуя сюжет его пьесы как извечный поиск "своей половинки". Шекспировской ренессансной Италии не было ни в сценографии Эрнеста Пиньон-Эрнеста, построившего подвижную белоснежную двускатную лестницу и шесть треугольных колонн, способных превращать сцену то в зал палаццо, то в лес, то в интимную спальню; ни у художника по костюмам Огюстена Дола Майо, представившего стильную черно-белую коллекцию с вкраплениями чистых цветов и легким намеком на историзм в виде пышных юбочек или элементов камзолов; ни тем более у самого хореографа, наделившего персонажей современной лексикой и почти бытовыми реакциями, что доставило немало трудностей танцовщикам-классикам, привыкшим утрировать чувства героев и не умеющим даже пройтись по сцене без лишнего пафоса.

Впрочем, и виртуозы Большого поработали над хореографом, спровоцировав на ряд несвойственных ему зрительских радостей вроде большого пируэта, двойных ассамбле и двойных револьтадов. Взаимное восхищение постановщика и артистов переполняет этот ансамблевый балет, пенящийся пластическими пикантностями и переплетенный паутиной деталей — психологически точных и гомерически смешных. Два состава исполнителей (со вторым постановщик поработать толком не успел, что, впрочем, не сказалось на яркости работ) составили галерею неповторимых типажей, каждый из которых достоин отдельного абзаца, а не жалкой фразы. Преуморительный актерски и всемогущий пластически Вячеслав Лопатин (Гремио). Игорь Цвирко, превративший своего Гортензио в потешно-воинственного альфа-самца. Патентованный лирик Большого Семен Чудин, в партии Люченцио создавший пародию на самого себя. Еще один Люченцио — красавчик Артем Овчаренко, изобразивший скованного "ботана" из интеллигентной семьи. Две Бьянки — бойкая Анастасия Сташкевич, уже в первом благостном адажио дающая понять, что в ее "тихом омуте" водятся презлющие черти, и аристократка-недотрога Ольга Смирнова, чья стервозность сполна обнаруживается только в последней сцене. Сильная самоуверенная Катарина Марии Александровой, не укрощенная, но самостоятельно обуздавшая свой нрав. Петруччо Дениса Савина, ироничный и добрый, напускающий свирепую необузданность лишь ради любви.

Но главными героями премьеры и подлинными питомцами Майо стали Владислав Лантратов и Екатерина Крысанова, первые Петруччо и Катарина, показавшие в своих ролях то, чего никто не ждал от этих благополучных премьеров с устойчивыми привычками и определенными амплуа. Зал ахнул, когда ураган в черном облаке плаща из перьев промчался по воздуху из верхней кулисы в нижнюю; никто не узнал лощеного премьера, известного своим самоконтролем даже в роли развратного Красса, в этом сумасшедшем Рогожине со спущенными подтяжками и повадками распаленного бандюгана. И балерину Крысанову никто не видел раньше такой нежно-эротичной, такой свободной пластически и открытой актерски. Эпизод, когда ее героиня, вынырнув из властных рук Петруччо, запечатавшего ей рот поцелуем, вдруг осознает свою женскую природу, буквально "поплыв" всем расслабленным телом от неведомой еще ласки, возглавит список ее достижений — перед ним меркнут все фуэте, которыми славится эта техничная балерина.

"Укрощение строптивой" Жан-Кристофа Майо произвело тот же эффект, что и другая балетная комедия Шостаковича — "Светлый ручей", первый полнометражный балет Алексея Ратманского, поставленный в Большом 11 лет назад: взрыв потрясающих актерских работ и предчувствие новой жизни. Возможно, это самообман, и эйфория удачной премьеры растворится в академических буднях театра, как бывало не раз с постановками современных западных авторов. Однако гендиректор Урин клятвенно обещал не прятать спектакль в запасниках. И, стало быть, испытанным на премьере безудержным оптимизмом можно будет подпитываться не один сезон.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #88 : Июль 07, 2014, 22:37:08 »
http://www.trud.ru/article/07-07-2014/1315395_katarina_i_petruchchio_pali_zhertvoju_shostakovicha.html

Катарина и Петруччио пали жертвою Шостаковича

Елена Губайдуллина
 
На Новой сцене Большого театра состоялась премьера балета «Укрощение строптивой».

За комедию Шекспира на этот раз взялся француз Жан-Кристоф Майо. Его версия – современная, яркая, острая – снискала у публики сокрушительный успех. По окончании зрители аплодировали долго и восторженно. Не обошлось без сенсации. Балетмейстер Майо, превративший руководимый им Балет Монте-Карло в одну из ведущих трупп мира, впервые сочинил спектакль для чужого коллектива. А танцовщикам Большого театра не часто перепадают роли, созданные специально для них (обычно они танцуют в балетах, поставленных задолго до их рождения). В подробном фоторепортаже в буклете к спектаклю видно, с какой отдачей и азартом репетировали артисты.

И на спектакле, как говорится, все сошлось. Сюжет, располагающий к озорным и радостным выходкам. Балетмейстер, умеющий претворять в пластику парадоксы людской психологии. Сценограф, придумавший танцующие декорации (Эрнест Пиньон-Эрнест снабдил кордебалет белыми треугольными призмами, перемещающимися с места на место). Но главная находка – музыка. Жан-Кристоф Майо выбрал Шостаковича, скомпоновав фрагменты из разных сочинений классика. Взаимоотношения с музыкой – отдельная и, пожалуй, самая обескураживающая интрига новой постановки. Мощная энергетика звучаний Шостаковича – сильное подпитывающее средство. Праздничная суета в таком аккомпанементе приобретает экстатический накал. Ссора сестер, выбирающих женихов, оборачивается нешуточной борьбой амбиций. А укрощение строптивой Катарины (Екатерина Крысанова) не менее строптивым и своенравным Петруччио (Владислав Лантратов) грозит перерасти в битву вселенского масштаба. Вы только послушайте – оркестр играет о том, как рушатся эпохи и возникают новые миры. А на сцене всего-навсего двое так сильно полюбили друг друга, что даже боятся это признать. Поэтому и дерутся друг с другом до упаду в буквальном смысле этого слова (падения и взлеты – эффектные балетные приемы, а мастера Большого театра умеют держать удар).

Жан-Кристоф Майо – хореограф умный, знающий цену контрастам, умеющий нагнетать напряжение и вовремя расставлять паузы. Пластические характеры строит исходя из первичных эмоциональных состояний. Но все – будь то гнев, упрямство, или даже наигранное спокойствие – доводит до крайности. Классику умело сочетает с авангардом. Утрирует пластические колкости сварливых героев, а примерным и положительным (Бьянка Ольги Смерновой и Люченцио Семена Чудина) сплетает упоительные адажио. Возвышенный романс из кинофильма «Овод» – одно из немногих удачных попаданий в настроение дуэта. В большинстве остальных эпизодов – то досадное тематическое несоответствие, то хохма, то курьез, то буквальная иллюстрация. Очередную отчаянную драку строптивых влюбленных сопровождает «Песня о встречном». Симфоническое переложение без слов. Но все же помнят – «Кудрявая, что ж ты не рада веселому пенью гудка?». Катарина не то что не рада, а просто заходится в ярости от таких издевательств.

Разудалые вариации на тему «Ах вы сени, мои сени» у Шостаковича звучат дико и страшно. И Петруччио, облаченный в лохматую шкуру, движется как остервенелый зверь. Видимо, прошли те времена, когда шекспировская комедия казалась красивой сказкой, а ее герои (даже с неуправляемым поведением) походили на принцев и принцесс. Все стало однозначно и грубо. Покоритель строптивицы смахивает уже на главаря бандитской группировки, привыкшего все решать с позиции силы. А когда во время тяжких испытаний, уготованных Петруччио молодой супруге сразу после свадьбы, звучит траурный марш на тему «Вы жертвою пали» или трагический восьмой квартет, посвященный жертвам нацизма, порой становится не по себе. Тот ли это масштаб? В музыке – вой плакальщиц и вся скорбь земная. А на сцене всего-навсего два любящих человека дали волю захлестывающим страстям и наконец-то помирились друг с другом.

Дирижер-постановщик спектакля Игорь Дронов высказался в буклете о своем понимании остроты вопроса по поводу ассоциаций с музыкой Шостаковича и призвал посмотреть на ситуацию шире: «Музыка может иметь иной вектор восприятия, отличный от привычного». Все так. Со стереотипами надо бороться. Но что делать с генетической памятью, со сложными художественными контекстами? С нюансами? С объемом смыслов? Судя по всему, такое сегодня мало кому нужно. И именно поэтому удалая и резкая современная версия «Укрощения строптивой» снискала оглушительный успех.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #89 : Июль 09, 2014, 04:11:40 »
http://www.kommersant.ru/doc/2519200

Обрусевшие страсти

Английская "Манон" в московском театре

09.07.2014

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла премьерная серия балета "Манон", поставленного британским классиком Кеннетом Макмилланом в 1974 году и впервые перенесенного на сцену московского театра. Событие не воодушевило ТАТЬЯНУ КУЗНЕЦОВУ, зато понравилось зрителям.

"Манон" Музтеатр Станиславского показывал в те же дни, что и Большой театр — свою премьеру "Укрощение строптивой". Однако амбициозный балетный худрук "Стасика" Игорь Зеленский оказался все же не настолько самоуверен, чтобы в первый же день выложить свой главный козырь — Сергея Полунина в роли Де Грие, ради которого, похоже, и затевался весь проект. (Молодой премьер, перешедший в московский музтеатр прямиком из лондонского "Ковент-Гардена", уже танцевал эту партию в Лондоне на заре своей блистательной карьеры, а в Москве прославился ролью невротичного кронпринца Рудольфа из другого балета Кеннета Макмиллана — "Майерлинг".) Дней за пять до премьеры звездный танцовщик из "Стасика" внезапно уволился из штата труппы, сохранив статус guest star. Так что на второй, главный спектакль, на который сбежалась "вся Москва", театр позвал варяга: Албана Лендорфа, ведущего танцовщика Датского королевского балета.

Артист он крепкий, напоминает "лучшего в мире Карлсона": невысокий, с сильно разработанными мышцами недлинных ног, накачанным корпусом и короткой шеей. В чисто техническом плане танцовщик Лендорф с его мягким плие, честным стойким вращением, сильной стопой и мощным торсом — сущий клад для партии Де Грие, наполненной тягучими коварными вариациями, затейливо заплетенными обводками в адажио и отчаянными верхними поддержками. Однако весь облик, сангвинический нрав и выражение тревожной добросовестности, доминирующее на лице артиста, мало подходили для образа нервного влюбленного юнца.

Его Манон (точнее, подобранная для уволившегося Полунина) Татьяна Мельник — крошечная и складненькая, с эластичной, вкусно выгнутой стопой, быстрыми ножками, мягким адажио, стабильным уверенным вращением и отлично поставленным корпусом — танцевала без сучка, но и без задоринки. Решительно невозможно поверить, что эта девушка с внешностью и повадками добропорядочной горничной — та самая обольстительная и невинная куртизанка, которую осыпают бриллиантами и ради которой проливают кровь. Возможно, придираться и не стоило бы: хореография Макмиллана сложна и станцевать ее почти без помарок — уже подвиг. Однако как назло всего пару недель назад ту же "Манон" показывал на гастролях в Москве королевский балет "Ковент-Гарден" (см. "Ъ" от 24 июня) — и контраст оказался разительным.

От сравнения с лондонцами пострадали не только исполнители главных партий. С честью из испытания вышел разве что бродяжка-нищий (Алексей Бабаев), станцевавший свою вариацию с непринужденной легкостью и нездешней чистотой. А вот авантюрист Леско, брат Манон, в невразумительной трактовке Дмитрия Соболевского весь первый акт сумрачно терроризировал богатых господ, будто налоговый инспектор — проворовавшихся банкиров; к тому же, не выдержав музыкальный темп, солист загнал и провалил свою первую вариацию, требующую усидчивости в плие и неторопливости в толчковых прыжках. Обаятельной Валерии Мухановой в роли любовницы Леско не хватало четкости ног в мелких движениях и устойчивости в больших турах. Богатый сластолюбец господин Г. М. в исполнении Станислава Бухараева выглядел надутым бюрократом, которому предлагают взятку натурой, а Михаил Пухов в роли похотливого тюремного надзирателя деревенел так, что, казалось, скрип его полицейских суставов слышался при каждом трудном шаге.

Постановка и в целом обрусела. "Манон" — эталон ballet-story, однако английский вариант этого жанра сильно отличается от нашего драмбалета — прежде всего предельной реалистичностью, доходящей до натурализма: Макмиллан ставил свою "Манон" во времена всеобщего увлечения "кухонной драмой" Джона Осборна и перенес традиции современного ему английского театра в театр балетный. В его спектакле отвешивают пощечины, выворачивают руки, насилуют и режут, почти как в кино: главные герои погружены в поток кишащей жизни. Режиссура массовых сцен разработана с особой дотошностью: каждый бродяга, дама, сановник или проститутка имеет собственную партитуру роли, благодаря чему мизансцены наполнены конкретным непрерывным действием, лишь частью которого являются танцы. В Москве эти особенности английской эстетики заретушированы, побочные мизансцены утратили драматургическую внятность, некоторые персонажи исчезли из поля зрения. Самой обескровленной оказалась сцена из третьего акта: в порту Нового Орлеана люди, одетые в наряды дам и офицеров, дефилировали с непринужденностью манекенов. Трудно сказать, чья тут вина — английских ли постановщиков Карла Барнетта и Патрисии Руанн, не успевших проработать режиссерский рисунок балета во всех подробностях, или инертных артистов, но только московская "Манон" выглядела как какой-нибудь престарелый "Дон Кихот", где в середине сцены танцуют, а жмущаяся к кулисам массовка посильно изображает оживление. Учитывая, что на премьерах любая труппа демонстрирует максимальное приближение к поставленным задачам, можно предположить, что "дон-кихотистость" московской "Манон" будет только усиливаться.

А впрочем, все замечательно: костюмы и декорации Николаса Георгиадиса скопированы дотошно — богатые, пышные, музыка ласкает слух, сюжет выжимает слезу, артисты всех категорий танцуют много и старательно. Московская "Манон" наверняка станет кассовым хитом, несмотря на отсутствие вожделенного Полунина: российская публика не сноб.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 404
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #90 : Июль 10, 2014, 12:45:05 »
Мне понравился очень балет " Укрощение строптивой", конечно, это не шедевр на века, но весело, остроумно, легко. Как шампанское. До спектакля очень смущало сочетание Шекспира и киномузыки Шостаковича. Особенно такой, как " Нас утро встречает..." и пр. Но получилось неплохо, местами даже остроумно.

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #91 : Июль 10, 2014, 18:13:05 »
Мариинский театр
14 июля понедельник 19:00
Баядерка
балет в 3-х действиях, 5-ти картинах

Прямая трансляция балета в кинотеатры мира

http://www.mariinskyonscreen.com/about-the-event/la-bayadere/

В России, судя по всему, этого счастья не будет.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #92 : Июль 16, 2014, 17:00:34 »
http://timeculture.ru/?p=1764

Кому танцевать в Мариинском?

Текст: Наталия Зозулина / 15.07.2014

Только что прошёл очередной выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, и повторилась история трёхгодичной давности. Тогда две сильнейшие выпускницы, показавшиеся в партии Никии в «Тенях», к изумлению всего балетного сообщества не стали артистками Мариинского театра. Одна заняла ведущее положение в Большом театре, другая – в московском Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Разумеется, может показаться, что девушки просто не устояли против искушения танцевать в столице. На самом же деле они выбрали лучшее развитие карьеры, ощутив заинтересованность в себе руководителей столичных балетных трупп – в отличие от руководства Мариинской труппы в лице и. о. заведующего Юрия Фатеева. Беда даже не в том, что у нас этим двум дарованиям предлагалось отправиться в кордебалет, а в том, что глава компании собственно и не стремился их заполучить и не сильно расстроился потере, занятый продвижением приглашаемых им выпускниц и танцовщиц других школ. Теперь вот новая вагановская звёздочка, исполнив на выпускных спектаклях заглавную партию в гран па из «Пахиты» и труднейшее па де де из «Талисмана», заслужила, на взгляд Фатеева, лишь милостивого принятия в кордебалет с унизительным испытательным сроком в целый год, хотя, еще будучи в стенах школы, она, обладательница красного диплома (что означает, прежде всего, высший балл по классике) и, к слову, лауреат международных конкурсов, танцевала на сцене театра сольные партии. К счастью для юного светила, в зале находилась репетитор Большого театра. Не заставивший себя ждать звонок из Москвы с приглашением на положение солистки (!) осчастливил приунывшую было неофитку и… лишил Мариинский театр перспективной артистки.

А как живётся в нынешней труппе «надеждам петербургского балета» прежних выпусков? Кто из подававших их стал в пятилетие Фатеева безусловным лидером? Никто. Усилиями мариинских репетиторов ведущих танцовщиц подготовили за это время из представительниц пермской школы, любимиц руководства Оксаны Скорик и Марии Ширинкиной, а ныне взялись за киевлянку Екатерину Чебыкину. Они не ограничены в количестве спектаклей, их не ставят в кордебалет, им выделяется достаточное время для подготовки сложных партий, а дебюты всегда подкрепляются повторными спектаклями. Но по их порой проблемным выступлениям (а бывает, что смотреть балеты с ними – сущее наказание!) сложно понять, в чём именно они превосходят выпускниц петербургской школы и почему из этих претенденток можно, а из тех нельзя растить прима-балерин. Великолепные по данным девочки, гордость вагановской Академии, в театре маринуются в кордебалете, откуда выходят для исполнения вариаций или даже сольных и ведущих партий, а затем вновь занимают место «у воды». Сегодня ты Одетта-Одиллия, а завтра несешь чей-то шлейф вместо миманса. Конечно, если по Станиславскому, то «нет маленьких ролей», «люби искусство в себе, а не себя в искусстве», но с точки зрения балета – это форменное издевательство, способное сломать любого. Вот загадочная Дарья Васнецова устала ждать своей судьбы, работая который год на двусмысленном положении то ли ведущей солистки, то ли вечной корифейки! Она ушла из театра, и кто теперь увидит эти роскошные, напоминающие Зубковскую, линии танца? Куда-то пропала техничная, танцующая с драйвом Валерия Мартынюк… Где гибкая и редкая красавица Мария Шевякова? Марию Аджамову, когда-то на конкурсе привлёкшую в классических вариациях внимание самой Натальи Макаровой, переквалифицировали в характерную танцовщицу!.. Более названных повезло Надежде Батоевой, переведенной из кордебалета во вторые солистки, но вместо ожидаемой после её феерического выхода в «Рубинах» столь же фееричной Китри в «Дон Кихоте» она постоянно танцует никчемную в хореографическом плане партию Золушки в балете Ратманского. Наконец, вызывает тревогу явное игнорирование руководством творческих возможностей Юлии Степановой, пожалуй, самой заметной и одарённой из молодых танцовщиц последних пяти лет. Ее трудное, с постоянными препятствиями, восхождение по карьерной лестнице весьма красноречиво говорит о том, что «не всё ладно в датском королевстве».

Её блестящее выступление в партии Феи Сирени на выпускном спектакле Академии русского балета 2009 года казалось гарантией скорого рождения новой примы. Помимо ярких природных данных, танец Степановой отмечен печатью прежней, сегодня уже редкостной, вагановской школы с её фирменной красотой и кантиленою движений, культурой пор де бра, достоинством поз. Образцовая выучка танцовщицы – результат шести лет обучения в классе Людмилы Сафроновой, ученицы Вагановой. Бывшая ведущая балерина, педагог с полувековым опытом научила, как надо танцевать всем телом, петь корпусом, дышать спиной, говорить руками. Но не эта ли прекрасная школа, за которую, кстати, руководитель Фатеев выражал свое восхищение Сафроновой, и стала причиной того, что Юлию запрятали в театре в «глухой» кордебалет? Начальство понять можно – оставайся эта артистка на виду, она слишком подчёркивала бы странность выдвижения некоторых солисток. Но та же их нехватка при большом количестве балетов всё-таки вынуждала начальство извлекать Степанову на свет.

И тогда каждый раз её дебюты вызывали неподдельный интерес. Даже эпизодические роли – Подруга Раймонды, Уличная танцовщица или Повелительница дриад в «Дон Кихоте» – служили предметом любования и выделяли артистку масштабом исполнения. До сих пор в театре вспоминают её дебют в партии Второй жены в «Бахчисарайском фонтане», а ведь эта роль раньше никогда не входила в балетные анналы. Поразительно зрело юная артистка исполнила роль коварной куртизанки Эгины в «Спартаке» Якобсона, вызвав в памяти легенду Аллы Шелест. Однако закрепить свой успех Степановой не дали. Нового выхода в Эгине она ждала, танцуя в кордебалете, года два, а в Уличной танцовщице и в образе Второй жены более не появилась. Целых три года она не исполняла прославившей её на выпуске Феи Сирени, а когда, наконец, её поставили в спектакль, то отмела все сомнения, кто лучший в этой роли. До новой большой партии – Мирты в «Жизели» – прошёл ещё один год искусственной «выдержки» танцовщицы в массовке и изредка достающихся вариациях. Закрепленная за ней небольшая заглавная роль в «Жар-птице» кардинально картины не меняла. Но после Мирты только слепец мог не признать в лице Степановой балерины, способной вести репертуар.

Прошедшей весной у неё состоялось сразу два дебюта: в партиях Гамзатти и Одетты-Одиллии. Друг за другом. Без времени на подготовку. С вечерними выходами в танцах кордебалета. Кроме того, в «Лебедином озере» ей придан был партнер, также дебютировавший в главной партии балета и, как показало выступление, едва обученный поддержкам. Но в этих экстремальных обстоятельствах Степанова провела спектакль так, будто танцевала его не первый раз – уверенно и эмоционально, с присущей ей выразительностью пластики. Фамилия Степановой появилась в анонсе «Лебединого озера» на лондонских гастролях – одно это говорило о том, что экзамен на прима-балерину в глазах руководства был сдан. Что не помешало, однако, перенести её второй спектакль в петербургской афише с мая на июль. Только что прошедшее повторное «Лебединое озеро» Степановой показало отличную динамику в усовершенствовании исполнения, работу над контрастностью двух героинь и заразительную «правду чувств» у каждой. А вот нового выхода Степановой в партии Гамзатти так и не последовало. И конечно, не уровень дебюта, запомнившегося ярким исполнением Grand pas и вариации,– тому причина…

В мае Степанова неожиданно получила центральную роль в трехактной «Сильвии» Аштона, свежей премьере. Как часто бывает в театре, то был форс-мажор: замена исполнительницы. Степанова вызов приняла и заставила удивляться весь спектакль. Образно-игровая сторона партии и на этот раз не осталась без её внимания, хотя, казалось, главной была задача справиться с текстом танцев, о которых участница премьеры, опытнейшая балерина, сказала в интервью: «Ничего подобного по трудности я не танцевала». Степанова, чей опыт далеко не столь велик, прошла марафон роли, сохранив силы для эффектного и задорного исполнения многочастной финальной вариации и коды па де де. Конечно же, роль нуждалась в новом повторении для доработки, но увы! Следующие «Сильвии» танцевали другие балерины, а Юлия была замечена во «Сне в летнюю ночь» в группе, носившей шлейф Титании. Какой же силой воли нужно обладать, чтобы в условиях такого нарочитого творческого и человеческого унижения, процветающего в Мариинской труппе при руководстве Фатеева, выходить и танцевать так, как многим и не снилось. Например, третья, самая трудная вариация в «Тенях» исполняется Степановой практически безупречно. Именно Степанова выбрана для исполнения её в «Баядерке», которую зафиксируют на видео. Будем считать данный итог на исходе пятого сезона в театре символом стойкости молодой балерины в кругу столь угнетающе действующих обстоятельств. Остается пожелать, чтобы этот порочный круг когда-то был разорван.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #93 : Июль 25, 2014, 05:10:37 »
Вечер трех стилей

Татьяна Кузнецова о Наталье Осиповой и Иване Васильеве в проекте «Соло для двоих»

25.07.2014

В разгар мертвого сезона балетный мир Москвы взорвет событие, ради которого понимающие люди переносят отпуска, приезжают из других стран и откладывают командировки: в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Осипова и Иван Васильев выступят в новом проекте Сергея Даниляна "Соло для двоих". Не ждите никаких па-де-де, исторических раритетов и забронзовевших балетмейстеров: будет три отделения еще не виданной в Москве хореографии от ведущих современных авторов. Проект — уникальная возможность увидеть звездную пару на одной сцене. Хотя бы потому, что его герои — предельно загруженные артисты с несовпадающими личными графиками, и найти общее время для проката "Соло" — проблема не меньшая, чем подобрать им оригинальный репертуар и найти деньги на этот амбициозный международный проект общей стоимостью $2 млн, который пройдет считанное число раз. Его премьера состоится как раз сегодня, 25 июля, в калифорнийском Центре искусств Сегерстром — месте, ставшем для проектов Даниляна тем же, чем была для Дягилева и его труппы Опера Монте-Карло: репетиционной базой и главным полигоном. В очередь за Москвой пристроились Лондон и Нью-Йорк, возможен Париж, но дальше — тишина.

Осипова и Васильев, некогда неразлучная пара и самый популярный дуэт Большого со времен Максимовой и Васильева, ныне распалась на двух самодостаточных одиночек, так что название их общего вечера, позаимствованное из балета Матса Эка, лупит не в бровь, а в глаз: как бы ни сетовали фанаты, отныне у каждого из артистов свое собственное соло. У Ивана, который любит именовать себя "человеком мира",— непредсказуемое в географическом смысле и легко просчитываемое в художественном отношении. Официальный премьер Михайловского балета и Американского балетного театра, он летает по континентам (регулярно делая посадку в московском Большом), успешно танцуя брутальную классику XIX и XX веков и упорно самоутверждаясь в классике лирической. С Натальей все наоборот. География ее выступлений вполне понятна: с прошлого сезона прима, оставив трудовую книжку в петербургском Михайловском театре, стала официальной principal dancer Королевского балета Ковент-Гарден, и вояжей за пределы Лондона у нее не так уж много. Зато с репертуаром — одни сюрпризы: все современные хореографы (а Лондон ими богат, как, пожалуй, ни один другой город) жаждут работать с этой уникальной "классичкой", способной сделать эмоционально осмысленным любой танцевальный текст и дать сто очков вперед любой танцовщице contemporary dance.

Сама балерина, впрочем, платит современным авторам взаимностью, полагая, что учить новые танцевальные наречия надо смолоду, пока тело восприимчивое и гибкое, а вовсе не в предпенсионном возрасте, когда танцевать классику уже тяжеловато, а продлить жизнь на сцене хочется. Собственно, именно Наталья, станцевав за год две мировые премьеры, освоившись в лондонском авангарде и в мире балетной моды, выбрала всех хореографов "Соло для двоих": израильтянина Охада Наарина, бельгийского марокканца Сиди Ларби Шеркауи и португальского лондонца Артура Питу.

Продюсер Сергей Данилян, в этом сезоне уже предъявивший миру новые "Грани" Дианы Вишневой, проявил прямо-таки дягилевские чудеса изворотливости, связывая всех со всеми (балетмейстеров, дизайнеров, музыкантов, ассистентов-репетиторов, артистов) в оказавшемся довольно многолюдным и многонациональным "Соло". Репетиции велись в Лондоне и Милане, в Израиле и Калифорнии. На подготовку проекта был отведен всего месяц законного отпуска артистов, и осваивать три новых хореографических стиля им пришлось стахановскими способами: Осипова и Васильев не вылезали из зала по десять часов и, чтобы не терять времени на перестройку тела, даже привычный балетный класс заменили спецподготовкой по системе "гага", выработанной Охадом Наариным. Вдобавок балетмейстеры, вначале собиравшиеся отделаться малой кровью, приспособив для артистов уже готовые постановки, чрезвычайно возбудились, увидев своих клиентов живьем, и тут же принялись переделывать собственную хореографию, подстраиваясь под их незаурядные возможности. Что, конечно, существенно повысило ценность продукции, но замедлило процесс ее изготовления.

В итоге зрителям будет предъявлены три премьеры, о которых мало что известно, так как в Москве не видели даже прототипов этих постановок. Вечер откроет композиция "Mercy" на музыку Шутца и Шейна, сотворенная хореографом Шеркауи на основе двух спектаклей, поставленных им для Балета Монте-Карло: "In memoriam" и "Mea culpa". Костюмы новые — их сочинил модный бельгийский дизайнер Тим ван Стинберген. "Mercy" — единственный балет программы, в котором Наталья Осипова будет танцевать на пуантах, пройдет в живом сопровождении французского ансамбля Akademia — четырех певцов и пяти музыкантов, играющих на старинных инструментах.

Охад Наарин, в труппе которого "Batcheva" Осипова и Васильев проработали две недели, погружаясь все глубже в его загадочную "гагу", высоко оценил их усердие и талант. Он урезал свое "Passomezzo" до "Passo", недостающую половину поставил заново — получился полноценный 20-минутный балет на музыку электронного ансамбля Autechre и старинные английские песни.

Больше всего известно о третьем балете программы, хотя как раз он поставлен практически с нуля. Хореограф Пита сочинил его на музыку Фрэнка Муна, обработавшего томительные португальские фадо и самолично исполняющего на сцене свои композиции. Художник спектакля Жан-Марк Пьюсан разбросал по сцене намеки на разные места действия: дом, сад, кладбище, а Наталью Осипову, играющую невесту, от которой прямо из-под венца сбежал жених, одел в платье, чрезвычайно похожее на свадебный туалет принцессы Грейс. Есть в этом сюжетном спектакле и третий персонаж — Женщина в черном, то ли Судьба, то ли Немезида. Роль предназначена возрастной танцовщице, ее исполнит Валентина Ермилова, бывшая солистка Музтеатра Станиславского. Закончится балет трагически, а сам вечер, надо надеяться, эйфорически. Хотя бы потому, что Москва жаждет увидеть своих любимцев в любом виде — даже если бы они выдали на сцене одну какую-нибудь гагу.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, 31 июля, 1, 2, 3 августа, 19.00

Журнал "Коммерсантъ Weekend" №28 от 25.07.2014
http://www.kommersant.ru/doc/2526596
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #94 : Июль 28, 2014, 21:27:48 »
Телеканал КУЛЬТУРА

30 июля 2014 18:10

М. МУСОРГСКИЙ. "НОЧЬ НА ЛЫСОЙ ГОРЕ"
Одноактный балет по мотивам произведений Н.В. Гоголя.

Исполняет Государственный академический ансамбль народного танца под руководством И. Моисеева.

http://tvkultura.ru/anons/show/brand_id/34085/episode_id/973673

31 июля 2014 18:20

Н. Римский-Корсаков. Балет "Шехеразада"
Балет. Русские сезоны XXI века. Зимний театр Сочи, 2012 год.
Хореография Михаила Фокина.
Режиссер-постановщик Андрис Лиепа.
Музыка Н. Римский-Корсаков.

Солисты: Юлия Махалина и Николай Цискаридзе.

http://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/58184

3 августа 2014 14:00

ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ ГОФМАН. "ЩЕЛКУНЧИК"

Музыкально-хореографическая феерия в двух действиях (Россия, 2008).
Либретто Мариуса Петипа по сказке Эрнста Теодора Амадея Гофмана. Хореография Василия Вайнонена.
Художественный руководитель Александр Пономарев.

Исполнители: Российский Национальный оркестр, дирижер Михаил Плетнев, Московская Государственная Академия Хореографии, детский хор "Весна", рассказчик - Олег Табаков.

Знаменитая музыкальная сказка, ставшая добрым талисманом Нового года, предстает на этот раз в несколько непривычном виде. Абсолютно все партии в балете исполняют дети - питомцы Академии хореографии.

На сцене нет декораций, их место занимает еще одно действующее лицо - оркестр, который вместе с юными танцовщиками на глазах у зрителей разыгрывает захватывающее музыкальное действо. Стоящий за пультом Михаил Плетнев – не только дирижер, но и своеобразный участник событий, непосредственно реагирующий на происходящее, и, быть может, даже всесильный Дроссельмайер, держащий в руках судьбы героев!

Ощущение сказки дополняется и присутствием рассказчика, роль которого исполняет замечательный артист Олег Табаков.

http://tvkultura.ru/anons/show/brand_id/20953/episode_id/698871

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #95 : Июль 30, 2014, 10:33:22 »
Свадьба на ногах

"Гаянэ" в Мариинском театре

Под занавес сезона в рамках фестиваля "Звезды белых ночей" в Мариинском театре Армянский театр оперы и балета имени Спендиаряна показал национальную классику — балет Арама Хачатуряна "Гаянэ" в постановке Вилена Галстяна, осуществленной в 1974 году. Ярким светом вспыхнули, казалось бы, давно погасшие звезды советского монументального балетного стиля. В хореографическую ностальгию впала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

Балет "Гаянэ" имеет нелегкую творческую судьбу. Он был написан 36-летним Арамом Хачатуряном в 1939 году для недавно открывшегося в Ереване театра оперы и балета имени Спендиаряна и стал первым армянским балетом под символическим названием "Счастье". Сюжет его был вполне в духе всесоюзной кампании по разоблачению шпионов и вредителей. В армянском колхозе ударно собирают хлопок, во главе соцсоревнования Гаянэ и ее брат Армен. А вот Гико, муж Гаянэ, пьянствует и недоволен участием жены в общественной жизни. В колхоз из-за границы прибывают диверсанты, которые планируют сжечь склады с хлопком, Гико становится их пособником. Гаянэ пытается препятствовать коварным замыслам империалистов, но муж запирает ее в доме и скрывается с вредителями. Диверсанты попадают к курдам, которые сообщают о подозрительных лицах в компетентные органы. Враги задержаны. Но Гико поджигает склады с хлопком, Гаянэ разоблачает мужа. Демонстрируя бесчеловечную сущность вредителя, Гико хватает свою маленькую дочь и угрожает кинуть ребенка с моста в горную реку. Советский офицер бросается на Гико, Гаянэ хватает дочь, подлец Гико ранит Гаянэ. Народ передает бандита в руки правосудия. Враги пойманы. Колхоз восстанавливает свое благосостояние. Раны Гаянэ залечены. На празднике сбора урожая собрались многочисленные гости различных национальностей. Горы хлопка говорят о колхозном изобилии. Чуть позже, уже в годы Великой Отечественной войны, Хачатурян переработал партитуру, балет стал называться "Гаянэ". И ленинградский театр оперы и балета имени Кирова, находясь в эвакуации в Молотове, в декабре 1942 года показал премьеру спектакля в хореографии великой характерной танцовщицы Нины Анисимовой, которая 1938-1939-й годы провела в ленинградской тюрьме КГБ и Карагандинском исправительно-трудовом лагере. Спектакль, созданный в тяжелейший период войны, был необыкновенно ярким и солнечным, оптимистичным и радующим. И несмотря на то, что Нина Анисимова впоследствии поставила еще не один балет, именно "Гаянэ" считается ее лучшим созданием, из которого до наших дней дошло немало танцевальных фрагментов, включая вакхический "Танец с саблями".

Но театр имени Спендиаряна привез свою, полностью оригинальную версию в постановке Вилена Галстяна 1974 года, где нет ничего ни от хореографии Нины Анисимовой, ни от первоначального сюжета с поимкой шпионов-вредителей (от этой линии отказались уже все хореографы, ставившие балет после Анисимовой). История сложилась любовная: Гаянэ и Армен (он больше никакой не брат!) любят друг друга, Гико тоже имеет виды на девушку, но терпит неудачу. Либретто драматически сообщает: "Неразделенная любовь толкает его на грязные и жестокие поступки. В сердце его поселяются злоба и отчаяние". Он умыкает Гаянэ, закатав ту в ковер, как в "Кавказской пленнице", жители деревни "потрясены и возмущены", они находят похитителя, Гаянэ возвращают Армену, ковер, вероятно, служит свадебным подарком. Балет заканчивается свадьбой.

Танцев в балете много, все поставлены в точном соответствии с законами социалистического реализма — они характеризуют место действия и раскрывают богатый духовный (или не очень) мир персонажей. Танцы богаты и обильны на всевозможные технические сложности — так богата и обильна армянская земля солнцем, добротой и фруктами. Хорошие герои танцуют хорошо. Плохие герои танцуют тоже хорошо. И кордебалет танцует хорошо, со старанием и усердием, особенно в "Танце с саблями": музыка гремит, народ носится с кинжалами, глаза вращаются, ноздри раздуваются, ноги стучат, доски сцены трещат и гнутся под линолеумом. В общем, все большие молодцы!

Балетмейстер Галстян сочинил впечатляющую хореографию, танцевальная лексика полна глубоких смыслов и пропитана психологизмом. Положительные герои высоко прыгают, удерживают балерин на одной руке и ставят рекорды социалистического соревнования в убедительных вращениях. Танцевальной характеристикой отрицательного Гико, в сердце которого поселились злоба и отчаяние, являются партерные движения. Особенно захватывают его падения с большого жете на пол на шпагат (поперечный и продольный), что однозначно символизирует терзания его души (вдоль и поперек). Хореограф любовно нанизывает на шампур классики ломтики-движения армянского танца, которые придают хореографическому тексту пикантность: танцовщик присогнет ногу в остром прыжке — и готов образ гордой птицы; чуть сместит центр тяжести на ранверсе — и будто бы острым клинком полоснули; руки плетут невиданной красоты узоры. Балетмейстер в совершенстве знает классический танец, он распоряжается им с восточной щедростью, сочиняя витиеватые комбинации и вмещая в одну вариацию весь учебник Вагановой "Основы классического танца". Гаянэ (Анна Констанян) уже в первой вариации демонстрирует невиданную концентрацию технических трудностей: прыжки большие и средние, вращения одинарные и двойные, бег и ходьба на пальцах. Единственное, чего, пожалуй, не хватило в первом акте,— фуэте в прыжке. Но оно настигло зрителей в заключительном акте. Могучий и сильный Рубен Мурадян (Армен) в третьем акте оказался неожиданно лиричен и нежен, а темная курчавая растительность на его груди очень красиво контрастировала с белоснежным свадебным костюмом.

Газета "Коммерсантъ" №1 32 от 30.07.2014, стр. 11
http://www.kommersant.ru/doc/2534979
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #96 : Июль 30, 2014, 10:59:09 »
Мариинский балет отправился на гастроли в Лондон

Балетная труппа, известная во всем мире своим образцовым кордебалетом и именитыми танцовщиками и балеринами, будет выступать на сцене Королевского оперного театра до 16 августа. Британские зрители увидят «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетту», «Сон в летнюю ночь», «Жар-птицу», «Аполлона», «Золушку», «Concerto DSCH», а также недавнюю премьеру — балет «Маргарита и Арман» Фредерика Аштона с Ульяной Лопаткиной и Тимуром Аскеровым и Дианой Вишневой и Константином Зверевым в главных партиях.

Помимо вышеперечисленных звезд на сцену Ковент-Гардена также выйдут Виктория Терёшкина, Алина Сомова, Кристина Шапран, Андрей Ермаков, Константин Зверев, Филипп Стёпин, Владимир Шкляров. Уже есть первые отклики прессы. В частности, The Independent, расточая похвалы Виктории Терешкиной, отмечает некоторую нарочитость постановки «Ромео и Джульетты», которую в Англии увидели в 1956 году — её премьера же в СССР состоялась и того раньше, в 1940-м. А издание London Evening Standart пришло к выводу, что «Ромео и Джульетта» – не лучшая возможность для звезд петербургской труппы блеснуть своими талантами.

Нынешние трехнедельные гастроли проходят после непривычного перерыва — в последний раз мариинский балет приезжал в Лондон в 2011 году.

http://calendar.fontanka.ru/articles/1730/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #97 : Август 11, 2014, 16:38:41 »
Балетный сезон можно назвать удавшимся

Майя Крылова

Итоги балетного сезона, который в этом году закончился в начале августа, как всегда неоднозначны, но фраза «было много интересного» вполне подходит для его описания.

Балет Большого театра, как, впрочем, и его опера, уверенно ступал по пути разумного консерватизма. Исходя, видимо, из того, что на этой сцене не должно быть крутых экспериментов, новинки сезона выбирались так, чтоб никого не раздражать. Можно, конечно, вспомнить, что Новая сцена театра в свое время декларировалась именно как площадка для экспериментов. Но с тех пор много воды утекло, и нынче театр об этом не думает. Он, судя по всему, твердо намерен быть народным, в том смысле, что народ ходит на балет отдыхать, а не трудиться. Были переносы европейских блокбастеров («Марко Спада» и «Дама с камелиями»), было эксклюзивное «Укрощение строптивой». Но, несмотря на разность жанров (от драмы до комедии), все это спектакли для легкого понимания и мгновенного переживания. Сей факт отнюдь не исключает качества: Пьер Лакотт, автор «Марко Спада» – специалист по «старинным» балетам, «Марко Спада» он сделал как каскад мелочей из французского классического танца, а героиня – вообще дочь бандита, что придает зрелищу перчика. Джон Ноймайер («Дама с камелиями») – мастер сюжетных балетов с мелодраматическими чувствами. А Жан-Кристоф Майо («Укрощение строптивой») умеет взглянуть на танец глазами современного смешливого интеллектуала. В премьерных спектаклях много удачных актерских работ, в частности Дэвида Холберга, Ольги Смирновой, Евгении Образцовой, Семена Чудина, Игоря Цвирко, Екатерины Крысановой и Вячеслава Лантратова.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко дал один короткий и два больших балета. «Восковые крылья» Иржи Килиана – еще один поучительный опыт соприкосновения с искусством великого европейского хореографа, стиль которого еще осваивать и осваивать. «Баядерка» и «Манон» – обращения к проверенной классике позапрошлого и прошлого веков. Увы, переделки, внесенные редактором Натальей Макаровой в «Баядерку», нельзя назвать удачными, да и балерины высокого класса, способной станцевать Никию без страха и упрека, в театре пока нет. Тут выручил великолепный Сергей Полунин (герой Солор), которому, правда, балет как профессия надоел, и оттого он к концу сезона из штатного премьера перевелся в приглашенные солисты театра. А в заимствованной в Англии «Манон» труппе Музыкального театра не хватило умения создавать полнокровную картинку: для исторического реализма мало надеть платье с фижмами или камзол с париком, нужно чувствовать себя органично в ролях скучающих аристократов или разбитных девиц XVIII века.

В прошедшем сезоне Москву посетили с гастролями две крупнейшие балетные труппы мира – Парижская опера и Королевский балет «Ковент-Гарден». «Пахита» из Парижа, «Манон» и тройчатка одноактных балетов из Лондона показали, что наши европейские конкуренты весьма сильны. Есть чему поучиться: у французов – чистоте танца, у англичан – точности, глубине и естественности сценического поведения. Прима Королевского балета Наталья Осипова, как и ведущий солист британской труппы Стивен МакРей, заставили многие зрительские сердца биться быстрее. Осипова (в паре с Иваном Васильевым) была, как всегда, выразительна и в проекте «Соло для двоих», где звездная пара представила три одноактных балета: кататься по полу они умеют так же ярко, как крутить пируэты.

Качественный продукт привез Балет Монте-Карло: в спектакле «Альтро канто» Жан-Кристоф Майо под музыку барокко поразмыслил «над женской частью в характере мужчины и над мужской частью в характере женщины». Менее удачными были гастроли Шотландского балета: уровень труппы оказался средним, хотя полупародийную «Сильфиду», перенесенную в современную Шотландию, гости станцевали с огоньком: это для них все равно что русским играть спектакль о Колобке.

С современным танцем дело обстояло не так чтобы очень, хотя все увиденное было познавательно, а кое-что – и интересно. Те же шотландцы привезли вечер своих хореографов, показавший: с умелыми создателями танца проблемы везде, они (создатели) наперечет. Чеховский театральный фестиваль дал возможность увидеть «Неподвижный поток» – детище своеобразно мыслящего Рассела Малифанта, который идет не от музыки, а от световой партитуры. Фестиваль современного танца Dance Inversion привез компании издалека – из Бразилии, Новой Зеландии и Австралии, но ничем особым не потряс. «Золотая маска» организовала гастроли L.A. Dance Project и Atomos британского хореографа Уэйна МакГрегора, а также House израильской компании L-E-V. Тут важна панорама событий: что нынче считается мейнстримом. Фестиваль «Контекст», организованный «Гоголь-центром» и Дианой Вишневой, – один из немногих проектов, где пытаются стимулировать молодых (и не очень молодых) российских хореографов, предоставляя им возможность делать новые работы. А те, кто любит жгучие приметы современности на сцене, не без интереса посмотрели современное «Лебединое озеро» в версии шведской танцевальной труппы BOUNCE. Одетта тут проститутка, «сидящая на игле», принц – скучающий юноша из приличной семьи, жаждущий новых ощущений, а Ротбарт – сутенер и торговец зельем. Впрочем, финал вполне моралистический: Лебедь гибнет, но проституция и наркомафия отступают. Будем надеяться, что не только на сцене.

Новые Известия. 11 августа 2014 г.
http://www.newizv.ru/culture/2014-08-11/206069-apofeoz-stroptivyh.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #98 : Август 12, 2014, 03:29:07 »
Эйфман отчитал руководство премии «Золотой Софит»

Хореограф и балетмейстер Борис Эйфман обратился к руководству и номинационному совету премии «Золотой Софит» с открытым письмом, которое также адресовано театральной общественности Петербурга и России и ценителям балетного искусства.

Поводом послужил обнародованный 5 августа список номинантов высшей театральной премии Петербурга «Золотой Софит», в котором второй год подряд не оказалось Театра академического балета, которым руководит Эйфман.

«Санкт-Петербургского академического театра балета Бориса Эйфмана в этом списке нет. Как не было его среди номинантов премии и в прошлом году, – пишет балетмейстер. – Наверное, потому, что созданное нами за эти сезоны, по мнению организаторов «Софита», не является значимой и достойной частью театральной жизни Петербурга. Наших спектаклей «По ту сторону греха» и «Реквием», выпущенных в 2013–2014 гг., словно и не было. Как и тысяч российских, немецких, итальянских и иных зрителей, рукоплескавших этим балетам».
Эйфман в письме подчеркивает, что сам он работает не ради наград и титулов, но "рядом с ним находятся артисты, желающие профессионального признания".

«Рядом те, кто на протяжении 10-12 месяцев ежедневно работает по 7-8 часов, проходя через далеко не метафорические пот, кровь и слезы. И в этом каторжном труде рождается спектакль, который смотрят (сидя в мягком отделанном бархатом кресле) критики, театроведы и всевозможные иные судьи», – отмечает руководитель театра.

Балетмейстер недоумевает почему его спектакли, потрясшие балетоманов России и Европы, не замечены руководством «Золотого Софита» и высказывает мнение, что «некогда уважаемая и авторитетная премия окончательно выродилась в местечковый клуб «для своих», где царят клановость и непрозрачность» в то время как «городу нужна премия, реально способствующая развитию петербургского сценического искусства, оказывающая поддержку молодым творцам».

В финале письма хореограф пишет, что считает невозможным для себя и коллектива своего театра любое дальнейшее участие в «Золотом Софите».

«Нынешнее же состояние «Золотого Софита» ввергает в уныние. … Если решительные перемены не последуют, то в следующий раз за обладание «Софитом» Мариус Петипа будет бороться с Фредериком Аштоном, а Джордж Баланчин – с Роланом Пети. Светлая память моим выдающимся коллегам и искренние пожелания успехов в соискании высшей театральной премии современного Санкт-Петербурга», – резюмирует Борис Эйфман.

Фонтанка.ру. 11 августа 2014 г., 18:08
http://calendar.fontanka.ru/articles/1747/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 10 685
Re: Балет в России и в мире
« Ответ #99 : Август 12, 2014, 20:12:50 »
Русский балет обошелся без криминала

«МК» подводит итоги балетного сезона

В отличие от предшествующего криминального сезона с его беспрецедентной кислотной атакой на худрука балета Большого театра, потянувшей за собой цепь мрачных скандалов, нынешний оказался мирным и творческим. Без волнений, конечно, не обошлось: назначение вечного баламута Николая Цискаридзе на пост и.о. ректора Вагановской академии, откровения балерины Джой Вомак, обвинившей балетное руководство главного театра страны в вымогательстве и взятках в обмен на партии… И когда? Прямо во время суда по «кислотному делу»! Но это все отголоски той самой театральной войны, которая разразилась в прошлом сезоне и все тайные пружины которой нам неизвестны до сих пор…

Балетный же сезон-2013/14 ознаменован целым рядом удачнейших премьер, которые — и это приходится констатировать с сожалением — все за одним исключением являются постановками западных балетмейстеров. Однако уже следующий обещает отчасти исправить создавшееся положение: в Большом он выстраивается как раз под наших соотечественников, но... проживающих за рубежами родины. Так, в марте ожидается «Гамлет», хореографию к которому осуществит Раду Поклитару из мятежного Киева. А в июне Юрий Посохов из Сан-Франциско совместно с театральным режиссером Кириллом Серебренниковым поставит «Героя нашего времени» по Лермонтову.

Выписанный партнер для первой леди Большого

Самой последней и самой ожидаемой в нынешнем сезоне была премьера Большого театра по одной из ранних пьес Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой». Хореографом выступил супермодный балетмейстер из Монако, директор «Балета Монте-Карло» Жан-Кристоф Майо. Однако цельного драматургически выстроенного спектакля у него все же не получилось. Добавим к этому приведшую в изумление многих нарезку из разных произведений Шостаковича, мало сочетающуюся с тем, что происходит на сцене… Зато какие чудные дуэты он подарил своим солистам, сколько остроумия вложил в иные хореографические эпизоды!

А вот «Дама с камелиями» — спектакль совсем другого уровня. Это уже второй опыт работы величайшего хореографа современности Джона Ноймайера с артистами Большого театра. Для главной балерины Большого, Светланы Захаровой, «Дама» стала своеобразным реваншем. Год назад прима не попала в первый состав балета Джона Крэнко «Онегин», и именно после этого случился скандал с последовавшей за ним сменой власти: вместо Анатолия Иксанова гендиректором стал Владимир Урин.

Поэтому понятно, какая ставка делалась на нынешний спектакль. По этому случаю для первой леди Большого специально из Гамбурга выписали шикарного партнера — голубоглазого и светловолосого красавца, премьера Гамбургского балета Эдвина Ревазова. Без него тот грандиозный успех, который поджидал ноймайеровскую «Даму» в Большом, был бы невозможен. Ну а Светлана Захарова словно оттаяла от своей всегдашней «замороженности» и превзошла саму себя: на протяжении всего спектакля образ чахоточной куртизанки в ее исполнении отличается стилистической точность и психологической достоверностью.

Свой второй балет — «Марко Спада» — осуществил в первом театре страны и знаменитый французский хореограф Пьер Лакотт. Однако в отличие от «Дочери фараона», специально поставленной французом для Большого более 10 лет назад, эксклюзивом «Спада» не стал. Более того, именно «Дочери фараона» последняя постановка проигрывает по многим параметрам. И теперь есть серьезные опасения, что «Дочь», оказавшись в репертуаре рядом с «Марко Спада», может пасть жертвой неудачного театрального менеджмента, примеров которого за последние годы можно привести, к сожалению, очень много. Так, уже более 3 сезонов не идет на сцене балет «Эсмеральда» — отличный эксклюзив, созданный бывшим худруком Большого Юрием Бурлакой и питерским хореографом Василием Медведевым. А где, позвольте спросить, работы Леонида Мясина, попавшие на афишу Большого по настоянию Алексея Ратманского?

Ротация балетных кадров — еще одна и далеко не новая проблема Большого театра. На афишах — одни и те же имена: Смирнова, Образцова, Кретова, Чудин, Овчаренко, Лантратов. Других танцоров помимо названных, пусть и отличных солистов, в Большом как будто не существует. Хорошо, что поменялась ситуация с Денисом Родькиным — в этом сезоне он танцевал как никогда много, а со следующего заслуженно поднимется по лестнице балетной иерархии и станет уже ведущим солистом. Такой небывало быстрый взлет бывшего ученика Цискаридзе — явление отчасти политическое, возникшее в пику его учителю (мол, вот как без него растет парень). Но не у всех балетных артистов педагоги такие «политические» фигуры, иным заветных партий приходится дожидаться годами… Например, второй год не может показать (даже не станцевать на сцене, а именно показать руководству!) партию Злого Гения в «Лебедином озере» талантливый артист, лауреат множества престижных конкурсов Михаил Крючков (педагог Виктор Барыкин). И это случай, далеко не единичный. Понятно, что у Сергея Филина теперь большие проблемы со здоровьем. Но ведь у него есть помощники: просмотр балетных артистов и ввод их в репертуарные спектакли входит, к примеру, в прямые обязанности соратницы Филина Галины Степаненко, которая, пока Филин лечился, исполняла обязанности худрука балета, а сейчас является заведующей балетной труппой.

Полунин расстается со «Стасиком» и с балетом?

Зато полным ходом ротация кадров идет в другом московском театре — музыкальном Станиславского и Немировича-Данченко. Только за последние два сезона среди солистов появились новые имена: Татьяна Мельник, Анастасия Лименько, Анна Оль, Семен Величко, Дмитрий Соболевский, Денис Дмитриев, Александр Омельченко, которые следует запомнить. Однако репертуарная политика выстраивалась главным образом под Сергея Полунина. Он, конечно, балетный исполнитель совершенно незаурядный, но строить политику в расчете исключительно на одного артиста, пусть даже такого выдающегося, как Полунин, — вряд ли разумно. Все помнят, как два года назад он легко и без мучений совести покинул престижнейшую труппу английского Королевского балета. Похожая ситуация повторяется в этом сезоне, но уже со «Стасиком». Как никто знающий все тонкости английского стиля, Полунин повздорил с британскими репетиторами, переносившими английский балет на сцену
МАМТа, и наотрез отказался участвовать в премьере спектакля «Манон» британского классика Кеннета МакМиллана. Более того, капризный танцовщик написал заявление об уходе и рассказал о своем намерении со следующего сезона выступать в «Стасике» лишь в качестве приглашенного премьера. Но, говорят, возможен и другой вариант: теперь Полунин хочет разорвать все договоренности и уйти из балета совсем. Впрочем, точно такие разговоры мы уже слышали, когда артист покидал Королевский балет.

Однако даже лишившись солиста, не раз танцевавшего «Манон», будучи премьером Ковент-Гардена, театр с честью вышел из тупиковой ситуации. Практически вся труппа танцевала многонаселенный и многоактный спектакль так, что даже при сравнении с английским оригиналом (а его показали за две неделе до премьеры во время гастролей Королевского балета на сцене Большого) в нем не чувствовалось никаких «швов».

Другая удача МАМТа в этом сезоне — «Баядерка», классический балет Мариуса Петипа, поставленный в «Стасике» в знаменитой редакции Натальи Макаровой. Спорной, однако, самой популярной в мире версии этого балета, которая входит в репертуар 15 именитых компаний, включая Королевский балет и театр Ла Скала.

Кремль — место опасное

Кремлевский балет в этом сезоне обошелся без премьер — не до того было. Здесь в самом конце сезона неожиданно сменили худрука — вместо Андрея Петрова (с момента основания более 20 лет был на посту) назначен новый начальник — сын великого танцовщика Мариса Лиепы — Андрис. Чем вызвал немилость 68-летний Петров — не объявлено, но по слухам еще в начале сезона у него возник конфликт с гендиректором Кремлевского дворца по поводу постановки балета «Волшебная флейта». Кремль, как известно, место опасное.

Тем не менее своего кабинета Петров не покинет и будет занимать в театре теперь чисто номинальную должность почетного президента. А премьеру «Волшебной флейты» перенесли на осень.

В Михайловском тоже проблемы

Не обошли стороной кадровые проблемы и Михайловский театр. В начале сезона театр практически лишился своей главной приманки для публики — Натальи Осиповой, приглашенной работать в английский Королевский балет, хотя в Михайловском у нее осталась лежать трудовая книжка. А в конце сезона стало известно, что из него в Мариинку перелетели еще две балетные примы: золотая лауреатка последнего московского конкурса Оксана Бондарева и Кристина Шапран. Последняя уволилась вслед за своим наставником и заместителем ген. директора Михайловского Алтынай Асылмуратовой, руководившей Вагановской академией, пока там не воцарился Цескаридзе. В самом же Михайловском театре теперь воцарилась ученица Цискаридзе Анжелина Воронцова, которая в мгновение ока из простой солистки Большого превратилась в приму динамично развивающейся в последние несколько лет петербургской компании.

Покинул в ушедшем сезоне Михайловский театр и его худрук Начо Дуато — первый после Мариуса Петипа иностранец, возглавивший русскую театральную компанию. В начале февраля контракт испанского хореографа с театром, где он в течение трех лет был художественным руководителем, истек, и балетмейстер переехал в Берлин. Здесь маэстро с начала следующего сезона возглавит труппу Берлинского государственного балета. А балет Чайковского «Щелкунчик» стал замечательным прощальным подарком Начо Дуато петербуржцам и лучшим репертуарным приобретением Михайловского в этом сезоне.

Путин увидел «Реквием»

Тем временем Борис Эйфман, практически в одиночку создающий в России востребованный в мире современный балетный репертуар, уже открыл 38-й сезон своего театра. Минувший у великого хореографа был крайне насыщен. В сентябре в Санкт-Петербурге, наконец, открылась его Академия танца, а в день 70-летия освобождения Ленинграда от фашистской блокады состоялась премьера балета «Реквием», ставшая первым переложением на балетный язык ахматовской поэзии. Премьеру, которую театр Эйфмана дал для ветеранов Великой Отечественной войны и жителей блокадного Ленинграда, посетил и Президент России Владимир Путин.

Павел Ященков

Московский комсомолец. № 26597 от 13 августа 2014 г.
http://www.mk.ru/culture/2014/08/12/russkiy-balet-oboshelsya-bez-kriminala.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау