Автор Тема: «Аида» Верди в МАМТ  (Прочитано 74390 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Аида» Верди в МАМТ
« : Декабрь 22, 2013, 15:08:27 »
Раз уже началась продажа билетов, заведу-ка я ветку, посвященную этой премьере!

http://stanmus.ru/performance/92

11 апреля 2014 года состоится премьера оперы Дж. Верди "Аида" в постановке Петера Штайна. Этого выдающегося немецкого режиссера хорошо знают в России. На Чеховском фестивале были показаны его спектакли "Вишневый сад", "Три сестры", "Дядя Ваня". На отечественной сцене им поставлены "Орестея" Эсхила и "Гамлет" Шекспира. Оперные постановки Петера Штайна шли на фестивале в Зальцбурге, в Венской государственной опере, Нидерландской опере, миланском театре "Ла Скала" и "Лисеу" в Барселоне, оперных театрах Цюриха, Лиона и других городов.

Над постановкой будет работать постоянная "команда" Петера Штайна - сценограф Фердинанд Вегербауэр, художник по костюмам Нана Чекки, хореограф Лиа Цолаки, художник по свету Иоахим Барт. Музыкальным руководителем премьеры станет главный дирижер театра Феликс Коробов.

Составов, даже предварительных, пока нет, но отдельные исполнители уже заявили о своем участии:

Радамес – Нажмиддин Мавлянов http://najmiddinmavlyanov.ru/ru/news/novye-roli-v-novom-sezone

Рамфис – Дмитрий Ульянов http://dmitryulyanov.livejournal.com/89640.html
« Последнее редактирование: Октябрь 07, 2016, 17:29:16 от Александр П. »
Che mai sento!

Оффлайн Alfredo Germont

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 345
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #1 : Декабрь 22, 2013, 15:16:44 »
А этот Петер Штайн - что он за птица? В каком стиле он ставит? Есть ли у нас шанс, что это будет похоже по стилю на постановки Пьера Луиджи Пиццы? Или же нас ждет постановка в стиле Чернякова, а не то и вовсе Каликсто Биейто, не к ночи будь помянут?...

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #2 : Декабрь 22, 2013, 15:18:41 »
А этот Петер Штайн - что он за птица? В каком стиле он ставит? Есть ли у нас шанс, что это будет похоже по стилю на постановки Пьера Луиджи Пицци Или же нас ждет постановка в стиле Чернякова, а не то и вовсе Каликсто Биейто, не к ночи будь помянут?...

Ни то, ни то, он скорее монументалист. Есть надежда на классическую постановку.
Che mai sento!

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #3 : Декабрь 22, 2013, 15:34:47 »
А этот Петер Штайн - что он за птица?

Штайн - дедушка очень заслуженный, любящий детали. Будет ставить с размахом - сведущие люди рассказали, что на постановку уже потребовалось дополнительно около 50 человек в хор, и уже идет целевой набор хористов на время спектаклей.

Или же нас ждет постановка в стиле Чернякова

В театре к Митечке и его стилю как бы сказать помягче... недвусмысленно предубежденное отношение - и у директора (и бывшего, и настоящего), и у художественного руководителя, и у главного дирижера. Так что триумфальный марш вокруг большого стола отменяется.


Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #4 : Декабрь 22, 2013, 15:36:44 »
Штайн - дедушка очень заслуженный, любящий детали. Будет ставить с размахом - сведущие люди рассказали, что на постановку уже потребовалось дополнительно около 50 человек в хор, и уже идет целевой набор хористов на время спектаклей.

Да, говорят, что по размаху сопоставимо с "Войной и миром".
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #5 : Декабрь 23, 2013, 18:24:26 »
Штайн – суровый человек. Требует Ordnung'а. 2010 год: «Знаменитый немецкий режиссер Петер Штайн заявил о своем отказе ставить на сцене Мета оперу «Борис Годунов» по «личным мотивам». На днях он публично разъяснил, какие именно причины подвигли его на этот шаг. Штайн объяснил, что был оскорблен и возмущен волокитой с выдачей ему визы в консульстве США в Берлине и отсутствием поддержки в этом вопросе со стороны руководства Метрополитен Оперы: «Я с самого начала предупреждал Гелба (генеральный директор Мета), чтобы не создавали дискомфортную для меня ситуацию. Я уже далеко не молод и в своей работе хочу чувствовать, что я нужен, что мне помогают. Если это не так, то работать более не могу. Просто невозможно работать».

Гелб, в свою очередь, заявил, что разочарован решением Штайна, и добавил, что «Мет делал все, чтобы удовлетворить художественные запросы режиссера». Речь, в частности, идет о приглашении художников по рекомендации Штайна, об увеличении времени для репетиций...» http://www.operanews.ru/10091203.html


На сайте театра билетов на первые два спектакля нет, на два последующих – очень мало.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #6 : Февраль 24, 2014, 00:04:10 »
Петер Штайн начинает репетиции оперы "Аида" http://stanmus.ru/event/2957

28 февраля выдающийся немецкий режиссер Петер Штайн приступает к репетициям оперы Дж. Верди "Аида". Декорации почти готовы, музыкальный руководитель постановки Феликс Коробов проводит репетиции с оркестром, а солисты оперы занимаются с концертмейстерами и педагогом по итальянскому языку. Премьера "Аиды" намечена на 11 апреля. Это будет первое обращение Музыкального театра к вердиевскому шедевру, давно ставшему символом оперы.

К репетициям с Петером Штайном готовы приступить солисты, назначенные на главные партии: Ирина Ващенко, Анна Нечаева (Аида), Лариса Андреева, Ксения Дудникова (Амнерис), Николай Ерохин, Нажмиддин Мавлянов (Радамес).
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #7 : Февраль 24, 2014, 08:46:52 »
К репетициям с Петером Штайном готовы приступить солисты, назначенные на главные партии: Ирина Ващенко, Анна Нечаева (Аида), Лариса Андреева, Ксения Дудникова (Амнерис), Николай Ерохин, Нажмиддин Мавлянов (Радамес)

О многих солистах мы успели поговорить за последние годы.
О Ксении Дудниковой потока у нас нет, зато есть об остальных:

Ирина Ващенко
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,3056.0.html

Лариса Андреева
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,2972.0.html

Анна Нечаева (пока нет отдельного потока)
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,7111.0.html

Николай Ерохин
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,2954.0.html

Нажмиддин Мавлянов
http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,5260.0.html


P.S.
Вот так, по идее, мы должны сопровождать ссылками на предыдущие обсуждения рассказ о конкретном событии, и я, коллеги, рекомендую вам, если вы хотите, конечно, чтобы форум рос и развивался, поступать так и впредь. Интерес к событиям и наполняемость форума значимой информацией в ваших руках.
« Последнее редактирование: Февраль 24, 2014, 10:42:16 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #8 : Февраль 24, 2014, 10:44:25 »
Господи прости, ссылку на поток о Ващенко чуть не забыл указать.
О Ксении Дудниковой, пожалуйста, заведите поток самостоятельно, если у кого-то возникнет такое желание.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #9 : Февраль 24, 2014, 11:06:14 »
Вот поток о Ксении Дудниковой: http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,9408.0.html
« Последнее редактирование: Февраль 25, 2014, 00:33:31 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #10 : Февраль 24, 2014, 22:58:12 »
Состав исполнителей, занятых в постановке (в алфавитном порядке): http://dmitryulyanov.livejournal.com/120793.html

Дир. - Феликс Коробов
Аида - Ирина Ващенко, Анна Нечаева
Амнерис - Лариса Андреева, Ксения Дудникова
Радамес - Николай Ерохин, Нажмиддин Мавлянов
Рамфис - Денис Макаров, Дмитрий Ульянов
Амонасро - Андрей Батуркин, Антон Зараев
Фараон - Дмитрий Степанович, Роман Улыбин
Жрица - Евгения Афанасьева, Мария Пахарь
Гонец - Валерий Микицкий, (?)

Конкретные составы на спектакли будут объявлены позднее.
« Последнее редактирование: Февраль 24, 2014, 23:11:15 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #11 : Февраль 24, 2014, 23:15:20 »
:)) Это очень хорошо, что тов.Ульянов такой словоохотливый: когда есть такие люди, а тем более, артисты, всюду в театре вхожие, через них всегда можно узнать что-нибудь интересное! А другие что же - молчат? Ему перепоручили? :)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #12 : Февраль 28, 2014, 20:53:30 »


Сегодня начались репетиции «Аиды» с Петером Штайном. Постановка классическая, вроде как без переноса в другую эпоху, «картинка» красивая и строгая.
Николай Ерохин партию Радамеса выучил.
« Последнее редактирование: Февраль 28, 2014, 21:10:03 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #13 : Март 14, 2014, 21:50:41 »
«По большому счету ситуация с Украиной на Западе никого не волнует»

Режиссер Петер Штайн — о том, почему он хочет работать в России http://izvestia.ru/news/567408

Прославленный Петер Штайн впервые за 16 лет ставит в России. Вскоре после начала репетиций вердиевской оперы «Аида» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко патриарх немецкого театра встретился с корреспондентом «Известий» Ярославом Тимофеевым.

— Почему в последние годы вы всё время возвращаетесь к Верди?

— Верди понимал театр лучше, чем кто-либо еще из композиторов. Вообще-то опера — это не театр. В опере надо стоять лицом к публике, чтобы тебя было слышно. А в театре должно быть объемное пространство, в котором актеры передвигаются. Драма по-гречески значит «действие», а в опере действие всё время останавливается. Например, в оперном финале солисты могут в течение восьми минут петь одно и то же. Значит, они должны на восемь минут зафиксировать одни и те же эмоции! Я театральный режиссер, мне с этими вещами очень непросто уживаться.

И даже у Верди бывают совершенно запутанные и абсурдные истории, которые невозможно рассказать. Риккардо Мути дважды предлагал мне сделать «Макбета» в «Ла Скала», и я дважды отказывал, потому что не понимал, как эту оперу ставить. Там есть сцена, где ведьмы готовят зелье. У Шекспира ведьм трое — полный порядок. А у Верди — 60! Как 60 человек могут сидеть вокруг котла и готовить зелье? Это же смешно, а я не хочу делать смешные вещи. Но когда Мути пришел ко мне в третий раз, я согласился. Потому что наконец-то нашел решение. У меня были три ведьмы-актрисы, которые сидели вокруг котла. А хор из 60 человек изображал лес.

Когда Театр Станиславского предложил мне «Аиду», я тоже отказался наотрез. Это же ужасно — все эти египетские дела, слоны, шум, крики. Я сказал им: «Соглашусь на постановку, если дадите мне слонов». Слонов не дали. Но я так хотел снова поработать в Москве, что все-таки начал думать. Ведь в последний раз я ставил здесь в 1998 году.

— А оперу не ставили вообще никогда.

— Да, но мне было всё равно, оперу ставить или драму — просто хотелось сюда приехать. А меня больше ни разу не приглашали. Очень странно. Я даже сам делал предложения — например, «Ричарда II» Шекспира хотел поставить — отказывались. В общем, я решил взглянуть на партитуру «Аиды» — и влюбился в нее без оглядки. Обнаружил вдруг, что эта музыка на 60–65% состоит из piano и pianissimo. Да и история очень интимная, в центре ее — любовный треугольник.

— То есть вы поставите камерную «Аиду».

— Совершенно верно. И преимущество Театра Станиславского состоит в том, что «Аида» здесь никогда не шла. Никто просто не знает, какой она должна быть. Поэтому мы вместе можем исследовать ее с чистого листа.

Помните, Радамес в самом конце своей арии Celeste Aida берет очень высокую и длинную ноту? Так вот, когда в «Ла Скала» тенор поет ее forte — а все хотят петь высокие ноты громко, так уж устроены связки, — публика забукивает его, просто уничтожает. Так было с Роберто Аланья: он сбежал со сцены и больше не возвращался. Почему? Потому что в партитуре написано piano и diminuendo. В других театрах публика счастлива, когда тенор орет эту ноту: чем больше адского крику, тем лучше. Но в «Ла Скала» это не пройдет.

— И вы расскажете эту историю московским тенорам?

— Сделал это в первый же день. Певцы здесь молодые, это не мировые звезды, а штатные артисты труппы. Стандарт качества высокий, но понятно, что они не очень опытны. Так что для всех нас «Аида» — большой вызов. Включая оркестрантов. Они ведь тоже любят играть forte, потому что это проще. Возьмите запись «Аиды», сделанную Гербертом фон Караяном: страшный сон, оркестр гремит, не переставая. Возьмите Мути — то же самое. Единственный, кто попытался сыграть тоньше, — Клаудио Аббадо. Но и в его записи Пласидо Доминго последнюю ноту в арии Радамеса берет fortissimo.

— Как будет выглядеть ваш спектакль?

— Я всегда рассказываю истории в авторском контексте. Верди хотел рассказать историю про Египет, и не про сегодняшний день, а про события, случившиеся когда-то давно. В партитуре написано, что нужно семь декораций, значит, мы сделаем семь декораций. Недавно работник театра спросил меня, правда ли я собираюсь опускать занавес между сценами. Я ответил, что это правда. «Но русская публика разбежится: все подумают, что начался антракт», — сказал мой собеседник. Я ответил ему, что в таком случае мы будем играть без публики.

— «Аида» для вас — чистая love story, или политика в ней тоже важна?

— Love story. Политика — всего лишь рамка для нее. Конечно, противопоставление двух народов неслучайно. Важно, что Египет — развитая страна, а Эфиопия — третий мир. Египтяне у нас белолицые (ничего общего с реальными египтянами — мы же смотрим на них глазами Верди). А эфиопы имеют кожу не то что совсем африканскую, скорее арабскую — а-ля Обама. Парень из цивилизованной страны влюбляется в девушку из третьего мира. Но всё это не так важно, как сама любовь.

— Система Станиславского в вердиевском оперном театре работает?

— В целом, да. Но вообще-то системы Станиславского не существует. Константин Сергеевич искал правды на сцене, но его поиск был процессом, а не системой. Он никогда не писал трактатов, систематизировали всё его адепты. Станиславский постоянно менял свои взгляды, а в итоге вообще бросил драматический театр и ушел в оперу. И я его понимаю. Тоже постепенно ухожу в оперу.

Опера — более чистое и ясное искусство. В музыке заключена математика. Есть четкий хронометраж, и режиссер не зависит от актеров, которые могут испортить любой спектакль, начав импровизировать. Для постановщика, который хочет достичь точного результата, глупые актеры — серьезное препятствие. Певцы — особенно тенора — тоже глупы, но у них есть четкое предписание, что делать: они выучили ноты.

— Тенорам от вас достается уже не первый раз.

— Глупость теноров — известный миф, но беда в том, что зачастую он оказывается чистой правдой. Пару дней назад мы говорили об этом с труппой, и ни один тенор не обиделся: все приняли мои слова как должное.

— Это потому что вы мэтр, иначе они бы поспорили.

— Во времена, когда я начинал работать в опере, к режиссерам вообще относились совершенно иначе. Я дебютировал «Золотом Рейна» в Париже в 1976 году, и это было так ужасно, что я взял большую паузу в 10 лет. Вовсю цвела так называемая система звезд. Певцы не соглашались больше чем на 10 репетиций. Им было плевать на режиссеров. Сейчас всё изменилось кардинально: режиссеры обладают гигантским влиянием, пожалуй, даже слишком большим. Я всегда ставлю оперу ради музыки и поэтому помню, что я второй человек в команде. Первый — дирижер. Его работа куда сложнее. Это в драматическом театре я первый.

— Как вы думаете, модернизм в оперном театре уже пережил пик популярности?

— Не знаю, мне нет до этого дела. Модернизировать сюжет — большая глупость, это рушит отношения героев. А причина в том, что режиссеры необразованны. Желание перенести сюжет в современность происходит от нежелания самому погрузиться в другую эпоху. Но ни я, ни вы — не Гамлет. Гамлет жил сотни лет назад в совершенно другой социальной системе. Благодаря этой временно́й дистанции можно создать у зрителя ощущение шока, и он взглянет на свою жизнь иными глазами. Посмотреть на нее привычным взглядом мы можем и без Шекспира.

— Отношения России и Запада сейчас ухудшаются на глазах. Ваша симпатия к России не поколебалась?

— Слушайте, в прежние времена Россия делала куда более страшные вещи (смеется). У немцев и русских вообще особые отношения — из-за кровавой войны, из-за того урона, который нанесла Германия России и который Россия частично вернула Германии, выиграв войну.

Вы прекрасно знаете, что в эпоху Сталина за «неправильный» театр расстреливали. Почему? Потому что искусство воспринимали всерьез. Кто сейчас воспринимает искусство всерьез, особенно на Западе? Да делайте, что вам угодно! Свою великую социальную роль театр потерял навсегда.

Так же и с Украиной. По большому счету на Западе вся эта ситуация никого не волнует. Все знают, что Путин пытается возродить могущество советской империи. Американцы делают то же самое со своей страной. И сейчас ситуация такова, что Путин, кажется, преуспел куда больше. Не знаю, надолго ли. Но для будущих отношений России и Запада всё это не так уж важно. Отношения будут продолжаться, потому что бизнес решает всё.

Я мог бы поставить «Аиду» где угодно (кстати, в следующем году буду ставить ее в «Ла Скала»). Но я приехал в Москву, потому что неравнодушен к русской культуре, к русскому менталитету. Во мне самом 90% славянской крови. Прекрасно понимаю, что мне осталось недолго, максимум лет 10. Поэтому хочу успеть поработать здесь в нынешних совершенно изменившихся условиях. Знаете, я наблюдаю за Россией с 1974 года — и намерен продолжать.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #14 : Март 25, 2014, 13:15:54 »
В состав исполнителей, занятых в постановке, произошли небольшие изменения:

Аида - Ирина Ващенко, Анна Нечаева, Мария Пахарь
Амнерис - Лариса Андреева, Ксения Дудникова
Радамес - Николай Ерохин, Нажмиддин Мавлянов
Рамфис - Денис Макаров, Дмитрий Ульянов
Амонасро - Андрей Батуркин, Антон Зараев
Фараон - Дмитрий Степанович, Роман Улыбин
Жрица - Евгения Афанасьева, Мария Пахарь
Гонец - Валерий Микицкий, Евгений Либерман

Конкретные составы на спектакли будут объявлены позднее.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #15 : Март 27, 2014, 22:14:04 »
Петер Штайн: «Покупаю семена у настоящего мафиози»

Валерия КУДРЯВЦЕВА http://portal-kultura.ru/articles/theater/32952-peter-shtayn-pokupayu-semena-u-nastoyashchego-mafiozi/

После 16-летнего перерыва немецкий режиссер Петер Штайн снова ставит в России. На сей раз — оперу. Премьера вердиевской «Аиды» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко запланирована на апрель. О новой постановке и своем желании навсегда проститься с режиссурой Штайн рассказал корреспонденту «Культуры».

культура: Кому принадлежит идея поставить в Москве «Аиду»?
Штайн: Театру. Сам я планировал сделать что-то совсем иное, однако постепенно влюбился в партитуру. Мое представление об «Аиде» было неверным, хотя я видел ее в двух или трех постановках. Теперь же я просто счастлив, что ставлю именно эту оперу, и именно в этом театре, где она прежде не шла. Ни оркестр, ни солисты не знают, какой должна быть «Аида». Мы вместе ищем наилучший вариант. Максимально близкий к оригиналу.

культура: В 1998 году Вы поставили «Гамлета» с Евгением Мироновым в главной роли. Не хотелось посмотреть «Гамлета», которого сделал для Миронова Робер Лепаж?
Штайн: С недавних пор я стал подозрительно относиться к Лепажу. Его последние работы меня не интересуют, хотя мне очень нравилось то, что он делал лет двадцать назад. К тому же я очень занят. Помимо «Аиды» мне предстоит поставить «Бориса Годунова» в театре Et Cetera. Чтобы отобрать актеров, придется отсмотреть все спектакли.

культура: Отношения между Россией и Западом сейчас непростые. А Вы строите новые планы... 
Штайн: Мне очень хотелось вновь поработать в Москве. Я неравнодушен к русской культуре, хочу и буду здесь ставить.

культура: Правда, что Ваш отец был очарован Россией и много о ней рассказывал?
Штайн: Когда Гитлер пришел к власти, мой отец, тогда еще очень молодой человек, стал директором фабрики. Будем говорить прямо: фактически он помогал нацистам готовиться к войне — производить детали для мотоциклов, машин, самолетов. Конец войны застал отца на территории Австрии, где он руководил примерно 80 русскими военнопленными. Он рассказывал, как это было: день окончания войны и он — в окружении теперь уже свободных русских. Ему было очень страшно — что они с ним сделают? Русские же пригласили его выпить за Победу. Они не причинили ему никакого вреда. Отец часто рассказывал эту историю, из которой понятно, почему у него было такое особое отношение к русским.

культура: Любовью к России Вы обязаны отцу?
Штайн: Нет, контакт с Россией случился через искусство — через музыку, литературу — Достоевского, Толстого, Тургенева. Когда я пришел в театр — а это случилось после 30 лет, я начал изучать русскую драматургию. И когда мы решили в моем театре поставить «Дачников» Горького, я предложил актерам совершить путешествие в Россию, чтобы понять ее современные реалии. Шел 1974 год. Мы поехали как простые туристы. И это дало мне возможность увидеть реальную жизнь вашей страны.

культура: Сегодня разница с теми временами ощущается?
Штайн: На мой взгляд, жизнь у вас стала гораздо легче. По крайней мере, если у тебя есть деньги. Хотя иногда мне кажется, что у русских слишком много денег. Достаточно выглянуть на улицу — «Феррари» в Москве больше, чем во всей Италии.

культура: Я имела в виду не материальные ценности...
Штайн: А какие? Русскую душу? Что вообще такое — душа?

культура: По-Вашему, вокруг русских слишком много мифов?
Штайн: Вот именно! Мир меняется, и русским придется меняться. Не думаю, что нужно как-то подталкивать эти изменения, все случится само собою. Лучше сосредоточиться на том, что стоит сохранить. Например, культурные ценности. Отбрасывать их крайне опасно. Мы должны защищать их от скорости, с которой меняется мир. Русские в этом смысле большие молодцы — достаточно посмотреть, сколько у вас театров. Большинство из них поддерживает государство или спонсоры. Подобная ситуация наблюдается еще только в Германии.

культура: Но из Германии Вы уехали много лет назад. Сказали, что их театр Вам наскучил. 
Штайн: Это неправда! Немцы сами меня вышвырнули! Хотя я всегда хотел покинуть Германию. Ребенок войны, я так и не смог до конца полюбить свою страну. В Германии сейчас в фаворе то, что называют режиссерским театром. Литература их больше не волнует, режиссеры подмяли ее под себя, используют только как материал. Думаю, это неверно. В задачу театра входит познакомить зрителя с пьесой, а не с тем, что о ней думает какой-то режиссер. Государство дает деньги на поддержание театральных традиций, а они ничего общего не имеют с тем, что ставится сегодня в Германии.

культура: А что для Вас театр? Самовыражение? Миссия? Религия?
Штайн: В современном смысле театр — это язык. События на сцене должны соотноситься с людьми, затрагивать внутренние струны. Современный человек 80 процентов своего времени проводит перед экраном компьютера. Вроде бы пребывая на связи с миллионами людей, он чудовищно одинок. Театр же пытается передать жизненный опыт ограниченному числу зрителей, которые на несколько часов собрались вместе в тишине темного зала. Кстати, в театре человек гораздо свободнее, чем в кино. Он может выбрать, что именно хочет увидеть, может следить за одним актером или за другим. Каждый видит что-то свое. И только постепенно присутствующие приходят к одной и той же эмоции. В кино же все фиксировано, все задано режиссером. Сейчас вы должны видеть этот кадр, следом вот этот... 

культура: Поэтому Вы никогда не снимали кино? 
Штайн: Нет, причина несколько иная. Я не чувствую себя автором. Представьте: кто-то написал пьесу. Что делаю я? Протягиваю ему руку, помогая перенести сей шедевр на сцену. Понимаете? Это и есть моя работа. Я переводчик. У меня нет собственных идей. Я даже не уверен, что меня можно назвать художником. Для этого я недостаточно умен. Был бы умнее, занимался бы наукой.

культура: Вы следите за тем, как развивается современный театр?
Штайн: Сегодня театр играет не столь важную роль в культуре и обществе, как раньше. Его вытеснили кино, телевидение, интернет. Однако люди театра отчаянно стараются остаться на рынке, изобретают странные, а иногда и глупые вещи. И это грустно. Я не выношу вымученный театр. Режиссер кричит: «Я здесь, здесь я! Я ставлю, я придумал!» А что он придумал? Мне тут рассказали, что какой-то умник решил поставить вагнеровского «Тангейзера» на французском. Почему? Потому что Вагнер сочинил эту оперу, когда был в Париже. Как же надо хотеть выпендриться, чтобы родить такую идиотскую идею!

Театр должен быть органичным и живым. Поднимать сложнейшие проблемы, но оставаться ясным и прозрачным. Зритель должен понимать, что ему рассказывают, стать частью происходящего. А если у него постоянно возникает вопрос, что все это значит, ты уже проиграл. 

культура: Говорят, когда Мерил Стрип впервые оказалась в МХТ, то поцеловала краешек занавеса, желая соприкоснуться с театром своего кумира Станиславского. Для Вас Станиславский тоже ориентир? 
Штайн: Я перед ним преклоняюсь. Когда в первый раз вошел в созданный им театр, испытал огромный эмоциональный подъем. Станиславский заложил основы режиссуры, где главный аргумент — «я тебе не верю». Однако того, что сегодня называют системой Станиславского, не существует. Ее придумали его ассистенты. Станиславский просто пытался добиться того, чтобы актеру верили. Для этого он использовал самые разные методы, не переставая менять принципы работы. В итоге Станиславский вообще бросил драматический театр и ушел в оперу. И я его понимаю — музыкальный театр намного лучше организован.

культура: По-гречески Ваше имя означает «камень». Точно так же переводится с немецкого Ваша фамилия. Влияет ли это на характер?
Штайн: Не думаю. Скорее, я чересчур мягкий. Жесткость могу проявить только в работе. Не выношу, когда кто-то халтурит. Мне платят не за то, чтобы я терпел лень и профанацию. Ненавижу, когда слова расходятся с делом. Того же требую и от других.

культура: Говорят, Ваше поместье в Италии процветает? Как Вам удается сочетать ипостаси режиссера и лендлорда?
Штайн: В своем поместье в Сан-Панкрацио произвожу оливковое масло — от тонны до двух в год, выращиваю пшеницу, ячмень, подсолнухи. К сожалению, моя занятость как режиссера (только в прошлом году я поставил шесть спектаклей) сильно вредит сельскохозяйственной деятельности. Ведь все нужно проверять, контролировать.

культура: Жизнь на земле дает Вам внутренний баланс?
Штайн: Не знаю, как насчет баланса, просто чувствую, что без этого уже не могу. Многие из местных жителей стали моими друзьями. В основном все они обычные люди: рабочие, строители, однако попадаются и довольно примечательные личности. К примеру, семена я покупаю у настоящего мафиози, ему же продаю урожай. Он пытается жульничать, у нас бывают настоящие битвы. Но в этом тоже есть удовольствие. С каждым годом этот кусок земли становится для меня все более важным. Думаю, скоро я оставлю театр и все время посвящу земле и хозяйству. Может быть, начну производить больше вина. Сейчас это сложно — требуется постоянное присутствие. В пять утра ты уже должен сыпать первые удобрения...

культура: Представьте, что Вы встретили ребенка, и он спросил, кто Вы. Что ответите?
Штайн: Я расскажу ему все то же самое, что рассказал вам. Но не стану определять себя какими-то словами. Пусть это сделают другие люди. Я 76-летний дурак, вот так бы я мог ответить (смеется).
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #16 : Март 27, 2014, 23:39:59 »
Хочу сюда добавить ссылку на старую, но очень содержательную ветку форума.

Азучена и Амнерис - почему Верди потребовались отличающиеся тесситуры для меццо-сопрано ? http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,7368.msg99654.html#msg99654
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #17 : Март 28, 2014, 23:37:50 »
Петер ШТАЙН: В опере первым лицом является дирижер http://stanmus.ru/press/640

– Вам приходилось ставить оперы в России?

– Нет, никогда. Но я ставил русские оперы: «Мазепу», «Евгения Онегина», «Пиковую даму» Чайковского – в Лионской Опере, а в Цюрихе – «Нос» Шостаковича. Планировалась премьера «Бориса Годунова» Мусоргского в «Мет», но потом что-то не срослось.

– Каждый раз вы выбираете название?

– Что касается опер Чайковского, то да. Я долго искал театр, где смог бы поставить их именно как трилогию. И «Нос» – моя инициатива. А вот «Аиду» предложил мне театр Станиславского и Немировича-Данченко.

– Ваше отношение к этой опере Верди?

– Я видел две или три постановки, и они меня никак не взволновали. Имеет определенное значение репутация оперы: «Аида» всегда подается как монументальное сочинение, с восточной экзотикой – как у Дзеффирелли, с гигантскими скульптурами Изиды и Озириса. Поэтому на предложение театра я откликнулся не сразу. Но для меня было важно, что вновь поступило предложение поработать в Москве, где последний раз я ставил в 1998 году. Прошло уже 16 лет, мне хотелось сюда вернуться, и я решил получше приглядеться к «Аиде». У Караяна, Мути – все звучит громко, помпезно, но когда я открыл партитуру, то увидел, что там много пиано, пианиссимо. Кроме того, в большинстве сцен участвуют два-три человека, то есть – это очень интимная история, в основе которой любовный треугольник. И чем больше занимался партитурой, тем больше влюблялся в нее. Опера написана Верди после продолжительной паузы, почти в десять лет. Так что в «Аиде» воплотился весь его художественный опыт, творческие возможности, накопленные за прошлые годы, обретшие здесь свое достойное место. К тому же, Верди – великий театральный композитор, а поскольку я – театральный режиссер, то мне это было очень важно.

– Вы хорошо читаете партитуры. Это редкость в среде оперных режиссеров, ну, в России, во всяком случае, где многие ставят «на слух».

– Так и в Европе.

– У вас есть специальное музыкальное образование, собственный исполнительский опыт?

– Занимался на скрипке с 10 лет. А в 21-22 – бросил, так как сам уже не мог слушать свою ужасную игру (смеется). Сейчас я понимаю, что сделал большую ошибку. Музыка – не только для души, отдохновения, она помогает развить способности, расширить восприятие мира. Даже если музицирование происходит на любительском уровне. Вот почему я ставлю оперы – я очень люблю музыку.

–- А как вы относитесь к опере как к жанру?

– В нем не так много театрального, многое в опере вообще не имеет никакого отношения к театру. Арии, дуэты, где все время повторение одного и того же… Поэтому я принимаю, что в опере первым лицом является дирижер.

– Как складывались ваши взаимоотношения с музыкальным руководителем, Феликсом Коробовым?

– Вначале с недоверием отнесся к тому, что молодой русский дирижер будет исполнять Верди. В принципе, это должны делать только итальянцы, так как тут нужны определенная взаимосвязь с оркестром, умение добиться особого колорита звучания – иногда пестрого, как у деревенских музыкантов. Феликс приезжал ко мне в Италию, мы три дня с ним обсуждали партитуру и нашли полное взаимопонимание. Это камерная опера с интимными сценами, и все нюансы взаимоотношений героев прописаны в партитуре.

– А как вы относитесь к мнению, что не Аида, а Амнерис – главная героиня оперы?

– Может быть, в какой-то мере это и соответствует действительности, ведь между двумя героинями проходит много параллелей. Обе – любящие женщины, обе – несчастливы в любви: одна влюблена, Аида, но не имеет права любить, потому что Радамес – смертельный враг. Амнерис отвергнута возлюбленным, и это разрушает самого мужчину. Но все же правильно, что опера называется «Аида», ведь главная тема сочинения – это страдание, и действительно, Аида больше всех страдает, испытывает публичные унижения… Когда она бросается на землю к ногам Амнерис, та наступает на нее, то же самое Амонасро – он ногой отшвыривает ее. Вся концепция заложена в самой партитуре, так что ничего придумывать специально не требуется. Только одно изменение: я хочу, чтобы в конце Амнерис не только пела над погребенными влюбленными: «Pace, pace» («Мир, мир»), но потом – перерезала себе вены и тоже умирала.

– Опера ставится исключительно силами труппы театра. Нашел ли господин Штайн свою Аиду и Амнерис среди предложенных кандидатур?

– Мы в поиске, ведь никто из солистов ни разу не пел эту оперу. Сформировано два, на некоторые партии – даже три состава. Так что у меня есть две Аиды, две Амнерис и три Радамеса… Раньше я так никогда не работал, но был вынужден пойти на это. Сначала я все сделаю с первым составом, потом займусь со вторым, а параллельно мой ассистент также репетирует с другими певцами.

– Что для вас важнее – типаж или голос?

– Однозначно ответить сложно. Проблема, если у вас, к примеру, огромный пузатый тенор и маленькая Аида. Хорошо, если бы фараон был высокий, Радамес – молодой, не в 55-летнем возрасте. И дамы тоже соответствовали возрастным категориям своих героинь и могли убедительно передать страсть. В первую очередь исходишь из того, можно ли с этим голосом что-то сделать. Затем оцениваются актерские способности. Для Верди это еще важнее, чем просто типаж. Потому что эти громадные толстые тенора ничего не умеют играть. А Верди не только ориентировался на диапазон или красоту голоса, но и на актерские качества исполнителей. В письмах часто встречаем его рассуждения на эту тему. Поэтому только в сочетании вокальных данных и актерской игры его образы могут быть правильно воплощены.

– Вы сказали, что композитор все предусмотрел в партитуре. Насколько буквально это понимать?

– Приведу один пример. Как я вижу первую сцену второго акта? Покои Амнерис. Женский хор, ее служанки одевают Амнерис. Для чего? Ее готовят к триумфу. Это удачно, так как мы знаем, чем занять хор. Верди прекрасно понимал закон сцены и предусмотрел, чтобы хор не стоял статично. Это имеет и то преимущество, что когда Амнерис в следующей сцене выходит в своих парадных одеяниях, все логично и понятно. Первая и вторая сцены очень тесно связаны. В конце первой сцены уже слышно приближение шествия, играет банда. И Амнерис из первой сцены сразу переходит во вторую. А если ее не одевать на сцене, то ее нельзя будет сразу выпустить: ей придется облачаться в другие одежды за сценой, и тогда она появится с опозданием. Аида появляется с короной для Амнерис – самым главным элементом парадного одеяния. Мы понимаем, что Аида – рабыня, и выходит для того, чтобы принять участие в одевании. Девушки уходят, а Аида водружает на голову Амнерис корону. И в этот момент она начинает спор с Аидой. Все обоснованно выстроено…

То, что я делаю – банально. Я следую партитуре, и пытаюсь привнести туда элементы, которые помогут просто музыку превратить в театральное действие.

– А как осуществляется сценография?

– Мое влияние на сценографа очень велико, может быть – чересчур. У меня фантастический партнер, умеющий мои идеи развить и воплотить. Я анализирую сцену и задаю вопрос: что бы я хотел видеть?

Первая сцена первого акта – что там происходит? Личная сцена – Радамес и Амнерис, затем вторгается политика – хор мужчин-министров. Объявляют: «Война! И ты, Радамес, возглавишь наше войско!» Амнерис дает ему знамя, и он отправляется на войну. Нам нужно, чтобы фараон откуда-то появился со своей свитой. Поэтому на заднем плане – врата. А все остальное – черный кабинет. Что нам нужно для триумфа – врата, трибуна для фараона и священнослужителей. Все. Для храма – только алтарь. Как решаем вторую сцену первого акта? Мы присутствуем на ритуальной церемонии, которая может длиться часами. Тогда я придумал, что наверху должно быть отверстие. И когда все начинают молиться и взывать к божеству, через отверстие проникает солнечный луч. И падает на алтарь, в виде кораблика, олицетворяющего серп луны. Тогда все происходящее получает сакральное значение.

В постановке я оставляю действие в Египте, иначе – про что мы рассказываем эту историю? Я не могу менять место действия, время – четыре тысячи лет назад. Где еще это могло бы происходить – в православном храме? Молиться кому или чему – рублю, доллару? Это же смешно. Но я обозначаю место и время действия только легкими знаками, а люди должны оставаться людьми, такими, как ты и я.

– Вы работали со множеством выдающихся дирижеров. Кажется, первым был сэр Георг Шолти?

– Когда я ходил в школу во Франкфурте, то Шолти занимал пост генерального музыкального директора Франкфуртской Оперы. Я посещал спектакли и благодаря Шолти познакомился с оперой. Где-то в начале 1970-х годов купил пластинки всех симфоний Бетховена в его исполнении и слушал целый год. Особенности почерка Шолти проистекают из его венгерского происхождения. Он очень придает значение ритму, у него рельефно поданы мелодические линии – ярко, но никогда не сентиментально. Поэтому я был рад, когда в 1976 году мне предложили поставить в Париже «Кольцо нибелунга» с Шолти. Я поехал к нему, на его виллу, представил проект постановки. Он его оценил положительно. Потом я стал ставить оперу, и случилась катастрофа. Потому что он исчез и появился за семь дней до премьеры. В оперном театре такое случается (Гергиев, например, может прийти за три дня). Но это безответственно – совместно так работать нельзя. Шолти обругал все происходящее на сцене, потом стал ссориться с оркестром. Мы показали «Золото Рейна» и «Валькирию», но потом весь проект в конечном счете закрыли. Тогда я подумал, что никогда больше оперой заниматься не стану. Но через 10 лет вернулся в оперный театр. В 1986 году в Кардиффе – «Отелло», «Фальстаф», «Пеллеас и Мелизанда», «Питер Граймс»...

– А самый счастливый тандем?

– С Клаудио Аббадо в «Симоне Бокканегра». Дважды работал с Булезом – мы сделали «Пеллеаса и Мелизанду» Дебюсси и «Моисея и Аарона» Шёнберга. У этих великих дирижеров я многому научился. Даниэль Хардинг и Инго Мецмахер – представители более молодого поколения – также оказались очень интересными музыкантами и многое мне дали. С Мецмахером мы даже стали друзьями. А вот Риккардо Мути – «пожиратель режиссеров». Потому что он тоже появляется слишком поздно. Представьте, режиссер работает уже четыре недели, выстраивает с певцами мизансцены, а потом приходит Мути, и начинается: «Все к рампе». Но у нас с ним было иначе. Я ему сразу сказал: «Ты – пожиратель режиссеров, но я – несъедобен. Хочешь со мной работать, рассматривай меня как равноправного партнера». Когда он увидел, как я работаю с партитурой, он все мои предложения принял.

28 марта 2014, Евгения Кривицкая, Музыкальная жизнь
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #18 : Март 28, 2014, 23:41:16 »
Феликс КОРОБОВ: Эпоха приблизительности должна закончиться http://stanmus.ru/press/641

Вослед вердиевскому юбилею в Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко объявили постановку оперы «Аида». Премьера намечена на 14 апреля 2014 года. О том, как идут репетиции, о деталях концепции и взглядах на оперу как жанр специально для читателей журнала «Музыкальная жизнь» рассказывает режиссер Петер Штайн, отвечающий за постановочные решения, и музыкальный руководитель – главный дирижер театра Феликс Коробов.

– Для меня «Аида» является прямым продолжением истории с «Войной и миром» Прокофьева. И в той, и в другой опере масштабность сюжета, количество персонажей на сцене, грандиозные массовые сцены заслоняют, наверное, главное. Однажды Святослав Рихтер, придя домой со спектакля в Большом театре, записал в дневнике: «Как они не понимают, как нужно ставить “Войну и мир”! Ведь это же камерная опера!». «Аида», как это ни парадоксально звучит, тоже камерная опера. Все знают финал второго действия со слонами, колесницами, трубами, где партитурный лист не вмещает нужное количество строчек, так что в издании «Ricordi» его макетируют горизонтально.

Многочисленные исполнения фрагментов «Аиды» на гала-концертах пошли ей в чем-то во вред. Публика, да и сами вокалисты привыкли к эффектным окончаниям, громким ферматам – что делать, это закон жанра – в большей степени на гала показывается певец, солист, а не музыка. А на самом деле, у Верди все наоборот. На 70 процентов «Аида» состоит из градации тихих оттенков: пиано, меццо-пиано, максимум меццо-форте. Это интимный разговор персонажей, их переживания.

Главное – лирическая линия. Ведь в опере преобладают диалоги, максимум трио, и в центре сюжета любовный треугольник. Политика – только фон для развития сюжета, предлагаемые обстоятельства! Как сказал Петер на одной из репетиций – да, это важно, что парень из развитой цивилизованной страны влюбляется в девушку из страны третьего мира, но главное слово здесь – влюбляется!

Опера пойдет с единственной купюрой – мы не будем делать балетный дивертисмент, это изначально вставной номер, его присутствие или отсутствие никак не влияет ни на содержание, ни на развитие действия. В остальном – ни ноты не добавлено и не убавлено.

– Ваш подход к авторскому тексту, в данном случае – к партитуре Верди. Вы собираетесь следовать темпам, нюансам, или это будет субъективная интерпретация?

– Эпоха приблизительности должна закончиться. Есть два подхода к партитуре. Первый, когда ты переосмысливаешь то, что сделано автором – в этом случае текст не является абсолютной догмой, а важно сохранить эмоции, внутренние ощущения. Приведу любопытный пример – два великих дирижера, считавших себя главными последователями и учениками Малера, записали его Адажиетто из Пятой симфонии. Каждый считал себя наиболее компетентным, воспринявшим традиции Малера. Речь идет о Бруно Вальтере и Виллеме Менгельберге. Разница в продолжительности звучания Адажиетто составляет у них… четыре минуты! Что бы мы ни говорили, но момент интерпретации присутствует всегда.

Второй подход – максимальное следование авторскому тексту. Как принцип. В моей практике такое тоже бывало. Как раз в случае с «Аидой» и я, и Петер Штайн заняли позицию верности замыслам Верди. Надо понимать, разумеется, что, допустим, восприятие темпов со времен Верди изменились, границы метрономов расширились. Но мы сохраняем соотношение темпов – то, что было быстро, не может быть медленно. Процитирую любимую фразу из Вайля: «Бах – тот же, мы – другие». Наши ощущения – тоже другие, в частности, по сравнению с записями Большого театра 30-летней давности. Главное – мы не меняем сюжет и историю.

Я сверял разные издания, и даже варианты партитуры «Ricordi» – довоенные и послевоенные… Есть серьезная разница в подаче материала: принципиальные расхождения в нюансировке, агогике, обозначении отдельных штрихов. Мы основываемся на последнем издании «Ricordi», где вносились исправления согласно письмам Верди, оркестровым корректурам в партиях, сделанным композитором во время прижизненных исполнений «Аиды», оттенкам и нюансам, появившимся на репетициях под фортепиано с певцами и внесенным в клавир. На сегодняшний день – это самая выверенная и достоверная редакция оперы.

– Как проходил кастинг?

– Вначале господин Штайн отсматривал видеофрагменты из разных спектаклей, где были заняты предлагаемые театром солисты. Потом, когда он остановил выбор на конкретных персоналиях, мы записали с ними уже отрывки из «Аиды». Я привозил эти записи ему в Италию, он приезжал и присутствовал на живых прослушиваниях. В итоге на роль Аиды отобраны наша солистка Ирина Ващенко и Анна Нечаева, представляющая сейчас Большой театр. Амнерис – наша опытнейшая Лариса Андреева и только начинающая свою карьеру Ксения Дудникова. Два Радамеса – Нажмиддин Мавлянов и Николай Ерохин. Господин Штайн поступился своим принципом – работать только с одним составом, и принял нашу реальность, что в репертуарном театре на каждую партию назначают два-три солиста.

– Петер Штайн признался, что не интересовался «Аидой» до того, как поступило предложение из театра. А вы?

– Для меня, как и для него, «Аида» не была оперой первой необходимости. Если бы мне дали список из десяти названий на выбор, то «Аиду» бы я поставил на последнее место. Может быть, такое отношение диктовала ее репутация «популярной» оперы, о чем я уже говорил. Хотя на деле все помнят трубы, слонов, марш, ну, может быть, Романс Радамеса. Все. Но когда театр определил, что все-таки ставим «Аиду», то я стал вчитываться в партитуру, выискивать «манки», постепенно вживаться в материал. И она стала интересной, как по эмоциональному ряду, так и по почти научному исследованию самой партитуры. Выяснилось, что наслоений и небрежностей в исполнении этой оперы столько, что если снимаешь «культурные слои», то получается совершенно другая музыка. Самое интересное, что параллельно в Италии у себя дома Штайн занимался тем же самым и практически с той же мотивацией. Спустя три месяца после наших «римских сидений» над клавиром и партитурой мы встретили друг друга в Москве, одновременно сказав: «А знаешь, мне стала нравится “Аида”», и дальше работа пошла уже на совершенно другом уровне.

– Что нас ожидает на сцене?

– Постановка будет абсолютно классическая, костюмная, без новых историй про Аиду и Амнерис, без офисных стульев...

– В чем же интерес?

– Лет пятнадцать назад в Москве весь сезон и в оперных, и в драматических театрах выпускались премьеры, оформленные в современном ключе – в черных кабинетах, стульях, деловых костюмах. Посмотрел спектаклей 20 – и все осовременено: и Гамлет в джинсах, и король Лир… А потом вместе с квартетом поехал на гастроли в Италию, и в каком-то маленьком городке зашел в местный оперный театр на «Любовный напиток» Доницетти. Постановка в костюмах эпохи, в сценографии запомнился фонтан на площади, который накачивал насосом пожарник за кулисами. Смотрел с удовольствием, поскольку ничто не отвлекало от музыки, от эмоциональных переживаний героев: я за те два часа отдохнул за весь прошедший сезон…

– Есть ли еще Верди в афише театра?

– На данный момент – только «Травиата», поставленная на нашу приму Хиблу Герзмаву. На время отложена «Сила судьбы» – спектакль отправлен «на отдых», возможно, через какое-то время мы вернемся к нему. Была легендарная постановка «Эрнани» – квинтэссенция Верди, где дирижировал Вольф Горелик, а поставил Александр Титель. У нас шел «Отелло», пока эту партию бессменно пел Вячеслав Осипов.

– Итальянская опера в русском театре – это всегда проблема произношения. Кто работает с певцами над тонкостями итальянского?

– С нами готовят «Аиду» два коуча, помогавшие нам и в «Итальянке в Алжире». Один из них, господин Аморетти, занимается не просто правильным произношением слов, но и тем, как это необходимо именно у Верди. Ведь правила пропевания согласных и гласных у Россини, у Верди или Пуччини совершенно разные. Кроме того, отдельно произношением с певцами занимается сам Штайн, говорящий практически на всех языках. Репетиции ведет по-английски, с ассистентами говорит по-французски, со мной – по-немецки, с певцами занимается итальянским. В этом смысле он – человек мира.

– Кто отвечает за декорации, костюмы?

– Петер Штайн привлек людей, с которыми часто сотрудничает за границей. Сценографией занимается художник-постановщик Фердинанд Вегербауэр, светом – Иоахим Барт, художник по костюмам совершенно фантастическая Нана Чекки, в которую влюбился, мне кажется, весь театр. Из ее эскизов – акварелей и пастелей – можно делать сразу художественную выставку, настолько она выдающаяся рисовальщица.

– Господин Штайн приверженец традиций Станиславского. Насколько они актуальны для вашего театра?

– Его методы работы попали на подготовленную почву. Штайну важно, чтобы, к примеру, Виолетта не просто 15 минут пела о любви, но понимала каждое слово, с каким смыслом его надо произносить, какая мотивация… В нашем театре это – норма: не может быть бессмысленного пения и красивых рулад. Господин Штайн занимается психологической проработкой образов, у него нет пустых диалогов, формального пребывания на сцене. На Западе сейчас есть целый ряд певцов, специализирующихся на одной какой-то роли. В совершенстве выученная один раз партия, с которой они переезжают из театра в театр. Ни о каком индивидуальном подходе тут речь не идет. Максимум возможных изменений – вышел из правой или из левой кулисы. Ничего сделать с подобным певцом невозможно: он так привык и все. Наши солисты больше открыты для экспериментов, более гибки, восприимчивы, более интеллектуальны. И судя по тому, как идут сейчас репетиции – иногда чрезвычайно сложные, – пока всё делается с обоюдным удовольствием...

28 марта 2014, Евгения Кривицкая, Музыкальная жизнь
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #19 : Март 29, 2014, 00:00:33 »
Цитата: ПЕТЕР ШТАЙНlink=topic=9114.msg130365#msg130365 date=1396035470

Петер ШТАЙН: В опере первым лицом является дирижер http://stanmus.ru/press/640

Опера ["Аида"] написана Верди после продолжительной паузы, почти в десять лет. Так что в «Аиде» воплотился весь его художественный опыт, творческие возможности, накопленные за прошлые годы, обретшие здесь свое достойное место.

Уважаемый мэтр что-то напутал?

«Дон Карлос» был заказан Верди в ноябре 1865 года директором театра Большой оперы в Париже; французское либретто написали Ж. Мери (1798—1866) и К. дю Локль (1832—1903). Опера была закончена в сентябре 1866 года. Премьера состоялась 11 марта 1867 года. http://www.belcanto.ru/carlo.html

В 1868 году по случаю торжеств, связанных с предстоящим открытием Суэцкого канала, египетское правительство предложило Верди написать оперу на национальный египетский сюжет... в 1870 году, познакомившись со сценарием «Аиды», композитор заинтересовался и дал свое согласие. Премьера «Аиды» состоялась 24 декабря 1871 года в Каире. http://www.belcanto.ru/aida.html

Феликс КОРОБОВ: Эпоха приблизительности должна закончиться http://stanmus.ru/press/641

Опера пойдет с единственной купюрой – мы не будем делать балетный дивертисмент, это изначально вставной номер, его присутствие или отсутствие никак не влияет ни на содержание, ни на развитие действия. В остальном – ни ноты не добавлено и не убавлено.

Ничего себе купюра! Выкинуть такую прекрасную музыку, ну как они могли!
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #20 : Апрель 04, 2014, 11:55:37 »
Декорации готовы, каждый день  новые костюмы получают все большее число участников премьерных спектаклей "Аиды". Репетиции уже идут только на основной сцене. 4 апреля начало оркестровых прогонов. На одной из последних рояльных репетиций побывала съемочная группа ТК "Россия-Культура".

http://tvkultura.ru/article/show/article_id/110384

"Аида" Петера Штайна появится в репертуаре Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко

Трудно представить себе, чего ещё не делал в театре знаменитый Петер Штайн. Но вот оперу он действительно ставит впервые. И впервые за последние 16 лет работает в России. Когда столичный музыкальный театр имени Станиславского и Немировича Данченко предложил мэтру поставить «Аиду» Верди, Штайн поначалу отказался, поскольку считал, что условности оперного жанра для него неприемлемы. Но, наверное, желание новой встречи с российской публикой было сильным. Премьера назначена на 11 апреля. А накануне в театре состоялась так называемая рояльная репетиция. Рассказывают «Новости культуры».

За сценой театра Станиславского говорят на многих европейских языках. Команда Петера Штайна – интернациональная. Уверяют: понимают друг друга без слов – сработались давно. Об «Аиде» театр и режиссер договорились почти два года назад. Репетировать начали в феврале. Штайн приехал с полностью готовым замыслом. Ставит – очень быстро.

В «кэжуал» исполнителям выходить на сцену еще не долго. Это последняя черновая репетиция, когда подгоняют, отлаживают, сверяют – технические составляющие спектакля. В пошивочном цеху – работа полным ходом. Художник по костюмам итальянка Нана Чекки – со Штайном сделала не один проект. У нее за плечами классическая балетная школа. Там изучила основы анатомии – объясняет художник. А еще диплом филолога – говорит, по буквам, грамматически анализирует все движения. Прежде чем начать работу – она долго наблюдает за исполнителями. Ее кредо: нужно быть исторически точным, но гуманным. Артисту должно быть удобно.

«Я считаю, лучше что-то убрать, чем что-то добавить, – поясняет Нана Чеки. – И в нашем случае, когда мы воссоздаем конкретную эпоху, атмосферу – задача убрать намного сложнее. Я, конечно, изучала материалы, но и много думала. Так что могу сказать, что моя работа на 100 процентов документ, но и на 100 процентов моя интуиция».

Пространство сцены тоже очень лаконично. Ни одной колонны, никаких сфинксов, пирамид и статуй фараонов. Такова режиссерская концепция. «Аида» – выбор театра. Петер Штайн считает: ставить очень популярную классику очень сложно. Сразу решил – никакой помпезности. Чтобы зритель проникся хрестоматийным сюжетом, решил изменить привычные акценты.

«Популярность этой вещи – несколько односторонняя, – отмечает Петер Штайн. – Обычно в постановках увлекаются деталями и пышностью. Вплоть до слонов на сцене. На самом деле Аида это очень интимная камерная вещь. Это опера о любви. О вечном любовном треугольнике. Для меня именно это – основная тема».

Штайн, который известен вниманием к русской драматургии и системе Станиславского, и в этой постановке добивался от артистов психологической достоверности. Разбирали мотивы и характеры. Так что в театре уверяют – зрителю предстоит открыть хрестоматийную оперу – заново.
« Последнее редактирование: Апрель 04, 2014, 13:49:27 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #21 : Апрель 04, 2014, 12:10:31 »
Ну а что там с составами? Говорят, Штайну свойственно нещадно браковать певцов.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #22 : Апрель 04, 2014, 12:17:00 »
Ну а что там с составами? Говорят, Штайну свойственно нещадно браковать певцов.

Да, ведь Штайн, по его собственным словам, на репетициях всех слушает, отслеживая по партитуре. На сайте театра пока нет составов на конкретные спектакли, только на сезон http://stanmus.ru/performance/92#people. Идут репетиции, всё решится по их итогам :) Осталась неделя до премьеры!
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #23 : Апрель 04, 2014, 12:26:51 »
Да уж всё решилось небось.
А почему не объявляют составы? Куда уж дальше тянуть? Боятся сглазить что ли?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 511
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Re: "Аида" Верди в театре им. Станиславского
« Ответ #24 : Апрель 04, 2014, 12:29:06 »
Да уж всё решилось небось.
А почему не объявляют составы? Куда уж дальше тянуть? Боятся сглазить что ли?

В МАМТе составы на премьеры всегда объявляют в последний момент, накануне спектакля.
Che mai sento!