Автор Тема: 2014-12  (Прочитано 8792 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #25 : Декабрь 26, 2014, 10:41:31 »
Золотая маска" открылась оперой Перселла
 
Алена Карась, Ирина Муравьева
 
Оперу Генри Перселла "Королева индейцев" (копродукция Пермского театра оперы и балета, Королевского театра Испании и Английской национальной оперы) поставили американец Питер Селларс и грек Теодор Курентзис. Спектакль номинирован на "Золотую маску" по семи позициям.

"Королева индейцев" Генри Перселла экзотична по своему замыслу: на лондонской сцене XVII века война ацтеков и инков, перья индейцев, арии краснокожих. Партитура не была завершена, но через 300 лет, обращаясь к этой музыке, Питер Селларс и Теодор Курентзис воссоздали ее в совершенно другом измерении - как в музыкальном, дополненном другими перселловскими текстами, так и в драматическом, в основу которого вошли фрагменты никарагуанского романа "Затерянные хроники Terra Firma" Росарио Агилар. И эта реинкарнация "Королевы индейцев" с ее новой историей - конкисты, испанской колонизации майя, сталкивающей в роковой любви "королеву индейцев" Текулихуатцин и конкистадора дона Педро де Альварадо, проявила сокровенность перселловской музыки еще пронзительнее, прекраснее и мучительнее. Этот спектакль не похож ни на какой другой. Он символичен по своей структуре, поскольку его части, темы, идеи отражаются, проникают друг в друга, вращаются внутренними потоками, чтобы обнажить сияющее ядро - любовь, ее силу, энергию, ее величие.

Спектакль "Королева индейцев" начинается с долгого звука - тишины, преходящей в рокот, в тревожный гул. Так звучит хаос, неведомое, непознанное, надвигающееся, первоначало звука и образа, от которого рождается вселенная, люди, миф. И этот звук как порог в миф. Из рокота медленно вырастает и музыкальный космос спектакля, где грек-дирижер вместе с американцем-режиссером размышляют о трагедии непоправимой встречи древней цивилизации майя с европейским завоевательным пылом, о тайне насилия, обладания и любви, о гении Перселла, написавшего музыку будущего. В этой музыке - человеческое смятение и боль, тоска и прощение, насилие и любовь, ненависть и смирение слушают свое отражение в вечности. И хор MusicAeterna (хормейстер Виталий Полонский) дышит звуками Перселла, как воздухом, разливает звук, как солнечный свет, умиротворяет тихой молитвой и комментирует трагедию, как в античной традиции. Это настоящее музыкальное волшебство. ...

В этом пересечении музыкальных векторов и стратегий открываются новые объемы, где никто не навязывает идею ясности, простоты и единства. Они - в самой органике синтеза смыслов и средств. Четверо танцовщиков, напоминающих шекспировских эльфов и двигающихся в ритуальной пластике (хореограф Кристофер Уильямс), два барочных контратенора (Кристоф Дюмо и Винс И), американские и юаровские певцы, исполненная страсти актриса Мариткселль Карреро, говорящая по-английски с сильным испанским акцентом. Ей доверены "речитативы" - экспрессивная декламация поверх курентзисовского магического саунда. Ее персонаж - альтер-эго королевы майя Текулихуатцин (Джулия Баллок), отданной соплеменниками за конкистадора (Ноа Стюарт) во имя политического благоденствия и полюбившей его как Бога. Она же читает за свою дочь, рожденную в межрасовом браке. Драматургия спектакля исключительно актуальна. Исступленный рассказ о страданиях Текулихуатцин (ставшей доньей Луисой), о жестоком обращении в христианскую веру индейцев, о цинизме самих индейцев, ищущих контакт с завоевателями, стресс от любви к убийце своих соплеменников - это то, что в разных срезах пронизывает и нынешнюю жизнь.

Целый мир сошелся в пространстве, сочиненном американцем Гронком из обломков культуры майя, поп-арта и раннего экспрессионизма. Солдаты с автоматами и в камуфляже - испанские конкистадоры новой формации, прошедшие по землям Старого Света в новейшие времена, орнаменты индейцев - все это только вершина айсберга. Подлинная мистерия разворачивается на музыкальном плане - там, где тишина, шепот, дыхание хора встречается тоской скрипок, виолы да гамба, лютни, теобры. Опера, исполненная тайн и новых смыслов, то и дело точно замирает, и вы ловите звук влекущей вас тишины. Быть может, это путь в бездну, а, может, он выведет на самый верх.

Селларс и Курентзис размышляют о том, как этос связан с любовью, и как она связана с вечностью. Мистическая чувственность разлита во всей оркестровой фактуре, в атмосфере спектакля с напряженным кровавым светом и эротическими сценами Дона Педро и доньи Луисы (Текулихуатцин). Но в мире насилия, где один властвует над другим, где чувство превращается в цепь унижений, любовь не выживает. Но истинной любви открыта вечная жизнь. Прощальная ария королевы индейцев, умирающей от неразделенной любви к своему завоевателю и насильнику, - шедевр боли и веры. Об этом невозможно говорить. И когда бесплотное мертвое тело Текулихуатцин лежит, как святыня, в окружении потрясенных соплеменников, открывается последняя глубина: "нельзя верить тому, что здесь внизу". Только любовь является проводником человека в вечность. Эту мистерию современному человечеству полезно еще и еще переживать.

Полностью:

Российская газета. 26.12.2014
http://www.rg.ru/2014/12/26/koroleva-site.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #26 : Декабрь 26, 2014, 11:21:19 »
Штрауса не будет! Дирижер Марк Кадин о конфликте и классической музыке

За несколько дней до Нового года стало известно, что дирижёр красноярского академического симфонического оркестра Марк Кадин все-таки покидает Красноярск. «АиФ на Енисее» публикует интервью маэстро, записанное незадолго до этого известия. 

Поставим точку?

- Марк Львович, уже больше месяца идет обсуждение ситуации с продлением вашего контракта с филармонией. Хотелось бы расставить точки над i, потому что все, что мы видели и слышали до этого - не столько ваши слова, сколько их интерпретация. Можете прокомментировать ситуацию и подвести некий итог?

- Вообще странно, что  ситуация с дирижёром оркестра вышла на один уровень общественного внимания наряду с украинским кризисом и исламскими боевиками. Но суть заключается в том, что директор филармонии приняла решение не продлевать мой контракт. С ней не согласились музыканты оркестра, которые обратились к властям с просьбой помочь.

Губернатор сразу понял, в чем заключается опасность и принял решение. Он предложил мне вернуться, и, уже находясь на своем рабочем месте, думать, что делать дальше. Оставлять оркестр без дирижёра нельзя. Это порождает массу проблем, которые неопытное руководство филармонии не могло спрогнозировать.

...

Жалованье вперед

- Насколько полно вы принимаете участие в распределении финансовых средств оркестра?

- Я должен справедливо распределять причитающиеся оркестру деньги, потому что никто лучше меня не знает, насколько тот или иной музыкант принимал участие в жизни оркестра.

- Но вы всё равно держитесь в рамках определённой суммы выделенной на нужды оркестра? То есть, в независимости от того, кто находится на посту худрука, оркестр получит определённую сумму и ни копейкой меньше?

- Я надеюсь, что так и будет. Но я ведь не бухгалтер, и могу только по косвенным признакам определять - отщипнули что-то от нашего куска пирога или нет.
   
Досье:

Марк Кадин родился в Краматорске (Украина) в 1965 году. Окончил Российскую академию музыки имени Гнесиных. С сентября 2004 г. - художественный руководитель и главный дирижёр Красноярского академического симфонического оркестра.


- Просто одна из версий происходящего - в филармонии начали делить финансовые потоки.

- Хочу прояснить ситуацию, из-за которой, скорее всего, возник такой слух. В нашей бухгалтерии была допущена техническая ошибка. Летом в качестве отпускных артистам была выплачена увеличенная сумма. А к концу года выяснилось, что этой суммы не хватает на выплату зарплаты. И когда всем сказали, что денег они получат меньше, возникли вопросы.

В общем, хоть и неприятный сюрприз, но ничего страшного, мы просто выбрали часть зарплаты вперёд. Главная ошибка в том, что директору нужно было сразу поговорить с людьми и объяснить все.

- Не так давно прозвучала информация о том, что у филармонии нет средств на закупку расходных материалов для оркестра?

- Это правда. Необходимый объём материалов к новому сезону мы всегда получали в сентябре. Но в этом году из бухгалтерии пришло сообщение, что деньги есть только на 60% от необходимого, а остальное будет профинансировано в 2015 году.

- Есть ли у вас личная заинтересованность в больших кассовых сборах, в  привлечении новых людей в зал?

- Это моя работа. Я заинтересован в полном зале. Делаю все, чтобы наши концерты были доступны широкому кругу людей, но не опускаюсь до вульгарщины. У меня впереди много работы, и сейчас я занят новыми программами.

Как заполучить зрителя

...

- Что необходимо сделать, чтобы привлечь нового слушателя? Каков вообще культурный уровень красноярцев в целом?

- Общий уровень образованности и вовлечения в культурную жизнь у красноярцев достаточно велик. А зрителя надо приглашать, а не заманивать. Один раз обмануть его можно, но потом он вовсе не придет. Недавний проект «Осень в Париже» тому доказательство - люди пришли, купившись на красивую рекламу, но не получили того, что ожидали и уходили из зала. Честными нужно быть. Нельзя обещать зрителю «тяжелый рок XVIII века», имея в виду Бетховена.

- Но «кассу» делать нужно, кризис опять же?

- И поэтому не грех использовать все возможности для этого? Ну, да, сейчас, благодаря частым упоминаниям оркестра в СМИ, мы имеем положительную динамику по зрителям. Деньги не пахнут, конечно, но, сами понимаете… Нужно просто принять тот факт, что людей со стадионов мы никогда не заманим ни в оперу, ни на симфонический концерт. Не будет этого.

Работать нужно с теми, кто готов воспринимать классику. Работать честно, предоставляя объективную и актуальную информацию, не выдумывая разные «хитрые ходы». С кризисом ровно то же. Творог, например, который я всегда покупал по 60 рублей, сейчас стал стоить больше ста - это плохо. Но я готов принять это, просто объясните мне честно, почему он вдруг стал столько стоить? Не надо выдумать что-то и скрывать правду. Вот и все.

Дмитрий Золотарёв

Полностью:

АиФ на Енисее. 13:26 26.12.2014
http://www.krsk.aif.ru/culture/1415803
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #27 : Декабрь 26, 2014, 22:42:44 »
Щелкунчик запел
 
Сергей Бирюков

В Новой опере совершили чудо превращения балета в оперный спектакль – впервые в мире

Что может быть очевиднее, чем спектакль «Щелкунчик» в рождественскую и новогоднюю пору? Но такого «Щелкунчика», как тот, что увидела в минувшую среду публика московского театра Новая опера, ручаюсь, вы еще не видели. Хотя сюжет сказки никто не переделывал и не осовременивал. И музыка – та самая, знакомая с детства. И звучание ее не перенесено в рок- или какую-либо еще иную стилистику: это любимое и детьми и взрослыми симфоническое волшебство Чайковского. Вот только к оркестровым чудесам тут добавляются вокальные – герои поют, и это опера!

Пожалуй, такое произошло впервые в мире. Переделок опер в балеты – сколько угодно. А вот балеты, по крайней мере такие знаменитые, превращать в оперные спектакли не решался еще никто. Понятно почему: ведь надо придумывать вокальные строчки – а кто ж рискнет дописывать за Чайковского, притом, повторю, не уходя в рок или джаз, а оставаясь на одном игровом поле с Петром Ильичом – поле его авторского стиля?

Сумасшедшая идея пришла в головы известного творческого тандема – хореографа-режиссера Аллы Сигаловой и художника Павла Каплевича. Те обратились с ней к директору Новой оперы, молодому и креативному музыканту-продюсеру Дмитрию Сибирцеву. Дмитрий Александрович в свою очередь посоветовался с проверенным единомышленником – композитором, аранжировщиком и дирижером Игорем Кадомцевым. Попробовали сделать «опытные образцы» – и после нескольких выбранных сцен стало ясно: надо готовить весь спектакль.

…Знакомая музыка вступления, в уютной теплоте которой, если прислушаться, запрятано обещание будущего увлекательного рассказа. И оркестр привычно ворожит, сцена, как положено, изображает старинный городок под снегом, мимо светящихся окон чинно ходят господа и госпожи, бегают стайки ребят, которых куда-то ведет таинственный мастер хитрых игрушек Дроссельмейер… Вдруг он начинает петь – а за ним и дети на хрестоматийный «Марш оловянных солдатиков» исполняют веселый хорик. Сцена превращается в освещенную залу дома советника Штальбаума. «Вот игрушка не для всех» - на забавно прихрамывающую тему фантастической мазурки Дроссельмейер представляет детям куклу-щелкунчика. Всех отталкивает вид огромных челюстей, одна Маша чувствует жалость к деревянному зубастику, в чем признается нежным сопрано…

Конечно, перенести балет Чайковского один в один на оперные подмостки невозможно. Хотя бы в силу разных драматургических традиций: в балете вся драма обычно случается в первом действии, а во втором идет праздничный дивертисмент танцев. В опере такое невозможно, вспомните хоть оперу-сказку «Иоланта», сочиненную Чайковским почти тогда же, когда «Щелкунчик»: накал драмы, даже трагедии нарастает до самых последних страниц и лишь в финале разрешается гимном свету и любви после долгожданного исцеления героини от слепоты. А теперь представьте, что Иоланту бы быстренько вылечили в первом акте, а дальше герои только распевали бы сладкие и веселые арии-дуэты-терцеты-хоры. Тоска и сироп!

...

«Пришлось переписать всю партитуру, -- рассказал Игорь Кадомцев. – Все тембры на месте, но оригинальный тройной состав ужат до двойного: вместо трех флейт – две, и так далее. Медных духовых вообще стало в два раза меньше – две валторны, труба, тромбон и туба. Иначе голоса певцов просто не пробили бы мощную оркестровую массу. Ну а то, что вы практически не заметили разницы в гармоничности и красочности звучания, для меня лучший комплимент. И не было бы худшего обвинения, чем упрек в искажении мысли Чайковского».

Солисты Новой оперы Виктория Шевцова (Маша), Алексей Неклюдов (Щелкунчик), Андрей Бреус (Дроссельмейер), Елена Терентьева (Испанская кукла), Сергей Тарасов (Мышиный король) и другие исполнители в общем неплохо чувствуют себя в непривычном материале: непревзойденный мелодист, Чайковский даже в балете, как правило, сочинял темы, которые естественно ложатся на вокал. Разве что Максим Остроухов (Петрушка) все время норовил «убежать» вперед оркестра, хотя в популярном Русском танце и без того темп будь здоров. Непросто было дирижеру Дмитрию Юровскому ловить «беглеца» – это в дополнение к тому, что Дмитрию Михайловичу, одному из самых ярких наших молодых дирижеров, и так пришлось попотеть, чтобы отшлифовать все грани этой ажурной партитуры.

Что касается текстов – поэт Демьян Кудрявцев в большинстве случаев не мудрствовал лукаво, ограничиваясь очевидными фразами вроде: «Скоро грянет Новый год, счастье новое грядет», которые безупречны и нерушимы, как одноклеточные микроорганизмы. Но иногда расщедривался на изыски: «Сыра! Сыра! Очень сыро детям тьмы. Силой! Силой! Станем серой силой мы» – не без претензии скандировали его мыши. А в какой-то момент даже прикололся цитатой: «В лесу родилась елочка, в лесу она росла» – одна из тем Чайковского вправду похожа на популярную песенку, которой, впрочем, во времена Петра Ильича еще не существовало. Хотя кто-то говорит, что здесь композитор использовал старинную немецкую песенку, которая впоследствии действительно легла в основу нашей «Елочки»…

Декорации Николая Симонова – милы, но, пожалуй, дежурны, а вот костюмы Павла Каплевича – это сверкающее пиршество, порой откровенно отсылающее к пышной декоративности модерна. Что не удивительно: именно тогда, в начале ХХ века, в дягилевской антрепризе «Русские сезоны» вошли в моду ярко декоративные спектакли, переносившие на музыкальную сцену даже то, что изначально не было для нее предназначено. Например, сегодняшний Петрушка явно выглядел родственником героев балета «Жар-птица» 1909 года в костюмах Бакста или другого «Петрушки», сочиненного Стравинским в 1911-м и оформленного Александром Бенуа…

А вот мышей не хватило. По крайней мере автору этой заметки. Дело в основном ограничилось проекцией мышиного полчища на задник, и даже Мышиный король пел из-за сцены. Может, это постановщики так позаботились о женской половине зрительного зала, которая обычно сильно нервничает при появлении наглой серой мелюзги? Или сэкономили на массовке – но спектакль оттого потерял часть своей зрелищности.

...

Полностью:

Труд. 12:19 26 декабря 2014 г.
http://www.trud.ru/article/26-12-2014/1320967_schelkunchik_zapel.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #28 : Декабрь 27, 2014, 05:24:33 »
Споемте, друзья

ИЗ БАЛЕТА «ЩЕЛКУНЧИК» СДЕЛАЛИ ОПЕРУ

Текст: Екатерина Бирюкова

... Однако московский театр «Новая опера» (где все-таки не пляшут, а поют) сделал решительный кульбит и нашел еще один неиспользованный ресурс для этой музыки. Девочка Маша, ее родители и брат, сказочный Принц, загадочный кудесник Дроссельмейер, куклы, гости и даже Мышиный Король перестали крутить фуэте и запели на чистом русском языке. Амбициозный и нарядный проект так и называется — «Щелкунчик. Опера».

Это не простой подарок,
не забрось его и не забудь;
он герой отважный,
может быть, однажды
он тебе укажет верный путь.

Это не простой подарок,
ты смотри его не потеряй;
может быть, когда-то
будет он солдатом,
если станет очень скверно,
он тебе укажет верный,
если тяжесть непомерна,
он утешит и поможет,
путь тебе укажет верный,
станет он всего дороже,
будет добрым и хорошим,
будет другом он примерным;
все понятно, и, наверно,
я пою одно и то же.


Например, так, выдавая Маше (Виктория Шевцова) странную красную куклу, поет Дроссельмейер (Андрей Бреус) на мотив из танца феи Драже. Пропеты и другие хрестоматийные мелодии или, наоборот, извлеченные из глубины партитуры подголоски. Совсем новый номер один — составленная из мотивов Чайковского ария Мышиного Короля. Оркестровка иногда облегчена, чтобы оркестр под управлением Дмитрия Юровского не заглушал певцов. Последовательность номеров немного изменена в соответствии с обновленным либретто.

Пересочинением музыки Чайковского занимался опытный театральный композитор Игорь Кадомцев. Ее вербализацией — поэт Демьян Кудрявцев. Чтобы свежесочиненные и довольно затейливые стихи не страдали от недостатков вокальной дикции (которые, что уж там скрывать, имеют место быть), их дублируют титры над сценой. Впрочем, часто задирать голову нелегко, так как еще надо уследить за происходящим непосредственно на сцене. А там главные события — это костюмы от Павла Каплевича (он и постановщица Алла Сигалова — авторы идеи), феерия париков, корсетов и чепчиков для персонажей всех возрастов. Украшение этого действа — трогательные детские хоры с кружавчиками, рюшами и неформальными праздничными словами, которые, как знать, вполне могут в будущем войти в обиход детских елочных мероприятий.

Нету лучше торжества,
чем преддверье Рождества.
Праздник веры и надежды,
Ночь любви и колдовства.


Полностью:

COLTA.RU. 26 ДЕКАБРЯ 2014 Г.
http://www.colta.ru/articles/music_classic/5842
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #29 : Декабрь 28, 2014, 13:02:27 »
27 декабря 2014 г.

Уходящим вслед

Два спектакля, о которых пойдет речь, существуют в различных реальностях. Песенный цикл Шуберта на стихи Вильгельма Мюллера “Зимний путь” с видеорядом Уильяма Кентриджа был впервые исполнен летом нынешнего года сначала на “Винер фествохен” в Вене, а затем на Голландском фестивале в Амстердаме и во Франции, в Экс-ан-Провансе. В эту вереницу европейских топ-фестивалей сумел вклиниться NET, благодаря которому в конце ноября состоялась московская премьера “Зимнего пути”. “Интимный дневник”, составленный из произведений Леоша Яначека, идет в камерном пространстве театра “Новая опера” и ни о каких фестивальных вояжах не помыш-ляет. Тем не менее, благодаря тому что “Зимний путь” был исполнен в Москве, между двумя спектаклями возник любопытный диалог, который можно назвать даже полемическим.

Уильям Кентридж назван режиссером, а “Зимний путь” – спектаклем. Но хочется поискать и другие определения. Например, считать произведение известного южноафриканского художника объектом видеоарта, который сопровождается живым исполнением музыки Шуберта, – с той лишь разницей, что мало кому из активис-тов современного искусства достаются такие соавторы, как один из лучших камерных певцов наших дней Маттиас Гёрне и пианист Маркус Хинтерхойзер – художественный руководитель фестиваля “Винер фествохен”, ученик Елизаветы Леонской и Олега Майзенберга.

Год с небольшим назад в Чикаго Уильям Кентридж прочел лекцию “Слушая изображение”, которую как раз посвятил своей работе над произведением “Зимний путь” (на тот момент еще далеко не завершенной). Рассуждая о возможном соотношении между изображением на экране и звуком, он при этом считает самым интересным тот случай, когда звук не просто помогает пониманию или эмоциональному переживанию того, что происходит в кадре, но и изображение начинает влиять на то, как мы воспринимаем звуковую дорожку. В подтверждение своих слов он показывает практически один и тот же видеофрагмент, сочетая его с различными вокальными номерами, исполняемыми певцом и пианистом – от шлягерного мотива из американского мюзикла до “Gute Nacht”, первой из 24 песен “Зимнего пути”. Основной мотив уже найден: на экране с неимоверной скоростью перелистываются страницы энцик-лопедии, на которых удается хоть как-то различить только мелькающие рисунки. Но было бы ошибкой утверждать, что экранные образы рождены музыкой Шуберта. Большинство использованных Кентриджем видеоматериалов созданы раньше, некоторые еще в 1990-е годы. Из своих анимаций он вынул мотивы, резонирующие с хэштегами шубертовского цикла – такими, как “ветер” (возможно, уже пора писать #ветер), “дерево”, “птица”, “вода”, “любимая”. Кентридж визуализирует и совсем уж абстрактное у Шуберта понятие пути, прокладывая стрелочкой маршрут по карте своего родного Иоханнесбурга. Верный своему тезису о готовности звуков вступать в связь с различными партнерами (promiscuity of sounds), художник не стремится к полному совпадению. Он признает, что птица на экране больше похожа на ибиса, чем на ворону, фигурирующую в тексте песни.

Кентридж где-то определил свою работу как трио для голоса, фортепиано и видеоряда. И в этом кроется уязвимость его позиции. Вплетать третий голос в дуэт можно, но почему-то сами авторы так практически никогда не делают. Аранжировки имеют право на жизнь, но фортепианные “Картинки с выставки” Мусоргского все же лучше, чем оркестровка Равеля и рок-обработка Эмерсона, Лейка и Палмера. Именно Гёрне с Хинтерхойзером придают происходящему качество выдающегося художественного явления. Их готовность идти на диалог с современным визуальным искусством дает право оценивать результат совместного творчества по самым высоким меркам.

Несколько лет назад автору этих строк довелось вести встречу с одним из пионеров и энтузиастов внедрения видео в практику музыкального театра – французским хореографом Жозе Монтальво. Он рассуждал о том, что видео способно заменить нам то, что по тем или иным причинам не может быть показано в реальности. В качестве тривиального примера он приводил слона, который не поместится на сцене, но может стать участником спектакля в качестве видео-объекта. Меньше чем через час после этих слов некоторые из участников беседы с Монтальво столкнулись нос к носу (точнее, нос к хоботу) со слонихой, гулявшей по малой сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко на репетиции спектакля Дмитрия Крымова “Х.М. Смешанная техника”. Секунду спустя стало понятно, что слониха надувная и сделана из резины, но столь буквальное опровержение очевидной истины, данное средствами театра, произвело незабываемое впечатление.

Спектакль “Интимный дневник” оформила Этель Иошпа, закончившая крымовский курс. В споре между технологичным и рукотворным театром она выступает на стороне своего педагога. В спектакле все сделано своими руками, и даже птичка, сложенная из листа бумаги, оживает и начинает трепетать в такт музыке.

“Зимний путь” является классическим песенным циклом, и любая попытка совместить его с визуальным рядом чревата отторжением. Вокальный цикл Яначека “Дневник исчезнувшего” изначально тяготеет к сцене: в середине цикла в диалог с солистом-мужчиной вступает женский голос, позже одной из красок становится звучание хора. “Дневник” был поставлен еще при жизни автора и с его одобрения, в дальнейшем театральное воплощение цикла стало традицией.

Спектакль, созданный выпускницей ГИТИСа Екатериной Одеговой и трижды сыгранный в уходящем году в Зеркальном зале театра “Новая опера”, называется “Интимный дневник”. Его сюжет завязывается не сразу: вначале к публике выходят четыре музыканта. В качестве прелюдии к “Дневнику исчезнувшего” звучит струнный квартет, которому Яначек дал заголовок “Интимные письма”. Если бы не чудаковатый человек в очках, что-то сосредоточенно печатавший на машинке еще до появления музыкантов, а с их приходом куда-то столь же сосредоточенно ушедший, можно было бы подумать, что мы попали на камерный концерт. Полчаса спустя исполнение квартета завершается аплодисментами публики, исполнители (все четверо играют в оркестре театра “Новая опера”) раскланиваются. Но в этот момент мы уже находимся в гуще событий, хотя и не до конца понимаем это. Человек в очках вернулся и дослушал квартет вместе с нами. Наверное, именно пронзительная исповедальность музыки квартета заставляет его поделиться с собравшимися своей историей.

Она не отличается особой оригинальностью: молодой парень по имени Яничек увидел красавицу-цыганку и влюбился. Тщетно старается он держаться подальше от нее – от судьбы не уйдешь. Оказавшись однажды рядом с ее домом, Яничек забывает обо всем. Отныне он все чаще вечером приходит сюда, а днем не перестает думать о любимой. “С Богом, родимый край, с Богом, моя деревня! Зефка ждет меня, держа сына на руках!” – такими словами завершается рассказ.

...

Герой “Записок исчезнувшего” решает покинуть родные края. Его уход, состоявшийся столетием позже трагического исхода шубертовского героя, полон если не оптимизма, то дерзкого желания жить. Трагический протагонист “Зимнего пути” идет навстречу смерти, героя Яначека влечет жизнь во всей ее полноте. Наполнен жизнью и спектакль, в котором сочетаются полет фантазии и точно следующая музыке проработка мизансцен. Полноценными актерскими работами становятся Яничек и Зефка в исполнении Георгия Фараджева и Светланы Злобиной; третьим (и на этот раз полноправным) участником спектак-ля можно считать фортепиано, на котором играет Татьяна Сотникова.

Подходы к сценическому воплощению двух произведений столь же противоположно направлены, как и траектории движения их героев. Но это не значит, что им не суждено однажды встретиться, ведь пространство искусства часто бывает нелинейным.

Дмитрий АБАУЛИН

Полностью:

Экран и сцена. 2014. № 24
http://screenstage.ru/?p=2215
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #30 : Декабрь 28, 2014, 20:47:50 »
29 декабря 2014 г.

«Щелкунчик» превратился в оперу

Наступило нам царство мышиное

Московский театр «Новая опера» перед самым Новым годом выпустил рождественскую премьеру — оперу «Щелкунчик» на широко известные мотивы одноименного балета Чайковского. ...

Что удалось, так это действительно картинка: прелестный волшебный домик, в котором происходят чудеса, снежная видеопроекция и, конечно же, костюмы Павла Каплевича, стилизующие моду XVIII столетия в удивительно пастельной цветовой гамме и с уникальными, ни разу не повторяющимися женскими головными уборами. Костюмы оказались спасительным плюсом для «Щелкунчика». В остальном же — много удивительного.

...

Чайковский, конечно, величайший мелодист. Однако мелодии в его балетах принципиально иные, нежели в вокальной музыке. Они — инструментальны. И это были первые грабли: певцы интонировали с трудом, путаясь и расходясь с оркестром. Красота мелодий тонула в невнятице и неточности. Артисты стремились четко произнести текст, но лучше бы они этого не делали. Конечно, никто не ждет от оперного либретто качества литературного шедевра, но все-таки не до такой степени. Несколько реплик без комментариев: «Сыра, сыра! Сыра, сыра! Очень сыро…», «И наступит им царство мышиное», «Здесь мышей убито двести, это красота», «За той стеной сияет мой…», «Мы же на свете этом, мыши уже на том». Все это несомненные поэтические «достижения» либреттиста. Но на первом месте, пожалуй, фраза Маши, неоднократно обращенная к Щелкунчику: «Останься здесь — ты нужен весь».

Будучи спетым, балет обнаружил некоторые особенности музыки Чайковского, прежде всего опереточность. И это неудивительно: балетная музыка опирается на танцевальные жанры, прежде всего на любимый Петром Ильичом вальс. Вот и вышла скорее оперетта, чем опера. В чем плохого-то ничего — но только уж петь тогда нужно было по-другому, по-опереточному, а еще лучше — по-мюзикловому. Глядишь, и артистам было бы комфортнее.

И вот уж что самое странное — пластическое решение спектакля. Казалось бы, режиссер Алла Сигалова — хореограф. Ей и карты в руки. Но нет! Видно, настолько принципиальна была задача дистанцироваться от балета, что хореографии в этом шоу вообще нет никакой. На сцене толпа народу, толкущаяся без всякой пластической идеи, спонтанно и бестолково, будто детки на утреннике, организованном неудачливым воспитателем.

Екатерина Кретова

Полностью:

Московский комсомолец. № 26711 от 29 декабря 2014 г.
http://www.mk.ru/culture/2014/12/28/shhelkunchik-prevratilsya-v-operu.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #31 : Декабрь 29, 2014, 03:38:31 »
Перезагрузка не состоялась

Премьера проекта "Щелкунчик. Опера"

Марина Гайкович, зав. отделом культуры "Независимой газеты"

Не секрет, что самые прибыльные спектакли любого театра оперы и балета – предновогодние и постновогодние «Щелкунчики». Но это – если в театре есть балетная труппа. В «Новой опере» – нет, но дирекция нашла выход из положения, превратив балет «Щелкунчик» в оперу. Ответственными за превращение были режиссер Алла Сигалова и сценограф Павел Каплевич. 

Спектакль получился очень красивым: затейливые костюмы с рюшами, чепчиками и высокими париками, елка из алых шаров, мыши-роботы, сверкающие красными огоньками глазниц и зловеще мотающие головами, белоснежный дом Штальбаумов с парадными лестницами и непременным циферблатом часов в первом действии, и огромное кресло (чтобы все куклы выглядели, как и полагается, маленькими) – во втором. Атмосфера действительно праздничная и, как полагается на Рождество, волшебная.

А вот все остальные слагаемые спектакля вызывают вопросы. Все-таки когда есть желание преобразовать один жанр в другой (тем более танцевальный в певческий), прежде всего нужны не режиссер и художник, а композитор и драматург. Конечно, если есть желание получить высокий художественный результат, а не коммерческую «елку». Аранжировки Игоря Кадомцева носят скорее прикладной характер – облегчить звучание и приспособить инструментальные мелодии для пения. А можно было бы сделать «вкусную» авторскую версию, которую потом всерьез разбирали, обсуждали бы музыковеды – причем не только на уровне оркестровки, но и на уровне композиции. Так, во втором действии Маша и Щелкунчик (Виктория Шевцова и Алексей Неклюдов) сначала «кружатся в волшебном танце», а потом «встречают новогоднее счастье», да и вообще вся вторая половина выглядит перебиранием мотивов первой. За исключением, пожалуй, битвы с Мышиным Королем (Сергей Тарасов) и утренней сцены на знаменитую музыку па-де-де, где Маша вдруг обнаруживает, что ее обретенная любовь – лишь греза. Почему на протяжении всей этой сцены корчится Дроссельмейстер (Андрей Бреус) – непонятно, да и вообще злого волшебника к этому моменту становится многовато, тем более что его образ статичен и не развивается.

Певцам неудобно, оркестр под управлением Дмитрия Юровского постоянно «пробуксовывает», хотя, возможно, это наш слух упрямо отказывается принимать новую версию известной партитуры. Стихи Демьяна Кудрявцева местами весьма изобретательные, особенно по части мышиной темы. ...

Полностью:

Независимая газета. 29.12.2014
http://www.ng.ru/culture/2014-12-29/10_reload.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 197
Re: 2014-12
« Ответ #32 : Декабрь 30, 2014, 22:16:00 »
30 декабря 2015 г.

«Королева индейцев» завоевала Москву

Сергей Бирюков

Теперь мы знаем на одну великую оперу о трагической любви больше

Приезд в Москву на один день пермского спектакля «Королева индейцев» стал чем-то гораздо большим, чем просто гастроли знаменитой труппы. Дело даже не в том, что это копродукция сразу трех выдающихся театров – Пермской оперы имени Чайковского, Королевской оперы Испании и Английской национальной оперы. В этот вечер мы узнали еще одну великую оперу о трагической любви – ранга и силы не меньшей, чем «Тристан и Изольда» или «Отелло». Такое случается не то что не каждый год – не каждое десятилетие. С этой высокой ноты начался в столице всероссийский театральный фестиваль «Золотая маска».

...

Идеей возвращения к жизни одного из последних творений основателя британской оперы загорелись одновременно греко-российский дирижер Теодор Курентзис и американский режиссер Питер Селларс, встретившиеся в Мадриде на постановке двух русских опер – «Иоланты» Чайковского и «Персефоны» Стравинского. Оба оказались энтузиастами неоконченной партитуры Перселла.

Конечно, надо отдавать себе отчет: то, что мы увидели и услышали, далеко выходит за рамки авторского материала «Королевы индейцев». И даже за рамки творчества Перселла: добавив тщательным отбором инструментальные номера из других его сочинений, ранние духовные хоры и театральные песни, создатели нынешней версии, помимо поэтических текстов XVII века, использовали роман современной никарагуанской писательницы Росарио Агилар «Затерянные хроники Terra Firma», где испанская конкиста Мексики показана в неожиданном ракурсе – через судьбы двух женщин, испанки и индианки, каждая из которых любила, но эта любовь вступила в неразрешимое противоречие с кровавой сутью событий.

...

Но драма не вышла бы на уровень мировых шедевров, если бы не музыка Перселла. Галантно-танцевальная в начале, она по ходу оперы все больше насыщается тонкими, странными красками, когда описываются таинственные обряды индейцев, и надломленной трагичностью, достигающей тихой кульминации в последней арии умирающей Луисы в конце четвертого действия. А контраст с духовными хорами, по проникновенной красоте не уступающими баховским хоралам, придает этому действу поистине вселенскую объемность, заставляющую вспомнить о «Страстях по Матфею» гениального лейпцигского мастера – хотя до них еще больше 30 лет.

Похвал заслуживают все главные солисты. Это сопрано – американка Джулия Баллок (Луиса) и наша Надежда Кучер (Исабель); контратенора – корейско-американский певец Винс И и украинец Юрий Миненко (озорные индейские боги-близнецы Хунапу и Шбаланк); тенора – британец Тим Лоуренс и американец Ноа Стюарт (вице-король дон Педрариас и конкистадор дон Педро)… Кстати, интересный штрих: эта парность голосов, как бы сглаживающая индивидуальность образов, подчеркивает сходство их драматургических функций. И, отдаляя действо от привычной оперы, приближает его к другому полюсу – мистерии, где действуют и сталкиваются не столько личности, сколько идеи. Стелларс и ставит «Королеву индейцев» как мистерию – с неспешным чередованием ритуальных танцев и вокальных номеров, которые, опять-таки совсем как у Баха, скорее музыкально-поэтические комментарии к сюжету, чем высказывания конкретных героев. Если кому-то кажется, что от этого убывает сила смыслового послания, – он волен так считать. Но чуткому и вдумчивому все откроется, уверены постановщики.

Автору этих строк не вполне, может быть, открылись детали оформления. Загадочной простоте декоративных панно-орнаментов, воспроизводящих древние индейские символы и так гармонирующей с замедленным ритмом обрядово-повествовательных танцев (хореограф Кристофер Уильямс), очень уж в лоб перечила расхожая брутальность фигур захватчиков, одетых, как в тысячах современных спектаклей, в камуфляж. Впрочем, может, этой нарочитой расхожестью американские художники Гронк (декорации) и Дуня Рамикова (костюмы) как раз хотели подчеркнуть пошлость европейского насилия на фоне тонкой символики туземного искусства?

Ну и еще об одном коллективном «герое» спектакля необходимо сказать – это хоровой и инструментальный ансамбль Теодора Курентзиса musicAeterna, которому подвластны сложнейшая полифония, тончайшие секреты звукоизвлечения и умение всегда оставаться в поле гармонии – в высшем, эстетическом смысле. Даже когда музыка вдруг выскакивает из привычной стилистики барокко и начинает удивлять, скажем, неожиданными индийскими (не индЕйскими, а именно индИйскими) медитациями – там, где повествуется о сладостных ухищрениях любви, – исполнители сохраняют общий прозрачно-(призрачно?)-сдержанный саунд, и художественное единство не нарушается. «Мы имели на это право, -- прокомментировал потом свою вольность Курентзис. – При Перселле традиции не только разрешали, но даже предписывали в некоторые моменты вставные номера – любые, какие постановщики сочтут уместными. Нам показалось уместным индийское звучание».

А на вопрос, почему совершать художественное открытие мирового значения захотелось именно в России, Теодор ответил: «А вы где-нибудь еще встречали такой коллектив, как musicAeterna?»

Было бы странно, если бы спектакль не получил наград «Золотой маски» хотя бы в некоторых из семи номинаций, по которым выдвинут (работал дирижера, режиссера, первых четырех из названных выше солистов, ну и сама оперная постановка в целом). А будь моя воля, я бы ввел еще одну номинацию – за лучший буклет. В стране еще только Большой театр выпускает к своим постановками подобные тома-исследования – содержательные, многосторонние, богато иллюстрированные, которые не стыдно потом ставить в самые серьезные библиотеки. Даже Мариинский такого не делает. Пермь и в этом отношении держит себя одной из культурных столиц России.

Полностью:

Труд. 12:42 30 декабря 2014 г.
http://www.trud.ru/article/30-12-2014/1321050_koroleva_indejtsev_zavoevala_moskvu.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау