Автор Тема: Пространство культуры. Кто есть кто?  (Прочитано 21885 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #125 : Январь 16, 2011, 19:57:06 »
Цель жизни - жить
Андрей Кончаловский о том, куда идет кино и общество

http://www.rg.ru/2011/01/11/konchalovskiy.html

<...>
РГ: Выхода нет?

Кончаловский: Выход есть всегда. Мы не задумываемся о том, как современное государство может формировать российскую ментальность. Мне возразят: вы хотите у русских отнять их русскость?! Но нельзя у русских отнять их самобытность! Петр варварскими способами боролся с варварством, и ничего не получилось. В Китае культурный код уже 2,5 тысячи лет все тот же. Мао пытался его сменить - ничего не вышло. Менять культурный код - самое сложное. Чехов писал: "Между "есть Бог" и "нет Бога" лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-либо одну из этих двух крайностей, середина же между ними не интересует его; и потому обыкновенно не знает ничего или очень мало".

И вот Александр Чудаков, выдающийся филолог и лингвист, дал анализ этой чеховской мысли. "Есть Бог", "нет Бога" - эти два понятия по отдельности либо ничего не значат, либо значат очень мало. Они обретают значение только тогда, когда есть это поле, через которое проходит только мудрец. Кому это поле неинтересно - тому неинтересно думать. Ключевский говорил подобное: русское сознание принимает только крайности. Либо есть Бог, либо нет. Человек или свинья, или святой. Или дубина, или икона. Крайности - свойство русского этического кода. Они пришли с византийским православием без греческого багажа. Нам внушали: надо верить, верить, верить, отучали мыслить еще до того, как у нас появилась охота к этому занятию. А вера без мысли - фанатизм, а мысль без веры - недомыслие, любая крайность недостаточна. Мне видится в этом что-то очень важное - именно отсутствие желания размышлять, страх перед сомнением во многом определяют образ мысли русского человека. Отсюда его нетерпимость к инакомыслию, неготовность к диспуту.

РГ: Если национальный код таков, то исчезает надежда.

Кончаловский: Это все тот же русский эсхатологизм - ожидание конца света! Мы думаем: еще немного - и за углом ждет демократия. Да нет за углом демократии! И это не страшно, надо просто постараться понять. Философ Джон Грей сказал: люди отличаются от животных тем, что они не могут жить, если у них нет цели жизни. Мы не можем понять, что это и есть цель жизни - жить. Все время к чему-то стремимся, а к концу жизни понимаем, что это все были глупости, суета. Лучше бы думали о простых вещах. Но так жизнь устроена: людям нужны высокие цели. Александр Зиновьев говорил, что возникает новое общество - сверхобщество, что западная демократия кончается. Самая демократическая страна, США, потеряла демократию: вводят микрочипы, ставят камеры слежки, про персональную свободу нужно забыть. А после скандала с "ВикиЛикс" не исключено, что надо будет, как это ни противно, признать правоту китайцев: информация должна быть регламентированной. Абсолютная демократия недостижима. Зиновьев интересно писал о сращивании законодательной, юридической и исполнительной власти, плюс четвертая власть - масс-медиа. Они сливаются в одного политического спрута.

РГ: Но если без цели нельзя, вы можете обозначить самую примитивную, но достойную цель?

Кончаловский: Повторяю: просто жить и видеть. Жить и стараться понять себя. В чем сила китайской философии? Там думают о двух вещах: забота о родителях и воспитание детей. Посмотрите, как учатся китайские дети! Они не хотят опозорить родителей. И это великая философия, которая, кстати, близка иудеям. Они говорят: "Нельзя каравану идти быстрее, чем старики и дети". Западная философия личной свободы привела к распаду семьи. Дети и родители друг друга не слышат. Парень делает что хочет, а родители говорят: он свободный человек.

РГ: Вообще-то мы пошли дальше, и события с футбольными фанатами это доказывают! Но ваши теоретические построения пессимистичны: получается, что мы и тут идем своим путем.

Кончаловский: Я не вижу пессимизма в том, что у нас средневековый этический код. Если прислушаться к Плеханову, у нас нет исторических предпосылок к возникновению буржуазии. Есть крестьянин, владеющий "Бентли", и политическая свобода ему не нужна. Олигархи ходят в Кремль посоветоваться, как истратить два миллиарда. Мы дискутировали с Евгением Ясиным: демократия - не причина, а следствие нашего этического кода, где нет для нее предпосылок. И философы, как и антропологи, и культурологи, должны его анализировать, чтобы понять возможность нашего развития.

РГ: А что способно изменить этический код?

Кончаловский: С появлением масс-медиа появилась возможность индоктринировать идею в массы. Но никто не думает о том, как в русский этический код индоктринировать новый элемент.

РГ: Потому что те, кто должны это делать, - носители того же этического кода.

Кончаловский: Не только поэтому. Они просто не знают, что это надо делать. Петр I брил бороды - пытался менять не код, а костюм. У нас сейчас думают примерно так же. Меняют руководителей, а код тот же. Чтобы думать о его смене, нужна политическая воля. Нужно воспитать поколение родителей. Это 15 лет. На пропаганду двух-трех базовых постулатов, и прежде всего индивидуальной ответственности. Пусть в школе не будет уборщиц - дети должны убирать за собой сами. Я фантазирую, но мне кажется, что с этого может начаться новая эпоха в России - с воспитания чувства индивидуальной ответственности.

РГ: Европа шла к этому веками!

Кончаловский: Правильно: триста лет насилия - Ночь длинных ножей, столетние войны... Раньше понимали ответственность перед Богом. Но сегодня германский атеист точно так же не перейдет улицу на красный свет, как и верующий. Время ускоряется, а у русской нации колоссальные потенции. Мы богатая страна: огромные невостребованные таланты, терпение феноменальное. И такую огромную экологическую структуру, как русская ментальность, надо менять с большой бережностью

РГ: А вам не кажется, что как раз тех представителей русского народа, которые это все понимали, у нас последовательно уничтожали - итог мы сегодня видим?

Кончаловский: Инакомыслящих в Европе уничтожали не хуже чем на Руси. Но у нас это делалось с особым усердием. Еще Герцен заметил, что в Европе никому в голову не приходило послать Спинозу на поселение, а Лессинга высечь и отдать в солдаты. У нас непременно сделали бы и то и другое! Как ни печально, здесь нельзя не вспомнить фразу великого Шаламова: "Русская интеллигенция без тюремного опыта - не вполне русская интеллигенция". Нетерпимость к инакомыслию - часть этического кода, который мешает возникновению демократии и гражданского общества. Это свойство русского темперамента - бескомпромиссность. А, может быть, способность к компромиссу и есть предпосылка к возникновению демократии?


Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #126 : Январь 16, 2011, 20:27:00 »
И такую огромную экологическую структуру, как русская ментальность, надо менять с большой бережностью

А зачем её менять ?

РГ: А что способно изменить этический код?

Кончаловский: С появлением масс-медиа появилась возможность индоктринировать идею в массы. Но никто не думает о том, как в русский этический код индоктринировать новый элемент.

РГ: Потому что те, кто должны это делать, - носители того же этического кода.

Кончаловский: Не только поэтому. Они просто не знают, что это надо делать. Петр I брил бороды - пытался менять не код, а костюм. У нас сейчас думают примерно так же. Меняют руководителей, а код тот же. Чтобы думать о его смене, нужна политическая воля.

Предлагаю А.Кончаловскому проявить политическую волю и "поменять код" Н.Михалкову. Интересно, что у него получится.

Нужно воспитать поколение родителей. Это 15 лет. На пропаганду двух-трех базовых постулатов, и прежде всего индивидуальной ответственности. Пусть в школе не будет уборщиц - дети должны убирать за собой сами. Я фантазирую, но мне кажется, что с этого может начаться новая эпоха в России

Ну здрасьте ! Какие же это "фантазии" ?
Вот сказанул !
Да в советских школах - даже и в Москве ! - ученики ВСЕГДА занимались уборкой своей школы и своего класса ! "Воспитывать" он собрался: спохватился, тоже мне ! Философ.
Надо не "воспитывать", а вспоминать то, что уже было, возвращать то, что прививалось в советской школе и что ныне напрочь забыто в условиях взращивания, с одной стороны, барского - применительно к прислуге и техническому персоналу, - а с другой стороны, холопского - применительно к вышестоящим "барам" - дореволюционного ещё рабского сознания.
Советская школа выжигала и то и другое калёным железом, а он теперь про "коды" будет вспоминать.
Ой, это называется, "что имеем, не храним, потерявши - плачем".

Мне это всё лишний раз доказывает, как МАЛО наша интеллигенция знала свою страну и советский строй - и А.Кончаловский в этом плане не исключение.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #127 : Январь 28, 2011, 13:48:27 »
Выбор интонации
Режиссер Александр Сокуров считает, что у него не так много времени, чтобы поступаться принципами

Людмила Безрукова
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5393 (17) от 28 января 2011 г.
 http://www.rg.ru/2011/01/28/sokurov.html



Александр Сокуров снимает фильм "Фауст". Он завершит тетралогию, куда уже вошли фильмы "Молох", "Телец" и "Солнце", посвященные проблеме власти. В "Фаусте" должен скрываться ключ к символике и идеям предыдущих фильмов

В Петербурге имя кинорежиссера Александра Сокурова давно считается символом градостроительной борьбы. Он всегда одним из первых среди деятелей культуры ставит свою подпись под обращениями о защите исторической целостности Северной столицы от разрушений. Пресловутый "Охта-центр", отказ от возведения которого стал для горожан настоящим праздником, и спасенные дом Рогова, дом Мурузи, неразрывно связанный с именем поэта Иосифа Бродского, знаменитый Дом со львами у Исаакиевского собора... Градозащитникам есть чем гордиться.

Его голос был слышен и прежде. Еще в то время, когда у наших сограждан принято было больше молчать. В конце 1970-х студент ВГИКа и начинающий кинорежиссер Сокуров открыто поддерживал своего старшего коллегу опального Андрея Тарковского, считая именно его истинным своим духовным наставником.
Пока одни ужасались разлому и разладу в стране в 1990-е, а другие на всем этом наживались, он снимал фильмы, которые принесли ему мировую известность, читал курс мировой истории президенту Ельцину и верил в справедливое завтра.

Русский характер
Российская газета: Александр Николаевич, скажите, пожалуйста, первый президент России Борис Ельцин сам попросил вас, историка по первому образованию, преподать ему данный курс?
Александр Сокуров: Борис Николаевич не стеснялся признаваться, что ему не хватает общегуманитарного образования. Как не скрывал и желания продолжать учиться. Ведь у него не было опыта масштабных исторических и экономических преобразований. Этого опыта ни у кого тогда в стране не было. Никто толком не знал, что делать. По просьбе Бориса Николаевича я приезжал и читал ему лекции по своему выбору - об английском парламентаризме. В частности, о теории равновесия властей, известной как теория Болингброка. Это времена, когда парламент в Англии действовал еще рядом с монархической властью. Я привозил книги, делал выписки для него. Ельцин слушал с огромным вниманием. Но обстоятельства в России становились все сложнее. И когда стало понятно, что то, о чем мы с ним говорим все больше и больше расходится с текущей практикой, мы прекратили эти исторические беседы, не было смысла, не работало. Обстоятельства каждодневной политической борьбы не позволяли первому президенту России встать над процессом. Вот в чем, на мой взгляд, большая беда - президент не смог посмотреть на все сверху, как бы со стороны, чтобы оценить ситуацию объективно. Хотя очень этого хотел. Он понимал, когда уходил, в каком состоянии оставляет страну. С горечью признавал, что нельзя в таком деле как переустройство болеющего общества обойтись без ошибок. Тем более, в России, где исторически накоплено эволюционное отставание. Масштабные ошибки были неизбежны.

РГ: По-моему, тут сказалась еще и личность самого Бориса Ельцина.
Сокуров: С одной стороны - да. Но, с другой, я думаю, что его представления о демократии были гораздо определенней, четче, чем у многих его соратников.

РГ: Из того, о чем он мечтал, что начал реорганизовывать, внедрять, в том числе, в органах власти, многое "живо" сегодня?
Сокуров: Да все его корневые, принципиальные решения действуют. Это касается создания иной парламентской системы, реорганизации всего государственного аппарата. Последнее, как потом оказалось, стало неподъемной ношей. Такова она и сегодня.Схема была определена более-менее понятная, но вот действия людей в силу их неопытности и экстремальности самой ситуации привели к тем печальным событиям в стране, о которых мы вряд ли скоро забудем. В свое время Ельцин говорил мне, что когда начались изменения, он собрал группу молодых экономистов, политологов с тем, чтобы они могли высказать свои предложения по новой экономической политике, новом правопорядке. Ни одного предложения не услышал! И он сетовал в разговоре со мной: "Я все время сталкиваюсь с тем, что никто не знает, как поступать и что будет дальше. Отпускаем цены, вводим рыночную экономику, а что за этим последует - нет ответа". Он на мое удивление даже заговорил о Шостаковиче, который работал "в стол", на будущее, когда не был востребован своим временем.

РГ: Почему - "на удивление"?
Сокуров: Одно дело знать в общих чертах, кто такой композитор Шостакович. Другое - историю внутреннего сопротивления Дмитрия Дмитриевича тому политическому режиму, которое царило в его время в стране. Не каждый партийный руководитель СССР мог этим похвастать. Тем более что интересы Бориса Николаевича были, мне кажется, в стороне от большого классического искусства... Почему же, спрашивал Ельцин, у этих молодых экономистов, в отличие от композитора Шостаковича, писателя Солженицына, режиссера Сокурова, когда время их призвало, столы оказались пустыми? Никто не был готов к смене политического режима. Все думали, что можно придать человеческое лицо несколько "покривившейся" физиономии социализма, исправить эту кривизну. Но, оказалось, исправить невозможно, нужно искать другое лицо. Стали искать его через быстрое, полное стирание прежней внешности. Чего делать было, как мы сейчас понимаем, никак нельзя.

РГ: Вы как-то в одном интервью обмолвились: "не оказалось в тот момент в России Маркса". Симпатизируете автору "Капитала"?
Сокуров: Людей масштаба Карла Маркса я среди современных теоретиков государственного устройства действительно не вижу. Они все прощупывают какие-то "частные ответвления", которые на государство не работают. Буржуазного развития общества сегодня у нас никто не понимает и не изучает. Но эти мои выводы не означают, что я поклонник Маркса. Личностно он мне понятен. Я - о другом. О том, что таких мыслителей, каким был он, каких немало подарило человечеству то время - конец ХIХ - начало ХХ веков - сейчас, к сожалению, нет. Это наша большая проблема. Никто не знает путей синхронизации развития политики и экономики в современном Российском государстве.

РГ: Но разве талант - в любом деле - дан человеку нет от природы?
Сокуров: Иногда. Должен быть еще и соответствующий общественный запрос. И хорошие базовые системы, к которым я отношу в первую очередь качественное университетское образование. Марксу, чтобы он написал то, что написал, нужен был доступ к документам и свободная с ними работа. В мое время никто из окончивших вузы не имел доступа даже к простой статистике. Могу сказать, что когда сам учился на историческом факультете Университета в городе Горьком, то очень хотел заняться течением жизни высшей власти. В частности, понять, как был организован быт царской семьи.

РГ: А в чем тут интерес для современного историка?
Сокуров: От этого очень много зависело. Бытовая жизнь, домовые, семейные устои в немалой степени формируют мировоззрение людей, стоящих у власти. А оно в свою очередь - темпы смены исторических формаций. Но мне тогда сразу указали на мое место. Доступ к историческим источникам был категорически закрыт. Да и сама тема, стоило ее заявить, вызвала активный протест у парткома вуза.

На острове Россия
РГ: Теперь бурный протест, на этот раз у чиновников Петербурга, вызывает ваше активное участие в градостроительной борьбе. Что подвигло вас встать на сторону защитников исторической целостности города? Вы ведь не коренной петербуржец, живете на берегах Невы только последние 20 лет.
Сокуров: Вы правильно сказали - я живу в этом городе. И знаю, наверное, его историю. Я точно, например, знаю, что было здесь в годы Великой Отечественной войны. С какой самоотверженностью сберегали люди в блокаду Ленинград. Защищали от бомбежек и пожаров дома, храмы, музеи, дворцы. А потом, когда блокада была снята, полуголодные, полуживые восстанавливали их. Сами они ничего не разрушали. Не было такого как сейчас. И я понимаю, что если за Ленинград-Петербург заплачено такой ценой, как 900-дневная жесточайшая осада, не говоря уже обо всем остальном, то точно не нам разрушать его. Я из того поколения россиян, для которого жертвенность народа во время войны является неоспоримой духовной ценностью. Я русский человек. У меня в душе русская культура. Я на этом острове - Россия - живу. Для меня все на нем родное. И когда хожу по улицам Петербурга, то осознаю, что создан он талантом, упорством и мужеством наших предков. И не имеем права мы, нынешние, губить такую красоту.

РГ: На ваш взгляд, почему в ХVIII-ХIХ веках строительные, технические, технологические возможности были гораздо скромнее, а строили тогда красивей и надежней? Лучшее в сегодняшнем Петербурге - это творения архитекторов именно тех времен...
Сокуров: Архитектурная школа и принципы, в том числе, моральные, были иные. Век же ХХ принес в культуру радикальные левые идеи. А наши архитекторы были первыми, кто отказался от индивидуального подхода при возведении зданий. От принципа эволюции, когда один стиль постепенно отдает позиции другому, становится питательной средой для всего нового. Что прежде было всегда. Так росли города. Всё происходило органично. При советской власти началось так называемое массовое строительство. И "творческий навык" постепенно ушел не только из голов, но и из душ градостроителей. Приходится с сожалением признать, что в России нет сегодня большой серьезной архитектурной традиции.

РГ: Встречаясь недавно с губернатором города Валентиной Матвиенко, вы говорили с ней об этом? Каковы ее отношения с градозащитниками, прислушивается к их мнению?
Сокуров: В конце минувшего года, при получении премии "Небесная линия" (учреждена в 2010 году и вручается за заслуги в сохранении исторического Петербурга. - Авт.), я, выступая, сказал, что мы все, кажется, зашли в тупик - и общественность, и руководство Петербурга. Нам всем пора выходить из окопов и заниматься делом. Пока общественность "перестреливается" с властью, люди не заинтересованные в сохранении культуры города, его традиций, делают потихонечку свои черные дела - разрушают, строят что-то несуразное, зарабатывая грязные деньги. Получается - с молчаливого согласия власти. На церемонии присутствовала губернатор Валентина Матвиенко. Она подсела ко мне, предложила встретиться, поговорить.
Я, честно говоря, никогда не испытывал никаких иллюзий относительно власти. Во времена СССР у меня хватало тяжелых конфликтов с "сильными мира сего". Жил в непрерывных войнах. Ведь картины мои запрещали для показа. И я, честно говоря, от этой гражданской войны, подустал. Соглашаясь на встречу с главой Петербурга, исходил из того, что надо что-то успеть сделать - спасти хотя бы несколько зданий. Мы встретились: наша группа лидеров градозащитного движения из пяти человек и Валентина Ивановна. Она пришла одна, без свиты и советников, что приятно удивило. Слушала с непритворным интересом. Мы повесили на стене большую карту, показали, какие дома-памятники в городе уже разрушены. Говорили о глубочайших системных проблемах в том, что касается исторического центра и вообще в отношении со строительным комплексом. Об архитекторах, у которых нет ни критериев, ни желания серьезно работать. Выполняя все прихоти строителей, они "берут под козырек" не только из-за денег, но еще и потому, что сегодня это люди с очень низким уровнем культуры. Если я ошибаюсь - буду очень рад.

РГ: Вы говорите о Петербурге, а мне вспоминаются и другие российские города, теряющие постепенно свое историческое своеобразие - Екатеринбург, Нижний Новгород. Да что далеко ходить, достаточно заглянуть в ближние питерские пригороды, такие как Пушкин, Ломоносов...
Сокуров: Вы забыли Москву. Все наиболее энергичные люди, все огромные средства к началу 1990-х собрались в первопрестольной. И Москва стала их жертвой. Мы здесь, в Петербурге, уже активно сопротивлялись против разрушения центра, отстаивали, что называется, каждую пядь исторической застройки, а столица молчала, с иронией наблюдая за нашим сопротивлением. Когда в Москве встрепенулись, спасать было уже практически нечего. Сейчас, правда, там создается великолепная общественная организация "Архнадзор", формируется общественное течение. Но и наше здесь сопротивление, и бунт москвичей встречают огромное встречное противодействие чиновничьего люда.
В ноябре мы беседовали с губернатором Матвиенко, договорились о "перемирии" - ни один дом, пообещала нам глава города, не будет снесен без дополнительной экспертизы и согласования с общественностью. А в начале января некая строительная фирма начала разрушать здание на Невском проспекте, 68 (петербуржцы называют его Литературным домом - он связан с именами Белинского, Тургенева). Причем, сделала это стремительно, в новогодние каникулы, надеясь, видимо, на то, что горожане, разморенные отдыхом, ничего не заметят или не захотят заметить. Мы настояли на встрече со строителями-разрушителями. Они слушали, кивали головами, обещая "заморозить" все работы на Невском, 68. Между тем, пока мы заседали в Смольном, снос дома все же продолжился. Два часа шел разговор, и два часа мы бились как об стенку. Но ведь у нас была договоренность с Валентиной Матвиенко! Трудно понять, как один из вице-губернаторов Смольного - Филимонов, настаивавший на сносе, может действовать в противовес решению губернатора. Или - если он так себя ведет - я не понимаю, что происходит в городе. Мне кажется, наши "государевы люди" очень часто не осознают, какой политический урон они наносят власти города, страны такими своими действиями.

РГ: Для вас, как для человека творческого, художника, каким видится современный российский чиновник?
Сокуров: Они для меня - мои сограждане. Если начну дифференцировать людей, то перестану существовать как человек культуры, для которого все равны.

РГ: Я несколько в ином смысле. Чем наши сограждане, обремененные государственным чином, отличаются от "простых смертных" - в поведении, мышлении?
Сокуров: Они не очень любят с нами разговаривать. Делают это обычно иронически, высокомерно. Отличаются определенным уровнем цинизма. А самое сложное - это добиться от чиновника искренности в разговоре с тобой. Когда начинаешь говорить с ними о культуре, о традициях этого города, они смотрят на тебя, как на идиота. Я дважды за последние месяцы выступал перед членами городского правительства. Заканчиваю говорить и слышу с их стороны вздох облегчения. И сам уже невольно ловлю себя на мысли, что, может быть, я действительно идиот? Терпят только потому, что мы поддерживаем некие отношения с губернатором, постоянно обсуждая с ней реальные проблемы.
У меня не дрожали коленки, когда спорил с Борисом Ельциным, а спорили, случалось, очень жестко. Чиновники Смольного, губернатор Петербурга, члены правительства России и глава государства - они все для меня люди, живущие в одной со мной стране. Закалился в годы советской власти. И все самое страшное, мне кажется, что было у меня, уже случилось тогда, тяжелее не должно быть.

Разговор по душам
РГ: С Борисом Николаевичем Ельциным вы, как сами не раз признавались, говорили много, жестко и откровенно. А с нынешним президентом Дмитрием Медведевым, с премьер-министром Владимиром Путиным это удавалось?
Сокуров: Ельцин был человеком с внутренней энергией, которую я определил как "стихия воли". Исконно русский мужской характер. Что, можно сказать, предопределяло разнообразие его решений. В принятии разумного решения при все более усложняющихся задачах могло ему бы помочь окружение. Это были в большинстве своем честные и порядочные люди, хотя, наверное, были и другие. И с этой стороны положение Ельцина было несоизмеримо легче, чем у его преемника - президента Путина. Но Бог не дал всем нам умения и ума. Все ошибки, допущенные при Ельцине, это ошибки стратегического и тактического неумения. С нынешним президентом разговаривать мне пока не доводилось. С Владимиром Владимировичем Путиным я говорил не раз, всегда откровенно.

РГ: Почему не пригласили его в свой документальный телесериал "Интонация"?
Сокуров: Я хотел, чтобы он был моим собеседником в "Интонациях", но Владимир Владимирович отказался. Не смею упрекать - его право!

РГ: Вы сами выбираете, кого снимать для этих фильмов?
Сокуров: Конечно. Я не публицист, у меня нет желания сражаться с теми, с кем я беседую, или разоблачать их. Считаю, на экране этого делать не следует. Выбираю в первую очередь тех людей, профессиональное и нравственное пространство которых мне понятно. Обожаю и почитаю композитора Сергея Слонимского - он стал одним из первых моих "интонационных" собеседников. Интересно было беседовать с руководителем "Российских железных дорог" Якуниным. Он кажется мне фигурой сколь интересной, столь и нераскрытой. Очень важный разговор состоялся с главой Конституционного суда Валерием Зорькиным. И с петербургским филологом Борисом Авериным. С адвокатом Юрием Шмидтом. Никому из них не передавал предварительно вопросы. Для меня этот фильм был важен, как попытка самому разобраться в тех или иных процессах и помочь другим. Попытаться услышать друг друга.

РГ: Вы могли бы поступиться своими принципами и снять фильм по заказу, например, отдельно взятого бизнесмена, представителя власти, партии?
Сокуров: У меня не так много времени осталось...

РГ: У вас есть фильм, по-моему, самая первая ваша художественная картина, дипломная - "Одинокий голос человека" - она про вас самого?
Сокуров: Эта поэтическая формула внутреннего состояния человека. Не меня. Моя собственная жизнь достаточно однообразна, и никак не может быть киноматериалом: дом - студия - дом. Но то, о чем я думаю, что читаю - об этом я размышляю в фильме.

РГ: Над каждой своей картиной вы работаете подолгу, основательно, уступая в этом, пожалуй, лишь коллеге Алексею Герману. Как и над театральными постановками, коих у вас совсем немного. Почему - не любите театр? Рамки сцены вас стесняют?
Сокуров: Я не очень понимаю современный драматический театр, потому что он невозможен без очень большой личности. Для меня личность чрезвычайно важна - она важнее артистизма. Сейчас такой практически не вижу. Может быть, мало смотрю. А вот над оперными постановками, если будет возможность, продолжу работать. Многому хотел бы еще поучиться в этом виде искусства. Люблю музыкальные формы, люблю экспериментировать. С удовольствием вспоминаю работу над "Борисом Годуновым" в Большом театре. Хотя там были свои сложности с артистами и с хором.

РГ: Неужели не слушались?
Сокуров: Видите ли, в чем дело, даже в Большом театре у артистов такая маленькая зарплата, что многие где-то пытаются подработать. С одной стороны, я понимаю, что роль у человека не готова и отпускать его пораньше с репетиции нельзя. С другой - знаю о зарплате. Поэтому находишься все время в сложном моральном положении. А с актером же обязательно нужно поддерживать теплые человеческие отношения. Не только своим профессиональным инструментом - голосом, но и душой он должен создавать роль. В музыкальном театре это особенно важно. Да, пожалуй, и в жизни.
 

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #128 : Январь 28, 2011, 13:50:34 »
Писатель Тимур Кибиров
«Эстетизация зла идет семимильными шагами»



ВЕСТА БОРОВИКОВА
 http://www.newizv.ru/news/2011-01-17/139365/



 На прошлой неделе Тимур Кибиров был награжден премией журнала «Знамя» за опубликованный летом на страницах этого издания роман «Лада или Радость. Хроника верной и счастливой любви». О том, почему поэт вдруг решил обратиться к прозе, и о том, какие претензии у него накопились к творческой интеллигенции Тимур КИБИРОВ рассказал «Новым Известиям».

– Тимур Юрьевич, когда вы находитесь в творческом процессе, вас не раздражает быт, домашние и вообще все, что вокруг?
– Когда в тебе что-то вызревает, ты находишься в том блаженном состоянии, когда тебя ничего не раздражает. Напротив, все помогает. У нелюбимого мною Ницше есть замечательное определение состояния вдохновения: это когда все вещи вырастают в символы. Все становится глубже. А вот когда в тебе ничего не вызревает, тогда возникает страшный соблазн считать, что тебе не пишется из-за каких-то бытовых неудобств. Ты сам себе лжешь, что не пишешь из-за того, что живешь в однокомнатной квартире с семьей, котами и собакой. А вот если бы ты жил в Ясной Поляне, то написал бы «Войну и мир». Все это уловки, потому что, когда пишется, пишется везде. И наоборот. Опасность в другом: можно не заметить, что все кончилось, и продолжать строчить. И примеров тому огромное количество. Надо бы замолчать, а шарманка все крутится. И ужас в том, что то истинное, что человек когда-то написал, под валом пустых самоподражательных текстов тускнеет и становится незаметным. Увидеть это самому трудно. Я написал книгу, и мне она нравится, иначе я бы ее не публиковал. Насколько мою радость разделит читатель, одному Богу известно.



– Вы пишете обо всем или есть своего рода «зоны молчания», что-то, о чем вы не хотите говорить с читателем?
– Я уверен, что в каждом из нас есть такие зоны сознания, которые не то, что нельзя описывать, а должно подавлять и истреблять. Поэтому в отличие от некоторых моих коллег я не считаю, что все, что происходит под корой моего головного мозга, достойно запечатления в художественных текстах. Я человек с очень жесткой автоцензурой. Уверен, что без нее вообще не бывает писателей. Вопрос, каким описывать мир, это вопрос веры автора, а не мира. Если я считаю, что мир отвратителен, то я буду искать тому доказательства. Если я уверен, что мир создан замечательно, то я буду обращать внимание на его лучшие стороны. Жизнь дает одинаковое количество поводов восславить Бога и вбить гвоздь и повеситься. Все дело в выборе.


– То есть каждый из нас может создать себе тот мир, который он придумает?
– Скорее, который он вычленяет. Вообще, я не имею в виду, что нужно закрыть глаза на ужасы. Им просто нужно указать свое место. В центре мироздания, на мой взгляд, истина, добро и красота.


– Вы можете это аргументировать?
– Нет, не могу. Это вопрос веры. Я так чувствую. Хотя есть люди, которые чувствуют иное. Есть сатанисты. Подозреваю, что их будет становиться все больше и больше. Эстетизация зла, которая началась очень давно, идет вперед семимильными шагами. Зло приобретает все более привлекательные черты, и для этого много постаралась творческая интеллигенция. Из всех десяти заповедей осталась как бы нетронутой только «Не убий». Все остальные попраны… И поэтому поклонение отцу лжи кажется все более привлекательным. Это могущество, гордость, сила. Все же хотят быть горделивыми! А смиренными – никто не хочет. Это началось не сейчас, но сейчас это становится массовым сознанием. Если бы парижские «проклятые поэты» увидели сериалы, которые смотрят наши бабушки с внуками, они пришли бы в ужас и встали бы на защиту ненавистной им христианской морали.


– Ваш роман – это ваше сопротивление?
– Это робкая попытка показать, что можно иначе. Моя сентиментальная история про любовь старухи к собаке, конечно, провоцирует на высказывания. Например, я услышал, что она написана старой девой, а не взрослым мужчиной. На что я отвечу столь любимым мной Льюисом, который сказал по подобному поводу, что не видит ничего плохого ни в старости, ни в девичестве. Я сознательно собирался писать «несовременный» в этом смысле роман. Я не согласен с тем, что это должно быть что-то чрезвычайно мрачное, безнадежное и чаще всего слегка похабное. Несмотря на то что поводы для того, чтобы именно так описывать нашу жизнь, есть. На самом деле этих поводов ровно столько, сколько было, когда Пушкин писал «Повести Белкина». Тут дело не во времени, а в установках автора, как я уже говорил.


– В поэзии, можно сказать, вы защищены признанием, а, взявшись за прозу, вы стали уязвимы для критики...
– Во-первых, мне интересно было пережить уже забытое чувство волнения, с которым я писал свои первые стихи. Интересно делать то, что ты делаешь впервые. Но это не самое главное. Просто вся эта история довольно давно меня мучила, уже лет десять, и я даже подумывал передать ее поэмой, но понял, что это должна была быть все-таки проза.


– Ваша героиня феноменально честна. На ее счастье, она живет в глухой деревне. Вы можете себе представить подобный персонаж в реалиях Москвы?
– Думаю, что да. Совсем недавно такие люди были. И это не обязательно связано с традицией православия, это связано с той предыдущей, досоветской культурой, когда у людей на полуинстинктивном уровне были жесткие понятия того, что достойно, а что недостойно. Надеюсь, такие люди есть и сейчас. Думаю, праведники никогда не вписывались гармонично ни в какую структуру бытия. Сейчас их количественно меньше, но пока мы остаемся людьми, они будут. Насколько им сейчас сложнее? Не думаю, что им было вольготнее в тридцатые–сороковые. У каждого времени свои ужасы и свои соблазны.



Поэт Тимур КИБИРОВ родился 15 февраля 1955 года в городе Шепетовка (Хмельницкая область Украины). Окончил историко-филологический факультет МОПИ. В печати дебютировал в конце 1980-х годов со сборником «Общие места». Выпустил ряд сборников, в частности «Стихи о любви», «Избранные послания», «Три поэмы» и другие. В 2008 году стал лауреатом премии «Поэт».

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #129 : Февраль 03, 2011, 23:00:27 »
Кинорежиссер Отар Иоселиани
«Молодым режиссерам лучше бежать из кино»




Грузинско-французский режиссер Отар Иоселиани в конце минувшей недели прибыл в Москву, чтобы показать свою новую работу «Шантрапа» узкому кругу ценителей. В мае прошлого года фильм участвовал во внеконкурсном показе Каннского фестиваля, осенью побывал во французском прокате, а на русский пока даже не переведен (в Москве демонстрировался с субтитрами). Нынешний визит Иоселиани в Россию показал, что и в кино, и в жизни режиссер продолжает бороться с любой системой – будь то советская или западная, если она посягает на право художника быть свободным. После просмотра Отар ИОСЕЛИАНИ ответил на вопросы «Новых Известий».

<...>
– В Советском Союзе вы, как и ваш герой, страдали от идеологии и чиновников, во Франции – от продюсеров. И тех, и других вы не любите за то, что они вмешиваются в творческий процесс. А если из двух зол выбирать меньшее?

– В принципе лучше иметь жесткую цензуру, чем дурной вкус публики, который и определяет сейчас намерения продюсеров. Если бы в Советском Союзе дали волю вкусу публики, то не было бы таких художников как, например, Довженко. К сожалению, во Франции сейчас публика является главным цензором. Самым жестким и беспардонным. В России та же история. Люди, для которых мы делаем кино, на самом деле в кино не ходят. Точно так же и на концертах: туда ходят дамы в шиншиллах, там можно блеснуть, хотя слушать музыку никто не умеет. Но на концерты они хотя бы за этим ходят, а в кино уже нет. Кстати, организовать концерт камерной музыки не очень дорого, а снять кино – дорого. Я не знаю, может быть, когда-нибудь станет дешевле снимать.
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #130 : Март 03, 2011, 12:21:55 »
Нелегко шагавший по Москве
Геннадий ШПАЛИКОВ 1937, г. Сегежа, Карелия – 1974, пос. Переделкино, под Москвой

http://www.newizv.ru/news/2011-02-25/141408/


Когда-то Шпаликов написал:

«Я посмотрел в окно… Сейчас над водохранилищем, в тишине, сидят художники и художницы и пишут мостик через ручей, овраг, облака, крапиву, лодки на воде… Кто знает, может, они и меня впишут в пейзаж: вот так, сам того не желая, человек попадет в историю живописи».


<...>
Поколение, чье детство пришлось на Великую Отечественную войну, не нужно было учить советскому патриотизму. Но партийная бюрократия, знать не знавшая слова «совесть» без прилагательного «трудовая», постепенно сделала из многих искренних советских патриотов – непредставимо для них самих – почти или совсем антисоветских, а из идеалистов – если не циников, то пессимистов, как Гена Шпаликов.

Его, сценариста, поносили вместе с режиссером Марленом Хуциевым за романтический фильм «Застава Ильича», где сын разговаривает с тенью убитого на фронте отца, который уже моложе своего выросшего без него сына. Всё было аморально перевернуто в идеологической истерике, когда эта сцена, утверждавшая духовную связь поколений, была мошеннически выдана за провоцирование конфликта отцов и детей. В самом финале там был потрясающий обмен репликами. Сын спрашивает погибшего отца, как дальше жить, а отец отвечает: «Ты же старше меня, сынок» (цитирую, как запомнил полвека назад).

Каким инквизиторским цинизмом нужно было обладать, чтобы издеваться над этой сценой и заставлять ее переписывать! А в это время Гия Данелия уже снял фильм по другому, легкому, нежному сценарию Геннадия Шпаликова «Я шагаю по Москве». Песенку из него с голоса юного Никиты Михалкова подхватила буквально вся молодежь, и представить тогда будущий конфликт Михалкова и Хуциева было немыслимо.

А вот какими были первые стихи этого «разжигателя вражды между поколениями», написанные в пионерлагере (привожу, не исправляя ошибок в словах): «В спальнях чисто, всё убрали, всё в порядок превели, на ленейку мы шагали стройно, в ногу, как могли».

Но после оскорблений, после унизительных переделок в фильме и даже перемены его названия шагать стройно, в ногу Шпаликов уже не смог. Начал спотыкаться. В юности он записал в дневнике с характерным для многих не то что необдуманным, а недочувствованным максимализмом:

«Вчера покончил с собой Фадеев. Сегодня – во всех газетах его портреты и медицинское свидетельство: «Страдал тяжелой болезнью – алкоголизмом, во время душевной депрессии, вызванной острым приступом алкоголизма, покончил жизнь самоубийством»…

Жалости нет, алкоголиков не жалеют. Какими же руками он писал, как мог говорить о светлом, чистом и высоком – пьяница по существу… Фадеев – дезертир. Иначе его назвать трудно».

Тогда Шпаликову и вообразить было трудно, что его ждет такая же судьба. Его не спасла даже любовь к жене – замечательной актрисе Инне Гулая и к их общей дочке Дашеньке, о которой он написал так:

Всё прощание – в одиночку,

Напоследок – не верещать.

Завещаю вам только дочку –

Больше нечего завещать.

И как изменились его записи в дневнике по сравнению с заметками о самоубийстве Фадеева:

«Еще раньше у меня бывали вот такие дни, такой пустоты, неприкаянности, но это проходило. Вот уже, наверно, месяц я живу так, и это не проходит. Я просыпаюсь внезапно среди ночи и сижу при электрическом свете, пробую читать – уже несколько лет замечаю, что я стал читать любую ерунду, лишь бы не оставаться с не занятой ничем головой. Я не вижу никакого выхода, я совершенно пуст, работа не доставляет мне радости <…> уже около двух лет я беспрерывно пью, и теперь это стало уже нормой поведения – мне некуда деваться».

Он был человек, наполненный светом, и, когда свет из него ушел, он не смог без него. Его обожгло, даже сожгло морозом после «оттепели», и он повесился.

«Безвременье вливало водку в нас», – спел Володя Высоцкий о таких людях, не выдержавших жестоких похолоданий, выпавших на их долю.

Есть очень не нравящаяся мне высокомерная пословица «Хороший человек – это не профессия». Не думаю, что она – народная. По-моему, быть хорошим человеком – главнее всех профессий, и мне всё равно, какую профессию выберут мои дети, лишь бы мне не было стыдно за них.

Геннадий Шпаликов всю жизнь писал стихи, и у него есть несколько прекрасных стихотворений, хотя я не смогу назвать его большим поэтом. Но он был поэтом по своей душе, по человеческому поведению, по ощущению чужой, а не только своей боли.

Виктор Некрасов, с которым он дружил, вспоминал, как Гена метался, повторяя одно и то же: «Я не хочу быть рабом, я не хочу быть рабом!», когда его изматывали поправками в киносценариях. Незадолго до смерти он был у меня дома, задержался допоздна. Хотя об этом он не сказал, я почувствовал, что идти ему некуда, и предложил у нас переночевать. Он спал на диване сном одинокого обиженного ребенка, а утром играл с моим сыном Петей, но потом вдруг заторопился, словно стесняясь, что его неприкаянность может помешать чужому уюту. Он остро переживал отъезды друзей «туда», куда нельзя было без звонка зайти переночевать, если некуда идти:

«Бездомные завидуют тем, у кого есть дом, а те – завидуют бездомным, потому что им кажется, что проще и веселее вообще не иметь никакого дома, никаких обязанностей ни перед кем, а я не знаю, кому я завидую».

Стихотворение Шпаликова «У лошади была грудная жаба…» пел Александр Галич, но я приведу текст по списку, который ходил по рукам:

* * *

Городок провинциальный,
Летняя жара,
На площадке танцевальной
Музыка с утра.

Рио-рита, рио-рита,
Вертится фокстрот,
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

Ничего, что немцы в Польше,
Но сильна страна,
Через месяц – и не больше –
Кончится война.

Рио-рита, рио-рита,
Вертится фокстрот,
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

* * *

То ли страсти поутихли,
То ли не было страстей,
Потерялись в этом вихре
И пропали без вестей
Люди первых повестей.

На Песчаной – всё песчанно,
Лето, рвы, газопровод,
Белла с белыми плечами,
Пятьдесят девятый год,
Белле челочка идет.

Вижу четко и нечетко, –
Дотянись – рукой подать:
Лето, рвы и этой челки
Красно-рыжей благодать.

Над Москвой-рекой ходили,
Вечер ясно догорал,
Продавали холодильник,
Улетали за Урал.


Палуба

На меня надвигается
По реке битый лед.
На реке навигация,
На реке пароход.

Пароход белый-беленький,
Дым над красной трубой,
Мы по палубе бегали –
Целовались с тобой.

Пахнет палуба клевером,
Хорошо, как в лесу,
И бумажка приклеена
У тебя на носу.

Ах ты, палуба, палуба,
Ты меня раскачай,
Ты печаль мою, палуба,
Расколи о причал.



Ах, утону я в Западной Двине
Или погибну как-нибудь иначе,
Страна не пожалеет обо мне,
Но обо мне товарищи заплачут.

Они меня на кладбище снесут,
Простят долги и старые обиды,
Я отменяю воинский салют,
Не надо мне гражданской панихиды.

Не будет утром траурных газет,
Подписчики по мне не зарыдают,
Прости-прощай,
Центральный Комитет,
Ах, гимна надо мною не сыграют.

Я никогда не ездил на слоне,
Имел в любви большие неудачи,
Страна не пожалеет обо мне,
Но обо мне товарищи заплачут.

* * *

Бывают крылья у художников,
Портных и железнодорожников,
Но лишь художники открыли,
Как прорастают эти крылья.

А прорастают они так:
Из ничего, из ниоткуда,
Нет объяснения у чуда,
И я на это не мастак.


У лошади была грудная жаба,
Но лошадь, как известно, не овца,
И лошадь на парады выезжала
И маршалу об этом ни словца…

А маршала сразила скарлатина,
Она его сразила наповал,
Но маршал был выносливый мужчина
И лошади об этом не сказал.

Реквием по шестидесятникам

Кипяточком нас в «оттепель»

нежно ошпаривали,
окунали нас в прорубь
для раз-но-об-ра-зьи-ца,
так что даже у самого светлого шестидесятника

Шпаликова свет сходил иногда совершенно с лица.
Наша идеология –
это такая метеорология,
что не стоит в ее предсказания верить всегда.
Никогда не задумывал
выйти в матерые волки я.
А вот заматерел.
Тоже вою порой.
От стыда.
Евгений ЕВТУШЕНКО

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #131 : Март 14, 2011, 21:01:51 »
http://www.lenta.ru/news/2011/02/28/poet/

Поэта Емелина вызвали в ГУВД из-за стихов про Манежную
 
Поэта Всеволода Емелина вызвали в ГУВД Москвы для проведения "беседы" по поводу его стихотворения о событиях на Манежной площади 11 декабря. Об этом сам Емелин сообщил в своем блоге в понедельник, 28 февраля.
По словам Всеволода Емелина, поводом для вызова стали "сигналы от граждан" в связи с содержанием стихотворения "Еще раз про нежность":

http://www.saltt.ru/node/6402

Правоохранительные органы могли счесть стих способствующим разжиганию национальной розни, сообщает "Росбалт".

Емелин отметил, что собирается посетить ГУВД, так как "в этом волшебном мире дальше КПЗ и вытрезвителя не бывал". Поэт уточнил, что "приглашение" на Петровку, 38 он получил по телефону.

Официальная информация о вызове в московское ГУВД поэта Емелина не поступала.

Собственно, само стихотворение Емелина:

http://www.saltt.ru/node/6402

Еще раз про нежность
Всеволод Емелин /23 декабря 2010

 Теперь, когда нежность над городом так ощутима...
А. Родионов

 

 

Мы, русские, очень нежные,
Пальни по нам из травматики — мы и помрем.
Чьи-то друзья придут на Манежную
И устроят погром.

Потому что конкретно по жизни
Наши русские существа
Чрезвычайно склонны к фашизму,
Как давно установил центр «Сова».

А лица кавказской национальности
По строению своего организма —
Напротив — склонны к интернациональности
И антифашизму.

Как увидит русский фашист кавказца,
Сразу плетет вокруг него интриги.
А если тот не поддается на провокации,
Начинает кидать в него зиги.

Это подло зигами кидаться,
Можно попасть человеку в глаз.
И тут, отложив свою толерантность,
Кулаки сжимает Кавказ.

Антифашисты фашистов всегда побеждали,
Вот русский лежит с простреленной головой.
С его стороны конфликт был национальный,
С противоположной стороны — бытовой.

И милиция тоже за антифашистов,
Они вспомнят битву под Курской дугой,
Поглядят на их смелые, честные лица
И отпустят с почетом в горы, домой.

Но пока еще обезврежены
Далеко не все провокаторы,
И волнуется площадь Манежная,
И твердят «Погром» комментаторы.

Вот они шагают — русские фашисты,
Стройными рядами навстречу судьбе.
Двоечники, троечники и хорошисты
Из 10-го «А» и 9-го «Б».

Многих из них в тюрьму посадят
За то, что они — фашистские сволочи,
На Манежной площади нагадили
И сломали китайскую силиконовую елочку.

Поздравляю с наступающим Новым годом!
И желаю трудящимся по мере сил,
Чтобы каждый был со своим народом,
Где его народ с другим народом стрелку забил.

Только помните, что мы очень нежные,
Мы подвластны резиновым пулям и острым ножам,
По весне расцветают наши трупы-подснежники
По большим затаившимся городам.

И когда наши тела расцветут над свалками
Теплым светло-розовым цветом,
Мимо них пролетит кавалькада джипов с мигалками,
Салютуя из золотых пистолетов.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #132 : Апрель 01, 2011, 19:19:25 »
30 Марта 2011 г.

Посольство РФ попросило Молдавию остановить разрушение дома Пушкина

По материалам Lenta.ru, Newsru.com

http://www.newizv.ru/news/2011-03-30/142820/

Представители русскоязычной общественности и посольство РФ в Молдавии обратились к правительству страны с просьбой не допустить разрушения Дома-музея Александра Пушкина в Кишиневе. По данным дипломатов, молдавская строительная фирма намерена возвести жилой комплекс высотой от 4 до 12 этажей непосредственно у стен дома-музея и уже получила все разрешения на это, в том числе в министерстве культуры Молдавии. «При этом ни макет, ни документация, ни условия застройки и ее последствия публично не оглашены, не согласованы, скрываются от администрации музея и общественности. Фирма ни юридически, ни финансово не гарантирует сохранность музейного комплекса, признавая при этом, что «ветхое строение XIX века» может полностью разрушиться в результате строительных работ, рассчитанных на четыре-пять лет», – говорится в заявлении посольства. Напомним, Пушкин жил в Кишиневе с 1820 по 1823 год во время так называемой бессарабской ссылки. «Только в Санкт-Петербурге и в Кишиневе сохранились два подлинных строения, в которых жил и творил великий русский поэт», – отмечают авторы обращения.

-------------------------------
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #133 : Апрель 09, 2011, 10:38:52 »
"Никита Михалков. Прямая линия" НТВшники.(Эфир от 8.04.2011)
http://www.youtube.com/watch?v=2m206DCH3w4

Никита Михалков: «Если пойдут оба, я буду за Путина»

http://rusk.ru/newsdata.php?idar=47797
По словам режиссёра, в 2012 году он будет голосовать за премьера, поскольку Медведев — хороший фотограф и талантливый человек, но у него всё на уровне мегаполиса…
В ходе вчерашней телепрограммы "НТВшники" председатель Союза кинематографистов России, известный российский кинорежиссёр Никита Михалков открыто заявил, что в случае выдвижения на президентских выборах 2012 года в качестве кандидата нынешнего премьера Владимира Путина – он будет голосовать именно за него. На прямой вопрос: «вы за кого – за Медведева или за Путина?», Михалков ответил: «А кто пойдёт мне интересно? Если пойдут оба, я буду за Путина».

Объясняя свой выбор, Михалков подчеркнул, что Путин более подходящая кандидатура, поскольку «на сегодняшний день после его огромного опыта существования в стране в качестве премьера, он реально, что называется пальцами, ощутил огромность нашей страны и её проблемы». «Притом, что я дружен с Медведевым и считаю его очень талантливым человеком, реально, причем во многих сферах. Он потрясающий фотограф, он умный, талантливый, весёлый человек с юмором…», – отметил режиссёр.

«Но, – продолжил Никита Михалков, – мне кажется (если говорить про меня), что, допустим, инновации – правильное дело, Сколково – замечательное дело, – всё это нужно. Но если не учитывать, допустим, миллионы и миллионы гектаров земли, которые не ухожены человеком, его руками, если не говорить о той огромной духовной составляющей страны, которая включает в себя все религии (и это очень важно) и культурную, так сказать, «площадь», если всё это сводить к мегаполису в виде Сколково или других городов, то мне кажется, это может привести к тяжёлым результатам. Вот и всё. Причём я это ровно так говорил Медведеву».

Отвечая на другой острый вопрос: почему он не подписал ни одного обращения в защиту или, наоборот, против Ходорковского, Никита Михалков заявил, что к нему по этому поводу никто не обращался, но даже если бы кто-то и обратился, он не стал бы подписывать такой документ. «Потому что я считаю, что в любом случае, для того, чтобы так или иначе высказывать свою точку зрения, нужно реально знать правду событий. А этим занимаются не художники или художественная среда, которая пытается собой заменить прокуратуру, судебные власти и т.д. и т.д. Это не моё, так сказать, поле».

Отметим, что на протяжении последних месяцев Никита Михалков уже не раз публично выражал свое несогласие с позицией Президента по ряду вопросов. В частности, в конце декабря режиссёр раскритиковал послание Медведева Федеральному собранию. В связи с этим в СМИ даже появились слухи, что кампания травли, которая в последнее время развязана против Михалкова, имеет отношение к его пропутинской позиции, которая не нравится чиновникам в Администрации Президента. Впрочем, сам Михалков эту информацию опроверг – он сообщил, что звонил Владиславу Суркову, и тот заверил его, что Администрация не имеет к этой кампании никакого отношения.

« Последнее редактирование: Апрель 10, 2011, 14:18:10 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #134 : Апрель 10, 2011, 14:50:53 »
О власти, партии, культуре
Капитолина Кокшенева, Русская народная линия
09.04.2011
http://www.ruskline.ru/analitika/2011/04/09/o_vlasti_partii_kulture/

Деятельность главного менеджера актуального искусства - Марата Гельмана …
Еще недавно так горячо клеймилась всяческая партийность в искусстве, а сегодня прежние оппозиционеры ретиво и откровенно проталкивают новое партийное искусство через резервы и ресурсы «Единой России». Президиум генерального совета «Единой России» поручил галеристу и политтехнологу Марату Гельману курировать им же придуманный партийный проект под названием «Культурный альянс. Региональный аспект». Естественно, что тут возникают несколько вопросов: почему именно Марат Гельман (культуртехнолог) становится новым идеологом от культуры ЕР (как горько теперь шутят журналисты - вторым министром культуры)? Как сочетается идейный курс партии на консерватизм (провозглашенный буквально накануне) с идеями и эстетикой радикальных культноваторов? Что прибавляет гельмановский проект (а он теперь очень хорошо известен по Перми) к имиджу «Единой России»? И, наконец, каков смысловой и содержательный аспект «современного искусства» в презентации Гельмана?

Новое местничество

Вскоре после обнародования «Культурного альянса» на Президиуме ЕР, он же презентовался на заседании Общественной палаты, где, по словам очевидца Бориса Куприянова, «высказывания Гельмана и других достойных, но зависимых людей, сводились к следующему: как бы сделать так, чтобы денег давали побольше, ведь если не дадут побольше, то их надо будет как-то перераспределять». В том, что «перераспределять» деньги Гельман сможет - нет никакого сомнения. Любопытна тут скорее установка, высказанная молодой партийной деятельницей М.Сергеевой и поддержанная партийцем-единороссом Алексеем Чадаевым. «Культурная политика может быть только партийной», - заявила М.Сергеева, а А.Чадаев поддержал ее в том, что деятели культуры просто обязаны придумать эту новую «партийную культурную политику». Борис Куприянов, пришел к выводу, что «в России есть культурная политика. И эта политика вполне соответствует пожеланиям Маши Сергеевой - она партийная. Делается она членами правящей партии и представителями правящего класса. Их имена известны: это Лужков, Кобзон, Бондарчук, Минаев, Борис Моисеев, Якименко и многие другие». Теперь список можно пополнить еще и Гельманом.

<...>

Жива ли Пермь?

Осенью 2008 года сенатор Сергей Гордеев и Марат Гельман устроили в здании заброшенного пермского Речного вокзала выставку «Русское бедное» (теперь уже и альбом вышел под тем же названием). Кто-то счел успешным это начало, и уже через несколько месяцев в городе открылся Музей современного искусства PERMM (ну как же без европейничанья и латиницы...., а если учесть любимые гельмановские рассусоливания об индустрии культуры, то было бы славно принять и закон, требующий оплаты за названия фирм и пр., использующих в названии латиницу... Отчего же тут не включить рыночный-то механизм, глядишь и «русское» не было бы таким «бедным!) Ну, как говорится, лиха беда начало - дальше все развивалось с большим ускорением: посыпались новые выставки, проводились всяческие фестивали. Не долго думая, Пермь была провозглашена новой культурной столицей России.
<...>

Просто читать неловко такие признания о «высоком искусстве» и губернаторах, что начинают тут же «креативить» (надо полагать вспоминают, какой хлам лежит где-нибудь в темном углу). Саморазоблачение и раздевание на этом не закончилось. Поскольку как раз в это время, когда открылось «Русское бедное» и разразился кризис, то, естественно, журналист спросил Гельмана и о бюджете проекта. А он ответил так: «Многие из работ мы производили непосредственно к экспозиции (выделено мной - К.К.). На их изготовление ушло 170-200 тыс. "зеленых крокодилов". Умножь на три - получится общая смета». Бедные проектировщики - смету в 600 тысяч «зеленых» пришлось срочно осваивать, - не покладая рук производить объекты прямо к экспозиции...

Собственно название «Русское бедное» подразумевало несколько стратегий. Во-первых, Гельман снова выступил откровенным подражателем. Арте повера (итал. arte povera - бедное искусство) - это направление, оформившееся в итальянском искусстве (в Турине) в к. 60-х - нач. 70-х гг. XX века. «В основе его лежит,- читаем в Словаре, - создание объектов и инсталляций из простых предметов обыденной жизни, подобранных на свалках отбросов и принадлежавших, как правило, к обиходу мало обеспеченных слоев населения - мешков, веревок, старой поношенной одежды и обуви, элементарных предметов домашней утвари, земли, песка, угля, старых тряпок, кожи, резины и т. п..»

Выставка Гельмана побывала и за рубежами России - там она называлась «Russian povera» - «Бедный русский», потому как среднего рода в итальянском языке нет. Таким образом, тут тоже убивали двух зайцев: название отсылало к знакомому «Arte povera», а с другой стороны вместо распространившегося образа «нового русского» (криминализированного и сорящего деньгами), тут явился «бедный русский», который представал чуть ли не скупердяем, живущим с мусорки, с отходов цивилизации («Хорошая работа с образом соотечественника», - тут же констатировала критика). И эта тенденция - создания низкого, низменного, почти физиологически ощутимого ущербного русского образа сегодня как-то активно поддерживается отечественной арт-критикой.
<...>

А Пермь настиг тем временем новый проект Гельмана - «Евангельский», оцененный и верующими людьми, и талантливыми, тонкими экспертами (Романом Багдасаровым, координатором арт-проекта «Декалог XXI», в частности) как кощунственный. Вот некоторые образчики с выставки. Московские художники Д.Врубель и В.Тимофеева решили проиллюстрировать тест Священного Писания посредством фотографий новостных лент и Интернета (прежде Перми проект обкатали на ярмарке «АРТ Москва-08»). Они считают, что выполнили «современные фрески», в то время как жанр проекта - ни много ни мало как «медийный монументализм». Звучит завлекательно - медийный (то есть очень подвижный, скоропортящийся продукт, построенный на постоянном улавливании злобы дня) соединяется с пространственно-мощным «монументализмом», но в такого интеллектуального монстра уже никто не всматривается (к этому публика уже приучена).
<...>
 Пример нового гельмановского проекта, получающего поддержку ЕР - это еще одно доказательство того, что «государство потеряло интерес к созданию большого государственнического изобразительного стиля и к поддержанию связей с предыдущими эпохами развития русского искусства» (Р.Багдасаров). И вообще, все это напоминает РАПП и его оголтелую малограмотную активность. Неграмотно, зато политично!

Актуальное искусство давно пользуется приемами эпатажа, скандального самовыражения, откровенного осмеивания религиозных (нравственных, культурных) норм. Так и здесь, в «Евангельском проекте» художники, в сущности, позволили себе прием насмешки на традицией понимания евангельских тем и сюжетов (достаточно привести один пример: на фасаде пермского музея был помещен баннер с двумя криминального вида, ощерившимися беззубыми подростками, а внизу красовалась «надпись» : «И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает». (цитата из Евангелия). В «Евангельском проекте» есть и еще одна типичная для «актуальщиков» картина: на ней юный наркоман делает сам себе укол в вену. Тут же и надпись: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие». Вот было бы страшно интересно узнать, как трактует сей образчик проекта губернатор Чиркунов?

Конечно, речь не идет о том, чтобы «запретить» евангельские сопереживания современным художникам. Вся проблема в понимании возможностей именно искусства, в средствах и приемах интерпретации, доступных ему и не оскверняющих священного смысла. А вот если «Русское бедное» соединить с «Евангельским проектом», то можно увидеть тенденцию - создания непривлекательного (отвратительного) образа современной России. Можно увидеть «антииконографию» и анти-Россию.

Пока же М.Гельман по-прежнему занимает пост директора Пермского музея современного искусства, т.е. пребывает в должности, позволяющей безоглядно (при поддержки местного министра) заниматься модернизацией культуры города Перми. Вообще, особые страдания Гельмана, повторяю, связаны с «обделенностью» провинции «современным искусством», с неспособностью провинциалами его «понимать». Мало того, свой проект Гельман почему-то представляет как альтернативу «министерскому, бюрократическому управлению культурой», что, собственно, звучит весьма комично - ведь пермские проекты были осуществлены именно пермской же бюрократией, чиновничеством, да еще и наверняка единороссами. К тому же, как писали пермские газеты, Гельман говорил о том, что «пермским культурным проектом,...заинтересовались в администрации президента, и после полутора месяцев обсуждений чиновники согласились под эгидой государства транслировать пермский опыт в другие регионы». Таким образом, альтернативу бюрократии... составили чиновники к тому же «под эгидой государства»! Учитесь господа, учитесь так критиковать бюрократию, чтобы она тут же проявила всяческие инициативы против себя!

Так что красивые словеса о модернизации культуры (опять все на те же бюджетные - они же во многом «партийные» - деньги) читаются странно, Всё это весьма «технологично», но и отменно цинично. Гельман встает в оппозицию сам к себе. Сам себя вроде бы как высекает - понарошку, чтобы вновь как ни в чем не бывало «забрасывать дрожжи» в культурную среду других городов.

Автор проекта «Культурный альянс» упрямо подчеркивает, что он занят не политикой, а только культурой. Вряд ли. Верить политтехнологу - себе дороже. Ведь он сам не раз критиковал власти за то, что они не стремятся к большей либерализации общественной жизни, а потому, по Гельману, потребность в свободе может «сливаться» в область культуры; мало того, по убеждению автора нового партийного искусства, «активация культурной жизни должна снизить социальную напряженность» (Евгения Пастухова. Соль. 28 мая 2010 г.), что якобы доказал уже пермский эксперимент. Протестная энергия выплескивается в дискуссии об искусстве, а значит, - логически завершим мысль, - чем наглее, провокативнее «искусство», тем жарче дискуссии и активнее выброс энергии! Но при этом политтехнолог Гельман зачем-то нам говорит, что политикой не занимается, да к тому же политикой он не занимается на партийные деньги! Так и никак иначе мыслится им общественная модернизация России: «Новации в культурной жизни везде и всегда воспринимаются людьми как «воздух свободы». Знаковые события в культурной сфере, новые артефакты и новые переживания сами по себе уже являются ответом на вопрос «что изменилось?» - говорит директор пермского музея» (цит. по Е.Пастуховой, там же). Вот только как столицами назначают сами себя, так и со «знаковостью» получается все какая-то самодеятельность и самозванство. И то самое «все население», на которое направлено острие культурных акций «Гельмана и К*» - то самое «население» ничуть и ни в чем не стало «свободнее» после, например недавнего мультимедийного фестиваля «Живая Пермь», который проходил с 8 по 12 июня. А 17 июня пермские журналисты Людмила Каргопольцева и Василий Бубнов подводили итоги фестиваля в статье «Пять дней в ЖП», раскрывая суть вопроса в подзаголовке: «Дорогостоящий культурный марафон в Перми прошел без участия зрителей». (Статья так важна и отменно написана, что мы решили поместить ее в продолжение темы целиком). «Живая Пермь» состояла, по словам инициатора, из 195 событий (?!) и включала 20 арт-проектов. Было там всякое: очевидно, пермский художник Сергей Тетерин, тоже был использован как «инструмент реализации программы». Его проект назывался «Изобретение поэтофона». Сам Тетерин рассказывает о нем так: «Водружение в книжном магазине действующего арт-объекта - телефонного аппарата для связи с духами знаменитых поэтов-футуристов - Маяковского, Бурлюка, Каменского». Что и говорить, страшная модернизации искусства произошла в тот день в Перми! На уровне примерно последней трети XIX cтолетия, когда так моден был спиритизм и вызывание духов знаменитостей! Только тогда в этих духов верили, а сегодня так, забавляются, прикалываются. Ну чем не прогресс!

Пермский опыт со всей очевидностью показал, что «актуальное искусство» - это отлично организованная группа. Организованная куратором, политиком и менеджером Маратом Гельманом., которому теперь указано нести в провинцию модернизацию культуры. Да и то правда, как прочитала в каком-то из блогов об «актуальном искусстве»: «Еще десять лет назад в московских галереях резали свиней, рубили иконы, ели водку в виде желе, и, раздевшись догола, бросались на публику. Сегодня это вряд ли возможно: поход в «правильную» (читай к Гельману - К.К.) галерею в светских кругах по значимости приравнивается к посещению модного spa-салона». А вот остальным, то есть населению, которому не доступны spa-салоны, бросим, как кость примерно такое: "Современным художникам нужно ампутировать детородные органы, руки и языки. / И всё это сжечь на ритуальном костре, пепел развеять в малиннике для удобрения почвы, чтобы медведям было, что поесть". (из «Поэмы о современном искусстве» сподвижника Гельмана - Плуцера-Сарно). Что-то демоническое, нечистое, дискомфортное чувствует «население», посещая выставки от Гельмана и читая тексты от Сарно. Ну так и что? Кураторы и прочие ответственные лица тут же объяснят вам то, что вы не поняли. Отлакируют по высшему классу, завернут в красивую обертку дискурсов и коннотаций, биологических ритмов и мифологических предчувствий. Впрочем, честно сказать, и это уже плохо «работает» - особенно в провинции, которую гораздо легче развести на социальном.... А ежели кто вдруг усомнится в «чудесных способностях культуры» модернизировать общество и сознание, - то таким, будьте спокойны, быстро объяснят, что они не правы. Вот уже и директор Приволжского филиала государственного Центра современного искусства в Нижнем Новгороде Анна Гор подтверждает, что "Культурный альянс" «не получится без поддержки первых лиц регионов. Важны не столько деньги, сколько политическая воля и желание, которые в провинции - в дефиците». Ну что ж, скоро придет Гельман. Гельман все исправит. И будете вы по его (а не своей) воле тратить огромные бюджетные деньги на «Живой Нижний», будто теперь вы там все (без Гельмана-то) исключительно мертвые, несовременные и безвольные. А вот смелая ульяновская чиновница Татьяна Ившина ради «актуального искусства» готова все преодолеть, даже, как сообщают журналисты, «если оно вызовет неприятие, как это было в 2001 году, когда Ульяновск был объявлен «Культурной столицей Поволжья»». Вот так-то! Только для кого оно тогда предназначено, это «актуальное искусство» - для чиновников, боящихся авторитетного Гельмана? Не слишком ли дорогая для «населения» плата?

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #135 : Апрель 10, 2011, 14:55:44 »
Гельман и Михалков: жизнь в искусстве
Новый Шекспир
http://www.apn.ru/publications/article23976.htm
2011-04-06 Эрик Лобах
<....>
Теперь вот ещё что. О другом ценителе «дегенеративного искусства» - Марате Гельмане.

<...>

Я, собственно, хоть и не любитель «авангардизма», но всегда считал, что слова «я не понимаю современного искусства» означают лишь то, что человек вообще ничего не понимает в искусстве. Искусство – оно или есть – или его нет. И тот же Кандинский – ничуть не меньшая величина нежели, допустим, Тициан.

Просто это иная форма выражения мысли, эмоций и пр. Иное дело – что мы сами лично предпочитаем. Да, я, например – очень люблю Моцарта с Римским-Корсаковым или Вагнера с Мусоргским – а от Шнитке у меня болит голова и начинается аллергическая реакция на звуки. Но я знаю вполне себе умных, тонко чувствующих людей – у которых почти всё наоборот с восприятием музыки. Да и то – Шнитке – это ещё не дикий кошмар для меня, бывает и хуже.

Но всё-таки – это вопрос вкуса и «личных настроек» - ибо Шнитке – безусловно творец.

А тем из вас, кто будет вопить, что совершенно не переваривает «авангардной живописи», хочу сказать – что в большинстве своём – вы вообще-то в ней живёте и работаете – и очень уютненько и комфортно себя чувствуете. Это если обобщённо говорить про современную архитектуру – начиная от жилых микрорайонов и заканчивая небоскрёбами Сити.

Искусство не может не развиваться абсолютно по всем направлениям, в т.ч. по «авангардным»

Но публика не всегда поспевает за творцами – ибо творец почти всегда намного впереди. Гениев зачастую начинают понимать лишь через сто и более лет.

Из-за этого на ниве «нового искусства» очень часто подвязываются банальные аферисты, которые могут не просто не обладать достаточным вкусом и т.д., но и вообще не иметь никакого отношения к искусству. Это естественно, нечто подобное было и в сказке Андерсена про голого короля. Раз громадное количество людей пока ещё в принципе не понимают сути некоторых новых направлений в искусстве (но зачастую стесняются об этом сказать) – то хитрые аферисты следуя банальной логике могут представлять этим людям вообще что-угодно, выдавая это за искусство, до которого «кто-то ещё не дорос».


Таков, на мой взгляд, Марат Гельман. Как он сам стал часть произведения искусства, настоящего произведения искусства – я расскажу ниже. А пока вообще о его деятельности.

Галерист Марат Гельман нынешними «партией и правительством» назначен «главным по авангардному искусству». Помимо действительно громадных бюджетов от «партии и правительства» Гельману выделен даже целый Пермский край под его экспериментаторство – с созданными там новыми музеями и возможностью назначать своих министров.

И что же он сделал на ниве авангардного искусства? Начнём с любимейшего мною жанра – с оперы. Марату Александровичу, как мне известно (я просто читал об этом в ЖЖ другого деятеля искусства) - был предложен проект создания новой авангардной оперы (не театра, а конкретного произведения).

На либретто Иветты Герасимчук. Кто такая Иветта Герсимчук? Выпускница МГИМО, руководитель программы по экологизации рынков и инвестиций Всемирного фонда дикой природы ( WWF ). Но известна Иветта в первую очередь тем, что в свои двадцать один год (!), живя в студенческом общежитии (без телефона и интернета) приняла участие во Всемирном конкурсе эссе, проведенного в том году берлинским журналом Lettre International и Веймаром - культурной столицей Европы того года. Эссе Иветты "Словарь ветров" (сначало прошло российский конкурс) получило первое место на этом ПРЕСТИЖНЕЙШЕМ МИРОВОМ КОНКУРСЕ, обойдя тексты знаменитых философов и профессиональных писателей, включая лаурятов Нобелевской премии по литературе, К.Воннегута и пр. Ранее в этом же соревновании побеждал Ж.Ж.Руссо с его «Назад к природе» (после чего он и стал известен, собственно) и т.д.

Т.е. вне всякого сомнения – Иветта – мировое открытие.

В проекте предполагалось, что композитором для создания новой авангардной оперы будет приглашён супер-авангардный и супер-модный ныне испанский композитор К.Грибари.

Что такое авангардная опера? Вообще слово авангард подразумевает нечто вроде «на шаг впереди», при этом впереди так – чтоб вести всех за собой. Делать открытия – которые будут значимы.

Не суть важно, что может быть мы с вами (я по крайней мере – точно) предпочтём слушать «Снегурочку» и «Волшебную флейту» в самых что ни на есть классических и старых постановках. Просто Грибари своей музыкой (по мне – просто жуткой, хотя и не лишённой оригинальности) – открывает новую страницу. Возможно – лет через сто – его оперы будут классикой – и наши потомки будут предпочитать их. Как бы то ни было – Грибари безусловно впереди многих. В авангарде. Может быть Грибари и Герасимчук создали бы шедевр на века – и через сто лет пермяки гордились бы, что премьера этого шедевра была в их городе.

И что же наш герой, вернёмся к нему? Гельман за проект конечно ухватился. Получил просто громадный бюджет (вот это он умеет). И содеял.

Композитором был приглашён Майкл Найман. Я тоже очень люблю Наймана, но при всём уважении, назвать его «авангардным композитором» никак нельзя. Пик его новаторской славы был уже очень давно. Так, знаете ли – и Вагнер когда-то был авангардистом. И Глюк. «Имя» Найман, повторяю – сделал себе очень давно, а теперь лишь снимает сливки.

В любом случае, при всём своём выдающемся таланте – ничего нового он больше не говорит – и никаким авангардом это не является. Привет из прошлого века, так сказать. Подчёркиваю – это тоже хорошо, но при чём тут «авангардное искусство», что творит всё новое?

Зато Найман, конечно – очень и очень дорог (в смысле денежного выражения). Приглашая его – разумеется можно освоить очень большой бюджет – с соответсвующим процентом отката.

Ну а либретто для этой оперы «Dido» написала не умница, русская девушка, известная всему миру Иветта Герасимчук, а известная лишь в кружке самого Гельмана, где все, разумеется, друг друга хвалят и любят «модная поэтесса Вера Павлова». Может она тоже девушка хорошая – я не знаю (и никто не знает – кроме Гельмана), но «авангардность» - это же не просто репутация «эмансипе и авангардистки», это вообще не репутация, авангардисты в прямом смысле должны быть впереди всех, а не просто так самопозиционироваться.

Таким образом – Гельман попросту украл идею с авангардной оперной постановкой, освоил громадный бюджет, получилась какая-то совсем не авангардная белиберда, но защитой от нападок Марат Александрович сделал имя старичка Наймана.

Теперь перейдём к более любимым направлениям деятельности галериста Гельмана. Все его художественные выставки построены на скандале. Сначала галерист «раскручивает» скандалами какого-нибудь нового автора – потом дорого продаёт картины «модного художника» за свой процент, разумеется. Ну так и должно быть, конечно, с авангардным искусством. Но с искусством, подчёркиваю. Сам по себе скандал – это не искусство.

Наиболее нашумевшие выставки – это, например, с аппликациями – «Осторожно, религия!». Что мы там увидели? Берётся фотография православной иконы или, допустим – картина Иванова «Явление Христа народу» - и вместо головы Спасителя или Лика какого-нибудь святого наклеивается фотография мордочки Микки Мауса.

Таким образом «художник» выражает свою мысль. Лично я не вижу в этом ничего, кроме омерзительного бескультурья и хамства, оскорбления чувств верующих – в любом случае это точно не искусство. Но на выставку приходят «искусствоведы на зарплате», которые пытаются давить на вас своими «научными званиями» и формальным авторитетом – и спорят, орут, доказывают – что вы не правы, что это «авангардное искусство» и т.п., потом получают своё жалование – и уходят.

Поди поспорь с человеком, у которого последний и главный аргумент – то, что он «профессор искусствоведения», а при том, что он очень и очень замотивирован – он этим аргументом будет долбать вас постоянно, давая понять, что вы – идиот, который ничего не понимает в искусстве. Это часто работает – я уже приводил выше аналогию со сказкой Андерсена. Не все решатся сказать, что не понимают то, что понимает аферист-«профессор». Раз все считают, что король в платье, а кто этого не видит – тот дурак.

Ну а другие аргументы есть? Кроме «я профессор искусствоведения так сказал». Других аргументов всего два. Первый аргумент (который мы в расчёт не можем взять) – это то, что автора данной аппликации почитает гением автор других таких же хамских аппликаций. В кружке Гельмана вообще полно жуликов, получающих доход в том числе от взаимных восхвалений.

Второй аргумент звучит приблизительно так: «Ну у тебя же это вызвало сильную эмоцию, почти шок – этого и хотел добиться Художник. Не важно – какая эмоция». Т.е. получается, что все первоклашки, разрисовывающие фотографические портреты в учебниках – добавляя к лицу усы, рога или синяки под глазом – это не просто хулиганы, а творцы-художники по своей сути. А если я, допустим, напишу на фотографии этого «профессора» или того же Гельмана на лбу непечатное слово из трёх букв или на место рта пририсую половой орган– тогда что? Как «художник» я при этом выражу мысль, которая, как я понимаю – тоже вызовет эмоцию у «профессора» и Гельмана. Но вот является ли это искусством?

Помимо «картин» Гельман любит делать выставки инсталляций. Это логично для «министра авангарда» – ибо вроде как особенно «авангардно» и модно.

Ретрограды, не ругайте инсталляцию как вид искусства. Я, например, считаю – что это действительно новый вид искусства, за котором во многом будущее – и видел много удачных образцов. Инсталляция должна быть эстетичной (даже если это эстетика безобразного) и нести в себе серьёзную (существенную) смысловую нагрузку, вызывать ассоциации и давать глубокий образ, будить эмоции. Ниже я вам приведу пример.

Но какие инсталляции выставляются у Гельмана? Скажем – все помнят более чем скандальную «инсталляцию» - когда обезьянку одели в костюм ветерана ВОВ. Вызывает эмоцию? Разумеется. Только какую? По-моему – только одну – т.к. о ветеранах так думать никто не будет – как хотел сказать автор. Эмоция такая – автор – тварь и козёл, любитель Подрабинека, заслуживающий очень серьёзной пощёчины – если не более. Т.е. в данном случае «произведения искусства» не получилось – ибо эффект достигнут прямопротивоположный – и касающийся автора «инсталляции», а не её самой.

Вот ещё пример из прошлых выставок. На насесте сидели курицы и гадили на внизу стоящий бюст Льва Толстого.

Эстетики я лично в этом никакой не вижу совсем. Но мысль простая выражена – и вполне доходчиво: автор этой инсталляции – петух, который не любит Льва Толстого и гадит. По-моему – мысль не глубока и тоже не имеет отношения к искусству. Мне кажется – что это даже не скандально, собственно. Вспоминается – как Фаина Раневская отреагировала на реплику высокопоставленного деятеля из Министерства культуры СССР, который сказал, будучи на выставке с «Моной Лизой», что считает Мону Лизу некрасивой женщиной, а картину заурядной. Раневская ответила: «Эту женщину любили и обожали столь многие и столь многие ею восхищались и восхищаются сейчас – что Вашим мнением она может пренебречь».

Искусство – это священная область со своими законами. С теми, кто себя ему посвящает хотя бы на словах, как бы давая клятву в верности и присягая – оно делает что хочет. Музы – всё-таки богини – т.е. всесильны. Кому-то они помогают в ответ на честность, трудолюбие, тонкую душу, а кому-то мстят за оскорбление подответсвенной Музам области.

Над Никитой Сергеевичем Михалковым, как мне кажется, в благодарность за его былой талант – они просто грустно посмеялись.

А вот с Маратом Александровичем Гельманом сотворили иное. «Раз для тебя искусство – это лишь наглое освоение бюджетов, хамство, жульничество и профанация - то и ты сам станешь инсталляцией». Не знаю, правда – какая из Муз отвечает за инсталляции…)))

Был такой случай. Марат Гельман очень любит казино. Рулетку и «Русский покер» (последний особенно, т.к. однажды сорвал крупный куш, ставя постоянно на бонус). Злые языки шутят, что он оставляет там еженочно весь бюджет Пермского края.

Казино, как известно, в России теперь запрещены – кроме четырёх «игровых зон», к коим Пермь не относится.

Но точно так же всем известно, что ни смотря на законодательные запреты – все казино как работали, так и работают. Кажется – их даже больше стало. Только теперь они типа «подпольные», хотя об их местонахождении знают вообще все.

И вот. Сидит тут недавно Гельман в одном казино в Перми. Казино «подпольное», но о его существовании на первом этаже одной из Пермских гостиниц, повторяю – знают все, весь город, включая власть, разумеется. Спускается из своего номера не первый этаж, дабы попасть в это же казино, один детина. Два метра ростом и двести килограмм весом. Детина этот за несколько дней до этого пошёл на одну сделку с нашим нынешним отечественным правосудием – и ему было о чём подумать, порассуждать. Словом – детина был НУ ОЧЕНЬ ПЬЯН.

Садится он за стол к Гельману – ибо они знакомы. Детина выше Марата Александровича на две головы, он очень пьян, ему плохо. Он наклоняется к Гельману, дабы сказать «Привет!» - но тут случается восстание рвотных масс – в которых с головы до ног оказывается «министр авангардного искусства». С учётом разницы в росте и весе это выглядело – как если бы у коровы случился понос, а внизу находился бы случайно какой-нибудь ёжик. Марат Александрович, кстати – после этого не ушёл домой, а просто почистился в уборной и вернулся к игре – как истинный игрок.

Собственно говоря – это просто неприятный случай, просто омерзительный – и тут можно только посочувствовать (что я и делаю – я сочувствую Марату Гельману, вы чего другого не подумайте), а не ёрничать и по-быдлячи смеяться, как это делают многие в Перми – ибо, повторяю – казино известное, бывают в нём многие, что в нём происходит – на следующий день знает весь город, а уж этот случай обсудили все – ибо отношение к Гельману в городе у всех мягко говоря «разное».

Но! Стоп, стоп. Я ведь начал с того, что Музы иногда вытворяют в виде мести, например. Теперь представьте себе – что картина застыла (дабы это было не перфомансом, а именно инсталляцией; перфоманс – это скорее в случае с Михалковым) – как в «Ревизоре» у Гоголя в самом конце пьесы.

Что мы видим? В запрещённом казино, но о котором знают все, за игровым столом сидит весь обблёваный человеком, который пошёл на сделку со следственными органами, и проигрывает там в т.ч. средства, отпущенные на «современное искусство» САМ «МИНИСТР АВАНГАРДА». Наутро он встанет – и пойдёт «бороться» с Михалковым ради взаимного пиара… А вокруг над этим хохочут жители Перми, которые обо всём знают. Хохочут именно «по-быдлячьи» - ибо всё это не смешно на самом деле.

Представьте себе – что эта картина застыла – и стала инсталляцией.

Сколько в ней смысла, какая глубина. Современная Россия.

А вы говорите, что инсталляции – это не искусство. Иногда так тронет, что ой-ой-ой!


Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #136 : Апрель 27, 2011, 13:15:14 »
Юрий Любимов: «Без твердой руки искусство не делается»
22 апреля 2011

http://www.nvspb.ru/tops/yuriy-lyubimov-bez-tverdoy-ruki-iskusstvo-ne-delaetsya-44989
.........

Ю.Любимов:
- Я начальник главный. Я сделал этот театр. А кто такой Золотухин? Артист моей труппы. А для меня не существует такого: «Коллектив сказал…» Это глупость, оставшаяся от советской системы. Никакого коллектива в искусстве не бывает. Есть школа кого-то. А коллектива там никогда не может быть. Вот Игорь Моисеев собрал ансамбль, потом набрал следующий состав. И только он отвечал за всех. По такому принципу живет и театр на Таганке.
.......
Вспоминаю Григория Михайловича Козинцева, у которого снимался в фильмах. Он пришел к нам в театр на «Гамлета» – после своего «Гамлета» – и сказал очень лестную для меня фразу, которую мне неудобно воспроизводить. Но главное в том, что он принял и оценил моего «Гамлета». И дело было совсем не во Владимире Высоцком, как он играл, а в существе прочтения пьесы.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #137 : Май 31, 2011, 19:22:33 »
В Фонде Михаила Шемякина поселились «Монстры»
http://www.nvspb.ru/stories/v-fonde-mihaila-shemyakina-poselilis-monstry-45252
<....>
– Конечно, мы в первую очередь отсеивали работы, которые не дотягивали до профессионального уровня, – объяснял Михаил Михайлович. – Вообще основная трагедия современных художников – отсутствие образования. И не только профессионального. У меня во Франции в моем Институте философии и психологии творчества занимаются молодые профессора из России. Не поверите, но приезжают белые листы! «Ребята, чему вы можете научить своих студентов?! Вы же не знаете азов!» Они все, конечно же, знают Генри Мура, но не знают ни Бодлера, ни Верлена, ни Рембо. «Как так можно?!» И мне приходится делать литературные и музыкальные программы, чтобы поднять общеобразовательный уровень профессоров. При нынешнем подходе к образованию в России мы теряем профессионализм не по дням, а по часам! Если потеряем профессионализм – мы потеряем все! Кто-то, не помню кто, сказал: «Мы вступаем в эпоху полного дилентантизма!» Я скажу жестче. Сегодня мы зашли в царство такого абсурда, что, если не будем пытаться двумя ногами стоять на почве профессионализма, красоты и эстетики, нам грозит сумасшедший дом. Поэтому мой институт и мой фонд и занимаются подобными программами и выставками.
<....>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #138 : Май 31, 2011, 19:46:34 »
Режиссер Лев Додин: о том, чего ему остро не хватает в современном театре
http://www.fontanka.ru/2011/05/23/008/

<...>
Я думаю, что в Европе этот процесс нравственного разрушения начался с молодежной революции 60-х годов. Как в России обеспложивание русской культуры началось с Октябрьской революции. Мы вот сейчас вспоминаем, какой замечательный был театр при советской власти, а на самом деле это был издыхающий русский театр – он сопротивлялся, сопротивлялся, но постепенно изнемогал, потому что убедительно играть неправду бесконечно невозможно. Постепенно вера уходит. Так же и европейская революция 60-х годов радикально изменила сознание: хотя участвовали в ней студенты – сорбоннские и другие, – это всё-таки был бунт недообразованных людей, не желающих учиться, а ищущих легкие решения. Недаром из той революции вышли и правые радикалы, и левые – такие как Пол Пот: сегодня о нем уже никто не вспоминает, а этот человек, учившийся в Сорбонне, играючи уничтожил в Камбодже три миллиона своих соотечественников. Те бунтари внесли абсолютно новые критерии, и старшее поколение не могло этому противостоять, потому что существует такой странный общий предрассудок, что за молодежью всегда правда. С этого начала обедняться философия. Тот же Жан-Поль Сартр изо всех сил доказывал, что он моложе самых молодых и радикальнее всех в своих взглядах. Но Сартр хоть делал это талантливо, а те, кто шли за ним, – уже гораздо менее одаренно. По существу, побеждала недообразованность. Почти как в России в 17-м году. Почти.

Театр тоже следовал этой тенденции – выдающийся британский режиссер Питер Брук от многого в своих исканиях отказался, считая, что эта революция справедлива и за ней надо следовать. Но Брук был и есть величайшей культуры человек и мощный профессионал, поэтому его авангардные поиски всегда были очень гармоничны.

Все вожди революции где-нибудь недоучились – в гимназии, в университете, в семинарии. А дальше начала опровергаться сама мысль, что надо учиться. Необразованность утверждает себя как некую новую норму, новую истину. И почти все общества перед этой «истиной» склонились. Мы иногда сейчас, когда готовим зарубежные гастроли, получаем такие вопросы, которые сводят с ума. В одной стране – не буду говорить в какой – сделали нам запрос о том, нельзя ли провести интервью с Чеховым. Другая – тоже очень крупная фестивальная столица – вдруг прислала вопрос: всегда ли в помещичьих домах в России в XIX веке на потолке стояли стога сена (стога сена, зависшие над сценой – элемент декорации Давида Боровского к спектаклю Льва Додина «Дядя Ваня». – Прим. ред.). Я не хочу, чтобы всё это звучало как стариковское брюзжание – нам часто приходится сталкиваться и с образованными молодыми продюсерами, и в нашем театре очень много талантливых молодых людей, но, к сожалению, доминирует всё же другая тенденция – та, которой очень хочется противостоять: убеждаться и убеждать, что и нравственные, и человеческие, и гуманитарные постулаты живы, востребованы и могут иметь место и в жизни, и в искусстве.
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #139 : Июнь 05, 2011, 11:53:09 »
Парадоксов друг
В Санкт-Петербурге проходит выставка Бориса Григорьева

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

http://www.newizv.ru/culture/2011-06-02/145526-paradoksov-drug.html

В Русском музее в корпусе Бенуа экспонируется выставка выдающегося российского художника Бориса Григорьева (1886 –1939). Яркий представитель русской живописи первой половины ХХ века, увы, недостаточно известен на родине. Масштабная ретроспектива – более 150 произведений живописи и рисунка из собраний российских музеев и частных коллекций – первая в России попытка представить творчество Григорьева широко и во всех его ипостасях.

Впрочем, первая масштабная экспозиция может оказаться и последней. Как посетовала на открытии выставки заместитель директора Русского музея по научной работе Евгения Петрова: «Современные коллекционеры не стремятся афишироваться, и с каждым годом собрать работы становится все более проблематично. Возможно, что мы стали последними, кому удалось объединить такое количество произведений Григорьева на одной площадке».

Внебрачный сын царскосельского мещанина и дочери потомка шведских эмигрантов, Борис Григорьев был выдающимся мастером рисунка. Кроме того, в его работах непостижимым образом материализуется то, что психоанализ называет «бессознательным».

Портрет В.Э. Мейерхольда. 1916


Будущий художник родился в Москве, рано проявил незаурядные способности, мальчишкой оказался на обучении в Практической академии коммерческих наук, два года спустя – в Строгановском училище технического рисования, позже – в художественном училище при Императорской Академии художеств. В России Григорьев проработал менее десятилетия – осенью 1919-го перебрался в Финляндию, а с весны 1921-го обосновался в Париже – однако русская тема прошла через всю его жизнь, и неудивительно, что значительная часть экспозиции посвящена именно России.

Знаменитый цикл «Расея» – предельно натуралистичен и даже сегодня создает мучительное ощущение обреченности. На полотнах нет примет лихолетья, но слишком сжат рот древней старухи («Старуха-молочница», 1917), чересчур напряжен взгляд голубоглазой девчушки («Девочка с бидоном», 1917), тягостная безнадежность струится из опущенных соцветий подсолнухов («Подсолнухи», 1917). Апогей – «Крестьянская земля» (1917) – суровые, некрасивые лица, набрякшие веки, усталость, апатия, скрытая угроза… Словно некая передышка, остановка, а впереди – «окаянные дни», месяцы, годы…

Увидев его цикл Intimite «мирискусник» Константин Сомов написал о Григорьеве: «Замечательно талантливый, но сволочной, глупый, дешевый порнограф». Взгляд на женщину без романтического флера показался ему невыносимым. «Парижские» зарисовки интригуют. Не «порнографией», ее нет и в помине, а непривычной эстетикой, театральностью, насыщенностью цветов. Одна из самых броских работ этого периода – «Улица блондинок» (1917).

Портрет А.Е. Грилихес. 1917


Представлены в экспозиции и хрестоматийный портрет Мейерхольда и непарадный Шаляпин, иллюстрации к сатирической поэме Василия Пушкина «Опасный сосед» и россыпь чудесных рисунков, названных современником художника историком искусств Николаем Пуниным «парадоксом на плоскости».

Впрочем, выставка лишний раз убеждает, что парадоксальным было все творчество «гениального одиночки», заглянувшего в самые непостижимые глубины человеческого сознания и без прикрас все эти глубины отобразившего.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #140 : Июнь 05, 2011, 11:56:41 »
Быков: Прилепин взял лучшее от советского
http://www.youtube.com/watch?v=LF8jPSP0ULM&feature=player_embedded

http://video.rosbalt.ru/view_video.php?vid=6805

Известный журналист и литературный критик Дмитрий Быков приветствует награждение романа Захара Прилепина "Грех" премией "Нацбест". По мнению Быкова, Прилепин - здоровый, жизнерадостный человек и писатель, продолжающий все то лучшее, что было в советском обществе. Вместе с коллегами, он возвращает в литературу демократические и гуманистические традиции.


Оффлайн meusdorf

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 286
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #141 : Июнь 17, 2011, 20:51:27 »
С Быковым можно только согласиться.Прилепин заслуживает таких слов.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #142 : Июль 17, 2011, 00:31:13 »
Задело!
Владимир Бондаренко
13 июля 2011 года
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/921/83.html

Я помню время, когда имя Александра Невзорова одни произносили с придыханием, другие с ненавистью. Сейчас от него отвернулись и те, и другие. Даже для людей гораздо старше него он был Глебычем, так по старинке подчеркивалось уважение к мастеру — называли по отчеству. Сейчас Невзоров такой, сякой, этакий остался, а Глебыч исчез повсеместно.

Я не буду выяснять, зачем энтвешники, зная его нынешнюю позицию, позвали его на свою передачу о Православии. Им цена всегда известна. Откровением стал Александр Невзоров. И дело даже не в его воинственном безбожничестве, в России таких всегда хватало, а в его человеконенавистничестве. Он же не попа какого-то разругал, хватает у нас и вороватых, и наглых, и каких угодно священнослужителей. Слава Богу, мы не католики, и для нас даже патриарх — не символ Церкви и Православия, а такой же, как мы, земной человек со своими недостатками.

Александр Невзоров обрушил проклятия на все тысячелетие христианства на Руси, на Церковь целиком. Когда он высказывал свои человеконенавистнические взгляды на телевидении, я подумал: позвали бы его на передачу о роли русских женщин в обществе, о роли русской интеллигенции, он точно так же со своим снобизмом перечеркнул их всех, как таковых. То есть, он не просто воинственный безбожник, в роли булгаковского героя он стал откровенным человеконенавистником, откровенным русофобом.

Казалось бы, даже с точки зрения собственной значимости, он должен был как-то огораживать хотя бы пространство своих знаменитых "600 секунд", единственное место, доказывающее его значимость в обществе. Мол, да, я изменил свои взгляды, но тогда была славная пора, я искренне сотворил великую передачу…

Я вдруг слышу по телевидению из его уст слова, из которых можно понять, что это была заказная роль по приказу его начальников из спецслужб. Впервые за свою жизнь слышу признания сексота, разоблачающего самого себя, что по наводке КГБ он и вел ту знаменитую передачу "600 секунд". По наводке КГБ он встречался и дружил с митрополитом Санкт-Петербуржским и Ладожским Иоанном, по наводке КГБ дружил с Львом Гумилевым, с газетой "Завтра", с русскими патриотами. Кстати, я сам познакомился с митрополитом Иоанном в невзоровском кабинете. И сделал с ним беседу для "Завтра", не подозревая, что наш общий друг Александр Невзоров — лишь мелкая кагебешная декорация.

Это же страшно — потеря личности. Дело не в его некоем демонизме, большому таланту прощается любой демонизм, и Лермонтову с его "демоном", и Булгакову, и Рериху. Дело не в его даже изначальных мизантропических наклонностях. Ну, послужил некое время Православию и русскому делу, ну, побыл державником и русским империалистом, потом надоело, бросил всё, и со своих горних высот ныне Александр Невзоров презирает свое прошлое. Где же его высоты? Ушел в бизнес, получил деньги от Березовского, может быть, он стал успешным олигархом и с высот Абрамовича презирает весь русский народ?

Не стал же, и деньги Березовского на пользу не пошли. На чем же держится его нынешнее человеконенавистничество, его мелкий лакейский снобизм? Скорее, Невзоров нынче похож на героя чеховского "Вишневого сада" Яшку, которому всё русское противно. Но сам-то Яшка как был лакеем, так и остался. И другим не будет.

Не будет другим и Александр Невзоров. На потеху будут его изредка вызывать на ковер наши энтвешники и другие, подобные им, либеральные творцы из мира потребления.

Глумясь над всем русским, они заодно и над Невзоровым поглумятся. А тот и рад им услужить.

Ощущение такое после его слов, что ему ненавистно в нашей стране всё. Не только конкретные священники, не только Православие целиком, вся "тлетворная" тысячелетняя история, но дети и взрослые, старики и молодые, патриоты и демократы. Всё с некоей байроновской интонацией он готов высмеять. И что оставит у себя за плечами? Оказывается, ни-че-го. Ибо и прошлое его связано всего лишь с лакейской работой на КГБ СССР, по заказу которого он и исполнял роль то защитника Собчака, то крутого русского патриота, то борца за свободу и справедливость. Тотальное саморазоблачение.

Такого я уже давно не встречал. Может коммунист разочароваться в своей компартии, может либерал перечеркнуть свое либеральное прошлое. Может, к примеру, Роже Гароди из одного из лидеров французской компартии стать исламистом. И это искреннее перерождение.

Я думаю, в случае с Александром Невзоровым мы присутствуем при разрушении личности как таковой. Какой-то наркотический самораспад. Думаю, и лошадки его — такая же декорация, прикрывающая этот тотальный самораспад. А может, это тоже задание спецслужб.

Жаль. Прежде всего мне жаль буквально сотни тысяч былых сторонников и горячих приверженцев Невзорова. Из лидеров патриотической оппозиции он был, пожалуй, одним из самых пламенных и зажигающих, очаровывающих бойцов. Если бы его, как Марата, зарезала в свое время какая-нибудь ельцинская фанатическая демократка, быть бы ему на века символом русского сопротивления. Не случилось. Так и будет теперь доживать свою жизнь потерпевший фиаско на всех фронтах когда-то промелькнувший в зареве национальной русской идеи, но сломавшийся и ожесточившийся на всё и всех человек.

Дело не в том, что он выполнял какие-то поручения КГБ. При этом он мог и нести свою миссию. Дело не в том, что он взял какие-то крутые деньги у Березовского, при этом он тоже мог исполнять свою историческую миссию. Дело в том, что у него не оказалось никакой своей личной и гражданской миссии. Он оказался пустышкой.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #143 : Август 03, 2011, 22:47:02 »
http://www.rg.ru/2005/02/09/konchalovskiy.html

Андрей Кончаловский
"Победа рынка над искусством"
(Как маркетологи берут верх над творцами)



Эта статья международно известного кинорежиссера Андрея Кончаловского представляется редакции "РГ" в высшей степени актуальной и важной для понимания процессов, происходящих в мировом сознании - процессов, в сущности, судьбоносных и для каждой страны сугубо индивидуальных. Речь идет о выборе пути в условиях стандартизации и коммерциализации культуры и самого образа жизни народов. Мы приглашаем всех заинтересованных лиц принять участие в начавшемся разговоре. В конце этой статьи мы помещаем специальную форму, заполнив которую вы сможете ответить на вопросы, поставленные режиссером.


Оцифрованное искусство
Технический прогресс и эстетическая тенденция постмодерна, завоевавшая прочные позиции к XXI веку, существенно изменили саму природу творчества. Многое стало настолько легко и доступно, что кино сегодня может снимать любой. Бери видеокамеру - она теперь небольшая, цифровая, сама ставит фокус, сама - экспозицию, - и снимай. Потом это можно смонтировать на компьютере и подложить музыку. Будет кино. Это стало так же просто, как писать популярную музыку.
Музыка, которая называется попса, сегодня сочинена не композитором, а компьютером - так называемым секвенцером. Компьютер выдает необходимые гармонии, и сочинять на нем можно, не зная и нотной азбуки. Так называемые музыканты сегодня могут принести готовую фонограмму, но не умеют записать музыку на нотных линейках.

Век любителей?
<...>
В кино и музыку хлынули дилетанты. Иногда с успехом. То же можно сказать и об изобразительном искусстве, ТВ, театре. Это можно объяснить не только технической доступностью, но и тенденцией постмодернизма, сознательно разорвавшего преемственную связь с традициями мировой культуры. Этот разрыв позволил художнику избавиться от того, что называют "культурной ассоциацией". А именно культурная ассоциация и дает художественному образу многомерность и глубину. Зато там, где необходим технический профессионализм, где требуется кропотливое обучение, дилетантов быть не может. В архитектуре без знаний делать нечего - здание развалится. В балете, в спорте, в цирке, в опере необходимо изучение техники ремесла.
<...>
Я думаю, сегодняшний язык искусства зашел в тупик - ибо зашло в тупик содержание.

Цена маринованной рыбы
<...>
Сегодня ценности могут быть созданы по заказу платежеспособной корпорации или отдельного лица. Тех, кто заинтересован в их распространении, ожидает от этого политических или материальных дивидендов и платит за свои будущие выгоды. То есть отныне ценности не вырабатываются изнутри общества - они внедряются в него извне. Сегодня может почитаться ценностью толерантность, завтра - бескомпромиссность, послезавтра - самодовольный гедонизм. Соответственно будут пропагандироваться и имиджевые фигуры, эти ценности воплощающие. Сегодня - один человек, завтра - другой, а послезавтра их обоих забудут, чтобы превознести третьего.
Маркетинг стал главной движущей силой развития цивилизации, ибо сила маркетинга в том, что качество товара менее важно, чем качество его рекламы - ведь важен результат, измеряемый полученной прибылью.

Трудно не сделать очень печальные выводы относительно перспектив развития западной цивилизации.

Поклонение унитазу
<...>
В декабре прошлого года газета "Дейли телеграф" назвала пятерку самых важных произведений мирового искусства, созданных в ХХ веке. Чтобы определить их, был составлен и разослан пятистам критикам, художникам, галеристам и искусствоведам список из пятисот шедевров. Каждого попросили расставить произведения в порядке их значимости. "Мэрилин Монро" Энди Уорхолла заняла по их оценкам третье место, уступив лишь "Авиньонским девушкам" Пабло Пикассо и "Фонтану" Марселя Дюшана, оказавшемуся, к всеобщему конфузу, на первом месте. "Фонтан" - это стандартный фаянсовый писсуар, на котором художник поставил нечто вроде подписи и выставил в 1917 году на художественной выставке. Вдумайтесь: пятьсот экспертов-профессионалов считают наиболее важным в искусстве огромного века то, что в основном имеет отношения не к искусству, а к эпатажу и эстетическому хулиганству! Какой тотальный страх показаться отставшим ретроградом!
<...>


Десять минут Чайковского
<...>
Знаменитый индийский писатель, живущий в Англии, нобелевский лауреат В.С. Найпол недавно писал: "Литература умерла, и по этому поводу больших сожалений в мире нет - она просто не нужна". Люди не испытывают ощущения пропажи - они просто потеряли потребность в литературе. По сути, это то же, что я здесь сказал о кино. Можно только сочувствовать западному человеку, почти до конца иссушенному потреблением, коррумпированному возможностью мгновенного удовлетворения своих поверхностных потребностей и не находящему времени на то, чтобы сконцентрироваться. Симфонию Чайковского нужно слушать десять или двадцать минут, прежде чем начинаешь погружаться в нее. Чтобы читать Достоевского или Солженицына, нужна жертва - время. Необходимо сфокусировать внимание, интенсивно во что-то вглядеться, вдуматься - только тогда начинается сопереживание на углубленном уровне. Созерцание - вот что необходимо для восприятия произведения искусства; для восприятия поп-музыки погружения не нужно. То же происходит и с литературой - ныне она не требует погружения. Для того чтобы читать большую часть современной мировой литературы, жертвовать временем не надо. Ты читаешь так же, как слушаешь музыку в лифте - она себе играет, а ты думаешь о чем-то своем. Человечество приучили воспринимать искусство на самом поверхностном уровне. Сознание читателя и зрителя может бегать по его поверхности, как водяной паук по глади воды - этого достаточно. Давайте не будем забывать, что самый первый роман - Библия, требовал самой большой концентрации.

Солнце взойдет с Востока?
Уже написано немереное число трудов об информационном шоке, переживаемом нашей цивилизацией. Интернет изменил историю человечества. Обилие информации плюс ее абсолютная доступность не помогают, как мечталось 40 лет назад, а, как ни странно, препятствуют углублению нашего знания о мире. Чем больше информации - тем меньше мы знаем. Мы не в состоянии производить какой-либо отбор. Легко захлебнуться в недискриминированной информационной помойке, в обрушивающемся на вас обвале заведомо не нужной вам информации. И это не может не действовать на психику.
<...>
 Потребление безмерного количества информации не увеличивает эрудицию. Можно знать все сорта дорогих вин, поспевать на все премьеры, одеваться в лучших бутиках, но не улучшить качество своей жизни. Качество жизни, в сущности, зависит лишь от способности размышлять и понимать лично вашу реальную роль и реальное место в жизни других... А философия и практика реальности уговаривают вас не размышлять, а потреблять, "брать от жизни всё"! Грустно - но может быть, действительно западная культура, согласно Шпенглеру, а теперь и Бьюкенену, закатывается?
Мне кажется, что эта ситуация характерна в основном для Запада. А это еще не весь мир. Продолжают сохранять свои традиции Китай, Индия, Япония, Арабский Восток. Великие государства древних цивилизаций - индуистской, мусульманской, конфуцианской - еще не потеряли своих ценностей, выплавленных веками. Они слишком медленно отказываются от своих традиций и яростно, иногда слишком яростно сопротивляются внедрению западных ценностей. Поэтому на сегодняшних фестивалях берут призы китаец Чжан Имоу или иранец Мохсен Махмальбаф.
И если говорить о культуре мировой, то, безусловно, есть надежда, что у человечества сохранятся и желание, и способность к созданию и открытию искусства, литературы и того кино, которое я привык считать искусством.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #144 : Август 03, 2011, 23:33:24 »
Это заметно, деточка
Беседа А.Корзуна с А.Карауловым

http://www.echo.msk.ru/programs/korzun/796386-echo/

<....>
А вот спросите его, он в один театр пришел, московский, народная артистка пригласила его на пьесу по Гоголю, не скажу, какой, поскольку буду его цитировать. Но странный, правда, спектакль. Не по Гоголю, по другому автору, простите, оговорился. Там, значит, московский барин, Фамусов, он больше на товарища Батурина похож, Софья сигареты курит. Вот Путин промучался на этом спектакле, в антракте не уйдешь, скандал! Его потащили за кулисы, мнение сказать. Ему неловко. Он спросил, а что у вас Чацкий так кричит? Было понятно, что вопрос повиснет в воздухе. Чацкий там истерик полный на сцене. Мне потом режиссер говорила, другая, не этого спектакля, "знаешь, когда Мария Ивановна Бабанова, великая русская актриса пришла на спектакль"Большевики", вдруг неожиданно Бабанова пришла на премьеру "Большевиков", в театр Современник. Галина Борисовна Волчек ее увидела, очень удивилась, ой! Мария Ивановна, что вы тут делаете, это мой первый спектакль как режиссера! Это заметно, деточка, - сказала Бабанова. По ее реплике все было понятно.
<....>

=======================
http://magazines.russ.ru/sib/2008/11/vo5-pr.html
<...>
Через несколько минут автомобили из кортежа президента один за другим начали покидать территорию “Современника”. Стоя на крыльце под гигантскими буквами афиши, Галина Борисовна наблюдала, как черная стрела из движущихся горизонтальных объектов направлялась вдоль Чистых прудов в сторону памятника Грибоедову. Дрожащей рукой она попыталась достать сигарету из пиджака. Но все-таки еще не решалась закурить.

— А ведь и вправду Чацкий чем-то напоминает Матросова, — неожиданно пробормотала она.

И снова, теперь уже не мысленно, перекрестилась.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #145 : Август 07, 2011, 22:30:36 »
Владимир Конкин: Телевизор говорит мне, что я мразь
http://www.fontanka.ru/2011/08/05/083/

В канун своего 60-летия народный артист России Владимир Конкин предельно честен и бескомпромиссен. В интервью «Фонтанке» юбиляр объясняет, почему «ящик» считает народ быдлом, но правители это поощряют, утверждает, что театр сегодня – отхожее место, а русский в кино – психопат и алкоголик, рассказывает, как справиться с новыми Крошками Цахесами и почему в «Месте встречи» перетянули одеяло на Высоцкого.
«Наши правители делают огромную ошибку, возвеличивая глупость. Власть поступила безобразно, спустив на людей свору телеразбойников»

- Вы подарили народу много незабываемых телевечеров. Интересно узнать Ваше мнение о современном телевидении. Кстати, сами-то телевизор смотрите?

- Крайне редко. Можно перенажимать все кнопки и прийти в исступление. Сплошная пошлятина! Тенденция сегодняшнего телевидения - чем гаже, тем лучше. Поэтому мне хочется бросить в экран чем-нибудь тяжёлым. За то, что он глумится надо мной. Не уважает. Не любит. Не пестует. Он говорит мне, что я быдло, скотина, мразь. И что такая же мразь вокруг меня. Да и сам про себя "ящик" говорит, что он мразь. Ещё большая сволочь, чем зритель.

Хорошие передачи, учащие людей добру с младых ногтей, сегодня не нужны, ибо они заставят человека задуматься о том, как он живёт. И как только человек поймёт, что он живёт более чем плохо, а последние 20 лет с помощью телевизора его так вообще превращают в обезьяну и дебила, то тогда недалеко и до всенародной бузы.

- Интересное начало! Хотелось бы узнать, кто, по-Вашему, виноват в этой телевакханалии?

- Наши правители, которые делают огромную ошибку, возвеличивая глупость. Власть поступила безобразно, спустив на людей эту свору телеразбойников, которые, кроме того, что унижают достоинство человека, не делают абсолютно ничего хорошего. Я недавно спросил одного такого "властителя" федерального телеканала в приватной беседе: "Тебе не стыдно, - сказал я ему, глядя прямо в глаза, - что на важнейшем канале ты показываешь одно дерьмо или шоу уродов, которое судят другие уроды, а третьи уроды потешаются?" "Володя, добро в твоём понимании закончилось на твоём Шарапове", - ответил он мне абсолютно цинично, и тоже глядя мне в глаза.
<...>
 А разве спайка «звёзд» эстрады и «народных артистов» с депутатами, мэрами, генералами и миллиардерами - это не форма современного Ренессанса, в том смысле, который в него вкладываете Вы?

- У нас не Ренессанс, у нас дичь! Возьмите полоумную, до женского экстаза влюблённость Бабкиной в Лужкова! Уж как она его любила! И как она тут же, словно ветреная особа, влюбилась в Путина, чтобы стать депутатом. Как только она видит денежных дядь у власти, у неё явно что-то происходит с организмом, она тут же забеременевает "бескорыстной" любовью. И таких господчиков от искусства очень много, потому что обслуживать власть очень удобно.
<...>
- Ну, если книги не читают, то хотя бы читали качественные газеты. Интернет опять же...

- И газеты читать давно разучились. Да и писать их грамотно тоже. Многие корреспонденты не в состоянии отличить причастный оборот от деепричастного. А рейтингам я не верю по одной причине: на телевидении нет альтернативы. Даже на "Культуре" идут передачи то про бандитов, то какая-нибудь американская поделка, то фильмы про их актёров... Кроме того, важно помнить, что на территории нашей страны много районов, где ловятся только два главных канала: Первый и "Россия". Соответственно люди только их и смотрят.

А чем заполнены эти каналы? Бесконечными шоу. На них что-то бесконечно готовят, жарят-варят. Одни и те же передачи про здоровье. Всё это мне, например, смотреть совершенно невозможно. А разноликость нашего зрителя никто не учитывает. Не учитывается моя индивидуальность. Мне нужно часами сидеть у телевизора, чтобы найти передачу, которую я буду смотреть без отвращения. Но, слава богу, я избавлен от этих поисков, потому что родители научили меня читать книжки, и я с этим занятием не расстаюсь.
<....>
- В пух и прах раскритиковав власть, Вы тем не менее не объяснили, как она должна себя вести по отношению к искусству и его представителям? Ну, например, по отношению конкретно к Вам?

- Как и подобает власти. А если Медведев встречается не с Конкиным, а с "Камеди Клаб", он уже не власть. Почему бы ему публично не пожать руку мне, не сказать, что он воспитывался на моих фильмах? Что, не воспитывался разве? Воспитывался. Вместо этого он садится за руль "Чайки" и везёт Шварценеггера. Вози его, где угодно, но показывать-то это зачем?

А какое у Медведева было заискивающее перед Шварценеггером выражение лица! Невозможно представить, чтобы Александр III сел на облучок и повёз каких-то там посланников. Сидел, как вы помните, рыбу ловил. "Ваше Величество, европейские послы пожаловали". "Пока русский царь ловит рыбу, Европа подождёт!" И говорило в нём в этот момент не чванство, а достоинство. И Запад знал своё место. А сегодня о нас все вытирают ноги.

Оградить людей от пошлости искусство может, но если оно исходит от любви власти к такому искусству. По Белинскому, цель искусства - выращивать сильного и умного человека. Искусство нужно для бодрого народа, для его духа, для крепких семей. Мужчина должен быть рыцарем с цветами в руке, а не с презервативом и пулемётом. Сцена - это амвон, а у нас она отхожее место. Ведь сегодняшнее искусство, уже даже не эпатаж, а идеология. Чья рука осмелилась нарисовать фаллос на памятнике инженерного искусства, внесённом в сокровищницы ЮНЕСКО? А чья рука за это дала премию? Скажите мне после этого, в каком обществе мы живём?! Как не вспомнить после этого Гоголя: "Ну вот опять, англичанин живёт, немец мечтает, француз играет, а русский обезьянствует". Почему мы всегда обезьянничаем?
<...>
- Сакральный вопрос: что же нужно сделать, чтобы лишить российский народ теленаваждения и вообще влияния псевдоискусства?

<....>
А как иначе избавить общество от наваждения, когда тебе говорят, что всё хорошее и достойное - неформат? Что мы видим на экранах большого кино, которое, по моему мнению, как искусство уже давно не существует в России? Русский там - обязательно дебил, психопат, алкоголик. Если генерал, то обязательно в исполнении Булдакова. Булдаков озолотился потому, что современные режиссёры считают, что у нас должен быть именно такой генерал-дебил. Интеллигентного генерала в исполнении Стриженова или Конкина быть не может. Сегодня не нужны Шараповы-полицейские. Или Корчагины, которые в одной шинели будут строить светлое будущее.
<...>
- Ни той, ни другой ситуации в советское время, когда Вы и добились вершин своего телетворчества, быть не могло. Что для Вас жизнь в новой России в сравнении с временами СССР?

- За те 20 лет, что не стало СССР, очень многие достойные люди сошли в могилу, а те, у кого были слабые нервишки или тонка кишка, стали холуями. Ведь жить-то хочется хорошо. Приглашая порой на свои спектакли столичных чиновников, я шесть раз из семи слышу примерно такие слова: "Спасибо, Володь! Жалко, моя жена не сможет прийти, она у меня с детьми постоянно на Кипре живёт". У другого семья в Германии. То есть деньги и семью туда, а сам здесь на раскладушке осуществляет власть. Недаром же в аэропорту Внуково-3 круглосуточно под парами стоят 300 частных самолётов, готовых улететь в любую минуту. Поэтому-то у нас частной авиации и больше, чем истребителей. Некого истреблять, обитатели этой страны скоро благополучно вымрут сами.

Но до этого народ ещё и обдерут как липку. У меня, например, ощущение, что из всех моих карманов не вылазят немилосердные волосатые ручонки государства. Боюсь, что как бы в своей алчности они не оторвали мне причиндалы. Поэтому, кстати, никто из уехавших из современной России в Европу или Америку, а я там часто бываю и знаю, что говорю, не хочет оттуда возвращаться. Никто! Даже если там нет работы, а здесь есть. Сдают квартирушки в России, и на эти деньги живут там. Дожили!
«В театре кто-то всегда вылизывает анальное отверстие директору, а кто-то художественному руководителю. А я никому вылизывать не могу - у меня язык шершавый».
- Мы постепенно перешли к Вашим театральным делам. Давайте поговорим о ситуации в современном российском театре. Там тоже сегодня сложно?

<...>
Поэтому, повторяю, когда я смотрю на этих уродов в телевизоре или на сцене, я понимаю, что рейтинги здесь ни при чём. Ведь даже ненормативная лексика в театре стала уже почти нормой. Господин Табаков, например, уничтожил МХТ, который всегда был форпостом культуры, нашим бастионом, на который, как и на Малый театр, ориентировались все театры страны. А как это иначе назовешь, если его ученик Серебренников ставит на сцене МХТ спектакль, где буквально мат на мате? О какой нравственной школе в этом случае мы можем говорить?
<...>
 Вернёмся к началу нашей беседы. Вы камня на камне не оставили от отечественного телевидения, вернее, от его нынешних форм. Но, быть может, всё не так уж и плохо, а камедиклабы просто-напросто современная форма сатиры, которая была в любые времена?

- У нас нет никакой сатиры вообще! Есть только хохмление под фонограмму "ха-ха". Сатира предполагает критику. В этом смысле она была в Советском Союзе. Да, Райкину было не просто, но сатира, повторяю, тогда была. А сейчас нет. Вместо сатиры, какие-то непонятные персонажи: дядьки - все тётки, и наоборот. Гермафродиты, одним словом. И это печально. Но при этом, я уверен, что ещё при жизни увижу новую зарю в искусстве. Потому что без него наши люди захрюкают.

Посмотрите на лица людей, которые пришли сегодня в Дом кино, где мы с вами беседуем. Среди них много молодых. И на их лицах я вижу ожидание. Значит, им не совсем противно, они надеются увидеть что-то интересное, хотя внизу и не висит афиша "Сегодня в нашей программе крупным планом голая задница Пугачёвой". Значит, это и есть те не учтённые рейтингом зрители, которые ждут от искусства чего-то светлого, хотя я, честно говоря, даже не знаю, что им сегодня будут показывать. Может, "Броненосец "Потёмкин". Или какой-то другой "неформат".
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #146 : Август 07, 2011, 23:04:45 »
Все прочее - метель
Три года без Солженицына


http://www.rg.ru/2011/08/03/solgenicyn.html
Сегодня День памяти русского писателя и общественного деятеля Александра Исаевича Солженицына. Его не стало три года назад - 3 августа 2008 года. Чуть более одного года он не дожил до своего 90-летия.
На сайте А. И. Солженицына  http://www.solzhenitsyn.ru   размещена скупая информация: "3-го августа, в третью годовщину кончины Александра Исаевича Солженицына, на его могиле в некрополе Донского монастыря будет отслужена панихида в 13.00".
<...>
"Наша главная цель - представить произведения А. И. Солженицына наиболее полно и точно. Тексты будут даны в последней прижизненной авторской редакции... Такие тексты мы печатаем в 30-томном Собрании сочинений, начатом нами совместно с издательством "Время" в 2006 году. Сейчас мы помещаем на сайте все тома Собрания, вышедшие к настоящему моменту, и по мере выхода очередных томов будем постоянно пополнять раздел "Произведения". Мы приняли решение размещать тома Собрания на сайте в формате PDF, поскольку этот формат позволяет достичь наибольшего сходства электронного текста с книжными страницами и предохраняет его от искажений и потерь. Некоторые тексты, подготовленные к печати, но еще не изданные в составе Собрания, мы будем представлять на сайте в других форматах".

О чем идет речь? О том, что тексты А. И. Солженицына в выверенной редакции, в том числе и еще не обретшие бумажную версию, вывешиваются на этом сайте для абсолютно свободного и бесплатного доступа. Я попытался выделить и скопировать части текстов. Пожалуйста! И тут никаких препон...

В эпоху яростной борьбы с электронным пиратством в области литературы это кажется удивительным. Разумеется, за борьбой этой стоят вполне законные интересы издателей. Но странно, что и писатели включаются в эту юридическую войну, подписывая гневные коллективные письма. В том, что издатели не хотят терять законной прибыли от выпущенных ими книжек, ничего противоестественного нет. Противоестественно вот это желание писателей хоть как-то ограничить обращение своих текстов среди своих читателей.

Кажется, только один наш "ужасный ребенок" Дмитрий Быков открыто высказался ЗА электронное пиратство. По мне - честь ему и хвала! Русский писатель не должен свистеть и улюлюкать в спину человека, укравшего его книгу, чтобы ее прочитать. По-моему, он должен благодарно смотреть вслед.

<....>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #147 : Сентябрь 24, 2011, 22:30:42 »
Владимир Дашкевич: «В России композиторы – бомжи
 http://www.nvspb.ru/stories/vladimir-dashkevich-v-rossii-kompozitory-bomji-46407



<....>
– Но все же сейчас в нашей стране все относительно спокойно. Вот даже оперы стали про жизнь клерков ставить – я недавно видела…

– Ставить оперы – это самая тяжелая проверка для режиссера. Оперы в конце своей жизни ставил Станиславский, оперы ставили Мейерхольд, Эйзенштейн. Это была самая сложная часть их режиссерской жизни. Сегодня той фантазии и того равенства художественных потенциалов между режиссером и автором просто не может быть. Режиссеры, которые сегодня работают в музыкальном театре, – это закройщики. Это театр кройки и шитья. Ателье, где просто перешивают костюм, невзирая на то, что ткань лопается, не выдерживает. Там, где были рукава, они делают штанины и говорят, что это новация. На самом деле это как раз свидетельство жесточайшего кризиса вообще всей филармонической культуры, когда сильно снижается уровень исполнительской культуры, когда нет дирижеров, нет классных исполнителей. А вот в Китае сегодня 40 миллионов молодых пианистов, и это факт. У них и огромное количество молодых шахматистов, которые обыгрывают нас под ноль.

Вообще, то, что происходит в нашей стране, – это иллюзия работы. У нас никто не работает, потому что Россия – страна абсолютно монопольного капитала. А чего боятся монополисты больше всего? Конкуренции. Поэтому они тормозят средний класс как могут. Они его превращают в быдло совершенно сознательно. И в том числе искусственно тормозят большую музыку, которая у нас реально существует.



– Но если какой-то композитор захочет написать нечто значительное, он это напишет, невзирая ни на какие «торможения»?
– У нас этой написанной музыки – выше крыши! Все, скажем, знают фильм «Каникулы Бонифация» с музыкой Моисея Вайнберга. Но того, что Вайнберг – один из самых великих симфонистов нашего времени, никто не знает, потому что никто из наших Башметов, Спиваковых и Гергиевых играть его не будет. Потому что они зависят от западных гастролей, они проданы западному менеджменту и западным издательствам.

Вся сетка их выступлений на несколько лет вперед делается западными компаниями. Это мощнейшие структуры, которые захватывают незащищенный русский рынок, выдавливая из него русскую музыку значительно более высокого качества. И вы имеете очень мало шансов услышать музыку Мясковского, Хачатуряна, Бородина, Даргомыжского, Танеева. Зато вам подсунут музыку Регера, Яначека, Пендерецкого и так далее – композиторов далеко не первого сорта, права которых принадлежат западным издательствам.


– То есть на свой, композиторский цех вину не берете.
– Нет. А композиторского цеха у нас в стране не существует. У исполнителей есть защищенная строка в бюджете под названием «Федеральная целевая программа «Культура России», а композиторов в этой строке нет. Поэтому исполнять ныне живущих композиторов могут только сумасшедшие исполнители.

В Швеции, в Бельгии композиторы получают значительные суммы из бюджетной строки на постановку своих индивидуальных проектов. Вместо бессмысленных дорогостоящих музыкальных фестивалей, когда петербургский оркестр едет играть Вагнера в Москву, а московский едет играть Вагнера в Петербург, надо дать деньги композиторам. Потому что сегодня социальный статус композитора просто не существует, это несуществующая профессия.

То, что происходит, – это просто преступление. Вот говорят: «Рукописи не горят, рукописи не горят»… Но все забывают, что это дьявол сказал. У Баха его сыновья сохранили только одну треть его сочинений, а две трети – прекрасно сгорели. И это в Германии, где по отношению к музыке такой пиетет.
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #148 : Сентябрь 25, 2011, 10:28:08 »
«Толстого сегодня почитали бы за сумасшедшего»
Степень взаимного отторжения и взаимной неприязни в российском обществе достигла наивысшей точки.
Захар Прилепин: «Думаю, в России достаточно разумных, энергичных, злых мужиков, на которых стоило бы ориентироваться

http://www.mn.ru/newspaper_freetime/20110923/305164708.html


1986

В мемуарах одного старого писателя я прочел как-то признание, что в пору своей юности, боготворя Толстого, он так и не решился написать ему письмо, но одна мысль, что Толстой есть, удивительным образом грела его и как бы вселяла спокойствие за судьбу и будущность русской литературы. Читая, а позже видя по телевидению выступления Дмитрия Сергеевича Лихачева в защиту культурных и исторических памятников, я всегда ловил себя на мысли, быть может, наивной: если он взялся, можно быть спокойным, он отстоит, он не даст в обиду

«МН» 38 от 21 сентября

2011

Куда пропали авторитеты из русской жизни, «Московские новости» решили спросить у писателя Захара ПРИЛЕПИНА.

Дело заключается в том, что не авторитеты исчезли из обихода, а время сложилось так, что авторитеты для общества являются либо неприемлемыми, малоприятными, либо откровенно раздражающими. Колоссальное количество людей в стране живет по принципу «себя уважать особенно не за что». А когда себя уважать не за что, не хочется уважать и кого-то другого. Появляется потребность опустить всех до своего уровня. Такое восприятие мира очень успокаивает.

Если бы сейчас жили люди, которые так много значили для прошлых времен, думаю, и они были бы подвергнуты осмеянию и опошлению. Льва Николаевича Толстого почитали бы за деревенского сумасшедшего, который боится города и живет у себя как в скиту. Достоевского обвиняли бы в русофильстве и антисемитизме.

Если говорить о литературе, для меня совершенно очевидно, что есть писатели, которые вполне могли бы получить Нобелевскую премию, — Андрей Битов и Валентин Распутин. В моем понимании они являются абсолютными авторитетами. Но часто ли общество обращается к ним и хочет у них узнать что-либо о том, что будет с родиной и с нами? Вообще сверить свое ощущение жизни с теми людьми, чьи книги на полке русской классики могут стоять сразу после Толстого, Достоевского, Шолохова и Булгакова? Нет, мы предпочитаем об этих авторитетах не помнить.

Думаю, в России достаточно разумных, энергичных, злых мужиков, на которых стоило бы ориентироваться. Но та или иная часть российской аудитории предпочитает минимизировать их авторитет. Еще и в том смысле, что противопоставление патриотического и либерального лагеря уже достигло какой-то максимальной степени отвращения. Появись сейчас Достоевский, он немедленно стал бы предметом насмешек Шендеровича или Арбитмана. То же самое происходило с Солженицыным еще при его жизни — когда его перестали воспринимать как национального героя. Уверен, что можно многое сверять по тому, что говорит Навальный, или Ройзман, или Охлобыстин, или тот же Лимонов. Но нам нравится думать, что все продано, что Навальный — кремлевский проект, что Лимонов получает деньги из-за границы, что Охлобыстин сумасшедший, что Шевчук — хрипун, который занят непонятно чем. Дело не в авторитетах, с ними все как раз в порядке. По крайней мере я в сегодняшней России вижу людей, на которых могу смотреть как на своего отца.

Степень взаимного отторжения и взаимной неприязни в российском обществе достигла наивысшей точки. Патриоты и либералы сами, конечно, в этом поучаствовали. И либералам, и патриотам пора уже понять ту максиму, которую сформулировал Лимонов еще году в 1996-м: «В борьбе патриотов и либералов побеждают, как правило, чиновники». Так что и патриоты нынче не всегда похожи на патриотов, и либералы все больше превращаются в злобных сектантов. И те и другие — при участии власти — развратили общество. Потеря главных скреп существования нации и государства сыграла с нами дурную шутку. Но люди, которые выдерживают свою точку зрения последовательно и упрямо, должны вызывать у общества хоть какое-то уважение.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #149 : Октябрь 01, 2011, 19:08:03 »
Помощник президента Дворкович оказался поэтом
http://www.fontanka.ru/2011/09/30/054/

Вспоминаю пионерские костры,
Песни под гитару и палатки.
Как мы были в юности быстры,
Легки на подъем, на женщин падки.

На линейку гордо знамя выносил
Под ритмичный отстук барабана.
Ничего у взрослых не просил.
Не приемлил скуки и обмана.

В той советской, в той родной стране
Мне жилось широко и привольно.
Если б знать, что сгинуло в огне
Столько жизнью, как и я, довольных.

<....>

Окружить себя любимыми — и в путь.
Окружить себя друзьями — и в застолье
Окунуться. Сердцем отдохнуть.
Жизни ощутить многоуголье.

Эту пятницу у нас не отобрать,
Как не отобрать потом субботу.
Главное — с вином не прогадать
И забыть, что в мире есть заботы.

Бесконечно долго в пол смотреть,
Словно что-то в трещинке заметив.
А потом взглянуть в тебя — и замереть.
Как же быстро подрастают дети.