Автор Тема: М.Дунаевский о современном мюзикле и судьбе эстрадной песни  (Прочитано 5092 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Формат Дунаевского

http://www.rg.ru/2010/09/14/dunaevskij.html
 
Знаменитый композитор решил ставить новый мюзикл не в Москве, а в Екатеринбурге

Андрей Васянин

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5285 (206) от 14 сентября 2010 г.
Версия для печати
 
Максим Дунаевский: 90-е годы убили жанр эстрадной песни. Фото: ИТАР-ТАСС 

В екатеринбургском Театре музыкальной комедии ожидается большая премьера - мюзикл "Алые паруса" на музыку Максима Дунаевского. Уже много лет мы не слышали новых песен композитора. Сегодня мюзиклы - главное приложение творческой энергии Дунаевского.

Как показала недавняя премьера спектакля "Любовь и шпионаж", его мюзиклы - это зрелище незаурядное как с технологической, так и с артистической точки зрения. С Максимом Дунаевским побеседовал наш корреспондент.

Российская газета: В "Любви и шпионаже" действует женский персонаж, немногим уступающий вашей легендарной Мэри Поппинс. Получается, прекрасные роковые женщины - источник особого вдохновения для вас?

Максим Дунаевский: А неординарное всегда интересно. Образы положительных героинь - это, конечно, красиво и лирично, но что-то острое и запоминающееся можно создать, только имея в виду таких вот особенных, с сильным характером женщин.

РГ: Сегодня на эстраде не слышно ваших новых песен, вы работаете лишь в мюзиклах, на стыке музыки и драмы.

Дунаевский: Да просто 90-е годы, на мой взгляд, убили жанр эстрадной песни. С появлением FM-станций в эфир и на эстраду хлынул сплошной серый поток. Работать в песне стало неинтересно - да у композиторов и перестали брать песни, мелодии стали писать продюсеры, заказывая потом аранжировки и из 100 проб выбирая потом одну для ротации на радио. Я отказался от такой работы как профессионал, который много чего может, но не хочет подделываться под примитив и писать частушки.

РГ: А между тем в "Любви и шпионаже" есть зонги, вполне бы прозвучавшие в эфире.

Дунаевский: А у нас песня оттуда и не может попасть в ротацию! Говорят, не формат. То есть не подходит под стандарт "Русского радио", под формат оглупления людей, продолжающий действовать по сию пору. Так что работа в мюзикле сегодня лично для меня интересней, чище и честнее. В музыкально-драматургическую вещь ты вкладываешь больше искусства, больше креатива. Но тут уж надо отдавать отчет - что миллионов нам не заработать и замков не построить, да и на корпоративы звать не будут.

РГ: Как вам кажется, такая ситуация у нас надолго?

Дунаевский: Честно говоря, не знаю. Думаю, что должно смениться поколение продюсеров и руководителей музыкальных СМИ - нынешние свои материальные завоевания не отдадут ни за что. А потом, глядишь, утром проснется один начальник и подумает - а ведь на свете еще столько всего интересного кроме вкусно пахнущих долларов...

РГ: Сегодня о продюсерах говорят, как в советские времена - о худсоветах.

Дунаевский: Худсоветы были по-своему вредны для развития искусства, но у них было одно важное качество - там заседали настоящие профессионалы. И порой делали такие замечания, что и учителя твои не могли тебе сделать. Конечно, однажды на худсовете мне сказали по поводу песни из "Летучего корабля" - куда это ваш водяной решил отправиться, не в Израиль ли? Но было и такое, что те же Ошанин, Островой выходили с тобой в коридор и говорили - здесь надо сделать вот так вот и будет классно! Да, порой по идеологическим причинам "запарывались" таланты, но все-таки процентов на 70 это была профессиональная экспертиза, что не давала прорваться бездарностям, которых сегодня на эстраде пруд пруди.

РГ: Вы много лет работали в США. Трудно было приспосабливаться к американским реалиям?

Дунаевский: Конечно. И прежде всего это касалось совершенно непривычных нам, тогдашним, как технологии работы, так и профессионального отношения людей друг к другу. Там, например, все чрезвычайно точны, держат слово, считается дикостью, когда ты не отзваниваешь позвонившему тебе, это называется "возвратить звонок". Звонок возвращают все - будь ты президентом страны или простым композитором. В отечественном кинопроизводстве за фильм отвечал режиссер, директор картины - и в результате никто. В Штатах с композитором всегда общается продюсер, опытный человек, держащий в руках все нити процесса...

РГ: А здесь, наверное, не только музыку писать приходится, но и организационной работой на своих проектах заниматься?

Дунаевский: Организационной работы, я сейчас, слава богу, теперь не касаюсь, находясь под очень надежным прикрытием команды профессиональных продюсеров, к созданию которой приложил некоторые усилия. Занимаюсь только музыкой - ну и выполняю представительские функции. Я краешком попробовал американского производства, получил важный опыт, знания, ну и, конечно, технологии.

РГ: Какие же?

Дунаевский: Есть определенные программы компьютерные, с которыми надо уметь работать, в кинопроизводстве - особые приемы в работе с изображением. Это очень серьезные вещи, я могу это преподавать и, наверное, буду сейчас во ВГИКе вести мастер-класс о музыке в кино.

РГ: Вернемся к "Алым парусам". Почему вы решили несколько изменить спектакль, который с начала года идет в московском РАМТе?

Дунаевский: То, что идет в РАМТе, можно назвать драматическим спектаклем с использованием моей музыки. Екатеринбургский же Театр музыкальной комедии - один из лучших, если не лучший музыкальный театр страны с полноценным оркестром, мощным актерским составом, замечательным главным режиссером Кириллом Стрежневым - взялся поставить "Алые паруса" так, как он и задумывался, как большой, объемный, полноценный мюзикл.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
Эхо Москвы

ДИФИРАМБ

Время выхода в эфир: 11 ЯНВАРЯ 2015 Г., 14:08

В ГОСТЯХ: Максим Дунаевский, композитор, народный артист России

ВЕДУЩАЯ: Ксения Ларина

К. Ларина
― Я надеюсь, узнали композитора. Конечно, это Максим Дунаевский сегодня в нашей студии. Мы так вместе молча очень серьёзно слушали песню. Здрасте, Максим! Приветствую вас.

М. Дунаевский
― Здравствуйте, добрый день.

К. Ларина
― Вы часто слушаете дома свою музыку, вот так рыдая?

М. Дунаевский
― Свою – нет, совсем не слушаю. Совсем не слушаю. Поэтому сейчас и задумался, заслушался. Думаю: «А чья же это музыка, интересно?» (Смеются.)

К. Ларина
― Мы сегодня поставим какие-то композиции для вас обязательно, друзья. Я там ещё нашла какую-то ретруху. Тоже, я думаю, приятно будет услышать и моему гостю. Мы встречаемся, с одной стороны, во время новогодних каникул и в преддверии большого юбилея Максима Дунаевского. Я сразу могу сказать, что можете 15-го числа позвонить, кто знает телефон…

М. Дунаевский
― 15 января, да. Вот этого лучше не надо! (Смеются.)

К. Ларина
― И поздравить, да.

М. Дунаевский
― Подходить не буду.

К. Ларина
― Я видела, что планируется, во-первых, в телевизоре большой какой-то документальный фильм, посвящённый вам, вашей судьбе, на Первом канале. И весной, как я поняла, тоже будет какой-то большой концерт, юбилейный вечер.

М. Дунаевский
― Да. Вообще такой мне организовали тур юбилейный по Москве, Подмосковью и даже немножко за рубежом: например, Минск, Германия, Израиль – то есть там, где плотно проживает наше население. Так что у меня такой юбилейный тур будет, который будет венчаться вот таким юбилейным концертом поближе к лету уже.

К. Ларина
― А вы свою какую-то личную премьеру к своему дню рождения не делаете в этом году?

М. Дунаевский
― Она не приурочена просто к моему дню рождения. Она сама по себе так появилась. Это для меня очень серьёзная работа, которую я очень давно начал и, кажется, уже заканчиваю прямо сегодня, потому что завтра я сдаю её, можно сказать, театру. Это опера «Шинель» по Гоголю. Либретто в стихах написал Вадим Жук. И это очень для меня знаковое сочинение. Как говорится, все мы вышли из «Шинели» Гоголя.

К. Ларина
― Слушайте, это такая вещь действительно знаковая и этапная, прямо так скажем. Во-первых, это первая опера в вашей жизни?

М. Дунаевский
― Нет, нет, у меня была…

К. Ларина
― Что у вас? Мюзиклы?

М. Дунаевский
― У меня «Саломея», это тоже опера. Вы знаете, «тоже опера» в каком смысле? Это в том же смысле, что и «Порги и Бесс», «Призрак Оперы». Это же тоже вроде как оперы. На самом деле это опера-мюзикл, конечно.

К. Ларина
― А где будут делать, в каком театре?

М. Дунаевский
― Это ставит Райхельгауз в своём театре. Но я, как всегда, надеюсь… Это, конечно, очень хорошо, там есть поющие актёры. И традиция их театра уже – такие музыкальные спектакли. У них есть и свой оркестр. То есть это не просто так всё.

Далее читать: http://echo.msk.ru/programs/dithyramb/1469648-echo/

Слушать: http://echo.msk.ru/sounds/1469648.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
Максим Дунаевский в свои 70: «Мы там, где есть в нас потребность»

Маэстро Драйв делится с «МК» своим музыкальным задором

...Скажи — «Максим Дунаевский», и любой человек, знающий Максима Исааковича, первым делом улыбнется. Не хочется банальностей — «знаменитый сын знаменитого отца», музыкальный творец «Летучего корабля», «Мэри Поппинс» и «Трех мушкетеров»... Дунаевский умудряется легко жить даже тогда, когда жить становится совсем трудно. И этому таланту надо у него учиться. В его случае «летосчисление» вообще не имеет никакого значения. Дунаевский — это молодость духа, задорная песнь д'Артаньяна, это страсть и любовь.

— Максим Исаакович, все интервью с вами начинаются со слов «Дунаевскому — 60 (65, 70), а он по-прежнему бодр, полон творческих планов, влюбляется в женщин», то есть, глядя на вас думаешь, что жизнь — это бесконечный драйв. Вы действительно... получаете удовольствие от жизни?

— Нет, а для чего тогда жить? Конечно, удовольствие добавляется, если у тебя много денег, но на самом деле (а я прожил большую жизнь, в которой и были деньги, и не было денег, и совсем-совсем их не было) от их наличия ничего не меняется. Ни-че-го. Если у тебя много денег — можно справить день рождения в дорогом пафосном ресторане, а нету — пригласишь всех домой, и от этого будет не менее весело.

— То есть вы не зацикливаетесь?

— Да никогда! И не только на деньгах. Не надо зацикливаться на славе, на быте, дешевых каких-то понтах... всем том, что называется суетой. Так что вне дикой суеты вы будете жить в согласии и балансе с собой.

— Кстати, когда с деньгами был совсем край. В советские годы?

— В советские мы как раз очень дружно и хорошо жили, не испытывая отрицательных эмоций от недостатка средств. Эмоции начинаются, когда ты видишь соседский забор, и за этим забором вырастает нечто чудовищно-огромно-невероятное... Но даже когда в жизни был не просто ноль по деньгам, а минус, — всё равно выходил из положения.

— Всегда ли вас работа по специальности кормила, не приходилось торговать на рынке шапками?

— Вы недалеки от истины. В начале 90-х моя профессия в России стала совсем никому не нужна (ибо все, кому не лень, стали писать музыку так называемую), я оказался в Америке, решил там зацепиться, получил грин-кард... Так вот. В те годы я из Америки даже привозил что-то такое, чтобы здесь продавать. Ну и что в этом предосудительного?

— Да абсолютно ничего.

— И сейчас эти времена, кажется, опять наступают: что-то, купленное в Америке за $1000, здесь становится невероятно дорого (смеется).

— Уныние, похоже, вас никогда не навещало?

— Вот когда я изменял своей профессии (не потому что изменял, а жить надо было на что-то), у меня ничего особенно и не получалось. Я человек активный, энергичный, не могу сидеть и ждать, пока мне что-то свалится с неба, — поэтому приходилось что-то организовывать, то одним бизнесом с друзьями займемся, то другим... ну раз музыка была никому не нужна! Но вот парадокс — толка большого не вышло, ибо призвание есть призвание. Раз ты композитор, не надо заниматься строительством жилых домов.

— Раз мы зацепились за эмиграцию: помните все эти драмы в связи с отъездами Казакова, Крамарова... вот вы состоялись как американец?

— Вы привели примеры людей, которые внутри себя жгли мосты. Я знаю как это происходит, ведь я почти десять лет прожил в Штатах. Если ты для себя решил, что ты порываешь с Россией и тебе только там, на Западе есть путь, — то это человеческая драма, имея ввиду и тех, кого вы назвали, потому что оказалось, что они действительно не очень там нужны, хотя активно работали и зарабатывали деньги. Впрочем, если ты имеешь руки, ноги и голову ты всегда сможешь найти себе применение в западной системе координат, а не то что до смерти мыть полы в синагоге.

— Да и в этом ничего предосудительного нет.

— Ничего абсолютно, с этого многие начинали. Хотя почему-то в России люди отказываются мыть полы, а в Америке как бы можно. А есть другой тип людей — как Саша Журбин или я, мы никогда и не порывали с Россией. Хотя мысль такая была — вспомните серьезную депрессию среди интеллигенции в 90-е годы. Такой родины творческие люди не всегда хотели. Но... потом стало ясно, что порывать нельзя. Когда возможность творить здесь вновь появилась, мы все снова в России оказались. В нужное время, в нужный час. Мы же там, где есть в нас потребность. А если нет ее — что делать-то? И в Африку жить поедешь, если там будет в тебе потребность.

— Я рад, что вы называете вещи своими именами, без пафоса...

— Да ну какой пафос, все просто хотят лучше жить. Раньше нам казалось, что там и чище, и пахнет лучше в магазинах, и машины красивее... ровно до момента, пока у нас не возник свой собственный капитализм. И оказалось, что трудно жить везде — надо работать. И если не на имя (имя заработать все-таки трудно), то хотя бы на свой собственный профессиональный престиж. И там все это делать сложнее — гораздо выше конкуренция. Тем более, мы — иноязычные, при знании английского думаем-то все равно на русском... мы там все равно чужие. Да, мы можем там прижиться, иметь даже приличные условия существования, но раздвоенность остается все равно. Не сумеешь ее преодолеть — будешь страдать всю жизнь.

— Вы не стали страдать.

— Нет. Я для себя эту проблему решил. Вернулся. Моя жизнь здесь. Мой зритель, моя публика, хорошо здесь себя чувствую и говорю на русском языке. Хотя я подумывал: может закончить свою жизнь в Америке, на балкончике своего уютного дома, поглядывая на океан? Но дети сказали: папа, ты с ума сошел, мы не хотим ни в какую Америку. Это дети... они тоже не очень туда хотят.

— Но вот ваш сын Дмитрий, однако же, живет в Штатах...

— Дмитрий с трех лет туда попал. Моя бывшая жена Наташа Андрейченко вышла замуж за Максимилиана Шелла, и они уехали в Америку. Поэтому Дмитрий — «их человек», и то... он уже не первый год ноет, что хочет сюда. В Москву. Здесь хочет заниматься бизнесом, ему там надоело. При том что английским, немецким и русским владеет в совершенстве. Тем не менее, менталитет срабатывает. Хотя ему уже за тридцать.

— Спрошу еще про один комплекс: часто НЕклассические композиторы, прославившиеся музыкой к кино, немножко страдают неполноценностью, выписывая симфонические полотна, доказывая, что они «не хуже». Не терзаетесь тем, что вы — не Шнитке?

— Я четко знаю, что умею и что хочу. Давно понял, что в серьезной музыке я не способен создать какие-то шедевральные вещи. Ну и зачем? Достаточно людей, которые прекрасно это делают. Ну и так сложились обстоятельства, что меня потянуло в кино. Круг знакомых тому способствовал — тот же Марк Розовский, приведший меня (как композитора) в театр. Ну и слава богу, что так.

— Ну а в консерватории (а вы учились у Кабалевского, Хренникова, Шнитке) не было мысли стать академистом?

— Была. И этим как раз хотел отличаться от отца. Пойти по другой тропе, но вышло то, что вышло, и я доволен.

— Сколько вам лет было, когда умер отец?

— Десять. Но... он успел мне кое-что передать в музыкальном плане. Ну если я до сих пор отлично помню, как в 6 лет впервые услышал Гершвина! Отец принес пластинку на 33 оборота и поставил на наш потрясающий проигрыватель с корундовой иглой и большими колонками. Тогда ни у кого подобных аппаратов не было, люди из пищалок музыку слушали. И вдруг такая музыка полилась, которая, возможно, многое и предопределила...

— Где-то вы говорили, что композитором решили стать как раз после смерти папы, когда в доме наступила непривычная тишина.

— Да, умолкли звуки рояля... не звучала музыка. И тогда я в самом деле принял это решение. Ментальную связь с отцом ощущаю до сего дня.

— Композиторы часто любят посудачить о конце музыки...

— Просто время сейчас такое немелодическое. А вот какое оно — непонятно. Но я всегда стараюсь сочинить красивую мелодию, пусть даже это не будет хит, но уху надо за что-то зацепиться... Что до будущего... ну сказал же Бернстайн, что будущее музыки — за полным синтезом всего. Пока что музыка себя ищет. Вы же видите, как время меняется. Раньше можно было сочинить «пора-пора-порадуемся на своем веку», и это пели все. А сейчас сочини подобное — все уже петь не будут. Да, в культуре в целом, увы, депрессия. Жалко, что мы в это время живем. Но ничего не попишешь.

— Вы-то как раз пишите оперу «Шинель» для театра «Школа современной пьесы»...

— Гоголь рано или поздно возникает в творчестве любого человека искусства. И я рад свиданию с ним. Всё, что было при нем — остается и по сию пору. Тут вся проблематика налицо — и маленький человек, и бюрократия, и мир в целом. Замечательное либретто Вадима Жука — «Холодно, холодно, холодно в городе Санкт-Петербурге». В этом — вся наша жизнь. Холодно. И дрожа, нам приходится что-то делать. Надо сказать, что Поначалу трудно было подступиться, ведь у меня прежде были легкие темы — летящие, романтические...

...

— Вы написали музыку к более чем ста фильмам. Есть ли место композиторам в нынешнем российском кино? Или можно всё смело заменить компьютерным звукорядом?

— Да ну как заменишь... Есть общая проблема российского кино, которого как явления просто нет. И распределением квот проблему не решишь. Какие там квоты? Они интереса не повысят. И вот когда возникнет полноценный продюсерский корпус, которого сегодня не существует, когда возникнут настоящие режиссеры (а не клипмейкеры), когда актеров хороших будет больше, чем десять, — вот тогда обратят внимание и на профессиональную работу композитора, не довольствуясь лишь звуковыми эффектами...

— Нет, но вот видите — Звягинцева все награждают.

— Мы всегда были сильны единицами. И потом, Звягинцев — это все-таки тяготение к авторскому кино. А ведь еще недавно в Союзе именно массовое кино было высококачественным, с одной стороны, и понятным зрителю, с другой. Оно разговаривало с человеком. И когда это возродится — большой вопрос. Восстановить преемственность очень трудно.

— Недавно вышел мюзикл «Алые паруса» на вашу музыку — это значимая вещь для вас?

— Для меня гораздо более значимо то, что она значима для молодежи. Не зря же поставлена уже в стольких театрах... и билеты за месяц нельзя купить. Случайно попал в тему. А это очень важно — попасть в тему, чуть ли не главная композиторская задача.

...

— А что, как говорится, у вас в планах? Есть же мечты...

— Честно, нет.

— Ну, знаете, некоторые по 25 лет пишут музыку на роман «Мастер и Маргарита»...

— Да ну что вы — какие 25 лет? Никогда не буду. Я же — козерог, земной знак, у меня нет никаких «вынашиваний», блуждания среди звезд, — я живу конкретными проектами. И работаю очень быстро.

Ян Смирницкий

Полностью:

Московский комсомолец. № 26716 от 15 января 2015 г.
http://www.mk.ru/culture/2015/01/14/maksim-dunaevskiy-v-svoi-70-my-tam-gde-est-v-nas-potrebnost.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
Максим Дунаевский: Женщин надо жалеть

АНЖЕЛА ЗАОЗЕРСКАЯ 

15 января народному артисту России, композитору Максиму Дунаевскому – 70 лет. Накануне юбилея автор музыки к фильмам «Мэри Поппинс, до свидания!, «д'Артаньян и три мушкетера», «Карнавал» и многим другим дал интервью «ВМ».

Дунаевский бодр необычайно. Сам подтянут, голос звенит, глаза блестят.

- Настроение у меня хорошее, жизнерадостное, - сходу сообщает он и усаживается поудобнее, хотя и предупредив, что времени немного – работа.

- Над чем трудитесь сейчас?

- Заканчиваю оперу-мюзикл «Шинель» по Гоголю. Для меня это знаковое, этапное произведение. На мой взгляд, каждый художник когда-то должен «притронуться» к этому писателю, ведь все мы «вышли из шинели Гоголя».

- Имеют ли для вас значение характер персонажа, его жизненная позиция?

- Конечно! Драматургия – это главный критерий выбора. Чтобы я написал музыку для героя, он должен меня увлечь. Правда, есть произведения, персонажи, которые мне очень нравятся, но я к ним никогда не прикоснусь. Например, не осмелюсь написать музыку к творениям Льва Толстого. Я его очень люблю, уважаю, но для меня он слишком велик, глобален…Пушкина не трону…Не осилю. Очень тяжело написать соответствующую музыку к Александру Сергеевичу. Вот Петр Ильич Чайковский написал замечательные сочинения на произведения Пушкина «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Мазепа»…Если Чайковский так много писал к Пушкину, значит, у них был общий ритм…

- Вы успешно внедряете в России американский жанр «мюзикл»…

- А опера, которая родилась в Италии, - тоже не наша?! И балет не наш?! Русские доказали, что замечательно справляются и с оперой, и с балетом, и с опереттой. Просто мюзикл куда более молодой жанр, возникший в 20-е годы в Америке. Кстати, мой отец прекрасно воспользовался возникновением мюзикла, и тут же написал свои произведения, благодаря которым прославился. Правда, потом традиция мюзикла была прервана, а возродилась с бродвейскими спектаклями. Только у нас своего Бродвея нет, и никогда не будет. Нет такой улицы, на которой расположены 50 театров – по факту нет. Возможно, с годами все изменится…

Далее:

Вечерняя Москва. 19:49 14 января 2015 г.
http://vm.ru/news/2015/01/14/maksim-dunaevskij-razgovori-chto-net-deneg-erunda-275906.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 603
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дунаевский и сын – фабрика музыкальных грез

Сергей Попов
Статья
20:51 24 Января 2015г.
 
Двойной юбилей легендарной династии композиторов отметили в консерватории

Корреспондент «Труда» побывал в Большом зале Московской консерватории на вечере «Максим Дунаевский и новое поколение звезд». Здесь, на главной музыкальной площадке России, отметили двойной юбилей династии, давшей стране замечательных композиторов: 115-летие со дня рождения Исаака Дунаевского и 70-летие его сына Максима.

http://www.trud.ru/article/24-01-2015/1321530_dunaevskij_i_syn__fabrika_muzykalnyx_grez.html
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
«Звягинцев получит „Оскара“!» Максим Дунаевский о музыке, кино и юбилее
 
Сергей Грачёв
 
Недавно композитору Максиму Дунаевскому исполнилось 70 лет. Но мэтр отложил празднование, приурочив его к показу своего мюзикла «Алые паруса». «АиФ» поговорил с юбиляром об опере и мюзиклах, современной публике и фильме «Левиафан».

— Слышал, что сейчас вы работаете над оперой по Гоголю...

— Я уже практически закончил эту работу. [...] Я просто не знаю, кто ещё сегодня может сегодня взять и написать настоящую оперу. Есть, конечно, Корекин, но время покажет, насколько сегодня это актуально. Да, театры ставят. Да, критикам нравится. Но этого мало.

— Но если вы говорите, что опера сейчас неактуальна, зачем же вы тогда написали свою?

— Это не просто опера, а опера-мюзикл — мы его назвали «актёрская опера». Там будут играть драматические актёры, но поющие. Они будут изъясняться более простым, доходчивым, «мюзикловым» языком, основанным на традициях городской русской и цыганской песни.

Полностью:

АиФ. 12.02.2015
http://www.aif.ru/culture/person/1445128
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
Максим Дунаевский: «На поводу у публики я никогда не шел, а всегда тянул за собой»

Далее:

InterMedia News Agency. 09.02.15, 17:47 
http://www.intermedia.ru/news/272197
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 603
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Интервью с Максимом Дунаевским
http://spbvedomosti.ru/news/gost_redaktsii/maksim_dunaevskiy/
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
Дунаевский назначен художественным руководителем Московской областной филармонии

По мнению властей Подмосковья, с этим назначением для филармонии открываются "новые перспективы и большие возможности

http://tass.ru/kultura/2242844
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 603
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Мне кажется, что М. Дунаевский, когда сочинял эту музыку (к фильму "Мэри Поппинс"), много слушал ABBA :)))

http://www.youtube.com/watch?v=49w_a7uR5t4
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 344
Пора возвращаться к ретрухе

Московская областная филармония, художественным руководителем которой вот уже несколько лет служит композитор Максим Дунаевский, на этой неделе открыла очередной сезон.

А накануне Максим Исаакович рассказал МОСЛЕНТЕ о том, куда пропали хорошие мелодии, чем хорош «Ла-Ла Лэнд» и опасен Валерий Тодоровский.

https://m.moslenta.ru/kultura/pora-vozvrashatsya-k-retrukhe.htm
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау