Автор Тема: дирижёры Юровские: братья - Владимир (р.1972) и Дмитрий (р.1979) и их отец - Михаил (р.1945)  (Прочитано 88007 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
http://newtimes.ru/magazine/2008/issue089/doc-59563.html

«С уровнем гигиены в России всегда были проблемы — как с личной, так и с музыкальной», — говорит Владимир Юровский, главный дирижер Лондонского филармонического оркестра. Тридцатишестилетний музыкант выступает с ведущими оркестрами мира, его приглашают лучшие оперные театры: Metropolitan Opera, Royal Opera House, Covent Garden. ВВС Music Magazine назвал его в числе самых талантливых молодых дирижеров мира. После концерта в Москве маэстро поделился с The New Times своими мыслями о проблемах российской музыкальной культуры


Владимир Юровский — Анне Урманцевой

В 18 лет вы уехали из России. Мысль вернуться не возникала?

Уезжал давно, уезжал с родителями и из другой страны. Мы покинули СССР в конце горбачевской эпохи, когда шло массовое diminuendo1 и непонятно чем пахло, но пахло нехорошо. Появился шанс учиться, а не просто переехать жить. Мы ведь уехали в Восточную Германию — не совсем типичная эмиграция получается, просто отъезд. Я, кстати, в отличие от родителей, к этому отъезду относился как к явлению временному: не успел от Родины «хлебнуть» столько, сколько они. Когда я приезжаю сюда, у меня нет ощущения, что я приезжаю как иностранец. Но жить здесь уже не могу. Я привык к другим формам общения между людьми, к другим формам общения между личностью и государством. Я себя в том мире чувствую лучше.

Что вы имеете в виду под «формами общения между личностью и государством»?

Здесь человек никогда не может считать себя полностью независимым от государства. На Западе ты можешь абсолютно игнорировать политическую сферу, если ты этого хочешь. Ты просто полностью отстраняешься. Тем не менее тебя никто не лишит прожиточного минимума и контакта с другими людьми. В России, поскольку какие-то пережитки горбачевской гласности и ельцинской демократии остались, «ляпнуть» можно что угодно, но осознанно сказать что угодно — нельзя. И я это очень остро стал чувствовать в последние приезды. Люди стали оглядываться. Меня это пугает.

Проблема уровня

Мы привыкли считать наши оркестры лучшими в мире. А как это видится «оттуда»?

Это трогательный и патриотичный, но наивный взгляд. Мы потеряли тот стандарт, который был в дореволюционной России, после того как опустился железный занавес. Дореволюционный оркестр Мариинского театра играл не хуже какой-нибудь Берлинской штатскапеллы. По крайней мере, все выдающиеся дирижеры того времени в Россию приезжали. А потом прервалась связь традиций. Ведь русская музыка — плоть от плоти музыки европейской. Кроме того, тогда и инструменты хорошие в России еще были. А вот со сталинского периода началась серьезная проблема с инструментами. Правда, был скачок в 1960-е годы. Оркестр Мравинского, московский оркестр Всесоюзного радио — тогда оркестр Рождественского и оркестр Светланова благодаря качеству музыкантов и личности дирижеров котировались на международной арене.

А какое место нынешние российские оркестры занимают в вашем «хит-параде»?

Российские оркестры входят в двадцатку. Например, оркестр Мариинского театра, да и плетневский Российский национальный оркестр (РНО) котируются очень высоко.

Обычно дирижеры уходят от вопроса о рейтингах. Почему вы так спокойно и даже отстраненно говорите о том, о чем другие говорят с опаской — мол, могут в следующий раз не позвать дирижировать?

Я никогда не был внутри этого бизнеса и стал дирижером по чистой случайности. У меня просто обнаружился талант. Меня, конечно, профессия моего отца-дирижера привлекала, но и пугала в связи с отцовским опытом. Вообще продолжать семейную традицию — дело опасное. И вот, уже решившись на этот шаг, я полностью в околомузыкальный мир бизнеса не погружался. Мне, конечно, небезразлично отношение к моей работе. Если я увижу, что то, что я делаю, никому не нужно, значит, наверное, и заниматься этим тоже не надо. Я же не могу, как писатель или композитор, писать в стол для грядущих поколений — я работаю для людей, которые приходят в концерты. Поэтому мне контакт с ними нужен. Но в большей степени, нежели с менеджерами, директорами оркестров и устроителями всяких фестивалей. Я дирижирую там, где есть возможность и где мне хочется. И даже выбираю, что мне хочется. А куда меня не зовут, значит, мне нет особой надобности там быть. Когда мне задают вопрос, каким бы из оркестров вы хотели продирижировать, отвечаю: хорошим. Тем, который пойдет за мной.

Русские плохо считают

Что мешает русским оркестрам выйти на прежний уровень?

Разные проблемы. Паузы и длительности надо считать, а русские это делают плохо. Вот лондонские музыканты хорошо читают с листа и любым стилем овладевают играючи. Я с первого раза получаю вариант исполнения. Это такой необходимый уровень гигиены, как мыть руки перед едой. К сожалению, с этим уровнем гигиены в России всегда были проблемы — как с личной, так и с музыкальной. А вот с творчеством все в порядке!

А с пьянством в английских оркестрах так же все запущено, как и в российских?

Алкоголизм — это вообще вселенская музыкантская проблема. Наверное, самыми пьющими музыкантами после русских являются как раз англичане. По количеству абсолютно безобразно смешиваемых напитков.

Допустим, после окончания контракта с Лондонским филармоническим оркестром в 2012 году вас пригласят в Россию и скажут: «Вот, пожалуйста! Организовывайте оркестр, руководствуясь вашими принципами». Приедете?

Посмотрим, может, и приеду. Это зависит от политического климата.

Владимир Юровский руководит Лондонским филармоническим оркестром и одновременно является главным приглашенным дирижером Российского национального оркестра (РНО). Он сотрудничает с ведущими оперными театрами мира и осуществляет художественное руководство Глайндборнским оперным фестивалем.

Рейтинг лучших оркестров мира — по версии Владимира Юровского

1. Берлинская филармония

2. Венская филармония

3. Дрезденская штатскапелла

4. Оркестр Баварского радио

5. Оркестр «Концерт-гебау»

6. Теперь наступает затруднительный момент, потому что в Лондоне, как вам известно, я руковожу одним из оркестров. Поэтому позволю себе очень дипломатично разделить одно место между тремя оркестрами: Лондонским симфоническим, руководимым Валерием Гергиевым, Лондонским филармоническим, руководимым мною, и оркестром «Филармония».

Далее американские оркестры — большая пятерка:

7. Нью-Йорк 8. Бостон

9. Филадельфия

10. Чикаго

11. Кливленд.

Теперь к ним добавились:

12. Оркестр Лос-Анджелеса

13. Оркестр Сан-Франциско

14. Оркестр Метрополитенопера (тут должна быть пометка: для оперной музыки)

15. Французский оркестр де Пари.

Дальше непонятно. Есть оркестры, играющие нерегулярно. Например, Будапештский фестивальный оркестр под руководством Ивана Фишера. Высочайший уровень.

_______________

1 Угасание, ослабление звука — музыкальный термин.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Применительно к этому интервью Вл.Юровского я хотел бы отметить одну любопытную особенность наших "лондонских соотечественников" - в разговорах о "демократии" они всегда выглядят бОльшими роялистами, чем сам король :)) Я уже поднимал тему прозападного зомбирования - вот в этом интервью сила его проявилась во всей своей полноте.
Но я надеюсь, что вопросы, ответы и рассуждения известного дирижёра на темы музыкальные окажутся заслуживающими внимания, хотя многое и тут тоже выглядит наивно и спорно.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн andris

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 393
    • Андрей Ковалев
--------------------------------------------------------------------------------
Да. Хорошо, что завели разговор о Владимире Юровском. Если повод предаться воспоминаниям.
Я хорошо помню семью Юровских. Главу семьи - Михаила Владимировича  Юровского, потомственного музыканта (его отца, композитора Владимира Юровского может быть кто-то помнит по замечательной музыке к балету "Алые паруса" ) много лет успешно работавшего  дирижером в театре им.Станиславского и Немировича-Данченко. Его жену, Элеонору Дмитриевну - замечательной души человека, верного спутника жизни. Помню семилетнего Вову Юровского. ученика детской музыкальной школы училища (ныне колледж) при Московской консерватории. Мы, студенты-третьекурсники проходили практику по преподаванию сольфеджио у Татьяны Алексеевны Калужской и посещали занятия ее "первачков". Помню. я даже что-то проверял в нотной тетради у Вовы Юровского. Потом я уже запомнил его студентом училища при консерватории (Володя за несколько лет значительно вырос, стал статным юношей). Вместе со своими однокурсниками-теоретиками (Владимир пошел по стопам отца - Михаил Владимирович тоже окончил училище при консерватории как теоретик) участвовал в "массовке" концертного исполнения "Мастера и Маргариты" С.Слонимского, постановку которой осуществил Михаил Владимирович. Вскоре семья Юровских уехала в Германию...
Сегодня Владимир Юровский - широко известный маэстро, и мне очень обидно, что, отдавая ему должное внимание, очень мало вспоминают его не менее талантливого отца. И поэтому, мне хотелось бы сказать хоть несколько слов о Михаиле Владимировиче Юровском.
К сожалению, творческая судьба Михаила Владимировича в Москве сложилась может быть не так счастливо, как того заслуживало его незаурядное дарование. В течение 15 лет он был рядовым дирижером Театра им.Станиславского и Немировича-Данченко и за это время самостоятельно поставил лишь 6 спектаклей (3 оперы и 3 балета). Много это или мало? Трудно сказать, рядовой дирижер - не главный. Для сравнения вспомним, что В.Есипов (которого очень ценил Е.Светланов) за 30 лет работы в театре поставил всего лишь 2 спектакля ("Иоланту" и "Манон"). Тем не менее, М.В.Юровский без работы не сидел. Он вел значительную часть репертуара Театра Станиславского и Немировича-Данченко, интерпретировал музыку самых разных стилей и направлений: Моцарт, Чайковский, Рахманинов, Стравинский, Оффенбах, Зуппе, Перголези, Пуччини, Хренников, Сидельников, Гроховский, Прокофьев, Вайнберг, Катцер, Цинцадзе... с равным успехом дирижировал и оперой и балетом. Как-то на встрече со зрителями Михаил Владимирович посетовал, что многие дирижеры свое участие в балетных спектаклях считают "ссылкой". Но Юровский любил дирижировать балетом, даже если его музыка во многих случаях носила исключительно прикладной характер (Ц.Пуни "Эсмеральда"). А уж дирижировать балетами Чайковского, Прокофьева, Цинцадзе, Сидельникова, своего отца В.Юровского разве можно отказаться?! Что касается поставленных им спектаклей, из опер я бы выделил "Мнимую садовницу" В.Моцарта и "Виндзорские проказницы" О.Николаи. "Мнимая садовница" - спектакль довольно простой по сценическому решению. Главное действующее лицо оперы - оркестр сидел на сцене за низенькой ажурной изгородью, так что дирижер, стоя спиной к солистам, практически ими не управлял, да и не нужно было. Это был очень добротно сделанный, очень тонкий и, если так можно выразиться, музыкально изящный спектакль. В "Виндзорских проказницах" музыкальная часть также была на высоте, но постановочное решение (режиссер обоих спектаклей М.Дотлибов) во многом оставляло желать лучшего. А среди балетов хотелось бы выделить "Черные птицы" Г.Катцера, ибо впервые откровенно авангардистский стиль зазвучал под сводами Театра им.Станиславского и Немировича-Данченко. Учитывая сложность и непривычность музыки сначала хотели, чтоб спектакль шел под фонограмму, но М.Юровский сказал: "Мне эта музыка нравится"и стал учить ее с оркестром театра. Результат получился блестящий. Таким образом, к середине 80-х Юровский был уже вполне сложившимся дирижером с огромным репертуарным диапазоном (и что особенно важно, тонко чувствовал и интерпретировал самую сложную современную музыку), незаурядным творческим мышлением. И имел полное право занять пост главного дирижера Театра им.Станиславского и Немировича-Данченко в 1988 г. Однако, начальники от культуры решили иначе. Им важно было найти подходящее место для талантливого дирижера Е.Колобова, который в то время занимал чиновничью должность в Ленконцерте. И вот Е.Колобов стал художественным руководителем театра, а Юровскому опять оставалось лишь вести свои старые спектакли. Ясно, что такое положение дел его не устраивало.
Большие надежды возлагал Михаил Владимирович на создание экспериментального театра "Форум", где он предполагал ставить музыкальные спектакли разных стилей, эпох, в том числе и современные (которые были чужды Е.Колобову). Так появился "Квинт Фабий" Д.Бортнянского, "Четыре женщины"Э.Денисова, "Кентервильское привидение" Но театр практически так и не открылся. И вскоре М.Юровский уехал с семьей в Германию... С тех пор я о Михаиле Владимировиче больше ничего не слышал, кроме того. что где-то на рубеже XX-XXI веков он приезжал в Москву и дирижировал в своем родном театре двумя спектаклями "Пиковой дамы".
__________________

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Спасибо за интересный рассказ, Андрис !
В декабре в Москве под управлением Вл.Юровского пройдут два концерта, оба в БЗК, оба уже в календаре нашего форума:


БЗК Чт. 4 декабря 19-00
 
 Российский национальный оркестр

Камерный хор Московской консерватории

Дирижер – Владимир Юровский
Солисты –
Дитта Андерсен (сопрано, Дания), Кристофер Эйнсли (альт, Великобритания),
Марк Пэдмор (тенор, Великобритания), Стефан Логес (бас-баритон, Германия)

------------------------


БЗК Пн. 22 декабря 19-00  

   Концерт Московской государственной академической филармонии
Абонемент № 54
45 Фестиваль искусств «Русская зима»
Симфонический оркестр и хор
Государственного академического Большого театра России
Дирижёр – Владимир Юровский
Солист – Джеральд Финли (баритон, Великобритания)

Билеты продаются в кассах №№ 1, 2   
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Кстати .........


СЗ ММДМ

19:00 6 октября 2011 г.
Светлановский зал Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»

Открытие сезона

Солист – Евгений Божанов, фортепиано (Болгария)

Дирижер – Дмитрий Юровский

 
В программе:

К.Дебюсси. «Послеполуденный отдых фавна»

С.Рахманинов. «Рапсодия на тему Паганини»

И.Стравинский. Сюита из балета «Жар-птица»

М.Равель. Хореографическая поэма «Вальс»
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
19:00 6 октября 2011 г.
Светлановский зал Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»

К.Дебюсси. «Послеполуденный отдых фавна»

С.Рахманинов. «Рапсодия на тему Паганини»

И.Стравинский. Сюита из балета «Жар-птица»

М.Равель. Хореографическая поэма «Вальс»

Только что побывал на этом концерте, остался в целом доволен. Дм.Юровский дирижировал очень хорошо; особенно я был доволен "Вальсом" Равеля ! А ещё больше я был доволен тем, что "Вальс" неожиданно прозвучал первым номером во 2-м отделении программы, благодаря чему я смог удрать со Стравинского ! :))))))))
Такая удача ! :))))
Хотя балет "Жар-птица" - это далеко не худшее, что им написано, но вещь довольно затёртая, слушать её слишком часто противопоказано.
Зато "Вальс" Равеля я могу слушать бесконечно ! Сколько дирижёров за него бралось, а ни один из них другого не повторил - столько разнообразных нюансов допускает эта вещь !

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=5132.msg65841#msg65841

На мой взгляд, с т.з. интерпретации "Вальс" Равеля - это удача Д.Юровского ! В иных местах мне хотелось большей темповой гибкости, побольше "рубатности"; с другой стороны, я понимаю, что в оркестре этого добиться довольно сложно, а самое главное, это сначала нужно ощущать, а уже потом воплощать.
Возможно, с течением времени трактовка этой блистательной вещи Дм.Юровским немного изменится в сторону большей гибкости и утончённости, но стихийность её он передал великолепно !
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Судя по всему, у Владимира Юровского за долгие годы сложился хороший "роман" с плетнёвским РНО, а теперь он принял пост руководителя ГАСО. Любопытно, как сложатся его взаимоотношения с этим коллективом !
Из всего поведения Владимира Юровского ясно одно: по натуре своей он - свободный художник; он не привык делать то, что ему не хочется, и поступать так, как ему не нравится.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
Друзья, добрый день! Хочу продолжить тему личности самого Владимира Юровского. Поделитесь, кто посвящен: а что он за человек в жизни? Что за рамками профессии? На меня произвело впечатление его поведение на первом концерте с ГАСО: мне показалось, он избегает любого даже визуального контакта с непонятной ему энергетической субстанцией, коей для него является публика. Он действительно такой дистанционный в общении? Вообще, гигантская харизма и внутреннее богатство, конечно! Я восхищен!

Оффлайн Tigra

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 10
  • Вперед к победе
......гигантская харизма и внутреннее богатство,.....! Я восхищен!

Об исполнении увертюры на премьере Руслана...


http://liveweb.arte.tv/fr/video/Russlan_et_Ludmilla_de_Glinka__au_theatre_du_Bolchoi_a_Moscou/
Послушал самое начало - увертюру. Действительно какой ужас! Правильно кто-то на Классике написал (см. моё сообщение № 232) о "безобразиях, что во время увертюры творятся в оркестровой яме". На записи, на крупных планах можно рассмотреть дирижерскую манеру Юровского. Такое впечатление, что ему нужно бы палочкой по энергичней помахивать, может и ансамбль бы лучше сладился.
А то послушаешь и начинаешь думать, что даже у секретаря Басманного суда это могло бы выйти не намного хуже! ;D




Думаю, что В.Юровский просто боится российские оркестры. Слышал его Стравинского, Симфонию в 3-х движениях с РНО... При попытке ДИРИЖИРОВАТЬ такими классными оркестрами можно развалить последнее. Поэтому и в данном случае он старался ... не мешать оркестру...

Вспоминается блистательный Жюрайтис, который всю увертюру к Руслану дирижировал на РАЗ... что на мой взгляд более верно. т.к. начальные возгласы скорее всего идут от трех масонских ударов в "Волшебной флейте" и в симфонии "Юпитер". И как здорово звучит в этом случае переход на мелодичную тему... А выписанное Piu mosso в конце увертюры не играл так прямолинейно, понимая, что главная тема находится в басах и ее надо умудриться озвучить...  А тут одни стреляющие трубы и тромбоны с валторнами. Одним словом - дурновкусие в угоду техническим сложностям и неким традициям - не более...


Харизма, субстанции, внешний вид и все такое прочее - это для дилетантов, для отрабатывающих свой хлеб критиков или восхищений поклонников... За нынешним превосходным уровнем оркестров, когда они играют "сами" - очень даже хорошо можно "спрятаться".... Но главным, по-прежнему остается то, что реально звучит...  А тут пока похвастаться нечем...
« Последнее редактирование: Ноябрь 20, 2011, 00:52:29 от Tigra »

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
На счет уровня московских оркестров - это, надеюсь, шутка? -:))) по-моему, они представляют собой мучительно формируемые субстанции, утратившие связь даже с собственным прошлым, не говоря о мировом музыкальном процессе.

Ну да ладно, мне признаться честно более всего интересна личность Юровского, именно человек. Что-то на эту тему слышали?

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
Прослушал по ссылке увертюру... Я бы разделил комментарий на две части. Первое - дирижерская интерпретация великолепная.

Второе - с точки зрения инструментовки со стороны медных действительно творилось безобразие. Настолько очевидное, что рискну предположить - сказалась акустическая неизведанность зала Большого после реставрации, неуверенность в том, как звук воспринимается в зале. Кстати, не убежден, что и мы все в записи воспринимали, как если бы были в зале.

Так что по вопросу личности, друзья?   :)

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Так что по вопросу личности, друзья?   :)

Да кто ж из нас знает, какая у него личность ? :)) Мы же с ним на брудершафт не пили !
Или вы желаете предсказать, как сложатся его взаимоотношения, к примеру, с ГАСО ? :))
На этом примере, как и на примере его взаимоотношений с РНО, одно видно совершенно отчётливо: он человек осторожный, всю полноту ответственности на себя брать не хочет, ни с кем себя связывать и ни от кого слишком сильно зависеть не желает ни формально, ни фактически. По-видимому, по натуре - свободный художник.
Но я делаю эти выводы после его интервью, по прочтении статей о нём в нашей прессе и после ознакомления с последними событиями нашей музыкальной жизни.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
Вот и у меня такое сложилось впечатление.

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
И все-таки, если кто что знает, хотелось бы про брудершафт  :)

Оффлайн meusdorf

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 287
Про младших Юровских ничего не скажу.А старший,похоже,в порядке.Вчера  мой сын был на концерте Гевандхаузоркестра под его управлением.
Вот  его персональный сайт для интересующихся.
http://www.michail-jurowski.com/home/index.htm

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 910
На меня произвело впечатление его поведение на первом концерте с ГАСО: мне показалось, он избегает любого даже визуального контакта с непонятной ему энергетической субстанцией, коей для него является публика. Он действительно такой дистанционный в общении?
А на меня произвело впечатление его поведение на концерте с камерным оркестром Musiсa viva - перед исполнением "Вариаций для оркестра" Веберна он вышел к публике и в очень непринужденной форме немного рассказал об этом сочинении (рассказ его занял  ровно столько времени, сколько длилось сочинение).  Я порадовалась,  вот еще один дирижер не избегает прямого контакта с публикой (вслед за Г. Рождественским и В. Спиваковым).

Хотя желание прямого контакта с публикой, возможно, возникает у него при исполнении относительно современной  музыки.  ;)
Так что не все так однозначно.
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
Кому интересно или кто еще не слышал, посмотрите сегодня на канале Mezzo 7-ю Бетховена с оркестром эпохи Просвещения и Das klagende Lied с Лондонским филармоническим. Естественно, в обоих случаях под управлением Владимира Юровского.

Оффлайн Milim

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 8
С 30 ноября он опять дает серию интереснейших концертов в Лондоне. Кто-нибудь знает, доступны ли онлайн-трансляции?

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Михаил Юровский:  
«Большой театр скоро поблекнет, и это к лучшему»  
газета "Культура" №3, 3–9 февраля 2012

http://portal-kultura.ru/kultura_003_12_010.pdf

Дмитрий МОРОЗОВ  
В Большом театре вновь звучит опера Сергея Прокофьева «Огненный ангел». За дирижерским пультом — Михаил Юровский, чье имя в 80-е годы было весьма чтимо в Москве, а позднее приобрело европейское признание. Правда, в отличие от своих сыновей, глава известного дирижерского клана уже лет семь не выступал в российской столице.  

культура: Нынешний сезон в Москве можно было бы назвать «сезоном Юровских». Ваши сыновья возглавили два столичных оркестра: младший — «Русскую филармонию», старший — ГАСО. Кроме того, Владимир был еще и музыкальным руководителем «Руслана» — первой премьеры нового Большого. Теперь Вы подхватываете эстафету...
Юровский: Можете добавить, что в конце сезона я буду дирижировать «Русской филармонией». С ГАСО мы в следующем сезоне делаем Шестую симфонию Малера, а уже сейчас, в феврале, у нас концерт в германском Людвигсхафене.
 
культура: Удается ли Вам вживую следить за достижениями сыновей?
Юровский: Мы дирижируем приблизительно с одной и той же частотой в разных точках мира, и напрямую следить — ни мне за ними, ни им за мной — практически не удается. Но сегодняшняя техника позволяет получать достаточно достоверные записи, которые мы потом совместно обсуждаем. Конечно, недостает прямого общения, семья редко собирается вместе. Последний раз это было у нас в Берлине, на встрече Нового года, но без Дмитрия — он репетировал «Пиковую даму» в Париже. Зато были все шестеро внуков, и дом ходил ходуном.

культура: Когда началась нашумевшая история с назначением в ГАСО, Владимир советовался с Вами?
Юровский: Мы знали обо всем, что происходит. Я бы не хотел обсуждать эту тему, поскольку топтать раненого льва очень легко... Скажу лишь, что, как мне кажется, Горенштейну стоило уйти самому и значительно раньше. Не хватило, видимо, какого-то элементарного чутья, способности взглянуть со стороны на то, в какие дебри зашли его взаимоотношения с оркестром... ГАСО оставался одним из последних бастионов, где действовало советское представление об авторитете дирижера, традиционно основанном на силе. Я сам был на этом воспитан, но за годы жизни и активной работы в Европе мое понимание роли дирижера, в том числе и главного, безусловно, изменилось. А Митя с Вовой уже выросли в совсем иной системе координат. На Западе сегодня ни Тосканини с его манерами, ни Клемперер при всей гениальности вряд ли сделали бы такую карьеру. Потому что уровень оркестровых музыкантов, в том числе и культурный, неизмеримо вырос. Смерть Караяна и Бернстайна подвела черту под эпохой дирижеров-диктаторов. От дирижера стали требовать большей толерантности, способности быть первым среди равных, не демонстрируя при этом мускулы и физическую силу.

культура: Вы были главным дирижером в театрах и оркестрах Берлина, Дрездена, Лейпцига, Кёльна, Ростока... Сейчас у Вас есть свой оркестр?
Юровский: Нет, в настоящее время я занимаю позицию «первого гостя» — главного приглашенного дирижера — в Тонкюнстлере, третьем венском оркестре, в очень хорошем оркестре в Ставангере (Норвегия) и в замечательном оркестре Норчепинга (Швеция), с которым за 16 лет сотрудничества много всего сыграно и записано…

культура: Еще в советские времена Вы любили устраивать мировые премьеры, открывать раритеты. Что удалось открыть за последнее время?
Юровский: Ряд сочинений Эмиля Резничка — замечательного немецкого композитора, который известен сегодня только по увертюре к оперетте «Донна Диана». Мною записана его опера «Синяя борода», симфонические поэмы «Шлемиль», «Победитель», а также сюита «Раскольников». Все это имело достаточно большой резонанс. В Кёльне прошла мировая премьера оперетты Зуппе «Пиковая дама». Вернее даже, двойная премьера: мне удалось получить партитуру музыки Прокофьева к фильму «Пиковая дама» и расшифровать ее в той части, где она не была расшифрована. Все это записано. Так же как и две другие премьеры — музыка Прокофьева к кинофильму «Котовский» и музыка Шостаковича к спектаклю «Человеческая комедия» — эти диски еще не вышли.

культура: А как складываются сейчас отношения с театрами?
Юровский: Поддерживаю тесное сотрудничество с Женевой и Цюрихом. Очень интересный проект был у меня недавно в Ла Скала — «Раймонда» Глазунова, реконструкция петербургской премьеры 1898 года по оригинальным чертежам декораций и эскизам костюмов, осуществленная Сергеем Вихаревым. Меня особенно привлекала возможность поставить «Раймонду» без купюр. Результат, по-моему, получился хороший, и я рад, что в этом году RAI выпускает DVD. Но вообще я работаю теперь гораздо больше в сфере симфонической музыки и сравнительно мало в опере по причине того, что не могу найти контакта со многими режиссерами, занимающимися не столько постановкой произведения, сколько приспособлением партитуры к своим идеям. Какое-то время я пытался с этим бороться, а затем понял, что переделать мир мне все-таки не удастся. Я не сопротивляюсь природе, не хочу быть вечно молодым. То, что мне нравилось позавчера, вполне может оказаться чуждым сегодня. Ретроградом я себя не считаю, но и не могу больше быть убежденным сторонником экспериментов над оперой. Потому что они часто оборачиваются вивисекцией, уничтожением музыкальной драматургии. Очень часто режиссер сегодня предпочитает работать не с музыкой, а с сюжетом, также изменяемым весьма произвольно, оставляя музыке прокрустово ложе, от которого ломаются кости и рвутся живые нити...

культура: Предложение по «Огненному ангелу» Вы приняли еще и потому, что Франческа Замбелло — режиссер сравнительно умеренный?
Юровский: Предложение я принял в первую очередь потому, что это «Огненный ангел». Я познакомился со спектаклем на видео: музыка в нем чувствует себя достаточно вольготно. Мое правило — приезжать на постановки как можно раньше и самому проводить все репетиции, даже если речь идет о возобновлении. Потому что в опере дирижируешь не партитурой, а спектаклем. И я получаю большое удовольствие от этой работы. Очень волнующе было вновь встретиться с музыкантами, вновь выйти в оркестровую яму Большого театра, куда я возвращаюсь двадцать с лишним лет спустя…

культура: И как Вы находите новый Большой?
Юровский: Звучание во многом зависит от точки — так всегда было в Большом театре. А смотрится все очень красиво. Потом он немножечко поблекнет, и это будет к лучшему: старые театры должны выглядеть соответственно.  
« Последнее редактирование: Февраль 15, 2012, 17:18:49 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Sergey

  • Гость
Владимир Юровский: «Одной Москвой мировая общественность не ограничивается»
Музыкальный руководитель новой постановки «Руслана и Людмилы» в Большом рассказал OPENSPACE.RU, что в ноябре москвичам показали полуфабрикат
Евгения Кривицкая

В феврале в Большом театре прошла вторая серия «Руслана», который имеет шансы стать самой обсуждаемой премьерой сезона. Музыкальный руководитель постановки Владимир Юровский возвращается в Москву в марте — но уже ради программы с Госоркестром, а пока делится своей точкой зрения на ситуацию с оперой Глинки и рассказывает о своих российских планах.
— Новая постановка «Руслана и Людмилы» вызвала весьма противоречивые отзывы, от восторгов эстетов до публичной ругани во время спектаклей. Если в дальнейшем последует какое-то новое приглашение со стороны Большого театра, то вы будете учитывать отечественный менталитет в отношении классики?
— Я готов принять этот менталитет к сведению, но ориентироваться на него не буду. Я готов искать компромисс, но важно знать, ради чего это делать. Следующий проект с Большим театром в большой степени зависит от того, что мне будет предложено. Что касается «Руслана», то отзывы были самые разные. Постановку показали на Западе по телеканалу Arte, и там ее восприняли крайне положительно. Одной Москвой мировая общественность не ограничивается, и судьба спектакля еще не решена. Постановка, безусловно, спорная, но не будем забывать, что на время своего первого проката она была недоделана, «недопечена». То, что мы в ноябре показали московской публике, за исключением, пожалуй, двух последних спектаклей, — это был еще полуфабрикат.
— Но мизансцены принципиально не поменяются, и попугай останется попугаем, а не котом ученым…
 — Наше представление о Глинке как об исконно русском композиторе в значительной степени сформировано под влиянием сталинской идеологии. Глинка — гораздо более западный композитор, чем нам кажется, и сопоставим во многом с Вебером. А как можно трактовать волшебные оперы Вебера, того же «Вольного стрелка», я насмотрелся достаточно. У меня был инцидент в Берлине, подобный нынешнему скандалу в Большом, но тогда публика просто кричала «бу» по окончании спектакля, а не мешала артистам. Я был бы морально готов, если бы нас разорвали в конце — я всегда к этому готов.
— В кулуарах обсуждалась версия, что скандал был подстроен заранее.
 — Мне тоже показалось, что это не было спонтанной реакцией. В каждом из семи премьерных спектаклей кричали в одном и том же месте и одни и те же голоса — слух у меня хороший. Но оставим сейчас это без комментариев.
А что касается «спорности» постановки, то в отличие от всех я видел этот спектакль в течение двух месяцев и знаю, с какой степенью точности работает Черняков с актерами и какой слаженности он достигал иногда на репетиционной сцене. Я знаю, чего он хотел и чего он не получил на сцене Большого театра и по зависящим, и по не зависящим от него причинам.
Разумеется, я не снимаю и с себя ответственности, но хотел бы заметить, что надо было дать спектаклю «подрасти» в течение сезона. Чтобы его сначала в течение нескольких недель показывали раз в четыре дня — а не каждый день, как это было в премьерном блоке, когда ничего, кроме чудовищной усталости, артисты и дирижер не чувствуют. Потом — раз в неделю, потом с еще большими промежутками. Тогда был бы другой художественный результат. Так я в свое время работал в берлинской «Комише Опер».
К сожалению, Большой сейчас не заинтересован, чтобы такой спектакль становился репертуарным. Они пытаются играть «Руслана» западными сериями, но при этом не дают ни оркестру, ни хору, ни некоторым солистам, работающим над ролями в одиночку, ни одного дня роздыха (как это принято на Западе), а это непродуктивно. При этом надо заметить, что и старорусский вариант «репертуарной системы», когда спектакль один раз идет зимой, а потом другой раз — весной, творческого роста не дает.
— Были разные претензии к кастингу певцов, в частности, к исполнителям партии Фарлафа, ко второй Людмиле — Ульяне Алексюк.
 — Я не хочу быть адвокатом для всего Большого театра, но хотел бы защитить своих певцов, так как их выбирали мы вместе с Черняковым и я тоже несу за них ответственность. В частности, Алексюк впервые в жизни пела эту партию, и я считаю, что выступила она замечательно. И с каждым последующим спектаклем она пела все лучше и лучше. Вы представьте, какой стресс испытывает молодая, неопытная певица, получившая всего половину репетиционного времени, выйдя на свой первый спектакль! А потом уже давайте судить ее…
Тем более не стоит сравнивать нынешних певцов с теми, что пели «Руслана» в середине прошлого века в Большом. Люди жили немножечко в других условиях, их по-другому готовили к ролям и вводили в спектакли. И надо учитывать, что те спектакли в Большом в плане мизансцен были чрезвычайно просты, может быть, за исключением спектаклей Бориса Покровского. Но Борис Александрович репетировал месяцами, а мы «Руслана» собирали в авральной ситуации в полуготовом театре, с совершенно бездарно построенным репетиционным планом, и меньше всего в этом виноваты артисты.
— На вас теперь лежит ответственность и за Госоркестр, художественным руководителем которого вы стали прошлой осенью. А что все-таки побудило принять это приглашение?
 — Мне очень хотелось помочь коллективу с такой историей, оказавшемуся на грани полного уничтожения. Конечно, я пошел на этот шаг не из чистого альтруизма. Есть, разумеется, и личный интерес — попробовать построить какой-то новый художественный мир если не совсем с нуля, то с иной точки отсчета, чем та, которую я обнаружил, придя в свое время в Лондонский филармонический оркестр. У лондонцев был абсолютно здоровый финансовый и моральный климат, мне предшествовала целая плеяда славных дирижеров — непосредственно передо мной там работал Курт Мазур.
Вообще Лондонский филармонический существует по совершенно иному принципу — принципу самоуправления, удерживая сам себя на плаву в течение уже 80 лет. Для российских условий — нечто невероятное. Но и что-то поменять там гораздо труднее. Постоянно сталкиваясь с серьезными экономическими проблемами, которые российским оркестрам и не снились, лондонцы строже и серьезнее относятся к своей репертуарной, кадровой политике — постоянно идет процесс саморегуляции творческого организма вне зависимости от того, кто стоит за пультом.
Что касается Госоркестра, то дирижеру давался определенный карт-бланш, прежде всего творческий. Вот это-то и было мне интересно. В связи с решением возглавить Госоркестр я серьезно пересмотрел свои дальнейшие планы, в частности, связанные с выступлениями в России. Конечно же, мое сотрудничество с Российским национальным оркестром резко сократится. У нас остается давно запланированный концерт на фестивале РНО в сентябре 2012 года, наши совместные гастроли в Лондоне… Но так регулярно, как раньше, появляться за пультом другого симфонического коллектива я теперь не буду — все свое свободное время я собираюсь уделять ГАСО.
— Удается ли что-то сделать в отношении улучшения репетиционной базы оркестра, который многие годы репетировал в Большом зале консерватории?
— В настоящее время наша база — в Институте стали и сплавов, которому оркестр очень благодарен за приют. Хотя там сейчас начался ремонт, но потенциально контакты с МИСиСом необходимо сохранить, потому что здание территориально удобно расположено, зал имеет неплохую акустику. Близость к студенчеству, технической интеллигенции важна с точки зрения образовательных проектов Госоркестра, которым я придаю большое значение. Мы уже занялись созданием у себя образовательного департамента, который будет заниматься работой с публикой, в частности с молодежью.
Но для качественного роста оркестра необходимы особые акустические условия, которые может предоставить только высшего уровня концертный зал. Все крупные оркестры в мире с определенной степенью постоянства репетируют в «своих» залах. За время моего шефства в Лондонском филармоническом оркестре мне удалось добиться возможности проводить большее количество репетиций в Роял-фестивал-холле. Иногда мы несколько дней перед концертом не вылезаем оттуда.
Понятно, что такой уникальный зал, как Большой зал консерватории, не может предоставлять сцену, например, для проведения репетиции с группой ударных. Для этого есть другие помещения. Мы сейчас ведем переговоры с Московской консерваторией о возможности использовать новый подземный зал, который скоро должен вступить в строй. Но для дальнейшего творческого развития Госоркестру необходимо чаще присутствовать в Большом зале консерватории или в Концертном зале имени Чайковского, проводить там сводные репетиции перед концертами.
Должен заметить, что когда я выступал с Российским национальным оркестром в КЗЧ, то Московская филармония предоставляла нам дополнительное время. Это сильно повышало уровень концерта, потому что музыканты успевали приспособиться и прииграться к особой акустике КЗЧ.
 В принципе, хорошие концерты можно давать в любом зале, даже в кинотеатре «Россия», но главное правило: где играешь концерт, там же надо и репетировать. Когда Серджиу Челибидаке пригласили в 1970-е годы продирижировать Лондонским симфоническим оркестром, его условием было, что в течение недели ему предоставят Роял-фестивал-холл для репетиций. Его требование было выполнено, и потом он с оркестром творил чудеса. А любой гостевой коллектив, попадающий в Роял-фестивал-холл, будет первую половину концерта пытаться приладиться к акустике, и результаты окажутся плачевными.
— В следующей программе с ГАСО, которая состоится в середине марта, вы собираетесь играть Героическую симфонию Бетховена в обработке Малера…
— К ней будут добавлены сочинения Берга, Веберна. И, по моему замыслу, Бетховен в малеровском прочтении должен помочь публике воспринять непривычную для них музыку. Я вообще вижу свою задачу художественного руководителя в воспитании как оркестра, так и публики. Но для этого должен быть соблюден здоровый баланс в репертуарной политике: одними экспериментами сыт не будешь, как и одними хитами.

(Источник - http://www.openspace.ru/music_classic/events/details/34674/ )

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Маэстро воспитывает публику
14 марта 2012 13:35 

http://www.ekhoplanet.ru/music_664_15215

Владимир Юровский считает полезным западный опыт понимания современных композиторов

Мне запомнились слова, которые Владимир Юровский сказал однажды: «Я против того, чтобы растрачивать себя на работу с огромным количеством коллективов. Я работаю только с теми оркестрами и театрами, с кем мне интересно работать». И вот новое назначение — в добавление к целому ряду высоких должностей в музыкальном мире он стал художественным руководителем Государственного академического симфонического оркестра России имени Е.Ф. Светланова. Предыдущий худрук ГАСО Марк Горенштейн был уволен приказом минкульта после длительного скандала со своими оркестрантами.
Уточню: Владимир Юровский в Англии работает главным дирижёром Лондонского филармонического оркестра, музыкальным директором Глайндборнского оперного фестиваля и одним из основных дирижёров Оркестра эпохи Просвещения. О своих планах работы с новым коллективом маэстро рассказал в эксклюзивном интервью обозревателю «Эхо планеты».


— Владимир Михайлович, почему, имея такую нагрузку, вы решили возглавить ещё один оркестр, с которым к тому же вы никогда не выступали и в котором был очень неприятный конфликт оркестрантов с дирижёром?
 
— Ситуация действительно была нестандартная. Мне очень захотелось помочь коллективу с таким именем, с такой историей, переживавшему конфликт и оказавшемуся на грани полного уничтожения. Конечно, не из чистого альтруизма я пошёл на такой шаг. Был и личный интерес — попробовать построить новый художественный мир если не совсем с нуля, то с иной точки отсчёта, чем та, с которой я начинал, придя в Лондонский филармонический оркестр. Там был коллектив с абсолютно здоровой моральной и финансовой ситуацией. Моими предшественниками была целая плеяда славных дирижёров, непосредственно передо мной главным был замечательный немецкий дирижёр Курт Мазур. Лондонский оркестр существовал и существует по совершенно иному, чем в России, принципу — принципу самоуправления. В течение почти 80 лет оркестр сам себя удерживает на плаву. В связи с таким статусом в этом коллективе что-то изменить труднее. Музыканты ЛФО сталкиваются с большими финансовыми трудностями, а потому очень строго относятся к своей репертуарной и кадровой политике. Процесс постоянной саморегуляции идёт вне зависимости от того, кто стоит за пультом.
Что касается ГАСО, то здесь дирижёру всё-таки даётся определённый карт-бланш, прежде всего творческий. Вот это мне и интересно. С другой стороны, став художественным руководителем ГАСО, я пересмотрел свои планы на дальнейшую работу в сторону снижения нагрузки. Например, моя работа с Российским национальным оркестром не совсем сойдёт на нет, запланированные на этот год концерты, разумеется,
состоятся. Но в дальнейшем регулярно появляться за пультом какого-то московского симфонического коллектива я, конечно, не буду. Всё моё свободное время я уделю ГАСО.

 
— Вы не раз говорили, что, переехав из России в Германию, внутренне перестроились на западную музыкальную традицию. Быть может, вы и оркестр намерены перестроить с учётом западного опыта?   Но как это возможно, если оркестр в России, а вы в Англии?
 
— Я не всё время в Англии, там я работаю не так много времени, а живу в Германии. Согласно западной практике главный дирижёр не обязательно должен жить в том же городе или даже в той же стране, что и оркестр. Курт Мазур, например, никогда в Лондоне не жил. Я не утверждаю, что это хорошо. Но такая практика вполне возможна. Я также не собираюсь полностью перестраивать оркестр по западному образцу,
потому что, с моей точки зрения, это вряд ли принесло бы какие-то положительные результаты. Но привнести западный опыт было бы полезно. Он заключается, например, в том, что главный дирижёр ведёт 30, максимум 40 процентов репертуара, а на остальные концерты приглашает дирижёров-гостей. Советскую практику деятельности оркестров, в которых работает в основном главный дирижёр и ещё один штатный, я считаю порочной. Она очень часто перекрывает доступ свежего воздуха, других творческих направлений. А такой доступ, с моей точки зрения, любому современному коллективу совершенно необходим. Я в оркестр приглашаю много гостей-дирижёров. Во-вторых, я хочу сделать оркестр по возможности более универсальным с точки зрения репертуара. Оркестр должен проявлять себя в самых разных направлениях.

 
— Таким образом, перестройка всё же произойдёт. Каков, по вашему мнению, творческий уровень оркестра и возникла ли уже связь между дирижёром и музыкантами?
 
— Творческий уровень коллектива, как я полагаю, поддерживается прежде всего регулярными еженедельными выступлениями, а не повседневным репетированием. За небольшой срок после моего прихода прошло уже несколько очень важных концертов, хотя, может быть, не столько, сколько за тот же срок было бы в каком-нибудь лондонском коллективе. Состоялись выступления с Геннадием Рождественским, с молодым питерским дирижёром Михаилом Агрестом — с очень непростой, необычной программой. Я дирижировал оркестром в ноябре, а также на концерте, посвящённом 90-летию Московской филармонии. Второй концерт был форс-мажором: времени на репетиции не было, однако я не хотел бы, чтобы вы думали, что отныне в Госоркестре воцарится такой стиль работы. Я откликнулся на приглашение филармонии только потому, что сочинение, исполнявшееся в концерте, — «Симфонические танцы» Рахманинова — мы играли за два месяца до того. Я считаю, что оркестр в этом втором исполнении Рахманинова играл гораздо свободнее, гораздо более спонтанно, чем в ноябре. Мне стало понятно, что контакт между нами, безусловно, наладился и со временем будет развиваться. У меня было ощущение, что мы думаем, чувствуем и разговариваем, может, ещё не во всём на одном языке, но понимаем друг друга намного лучше.

 
— Известна ваша приверженность музыке современных композиторов. Для нашей аудитории это всё ещё terra incognita. Как вы намерены учитывать менталитет наших слушателей в репертуарной политике? И какое место в ней займёт русская музыка?
 
— В моём первом концерте с ГАСО львиную долю программы составили произведения русской классики —   Рахманинова и Стравинского. Но это было, конечно же, связано прежде всего с праздничным характером выступления — это был официальный юбилейный концерт ГАСО к 75-летию со дня его основания. А в будущем сюрпризы репертуарного плана, безусловно, будут. Тут я вижу свою роль двояко — в воспитании в творческом отношении как коллектива, так и публики. Весь вопрос в правильных сочетаниях произведений, включённых в программу. Так, в марте у нас будет тематическая программа: «Героическая» симфония Бетховена в обработке Малера прозвучит вместе с Пассакалией Веберна и Скрипичным концертом Берга. Мне кажется, что такое сочетание должно помочь публике воспринять посредством Бетховена, увиденного глазами Малера, непростую для первого прослушивания музыку Веберна и Берга.

 
— Я слышала, что недавно в Лондоне вы исполнили с Лондонским филармоническим оркестром цикл
произведений Сергея Прокофьева.
 
— Это был обширный фестиваль единственного автора. Мы сыграли очень много интересных и совершенно неизвестных в Лондоне произведений композитора. Одну из программ мы привезём в Москву на фестиваль Ростроповича. На концерте 2 апреля Лондонский филармонический оркестр при участии двух замечательных артистов Чулпан Хаматовой и Константина Хабенского представит музыкальную композицию по спектаклю
Таирова «Египетские ночи» и сыграет российскую премьеру оратории «Иван Грозный», составленной Левоном Атовмьяном.

Беседовала
Маргарита Виноградова

"Эхо планеты"№10'2012
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Честно говоря, я не знаю, чем может быть полезен западный опыт понимания современных композиторов и к чему его пришить: классическая музыка вполне обойдётся и без него, а нужны ли основной слушательской массе т.н. "современные авторы" - это большой вопрос, всегда требующий рассмотрения конкретики, а не разговоров "о композиторах вообще".
На мой взгляд, современные авторы - особенно же радикальная их часть - давно уже оторвались и от социальной реальности, и от аудитории, поэтому будут ли понимать дирижёры современные композиции или не будут, сие не имеет ни малейшего значения, и слухи о полезности такого опыта сильно преувеличены.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

дилетант

  • Гость
У Владимира Юровского нет планов сотрудничества с Большим театром
http://www.ria.ru/culture/20120323/603921794.html

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
У Владимира Юровского нет планов сотрудничества с Большим театром
http://www.ria.ru/culture/20120323/603921794.html

И даже более того !

Дирижер Юровский назвал репертуарную политику Большого театра порочной

МОСКВА, 23 марта 2012 г. - РИА Новости. Художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра им. Светланова Владимир Юровский, дирижировавший оперой "Руслан и Людмила" Глинки, ставшей первой постановкой на главной сцене Большого театра после реконструкции, в пятницу на встрече с журналистами назвал нынешнюю репертуарную политику театра порочной и отметил, что планов работы с ГАБТ у него нет.

Оперой "Руслан и Людмила", которую публика и критика встретили неоднозначно, Юровский только в ноябре дирижировал шесть раз - ее после открытия давали в нескольких составах практически без перерыва.

"Я считаю, что та репертуарная политика, которую сейчас ведет Большой театр - порочна. Это не репертуар, каким он существовал в советские годы, но и не stagione, а симулякр какой-то. Потому что stagione - это когда приезжает одна команда, сидит с режиссером, дирижером и творческой группой в течение шести недель, выпускает спектакль и играет его в течение, скажем, двух-трех недель, чтобы между спектаклями были нормальные перерывы по два дня, а в таком случае как "Руслан", и три дня мало", - сказал Юровский.

Он считает, что "так работать нельзя". По мнению дирижера, артистам необходим перерыв - "тогда музыканты приходят отдохнувшими, и даже если оркестр играет что-то параллельно, у них не занята голова в течение четырех дней одной музыкой - от этого можно сказиться".

"А на вопрос: почему так происходит, ответ простой - потому что так удобно ХПЧ (художественно-постановочная часть), которая в театре заправляет всем. Декорации не надо разбирать, вот и все. Я считаю, что это компрометирует творческий уровень спектаклей. Я попробовал так один раз, потому что меня поставили в такие условия, так как это было торжественное открытие исторической сцены Большого, и мне это не подошло", - признался Юровский.

По словам дирижера, ему в этой ситуации жаль спектакль "Руслан и Людмила", который повторился с его участием на сцене Большого театра в начале нынешнего года - 16 и 17 февраля.

"Во второй раз уже было видно, что он, отлежавшись, показал свои положительные стороны, которых не было видно в прошлый раз. Я еще тогда говорил, что продукт был недопеченный. В феврале уже было лучше. И было бы еще лучше, если бы мы работали в один состав, а четыре спектакля были бы сыграны не подряд, а в десять дней, к примеру. Но таких планов в Большом театре нет, поэтому и у меня планов в этом отношении нет", - рассказал он.

Дирижер рассказал, что сотрудничество с Большим театром у него не запланировано на несколько лет вперед: "Может быть, спектакль и будет жить, но уже без меня, потому что на ближайшее время у меня нет ни одной свободной даты в календаре".

Кроме того, он отметил, что акустика стала хуже.

"Еще на открытии в ноябре было иначе, а вот в феврале со сцены пошло какое-то "мыло". Возможно, так и есть, а мое впечатление от открытия связано с тем, что мы на открытии пользовались в качестве эксперимента ромбовидными акустическими корректорами, которые изготовила ученый-акустик Светлана Седышева. Подозреваю, что это самое "мыло" связано с тем, что их просто покрали. Я самолично прикреплял эти корректоры в яме, но теперь и следа их там не осталось", - заключил Юровский.
Дирижер стал не первым, кто высказался негативно об итогах реконструкции Большого театра. Накануне открытия основной сцены артист балета Николая Цискаридзе раскритиковал обновленное историческое здание. Он, в частности, говорил, что в фойе вместо дубового паркета сделали скользкое венецианское покрытие, в коридорах вместо деревянных полов положили кафель, и перед выходом на сцену артисту балета невозможно погреться, а в новых репетиционных залах "нельзя поднять балерину, потому что она будет биться головой о потолок". На торжественное открытие его не позвали, а вскоре руководство ГАБТа и вовсе собралось расторгнуть с Цискаридзе договор о работе репетитором, но после поднявшейся в прессе шумихи передумало.

Вместе с тем, еще в ноябре Цискаридзе, после перехода премьера Ивана Васильева и примы-балерины Натальи Осиповой в Михайловский театр, прогнозировал отток кадров из Большого, что, по его мнению, свидетельствует о проблемах в театре, в том числе и творческих.

Открытие главной сцены Большого театра состоялось 28 октября прошлого года. Театр закрылся на ремонт в 2005 году. За этот срок был укреплен фундамент здания, увеличена до 80 тысяч квадратных метров площадь театра, сцена стала размером с шестиэтажный дом, притом полностью компьютеризированный. Были проведены работы с акустикой, для которой были привлечены лучшие специалисты в это области. Реставраторы поработали над интерьерами XIX века: восстановили закрашенные ранее росписи Белого фойе, а Круглому залу и Императорскому фойе были возвращены люстры и вензеля Николая Романова, гобелены и обивка стен из жаккардовых тканей. Позолотой интерьеров в течение года занимались 156 специалистов со всей России, потратив около 4,5 кг золота на 981 квадратный метр покрытия. Реконструкция всего комплекса Большого театра обошлась государству в 35,4 миллиарда рублей.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Кроме того, он отметил, что акустика стала хуже.

Ага, значит, мне не померещилось, но я это списал на расширение оркестровой ямы.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица