Автор Тема: «Князь Игорь» Бородина в Большом театре (постановка Ю.Любимова)  (Прочитано 53212 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Всё равно не пойду. Противно и неинтересно.

Можно посмотреть трансляцию :)) Собственно, для ознакомления с "концепцией" больше ничего и не нужно.
Поражает другое: та оголтелая бесцеремонность, с которой современные композиторы, воображая себя, видимо, фигурами, равными Римскому-Корсакову и Глазунову, берутся перекомпоновывать музыкальный материал.
Нет, братцы, наши эти деятели, они что - присутствовали на беседах с Бородиным? Он им играл на рояле свою оперу? Он им пел фрагменты под рояль? Он им рассказывал о сценарии своей оперы ? Они видели этот план в динамике и на протяжении долгих лет следили, как он видоизменялся и как изменялось вИдение самого автора? У них что - машина времени есть что ли?
А?
Что за наглость?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Porgolovo

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 639
http://www.rg.ru/2013/06/06/opera-site.html

 Валерий Кичин
В Большом театре прошла генеральная репетиция "Князя Игоря"

В Большом театре прошла генеральная репетиция оперы Бородина "Князь Игорь" в постановке Юрия Любимова.

Судить о спектакле по репетиции нельзя - это азбука критического ремесла. Нет реакции зала, не тот кураж у исполнителей, проверяется только общая сценическая и смысловая концепция, режиссерский замысел, который, вполне возможно, будет уточняться не только за часы, оставшиеся до премьеры, но и от спектакля к спектаклю.

Но уже ясно: зрителей ждет не традиционная историческая, костюмная, официозно патриотическая эпопея - это спектакль актуальный, максимально приближенный к той суровой правде, которую мы только теперь начинаем осознавать.

Не скрою, что я с большой настороженностью ждал этого "Князя Игоря". Мне непонятно было, зачем ставить оперу, которую не любишь (Любимов неоднократно заявлял в своих интервью о том, что "химик писал для себя" и даже привлек к переделке и без того многострадальной оперы композиторов Павла Карманова и Владимира Мартынова). И заранее было жаль многих ключевых номеров оперы, подвергшихся сокращению.

После генерального прогона спектакля я понял, что хитовую арию Кончака легко можно послушать на многочисленных дисках, но в тему спектакля, жестко выстроенную Любимовым, это признание врагом героизма и благородства плененного русского князя никак не укладывается.

Любимов поставил, как всегда, совершенно свое произведение. Как режиссер, он всегда свободно пользуется материалом, написанным какими-то авторами, будь то Гоголь или Булгаков - в данном случае Бородиным, но выстраивает свою концепцию согласно своему видению. И это оказывается интереснее всего. Я даже готов забыть про утраченную арию Кончака. И пусть от огромного, почти десятиминутного симфонического полотна, каким является знаменитая увертюра, остался двухминутный невнятный музыкальный аппендикс, наскоро вводящий в мелодику вещи, - переживу и это. Приду домой - послушаю запись Гергиева, что за беда. Зато здесь я внимаю Любимову.

Да, это совсем не та лубочно патриотическая и духоподъемно помпезная "народная драма" с мимансом в расшитых рубахах, золочеными соборными маковками и хорами, славящими боготворимого князя, какую мы видели так часто, что принимаем за эталон. Это по-своему беспощадное вскрытие сути происходящего: полководец, бездарно положивший сотни бойцов, угодивший в плен и вернувшийся оттуда, чтобы вновь собирать полки на смертный бой. И народ, который умеет только страдать и славить, славить и страдать, а в промежутках предаваться самому дикому загулу. Славная история как бы теряет канонический смысл: ею движут грубые амбиции, слепая вера и неистребимый "авось".

Перед нами столкновение двух цивилизаций: угасающей, бессильной - и молодой, энергичной, варварской, и кто здесь победит, ясно. Космическая картина, в которую вполне органично входит, приобретая новый смысл, солнечное затмение. И если хотите, выражая вполне современные настроения и тенденции, спектакль от далекого мифического прошлого перебрасывает нас в близкое и совершенно реальное будущее. Вот такие мысли он рождает.

Музыка. Мы потеряли ряд любимых шлягеров из многометражной оперы. Зато получили взамен целые музыкальные сцены, которые почти никогда не исполнялись в известных нам постановках. В том числе и с участием Кончака. Из четырехактной многочасовой эпопеи нам оставили компактные два с небольшим часа - но их смотришь-слушаешь на одном дыхании.

Поначалу было ощущение дайджеста: пролог сокращен до минимума, до пунктира, и первые же арии, данные полностью, производят впечатление несоразмерно подробных и почти останавливают набранный спектаклем разбег. Но потом и это ощущение проходит.

Спектакль начинается титром, спроецированным на занавес: "В начале было слово". И слово в спектакле играет столь же ключевую роль, как и музыка. Слову режиссер уделил большое внимание, и впервые за последние годы под сводами Большого театра слышна не только каждая нота, но и каждое слово. Слово доносится, слово подчеркивается, и восприятие этого спектакля не сомнамбулическое, в какое обычно погружают зал чарующие оперные звучания, а жестко осмысленное. Иногда это почти оперный триллер. В помощь слову звучащему приданы титры, переводящие с оперного русского на русский написанный - они здесь очень кстати. Во-первых, потому что некоторые фрагменты в традиционных постановках исполнялись очень редко и почти не знакомы публике. Во-вторых, тексты оперных ансамблей и хоров часто пересекаются, и тогда их смыслы донесут титры. Одно это сделает спектакль новым открытием хрестоматийной оперы очень для многих зрителей.

Перед генеральным прогоном  "Князя Игоря" журналисты встретились с участниками и создателями спектакля. Вот некоторые из этих бесед.

Зиновий Марголин, сценограф спектакля:

- Мы с Юрием Петровичем провели в этом процессе уже полтора года, и это было очень тяжело, мучительно. Но для меня это была прекрасная история, и я думаю, наш творческий союз на этом не закончится - у Любимова впереди еще большие планы на оперной сцене. Что касается концепции, я не хотел бы о ней говорить, потому что если концепция непонятна из самого спектакля - значит, ничего не получилось. Вы все увидите сами.

- А от классического "Князя Игоря" что-нибудь осталось?

- От классического - это от какого?

- От того, к какому мы привыкли на сцене Большого театра.

- Нет. Но на мой вкус, это совершенно традиционный спектакль, очень внятный, там есть жесткое, принципиальное режиссерское решение. Несмотря на возраст, Юрий Петрович не потерял ясности всего, что он делает. И в данном случае это очень четкое и ясное высказывание. Другое дело, что кому-то оно может показаться чуждым, но работать с Любимовым и тяжело и легко именно потому, что он четко знает, чего он хочет. И судить его спектакль нужно по тем законам, по которым он сделан. Он мне не кажется радикальным - там остались все взаимоотношения между персонажами, осталась структура произведения, и так как у Любимова уже был опыт, связанный со "Словом о полку Игореве" (я имею в виду балет "Ярославна", который он делал много лет назад в Мариинском театре), он был к "Князю Игорю" вполне готов.

- Ваши представления, связанные с этой музыкой, совпадали?

- Мне кажется, Юрий Петрович в таком положении, что сличать свои представления с моими ему было не очень нужно. Но мне было совершенно понятно, чего он хочет. Я видел много его спектаклей и понимал, в какой манере будет сделан этот. Это человек, который создал свой стиль. И он не станет его менять ради постановки в Большом театре. Спектакль ясный, лаконичный, как росчерк, и, мне кажется, очень понятный. И я понимал, что его манера в данном случае важнее всего. Юрий Петрович все взял в свои руки и очень энергично репетировал. И это его спектакль, вы в этом убедитесь уже через три минуты после открытия занавеса.

- Насколько его сценография исторична?

- Она ни в какой степени не исторична и выполняет ровно те задачи, которые поставлены режиссером. Ни в костюмах, ни в декорациях это не исторический спектакль. Но его не назовешь и ультрасовременным. Это спектакль в манере Юрия Любимова. Как в анекдоте про автомат Калашникова: что бы Любимов не делал, получается его спектакль. Это признак очень сильной творческой натуры.

- Как вы использовали новые технические возможности Большого театра?

- "Князь Игорь" - не шоу, и у нас не было задачи поразить новыми возможностями.  Возможности современного театра ровно такие же, какие вы видели и раньше - просто все делается легче, быстрее, технологичнее и безопаснее. Большой театр сегодня очень хороший современный театр. В нем отличные возможности для работы, современная аппаратура, замечательный свет, а главное  - он невероятно дружелюбен по отношению к постановщикам. И все делает для того, чтобы спектакль получился таким, каким ты хочешь. Он очень правильно организован и является сегодня одним из лучших театров, какие я видел в своей жизни.

Василий Синайский, музыкальный руководитель постановки и дирижер:

- Нам работалось очень хорошо, напряженно, что и должно быть. Что касается новой редакции, то это очень осмысленная версия. Купюры, о которых много говорят, - не совсем купюры, а построение концепции Юрия Любимова. Музыка, которая ему была нужна, использована, а та, что не очень подходит под его своеобразную концепцию, изъята. Опера сделана так, что скучать не придется - достаточно короткие два действия: час десять и час пятнадцать. Хотя "Князь Игорь" в оригинале - четырехчасовая опера. Она писалась 18 лет и, конечно, Бородин не мог все точно рассчитать. В спектакле достигнут очень большой динамизм. Обычно оперы начинаются активно, потом все как бы успокаивается, а здесь все идет с сильным напряжением, с большим драматическим развитием. Любимов очень много работал с певцами над словом, над умением его выразительно подать, выделить нужное, не просто пропевать абстрактно, а акцентировать текст, а часто - и подтекст. Он требовал от исполнителей очень активного и осмысленного пения.

Были ли споры? Все споры закончились давно, когда мы еще это все планировали. Юрий Петрович очень заботился о том, чтобы исполнителям было удобно петь. И когда были слишком сложные мизансцены, он охотно шел на контакт, старался их улучшить.

- Узнаем ли мы классического "Князя Игоря"?

- Я думаю, классического "Князя Игоря" не существует. В каждом театре своя версия. Есть версия Валерия Гергиева, который использовал практически весь материал, а это будет версия Юрия Любимова.

- Ария Кончака будет?

- Будет, но - другая.

Кстати

Увидеть новый спектакль, вероятно, очень скоро смогут все желающие: его трансляция анонсирована телеканалами MEZZO и "Культура" 16 июня.



Оффлайн Sasha E. Zhur

  • любознательный скромняшка
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 388
Это не Культура подсуетилась - это БТ решил "сверкануть"!
Ну чё?! Нормальненько так. Весело. С плясками. И не длинно.
2 часа 15 минут - круто! Даже для современного театра.
А давайте предложим поставить силами БТ под управлением Любимова (Карманов+) Тетралогию!!! Часа в три с половиной на всё - уложатся!

Оффлайн Porgolovo

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 639
Это не Культура подсуетилась - это БТ решил "сверкануть"!
Ну чё?! Нормальненько так. Весело. С плясками. И не длинно.
2 часа 15 минут - круто! Даже для современного театра.
А давайте предложим поставить силами БТ под управлением Любимова (Карманов+) Тетралогию!!! Часа в три с половиной на всё - уложатся!
Sasha E. Zhur, я убрала свой пост. Подумала . И убрала. От меня и так один негатифф :D
Восстанавливаю. Иначе теряется смысл Вашего сообщения.
Невольно обратила внимание на то. как вовремя "подсуетился" канал "Культура" ;)
Раньше такой прыти за ним не замечала. С чего бы это???
Если и транслируют какие-то музыкальные события, то, зачастую, мхом обросшие.

Оффлайн Максим

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 450
    • Русское исполнительское наследие на CD
Да, это совсем не та лубочно патриотическая и духоподъемно помпезная "народная драма" с мимансом в расшитых рубахах, золочеными соборными маковками и хорами, славящими боготворимого князя, какую мы видели так часто, что принимаем за эталон.

Никому из критиков и постановщиков, видимо, и в голову не приходит, что речь идёт об эпосе, а не об обычной драме.

Столь же стильны, резки и даже аскетичны декорации Зиновия Марголина, ничего не оставившего от привычного «исторического» вида оперы.

А этот штамп, который кочует из статьи в статью от одного журналиста к другому, уже вызывает умиление по своей глупости (как рождественский гусь на Рождество, или смертельная борьба лемешисток и козлих в любом журналистском репортаже о Лемешеве или Козловском - больше ничего не знают). Кому привычного, если уже более 20 лет эта опера не идёт в нормальном виде?

Спектакль начинается титром, спроецированным на занавес: "В начале было слово". И слово в спектакле играет столь же ключевую роль, как и музыка. Слову режиссер уделил большое внимание...

Если учесть, сколько великих слов из оперы было выкинуто, то, действительно, "уделил большое внимание". Если бы постановщики и критики знали подлинный смысл этого евангельского изречения, у нас бы не было в Большом такого безобразия.
« Последнее редактирование: Июнь 07, 2013, 13:30:49 от Максим »

Оффлайн Sasha E. Zhur

  • любознательный скромняшка
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 388
Это не Культура подсуетилась - это БТ решил "сверкануть"!
Ну чё?! Нормальненько так. Весело. С плясками. И не длинно.
2 часа 15 минут - круто! Даже для современного театра.
А давайте предложим поставить силами БТ под управлением Любимова (Карманов+) Тетралогию!!! Часа в три с половиной на всё - уложатся!
Sasha E. Zhur, я убрала свой пост. Подумала . И убрала. От меня и так один негатифф :D
Восстанавливаю. Иначе теряется смысл Вашего сообщения.
Невольно обратила внимание на то. как вовремя "подсуетился" канал "Культура" ;)
Раньше такой прыти за ним не замечала. С чего бы это???
Если и транслируют какие-то музыкальные события, то, зачастую, мхом обросшие.

Я понял!
(Никакого "одного негатффа" от Вас нет - всё отлично.)
Негатив идёт от меня лично:
Я не понимаю, как это можно пользоваться чужим именем (Бородин), чужой идеей, брендом ("Князь Игорь" - безусловно бренд!) и т.д. и "вделывать" в это свои, мэй би вполне гениальные, идеи!  И даже не идеи, а свою концепцию! Кромсать, резать, дописывать, менять и т.д.! Как же можно!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я не понимаю, как это можно пользоваться чужим именем (Бородин), чужой идеей, брендом ("Князь Игорь" - безусловно бренд!) и т.д. и "вделывать" в это свои, мэй би вполне гениальные, идеи!  И даже не идеи, а свою концепцию! Кромсать, резать, дописывать, менять и т.д.! Как же можно!

Они прикрываются отсутствием канонической версии партитуры, законченной автором и изданной при его жизни. Но я не понимаю, как из этой констатации следуют их собственные компиляции? Ведь если они отрицают само существование оперы как цельного произведения и если друзья композитора, Римский-Корсаков и Глазунов, доведшие её до приемлемого для постановки вида с использованием полученных непосредственно из рук и из уст Бородина знаний, для них не указ, то с какой стати они вообще взялись её ставить? На нет и суда нет, умерла так умерла - какие тут могут быть обознатушки-перепрятушки?
Полагаю, жизнь этого "спектакля" будет довольно короткой: дедулю пригласили "для престижу", позволили почудить, развлекли, позабавили всех постановкой. У нас ведь многое делается для показухи, вот и это тоже. Конечно, до радикализма Чернякова с Бархатовым, Александровым и Серебренниковым им не доплюнуть, но галочка вроде как поставлена, "обновление", "модернизации и инновации" состоялись, "премьера" записана в актив. А потом хоть трава не расти. За последние годы в Большом прошла череда спектаклей, которые из публики уже никто и никогда добрым словом не помянет, если вообще вспомнит.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн andris

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 393
    • Андрей Ковалев
Обидно, что много рассуждают (пропагандируя свои идеи) далекие от теории оперы журналисты типа В.Кичина, и молчат уважаемые ученые-теоретики. Впрочем не молчат, выступают на конференциях, рецензируют работы, где упоминают о "волюнтаризме" в современном оперном театре или "чудовищных" интерпретациях классики на почве незнания режиссерами теории композиции. Только кто их слушает?

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 920
  • Mundus universus exercet histrioniam
О Боже! Неужто и в самом деле поставил?  :o Бородин продолжил Глинку, а Любимов - Чернякова?  :o :o :o
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Porgolovo

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 639
Сегодня премьера.
Премьерный состав:

Дирижер-                                                         Василий Синайский
Игорь Святославич, князь Северский   -             Эльчин Азизов
Ярославна, его жена во втором браке -                Елена Поповская
Владимир Игоревич, сын его от первого брака -     Роман Шулаков
Владимир Ярославич, князь Галицкий,-                 Владимир Маторин
Кончак, половецкий хан -                                   Валерий Гильманов
Кончаковна, дочь хана Кончака    -                        Светлана Шилова
Овлур, крещеный половчанин -                           Марат Гали
Скула, гудочник -                                             Олег Цыбулько
Ерошка, гудочник -                                           Станислав Мостовой
Половецкая девушка -                                       Нина Минасян
Персидка-                                                        Кристина Карасева
Чага   -                                                         Анастасия Губанова
Наездник-                                                       Александр Смольянинов
Куман   -                                                         Сергей Диев

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Что-то я не заметил, что опера стало более цельной. Как будто взяли старое пальто, увидели, что оно расползается, решили перелицевать, а в ходе процесса выяснилось, что все детали вывернуть наизнанку не получится, поэтому что-то оставили, что-то оторвали, что-то заменили. В результате получилось что-то крайне странное наподобие лоскутного одеяла, причем буквально все швы наружу. Оперу практически не узнать.
« Последнее редактирование: Июнь 08, 2013, 22:50:55 от Schwarzenstein »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Знаю, что форумы читают авторы тематических сайтов, собирая материал для рецензий. Поэтому, вернувшись с премьеры, напишу несколько спойлеров и голых фактов, сдобренных моим неуклюжим петросянством. Надеюсь, что кроме заказных материалов вроде этого виртуального вылизывания кто-нибудь из авторитетных критиков рискнет написать правду как она есть.

Порезано так:
- увертюра ~1.5 минуты, выброшены все темы, кроме темы Ярославны
- пролог (порезанный, аж плакать хочется - поэтому сразу скажу: остальные действия все порезаны более или менее), в конце пролога половцы спускаются на сцену на веревках аки нинзя, в качестве фона, если кто не догадался - стилизованный японский флаг
- первый половецкий акт, завершается половецкими плясками с повторным подъемом занавеса - ведь именно половецкие пляски Любимов назвал единсвенным стоящим фрагментом оперы Бородина
- Путивль, Галицкий поет арию, девки плачут (остальное вырезано)
- Путивль, Ярославна плачет первый раз, приходят девки, сцена с Галицким, затем бояре ("Мужайся, княгиня")
- второе половецкое действие из которого вырезано трио Игорь - Владимир - Кончаковна
- плач Ярославны, два всадника, похабная песня Скулы и Ерошки, финальный хор

Главное: да, опера изуродована буквально до неузнаваемости. Музыка - что-то не передаваемое словами... впрочем, слово "попурри" (этимологию додумывайте сами) будет наиболее точной характеристикой результата работы "современных композиторов" над музыкальным текстом оперы. По действию выброшено большинство речитативов и речитативных сцен, большая часть пролога, ария Кончака (как на такую красоту рука поднялась?), дуэт Кончаковны и Владимира (нет, ну правда - как поднялась-то?!), купирован финал со Скулой и Ерошкой и всенародным всепрощением (таким образом, этого финала нет ни в одной актуальной постановке в двух столицах). Зато представлено второе половецкое действие, обычно купируемое. Кончак поет вторую, "кровожадную", арию ("Наш меч нам дал победу...") - иначе, без первой арии, Кончак был бы сугубо речитативной партией. Игорь поет вторую арию (эта ария Игоря, при всей своей смысловой мощи, речитативна). Остальные музыкальные темы вторичны по отношению к предыдущим действиям, "суперхитов" нет. Видимо, поэтому и купировали этот акт мудрые постановщики прошлого. Здесь же до антракта поются все общенародно известные арии и происходят половецкие пляски. Вообще, у музыкантов есть поверье, что после половецких плясок зал пустеет. Но об этом в конце.

Теперь о постановке. Она, как несложно догадаться, пропитана любимовщиной образца Театра на Таганке годов оных. Сценография формальна. Основной элемент - телеги, на которых перемещаются и жители Путивля, и половцы. Опрокинутые телеги - декорации для Владимира Игоревича и Кончаковны. Помните лошадей в МАМТе - в Лючии и в Сказках Гофмана? Теперь в Большом есть своя бутафорская лошадь, как положено имперскому "бренду", -  титанических размеров. Чтобы спускаться по ней в лошадь вмонтированы скобы, как в фабричные трубы. Как забираются на лошадь не показано - в начале второго половецкого действия Кончак при подъеме занавеса уже сидит в седле.

Игорь, исполняя первую арию на словах "враг, что лютый барс" изо всех сил дергает коня за поводья. Настолько эмоционально, что я пригляделся к коню - не барс ли это? Хотя, возможно, Игорь дергает поводья от восторга - ведь правда, "знатная зверюга"...

Сразу после первой арии Игоря нет никакого "Здоров ли, князь?..." Кончак с видавшей виды мертвой лисой на голове без предисловий (и без арии) появляется со словами "Эй! Пленниц привести сюда..." Согласитесь, непривычно. Здесь я, не удержавшись, произнес тихим шепотом что-то в духе "ужас какой!" за что был премирован презрительным взглядом сидевших рядом девушек. Им все нравилось.

Ярославна слушает жалобу девок, сидя за столом, на котором спит Галицкий. Как бы незаметно. В нужный момент он материализуется из-под балахона. То есть Ярославна кагбэ не замечает спящего у нее буквально перед носом на княжеском столе брутально потного, воняющего перегаром мужика. "Не верю".

На момент, когда Ярославна и Галицкий заговаривают про то, что девку должно отпустить, девка уже минут пять как отпущена и рыдает на руках у соплеменниц. Видимо, это тонкий ход театрального режиссера с умным названием вроде "концептуальное запаздывание" или "распараллеливание действий во времени". Но на мой взгляд - банальный ляпсус. "Не верю".

Скула и Ерошка поют похабную песню про князя в прямой видимости от целующихся Ярославны и Игоря. "Зеркало" - все понимаю, но... "Не верю". Слишком близко.

Скула и Ерошка, увидев Князя безо всяких рефлексий и "зачем звонить?" переходят от хулы в адрес князя к радостному созыву народа. Всепрощения, как я уже сказал, - нет. Психологической логики - тоже.

В общем, постановка может быть охарактеризована одним словом: нелепая. Никакого раскрытия скрытого смысла оперы в ней нет в помине - есть обычный выпендреж театрального режиссера. Т.е. "режопера" в самом обыденном, набившем оскомину, виде. Даже обошлось без потоков крови и шокирующих сцен. Вообще, в отличие от постановки Новой оперы, этот спектакль можно смотреть без омерзения. За исключением разве что сцены, когда Галицкий на глазах публики практически насилует избранную им в счастливицы девку. Тут, на мой вкус, перебор.

А как же исполнители? Вот и до них добрались, и говорить буду только о хорошем - поругают без меня.

На это сомнительное действие стоило явиться ради прекрасного, практически безупречного, исполнения сложнейшей партии Ярославны солисткой Новой оперы Еленой Поповской. Я несколько раз слышал ее в родных для нее стенах Новой оперы и два раза в Большом (первый раз - Турандот в прошлом году). Почему-то в Большом она оба раза прозвучала заметно лучше, чем в крохотном зале Новой оперы. Возможно, мне не повезло со спектаклями в НО. Зато теперь я знаю как должна звучать Ярославна. Уверен, прослезился даже бутафорский конь. Браво! Браво-браво!

Исключительно хороша была Светлана Шилова в партии Кончаковны - но тут изначально не было сомнений, высокий класс солистки мне хорошо известен и только за последний месяц слышал ее не меньше пяти раз. Вокально порадовал Роман Шулаков, опять же, как и Поповская, солист Новой оперы (где петь умеют, но прямо-таки патологическая проблема с постановщиками), исполнивший каватину Владимира Игоревича несколько напряженно, но светло и лирично. Больше, как следует из вышесказанного, слов у Владимира Игоревича в этой редакции оперы нет - и Кончаковна, и Владимир сделаны партиями "одной арии".

На этом, к великому моему сожалению, хорошее об исполнителях премьерного спектакля закончилось :( Еще несколько слов о постановке.

Кончак и Кончаковна, видимо, выполняя режиссерский наказ, строят нечеловечески лютые рожи. До смешного. Кончаковна вооружена и активно щелкает хлыстом. Владимир Игоревич сосредоточенно делает глупое лицо и поведением напоминает Неморино.

Половецкие пляски осторожно позаимствованы у Мариинского театра. Хореография читаемо сходна. Центральный персонаж постановки танцев Мариинки (половец с хлыстом - в центре на этом фото с сайта Мариинки) в Большом загримирован практически так же, но вместо хлыста снабжен партнершей.

Итого. В двух столицах нет ни одной вменяемой постановки "Князя Игоря". Омерзительная - в Новой опере, Обрезанная - в Мариинке и вот теперь Нелепая - в Большом.

Рядом со мной сидел типовой провинциальный жлоб в светлом костюме. Развалясь вонял носками. В первом действии причмокивал, болтал ножкой в такт знакомым мелодиям, отпускал высокоумные комментарии в адрес солистов и текста оперы (субтитры на русском языке присутствуют параллельно с английскими). Во втором действии (а любимовский Игорь - в два действия, теперь надо привыкать) скучал и зевал (но носками вонял по-прежнему). Видимо, ориентация на народ все-таки недостаточно продумана. Возможно, следует, как давеча где-то в провинции, половецкие пляски переместить в конец оперы - аккурат после финального хора. Концепция постановки, как мне кажется, от такой перестановки не треснет.

Но все несчастье автора этих строк в том, что он знает оперу Бородина практически наизусть и в разных редакциях. Людям, свободным от этого знания, при походе на поделие Любимова печали будет значительно меньше.

На этом позвольте опустить скорбный занавес... Да, кстати! Второй занавес на этом спектакле - концептуального скорбного (черного) цвета. Видимо, тоже что-то символизирует.
« Последнее редактирование: Июнь 09, 2013, 16:34:56 от buffone »

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
О, buffone! я очень рад, что Вы опять здесь! Написал свой отзыв, еще не читая Вашего, интересно, что мы во многом совпали во мнениях.
Итак, открывается занавес, а там – чернота. Это производит достаточно сильное впечатление. Потом все заливает темно-красный свет, и на нем проступают слова «В начале было Слово». И такое впечатление, что имеется в виду «Слово о полку Игореве». Начинается увертюра, точнее, какой-то фрагмент вступления… В течение спектакля эти надписи на красном фоне появляются четыре раза, правда, смысл трех других до меня не дошел. Вообще, графически спектакль смотрится эффектно: часто появляются динамичные тени на заднике, очень здорово смотрится плач Ярославны. Одним из главных элементов оформления являются такие большие деревянные телеги, которые мне все время хотелось назвать тачанками. Потому что на этих штуках воюют и наши, и половцы, потом на этих телегах половцы возят трофеи, спят и вообще… Вначале все достаточно динамично, но в некоторых местах действие просто замирает, причем надолго. Еще там был конь в виде белой скульптуры (с лесенкой на него в виде четырех скоб!), что сразу вызвало в памяти шапирину Лючию в Стасике, и жёлоб-мост над сценой для Ярославны, сначала напоминающий сцену письма Татьяны из постановки Тителя в Стасике, а потом, когда Ярославна с Игорем там, на мосту, встречается, все становится как две капли воды похоже на финальную сцену из «Кармен» постановки того же Тителя. «Десант» половцев, спускающихся на сцену по канатам, мне тоже много чего напомнил. Это то, что запомнилось с первого раза. Но концепция мне, честно говоря,  показалась весьма мутной, возможно, я до нее не дорос. Беспроигрышным фрагментом, конечно, являются бессмертные половецкие пляски, испортить которые невозможно. Правда, мне показалось, что они не на своем месте – уже в конце первого акта…
Впрочем, я, конечно, пошел на премьеру, чтобы певцов послушать. Игоря пел Эльчин Азизов. У него голос с очень узнаваемым, ни на кого не похожим тембром, в котором есть что-то очень приятное и мягкое. При этом голос достаточно звучный, дикция четкая, ни одного слова не потерялось. Короче, масштаба для исполнения этой партии вполне хватает. И актерски он выглядит достойно. Очень хорошее исполнение, заслуженные аплодисменты.
Елена Поповская имеет прекрасный драматический голос, плотный и ровный, который замечательно звучит в Большом. Вот только самые верхние, очень трудные ноты у нее сегодня получались несколько напряженными. По-моему, она пела свою Ярославну примерно в том же ключе, что и в спектакле Новой оперы. Общее впечатление весьма солидное. Между прочим, мне показалось, что все певцы были очень уставшие.
То, что осталось от партии Кончаковны пела Светлана Шилова. Очень хорошо она начала партию, таким мощным, рельефным звуком. У нее тоже тембр очень красивый. Но потом звук немного сузился и тоже наверху как-то напряженно один фрагмент получился. Жаль, конечно, что партию так сильно сократили, мне кажется, она бы смогла лучше показать себя. А с плеткой в руках она выглядела весьма внушительно. Несдобровать бы княжичу, если бы жениться отказался…
Сократившуюся до минимума партию Владимира Игоревича неплохо спел Роман Шулаков. Голос был достаточно звучным, такого светлого тембра, пожалуй, наверху он был несколько тускловат и с какой-то сиплинкой. Но, жаль, конечно, что не дали спеть всю арию и дуэт, да и в сцене пролога тоже практически ничего не осталось.
Кардинально изменившуюся партию Кончака пел Валерий Гильманов. Пел очень выразительно. Особенно он мне в первой сцене понравился, звучал отлично, ни одного слова не потерялось. А вот в кровожадном монологе, который вместе с хоровой сценой в стане половцев был призван продемонстрировать коварство врагов и опасность паназиатской экспансии, голос звучал заметно хуже. Некоторые слова пропадали. Но там изобразительное решение было весьма запоминающимся, перед Кончаком укладывали всё новые и новые ковры.
Весьма колоритно выглядел Владимир Маторин в самой яркой роли Галицкого. Сцена Галицкого вообще поставлена смачно. Вот только чем же Любимову помешали слова «Ах, вот бы сесть мне князем на Путивле!». По-моему одна эта фраза мало времени занимает, можно было бы ее и оставить, а то я чуть не подпрыгнул, когда услышал эту купюру. Музыкально она совершенно неоправданна. Впрочем, как и многие остальные. Маторин играл очень выпукло, пел тоже хорошо – свободно и  сочно, особенно свои фразы в прологе, но знаменитую арию, пожалуй, как-то слишком отрывисто, как мне показалось. Но все равно сцена с бедной похищенной девушкой, которую перед ним прямо на стол кладут, впечатляет.
Нина Минасян в партии Половецкой девушки, мне кажется, звучала все-таки немного жидковато. А вот Марат Гали в партии Овлура продемонстрировал очень внятное пение. Звук был хорошо сфокусирован, хотя и имел несколько характерный оттенок. Но для этой партии это как раз хорошо, потому что лучше запоминается.
Я что-то не понял, что Любимов сделал с партиями гудочников. По-моему, они у него оказались где-то совсем на обочине. Скулу пел Олег Цыбулько, а Ерошку – Станислав Мостовой. Мне кажется, сакраментальный вопрос о том, куда же подевался звук у Цыбулько,  я задаю уже в третий раз. Но звука, увы, нет.
Очень мне сегодня понравился хор Большого театра. По-моему, хорошо играл и оркестр под управлением Василия Синайского.
Постановка произвела странное впечатление, она вызывает чувство незаконченности и явного неудовлетворения. Но к певцам это не относится. Они-то как раз выложились до конца, и до этого долго репетировали.  Спасибо! А я уважаю труд певцов и поэтому пойду и на второй состав.


Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
Спасибо за такие подробные рассказы! Не пойду на эту постановку - с такими ужасными купюрами - НИ ЗА ЧТО И НИКОГДА. Даже ради Поповской - одной из очень немногих певиц, ради которых можно пойти в Большой (не считая единоразово приглашаемых, типа Лоры Клейкомб). Что касается того, что Поповская может понравиться, а может и не очень - это не зависит от зала. Это зависит от её вокальной формы. Которая, к сожалению, нестабильна и, как однажды здесь написал профессиональный певец, нестабильна в связи с тем, что Поповская много поёт. На сцене моей любимой Новой Оперы Поповская мне в некоторых случаях ОЧЕНЬ нравилась, пусть это была и не Ярославна. Я бы Изольду её послушал.

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Александр, спасибо Вам за отзыв!

Действительно не пришло в голову сходство сцены на "мосту" с финалом "Кармен" в Станиславского. Только там мост создает дополнительное напряжение (Кармен хочет пройти, Хозе не пускает - "встретились на узкой дорожке"). У Любимова это просто "стена кремлевская белокаменная" - подвесная декорация.

Еще вчера не написал про заслуживающий внимания момент. В Мариинском театре вторая ария Игоря очень сильно подана. Фактически это "сцена сумасшествия" - психологический кризис человека, сгибающегося под тяжестью душевных мук. Именно эта "сцена с крестом" (крест - трофей ханов из разграбленных городов) дает понимание почему князь решил бежать из плена, вопреки статусу ("Мне, князю? Бежать из плена? Потайно?!") и княжескому слову ("ведь я у хана на поруках"). Я слышал "сцену с крестом" живьем (в исполнении Евгения Никитина), так вот, на фоне решения Мариинки в Большом это просто невнятные причитания, лишенные подлинного драматизма. Любимов не разыграл эту (козырную!) карту второго половецкого акта -наверное, исходя из придуманного им концепта, что никаких диалогов между русскими и половцами нет, а значит нет взаимных обязательств. Тогда непонятно почему Игорь не может бежать сразу - он мучается угрызениями совести, но... никуда не бежит.

Здесь еще раз уместно вспомнить слова Бориса Покровского о том, что если режиссер попытается поставить оперу поперек замысла автора, то опера сама за себя отомстит. Яркий пример.

И еще. Во всех упоминаниях о постановке "Князя Игоря" в Большом обязательно отмечают, что Любимов ставил много опер в лучших театрах Европы. Но нигде не говорится об успехе этих постановок. А ведь ни одна из любимовских постановок опер не получила долгой сценической жизни (вспомним сколько жили и живут постановки Дзеффирелли, Покровского, Баратова). Тут пришла на память цитата из интервью с Анной-Катериной Антоначчи, даже разыскал источник:

Анна вспоминает одну из своих первых маленьких сольных партий в опере «Риголетто» во флорентийском театре Teatro Comunale в 1984 году: "Постановщик был очень противоречивым человеком. Его фамилия Любимов. Он был русский. Так вот публика ждала его у дверей, чтобы освистать!"

Историческая параллель: Ла Скала в новом сезоне откроется "митиной" Травиатой, в Мете он на будущий год тоже будет что-то ставить. От этого его "психиатрические" опусы не становятся шедеврами оперной постановки. Похоже, он просто на той же волне, что и Любимов в свое время.
« Последнее редактирование: Июнь 09, 2013, 14:24:00 от buffone »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Историческая параллель: Ла Скала в новом сезоне откроется "митиной" Травиатой, в Мете он на будущий год тоже будет что-то ставить. От этого его "психиатрические" опусы не становятся шедеврами оперной постановки. Похоже, он просто на той же волне, что и Любимов в свое время.

Именно. Об этом только вчера напрямую сказала старинная "таганщица" Алла Демидова, которая уподобила то, что происходит на нынешних спектаклях Серебренникова, тому, что происходило на сцене ранней Таганки. Вспомнила молодость старушка. А что Серебренников, что Черняков, что Бархатов - это одного поля ягодки.
Судя по всему, история повторяется в виде фарса, а Любимов - их крёстный отец.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Алексей

  • Гость
Какая же Алла Демидова старушка..???  ::)
И потом...Напоминать женщине о её возрасте - не прилично! :)
Любимов - безвкусный "ярмарочный балаган"

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
А я уважаю труд певцов и поэтому пойду и на второй состав.
Я бы назвал состав второго дня первым (если бы у меня был выбор, я пошел бы на него):

Игорь - Михаил Казаков
Ярославна - Анна Нечаева
Владимир Игоревич - Алексей Долгов
Галицкий - Вячеслав Почапский
Кончаковна - Елена Заремба

Но это не тот спектакль, который я могу смотреть два дня подряд (к "слушать" это не относится). Да и наблюдать как Елена Арнольдовна повинуясь замыслу режиссера строит дурацкие гримасы и машет плеткой - вот совсем не хочу. Так что отдохну сегодня на "Травиате со стриптизом":)

Кстати. Ни у кого нет лишнего билета на этот состав на 12 июня?:)

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
А я уважаю труд певцов и поэтому пойду и на второй состав.
Я бы назвал состав второго дня первым (если бы у меня был выбор, я пошел бы на него):

Игорь - Михаил Казаков
Ярославна - Анна Нечаева
Владимир Игоревич - Алексей Долгов
Галицкий - Вячеслав Почапский
Кончаковна - Елена Заремба

Но это не тот спектакль, который я могу смотреть два дня подряд (к "слушать" это не относится). Да и наблюдать как Елена Арнольдовна повинуясь замыслу режиссера строит дурацкие гримасы и машет плеткой - вот совсем не хочу. Так что отдохну сегодня на "Травиате со стриптизом":)

Кстати. Ни у кого нет лишнего билета на этот состав на 12 июня?:)

Галицкого пел Алексей Тановицкий. И звук в арии был невнятный и задавленный. потом лучше стало, но  с ярким Маториным все равно не сравнить. Казаков все-таки звучит лучше Азизова, возможно, из-за того, что басы почти всегда в этой опере звучали лучше, чем баритоны. Казаков очень понравился, несмотря на слишком иногда нарочитую "монументальность".  Не будем сравнивать с другой исполнительницей, но Елена Арнольдовна Заремба - очень хорошая актриса, и она очень тонко сыграла всю эту сцену, особенно когда она незаметно наблюдает за княжичем. И никаких дурацких гримас она никогда не строит, за что я ее очень люблю. И с плеткой она сыграла совсем по-другому.  Пожалуй, начало арии у нее прозвучало не так ярко, слишком уж матово. Но потом вылез тот яркий, очень плотный тягучий голос удивительного тембра, который я обожаю, и середина и окончание арии прошли просто на ура. Правда, во второй сцене звук опять стал не таким ярким, но играла она и там бесподобно. Об остальных напишу позже. Потому что, как Вы правильно заметили, "Травиату" никто не отменял!

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
А я уважаю труд певцов и поэтому пойду и на второй состав.
Я бы назвал состав второго дня первым (если бы у меня был выбор, я пошел бы на него):

Игорь - Михаил Казаков
Ярославна - Анна Нечаева
Владимир Игоревич - Алексей Долгов
Галицкий - Вячеслав Почапский
Кончаковна - Елена Заремба

Но это не тот спектакль, который я могу смотреть два дня подряд (к "слушать" это не относится). Да и наблюдать как Елена Арнольдовна повинуясь замыслу режиссера строит дурацкие гримасы и машет плеткой - вот совсем не хочу. Так что отдохну сегодня на "Травиате со стриптизом":)

Кстати. Ни у кого нет лишнего билета на этот состав на 12 июня?:)

Галицкого пел Алексей Тановицкий. И звук в арии был невнятный и задавленный. потом лучше стало, но  с ярким Маториным все равно не сравнить. Казаков все-таки звучит лучше Азизова, возможно, из-за того, что басы почти всегда в этой опере звучали лучше, чем баритоны. Казаков очень понравился, несмотря на слишком иногда нарочитую "монументальность".  Не будем сравнивать с другой исполнительницей, но Елена Арнольдовна Заремба - очень хорошая актриса, и она очень тонко сыграла всю эту сцену, особенно когда она незаметно наблюдает за княжичем. И никаких дурацких гримас она никогда не строит, за что я ее очень люблю. И с плеткой она сыграла совсем по-другому.  Пожалуй, начало арии у нее прозвучало не так ярко, слишком уж матово. Но потом вылез тот яркий, очень плотный тягучий голос удивительного тембра, который я обожаю, и середина и окончание арии прошли просто на ура. Правда, во второй сцене звук опять стал не таким ярким, но играла она и там бесподобно. Об остальных напишу позже. Потому что, как Вы правильно заметили, "Травиату" никто не отменял!

О какой Травиате идёт речь?

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
О какой Травиате идёт речь?
О той, которая сегодня (09.06.2013) была в Стасике -  с участием Пахарь, Мавлянова и Согомоняна.

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
И никаких дурацких гримас она никогда не строит, за что я ее очень люблю. И с плеткой она сыграла совсем по-другому.
Очень рад, что Елена Арнольдовна выстояла перед любимовским диктатом. И жаль, что, похоже, в этой серии не смогу увидеть и услышать ее Кончаковну. Даже прямая трансляция 16-го будет с тем же составом, на котором я был в день премьеры. Ну, значит, в другой раз.

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Итак, продолжу рассказывать о втором премьерном спектакле «Князя Игоря». О Казакове, Тановицком и Зарембе я уже написал выше. Сложнейшую партию Ярославны сегодня исполняла Анна Нечаева. Голос у нее, может быть, не такой плотный и тягучий, как у Елены Поповской, но достаточно крепкий и звучный. И поет она всегда очень четко и внятно, это касается и вокализации, и дикции, и мне эта ее манера очень нравится. Пожалуй, лишь пару раз ее голос потонул на фоне хора и оркестра. Первая ария мне, пожалуй, больше всего понравилась, она очень звонко и выразительно получилась. Потом была драматическая сцена с Галицким, где пара фраз прозвучала чуть жидковато, но потом был чудесный фрагмент, где голос звучал великолепно. А вот плач Ярославны мне понравился меньше, потому что тут стал заметен один недостаток: верхний регистр начал немного тремолировать, а в некоторых местах даже чуть дребезжать, сначала он резковато просто воспринимался. Но, видимо, этот недостаток проявляется у Нечаевой только время от времени. Я, например не помню, чтобы он отмечался на премьере «Чародейки». Правда, я его заметил еще на одном из концертов из цикла «Все романсы Рахманинова» в Бетховенском зале, если не ошибаюсь, это был второй концерт цикла. Там тоже звук сначала стал резким, а потом задребезжал. А на следующем концерте Нечаева исполнила романсы очень хорошо, без всяких недостатков. Так что это, видимо, только иногда у нее проявляется. Причем, заключительную верхнюю ноту в плаче она взяла очень хорошо, и вообще, позиция у нее наверху очень четкая и надежная. Пожалуй, с Ярославнами Большому повезло – с обеими! Чему я очень рад.
Алексей Долгов пел то, что осталось от партии Владимира Игоревича. Сначала мне показалось, что он звучит заметно лучше, чем предыдущий исполнитель. И звук был, по-моему,  качественнее. Ну, тембр, как я уже говорил, вероятно,  кому-то нравится. Вокал был весьма солидный, ария прозвучала достойно. Вот только диминуэндо в конце было хорошим, но все-таки не таким эффектным, как вчера у Шулакова. Увы, так как я слушал друг за другом, мне не удается писать без сравнений, а сравнения… они – всегда в чью-то пользу получаются. Я ни в коем случае не хочу никого обидеть или задеть, я надеюсь, что певцы, если забредут на наш форум, меня простят. И еще мне показалось, что несмотря на условность жанра прическа современного метросексуала в данном спектакле все-таки выглядела каким-то чуждым элементом. И у Тановицкого тоже.  К тому же, из Тановицкого такой же насильник, как из меня китайский император. :) Он, кстати, после разгульной сцены один в кулисы ушел, а Маторин вчера прихватил-таки «похищенную» девушку, причем, она, кажется, уже и не против была! :)
Партию Кончака (увы, без арии) пел сам Паата Бурчуладзе. И хотя на него тоже надели лисью шапку, никакой он был ни лиса! Это был самый настоящий лев или тигр, ну, в крайнем случае – волк! В этом отношении он ну никак в концепцию Любимова не укладывается! Голос большого объема и уникального тембра звучал глуховато внизу и немного плосковато наверху. Так мне показалось. И, конечно, опять серьезные проблемы с дикцией: ни свистящих, ни шипящих, всё как сквозь подушку. Несмотря на это, образ получился очень яркий благодаря масштабу личности. И голоса.
А вот Вадим Тихонов в партии Овлура отличался хорошей дикцией, но пел как-то рывками. Половецкую девушку на сей раз пела Кристина Мхитарян, сначала звучала немного робко, потом голос чуть окреп, правда, звуковедению еще не хватало ровности, но хороший голос у нее.
Григорий Шкарупа очень неплохо исполнил небольшую партию гудочника Скулы, начальные фразы я все расслышал, правда, в дуэте, особенно на концах фраз голос его партнера – опытного Юрия Маркелова, певшего партию Ерошки, был явно звучнее.
Но особое спасибо я хочу сказать опять прекрасно спевшему хору Большого театра и его оркестру под управлением Синайского. Они молодцы! Ведь суток не прошло, вчера спектакль был в 19.00, а сегодня – в 14.00, наверное, тяжело с таким маленьким перерывом выступать!
Хочу еще раз поблагодарить всех участников обоих премьерных спектаклей! Представляю, как они выложились, причем, еще и на этапе репетиций! Молодцы! Вы все очень хорошо пели, и не обращайте внимания на мои мелкие придирки! Спасибо!
PS: Уважаемый buffone, я бы не сказал, что был полный аншлаг, билетов там крутится полно, причем, мне показалось, не только у перекупщиков, так что Вы вполне можете попытать счастья  на этот состав 12-го или 15-го вечером. По-моему, стоит сходить. Из-за Казакова, Нечаевой, Зарембы, Долгова и Бурчуладзе.
« Последнее редактирование: Июнь 10, 2013, 02:47:06 от Schwarzenstein »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
заметил еще на одном из концертов из цикла «Все романсы Рахманинова» в Бетховенском зале, если не ошибаюсь, это был второй концерт цикла.

Видимо, на первых двух концертах. На первом концерте рахманиновского цикла Маргариты Петросян Анна Нечаева пела "Опять встрепенулось ты, сердце" - я просто не узнал ее голос из-за упомянутого дребезжания, да и Анна, обычно живущая в исполняемом образе, пела сосредоточенно, с каменным лицом. Я решил, что певица была нездорова. В день второго концерта цикла я был на "Пиковой даме" в МАМТе, поэтому не слышал, но могу предположить, что ко второму концерту Анна еще не вполне выздоровела. А вот на третьем концерте она звучала прекрасно - и "Два прощания" в дуэте с Азизовым, и "Фонтан" прозвучали просто исключительно. Для меня осталось загадкой почему "К детям" она исполняла с советским текстом (все, связанное с религией, заменено на нейтральные слова вроде "любовь Вседержителя Бога" - "и счастлива ваша дорога"), но технически исполнение было блестящим. Поэтому на первых двух концертах - скорее всего нездоровье.

А на спектакле - возможно, некоторая нестабильность, вообще присущая драматическим сопрано (про Поповскую я писал выше). На одной из "Чародеек" начала этого сезона Анна тоже была не в форме в первой половине - что-то в голосе не ладилось, не было глубины и яркости, голос шел россыпью, арию - казалось, буквально еле вытянула. Во второй половине спектакля все встало на место - голос зазвучал.

Бурчуладзе я слышал Борисом в начале сезона - был на обоих спектаклях, где Бориса пели Фурланетто и Бурчуладзе. Честно говоря, осталось впечатление, что партия уже не для них. Голоса хоть и большие, но глухие, с верхними нотами проблемы, а главное - дикция практически отсутствует, зная партию наизусть приходилось угадывать слова. Для сравнения: в бенефисном юбилейном Борисе Маторина (7 мая) возраст тоже был слышен, но дикция - уникальная, все согласные слышны. Но Борис Михаила Казакова все равно был лучше:)

Михаила Казакова за прошедший месяц слышал Борисом, на рахманиновских концертах, Захарией. Поэтому знал, что он в прекрасной форме, и если у Азизова была слышна усталость в голосе (дребезг и нешуточное покачивание на форте, провалы на нижних нотах), то уверен, что Казаков прозвучал в своей "фирменной" манере - мощно, звонко и эмоционально. Насчет излишней монументальности - согласен. Глядя на его Бориса мне казалось, что Казаков играет Нестеренко. А Евгению Евгеньевичу была присуща излишняя (на мой вкус) аффектация и в голосе, и в сценическом поведении (сцену смерти Бориса в его исполнении я просто не могу слушать). На камерных концертах заметно, что Казаков как-то слишком акцентированно опускает челюсть на открытых гласных (обычно начинающих певцов так учат, чтобы начали рот открывать) - в звуке получается отчетливо слышимый вблизи эффект "жевания". Но в спектаклях этого эффекта не слышал, и все партии в исполнении Михаила Казакова неизменно оставляют у меня чуство восторга...

в общем, завидую я Вам, Александр:) Пойду падать на "лишний билетик".
« Последнее редактирование: Июнь 10, 2013, 11:59:21 от buffone »

Оффлайн brunhild

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
"Но мало того, что все самое вкусное выкинули, но и взамен ничего не подсунули! Кончаковна не сплясала стриптиз, Владимир не хряпнул водки из горла. Как так можно было обойтись с таким материалом? Неужели нельзя было как-то развить тему? Например, сделать Кончаковну не контральто, а контртенором. Не, ну а чо? Вышел бы такой тонкопалый юноша, приобнял бы сзади Игоревича, пропел бы: «Нет, мой отец добрее. Меня сейчас он выдаст за тебя!» В этом месте на заднике вместо японского псевдофлага можно было начертать: «Либертэ, эгалитэ, фратернитэ» на фоне фригийского колпака или там «Бонжур, месье Олланд! Каман сава? Ась? Здорова, грю, сава-та ваша?» Не дорос Любимов до режоперы, не дорос. Одна надежда на Чернякова, который будет ставить «Игоря» в Мете в следующем сезоне. Есть подозрение, что уж он-то такого шанса не упустит".

Отсюда: http://marbleheart.livejournal.com/341027.html