Автор Тема: дирижёры Юровские: братья - Владимир (р.1972) и Дмитрий (р.1979) и их отец - Михаил (р.1945)  (Прочитано 85537 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Появилось новое интервью Вл.Юровского:

http://www.belcanto.ru/13121901.html

Обратите особое внимание!!

30 декабря, Концертный зал имени Чайковского

Прозвучит музыка Чайковского к балету «Спящая красавица» — без единой купюры. Когда мы лишаем зрителя видеоряда и заставляем его сконцентрироваться на музыкальной составляющей, то выясняется что музыка «Спящей красавицы» — в высшей степени симфонична и экспериментальна. Весь третий акт — неоклассицистские искания Чайковского, получившие столь мощное развитие в творчестве композиторов ХХ столетия. Это абсолютный шедевр инструментовки, но в театре, даже при очень хорошем исполнении, какие-то краски пропадают. Я надеюсь, нам удастся «восстановить» их — наравне с оригинальными темпами, которые в балете недостижимы по техническим причинам.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дмитрий Юровский: «Если бы глины не было, спектакль много бы потерял»

21.04.2014 в 12:27, Игорь Корябин.

Это интервью – дополнение к публикации о премьере постановки оперы «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича на сцене Фламандской оперы в Антверпене. Беседа с ее музыкальным руководителем Дмитрием Юровским состоялась в день премьеры, когда до начала спектакля оставалось всего несколько часов. Маэстро пригласил меня к себе в артистическую. На его письменном столе – новейшее издание полного авторского манускрипта первой редакции партитуры «Леди Макбет», выпущенное московским издательством «DSCH». В тишине рабочего театрального кабинета целый час непринужденного и обстоятельного разговора с дирижером пролетает, как один стремительный миг. http://www.operanews.ru/14042102.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Разрушительная сила обожания
«Саломея» Владимира Юровского в КЗЧ

21.04.2014 в 12:29, Александр Курмачёв.

К 150-летию со дня рождения Рихарда Штрауса в Концертном зале им. П.И.Чайковского состоялось концертное исполнение самого животно-невротического произведения мирового оперного наследия – одноактной «Саломеи», написанной композитором по одноименной драме Оскара Уайльда.

Если перефразировать популярную фразу о том, что оперу можно не знать – не любить её нельзя, то «Саломея» — квинтэссенция этой нехитрой аксиомы. Глубина этого произведения настолько бездонна, инструментальная вычурность настолько запредельна, а сила эмоционального воздействия настолько безжалостна, что каждой встречи с этим шедевром лично я жду с замиранием сердца, со смешенным чувством страха и обожания, вожделения и скепсиса: вдруг именно в этот раз неиссякаемый запас воздействия на меня этой музыки иссякнет? Нет. Не иссякает. И то, что представил Государственный академический симфонический оркестр им. Светланова под руководством Владимира Юровского, меня в очередной раз потрясло. http://www.operanews.ru/14042108.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Сила трагедии как дирижерское кредо Дмитрия Юровского

Игорь Корябин, 22.04.2014 в 13:51

«Русская филармония» исполнила Седьмую симфонию Малера. Когда дирижер является художественным руководителем коллектива, постоянно пестует его в репетиционном процессе, музыкальное дыхание своих подопечных он ощущает особенно хорошо. Однако разучивание с собственным коллективом нового масштабного сочинения — процесс всё равно непростой и во многом неизведанный. http://www.belcanto.ru/14042201.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дирижер Юровский раскрывает иную сторону подвигов Прометея

http://kurs.ru/5/10141066

C 8 по 10 июня в концертном зале имени Чайковского пройдет цикл просветительских концертов Государственного академического симфонического оркестра России имени Светланова.

Цикл будет называться «Истории с оркестром. Дирижирует и рассказывает Владимир Юровский» и посвящен древнегреческому мифу о Прометее.

По словам Юровского, «слушателю интересно будет проследить на примерах произведений музыки, театра и литературы, которые были созданы между VIII веком до нашей эры (сочинения Гесиода – это самый ранний источник о Прометее) и 1968 годом (опера Карла Орфа по драме Эсхила – самое позднее сочинение о герое в программе нашего фестиваля), как изменялось отношение к Прометею и его поступкам, а также задуматься, почему эти изменения происходили, и попытаться понять, чем сегодня для нас является Прометей».

В концертах из цикла «Истории с оркестром. Похитители огня» прозвучат сочинения Бетховена, Сибелиуса, Скрябина, Берга, Сен-Санса, Форе, Листа, Орфа и Шуберта. Говоря о самой идее просветительских концертов, Владимир Юровский отметил: «Концерты классической музыки в их традиционной форме зачастую являются анонимными: ни автора произведения, ни исполнителя с его отношением к исполняемым произведениям часто невозможно даже почувствовать из-за многослойной брони своего рода концертного «этикета», традиционной формы представления сочинений слушателям. Вот мы и попытались дать возможность прочувствовать именно живую музыку живых людей, бережно переданную «из рук в руки» от исполнителей к публике, не впадая при этом ни в сухой академизм, ни в заискивание».

Напомним, что первый цикл просветительских концертов Государственный оркестр и Владимир Юровский провели летом 2013 года, и тогда критики назвали этот проект событием сезона.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 512
http://www.kommersant.ru/doc/2469326

Скованные одной нотой

02.06.2014

8 июня в зале Чайковского открывается мини-цикл "Владимир Юровский дирижирует и рассказывает" — прекрасное и познавательное филармоническое мероприятие под занавес сезона.

Маэстро Юровский и его госоркестр уже проводили такой цикл в прошлом году, и там было что запомнить. Неподражаемый рассказ дирижера о барочных экстраваганцах "Королевы фей" Перселла, шекспировские декламации Аллы Демидовой, воссозданный "Клоп" Маяковского с музыкой Шостаковича и живой петух, задействованный в сцене ворожбы из реконструкторского этюда на тему мейерхольдовской постановки "Бориса Годунова". Метод вроде бы не такой уж и сложный — серия редких партитур, которые умно сочетаются с менее редкими, выстраиваются в цепочку занимательных сюжетов, сопровождаются комментариями дирижера, а иногда даже и небольшим сцендействием. Старый-престарый, в сущности, рецепт, в духе горациевского miscere utile dulci. Но выходит так, что сейчас больше никому подобные события не удаются с таким вкусом и с таким обаянием.

В этом году цикл более строен в смысле тематики, его центральный образ — Прометей. Для культуртрегерского проекта, конечно, самое оно, хотя смотрится чуть высокопарно, но все равно не стоит думать, что на выходе должно получаться некое томительное лекторство — знаете, как в планетарии, "мифы Древней Греции в астрономических явлениях". Сочетания композиторских имен и музыкальных эпох, исторических сюжетов и биографических наворотов обещаны самые смелые. И совсем неожиданные.

К примеру, в первый вечер прозвучит музыка Бетховена к балету "Творения Прометея", написанная в 1801 году для модного деятеля тогдашнего contemporary dance Сальваторе Вигано,— вещь хоть относительно известная, но целиком звучащая редко. А встык к ней — фрагменты другого "Прометея", поздней оперы Карла Орфа, которую автор "Carmina Burana" написал в 1968 году, используя в качестве либретто свято сохраненный древнегреческий текст трагедии Эсхила "Прометей прикованный".

Через сто лет после Бетховена свою музыкальную драму "Прометей" написал Габриэль Форе. Премьера колоссального произведения (предполагалось 800 участников) прошла в античном амфитеатре, где не обошлось без гнева Зевса: во время генеральной репетиции в сцену ударила молния. Фрагменты "Прометея" Форе прозвучат во второй вечер цикла в одной программе с симфонической поэмой Сибелиуса "Океаниды" (там тоже эсхиловская перекличка с судьбой Прометея) — единственная вещь, в которой финский композитор обратился не к карело-финской, а к классической греческой мифологии. И тут же в виде чуть более натянутой аналогии (Пандора, открывшая свой роковой ящик, тоже одна из героинь прометеевского мифа) — "Лулу-сюита" Берга с английским сопрано Эллисон Белл. Завершать концерт, в котором на правах чтецов примут участие Александр Филиппенко и Чулпан Хаматова, будет едва ли не самый известный русский разворот темы, "Поэма огня" Скрябина, второе название которой как раз "Прометей".

В программе третьего вечера жанры тоже куда как разнообразны. Две песни на текст "Прометея" Гете (Шуберт и Хуго Вольф), кантата Сен-Санса "Прометей" (написанная в 1867 году по заказу Всемирной выставки, но из-за интриг не принесшая композитору ни премии, ни гонорара, ни почетной премьеры), симфоническая поэма все с тем же названием, созданная Листом. А в качестве финала — Третья симфония Бетховена, которую композитор хотел было посвятить не Прометею, а вовсе даже Наполеону, но тем не менее процитировал в партитуре свои "Творения Прометея".

Сергей Ходнев (AD)
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Здесь, в России, если правильно обо всем договориться, остается возможность влиять на события»

ДМИТРИЙ ЮРОВСКИЙ О «ШКОЛЕ ЖЕН» ЛЮБИМОВА/МАРТЫНОВА И О ПРЕИМУЩЕСТВАХ РАБОТЫ В МОСКВЕ

17 мая текст: Екатерина Бирюкова http://www.colta.ru/articles/music_classic/3221

20 мая в театре «Новая опера» — очень нехарактерное для этой площадки событие, а именно — премьера новой оперы. Называется она «Школа жен», имеет жанровое определение опера-буффа, автор музыки — Владимир Мартынов, а автор идеи и либретто — Юрий Петрович Любимов. Он же заявлялся в качестве режиссера. Подробности Екатерина Бирюкова выяснила у музыкального руководителя проекта Дмитрия Юровского, младшего представителя знаменитой дирижерской семьи, шефа Королевской Фламандской оперы и московского оркестра «Русская филармония».

— Я нашла в сети краткое содержание мольеровской «Школы жен» — там предупреждают, что читается за 10-15 минут, тогда как полная версия — за 70-80. Но я все равно запуталась в хитросплетениях сюжета. И я не понимаю, как из этого в наше время можно сделать оперу?

— Я «Школу жен» читал очень давно, пытался прочитать и в оригинале — но моего французского не хватило. Но в данном случае можно сэкономить время и в Мольера вообще не заглядывать. В нашем либретто от Мольера остался только сам Мольер, он — главный персонаж. То есть к мольеровской «Школе жен», по-моему, это не имеет вообще никакого отношения. Наше произведение о другом. Это попытка через призму времени Мольера рассказать о том, как функционирует или не функционирует театр. Не важно какой — драматический, оперный. Режиссер безуспешно пытается со своей обленившейся труппой поставить спектакль — вот и весь сюжет. Учитывая, что автором либретто является Юрий Петрович Любимов, можно предположить, что он использует примеры из собственного опыта. К сожалению, сейчас ситуация с его здоровьем такова, что он не мог присутствовать на репетициях. Поэтому он распорядился, чтобы мы его не ждали и продолжали работать без него, так как спектакль должен состояться. Я считаю, что этот поступок заслуживает самого глубокого уважения. Таким образом, Любимов выступает как автор идеи. А режиссер-постановщик — Игорь Ушаков.

— Любимов совсем не был на репетициях?

— Был в самом-самом начале. А последние недели он находился, увы, в больнице. Это очень жаль, так как я был очень рад предстоящему сотрудничеству с одним из величайших мастеров театра двадцатого века. Это ведь почти невероятно — в 2014 году иметь возможность что-то сделать с Юрием Петровичем Любимовым! Дай ему Бог еще долгих лет жизни!

Несмотря на болезнь, он продолжает курировать процесс и находится в курсе всего происходящего. И мы стараемся сделать спектакль в духе Любимова — даже не режиссера, а человека. Который прошел через разные времена и встречался с разными сложностями. Происходит это в буффонадной форме, это комедия-гротеск, комедия-абсурд. Я думаю, что не надо искать в ней общую сюжетную линию, ясные начало или конец. Это просто определенный отрезок времени, в процессе которого у зрителя есть возможность посмотреть, что происходит за кулисами театра — то есть то, что он обычно не видит.

— Поговорим о музыке Владимира Мартынова. Вообще-то с ней, по большому счету, умеет справляться только его супруга Татьяна Гринденко, потому что эта музыка требует невероятной дисциплины музыкантов и их многолетней к этому готовности. Не шести недель, а, наверное, шестидесяти…

— Да нет, здесь не настолько технически трудный материал.

— В том то и дело, что проблема не в технических сложностях музыки, а во времени для погружения в нее.

— Дело в том, что мы делаем не совсем музыку Мартынова — это я не в обиду ему говорю, а цитирую в принципе его же слова. Например, его опера «Vita Nova», которую мой брат Володя исполнял в Лондоне, – это совсем другое. Там, можно сказать, все было глазами Мартынова. А здесь скорее такой трактат по истории музыки: что происходило с музыкой с 16 века по сегодняшний день. Здесь нужно играть не Мартынова, а тот стиль, который в этот момент представлен. 4 такта раннего Моцарта, потом 2 такта постсоветского мюзикла и так далее. Здесь смешалось очень много стилей. От Монтеверди до Стравинского. И ни в коем случае не надо это пытаться вытянуть в одну музыкальную линию. Лоскутность, которая здесь присутствует, явно не случайна. То же есть и в либретто.

Основная, чисто техническая сложность этого произведения — оно очень прозрачно, все на виду. Так часто бывает в музыке барокко или раннего бельканто — слышно любую мелкую деталь. Нужно работать так, как ты работаешь над самым хрупким музыкальным материалом. И при этом — учитывая, что мы делаем комедию — не потерять чувство юмора.

— Музыка Мартынова и чувство юмора для меня — две вещи несовместные…

— Тем не менее. Мы постарались не прятать определенную абсурдность, а, наоборот, достать ее на поверхность.

— Солисты - из штата «Новой оперы»?

— Да, практически все. Только контртенора приглашенные. Там две главные партии для них. А штатных контртеноров я пока еще не встречал ни в одной оперной труппе.

Я впервые работаю с этой труппой и должен сказать, что некоторые солисты явились для меня настоящими открытиями. В первую очередь — это сопрано Виктория Шевцова и харАктерный тенор Максим Остроухов. Это голоса европейского уровня — в самом хорошем смысле этого слова. Но вообще, все работают очень качественно. В том числе тенор Вениамин Егоров и конечно же баритон Дима Орлов, который исполняет главную партию, самого Мольера, самую тяжелую, которая неудобна для любого певца тем, что там очень много разговорной речи.

— Разговаривающие певцы — это же всегда катастрофа!

— Да, для певцов это очень тяжело — переключаться с разговора на пение. Но поскольку либретто писал Любимов, то тут очень много диалогов — настоящих, театральных. У остальных солистов такой проблемы нет, потому что их партии достаточно небольшие.

— Ты был в Лондоне на исполнении «Vita Nova» в 2009 году. Ее, скажем так, не очень хорошо приняла лондонская публика и, особенно, критика. В чем, ты считаешь, проблема?

— Если говорить примитивным языком, для английской публики музыка Мартынова просто недостаточно современна. Если ей играют какую-то гармоничную музыку, она не понимает, зачем ее сюда привели. Тогда можно было оставаться на нормальном классическом концерте. Пожалуй, основная проблема была именно в этом.

— А ты понимаешь, какое примерно место музыка Мартынова занимает в современном российском контексте?

— Я думаю, прежде всего, эта музыка не претендует на то, чтобы быть самодостаточной. Ей нужно очень серьезное визуальное оформление. Это музыка, которая изначально работает на картинку. На кино, на театр, на какое-то движение. В концертном исполнении я ее не могу себе представить.

— Ты имеешь в виду именно «Школу жен»?

— Да. Ну и другие сочинения, которые я слышал. Ту же «Виту нову». Не случайно Мартынов много лет работает с Любимовым. Это часто бывает. Вот, допустим, композитор Филипп Гласс — казалось бы, сколько лет он пишет оперную и симфоническую музыку. Но когда он пишет музыку к кино — тогда он явно в своей тарелке.

— Мартынов на репетиции приходит?

— Начал приходить, когда пошли оркестровые. Когда во время постановки возникают творческие вопросы, их всегда лучше обсудить с самим композитором.

— Оркестр большой?

— Огромный. Хотя в музыке много барочного и постбарочного стиля, этим составом, который у нас сидит, можно сыграть практически любое произведение Вагнера! Другое дело, что все вместе почти никогда не играют. Очень часто играют группами. Бывает, что одна часть оркестра играет музыку 16 века, а другая — 20-го.

— Какая предполагается жизнь у этого проекта?

— Сейчас запланированы два спектакля. Дальше посмотрим.

— А как вообще этот проект, совсем не вписывающийся в имидж «Новой оперы», возник?

— Насколько я знаю, это замысел Любимова. Он его озвучил в департаменте культуры Москвы и они дали на это средства. А «Новая опера» как раз идеальный партнер для этой постановки. Уже хотя бы потому, что оперная труппа, которая способна практически полностью качественно обеспечить такой своеобразный спектакль — это действительно редкость!

— Это твоя первая оперная постановка в России. Есть ли еще планы?

— Да, если говорить о новой, с нуля поставленной, то первая. Понимаешь, планов много. Но главная проблема в том, что перспективное планирование в российских театрах несколько ограничено. То есть со мной иногда ведут разговор, например, о следующем сезоне. Но мне это трудно организовать. Если один концерт — тогда еще ладно. Но оперная постановка — это все-таки полтора-два месяца. А я пока еще занят в своем театре в Бельгии. Я могу говорить о сезонах 2015/16, 2016/17 — но их некоторые здешние театры еще не планируют. Тем не менее, мне бы хотелось расширить оперную деятельность в России, и я думаю, что в дальнейшем так и будет. Потому что я здесь просто вижу больше возможностей для того, чтобы сделать что-то, что меня действительно устраивает с художественной точки зрения.

— Вот как?

— Понимаешь, дирижер на западе — скорее исполнительна функция, а не руководяще-двигательная. Там все тебе заранее продиктовано — от выбора солистов до названия произведения. Здесь, в России, если правильно обо всем договориться, еще остается возможность гораздо больше влиять на происходящие события. Например, на то, какие певцы будут петь в постановке. Это очень важный момент. Не директорам же театров — при всем к ним уважении — в результате стоять внизу и нести на себе ответственность! Невозможно не включать дирижера в процесс выбора солистов. Это заведомо неправильно. Но на западе это в последнее время вошло в моду. И практически нигде на западе — ну, кроме своего театра — я не могу эту ситуацию изменить. Да и в нем — постоянные дискуссии на ненужные темы.

А здесь — мне, по крайней мере, так показалось — к определенного рода дискуссиям гораздо больше открыты. Это касается не только выбора певцов. Например, здесь более гибкие репетиционные графики. Легче по необходимости что-то добавить, что-то убавить. У нас же не фабрика все-таки. А на западе опера превратилась именно в фабрику. В Германии, например, где сохраняется система репертуарного театра, в опере работать очень трудно. У них невероятно жесткий график, по минутам все расписано. Не важно, готов спектакль или нет, но в точно запланированный момент продукт должен выйти. Поэтому, в основном, со сцен немецких театров выходят именно готовые продукты, а не произведения искусства.

— Ты имеешь в виду, наверное, театры не первого ряда. Не Мюнхен?

— В Мюнхене все то же самое, что я сказал, только на очень высоком уровне. Поэтому не так бросается в глаза. Я работал в Мюнхене несколько раз. И на каком бы высоком уровне ни прошел спектакль – в конце полного удовлетворения все-равно нет. Потому что нет ощущения, что ты сделал что-то свое. Есть ощущение, что ты положил одну маленькую крупицу в огромный сезон. Вот ты выпустил спектакль, он прошел один-два раза, и все, с этого момента спектакль на конвейере.

Я, конечно, избалован своим бельгийским театром. У нас репертуара никакого нет. Мы выпускаем 7 новых постановок в сезон. И 2 месяца все живут только ради одной оперы. Она вышла, прошла 10-12 раз, и все начинают жить другой оперой. В такой системе работать конечно гораздо легче. Где спектаклей выпускают меньше, но это более штучный товар.

— Что значит меньше? Ни один московский театр не выпускает семь оперных премьер в год!

— Да, здесь другая система. Но мне кажется, что в российских театрах, даже в условиях репертуарной системы, есть возможность что-то немножко по-другому приготовить. Например, заранее познакомиться с солистами. Найти время понять друг друга. Настоящее вдохновение появляется, на мой взгляд, только тогда, когда его ищут все вместе. Не обязательно спектакль готовить полгода. Это уже перебор. Нужна золотая середина. И на сегодняшний день мне кажется, что в России найти эту золотую середину мне будет легче, чем во многих других странах.

— Может быть, тебе не хватает права голоса, потому что он отдан режиссерам?

— Если бы! С режиссерами я бы договорился. Но основное право голоса у функционеров. У агентов, директоров. Режиссер — такая же страдающая часть целого, как и я. Любой режиссер на западе постоянно сталкивается со стеной под названием «дирекция».

— Ну вот недавно ты в своей Фламандской опере выпустил «Леди Макбет Мценского уезда» вместе с Каликсто Бийето. Это все-таки звезда. Неужели он тоже не имеет права голоса?

— Он не имел никакого отношения к выбору певцов. Он приехал на готовый состав. Единственное, я сделал все возможное, чтобы певцы, которые были отобраны для работы с ним, были изначально готовы на все. Так что у него не было претензий.

— Кто пел Катерину?

— Аушрина Стундите, она из Литвы. Это было, должен сказать, открытие. Это певица 21 века. Которая и поет, и одновременно не просто делает все, что требует режиссер — она сама предлагает уже готовую роль со всеми мыслимыми экстремальностями! Она уже прошла через суровую школу немецкого театра поэтому никаких табу для нее не существует. При этом она остается сама собой, не ломает себя. Для режиссера, работа с такой певицей/актрисой — одно удовольствие. Действительно повезло!

— В спектакле есть русские реалии или он вненациональный?

— Абсолютно вне национальности, вне времени. Это могло быть где угодно и когда угодно. Бийето сразу сказал, что не хочет ставить про русскую деревню, потому что в ней ничего не понимает. Тем более, что такой сюжет, как «Катерина Измайлова», не требует локализации. Он в свое время был актуален в любой стране. И его понимают все. Его уж точно проще понять, чем «Онегина». На мой взгляд, это лучший спектакль Бийето. И мне кажется, его даже можно показать в России...

— Ну, знаешь! Бийето — это всегда 18+, а пределы допустимости у нас сейчас скукоживаются с каждым днем…

— Я бы очень хотел его здесь показать. Я еще не знаю где — в Москве, Питере, где-то еще. Но надеюсь, что это удастся. Он так поставлен, что никаких других спектаклей не получится рядом с ним играть. Вся сцена состоит из земли и мокрой глины. Каждый вечер все это устанавливать и снимать — практически невозможно. Это должна была быть копродукция с берлинской Дойче опер, но именно по этим соображениям спектакль там не состоялся — он не может быть частью репертуара. Его только можно привести на 4-5-6 раз и показать подряд.

— Как ты используешь свое долгое пребывание в Москве для своей основной здешней работы – в оркестре «Русская филармония»?

— 5 июня в Доме музыки мы делаем рок-концерт с участием Ольги Кормухиной. На самом деле, рок-музыка — это музыка моей юности. Я ей в свое время всячески старался заниматься. И на гитаре играл. И в качестве аранжировщика сотрудничал с группой Metallica. Была такая финская группа — четыре виолончелиста, Apocalyptica называется, знаешь? В общем, в Германии у нас на этот манер был струнный ансамбль. Не из четырех, а из двадцати четырех человек. Все подключены к динамикам. И мы делали такие обработки из смеси тяжелого металла и рок-музыки. А сейчас у меня есть возможность сделать концерт с Кормухиной — это симфонический рок. Я последний раз с такого рода музыкой сталкивался лет 15 назад. И вот что-то опять захотелось. В этом смысле Москва — замечательный город, где можно попробовать свои силы в самых разных жанрах!
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
А только что я побывал вот на этом:

---------------------------------

Цикл просветительских концертов
«Владимир Юровский дирижирует и рассказывает».
Истории с оркестром. Похитители огня

9 июня 2014, начало в 19:00
Концертный зал имени П. И. Чайковского
             
Государственный академический
симфонический оркестр России
имени Е.Ф.Светланова
Дирижер – Владимир Юровский
Чулпан Хаматова (художественное слово)
Александр Филиппенко (художественное слово)
Эллисон Белл (сопрано, Великобритания)
Академический Большой хор
«Мастера хорового пения»
Российского государственного
музыкального телерадиоцентра
Алексей Володин (фортепиано)

В ПРОГРАММЕ:

Форе
Фрагменты из музыкальной драмы «Прометей» для сопрано, хора и оркестра

Берг
«Лулу-сюита» для сопрано и оркестра

Сибелиус
«Океаниды» – симфоническая поэма

Танеев
Хор «Прометей» из 12 хоров a cappella на стихи Я.Полонского

Скрябин
«Прометей» («Поэма огня») для фортепиано, хора и оркестра
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я ещё раз убедился, что Юровский не умеет рассчитывать свои программы. Он опять был ужасно невоздержан - то же самое можно было дать в 2 раза короче и столь же информативно. Всё-таки когда сначала рассказывают своими словами, затем то же самое читают актёры, а после о том же повествует музыка, это уже чересчур.
Я считаю, что Юровским не была определена целевая аудитория. Если это для специалистов - с таким количеством специфических деталей, - то они знакомы с предметом и без лекций; если это для широкой публики, то у неё в голове такое количество деталей не задержится. Так для кого же это? Вопрос открыт, и я ответа не нашёл.
Как мне показалось, программа не только перегружена, но и чрезмерно пестра - уж больно много слабо относящегося к Прометею там было. О нет, можно перебрать все истории и все мифы, но это будет означать, что лектор растёкся мыслью по древу. Собственно, как оно и вышло.
Тем не менее, в концерте была пара-тройка откровений, которые сделали-таки его выдающимся событием: это исполнение "Океанид" Сибелиуса, уникального хора "Прометей" Танеева и "Прометея" Скрябина - это был сюрприз - СО СВЕТОМ. Последнего я никак не ожидал, а то подготовился бы к этому походу получше, а так пришлось ловить тональности на слух и соотносить с предложенной нам расцветкой.
Цветового "нисхождения в материю" Fis-C почему-то не получилось - то ли что-то не доработали, то ли пропустили, но цветовая пара почему-то не была полностью представлена, но восхождение C-Fis вполне прослеживалось, и я остался доволен. Конечно, это всё нуждается в тщательной проработке и даже доработке, потому что сам Скрябин, видимо, поленился тщательно выписать цветовую партию - особенно локальные смены гармоний. Но даже в таком виде это производило впечатление - если не исполнением, то серьёзностью намерений. На сцену была вынесена цветовая клавиатура, реализованная на электронном синтезаторе, присоединённом, я так понял, к компьютеру, и через него шло управление прожекторами КЗЧ. И в конце был потрясающий эффект - когда после почти постоянной полутьмы в продолжение исполнения - на последнем аккорде запалили ВЕСЬ СВЕТ зала - весь, какой нашли :)) О да, это было супер! От неожиданности некоторые особо впечатлительные слушатели-зрители даже вскочили с мест - и это был эффект вполне скрябинский, когда "словно Солнце приблизилось". Очень хорошо.
Я на этот концерт из своих знакомых или родственников затащить никого не смог, но оказался рядом с компанией, и с соседкой своей я ругал и Юровского, что он всё затянул и безбожно растянул, и чрезмерное обилие словес - особенно в 1-м отделении, но когда прозвучал хор Танеева, а затем "Прометей" Скрябина - мы с ней прям чуть не в обнимку рыдали, так нам это всё понравилось! :)) У меня весь платок был мокрый, а она от слёз ничего не видела, сняла очки и ревела, а её все утешали :))
Ой, в общем, какой-то парад потрясений: вчера Лежнева меня довела до кондиции, и я думал, что в ближайшие дни меня ничем не удастся удивить, а сегодня Юровский и Володин добили меня "Прометеем". Ну потрясающе - и общий эффект громадный, и чисто музыкальная часть на громадной высоте. Не зря мы промучились и досидели до конца.
Юровский хотя и скомпоновал нечто монструозное, так что много народу ушло в антракте, а со 2-го отделения все опять разбегались прямо во время музыки, но если простить ему неумение рассчитывать свои (и наши) возможности, то тот, кто это выдержал, был вознаграждён.
Я сам не ожидал, что это произведёт такое грандиозное впечатление.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава (_arlekin_)

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2849260.html
2014-06-09 04:21:00

цикл концертов Владимира Юровского и ГАСО "Похитители огня" в КЗЧ, вечер первый: Бетховен, Орф

Рассчитанный на три вечера цикл задуман с "эпическим размахом", на "марафонском дыхании" (обе формулировки принадлежат самому Юровскому) и продолжает опыт т.н. "просветительских концертов", с которыми Юровский выступает все активнее не только как дирижер, но и как рассказчик, лектор, отчасти и как режиссер театрализованного музыкального вечера, сознательно или нет подхватывая эстафету у Г.Н.Рождественского (с которым когда-то сотрудничал), тоже словоохотливого и энергичного энтузиаста. Но, во-первых, Рождественский обладает огромным запасом не только иронии, но и самоиронии, а еще отличается здоровым цинизмом - Юровский слишком серьезно относится и к себе, и в особенности к своей "миссии", как он сам ее понимает, к задачам, которые ставит перед собой, то ли слишком доверяя целевой аудитории своих программ, то ли, наоборот, вовсе не принимая в расчет ее специфику. Во-вторых, Владимиру Юровскому-дирижеру действительно нет равных по меньшей мере в его поколении (включая и других носителей фамилии), но Владимир Юровский в качестве "просветителя" и вообще "интеллектуала широкого профиля" воспринимается далеко не столь же однозначно.

Нынешний концертный цикл посвящен сквозному мифологическому образу и сюжету в его разнообразных музыкальных (а попутно - драматургических, поэтических, художественных) воплощениях - Прометею. Отталкиваясь, конечно же, от Лосева (тот еще шарлатан был - умудрился выстроить универсальную научную концепцию мифа исходя практически из одного сюжета и одного героя), Юровский постарался проследить и развитие мотива сквозь эпохи, в творчестве того или иного композитора, и динамику восприятия мифа о Прометее в разных культурных контекстах. Многое рассказал, кое-что объяснил, но что-то и запутал.

Первое отделение, посвященное балету Бетховена "Творения Прометея" (подзаголовок: "Власть музыки и танца"), включало в себя, помимо оркестрового музицирования, также балет, пантомиму, кукольный театр и художественное слово. При этом и сюжет либретто (благо текст его не сохранился, только краткое описание), как пояснил дирижер, он позволил себе скорректировать с поправкой на двухсотлетний исторический опыт, который мы сейчас имеем и каковым Бетховен, увы, был обделен. Бетховен верил в человека, в благотворность преобразований, связанных с его эмансипацией и пресловутым "просвещением", так сказать, "приобщением к прекрасному". Юровский, несмотря на "просветительский" посыл этого и некоторых предыдущих программ, к подобным вещам относится осторожнее, даже скептически - и я вполне разделяю его взгляд на человеческую природу, а может и считаю его еще недостаточно последовательным (тем более, что живу я, в отличие от Юровского, не в Лондоне, к сожалению). Однако симпатичная музычка бетховенского балета, чуть ли не в духе салонных "пасторалей" написанная, интересна именно сама по себе, как пусть и не выдающегося качества, зато редкоисполняемая и малоизвестная вещица - своей, то есть, эксклюзивностью, а вовсе не содержательной глубиной. Нагружать ее смыслами, которых там нет и не могло быть - затея неблагодарная, особенно в приложении к "просветительским" потугам. Юровский показал облагодетельствованных Прометеем людей, воплощенных единственной парой, условно-аллегорическими Мужчиной и Женщиной, подлыми, не способными оценить благодеяние, не чувствительными к эстетическому воздействию тварями, а вовсе не "творениями" - поспорить трудно, но на приторно-благозвучную музыку такое волюнтаристское драматургическое решение легло очень плохо.

Прометей и люди в проекте Юровского на музыку балета Бетховена оказались представлены танцовщиками, хотя танцем движения, придуманные хореографом Мариной Тенорио (она же работала за Женщину), вряд ли правильно назвать - с трудом тянет на пантомиму, отличающуюся иллюстративностью до того вульгарной, что рядом с ней различия в хореографическом мышлении Бориса Эйфмана и Иржи Килиана уже не показались бы принципиальными. Пока "люди" в виде пока еще бесформенных и бездумных существ корчатся внизу, на подиуме, ради которого сняли часть кресел в партере, Прометей с напудренными кудряшками спрыгивает с портика - спускается с небес на землю, так сказать. Богам проще - они, Аполлон и музы, появляются прямо из-за кулис в виде... тростевых кукол театра "Трикстер". Не исключено, что я путаю, но сдается, я этих или очень похожих кукол видел недавно в эпизоде "Тит Андроник", подготовленном "Трикстером" для спецпроекта Филиппа Григорьяна "Шекспир. Лабиринт" в Театре Наций, и даже там они мне показались бэушными, изначально предназначенными для какой-то другой постановки. Так или иначе, сотворенные, эмансипированные и "просвещенные" люди, двигающиеся в пластике Марины Тенорио подобно зомби из трэш-комедий, с богами-куклами обращаются по свойски - раскручивают на детали, срывают одежды и примеряют их на себя, только что не ломают и не крошат (куклы еще не для одного проекта могут пригодиться). В общем, Прометей выступает фигурой дважды трагической - пострадал и от родственников-богов, и от людей, коих поднял из грязи, буквально сотворил из глины.

Явно неудачная, откровенно безвкусная задумка с балетом и куклами мало того, что отвлекала внимание от главного содержания концерта - исполняемой оркестром достаточно раритетной ранней бетховенской партитуры - ничего не предлагая взамен, кроме необязательной, обедняющей восприятие своей никчемностью пустопорожней суеты, так еще и провоцировала аудиторию, большинство представителей которой и без того в своем интеллектуальном развитии недалеко ушли от куска глины. А как будто мало было танцев с куклами, Юровский предварил прометеево действо своего рода "эпиграфом", и в качестве такового выбрал рассказик "Прометей" Франца Кафки, больше смахивающий на стихотворение в прозе, предвосхищающий отчасти философскую лирику Пауля Целана, и разумеется, вообще никакого отношения к основному предмету, то есть к опусу Бетховена, не имеющий. Не говоря уже о том, что Евгений Цыганов к ответственной роли актера-чтеца отнесся, мягко выражаясь, формально, а проще сказать - безбожно схалтурил. При этом весьма пространное вступительное слово Юровский выстроил в духе псевдоинтеллектуального словоблудия а ля Вяч.Вс.Иванов или тот же Лосев, когда под нагромождением имен и названий теряется, забалтывается связующая идея, если даже она изначально присутствовала в замысле. Ну и уж совсем нельзя оправдать "оговорки" (пускай невольные) вроде той, когда Юровский, желая до кучи приплести к своему повествованию еще и роман Мэри Шелли "Франкенштейн, или Современный Прометей", упомянул "ученого, создавшего Франкенштейна" - хотя, вообще-то, как раз ученого и звали Виктор Франкенштейн, а созданное им чудище в романе имени не имеет. Подобное "просвещение" в любую секунду рискует обернуться профанацией.

Второе отделение по контрасту с первым Юровский решил в строго академическом формате, не считая расстановки некоторых солистов, в том числе Бориса Пинхасовича-Прометея, на портиках, а также умеренных световых эффектов, и такое самоограниение дирижера в парамузыкальных выразительных средствах пошло сочинению Орфа исключительно на пользу, пускай недопросвещенные обезьяны, как и следовало ожидать, почувствовав себя обделенными шоу-программой убегали во время исполнения вереницами. "Прометей" Орфа, целиком написанный на древнегреческий текст трагедии Эсхила, прозвучал (фрагментами - полная авторская версия заявлена на ноябрь, но это слишком нескоро, чтоб говорить о планах с уверенностью) в русском переводе Юрия Дмитриева, от чего впечатление ничуть не меньше: дух античного, мистериального театра в полной мере воплотился в звуке. Оркестр у Орфа удивительный - с использованием четырех фортепиано, четырех банджо, девяти контрабасов и разнообразнейших, в том числе экзотических ударных вплоть до литофона (звук извлекается из каменных плиток). Заглавный герой достался Борису Пинхасовичу, показавшему на редкость достойный вокал, но перебиравшему по части избыточного и нередко фальшивого драматического пафоса, прежде всего в декламационном диалоге с Гефестом-Евгением Цыгановым, тут выступившем удачнее, чем в преамбуле к Бетховену. Но если "Прометей" Орфа в исполнении Юровского - открытие, то спетая Екатериной Кичигиной партия Ио - откровение. Подобной силы женских партий мне доводилось слышать немного. Вся сцена встречи Ио с Прометеем в музыкальном отношении потрясающая, но особенно соло Ио, построенные на чередовании возгласов (почти воплей) в верхнем регистре и ритмичной мелодекламации в нижнем, перемежающихся оркестровыми "перебивками" с участием банджо и контрабасов. Поразительно, что за блестящим использованием неожиданным тембров и ритмических структур у Орфа постоянно прослеживается внятный и порой достаточно простой мелодизм - в хорах океанид, например, да и в партии Ио отчасти тоже. Да и во вступительном слове к Орфу, не то что к Бетховену, Юровский оказался лаконичнее и ироничнее, хотя все-таки шутить он, надо признать, не умеет, и его попытки "приблизить" реалии античной мифологии к восприятию русской публики за счет приколов на темы инцеста и т.п. мне кажутся не столько смешными, сколько жалкими, а впрочем, в сравнении с не поспешающей сдавать позиции Светланой Виноградовой оно еще ничего, пускай.
Che mai sento!

Оффлайн Алька

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 150
Вчерашний второй концерт из просветительского цикла Вл.Юровского я могу назвать двояким.
С одной стороны всего было чересчур много, с другой стороны ни одного эпизода концерта мне не хотелось бы убрать. С одной стороны к 11 часам вечера я устала, с другой стороны когда началось исполнение  Поэмы огня  Скрябина во мне нашлись значительные силы от всего действа на сцене просто обомлеть.  Алексей Володин – нашел время и приехал и на репетиции, и сам концерт - отдельное восхищение!!!!

Впрочем все  участники вечера были более чем хороши: и сверхизящная рафинированная Чулпан Хаматова, и фееричный Александр Филлипенко (особенно в рассказе о встрече Танеева и Скрябина), и сопрано  Эллисон Белл (этакая царица Клеопатра сегодня), и хор, и небывало  огромный оркестр (с 4 арфами и усиленной группой ударных), и  Алексей Володин, ну и разумеется дирижер - он же рассказчик. Харизматичный  Владимир Юровский не первый раз дает подобные масштабные представления и собирает массу зрителей, которые по сравнению с другими вечерами  почти не покидали зал до самой последней минуты.  И судя по бурным овациям и крикам по окончании концерта  вроде все поняли, несмотря на перегруженность программы.

А произведения, которые вчера звучали со сцены – для непрофессионала меня все было очень ценно. Хотя я не совсем поняла включение сюиты Берга в эту программу (яркую  героиню любого произведения можно сопоставить с Пандорой), но фрагменты немого кино, чудесное исполнение Хаматовой, сама музыка -  мне было интересно.

Единственное что мне показалось ярким, но не совсем убедительным: партия света в Прометее Скрябина (иногда мне было тяжело смотреть на сцену).  Не уверена, что Скрябин был бы доволен вчерашним световым решением своей поэмы. Но заключительные белые аккорды – да, это запомнится надолго.

Уверена, что позже на сайте филармонии появится запись концерта, ведь программа 8 июня уже выложена в сети.

Владимир Юровский взял на себя тяжелейшую  просветительскую миссию, с которой прекрасно справляется и главное хочет ее нести,  и надеюсь - в дальнейшем мы увидим много интересного.
« Последнее редактирование: Июнь 10, 2014, 07:59:33 от Алька »

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
11 июня 2014 20:00
Концертный зал Радио «Орфей» К 150-летию со дня рождения Р. Штрауса. Опера «Саломея» в концертном исполнении.Дирижёр: Владимир Юровский. Запись из Концертного зала им.Чайковского от 12.04.2014г.
Солисты: Александрина Пенданчанска (сопрано, Болгария), Скотт Хендрикс (баритон, США), Петер Брондер (тенор, Великобритания), Ксения Вязникова (меццо-сопрано), Борис Рудак (тенор), Дарья Телятникова (меццо-сопрано), Максим Михайлов (бас)
Пётр Мигунов (бас), Василий Ефимов (тенор), Игорь Морозов (тенор), Тимофей Дубовицкий (тенор), Василий Гурылёв (тенор), Алексей Пашиев (баритон). ГАСО России им. Светланова.
http://www.muzcentrum.ru/

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Истории с оркестром» имени Светланова. За пультом - Владимир Юровский

10.06.2014 | 12:54 http://tvkultura.ru/article/show/article_id/112729

В концертном зале имени Чайковского накануне был продолжен популярный цикл просветительских концертов дирижёра Владимира Юровского. Вечер был посвящён образу Прометея - того самого титана, который стал первым мучеником, пожертвовавшим собой во имя человеческого рода, того, кто положил начало техническому прогрессу. Государственный академический симфонический оркестр имени Светланова сопровождал повествование о том, кто стал собирательным символом цивилизации. Сообщают «Новости культуры».

Он похитил огонь у Гефеста, унеся его с Олимпа, и передал людям, которых сам же и создал - вылепил из земли, а потом поплатился за это. В историю древнего мифа о Прометее зал погружает дирижёр Владимир Юровский. «Прометей - это такой всеохватывающий миф, который вместил в себя все существующие в человеческом сознании легенды», - объясняет Владимир Юровский.

О том, как менялся взгляд на образ сверхчеловека в мировой литературе, со сцены рассказывают Александр Филиппенко и Чулпан Хаматова. Так, например, у Гесиода Прометей представлен как хитрец и ремесленник, заслуженно наказанный, у Эсхила он - провидец и святой, жертвующий ради других собой. У Гёте, Байрона, Шелли Прометей не столько страдалец, сколько свободный творец.

«Очень обогащает меня - в первую очередь, знанием, опытом, эмоциями, расширяет мой кругозор. Я сама бы, в жизни обычной артистки, никогда к этому бы не притронулась, к сожалению», - признается Чулпан Хаматова.

Ещё один, на этот раз, музыкальный ликбез: Александр Скрябин, Ян Сибелиус, Сергей Танеев, Альбан Берг и Габриэль Форе – все эти композиторы в своём творчестве обращались к образу Прометея.

Известная певица Эллисон Белл ради «Прометея» прилетела из Австралии. Она исполнила главную вокальную партию в одноимённой музыкальной драме французского композитора Габриэля Форе. Говорит, что, прежде всего, её затронула история создания самой оперы. «Я прочитала, что Форе поставил своего "Прометея" прямо в античном амфитеатре – тогда в представлении участвовали 800 человек! В день генеральной репетиции в декорации ударила молния, к счастью, все остались живы. Надеюсь, на этот раз обойдётся без гнева Зевса», - говорит сопрано Эллисон Белл (Великобритания).

Легенда о Прометее до сих пор вызывает неподдельный интерес. Об этом свидетельствует не только заполненный до отказа концертный зал имени Чайковского, но и то, что здесь в фойе, специально для зрителей, которые не успели приобрести билеты, устроили бесплатную прямую трансляцию.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Раскованный Прометей

Владимир Юровский в концертном зале имени Чайковского

10.06.2014, 18:42 http://kommersant.ru/doc/2490890

В концертном зале Чайковского три вечера подряд, как в прошлом году, шел авторский цикл концертов дирижера и художественного руководителя Госоркестра Владимира Юровского, в программе которого нашлось место для огромного количества музыки и рассказов, посвященных всего одной теме и одному герою — Прометею. И если прошлым летом просветительские концерты с их свежестью интонации, новизной смысла и редкой степенью концентрации событий в рамках цикла стали запрограммированным, но все же сюрпризом для публики, то теперь неожиданностей не произошло. Публика не только со знанием дела ждала главного события сезона и художественных открытий в нем, но и оказалась готова к трудностям.

В самом начале первого из трех вечеров дирижер заявил о всеохватности выбранной темы («Если бы мы решили сыграть все, что только написано в музыке о Прометее, мы бы закончили через две недели»), рассказал о многозначности образа ее главного героя (Прометей в культуре — и творец, и страдалец, и бунтарь, и идеал, он и отец, и сын, и Бог, и человек, и разум, и чувство), о количестве жанров, заявленных в программах мини-фестиваля (опера, симфония, балет, инструментальный концерт, хоровая музыка, драма, оратория, кукольный театр, древнегреческая трагедия, кино) и пожелал слушателям марафонского дыхания. И действительно, уже в следующие часы залу были представлены не меньше полудюжины из них, включая чудесных кукол авторства Натальи Мишиной.

Первым номером первого вечера было выбрано первое в истории сочинение о Прометее — бетховенский балет «Творения Прометея, или Власть музыки и танца» (1801), тема финальной части которого станет потом темой финала его Третьей симфонии. Дирижер, оркестр и хореограф со всей трогательностью и тщательностью изложили музыку и сюжет балета, либретто которого полностью не сохранилось. Но позволили себе переиначить финал — очаровательная история о создании человечества и наделении его разумом и душой так, что оно стало выглядеть богоподобно («XX век научил нас другому»,— заметил дирижер) — с военной музыкой, пасторалью и «бурей», оказалась саркастически-печальной насмешкой над успехами прометеевских созданий и над их самонадеянностью. Сама же «Героическая» симфония, с ее несостоявшимся посвящением Прометею-Наполеону, изменившему творчеству с властью, вчера поздно вечером завершила героический концертный цикл. Юровский тем самым создал музыкальную арку в цикле, поставил смысловую точку там, где захотел, и как будто специально проигнорировал пожелание автора не играть эту музыку в конце концерта — «симфонию, длина которой намеренно превышает обычную продолжительность, лучше всего исполнять ближе к началу, нежели к концу… чтобы, будучи прослушанной слишком поздно, она не утратила своего истинного, желательного воздействия на слушателя, к тому времени уже утомленного предыдущими произведениями».

Утомление — не слишком точное слово для чувств, пережитых публикой этих концертов, но и не совсем чужое. Здесь было и очарование, и удивление, и усталость, и терпение, и полет, и ощущение едва переносимой сложности. Юровский задал залу непростую работу погружения в предельную концентрацию чувств. Только не очень внимательный слушатель смог бы назвать комментарии к музыке и саму ее последовательность попросту увлекательными. Юровский не развлекает, его изысканное и вместе с тем откровенное просветительство лишено популистского духа. В своих репликах и рассказах он прямолинеен и деликатен, прост, но не склонен упрощать, ироничен, но не смешлив, он разговаривает с публикой на равных, позволяя себе и ей смелые обобщения и поразительные подробности, эмоциональное удовольствие и интеллектуальное напряжение. В чем-то можно понять людей, около 11 вечера выходивших из зала, не дождавшись окончания всего трех сцен из оперы Карла Орфа «Прометей» (хотя это безобразие): протоминималистская музыка Орфа, написанная на полный текст трагедии Эсхила, где в огромном оркестре из струнных заняты лишь контрабасы (они и остальные духовые, четыре рояля, 12 ударников с огромным арсеналом, в том числе специально для этого исполнения изготовленными инструментами, и прочие играют партию в основном скупой и жесткой ритмической пульсации),— тяжелый труд для слушателя. Именно в таком духе ее автору представлялся смысл античной трагедии, и так он ее реализовал в революционном 1968 году. Орф полагал, что наилучшим образом работа восприятия может быть сделана, когда полный текст — со всеми его бесконечными повторами и пересказами — звучит по-гречески. И Юровский лишь немного упростил задачу, когда попросил либреттиста Юрия Димитрина сделать русский перевод. Легче не стало, к тому же у дирижера, впервые сыгравшего эту трудную красоту в России (полностью оперу исполнят в филармонии в ноябре), был более любопытный мотив — объяснив разницу между трактовками мифа у Бетховена (самой ранней прометеевской музыки в программе) и Орфа (самой поздней), где страдания Прометея тесно связаны с темой безграничности насилия и власти, бесконечной, но все же не вечной, Юровский просто сообщил со сцены, что этот текст настолько важен и современен для него и для нас, что должен быть понятным.

Современными и ценными Юровский делал в программе и политику, и эстетику, строй чувств и образ мыслей разных эпох и людей. И разнообразие источников мифа, и его персонажей, и литературу, и театр, и прихотливые связи между ними (перевод либретто — не единственный важный опыт работы с текстом в программе: так в опере Форе часть текста просто заменили другим — поэмой Вячеслава Иванова), и музыкальные языки, которыми больше 150 лет разговаривали авторы прометеевских сочинений. Но для Юровского ни актуальность, ни уникальность не дают повода воспринимать художественный текст некритично. Он эмоциональный музыкант и тонкий интеллектуал. Поэтому главному событию программы (а это все-таки было оно, притом что событий в программе было так много, что трудно выделить главное) — исполнению «Прометея» Скрябина со световой строкой, сокрушительно идеальному по звучанию и виду,— дирижер предпослал изумительный в своей едкой ироничности текст-компиляцию из Леонида Сабанеева (о Скрябине, о «Поэме огня» и о Танееве, чей хоровой «Прометей» за несколько минут до того был отменно спет хором Льва Канторовича). И только как следует посмеявшись вместе с современниками и блистательно сыгравшим эту сценку Александром Филиппенко над скрябинским величием и обстоятельствами (в отличие от Скрябина, не нашедшего денег на световую машину, филармония все сделала как придумали исполнители), пожалуй, можно было так сыграть легендарный музыкальный текст, что его сногсшибательный пафос легко и весело затопил зал.

Назавтра еще ждали своей очереди оркестровки песен Шуберта и Вольфа, мечтательный Лист и опять же Бетховен, но главное уже было сделано — Прометей с его силой и слабостью, оковами и свободой, с его бесконечными друзьями, врагами и родственниками окончательно стал любимцем и достоянием публики этих концертов. Так же как ее достоянием стала вся удивительная музыка (от изысканных «Океанид» Сибелиуса, где оркестр виртуозно и свободно прошел по территории, казалось бы, оставленной за собой другими, до свадебной кантаты Сен-Санса, когда еще такое услышишь) и замечательные исполнительские работы — прежде всего геройски внимательного Госоркестра и его солистов (вот кому потребовались по-настоящему марафонские силы). А также приглашенных, среди которых не могли не запомниться и постоянный партнер Юровского Максим Михайлов в редкой декламаторской роли, Борис Пинхасович — орфовский Прометей и Екатерина Кичигина — смелая, сильная Ио, Эллисон Белл — берговская Лулу и Пандора мирового класса, Алексей Володин, аккуратный скрябинский рояль, Марина Тенорио, ироничный хореограф бетховенского балета, Чулпан Хаматова, верный чтец уже не первых литературно-музыкальных историй Юровского, художник по свету Геннадий Алексеев и другие. В точно подобранном ансамбле, в общем, не было слабых мест, а в огромной программе — лишних страниц. И даже притом что в иной вечер могло как будто недоставать именно музыки, так много слов оказывалось в ее окружении, она, хотя была и не единственной героиней бала с Прометеем, все-таки осталась его хозяйкой.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава (_arlekin_)

2014-06-10 13:10:00 http://users.livejournal.com/_arlekin_/2849346.html

цикл концертов Владимира Юровского и ГАСО "Похитители огня" в КЗЧ, вечер второй:Форе, Берг, Сибелиус

По дороге на новую поляну "Дома-2" заметил из окна указатель с названием то ли населенного пункта, то ли дачного кооператива - "Просвещенец". Меня это позабавило и я у подумал, уж не привидилось ли мне, полез в интернет и обнаружил там, к своему удивлению, не только упоминание означенного подмосковного топонима, но и соответствующие словарные статьи. Правда, лексикологи слово "просвещенец" трактуют как устаревшее, а сегодня на слух оно воспринимается с однозначным комическим и отчасти с пренебрежительным оттенком. Поскольку у меня т.н. "просвещение" и особенно нынешнее российское вызывает, мягко говоря, иронический скепсис, слово показалось в своем роде очень точным, выражающим самую суть явления. Выдающийся дирижер Владимир Юровский с настойчивостью, заслуживающей более целевого применения, позиционирует свои концерты как "просветительские". Но второй вечер цикла в еще большей степени, чем первый, обнаружил истинную цену подобного, да и всякого "просветительства": светит, да не греет - что особенно неловко выглядит в свете (прошу прощения за невольный каламбур) тематики, связанной с образом Прометея.

Впрочем, значительная часть программы второго концерта и к образу Прометея имела отношение в лучшем случае косвенное - речь в основном шла о Пандоре и Океанидах. Я в полной мере разделяю идею культуры как единого потока, а не как иерархии обособленных жанров, и не терплю оценочного разделения на "высокое" и "низкое" - тем обиднее, что правильная, важная установка Юровского им же самим не реализована на должном уровне, если говорить не об уровне музицирования, а о попытках представить некую тему в культуре через синтез жанров, на пересечении искусств и эпох.

Юровский начал с фрагментов "Прометея" Габриэля Форе - лирической трагедии, созданной на рубеже 19 и 20 вв. Но помимо экскурса в историю произведения, с одной стороны, и историю Пандоры как мифологической героини - с другой, предварил исполнение литературными текстами в разбросе от Гесиода до Вячеслава Иванова, причем не в собственном, что еще куда ни шло, а подключив Александра Филиппенко с Чулпан Хаматовой. Филиппенко то ли по задумке Юровского, то ли "из себя" пересказал соответствующий фрагмент "Теогонии" с такими ремарками по ходу, что, если честно, я уже с этого момента впал в ступор. Далее шел посвященный Пандоре микс из поэтической драмы Вячеслава Иванова 1919 года, с Форе ничем не связанной кроме общих, восходящих к мифу сюжетных мотивов - но Юровский посчитал, что либретто опуса Форе чересчур слабое, а Иванов интереснее. Может и так - но зачем вообще непременно понадобилось дополнить музыку словом, и почему во втором отделении, вернувшись опять к "Прометею" в связи с Океанидами, Юровский все-таки использовал оригинальный текст, с которым работал Форе? И уж совсем невозможно оправдать никакими просветительскими задачами и сомнительными драматургическими концепциями, что два эпизода единого сочинения оказались в разных отделениях - рафинированная музыка Форе при таком раскладе просто потерялась.

Потерялась и "Лулу-сюита" Берга (1934) - оказалась заболтана и затерта. Вообще дуэт Филиппенко и Хаматовой заслуживает отдельного "фи", потому что так нельзя делать. Две равно уважаемых (пускай не мной, но кем-то), однако принципиально разных актерских индивидуальности с листа воспроизводят принципиально разные тексты каждый в свойственной и привычной манере - Филиппенко впроброс, с интонациями зощенковских "уважаемых граждан", а Хаматова томно и манерно, с придыханиями и подмяукиванием. Если уж браться всерьез - тогда необходима и серьезная режиссерская проработка, и содержательная, и чисто интонационная, мизансценическая, без которой небольшая (написанная в "рекламных", как демократично пояснил Юровский) четырехчастная вокально-симфоническая сюита Берга просто пропала между скверно выстроенными, пространными и занудными драматическими диалогами (когда Хаматова второй раз сползла со стула, захотелось закрыть глаза), дополненными между первой и второй частями сюиты, уж до кучи, эпизодом фильма Пабста "Ящик Пандоры" 1929 года. Пабст, допустим, пришелся к месту, но учитывая, что и "Лулу" Берга, где заглавная героиня является своеобразным воплощением архетипического образа Пандоры, к мифу о Прометее имеет не вполне явственное отношение, а драмы Ведекинда, на основе которых создана незавершенная опера, тоже не напрямую соотносятся с музыкой, не говоря уже про экспрессионистский фильм Пабста, вместо пресловутого "просвещения" возникает жуткая путаница, которую Юровский "разбавляет" еще и фактами вроде того, что Брехт присутствовал на похоронах Ведекинда - наверное, для Брехта, как и для Берга, важны были заложенные Ведекиндом традиции т.н. "немецкого кабаре" - но с какой стати ж еще и Брехта сюда приплетать?!

В конце концов, важнейшая составляющая проекта "Похитители огня" - музыкальные раритеты, пусть и не все из них бесспорные шедевры. Тогда как и пьесы Ведекинда худо-бедно живут сценической жизнью по сей день, и законченный после смерти Берга вариант "Лулу" присутствовал некоторое время в репертуаре "Геликон-оперы" - никакого особого "открытия" не предполагая. Зато псевдоинтеллектуальные навороты, избыток информации, однозначно излишние культурные ассоциации смазали все впечатление от выступления Элисон Белл, спевшей вокальные партии в "Марше пандоры" из "Прометея" Форе и в трех из четырех частей "Лулу-сюиты" Берга (третья часть, "вариации", даром что построенна на мелодии кабаретной песенки Ведекинда - чисто оркестровая). В течение нескольких дней до того Элисон Белл сопровождала исполнением "Лунного Пьеро" Шенберга гастроли Шотландского балета, и ее выступление произвело (что для балета, строго говоря, ненормально, ну да уж Бог с ним, с балетом) несравнимо более сильное впечатление, чем собственно спектакль труппы из Глазго:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2844753.html

Здесь великолепная вокалистка, специализирующаяся к тому же как раз на музыке 20-21 вв., могла бы продемонстрировать свои шикарные возможности в приложении к такому разному материалу, как изысканно-благозвучный Форе и мощный, экспрессивный Берг - а ее голос практически растворился посреди ликбеза, полусамодеятельной драмы и кинопроекции.

Внятно и просто Юровский представил открывавшую второе отделение позднюю (1914) симфоническую поэму Сибелиуса: сказал коротко и по делу, а потом вместе с оркестром прекрасно ее сыграл - разобрал и собрал партитуру так, что перезрелый романтизм Сибелиуса вдруг зазвучал неожиданными импрессионистическими оттенками. Проведи дирижер в том же ключе весь концерт - уникальное вышло бы событие! Но вместо этого на сцену снова вышли Филиппенко с Хаматовой. Домучив Форе с его хором "Океанид" из все того же несчастного "Прометея", недобитого в первом отделении, добрались и до местной классики - Танеева со Скрябиным. В том, чтоб актер прочел вслух текст Полонского, на который написан акапелльный хор Танеева (один из двенадцати - почему-то их часто исполняют разрозненно и почти никогда - как единый цикл), наверное, изначально был резон - только любой другой актер, да и не актер, справился бы лучше Филиппенко: даже в разделах, написанных Танеевым в форме пятиголосной фуги на три темы, "Мастера хорового пения" Конторовича доносили содержание лирики Полонского куда более доходчиво, чем Филиппенко своей скороговоркой.

"Прометея" Скрябина опять-таки предварял сначала спич Юровского, а потом чтецкий номер Филиппенко. Юровский много говорил о скрябинской концепции света и вообще о воззрениях композитора - по моему личному убеждению, нелепых и малоинтересных, но, положим, помогающих что-то понять в авторском замысле. Однако не ограничиваясь философической стороной дела, Юровский столько внимания уделил техническому аспекту световой и цветовой драматургии, что просто, как говорится, "тушите свет". При том что, как мне кажется, в какой-нибудь заказушной "Здравице Сталину" Прокофьева и то ярче воплощена подлинная мистериальность, чем во всем вместе взятом творчестве Скрябина, а скрябинские воззрения и непосредственно в музыке-то находят не самую совершенную реализацию, не то что в прикладных элементах, будь то поэзия, как в финале Первой симфонии, или вот свет, как в "Прометее".

Световая партитура, прописанная для особого синтезатора, настроенного на некие соответствия звука и цвета, ритма и света - не проясняющий, а, как многое в описанном "просветительском" мероприятии, запутывающий, затуманивающий мозги фактор. Полтора месяца назад Гергиев с Мацуевым в присутствии православного Кирилла лихо отбарабанили того самого "Прометея" без всяких заморочек да и пошли себе на банкет - я, правда, в тот вечер предпочел пре-пати "Евровидения", но запись концерта смотрел по телевизору. Конечно, в чисто музыкальном отношении исполнение "Прометея" силами ГАСО, "Мастеров хорового пения" и с замечательным Алексеем Володиным за фортепиано с гергиевской халтурой не сравнить - но фанаберия визуальная и словесная снова все испортили. Правда, прочитанный Александром Филиппенко в качестве своего рода юмористической интермедии между вступительной мини-лекцией Юровского и собственно "Прометеем" мемуар Сабанеева о взаимоотношениях Скрябина и Танеева, как ни странно, пришелся очень кстати - он до некоторой степени снял ложный пафос, заданный дирижером, и, одновременно оттеняя значительность замысла композитора, мистериальный замах "поэмы огня", лишний раз подчеркнул его по меньшей мере философскую несостоятельность.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Прынцип» Прометея

Сергей Бирюков  11 Июня 2014г. http://www.trud.ru/article/11-06-2014/1314286_pryntsip_prometeja.html

Девять часов музыки и огня от Владимира Юровского

«Почти все, что вы хотели спросить музыканта об образе Прометея» — так образно можно было бы назвать новый цикл июньских просветительских концертов дирижера Владимира Юровского и руководимого им Государственного академического симфонического оркестра России. По масштабу и уровню воплощения этот проект сравним с серьезной оперной постановкой, а по художественно-философскому наполнению претендует едва ли не на вселенский универсализм. В чем его и достоинства, и недостатки.

Просветительские концерты проводятся Юровским вМосковской филармонии второй год подряд. В этом году они приобрели поистине античный масштаб. 9 часов музыки, поэзии, прозаических текстов — и все это вокруг образа Прометея, одного из центральных в мировой культуре начиная со времен Древней Греции. Титан, похитивший для людей огонь олимпийских богов, а по другой версии мифа — и вовсе создатель людского рода, который он обучил земледелию, ремеслам и всему прочему, что сделало человека человеком, становился героем пьес Эсхила, Шелли, Вячеслава Иванова, поэм и стихотворений Гесиода, Овидия, Гете, Байрона, Шелли, ... А еще — опер, симфонических поэм, песен величайших из композиторов последних двух столетий. И вот теперь эта трагическая, героическая, пафосная (ряд определений можно длить долго) фигура покорила воображение одного из ведущих дирижеров современности.

Предсказуемо все началось исполнением балета «Творения Прометея» Бетховена. Это и первое крупное произведение мировой музыки на прометеевскую тему, и его автор — величайший композитор-борец, тираноненавистник, чья музыка наполнена созидательным огнем. Правда, балет — относительно ранняя и не лишенная наивности партитура Бетховена, которую можно назвать скорее милой в ее несокрушимом оптимизме, чем истинно глубокой. Поэтому уместной показалась ирония, которой создатель компактной пантомимной версии Марина Тенорио постаралась оттенить эту наивность. Людская пара (затянутые в ошметки нарочито «корявые» танцовщик и танцовщица) под водительством Прометея (античный кудрявый пастушок) повергают богов (ростовые марионетки с каменными улыбками архаичных истуканов) в прах, а потом из этого же праха создают себе новых кумиров, мало чем отличающихся от прежних.

В этой же стартовой программе случилась и первая кульминация цикла — исполнение трех сцен из последней оперы выдающегося немецкого композитора ХХ века Карла Орфа «Прометей». Орфа в основном у нас знают по произведениям 30-40-х годов, прежде всего по сценической кантате Carmina burana на любовные, назидательные и застольные стихи средневековых школяров. И конечно, в «Прометее» слышно, что это тот же Орф с его настырными ритмическими повторами, преобладанием причитаний над распевами и ударов над мелодией. Но по суровости звучания (в оркестре — шесть тромбонов, шесть труб, шесть флейт, четыре банджо, а также совсем экзотический инструмент литофон — набор звенящих камней) опера 1968 году резко отличается от полных веселья ранних кантат. Это настоящий музыкальный аналог трагедии Эсхила «Прикованный Прометей», передающий первобытную дикость пейзажа на краю света и нечеловеческий огонь страстей персонажей — прежде всего распятого на скале Прометея и вечно бегущей от жалящего ее овода Ио. И вокальные строчки, как самих героев, буквально бросает из крайности в крайность, из высочайшего регистра в наинижайший, из вдалбливания в одну ноту в широчайшие виртуозные каденции. Московская певица-сопрано Екатерина Кичигина (Новая опера) и 28-летний петербургский баритон Борис Пинхасович (Михайловский театр) вытянули на себе львиную долю этой страшной (притом весьма протяженной) эмоциональной и вокальной нагрузки. А отстраненные аккорды-реплики Камерного хора Московской консерватории сыграли примерно ту же роль, что орнамент на древнегреческих иллюстрациях к жестоким мифологическим сюжетам.

Не все в программе цикла воспринималось таким открытием. Были в ней вполне проходные вещи, вроде симфонической поэмы Листа «Прометей» — да, крепко, узнаваемо-листовски, но далеко не уровень шлягеров этого композитора. Была красиво-анемичная музыка из одноименной оперы Габриэля Форе, никак не выдерживающая сравнения, допустим, с его же музыкальными иллюстрациями к «Пеллеасу и Мелизанде» Метерлинка. Был вовсе курьез — кантата Камиля Сен-Санса «Свадьба Прометея», где античный герой, освобожденный некоей силой по имени Человечество, волшебным образом попадает в атмосферу технического прогресса XIX века и восхищается тем, как далеко шагнули люди с поры получения ими первобытного огня. Помпезно-шикарная музыка этого славословия эпохе Наполеона III воспринималась своего рода предвестьем официозных советских здравиц 1930-50-х годов.

Была симфоническая поэма Сибелиуса «Океаниды», более примечательная своей редкой исполняемостью, чем самобытностью языка (эти милые перепевы Римского-Корсакова уже довольно странны в 1916 году, когда вовсю гремел Стравинский). Особенно же удивил Танеев — хор «Прометей» на стихи Якова Полонского (в мастерском, надо отдать должное, исполнении коллектива, который не зря называется «Мастера хорового пения» под управлением Льва Конторовича) оказался супер-академичным упражнением в знании правил консерваторской полифонии и гармонии — ничего от огня и декадансной напряженности его же симфонических и камерных партитур.

Тем большим контрастом прозвучал самый знаменитый музыкальный «Прометей» в мире — поэма Скрябина для оркестра, рояля и хора. Гениальная, до сих пор воспринимающаяся авангардной, истинно космическая музыка была сыграна с неподдельной любовью — может быть, излишне нежной у пианиста Алексея Володина: этот опус достоин более мужественной игры. Но дирижерская сила и мудрость Юровского вполне выправили общий эффект. Разве что наивно выглядели светомузыкальные мерцания, происходившие механистически в такт мелодии. В преамбуле нам объяснили, что такова световая строка, впервые в истории мировой музыки вписанная Скрябиным в партитуру «Прометея». Если так, то обоснованна ирония, с которой описывает скрябинскую увлеченность идеей светомузыки критик Леонид Сабанеев — отрывки из его воспоминаний, смакуя произношение композитором слова «прынцип», блистательно читал актер Александр Филиппенко.

Ну и третьей кульминацией цикла столь же логично, как его началом, стала Третья «Героическая» симфония Бетховена. Хотя имени Прометей нет в ее названии, не случайно в финале использованы мотивы из балета: идеи подвига, трагедии и преодоления очевидно лежат в ее основе. Тут Юровский и его оркестр проявили всю свою виртуозность. Не выходя за рамки сдержанного «аутентичного» звучания, без вибрато, в суховато-ускоренных темпах они воплотили сложнейшую ткань этого громадного, почти 50-минутного звукового полотна, выявив всю скрупулезную работу Бетховена над мотивами-кирпичиками, из которых он, созидатель-Прометей, строит свою картину мира.

На будущее все же хотелось бы пожелать дирижеру большей экономии и строгости при формировании программ. Да, включение в них роскошной «Лулу-сюиты» Альбана Берга можно косвенно объяснить тем, что героиня этой программной партитуры — эскиза к опере «Лулу» — представляет собой современную метаморфозу первоженщины Пандоры, присутствующей в мифах о Прометее. Тем более что это стало поводом привлечь к чтению прозаических текстов великолепную Чулпан Хаматову. Да, интересно сравнить, как в разные эпохи воплощали одно и то же стихотворение Гете «Прометей» Шуберт и Гуго Вольф (здесь вновь блеснул пением Борис Пинхасович). Но в сочетании с долгими словесными объяснениями самого Юровского (при всем неотразимом обаянии замечательного дирижера-просветителя) это приводило к тому, что концерты заканчивались где-то к одиннадцати ночи. Утомительно и для публики, и для исполнителей.

На сей раз Юровский даже никого не принял ни после одного из концертов. Это совершенно не в его стиле, обычно послеконцертное общение со всеми интересующимися продолжается едва ли не часами и не менее увлекательно, чем сами концерты. Хотелось бы думать, что такое произошло от простого желания сберечь силы, а не от вдруг проснувшейся звездной болезни.

Может, лучше просто почаще выступать в Москве и других российских городах? Легко сказать, трудно сделать при занятости Владимира Михайловича. Следующее его возвращение на Родину из-за границы — в августе.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Похититель огня

Владимир Юровский и Госоркестр имени Светланова представили музыку Прометея

Текст: Ирина Муравьева http://www.rg.ru/2014/06/11/urovsky.html

Новый абонемент Московской филармонии "Владимир Юровский дирижирует и рассказывает", стартовавший в прошлом сезоне, обрел формат уникального просветительского цикла, аналогов которому на концертной сцене нет. Программа "Похитители огня", посвященная Прометею, прошла в три вечера при аншлагах в Концертном зале Чайковского.

Такой громады "прометеевской" музыки - театральной, симфонической, балетной, хоровой, вокальной, оперной, мистериальной, прозвучавшей с участием певцов, хоровых коллективов, артистов-чтецов в исполнении Госоркестра им. Е. Ф Светланова и Владимира Юровского, никто в истории культуры еще так направленно не осваивал. Причем, произведений, посвященных Прометею, существует так много, что их, по замечанию Юровского, можно было бы исполнять во всех залах Москвы не менее двух недель. Отбор партитур, представляемых в цикле, был сложным. Зато придуманная структура оказалась безупречной: сначала - погружение в миф, в его историю, в его символические и культурологические объемы.

 В течение трех вечеров в Зале Чайковского будут звучать сочинения и рассказы Владимира Юровского, посвященные титану Прометею Фото: Сергей Михеев/ РГ Произведения о титане Прометее прозвучат в Зале Чайковского
Художественное чтение Гесиода, Эсхила, Вячеслава Иванова. Юровский - сам в роли протагониста-рассказчика, распечатывающего тайны древнего мифа. С ним на сцене - артисты Чулпан Хаматова, Александр Филиппенко, Евгений Цыганов, читающие тексты мифов, оперных либретто, драм. Постепенное выстраивание разнообразных коллизий вокруг фигуры Прометея, движение во времени: от Гесиода до Орфа (ХХ век). В арьере сцены - хоры, поющие голосами Океанид из сочинений Габриэля Форе, Сергея Танеева, Карла Орфа. Оркестр в грандиозном составе - с удвоенными, утроенными группами духовых, арф, ударных (в "Прометее" Орфа - экзотические японские, гавайские, африканские инструменты, литафон, изобретенный специально для орфовских партитур). Рояли, орган, световой синтезатор в "Поэме огня" Александра Скрябина, ослепительный белый свет в зале - энергия мистерии. На площадке перед оркестром - пралюди (танцоры в трико) и куклы в масках Аполлона и Диониса - персонажи балета Бетховена "Творения Прометея". Певцы-солисты - Екатерина Кичигина (сопрано), пробегающая по залу с экспрессивными возгласами в партии мифологической принцессы Ио, превращенной в корову, Борис Пинхасович (баритон) - прикованный к скале Прометей, мелодекламирующий "страдания бога", Эллисон Белл (сопрано, Великобритания) - в экстремальной партии демонической красавицы Лулу (инкарнации Пандоры). Все это музыкальное действо, длившееся три дня - уникальное художественное переживание, рождающее аналогии с театром Древнего мира, в эпические представления которого публика античных амфитеатров точно так же погружалась на три дня. В амфитеатре же Зала Чайковского миф о Прометее предоставил возможность пережить еще одну музыкальную радость - за Госоркестр им. Е. Ф. Светланова, феноменально освоивший абсолютно новый для себя, гигантский по объему и интереснейший репертуар.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Владимир Юровский провел цикл «Истории с оркестром»

http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/27724881/slova-slova-slova

В новом просветительском цикле Владимира Юровского «Истории с оркестром» истории едва не потеснили оркестр

Петр Поспелов Vedomosti.ru 16.06.2014

Пятый фестиваль Мстислава Ростроповича завершился концертами Владимира Юровского
Вполголоса: Владимир Юровский совершил «Обыкновенное чудо»
Просветительский цикл Владимира Юровского: Верим на слово

Вот уже второй год подряд молодой шеф Госоркестра проводит в Зале Чайковского трехдневный фестиваль, на котором не только дирижирует, но и рассказывает, восхищая эрудицией и ораторским талантом. На этот раз цикл носил подзаголовок «Похитители огня»: все три дня заняли сочинения разных веков, посвященные Прометею и его ближайшему мифологическому окружению. Лишний час в каждом концерте занимали чтения: в изобретательно подобранном репертуаре музыке Габриэля Форе вторили стихи Георгия Иванова, Листу сопутствовал Шелли, английская певица Эллисон Белл мерялась искусством с русской актрисой Чулпан Хаматовой, за должность протагониста бились баритон Борис Пинхасович и актер Александр Филиппенко, а комментарий дирижера Юровского приближался по обстоятельности к статье философа Лосева, помещенной в буклете.

Музыка затекала в промежутки между монологами и мемуарами как клей между половиц — но все же и ее было отрадно много: оркестровой, хоровой, вокальной. Балет Бетховена «Творение Прометея» и его же «Героическая симфония» образовали арку: там и там оркестр играл сухо, напористо и слаженно (разве что однажды фаготист поторопил события); музыку балета сопровождала иллюстративная пантомима Марины Тенорио, силившаяся развеять идеализм античного героя в отношении сотворенного им человечества. Другое дело — ритуальное действо Карла Орфа «Прометей»: из его шести сцен сыграли три (полная версия ожидается на фестивале «Другое пространство»). Высокомерное, лишенное музыкальной драматургии произведение далось публике нелегко, но те, кто не бросился в бегство, оценили достоинство статики, скупость эффектов, экзотический состав инструментов (15 ударников, 4 арфы, 4 банджо и ни одной скрипки), а также экстремальный артистический размах, с которым пропела и продекламировала партию Ио певица Екатерина Кичигина. Осознанный компромисс состоял в том, что текст Эсхила прозвучал в русском переводе Юрия Димитрина, отчего объективный контекст сместился в сторону советской фольклорной волны 1960-х, и Орф начинал временами звучать как Свиридов или Щедрин.

Великолепными редкостями в программе фестиваля оказались не только «Лулу-сюита» Берга, но и анекдотическая «Свадьба Прометея» Сен-Санса, серьезные «Прометеи» Форе, Листа и Танеева. «Прометей» Скрябина редкостью не назовешь, но в исполнениях этой партитуры нечасто встречаются: а) задуманная автором партия света; б) безошибочная игра первого трубача — на фестивале же Юровского счастливо соседствовало то и другое.
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Удивительно разноречивые отклики.
Я давно уже сделал свою статью, но даже не знаю, отсылать ли её в редакцию, потому что моё мнение в целом отрицательное. Я считаю, что цикл непомерно растянут, что в нём многое притянуто за уши, что хронометраж не был просчитан, что не был продуман сценарий, что не была определена целевая аудитория - и об этом тоже некоторые обозреватели пишут, выше были цитаты.
Пока Юровским движут чужие идеи, воплощённые авторами в партитуре, он более-менее придерживается формы и соблюдает пропорции, но в том случае, когда он выходит с самостоятельным творчеством, как то лекции, сложносоставные концертные программы, сразу становится ясно, почему он, например, не мог бы быть композитором, а стал исполнителем - у него нет чувства формы. У него вечно нарушаются пропорции, всё расплывается.
Я бы так сказал о его попытках "лекций": это было очень веско и на полкилометра мимо. И непонятно, для кого.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Удивительно разноречивые отклики.
Я давно уже сделал свою статью, но даже не знаю, отсылать ли её в редакцию, потому что моё мнение в целом отрицательное.

На концерте-лекции Владимира Юровского

Валентин Предлогов, 19.06.2014 в 22:38

9 июня в Москве в Концертном зале Чайковского состоялся один из концертов-лекций трёхдневного просветительского цикла Владимира Юровского, посвящённого образу Прометея в музыке.

http://www.belcanto.ru/14061902.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Такой разный Прометей. Юровский дирижирует и рассказывает. День 1

http://newsmuz.com/news/2014/takoy-raznyy-prometey-yurovskiy-dirizhiruet-i-rasskazyvaet-den-1-31443
 
Опубликовано сб, 21/06/2014

Второй раз в Москве Государственный академический симфонический оркестр России имени Е.Ф. Светланова провел в Концертном зале им. Чайковского трехдневный цикл просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает» под общим названием «Истории с оркестром. Похитители огня».

Первый цикл в июне 2013 года, который сам В. Юровский назвал «Опыт музыкальной археологии», потому как в нем звучали редко или практически неисполняемые сочинений, прошел с огромным успехом. Нынешний цикл посвящен мифу о Прометее.

Как известно из древнегреческих мифов, этот титан подарил человечеству огонь, за что по приказу Зевса был прикован Гефестом к скале на Кавказе и несколько тысяч лет орёл ежедневно прилетал и клевал его печень, которая за сутки заживала, пока Геракл не убил орла и не освободил Прометея.

Первый концерт цикла состоялся 8 июня. Его программа включала единственный балет Людвига ван Бетховена «Творения Прометея» и три акта из оперы Карла Орфа «Прометей» для солистов, хора и оркестра по трагедии Эсхила «Прометей прикованный» (1963–1966).

Как это уже стал привычным, Владимир Юровский выступил с весьма объемным, но небезынтересным вступительным словом, в котором сказал, что миф о Прометее - один из самых распространенных и всеобъемлющих. Персонажи разных мифов о Прометее являются архетипом нашего сознания, включающим все аспекты человеческой жизни. Если бы собрать все мифы вместе, то хватило бы занять все московские театры и концертные площадки на две недели, не повторяясь. При этом Юровский сделал довольно-таки распространенную оговорку, назвав Франкенштейном кровожадного анонимного андроида, тогда как это имя его создателя. Я не сомневаюсь, что это только оговорка.

В. Юровский отметил, что «этический размах самого мифа предполагает этический размах исполняемых произведений» и попросил слушателей запастись «длинным, марафонским дыханием». В трех концертах цикла включена «добрая дюжина жанров»: симфоническая музыка, своего рода инструментальный концерт, песни и романсы, хоровая музыка a capella, опера, балет, оратория, драматический и кукольный театры, художественное слово, греческая трагедия и финал.

Мне импонирует манера, с которой Владимир Юровский в своих вступительных словах общается с залом. Он их не читает как лектор, по бумажке, не поучает аудиторию с менторским видом, а находится с ней в интерактивном общении. Он приглашает слушателей к сотворчеству, исподволь внушая, что слушание музыки не развлечение, а труд и не всегда легкий. Иногда, правда, информация кажется несколько избыточной, что приводит к рассеиванию внимания. Может быть, иногда стоит пожертвовать некоторыми не самыми важными деталями и побочными линиями, за счет сохранения внимания аудитории.

Впечатления от бетховенского «Творения Прометея» двойственные. Музыкально все получилось великолепно и у оркестра, и у дирижера. Оркестр звучал ярко и очень сбалансировано, ровно. А вот то, что названо балетом (хореография Марины Тенорио, она же исполнительница роли Женщины – одной из двух главных «героев» балета) мне не понравилось. Да и балетом это можно назвать с большой натяжкой – это, скорее, пантомима. Я не случайно слово герои поставил в кавычки. Это не герои, а антигерои, вызывающе даже не жалость, а отвращение своей ненужностью и никчемностью. На протяжении почти всего нахождения на сцене они копошатся в глине, из которой они якобы созданы Прометеем. И этим существам он дарит божественный огонь, низведя его с Олимпа! В такой интерпретации это, по меньшей мере, безответственный поступок, если не сказать больше. И тогда справедливы вопросы, которые можно вместе с поэтом, задать Прометею:

Чиста, как пламена заката,
Господня страсть.
Как ты посмел, огнем зачатый,
Огонь украсть?!

Горит во тьме, как глаз бессонный,
О жизни весть.
Как ты посмел, Огнем рожденный,
Огонь низвесть?!

В земные поместить затворы,
С небес на дно?
Как Он тоскует по простору,
Где все – Одно!
Зинаида Миркина. Сб. «Нескончаемая встреча», цикл «Семисвечник», «Свеча 1-я. огонь украденный»

Кроме того, эта так называемая хореография, на мой взгляд, абсолютно ортогональна возвышенному духу музыки, пускай во многом и наивной. Сам же Юровский утверждает, что «Бетховен, как и Шиллер, верил в то, что люди в основе своей хороши и богоподобны». Но вся хореография противоречит этой вере. Юровский замечает, что послебетховенская двухсотлетняя история человечества противоречит этой вере. Можно с этим соглашаться, можно спорить, но, мне кажется, не стоит нагружать светлую в принципе музыку Бетховена несвойственными ей мрачными в большинстве своем смыслами последующего двухсотлетнего бытия человечества.

Также диссонансом по отношению к музыке прозвучал рассказ Кафки, прочитанный Евгением Цыгановым. Вообще, все, что читал в первом отделении Цыганов – и отрывки из Овидия, и из диалога «Протагор» Платона, и рассказ Кафки - производило впечатление чтения с листа, что также входило в диссонанс с мастерским исполнением музыки. Во втором отделении Цыганов в роли Гефеста выступил намного удачнее.

А вот тростевые куклы, изображающие олимпийских богов в бетховенском балете, отторжения не вызвали. Их наивность вполне корреспондирует с наивностью музыки.

Зато исполненные во втором отделении три акта (I, V и VI) из оперы Карла Орфа «Прометей» произвели грандиозное впечатление. Суровый масштаб последней оперы Орфа сопоставим с пафосом трагедии Эсхила «Прометей прикованный», на полный текст которой она и написана. Исполняется она в прекрасном переводе Юрия Дмитриева. Мне импонирует именно такой порядок слов в её названии, своей ритмикой, как я это слышу, более соответствующий всей ритмике греческой просодии в русском языке, чем обратный. Есть все основания надеяться, что в ноябре мы услышим целиком всю оперу Орфа в концертном исполнении.

Три акта из оперы Карла Орфа «Прометей»
Три акта из оперы Карла Орфа «Прометей»
Впечатляет и сам состав орфовского оркестра: из струнных – только девять контрабасов, зато по четыре рояля и банджо, огромное количество ударных. Всё вместе это звучало под рукой маэстро превосходно. Очень хорош был Камерный хор Московской консерватории (художественный руководитель Александр Соловьев). Великолепен был в партии Прометея петербургский, из Михайловского театра баритон с прекрасным вокалом Борис Пинхасович.

Сенсационно показала себя исполнительница партии Ио сопрано Екатерина Кичигина. Степень ее самоотдачи была стопроцентная, если не больше – голос она расходовала безоглядно! Вокальный диапазон её вокала показался огромным и ровно звучащим во всех регистрах: яркие верха и богатые низы.

Её появление в зале и проход сквозь партер под хорошо поставленные восклицания (если не сказать вопли), да и потом в сцене встречи Ио с Прометеем, пробудили во мне воспоминания более чем полувековой давности. Тогда в этом же зале в 1962 и 1963 годах гастролировал греческий театр из Пирея, в котором играла гениальная актриса Аспасия Папатанасиу. От ее воплей ещё за сценой в роли Медеи шевелились волосы на голове даже у отнюдь не сентиментального двадцатилетнего юноши, который запомнил их на всю жизнь. Более сильного театрального впечатления в жизни у меня не было. И вот воспоминания ожили! Да не обидится на меня Кичигина, я не ставлю на сознательном уровне знака равенства между нею и Папатанасиу! Но эмоциональная память не руководствуется рациональным сознанием, а оживает по своим, нам неведомым законам. И я благодарен Екатерине за то, что она оживила такие воспоминания. Воистину, в России надо жить долго.

Владимир ОЙВИН «Новости музыки NEWSmuz.com»
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Прометей в зеркале хоров. «Юровский дирижирует и рассказывает». День 2

http://newsmuz.com/news/2014/prometey-v-zerkale-horov-vladimir-yurovskiy-dirizhiruet-i-rasskazyvaet-den-2-31445

Опубликовано сб, 21/06/2014

Второй просветительский концерт цикла «Истории с оркестром. Похитители огня», состоявшийся 9 июня, был посвящен Прометею только наполовину.

Другая половина посвящалась его окружению: Пандоре и Океанидам, или вообще имела весьма косвенное отношение к общему сюжету цикла 2014 года.

Значительную часть времени концерта заняла декламация. Чулпан Хаматова и Александр Филиппенко читали фрагменты из Гесиода и почему-то из поэтической драмы «Прометей» Вячеслава Иванова, кроме названия мало что имеющей общего с либретто оперы Габриэля Форе, которое раскритиковал Юровский. Чтецкая часть программы второго дня вызвала у меня много нареканий. Мне кажется неудачным подбор артистов. Уж очень их манеры не корреспондировали друг с другом. Нарочито высокопарная, с придыханиями, манера Чулпан Хаматовой, более соответствовала древнегреческим текстам, пусть и в переводе на русский язык, чем приземленная манера Александра Филиппенко, вдобавок иногда пересыпавшего текст своими ерническими репликами в стиле не то Зощенко, не то одесского Привоза, уж никоим образом не вписывающимися в общую эстетику темы цикла. И вообще, литературной части цикла не хватало руки опытного режиссёра.

Опять, как и первый концерт цикла, качество исполнения музыки было намного выше исполнения его литературной части.

Есть претензия и к построению музыкальной части. Мне непонятно, зачем разнесли по разным отделениям две части оперы Форе, что явно сказалось на цельности их восприятия. Вступление к III действию и хор Океанид, несмотря на великолепное исполнение коллективом «Мастера хорового пения», прошли как-то смазанно.

Я не понял внутреннего обоснования причины включения в программу концерта «Лулу-сюиты» Альбана Берга, кроме опять же чисто формального названия литературного источника оперы Берга «Ларец Пандоры». С точки зрения музыки и ее исполнения это была прекрасная и очень интересная часть вечера. Великолепен был и Владимир Юровский, и оркестр. Блистательно исполнила сольную партию британское сопрано Эллисон Белл. (Она же прекрасно солировала в «Кортеже Пандоры» Форе.) Этот номер в таком исполнении мог бы стать центром любой, самой изысканной концертной программы, но здесь он потерялся в нагромождении несметного для одного концерта числа интереснейших номеров. Мне кажется, что отсутствие «Лулу-сюиты», даже так великолепно исполненной, в программе концерта не сказалось бы отрицательно на всей концепции цикла. Более того, сняла бы часть перегрузки с её программы.

Лично для меня этот цикл В. Юровского связан с несколькими приятными музыкальными открытиями. В программе первого дня это уже упоминавшиеся в рецензии на первый концерт три акта из оперы Карла Орфа «Прометей». Во втором концерте таким открытием стала необыкновенной красоты симфоническая поэма Яна Сибелиуса «Океаниды» («Духи волн»). Совершенно неожиданно романтичный Сибелиус продемонстрировал виртуозное владение импрессионистичной манерой оркестрового письма, успешно избежав соблазна влияния «Моря» Дебюсси.

В концерте прекрасно выступили с сольным, если можно так сказать про хор, номером «Мастера хорового пения» (художественный руководитель и главный дирижёр – Лев Конторович, который и дирижировал ими в концерте). Они a capella безупречно исполнили хор Сергея Танеева «Прометей» из цикла «Двенадцать хоров на стихи Якова Полонского», раскрыв для слушателей всю красоту этого, к сожалению, редко звучащего сочинения. Одного такого выступления достаточно, чтобы понять, насколько оправдано название этого коллектива – Академический Большой хор «Мастера хорового пения». Это действительно мастерство высочайшего класса. Смею утверждать, что на сегодня этот хор – лучший по дикции из всех больших, да и камерных хоров Москвы. Надо отдать справедливость слушателям, которые, несмотря на уже изрядную усталость, наградили «Мастеров хорового пения» громкой и продолжительной овацией, даже вызвавшей весьма лестную реплику Юровского в адрес хора.

Ярчайшим в прямом и переносном смысле явлением стало исполнение последнего номера программы второго дня цикла. Это было знаковое для Александра Скрябина сочинение «Прометей: Поэма огня» для оркестра, фортепиано, хора, органа и световой клавиатуры. Это единственное сочинение Скрябина, в котором он пытался реализовать идею о соответствии высоты звука и цвета.

Исполнению скрябинского «Прометея» предшествовали и слово Юровского, и театр одного актера, разыгравшего в двух лицах диалог ученика (Скрябина) и учителя (Танеева), записанного Леонидом Сабанеевым. Вот здесь Филиппенко был хорош!

Исполнители самой «Поэмы огня» на этот раз решили попытаться воплотить небесспорную идею Скрябина максимальными современными техническими возможностями. На сегодняшний день это мог бы быть компьютер, формально переводящий ноты в соответствующие ей цвета по заложенной программе. Но как сказал Юровский, они решили идти полностью за Скрябиным и оставили исполнителя партии света с клавиатурой синтезатора, которая в соответствии с партитурой включает клавишей те или иные прожекторы.

Музыкально поэма Скрябина была исполнена превосходно. Безупречны были оркестр и хор, замечательно исполнил фортепианную партию Алексей Володин. В это время сцену, погруженную во тьму, освещали вспышки прожекторов разных цветов. Другие в более медленном темпе освещали глубину зала. Не могу сказать, чтобы эта игра цветов что-то добавила к моему эмоциональному восприятию музыки, но я ожидал какого-то сюрприза в финале, и даже предполагал какого. Именно такой сюрприз и произошел, но его эффект превзошел все мыслимые ожидания. С последним аккордом зал был залит ослепительным ярчайшим белым светом всех доступных прожекторов, что вызвало просто рёв зала, в едином порыве вскочившего со своих мест и разразившегося громовыми аплодисментами.

Слушатели, а можно сказать и зрители, досидевшие до конца этого более чем трёхчасового действа, были вознаграждены за свое долготерпение ярчайшим эмоциональным взрывом в финале.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 286
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Бетховенская арка замкнулась. «В.Юровский дирижирует и рассказывает». День 3

http://newsmuz.com/news/2014/bethovenskaya-arka-zamknulas-vyurovskiy-dirizhiruet-i-rasskazyvaet-den-3-31452

Третий и последний день Второго цикла просветительских концертов «Владимир Юровский дирижирует и рассказывает» под общим названием «Истории с оркестром. Похитители огня» 10 июня, как и два предыдущих, прошёл в Концертном зале им. П. И. Чайковского.

Можно согласиться с самооценкой Владимира Юровского, что программа последнего дня цикла заметно более академична, нежели первых двух. Первой в этот вечер прозвучала симфоническая поэма Ференца Листа «Прометей». Её музыка не произвела на меня сильного впечатления. Она весьма характерна для творчества Листа этого периода среднего возраста, когда он, в силу своего служебного положения при веймарском герцогском дворе пишет много заказной музыки. Она мастеровито сделана, помпезна, но не очень глубока. Она скорее изобразительная, чем философская, в отличие от более поздней, к примеру, «Фауст-симфонии». Это был тот случай, когда вступительное слово Юровского было интереснее, чем предваряемая им музыка.

Прозвучавшая следом за помпезной поэмой кантата молодого Камиля Сен-Санса «Свадьба Прометея» внесла в серьезную, а порой трагическую атмосферу мифа, долю хорошего юмора. Кантата написана для анонимного конкурса к Парижской технической выставке 1867 года в ознаменование 15-летия правления Наполеона III. Никому не известный Сен-Санс этот конкурс выиграл, но кантата так и не была исполнена, как ему сказали, в виду большой сложности партитуры. Более того, автору наполовину урезали премию.

Но интереснее оказались не эти исторические детали, а как показывает вся история человечества, содержание самой кантаты, в которой Прометей якобы сочетается «мистическим браком» с женским существом, воплощающим собой «человечество». После чего они дуэтом восхваляют технический прогресс, Вторую империю и правление Наполеона III, благодаря которому все это и происходит. Не нужно обладать сверхглубокой памятью, чтобы узнать здесь похожие интонации сталинских лет. Примеров можно привести множество. Приведу пару наиболее известных опусов, которые принадлежат перу выдающихся композиторов: «Здравица» Сергея Прокофьева и «Песнь о лесах» Дмитрия Шостаковича. Еще недавно эти аллюзии у большинства недалеких наших соотечественников могли вызывать только снисходительную улыбку, но сегодня, когда кощунственная идея переименования Волгограда нашла поддержку у президента России, уже не до смеха. В эту картину вписывается и стихотворение Гомиашвили, прочитанное Филиппенко как яркий образец суперхолуйства, до которого можно докатиться в верноподданническом раже.

Музыкально все это было весьма забавным и даже интересным, тем более в этой кантате превосходно солировали Эллисон Бэлл и Борис Пинхасович. А вот тенор Евгений Либерман выглядел на их фоне весьма невзрачно. И опять прекрасно прозвучал Камерный хор Московской консерватории.

Следующим номером были две песни, написанные Францем Шубертом и Гуго Вольфом на одно и то же раннее стихотворение Иоганна Вольфганга фон Гёте. Причем оно было прочитано Филиппенко дважды: перед Шубертом и перед Вольфом. Эти две песни написаны с 70-летним перерывом и естественно звучат очень по-разному – более гармонично у Шуберта, и драматически напряженно у Вольфа. В их исполнении проявилось понимание различной музыкальной природы этих авторов, которое очень точно показал, несмотря на свою молодость, Борис Пинхасович, ставший одним из главных для широкой публики открытий этих концертов. Это показали бурные аплодисменты и выкрики «браво» после исполнения песни Вольфа.

Замечательным получился и финал цикла, который как бы замкнул музыкальную арку фестиваля, переброшенную от бетховенского балета «Творения Прометея» к блистательно исполненной его Третьей «Героической» симфонии, которую Юровский замечательно слепил по форме. Уже не в первый раз исполнение Владимиром Юровским бетховенских симфоний становится событием, выходящим за рамки обычного понятия успеха. После его интерпретации начинаешь слышать эти симфонии по-иному. Свойством, объединяющим эти трактовки, с моей точки зрения, является их графичность, открывающая какие-то новые грани в хорошо известной музыке. Так было после исполнения В. Юровским Девятой симфонии Бетховена, так получилось и сейчас. Он снял с «Героической» привычный налет акцентированной ходульной пафосности и показал в ней лирико-драматические человеческие грани. В посвящении симфонии «великому человеку» акцент переместился с «великого» на «человека».

Ярчайшее впечатление от исполнения «Эроики» полностью перевесило все структурные просчеты, которые, по моему мнению, имели место в составлении программы цикла, и оставило ощущение грандиозности события, свидетелями которого нам посчастливилось быть.

Владимир ОЙВИН, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Che mai sento!

Sergey

  • Гость
Цитировать
Не нужно обладать сверхглубокой памятью, чтобы узнать здесь похожие интонации сталинских лет.
Бред какой!
Цитировать
Еще недавно эти аллюзии у большинства недалеких наших соотечественников могли вызывать только снисходительную улыбку, но сегодня, когда кощунственная идея переименования Волгограда нашла поддержку у президента России, уже не до смеха.
Неправда! Брехня! Тема возможного переименования Волгограда в Сталинград в очередной раз стала бурно обсуждаться после того, как один из российских ветеранов во время встречи президентов во французском Довиле по случаю высадки союзников в Нормандии обратился к президенту Владимиру Путину с  просьбой вернуть Волгограду прежнее название — Сталинград. Президент ответил, что такие вопросы должны решаться на референдуме: если жители города проголосуют за переименование на референдуме, «так и сделаем».

А как иначе по мнению "господ-демократов" нужно было ответить президенту демократической страны ветерану войны. Что мы чхать хотели на ваше мнение как и на мнение многих других ветеранов?
Все-таки странные у нас "демократы".
« Последнее редактирование: Июнь 24, 2014, 12:04:29 от Sergey »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
А чему вы удивляетесь? "Демократы" у нас такие же совковые, как и тот совок, который они хают, хотя его давно уже нет. Они ведь все вышли из безответственной кухонно-диссидентской болтовни - видать, мало им Ельцин врезал в "лихих 90-х". Вот если бы они с голоду начали дохнуть, то, наверное, кое-что поняли бы из того, что поняла интеллигенция после 1917 года - что нехорошо государство разваливать.
А что касается переименования в Сталинград, то я считаю, что нужно провести мощную пропагандистскую кампанию, затем местный референдум и проголосовать за это. Я лично переименовал бы просто так, потому что считал бы это восстановлением исторической справедливости, но раз уж мы должны делать демократические реверансы, давайте проведём референдум. Мы и Крым могли бы без референдума присоединить, но с референдумом как-то надёжнее.
А в Ялте я считаю необходимым поставить памятник великой тройке - Черчиллю, Рузвельту и Сталину.
И вообще, в отношении Сталина необходимо последовательно и неуклонно осуществлять операцию, обратную демонизации, а Черчилля наоборот - демонизировать, как он того заслуживает, кровавый негодяй мирового, так сказать, масштаба.
А Ялтинская конференция должна быть увековечена в скульптурном образе лидеров трёх держав.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица