Автор Тема: Пространство культуры. Кто есть кто?  (Прочитано 22363 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #50 : Август 08, 2008, 14:13:51 »
Николай Бурляев: Назначение Швыдкого - серьезная политическая ошибка
Известный артист и общественный деятель прокомментировал назначение одиозного деятеля спецпредставителем Президента
http://www.rusk.ru/fsvod.php?date=2008-08-02


"Очень многие представители русской интеллигенции удивлены решением Президента России Дмитрия Медведева назначить Михаила Швыдкого на новый пост. Ведь все помнят, что с именем Швыдкого связана целая эпоха так называемой "культурной революции", принесшей огромный вред русской национальной культуре. Всем известны деяния Швыдкого на посту министра культуры: это и приснопамятная попытка реституции, разбазаривания национальных ценностей; удаление из культуры лучших представителей культурной интеллигенции, таких как дирижер Евгений Светланов, который был незаконно уволен и, не пережив этого решения, умер; тогда же был удален руководитель Большого театра танцор балетмейстер Владимир Васильев, а с поста ректора Санкт-Петербургской консерватории – Чернушенко. Этот список можно продолжить", – заявил в интервью "Русской линии" президент Международного кинофорума "Золотой витязь", народный артист России Николай Бурляев, комментируя решение Президента о назначении М.Швыдкого спецпредставителем главы государства по международному культурному сотрудничеству.

Как сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-службу Кремля, вчера Президент Дмитрий Медведев своим указом назначил Михаила Швыдкого своим спецпредставителем по международному культурному сотрудничеству. Швыдкой был министром культуры с 2000 по 2004 годы. С 2004 года он возглавлял Федеральное агентство по культуре и кинематографии. Агентство было упразднено в 2008 году.

 По словам Н.Бурляева, "в общем, очень много грехов и прегрешений связано с именем Швыдкого". "Можно еще вспомнить и тогдашнее решение Министерства культуры об акционировании и приватизации кинематографа, которое подписало приговор государственной кинематографии. Швыдкой, по сути дела, разбазарил государственную киностудию", – отметил актер и режиссер.

"Я помню, как большинство деятелей российской культуры радовались, когда, наконец, Швыдкой был сначала удален с поста министра культуры, а затем и с должности руководителя Федерального агентства по культуре. Теперь же оказывается, что столь одиозная личность назначается на одну из ответственных должностей в области российской культуры. Безусловно, это серьезная политическая ошибка нынешней российской власти. Она только привнесет элемент недоверия к культурной политике государства. Печальный, по своей сути, факт. Еще когда новым министром культуры был назначен Александр Авдеев, меня насторожило, что при этом все заместители и весь аппарат Министерства культуры остался прежним. А это значит, что дело Швыдкого по-прежнему живет, что, конечно, для всех нас, деятелей культуры, очень печально", – заключил Николай Бурляев.

Русская линия

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #51 : Август 08, 2008, 15:29:25 »
Современное телевидение: гламурные подонки и служители Мамоны
17.07.2008, 16:32
В.Соловьев  http://www.treli.ru/newstext.mhtml?Part=15&PubID=20932


"В переводе на русский язык это обозначает, что они служат золотому тельцу, служат Мамоне"


EXCLUSIVE

Когда я летел в самолете в город Ираклион, ко мне подсел пилот. Ну, естественно, не тот, который в этот момент должен был осуществлять пилотирование самолета, другой. И он стал задавать мне вопросы о телевидении. И знаете, чем больше он задавал таких вопросов, чем дольше мы с ним говорили, тем какие-то мысли для меня становились четче и понятнее.

А потом я вынужденно, хотя для меня это абсолютная жизнь тараканов, посмотрел и послушал дуэль двух блондинок, которая теперь лезет из всех щелей. И, честно говоря, это было настолько омерзительное радийное шоу, и настолько омерзительно это все читать, что делать это можно только из острой профессиональной необходимости. Притом, конечно, там одна хуже другой, и говорить там совершенно не о чем. Это все настолько далеко от профессии, поэтому умиляет, что они друг друга обвиняют в отсутствии профессионализма. Да там профессионализмом и не пахнет ни с одной, ни с другой стороны. Поэтому такие заявки и претензии выглядят просто умильно. Так как русский язык выглядит неродным как в первом, так и во втором случае.

Но суть сейчас совершенно не в этом и не в персоналиях. Суть в том, что один из «киборгов» произнес фразу: «Вы не понимаете, все, что я делаю - это бизнес-проект». А второй «киборг» позже написал у себя где-то: «Я - киборг следующего поколения, приходит мое время, и у меня тоже это все бизнес-проект». Но вот, что очень важно - и тот, и другой киборг говорили именно о бизнес-проекте. И вот к чему я это веду: эти граждане вместе с «киборгом» Зверевым, который просто воплощение всей мерзости, существующей, на мой взгляд, сегодня в средствах массовой информации, вместе с «киборгами», показывающими всюду расчлененку, кровь, постоянный тупой, животный смех, либо бездарные песни, либо разной степени одаренности со всех экранов - ведь это все не случайно. То есть, они все заявляют о себе как о бизнес-проекте, говоря: «Нас смотрят люди, это приносит деньги, значит, это реклама». Каналы объясняют, почему они ставят откровенную пошлость в прайм-тайм, подмигивают искушенному зрителю, говоря: «Ну, подожди, ну, ты же понимаешь, мы же с тобой другие», и глубокой ночью ставят хорошее кино.

При этом телевизионное начальство всегда претендует на высокую интеллектуальность, особенно это относится к Первому каналу, глубокомысленные черные одежды и продвинутость. Но при этом выпускают высокого качества замечательные продукты, но направленные на, скажем так, «ха-ха-ха», «хи-хи-хи» и «как можно меньше головы». То есть, кумирами пытаются сделать людей, смеющихся при слове из 4-х букв, первая из которых «ж», которые могут величать себя гламурными подонками, и, наверное, такими и являются. Их теперь засовывают в любое шоу. Они лезут из всех щелей, и все говорят, что это здорово. Ведь вот их смотрят, ведь все же хотят быть такими, все же хотят на глазах у общества пукать, ковыряться пальцами в попе, потом в ухе, почесывать неприличные места и делать вид, что так можно. Знаете, это все напоминает мне какие-то фразы типа: «Так ведь если бога нет, то можно все». Вот ясно, что для этих людей никакого бога нет.

А вот здесь, извините, наступает логическая пауза. Они заявляют откровенно, что они все - киборги бизнес-проектов. В переводе на русский язык это обозначает, что они служат золотому тельцу, служат Мамоне. То есть, они служат тому, кто еще со времен Ветхого Завета противопоставляет себя единому Творцу. Служат тому, к которому народ, даже избранный, регулярно припадал, теряя веру, за что многократно был наказан, и многие из народов были уничтожены.

Но вот это служение золотому тельцу воспринимается как высшая правда, как высшая истина. При этом, заметьте, как интересно: мы так долго боролись с засильем государства на телевидении, считали, что это омерзительно и ужасно, что когда победили, радостно учредили Академию «ТЭФИ». Эта Академия «ТЭФИ» гордо кричала, мол, вот, у нас настоящие профессионалы! Но она абсолютно выродилась, потому что отошла от людей, отошла от морали, и превратилась в раздачу Леонидом Ильичом Познером самому себе бронзовых статуэток. И он даже не заметил, как профессионалы отвернулись как от него, так и от этой псевдонаграды. Потому что, какое право имеют судить люди своих коллег, которых никто не выбирал, а которых они кооптировали к себе сами? То есть, они, претендуя на демократию, нарушили основу демократии, законы демократии. И они стали служить, ну, конечно, не Мамоне, нет, они стали служить внутрикорпоративным интересам.

К чему я все это веду? Вот посмотрите, телевидение больших стран всегда скучное. Если посмотрите телевидение Италии, телевидение Испании, телевидение Соединенных Штатов Америки, телевидение Англии, там будут разные формы управления, разные формы принадлежности. Но оно будет, как нам кажется, относительно скучным. Вы не увидите там такой пошлости, мерзости, которая царит у нас даже в покупных проектах. Они пытаются сохранить человеческое лицо, не опускаясь до такого как наше. Почему? Потому что там есть навязываемая сверху, но государственная политика в вопросах морали, нравственности и воспитания. У нас же абсолютно этого нет. У нас есть разговоры о том, что морали и нравственности нет, но программ, воспитывающих и образовывающих, не существует. При этом, как только такие программы, не дай бог, появляются или остаются, как те же «Умники и умницы», их задвигают в такое время, что смотреть их - подвиг. Как только у нас появляется хотя бы попытка сделать нечто, ну, там, хороший фильм показать, это задвигается глубоко за полночь. Объясняется все тем, что это не дает рейтингов. Но очень важно понять, что ведь задача государства не только в том, чтобы телевидение давало рейтинги, но в том, чтобы было воспитание граждан. А граждан воспитывать – это тяжелый труд.

Наши телевизионные начальники всегда отговариваются тем, что, мол, появился же канал «Культура», вот вам, пожалуйста. Но очень важно понять, что наличие канала «Культура» ни в коей мере не заменяет образования. Я спрашивал, зачем я нужен на телевидении, когда вокруг меня там кровь и насилие, а они говорят: «А если что, мы говорим: зато у нас есть Соловьев». Я не собираюсь переоценивать себя, я понимаю, что я встроен в общую систему и для многих людей кажусь элементом общей системы. Мне еще очень повезло с моим телевизионным начальником, который, по крайней мере, относится ко мне более хорошо, чем я того заслуживаю, и защищает меня от многих тревог и бурь. Так же, как и мое радийное начальство. Но здесь есть очень важный момент: вы не сможете в Америке, переключая каналы, в семь часов вечера попасть на такую пошлость, на какую вы попадаете в России. Там не будет резервации канала «Культура», там будет резервация за большие деньги канала пошлости. Там люди должны будут платить деньги, чтобы смотреть какую-нибудь порнографию. А у нас все наоборот, у нас в резервации находится канал «Культура». Понимаете, в чем принципиальное отличие?

Таким образом происходит сознательное оболванивание граждан. Когда им говорят: «Ну что вы хотите, ведь люди этого хотят?». Нет, ничего подобного. Создается новый класс потребителей - низкопробных, воспитанных на идиотических шуточках, плохом языке. На поведении дам, которое нельзя считать приемлемым в стране, гордящейся своими христианскими традициями. На поведении молодых людей, где гордостью считается все что угодно, кроме любви к Родине и поведения как мужчины. Вот это растление народа во многом воспринимается мною сейчас как задача, если угодно, не государства, но тех людей, которые определяют политику государства на самом деле, а не тех, которые думают, что они ее определяют.

<...>

Я в последнее время стал гораздо хуже относиться к госпоже Толстой после ее комментариев, в частности, и на мой счет. То есть, я подумал, что что-то видно у нее случилось в оценочном аппарате, как-то слава мешает анализировать. Так вот, к госпоже Толстой и госпоже Смирновой приходило вообще «что-то», считающее себя светским хроникером. То есть, нечто, в принципе не существующее. Знаете, это что-то такое, заявляющее, что мечта моей жизни - пить холодное шампанское и лежать все дни на яхте. Это на полном серьезе преподносится, и этому не дается никакая моральная оценка.

Потому что народным быдлом удобно управлять. Народом, у которого идеалы оказываются аморальны, легко управлять. Аморальный народ позволяет по отношению к себе любые аморальные поступки. Упрощение народа приводит к уничтожению его духовности. Притом, что духовность требует тяжелейшей работы. Это регулярная шлифовка, это государственная программа. И выясняется, что мерзость и подлость государственного управления существенно лучше, чем мерзость и подлость золотого тельца. Потому что, посмотрите, какой вред обществу принесли так называемые годы телевизионной свободы. Какое разложение молодежи мы получили. Насколько трагически вырос процент абортов среди молодых, насколько трагически вырос процент пьющих среди молодых, как упал возраст алкоголизма. Наркомания стала чуть ли не нормой в так называемом «бомонде». Посмотрите на все эти фотографии в гламурных журналах - это же по своей сути наркотические фотографии. То есть, если ты не на этой фигне, то ты лох. Посмотрите, что происходит в шоу-бизнесе. Это же стало практически нормой.

Все это не случайно, ведь нет более мощного воздействия на массовое сознание, чем телевидение. И глядя на то, как это телевидение используется, в чьих интересах, становится понятно, что имена людей, внесших свою лепту в последние десятилетия, уж точно не золотом будут вписаны в историю России. Этот материал, боюсь, как-то по-другому будет называться. При этом, опять же повторю, многие из них - интеллектуалы. И не хочу упрощать и винить только их, нет. Но посмотрите выпуски новостей. Ведь не случайно возникает ощущение, что в стране все очень плохо, либо та жизнь, которую показывают, не имеет никакого отношения к нам. Поэтому, когда я наткнулся на эту «войну киборгов», то мне просто выкристаллизовалась эта мысль: вот они, люди, мечтающие о славе, считающие себя кумирами. Вот они - люди, считающие себя успешными бизнес-проектами, им не хватает только ризы жрецов Мамоны. Люди, убежденные, что они живут правильно. Считающие, что, тяжело работая на поприще по разложению людей, они творят богоугодное дело. Да, но только Бога их зовут Мамона. И ведет это к одному - к деградации и гибели нашей страны. Какие бы одежды мы ни пытались на это надеть, и как бы привлекательно нам ни казалось зло. Поэтому для меня это был спор абсолютно одинаковых киборгов вне зависимости от поколений, и нужно им только одно. Но нужно ли это всем нам?

В более сжатом виде эти мысли я изложил у себя на блоге, можете зайти, посмотреть. Я понимаю, что то, что я говорю, в высшей степени спорно и многим может не понравиться. Но, простите, это вот наболевшее. Это то, о чем я много думаю. И поверьте, мне, человеку, которому близки демократические идеалы, крайне странно говорить, что тем не менее государство должно вмешиваться в вопросы морали и нравственности на телевидении. Боюсь, что другого пути нет, иначе эта страшная тенденция разложения приведет к тому, что и через 10 лет в России не будут уметь говорить грамотно. И нормальными будут считаться вещи, которые никогда, в стране, претендующей на христианские корни, нормальными считаться не могут.

Оффлайн Капитан Немо

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 357
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #52 : Август 13, 2008, 13:58:30 »
«КОГДА ПОГРЕБАЮТ ЭПОХУ...»
Владимир Бушин, газета "Завтра" от 13.08.2008
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/769/63.html

Случилось так, что моя жизненная стезя не раз соприкасалась и даже пересекалась со стезёй новопреставленного. Ещё в январе 1945 года мы были недалеко друг от друга: 48-я армия 1-го Белорусского фронта, в которой служил он, вторглась в Восточную Пруссия из района Цеханув с юга, а моя 50-я 2-го Белорусского — из района Августов—Осовец с юго-востока. И с тех пор до дней нынешних... Мой путь на дачу — как раз через Троице-Лыково, еду и всегда думаю: здесь за воротами дома 2/2 по 1-й Лыковской улице на пяти гектарах лесисто-болотистой местности, окруженных спиралью Бруно, обитает Апостол...

      Когда он в 1962 году появился в "Новом мире" со своим "Одним днём Ивана Денисовича", его по-доброму, даже восторженно встретили многие известные писатели. Помимо главного редактора журнала Твардовского, одобрительно писали о повести Симонов в "Известиях", потом — Маршак в "Правде", Бакланов — в "Литгазете"... А Шолохов даже просил Твардовского поцеловать от его имени успешного дебютанта. И я со статьёй в ленинградской "Неве" оказался в этом ряду. Позднее уже не только об "Одном дне", а обо всём, что к тому времени Апостол напечатал в "НМ", вышла моя статья в воронежском "Подъёме". С этого завязалась переписка.

     Вроде бы ничто не предвещало того, что разразилось позже. В самом деле, судите сами, если 22 марта 1963 года В.Лебедев докладывал своему шефу Хрущёву: "После встречи руководителей партии и правительства с творческой интеллигенцией в Кремле (7-8 марта) и после Вашей речи, Никита Сергеевич, мне позвонил по телефону писатель А.И.Солженицын и сказал следующее (судя по всему, это было записано на ленту. — В.Б.):

     — Я глубоко взволнован речью Никиты Сергеевича и приношу ему глубокую благодарность за исключительно доброе отношение к нам, писателям, и ко мне лично, за высокую оценку моего скромного труда. Мой звонок Вам объясняется следующим: Никита Сергеевич сказал, что если наши литераторы и деятели искусства будут увлекаться лагерной тематикой, то это даст материал для наших недругов, и на такие материалы, как на падаль, полетят огромные, жирные мухи.

     Пользуясь знакомством с Вами, я прошу у Вас доброго совета, товарищеского совета коммуниста. Девять лет тому назад я написал пьесу "Олень и шалашовка"... Мой "литературный отец" А.Т. Твардовский не рекомендует передавать её театру. Однако мы с ним несколько разошлись во мнениях. И я дал её для прочтения в театр-студию "Современник" О.Н.Ефремову, главному режиссёру.

     Теперь меня мучают сомнения, учитывая то особое внимание и предупреждение, которое было высказано Никитой Сергеевичем в его речи, и, сознавая всю свою ответственность, я хотел бы по советоваться с Вами — стоит ли мне и театру дальше работать над этой пьесой.

     Я хочу ещё раз проверить себя: прав ли я или Александр Трифонович. Если Вы скажете то же, что А.Т.Твардовский, я немедленно забираю пьесу из театра... Мне будет очень больно, если я в чем-либо поступлю не так, как этого требуют от нас, литераторов, партия и очень дорогой для меня Никита Сергеевич".

     И Лебедев заключал: "Прочитав пьесу, я сообщил тов.Солженицыну, что по моему глубокому убеждению пьеса в теперешнем виде для постановки не подходит. Автор пьесы и режиссёр согласились и сказали, что не будут готовить пьесу к постановке" (Кремлёвский самосуд. М. 1994. С.5-7).

     Вот и подумайте, какого бунта можно было ожидать от писателя, который, ну, просто мысленно лобзает Генсека за отеческую заботу и божится, что ему будет очень больно, он терзается при мысли, что вдруг не оправдает доверие партии. А главное, ещё и мнение хрущёвского секретаря о художественном произведении в его глазах решительно перевешивало мнение большого писателя и даже "литературного отца"! И в письмах его ко мне — никакой "падали" и "жирных мух". Наоборот! Апостол писал: "Нам необходимо учиться видеть красоту обыденного". Какого "обыденного"? Да, конечно же, советского, иного не было.

     Но вот произошли два события: из Кремля намахали Хрущёва и Комитет по Ленинским премиям прокатил на вороных Солженицына, уже проткнувшего дырочку в пиджаке для драгоценной медали... В своё время кто-то сказал: если бы в надлежащий час генералу Дудаеву нацепили на погоны к одной звезде вторую, то никакой чеченской войны не было бы. Не знаю... Но Солженицын с его уверенность в себе как в "мече Божьем" забыть и простить такой конфуз просто был не способен. Во всяком случае именно с той поры всё и началось и переменилось...

     16 ноября 1966 года на обсуждении в Союзе писателей "Ракового корпуса" мы познакомились лично. Встречались и позже, когда Апостол уже ходил в дефицитной пыжиковой шапке и отливавших перламутром штанах. А в мае 1967 года он прислал мне с назидательной припиской, что неслед, мол, отсиживаться, и свою известную экстремальную цидулку Четвертому съезду писателей СССР. Дня за два до съезда ко мне в "Дружбу народов", где я тогда работал, как шестикрылый серафим, явился, словно только что кем-то помятый, Наум Коржавин. Он предложил подписать коллективное письмо членов Союза писателей с просьбой к съезду дать слово жертве культа. Почему не дать жертве? Я всегда был демократ. Подписал.

      Да, встретили Исаича, не подозревая, что это Апостол и есть, с распростёртыми объятьями. Но время шло, и многие вчерашние хвалители — учитывая момент, скажем так, — отшатнулись, отвернулись от него. Не только Симонов, решительно отвергший роман "В круге первом" ("слепая злоба"), а потом и его вздорный вымысел о Фёдоре Крюкове как об авторе "Тихого Дона"; не только Г.Бакланов и я, но и Владимир Лакшин, особенно нахваливавший и защищавший питомца "Нового мира". Теперь он писал, в частности: "В христианство его я не верю, потому что нельзя быть христианином с такой мизантропической наклонностью ума и таким самообожанием". И сам Твардовский бросал ему в глаза: "Если бы печатание "Ракового корпуса зависело только от меня, я бы не напечатал"... "Если бы "Олень и шалашовка" была напечатана, я написал бы против неё статью. Да и запретил бы даже"... "У вас нет ничего святого"... Как раньше особенно бурно приветствовал, так теперь резче всех и отвернулся Шолохов: "Болезненное бесстыдство!".

     Потом стало известно, что давно отвернулись от Солженицына даже школьные друзья: Николац Виткевич, Кирилл Симонян, его жена Лидия Ежерец (она у нас в Литинституте читала курс по современной западной литературе), которых он во время следствия по его делу назвал своими единомышленниками-антисоветчиками. О Наталье Решетовской, первой жене, я уж не говорю. Он сам "отвернулся" от неё на пороге старости. Отвернулись даже те, кто вместе с ним сидел, а это тот же Виткевич, Лев Копелев, Сергей Никифоров — прототип Роди из "Круга". Прототип напечатал в "Нашем современнике" беспощадные воспоминания "Каким ты был, таким ты и остался". Нельзя забыть и Ольгу Карлайл, внучку Леонида Андреева. В 1965 году её отец Вадим Андреев тайно вывез на Запад микрофильм романа "В круге первом" (а мы уже после этого обсуждали его в ЦДЛ!), в 1968 году её брат Александр вывез "Архипелаг ГУЛАГ". (Вот оно, всезнающее и всемогущее КГБ! Вот он, колпак, под которым задыхался Апостол!), а сама Ольга с мужем по просьбе романиста почти пять лет возились с переводом и с организацией издания этих книг на Западе. И что же? Оказавшись там, Солженицын обвинил супругов Карлайл в намерении нажиться на издании его книг. Они вынуждены были защищаться. В 1978 году в США и во Франции вышла книга О.Карлайл "Солженицын и тайный круг". Теперь она издана и у нас. Книга кончается так: "Не одни мы стали жертвами солженицынской ненависти. Вадим Борисов, Иван Морозов из издательства ИМКА-пресс тоже изведали её в полной мере" (с.174). Как видно, Ольга Вадимовна не знала, что совсем не старый Борисов умер, как не знала и о других жертвах.

     Примечательно вот что. Ведь "отвернулись" от Солженицына не только советские патриоты по идейным и литературным соображениям как от антисоветчика с апостольскими задатками (Шолохов, Симонов, Симонян и др.), но и люди очень близкие ему по антисоветским убеждениям (супруги Копелевы, супруги Карлайл, Бакланов — друг Рейгана и Сороса и др.), — тут уж оказалась непереносима просто его человеческая суть.

     Странное дело, немало умников, которые всеми доступными им способами и средствами поносят, гвоздят и проклинают Советскую власть, советское время и тех, кто это время олицетворял, страшно обижаются, когда их называют антисоветчиками. Между тем, теперь это просто определение, как шофер, футболист, алкоголик, шизофреник, наркоман... Но попробуйте так назвать, допустим, критика Б. или историка С. Сожрут! А потом сами лопнут от злости. Возьмите хотя бы этого С. Произошла антисоветская, антикоммунистическая контрреволюция. Власть идеализирует царское прошлое, самих царей, особенно последнего, превозносит политиков и вельмож того времени, глумится над Лениным, Сталиным, Дзержинским, над героями советской жизни и литературы, кино... Всем этим рьяно занимается и С. Он с режимом расходится только в двух пунктах — Сталин и евреи. Как же не антисоветчик!

     Так вот, Солженицын был самым последовательным, всеохватным, круглосуточным, бессонным, короче говоря, самым "лютым антисоветчиком, сыгравшим огромную роль в крушении СССР", как сказал в "Комсомольской правде" Александр Проханов при печальной вести о скоропостижной кончине классика. Называли его и литературным власовцем. Кажется, первым назвал в "ЛГ" Александр Рекемчук. И что тут несправедливого? Власовцы боролись против Красной Армии и Советской власти оружием, а Солжениным против того же самого — пером, словом. Так его и называют "литературным".

     Но не родился же он антисоветчиком и власовцем, а стал таким со временем. Как? Почему? Тут в дело вступают коммунистические аналитики. Владимир Вишняков пишет в "Правде": "Ушёл из жизни, пожалуй(!), самый радикальный(!!) критик(!!!) советского периода истории, особенно — роли в ней И.В.Сталина". Ну как деликатно: "радикальный критик"?! Дальше уже просто оправдание: "Основания обижаться на Советскую власть у него, прямо скажем, были. Детство проходило в крайней бедности и терзаниях. Над ним посмеивались за нательный крестик и нежелание вступать в пионеры". ЁТМ! Вы, правдисты, этому верите?

     Если спросить Вишнякова, откуда он это взял, мыслитель наверняка сошлётся на книгу Людмилы Сараскиной о Солженицыне, вышедшую недавно в серии ЖЗЛ, — жаль, что не под одной обложкой с изданным там же житием Ивашки Мазепы. Та пишет: "Весной 1931 года Саня был рекрутирован в пионеры". Верить? Ему шёл уже тринадцатый год, а т.к. поступил в 1927 году сразу во второй класс, то теперь учился в пятом — в эту пору школьники готовились уже вступать в комсомол, что наш Саня вскоре и сделал. А в комсомол едва бы приняли мальчишку, не желавшего быть пионером. Но Сараскина продолжает: "Теперь (после рекрутирования) за ним приглядывали особенно зорко... И был случай, когда силой сорвали с пионера крестик". С крестиком приняли в пионеры, да ещё и старостой класса избрали?!

      "Детство в крайней бедности и терзаниях..." Да ведь это 20-30-е годы. Многие ли жили тогда в достатке? Но Саня-то как раз благоденствовал. Не в книге, не в интервью для публики, а в письме жене 23 апреля 1944 года он писал о своей работящей и любящей его матери: "Иногда я был непростительно равнодушен к ней, иногда груб. А ведь она не вышла второй раз замуж — из-за меня. Просидела много ночей за сверхурочными работами на машинке — из-за меня... Трясло, ломало — имея бюллетень, шла на работу, чтобы только заработать что-нибудь ещё для сына.

     Она соткала мне счастливое детство, которое сейчас приятно вспомнить. Она создала все материальные условия для моего духовного развития". Все!.. И впрямь, когда многие его сверстники старались в летние каникулы как-то подзаработать для дальнейшей учёбы, наш Саня отправлялся путешествовать: то пешком — по Украине, то на лодке — по Волге, то на велосипеде — по Крыму... На велосипеде! Это как ныне "мерседес". Нет, больше! По себе знаю. После смерти в 1936 году моего отца я завладел его велосипедом. Так он был предметом восхищения и зависти всех окрестных мальчишек в Измайлове.

     Когда Апостол жил в Америке, я написал о нём немало статей в разных газетах — от "Омского времени" до "Завтра" и "Дуэли". А после того, как он вернулся, издал непереваримую для его почитателей книгу "Гений первого плевка", она выходила трижды...

     А похоронили Апостола на кладбище Донского монастыря рядом с могилой знаменитого историка Ключевского. Разве мог Василий Осипович ожидать такого соседа. Надо было — рядом с Деникиным. Как литературного Шкуро.


Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #53 : Август 14, 2008, 09:58:10 »
Демон Солженицына
Житейские узлы, выпирающие из ткани жития великого литератора

http://www.solgenizin.net.ru/razdel-ar-authname-193/

-------------

От себя скажу, что текст довольно большой, поэтому  не буду его копировать целиком, но он настолько интересен и поучителен, что я счёл нужным разместить ссылку.
Как говорится, "страна должна знать своих героев". Я добавлю, что и АНТИгероев - тоже.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Капитан Немо

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 357
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #54 : Август 22, 2008, 01:29:49 »
Савва Ямщиков
«ЗАТМЕНИЕ»
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/770/81.html

 "Ярославна. Прообраз женщины. Своим нытьём на стене навсегда определила незавидную долю героинь русской литературы…

     Соня Мармеладова. Индивидуалка. Только классика. Выезд. Преступление, наказание, тварь дрожащая — по договорённости. Недорого…

     Владимир Дубровский. Трудный подросток. Внедрял в обиход россиян (хорошо, что не русских. — С.Я.) новый сервис — обмен сообщениями через дупло. Занимался самозахватом. Объявлен в розыск…

     Акакий Акакиевич. Aka (also known as) Башмачкин. Типичный представитель среднего класса России начала ХХI века. Идеальный бренд-нейм для соляриев, фитнес-клубов и ресторанов быстрого питания…

     Катерина. Луч света. Жила в тёмном царстве. Не вынесла грозы. Бросилась с обрыва. Не в свои не садись. На всякого мудреца довольно простоты…

     Василий Тёркин. Фронтовой аниматор. Солдат без начала и конца, придуман для того, чтобы быть убитым в любой момент. Развлекал солдат народным рифмованным словом А. Твардовского. Родоначальник сит-даун комедии и окопной лирики…

     Олег Кошевой. Неуловимый мститель. Убивал и вешал подозреваемых им в сотрудничестве с оккупантами. Задержан в группе подобных себе людей. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза".

Александр

  • Гость
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #55 : Август 22, 2008, 09:43:28 »
Цитировать
Мы сидели вечером с генералом Юрием Соседовым, всю жизнь посвятившим псковским ВДВ, и молодым предпринимателем Алексеем Севастьяновым, начинающим строить храм в память святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Над нашими головами стоял шум от самолётов, уносящих псковских десантников в Цхинвали. "Только вчера вернулись ребята с боевых учений на Кавказе — и тут же пришлось им пересаживаться с военных железнодорожных платформ на воздушные борты", — с болью и тревогой произнёс генерал Соседов. А на следующий день красавица псковитянка Вера Гаврюшкина, выросшая в одном подъезде с великим художником, архитектором, реставратором и кузнецом Всеволодом Смирновым, едва сдерживая слёзы, прошептала: "Опять псковские мальчишки летят навстречу смерти. За что нам это?" Её сын работает всё лето в Пушкинских Горах на строительстве гостиницы. А из радиоприёмника слышались визгливые голоса венедиктовых, ростов, альбацих и ганопольских, проклинающих и этих псковских десантников, и руководство страны. Они призывают нас жить под кнутом своих заокеанских кумиров, разбомбивших Югославию, утопивших в крови Ирак, пытающихся поставить на колени Иран. Когда же, учитывая законы военного времени, привлекут их к уголовной ответственности за дезертирство, предательство и ненависть к русскому народу? Когда?

Оффлайн Капитан Немо

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 357
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #56 : Сентябрь 11, 2008, 17:51:30 »
Савва Ямщиков
ПРОЗРЕНИЕ?
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/773/81.html

<...>
Только патологической русофобией могу я объяснить упорную попытку чиновников и демократов сорвать празднование 200-летнего юбилея Н.В. Гоголя в будущем году. Членам "Фонда Гоголя" пришлось дважды напрямую обращаться сначала к Президенту Путину, а потом к Путину-Премьеру, чтобы противостоять этой антигоголевской русофобии, особенно пакостной, когда украинские "оранжисты" используют имя Гоголя в грязной противорусской истерии. Только законченный русофоб — некий гражданин Пентковский, всячески поддерживаемый господином Швыдким, назначившим его директором "Абрамцева", мог уничтожить аксаковско-мамонтовский очаг русской культуры, дав понять сотрудникам, что духа мракобеса Гоголя в "Абрамцеве" не потерпит.

     Только русофобская культурная политика сначала шоу-министра, а потом главы ФАККа Швыдкого довела древний Псков до состояния куда более страшного, чем это сделали в июле 1944 года нацисты. Тратя миллионы государственных валютных средств на грязнейшие художественные биеннале, где демонстрируются сосульки из мочи, композиции гениталий и прочие совершенства "швыдковской камарильи"; субсидируя русофобские фильмы, подобные "Сволочам"; возводя в гении вместе с господином Пиотровским законченного русофоба, певца коммунальных сортиров Кабакова; давая деньги на постановки "голых пионерок", "детей Розенталя"; позволяя сегодняшним "мейерхольдам" типа коменданта ЖЭКа Фокина или презирающего Россию г-на Лунгина вкупе с ельцинским лизоблюдом Захаровым издеваться над русской классикой, он постарался уничтожить отечественную школу реставрации — одну из лучших в мире, ликвидировав 60 лет существовавшую Комиссию по аттестации реставраторов.

     Только русофобски настроенные руководители телеканала "Культура" могут годами предоставлять эфир Витечке Ерофееву, на весь мир заявившему о ничтожестве всех почти русских литературных классиков XIX — XX веков. И в своем самодеятельном, скучнейшем "Апокрифе" он проводит ту же русофобскую линию, что и господин Швыдкой в "Культурной революции". Один только лозунг "Русский фашизм страшнее немецкого", проболтанный Швыдким и поддержанный дамочками образца Гербер, Боннэр или Альбац, тянет на серьезное юридическое вмешательство.

     Только русофобы, презирающие православие, могут устраивать в Сахаровском музее выставки "Осторожно, религия!", оскорбляющие духовные чувства миллионов верующих. Добро на устройство чудовищных экспозиций получено из-за океана от той же Боннэр-кукловодши и наследницы борца за права человечества, одарившего его мегабомбой.

     Только в нашей стране могут хозяйничать в СМИ такие закоренелые русофобские корпорации, руководимые кондолизами райс, как "Эхо Москвы", "НТВ", "Первый канал", где главный определитель внешней политики России Познер — гражданин США.

     Только в нашей стране журналисты, подобные г-ну Росту, со страниц русофобской "Новой газеты" могут кричать, что они — грузины и ненавидят эту страну и её Президента. Это такие, как он, подарили нам Шеварднадзе, Гамсахурдиа, а теперь параноидального Саакашвили, которого так любит выхоленный Россией певец Кикабидзе, отказавшийся от чести быть награжденным президентом России и перешедшим под творческую юрисдикцию к русофобу Ющенко. Ну не цирк ли это?

     Я мог бы долго продолжать список русофобов и вспомнить, как г-н Церетели рядом с храмом Христа Спасителя и пямятником лютому врагу России Энгельсу воздвигает Петра Колумбовича; превращает Российскую Академию художеств в галерею портретов своих дружков и шашлычную, а рядом со святая святых России — Могилой Неизвестного Солдата и Кремлевской стеной высаживает убогий зверинец, уместный разве что в захудалом окраинном дворике.
<...>

Оффлайн Гайдамак

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 188
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #57 : Сентябрь 12, 2008, 11:21:59 »
Газета "Завтра" - это та, где публикуют настоящую правду, тщательно скрываемую коррупционным режимом?

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #58 : Сентябрь 23, 2008, 09:36:05 »
"Винзавод" справил художественную нужду
// в инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1027852&NodesID=8

Выставка современное искусство

В центре современного искусства "Винзавод" открылась третья часть московской ретроспективы Ильи и Эмилии Кабаковых — инсталляции "Туалет", "Жизнь мух" и "Игра в теннис". Очередь в "Туалет" отстояла ИРИНА Ъ-КУЛИК.


Открытие на "Винзаводе" проходило при огромном стечении народа. Чтобы посмотреть инсталляции знаменитости, публика выстраивалась в длиннющие очереди, весьма удачно дополнявшие образ советского прошлого, дотошному воспроизведению которого и посвящены представленные в последней части ретроспективы произведения (о других выставках см. "Ъ" от 16 и 17 сентября). Особенно впечатляла терпеливая очередь в общественный туалет, незатейливую архитектуру которого на редкость убедительно повторяет одна из самых известных инсталляций Ильи Кабакова, в 1993 году ставшая одной из сенсаций "Документы" в Касселе.

Попав внутрь "строения неизвестного архитектора", зрители обнаруживают, что здание используется не по назначению — его превратили в жилое помещение. Сортир, как могли, прибрали и отчистили, а непосредственно рядом с "очками" расставили обеденный стол с чайной посудой, детскую колыбельку, железную кровать, шкаф, книжные полки с изданиями из серии "Жизнь замечательных людей". Видно, что в туалете поселились люди культурные, изо всех сил старающиеся создать в своем жилище уют: расставили фотографии в рамочках, украсили стены репродукциями из "Огонька", а кровать накрыли тюлевым покрывалом. В инсталляции "Туалет" вроде бы трудно не увидеть антисоветскую сатиру, но почему-то не получается. Вопреки ожиданиям, обжитый нужник выглядит не жалким и жутким, но по-настоящему уютным, тем более что среди вещей, найденных художником для инсталляции, наверное, каждый посетитель выставки обнаружит точно такую же чашку, радиоприемник, лампу, которая была в доме его детства. И вместо того чтобы ужаснуться, начинаешь испытывать едва ли не зависть к неведомым обитателям сортира, чье скромное существование представляется ведущим жизнь скромную, но буколически умиротворенную.
<...>
===========
"Московская ретроспектива": "Винзавод", "Туалет", Кабаков...
Александр ПАНОВ Фото ИТАР-ТАСС

http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=796&crubric_id=100445&rubric_id=200&pub_id=981939

И авторство, и топография, и тематика выставки-фестиваля "Московская ретроспектива. Альтернативная история искусств и другие проекты", конечно же, шире, чем то, что вынесено в заголовок этого текста. Во-первых, проходит ретроспектива не только самого знаменитого и дорогого из ныне живущих российских художников Ильи Кабакова, а показ инсталляций Кабакова и его жены-соавтора Эмилии. Во-вторых, задействован не только Центр современного искусства "Винзавод", но и Центр современной культуры "Гараж" и даже ГМИИ имени А.С.Пушкина. В-третьих, скандальная работа "Туалет" на "Винзаводе" хоть и является самой притягательной, но не исчерпывает собой все интересы Кабаковых. Наоборот, ограничивает их темой пресловутой "коммунальности". А Кабаковы - они про другое. Хотя до сих пор мы воспринимаем эти произведения именно рифмуя Кабакова с туалетом, а место инсталляциям художников ищем на каком-нибудь заводе. Или на помойке.

Другой соблазн, мешающий пониманию, - деньги, которые платят музеи и коллекционеры за это искусство. Да и сейчас на открытии выставки на "Винзаводе" Японская художественная ассоциация выдала Кабаковым Императорскую премию в размере 94 тысяч евро в номинации "Скульптура". Но только художники все эти деньги тут же перечислили в разные благотворительные фонды. Илья и Эмилия не скрывали, что главным спонсором ретроспективы стал Роман Абрамович (Центр "Гараж" принадлежит его невесте Даше Жуковой), однако от мецената навязчиво дистанцировались. Им эти мимолетные детали совершенно безразличны. В отличие от отечественных зрителей, падких на эксплуатацию "советского" и на коммерческие успехи.

« Последнее редактирование: Сентябрь 30, 2008, 11:21:25 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #59 : Октябрь 01, 2008, 10:49:19 »
История о том, как писатель В.Ерофеев захотел засветиться на экране, срубить деньжат по легкому, но при этом  вляпался  в  неприятную историю.

Эхо Москвы / Передачи / Культурный шок / Суббота, 27.09.2008: Виктор Ерофеев, Никита Джигурда
Полный текст  расположен по адресу
http://www.echo.msk.ru/programs/kulshok/542774-echo.phtml

Дата :27.09.2008 14:10
Тема :Реалити-шоу - что остается за кадром на телеэкране
Передача :Культурный шок
Ведущие :Ксения Ларина
Гости :Виктор Ерофеев, Никита Джигурда

Часть 1.

КСЕНИЯ ЛАРИНА: Итак, как Вы слышали, дорогие друзья, тема сегодняшней передачи "Культурный шок", которую, как обычно, ведет Ксения Ларина. Реалити-шоу – что остается за кадром. Так аккуратно мы обозначили тему сегодняшней передачи. Но я сразу скажу, что речь пойдет о проекте "Последний герой". Проект, который сейчас находится в самом разгаре съемок. Через какое-то время телезрители должны уже увидеть начало очередного "Последнего героя". Я помню, с каким восторгом рассказывал об этом проекте один из гостей сегодняшней программы Виктор Ерофеев, как ему хотелось туда поехать и испытать на себе все эти кошмары, ужасы, проверить себя. Вот тут проверил себя Виктор Ерофеев. Витя, добрый день, приветствую тебя.

ВИКТОР ЕРОФЕЕВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Здесь же Никита Джигурда, актер, тоже участник проекта "Последний герой". Здравствуйте, Никита.

НИКИТА ДЖИГУРДА: Здравствуйте, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Итак, Виктор Ерофеев и Никита Джигурда покинули проект "Последний герой" по причинам, о которых они сегодня Вам расскажут. Потому что, судя по накалу страстей, с которыми они рассказывают о том, что с ними произошло, я так понимаю, что это настоящий культурный шок, а вовсе даже и не жанр наше сегодняшней программы. Я ознакомилась с некоторыми показаниями свидетельскими с помощью газеты "Комсомольская правда", поскольку этот сюжет уже начал раскручиваться в средствах массовой информации. И самое главное, я поняла, что продюсеры "Последнего героя" все равно этот Ваш сюжет используют себе во благо. Что бы не происходило дальше. Ну, во всяком случае, то, что написано в "Комсомолке", продюсер передачи сказал, что мы не будем ничего монтировать. Вот как что они нам говорили, как они отсюда ушли, это Вы, дорогие зрители, обязательно и увидите. Что же там приключилось? Давайте сначала. Витя?

В. ЕРОФЕЕВ: Это действительно культурный шок. И не только. Дело в том, что ты совершенно права. Я ехал в Панаму…

К. ЛАРИНА: В предвкушении.

В. ЕРОФЕЕВ: В предвкушении того, что я себя испытаю. И был готов к полному экстриму. Т.е. я понимал, что там придется, может быть, есть червей. На голове носить грязь. Кто больше грязи унесет на волосах, тот и побеждает в очередном конкурсе и т.д. Слухи были разные, но все эти слухи, в общем-то, вызывали такую радость предвкушения. Ну, попробую себя, да. Мы летели через Амстердам. Летели долго. Где-то это было около суток. Мы с Никитой летели. Мы летели еще с некоторыми ребятами, участниками этого проекта. Прилетаем в Панаму сити, приезжаем в гостиницу, и тут начинается сначала по мелочи такой культурный шок. Никто нас не встречает. Жара, тропики. Это вообще такая сауна. Панама – это сауна такая. Без бассейна около гостиницы естественно. И мы начинаем чувствовать себя, как люди, которых заставляют ждать только потому, что с ними не считаются. Не считаются.

Н. ДЖИГУРДА: И кто-то говорит: может игра началась? Может, это мы в течение часа не можем поселиться в гостиницу…

К. ЛАРИНА: Т.е. Вы там толпитесь.

Н. ДЖИГУРДА: Ходят люди. Мы спрашиваем: Вы участники? Администрация: нет, мы техники, нас попросили вот Вас встретить внизу гостиницы. А где администрация? А администрация на другом острове. Думаю, игра началась…

В. ЕРОФЕЕВ: Благодаря случайности, потому что организаторы не были готовы к съемке проекта, наша группа вся познакомилась. Эта группа состояла из 21 человека, и это были люди, которые нам с Никитой очень понравились. Действительно.

К. ЛАРИНА: Это что называется простые смертные. Не звезды.

В. ЕРОФЕЕВ: Это были смертные, перемешенные отчасти с ВИПами. Надо сказать, что вот за что я благодарен проекту, я познакомился с очень любопытными людьми. Т.е. началось так. С одной стороны, неуважение, раздражение, косые взгляды устроителей, а с другой стороны, группа, которая состояла из самых разных людей. Там были и дальнобойщик, там был и человек, который заправляет гостиничным бизнесом. Там было замечательная тетя Люда из военного ведомства какого-то.

Н. ДЖИГУРДА: И дети 18-20-22 года.

В. ЕРОФЕЕВ: Поморочка такая 18летняя и т.д. И там были ВИПы. Никита, скажи, какие были ВИПы.

Н. ДЖИГУРДА: Михаил Грушевский, Юля Ковальчук, Эвелина Бледанс, Вика Лопырева, Таир Мамедов. И кто-то ведущая молоденькая из Первого канала, которая военную передачу ведет.

В. ЕРОФЕЕВ: В общем, 50 на 50.

Н. ДЖИГУРДА: Но по условиям контракта мы не должны были знакомиться друг с другом до начала игры. А поскольку у них Дюжев, Пореченков отказались быть ведущими, зависла пауза на 3 дня, в течение которой мы перезнакомились все.

В. ЕРОФЕЕВ: И действительно оказалось, вот радостно для нашего общества, что разные люди разных сфер культурных, общественных готовы идти на контакт и понимают друг друга. Вот. Т.е. с одной стороны, образовалась группа людей из 21 человека. С другой стороны, организовалась такая, я бы сказал, шайка организаторов, которая явно всему тому, что было позитивное в нашей группе, препятствовали. На вторые сутки уже возникла проблема с едой.


<....>

В. ЕРОФЕЕВ: Я говорю: приедете в Москву, я Вас приглашаю всех в ресторан ЦДЛ. И там в ресторане ЦДЛ давайте сделаем так, чтобы нам не было бы стыдно смотреть в глаза друг другу.

Н. ДЖИГУРДА: Это очень важно, потому что Виктор все это говорил, все согласились, все здорово. И дальше началось то, что началось.

В. ЕРОФЕЕВ: А дальше началось то, что когда я выходил из этого проекта, я в камеру на Первый канал сказал, что я выхожу из фашистского проекта. И теперь мы объясним, что я имел в виду.

<....>


В. ЕРОФЕЕВ: А игра еще не началась. Игра начинается, вот реальная игра, когда разбиваются на три племени и начинается. Дальше нас привезли куда. Нас привезли в то место, пункт икс, где мы должны были переночевать. Опять-таки перед игрой. И вот здесь начался настоящий концлагерь. Это было специально сделано, построено на унижение. И именно поэтому у меня зародилась мысль, что я участвую в фашистском проекте.

Н. ДЖИГУРДА: Территория огорожена колючей проволокой. Лагерная вышка. С динамиком. Вы попали в рай. Соблюдайте условия…

В. ЕРОФЕЕВ: Издевательство.

Н. ДЖИГУРДА: И надзиратель говорит: выстроиться всем в линию. За черту не заходить. Кто зайдет за черту, тот выбывает из игры. Всем вместе, шагать только вместе. И люди напираю. Ну, мы с Виктором переглянулись, ухмыльнулись. Меня подтолкнули сзади. Я за черту зашел. Так, соблюдать иерархию. Вы не слышали. Я говорю: да пошли Вы. Перешел ту черту. Положил чемодан и гитару. Виктор пошел. Те так: подходить, сдавать ценные вещи. Фотографироваться в профиль, в анфас. Стоит фотограф.

В. ЕРОФЕЕВ: На фоне доски, где определен твой рост.

Н. ДЖИГУРДА: Как в лагере, как в полицейских эти самые. Шмон тут. Вещи у тебя начинают шманать вещи.

В. ЕРОФЕЕВ: Унизительно шманают вещи.

К. ЛАРИНА: А это снималось на камеру?

Н. ДЖИГУРДА: Все это снималось.

К. ЛАРИНА: Т.е. это все равно для них какая-то часть игры. Такая реконструкция.

В. ЕРОФЕЕВ: Это часть садизма. Там на моих глазах в течение буквально 2 часов произошло изменение, которое, мне кажется, очень важно для нашего общества. Значит, если мы попадаем в закрытое общественное помещение. Герметическое. Где власть имеет полную безнаказанность, а люди имеют слабое, я имею в виду, молодых, слабое представление о том, что такое фашизм, и что такое тоталитаризм. То тогда они превращаются, одни в подопытных кроликов, пищу для уничтожения. Действительно их съедают, а другие получают уже садистское удовольствие. Вот этот вот режиссер Игорь, который орал на всех, это же просто режиссер. Он же не гестаповец. Он же не нквдэшник. Это человек, с которым мы летели.

Н. ДЖИГУРДА: Летели, он нормально общался. И вдруг он, надевая униформу, превращается…

К. ЛАРИНА: А униформа у них какая?

Н. ДЖИГУРДА: Ну, просто униформа панамская полицейская униформа. Они стоят. Но очень важно, все эти люди, как мы потом выяснили, подписали контракты и у нас, где они дали обязательства, не разглашать в течение 2 лет все, что с ними будет происходить на острове. Иначе штрафные санкции непомерные и, т.е. с ними могут делать все, что угодно, они обязаны молчать.

В. ЕРОФЕЕВ: Т.е. им кляп в рот на 2 года.

К. ЛАРИНА: А Вы это подписывали?

В. ЕРОФЕЕВ: Мы это подписывали.

Н. ДЖИГУРДА: Да, это в контракте. Да. Мы подписывали, но когда с нами пошли позже разборки, Вы же подписали…

В. ЕРОФЕЕВ: Я нет, я вычеркнул оттуда.

Н. ДЖИГУРДА: Я вычеркнул это.

К. ЛАРИНА: Не смутило это, кстати, ребят.

В. ЕРОФЕЕВ: Я вычеркнул. Я сказал, я свободный писатель, я напишу все, когда захочу, и все, что захочу. Но поскольку они же нас, хотели меня, полгода уговаривали поехать на этот проект. Надо сказать, что были выставлены какие-то и финансовые условия. Это же не просто так вот приезжай и давай жри червей. Это было для того…

К. ЛАРИНА: Они платят что-то за это?

Н. ДЖИГУРДА: Нет, они платили, допустим, у Виктора есть работа, у меня, они знают… Они компенсировали, чтобы снять…

К. ЛАРИНА: Отсутствие.

В. ЕРОФЕЕВ: Скажем. Для нормальных людей это достаточно серьезная компенсация. Т.е. это не шуточная компенсация.

Н. ДЖИГУРДА: Мне контракт дали в день отлета. Звонили во Францию, уговаривали участвовать. Говорит: Вы прилетаете, мы даем контракт, все оговариваем. Вот отлетать, и мне дают пачку такую контракт…

В. ЕРОФЕЕВ: Но там в контракте был один пункт, который и решил все дело. Там было написано, что организаторы не имеют право, обязываются не унижать человеческое достоинство. И когда мы попали в эту атмосферу, причем ребята просто испугались. Девчонки …

Н. ДЖИГУРДА: Ну, они заставили строиться, как обычно, и мы тут же в камеру, вот только перешли разговор, и мы тут же с Виктором в камеру говорим: мы подписывали контракт на участие в "Последнем герое", а не на проект "стадо баранов в лагере". И будем вести себя соответственно. Подошли вдвоем к этому надзирателю, и я ему по-русски сказал, тихо сказал: мы не будем поднимать бунт сейчас. Но если ты не понимаешь, что даже в лагере есть уважаемые люди, с которыми так, таким тоном не разговаривают, ты сейчас же получишь звездюлей, сказал я по-русски нецензурными словами.

В. ЕРОФЕЕВ: Он сказал: какой лагерь? Я сказал: не корчи из себя начальника концлагеря. И он…

Н. ДЖИГУРДА: Виктор: и с другими людьми говори по-человечески. Они естественно этого не ожидали. Тут же из кустов бежит главный продюсер, к колючей проволоке подбегает, нас отводят, говорят: ребята, Вы же подписали контракт, в чем дело? Говорим: мы подписали контракт и ведем себя так, как… Я ему говорю: я веду себя так, как вел бы себя в лагере. Я говорю: Антон, ты был в лагере. Сценаристке говорю: Вы были в лагере. Они говорят: нет, я не была. Я говорю: так я был в лагере и был в КПЗ. И кгбэшники выламывали мне пальцы, руки, и я вел себя свободным человеком. И здесь с этой игре я веду себя так, как я бы вел себя в жизни. Они говорят: а что ж нам делать? Я говорю: ну, зовите охрану. Давайте драться, давайте Вы будете доказывать свою силу…

К. ЛАРИНА: Давайте Вы будете стрелять.

Н. ДЖИГУРДА: А Вы думаете, что Вы будете меня унижать, за черту не заходить, соблюдать иерархию, Вы какую роль на себя взяли. И Виктор тут же им говорит: Вы проповедуете насилие, это граничит с фашизмом. Это будит в людях самые низменные инстинкты.

В. ЕРОФЕЕВ: Вы превратились в садистов.

Н. ДЖИГУРДА: И если Вы это не измените, мы участвовать не будем. Они: да, да. Потом мы выяснили, что они планировали в этом лагере отдельную серию, которую тут же по ходу свернули, потому что поняли, что с нами договориться… Они говорят: ну, контракт, ну, что, это же игра. Я говорю: когда камеры выключены, Ваши сценаристки позволяют с нами так же говорить: вернитесь в зону.

К. ЛАРИНА: Т.е. при выключенных камерах продолжение то же самое.

Н. ДЖИГУРДА: Продолжение. Нет человеческого разговора. Им всем дали указания общаться так.

В. ЕРОФЕЕВ: Сказать, вели себя по-хамски, это ничего не сказать. Они испытывали наслаждение от унижения людей. Наслаждение. Причем это касалось и женщин, там Татьяна такая вообще сукина дочь, какие-то другие. Крутились, вертелись. И получали просто удовольствие.

К. ЛАРИНА: А кто эти люди? Это что артисты специально нанятые?

Н. ДЖИГУРДА: Там 2 сценаристки и куратор проекта. Причем, как мы потом выяснили, у них проблемы с продюсером главным. Антон Гориславский, единственный вменяемый человек, с которым по-человечески можно. Я говорю: Антон, почему мы с тобой говорим, и ты говоришь по-человечески. Все твои замы говорят так, как будто мы в концлагере. Почему? Говорит: ну, вот что я могу сделать? Притом, что я еще раз говорю: людей простых с улицы просто напросто отбирали на тех условиях, что они будут терпеть все, что угодно. И они ради этого шанса засветиться на телевидении в самом деле готовы… Психолог нам потом рассказывал. Им говорили, женщины были согласны, что их обреют наголо. Т.е. брали, набирали людей…

К. ЛАРИНА: На все готовых.

Н. ДЖИГУРДА: Специально для лагеря. Им говорили: Вы готовы, что Вас обреют наголо? А те говорили: готовы.

В. ЕРОФЕЕВ: Да. Психолог тоже, некомпетентный, тоже склонный к какому-то садизму.

Н. ДЖИГУРДА: Он не знает, с кем имеет дело. Он говорил: я просил у организаторов досье на ВИПов, мне, говорит, не дали.

В. ЕРОФЕЕВ: Это страшное дело.

Н. ДЖИГУРДА: Человек, который не смотрит телевизор.

В. ЕРОФЕЕВ: Я, говорит, не знаю, кто такой Ерофеев, кто такой Джигурда, кто такая Ковальчук, для меня все равны. Ну, просто ситуация, в которой невозможно, кроме главного продюсера, невозможно договориться. Когда Виктор сказал: я вернусь в Москву и позвоню Эрнсту, знает ли он обо всем этом, что Вы делаете…

К. ЛАРИНА: А Вы звонили Эрнсту?

В. ЕРОФЕЕВ: Звонил.

Н. ДЖИГУРДА: Они естественно перепугались и стали всячески, пока нас…

В. ЕРОФЕЕВ: Первое, что я сделал, я позвонил Эрнсту, когда приехал в Москву, я позвонил Эрнсту.

Н. ДЖИГУРДА: И пока нас держали в Панаме, мы отказались участвовать дальше в проекте. Сейчас мы расскажем, последняя капля чего было. Они в это время разослали по прессе, пресс-релиз, что Джигурда и Ерофеев струсили.

К. ЛАРИНА: Да, вот я уже посмотрела.

Н. ДЖИГУРДА: Когда нас посадили в вертолет…

В. ЕРОФЕЕВ: Струсили они, когда мы перехватили инициативу в лагере, и они заткнулись…

Н. ДЖИГУРДА: Они свернули программу…

В. ЕРОФЕЕВ: Главный продюсер подбежал: да, да, мы немножко перегнули палку. Да, да, теперь мы не будем делать это показывать, как все было, а сделаем нарезку из этого.

Н. ДЖИГУРДА: Они свернули эту лагерную программу, боясь, что мы поднимем бунт просто.

В. ЕРОФЕЕВ: А с другой стороны сволочи. Они побоялись меня шманать. Они понимали, что вот здесь есть черта, за которой… Мой рюкзак остался вообще в целости.

Н. ДЖИГУРДА: Ну, и то же самое . Я им говорю: ребят, я ничего не взял недозволенного. Я Вам честно это говорю.

В. ЕРОФЕЕВ: Если слабый, то мочи. А если есть мускулы, то…

Н. ДЖИГУРДА: Нормальная лагерная позиция.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #60 : Октябрь 01, 2008, 10:51:01 »
История о том, как писатель В.Ерофеев захотел засветиться на экране, срубить деньжат по легкому, но при этом вляпался в неприятную историю.

Эхо Москвы / Передачи / Культурный шок / Суббота, 27.09.2008: Виктор Ерофеев, Никита Джигурда
Полный текст расположен по адресу
http://www.echo.msk.ru/programs/kulshok/542774-echo.phtml

Дата :27.09.2008 14:10
Тема :Реалити-шоу - что остается за кадром на телеэкране
Передача :Культурный шок
Ведущие :Ксения Ларина
Гости :Виктор Ерофеев, Никита Джигурда

Часть 2.

В. ЕРОФЕЕВ: Лагерная тема. И это и проект из экстремального немедленно превратился в экстремистский.

Н. ДЖИГУРДА: Они свернули программу, утром появилась Ксюша Собчак? ведущая, в а' ля садо-мазо, в короткой юбке…

К. ЛАРИНА: С плеткой?

Н. ДЖИГУРДА: С голой попой. С чулками. Плетки не хватало.

В. ЕРОФЕЕВ: Она выглядела, как надувная кукла из амстердамского секс-шопа. И голосом эссэсовки…

Н. ДЖИГУРДА: Сказала: все, что было до этого, это цветочки. Это рай. Теперь начнется главное испытание.

К. ЛАРИНА: Ну, вот на этом мы пока остановимся. Послушаем новости, затем продолжим этот увлекательный рассказ о том, что происходит на проекте "Последний герой".

<...>

Н. ДЖИГУРДА: Я только хотел сказать о модели. Это модель общества. Это очень важно, потому что когда мы выразили протест и сказали о пропаганде насилия, фашизма, они нам говорят…

В. ЕРОФЕЕВ: Экстремизма.

Н. ДЖИГУРДА: Люди никто же не жалуется. Виктор на это говорит: знаете что, в фашисткой Германии, в Советском Союзе не жаловались и радостно выходили на парады и славили, не зная всей информации, или боясь. Но были люди, которые протестовали, которых убивали, высылали, и которые не соглашались быть пособниками режиму. И в данной ситуации, когда мы с Виктором читали стихи, говорили о высоких материях людям. Говорили, что мы не будем против Вас выступать, и когда нас погрузили на баржу с вертолетов, посадили на ржавую баржу, и у нас сразу возникла ассоциация, мы с Виктором говорили, как в советские фашистские времена сажали людей…

К. ЛАРИНА: В трюмы.

Н. ДЖИГУРДА: На баржу, в море и топили. Молодые, не знают ничего. Там девчонки 18-20-22летние, и когда хлынул тропически ливень, и стоят полуголые девчонки под этим ливнем, дует ветер, съемку прекратили. Вся съемочная группа спряталась туда вовнутрь, а люди стоят. И мы с Виктором подошли к Татьяне, автору сценария и куратору и говорим: на корабль нужно что-то сделать, клеенки или что. Ну, люди мерзнут. Они говорят: вернитесь в зону.

<...>


В. ЕРОФЕЕВ: Я хочу вот что сказать. Дело в том, что в нашей стране, где действительно до сих пор моральные ценности находятся в нестабильном положении, в нашей стране, где некоторые определенные силы опираются на фашистские веяния, устраивать такой проект, это подыгрывать насилию.

К. ЛАРИНА: Вообще, это какая-то идея…

В. ЕРОФЕЕВ: Это подыгрывать насилию. Я считаю, что вот если бы была моя воля, я бы его просто закрыл. Причем я бы просто закрыл за пропаганду насилия и за издевательство над людьми, которые участвуют. Конечно, многие, вот тут уже Никита сказал. Многие себе представляют очень четко такую ситуацию. Они подснимут молодых людей, которые скажут: да, нет, все было хорошо. Ясно, как с этим бороться.

К. ЛАРИНА: Ну, они же боятся. Это же мощнейшая машина. Вы же это знаете.

В. ЕРОФЕЕВ: Мы же знаем советскую пропаганду. Мы же знаем и фашистскую пропаганду. Как это будет сделано. Мы прекрасно себе отдаем отчет в том, в каком карикатурном виде мы будем выглядеть. Хотя мы на камеру сказали, то, что мы сказали, когда уезжали с этого проекта. Я сказал, что это фашистский проект. Никита говорил о насилии. И все это…

Н. ДЖИГУРДА: После чего продюсеры стали предлагать деньги, останьтесь в проекте, мы Вам деньги, мы Вас введем назад в проект. Сколько нужно денег? Виктор им: Вы можете нам заплатить как можно больше, но это не значит, что мы будем молчать по приезду. Они думали, что они нам заплатят денег, мы вернемся в игру…

В. ЕРОФЕЕВ: Мы не сошлись на том, что мы сказали: мы должны посмотреть сценарий и решить, участвуем ли мы в этом сценарии. И вот тут они… На деньги они пошли, и на большие деньги. Даже не хочу озвучивать. На большие. Но когда мы с Никитой сказали: дайте нам сценарий, мы посмотрим, как дальше развивается этот Ваш фашизм. От слова фашизм они дергались, потому что они понимали, что фашизм взбудоражит и Эрнста, и Кремль взбудоражит. Ну, как же, огромный проект, на который вложена куча денег этой фабрикой сока, они спонсоры главные. Они вырисовывается фашистский проект. Я не говорю, что Эрнст, когда читал этот сценарий, увидел там фашизм. Наверняка в сценарии был экстремальный случай…

Н. ДЖИГУРДА: Но в сценарии не было написано, что когда выключаются камеры, с людьми продолжают говорить лагерным…

К. ЛАРИНА: Давайте я Вам прочту. У нас тут нет представителей Первого канала, просто есть прямая речь по этому поводу.

Н. ДЖИГУРДА: Очень важная деталь Они по ходу игры после нашего бунта стали вырезать из сценария жесть и лагерные вот эти вещи. Это очень важно.

<...>


К. ЛАРИНА: Подожди, ты звонил Эрнсту в итоге?

В. ЕРОФЕЕВ: Я позвонил и сказал, я сказал: Костя, я вернулся с проекта, потому что я считаю, что этот проект унижает человеческое достоинство и т.д. и т.д. Пример привел. Он сказал: я отсмотрю материал, и приму решение.

<....>

К. ЛАРИНА: Это понятно, но, тем не менее, я хочу просто напомнить нашим слушателям, что мы сегодня поминали уже "Король ринга". Я слышала интервью Никиты Джигурды, когда он рассказывал об этом в эфире канала "Столица" моему коллеге Александру Мягченкову.

Н. ДЖИГУРДА: И "Столица" и "Аргументы и факты" напечатали.

К. ЛАРИНА: Это было опубликовано. Там просто был подлог открытый.

Н. ДЖИГУРДА: Конечно.

К. ЛАРИНА: А это невозможно все-таки никаким образом проблему решить юридически?

Н. ДЖИГУРДА: Нет ну, можно, если за мной стояла какая-то организация правозащитная или что-то, можно было выиграть дело у Первого канала с моральной компенсацией и с денежной. Потому что когда президент телеакадемии г-н Познер участвует в подлоге, в явном подлоге, потому что у меня на любительской съемке заснят бой, который я выигрываю вчистую. Бой комментирует чемпион мира, Султан Ибрагимов в беседе с Познером отдает мне победу. А из эфира вырезается, Султан Ибрагимов вырезается, удары мои вырезаются, монтируется версия, даже по которой люди смотря, Запашный ко мне подходит и говорит: ты же выиграл бой. А он видел по телевизору. Я ему говорю: ты бы видел, я тебе покажу настоящий снятый, и когда эти подлоги у первого канала сплошь и рядом и мне юрист "Аргументов и фактов" говорит, Вы не побоитесь в суде выступить, если они подадут в суд, Первый канал. Я говорю: они не подадут в суд, потому что есть свидетельство на пленке, и люди, которые станут свидетелями на моей стороне. Они не подали в суд, они мне позвонили и предложили участие в "Последнем герое". И я сказал: я участвую, но Вы знайте, Вы видели, как я себя вел на ринге? Когда я во всеуслышание после боя, они это все вырезали из эфира. Я сказал: господа, г-н Познер, г-н продюсер, Вы наперсточники. Вы хуже воров. У воров есть понятия и честь. А Вы наперсточники, которые подтасовывают действительность ради бабла. Вы продали душу за деньги, чего я делать никогда не буду. Я пойду, чтобы мне били морду, мне ломали пальцы. Но пусть говорят, все, что угодно, я знаю, что моя совесть чиста. Единственное, чему я рад, что это знакомство с Виктором произошло.

<...>

К. ЛАРИНА: А чтобы все было по-настоящему максимально приближено к реальности. Вот тут вспоминают наши слушатели фильм "Бегущий человек". Я думаю, что все его помнят прекрасно, вот то самое реалити-шоу, которое тогда 20 лет назад выглядело фантастикой абсолютной. А сегодня как-то это реальность.

Н. ДЖИГУРДА: А сегодня в исполнении еще чуть-чуть осталось, и возьмут экстремалов, которым нужны деньги…

К. ЛАРИНА: Убийство в прямом эфире.

Н. ДЖИГУРДА: Чтобы там жену спасти, ребенка, операция, нужны деньги .Скажут: ты готов, что на тебя будут реально охотиться и стрелять? Он скажет: готов. А телевидение Первый канал будет это снимать. Так это то, о чем как раз мы и говорили.

К. ЛАРИНА: Человек мерзок. Вот главный смысл.

<...>


В. ЕРОФЕЕВ: В общем, съездили в Панаму, посмотрели на каплю воды, в котором кишат огромное количество бацилл насилия, садизма, фашизма и пришли к выводу о том, что мне кажется, телевидение не должно пропагандировать насилие, и фашизм в этом реалити-шоу. А еще лучше этот проект вообще на хрен закрыть.

Н. ДЖИГУРДА: И я говорю: мы готовы есть черви, голодать, соревноваться, но мы не готовы к тому, что человеческое достоинство будет унижаться. Потому что это главное, что у человека остается в этой ситуации.

К. ЛАРИНА: Это самое страшное, как раз резюмируя нашу сегодняшнюю программу, что до чего довели нашу страну, наш народ, что получается, что большинство людей, простых, как мы говорим, они готовы терпеть унижения, продавать близких, не знаю, все, что угодно. Чтобы о них ноги вытирали. Не чтобы выжить, а чтобы получить свои 15 минут славы, 50 000 долларов.

В. ЕРОФЕЕВ: 3 миллиона людей, которые, Ксюша…

Н. ДЖИГУРДА: Но они в данном случае, как дети не ведают, что творят. Но те, кто организовывают эти игры, это образованные люди, которые знают всю классику мировую, русскую, знают это и тем не менее, будят в человеке низменные инстинкты. Плохо учился этот парень Илья, потому что если бы он хорошо учился, он знает, что история идет по спирали, и что забывание своей истории заканчивается тем, что на новом витке игры превращаются в реальность.

К. ЛАРИНА: Вот на этом закончим. Спасибо большое. Никита Джигурда и Виктор Ерофеев. Продолжение следует, как Вы понимаете.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #61 : Декабрь 24, 2008, 09:08:35 »
Отрывки из интервью В.Познера с кинорежиссером А.Сокуровым
Полный текст опубликован на сайте
http://www.1tv.ru/pr/si=5756&fi=352



Цитата: "Мне нужны люди вокруг меня, которые переживают похожее на то, что переживаю и я. Болеют, может быть, за то, что я болею. И я сейчас вижу какую-то гуманитарную деградацию общества, гуманитарную деградацию людей. Очень часто у меня нет опоры никакой, ну, кроме, может быть, книг и круга близких людей".


Справка
А.Сокуров  - режиссер документальных и игровых фильмов, в том числе о людях власти - Гитлере, Ленине, Ельцине. Герои его работ - Солженицын, Тарковский, Шаляпин, а также обычные люди.

<...>

В.ПОЗНЕР: Мы хотели пригласить вас еще неделю тому назад, Александр Николаевич, и Вы нам сказали, что вряд ли сможете, Вы заняты. Но, вы знаете, мы же люди интересующиеся, журналисты, и до нас дошло, что у вас были встречи. Если я не ошибаюсь, с президентом Медведевым?
А.СОКУРОВ: Нет, были встречи не с президентом, были встречи с премьер-министром Владимиром Владимировичем Путиным. Первый раз такая встреча у меня была.

В.ПОЗНЕР: Она была по Вашей инициативе? Вы просили о встрече?
А.СОКУРОВ: Мне, честно говоря, мне очень бы не хотелось комментировать сейчас и рассказывать об этом. Ну, мне удобнее сказать, что да, что по моей инициативе встреча.

В.ПОЗНЕР: А это не было связано, предположим, с просьбой финансирования, скажем, новой картины?
А.СОКУРОВ: Это было связано с целым рядом вопросов, которые у меня были к этому человеку. Целый ряд вопросов. Для меня лично в первую очередь, это, конечно, судьба города, который, как я считаю, начинает погибать. Я имею в виду Санкт-Петербург.

В.ПОЗНЕР: Я понимаю.
А.СОКУРОВ: Это не родной город для меня, я там житель. Как и многие люди, я там просто житель, и я в этом городе пользуюсь тем, что оставили люди, что сберегли люди. В первую очередь я хотел обратить его внимание на это катастрофическое положение. У меня такое ощущение, что, знаете, что архитектурная общественность города напоминает мне больницу, где все врачи хотят быть патологоанатомами. Город разрушается самыми стремительными темпами, остановить мы это – я имею в виду общественные силы – не можем никак. И это была, в общем, практически для меня главная тема этого разговора, это помочь остановить вот этот чудовищный процесс.

<....>

В.ПОЗНЕР: Чуть-чуть возвращаясь к вопросу о Питере, Петрограде, Петербурге.
А.СОКУРОВ: Петербурге.

В.ПОЗНЕР: Я знаю, что Вы некоторое время тому назад поставили пьесу, "Орестею" в Санкт-Петербурге, и что спектакль был закрыт.
А.СОКУРОВ: Нет, я не поставил. Мы начали его делать – это Михайловский театр в Петербурге.

В.ПОЗНЕР: Да, и?
А.СОКУРОВ: И после того, как я подписал вместе с 12-13 людьми письмо в защиту Петербурга, письмо было направлено в Государственную Думу, в Совет Федерации, в Общественную палату.

В.ПОЗНЕР: Обращение такое.
А.СОКУРОВ: Обращение, да. Причем там никого конкретно, имена не назывались, кто были виноваты. Скорее всего, там был перечень мер, которые были необходимы, с нашей точки зрения, – очень конкретные вещи. И сначала мне предложили отозвать свою подпись, я сказал, что я никогда не отзываю.

В.ПОЗНЕР: Кто, если не секрет?
А.СОКУРОВ: Я не смогу сказать это. Я не хочу. Это не важно.

В.ПОЗНЕР: Хорошо. Значит, было давление?
А.СОКУРОВ: Ну... Пусть это будет так. Значит, я сказал, что, конечно, это невозможно при том, что некоторые люди, из тех, кто подписали, в том числе почетные граждане города отозвали свои подписи в итоге.

В.ПОЗНЕР: Ах все-таки?
А.СОКУРОВ: Отозвали, да.

В.ПОЗНЕР: У Вас осталась она одна?
А.СОКУРОВ: Нет-нет-нет, там остались еще и без меня подписи, это далеко не все поступили так.

В.ПОЗНЕР: Но Вы сказали, всего 12?
А.СОКУРОВ: Ну я не помню, 12. Там, по-моему, подписей 5 отозвали, остальные остались тем не менее. И тогда мне было сказано, что продолжение работы моего спектакля невозможно, спектакль будет закрыт.

В.ПОЗНЕР: Этот же человек, который просил вас снять свою подпись?
А.СОКУРОВ: Да, да. Который полномочен решать эти все вопросы.

В.ПОЗНЕР: То есть тут не надо гадать, есть ли связь между этими событиями?
А.СОКУРОВ: У меня сомнений нет.

В.ПОЗНЕР: Ну нет, раз тот же человек...
А.СОКУРОВ: У меня сомнений нет, потому что... Ну, потому что я все это хорошо знаю.

В.ПОЗНЕР: Я не могу не спросить Вас, а Вы об этом говорили Владимиру Владимировичу? Вот конкретный пример – это же подавление...
А.СОКУРОВ: Я ему говорил об этом. Но, видимо, харАктерная такая особенность или характЕрная особенность натуры Владимира Владимировича именно заключается в том, что моментально никакой реакции нет.

В.ПОЗНЕР: А, понятно.
А.СОКУРОВ: И это справедливо, это правильно, я считаю. Потому что для него эта ситуация была первой, неизвестной, и видимо не предполагал, что это возможно. Потому что шла речь об опере "Орестея", которая никогда в России, в общем, не ставилась по-настоящему. И это была мечта моя, конечно, это сделать, но, к сожалению, вот я поплатился за это.

В.ПОЗНЕР: Значит Вас, будем говорить грубо, вас наказали?
А.СОКУРОВ: Наказали.

В.ПОЗНЕР: А других наказали, Вы не знаете?
А.СОКУРОВ: Ну, я знаю, что ушел из театра главный дирижер Аниханов также.

В.ПОЗНЕР: Я имею в виду из тех, кто подписали – еще кого-нибудь наказали?
А.СОКУРОВ: Этого я не знаю, потому что нам даже не ответили на это письмо. Ни одна из организаций, в которые мы обращались, даже на это письмо не ответила. Что меня, впрочем, тоже не удивило нисколько, потому что я прекрасно понимаю, что вопросы, которые поднимаем мы, - это вопросы корневые, это вопросы культуры страны, то есть вопросы того, с чего все начинается в жизни государства. Вот я считаю, что это самое главное, что есть в государстве. Все остальное и, в том числе, для чего существует государство – чтобы существовало полноценное культурное развитие людей. Это самое главное, для чего существует государство – только для развития культуры. А все остальное, в том числе государство – это только инструмент для ее развития: будет определенный уровень культуры – будет определенный уровень культуры правительства, будет определенный уровень культуры армейский, другое министерство иностранных дел будет, и так далее, и так далее… И в промышленности будет все по-другому, понимаете? Это все, все до такой степени, эта вертикаль, вот эта вот пирамида – это реальность...

<...>

В.ПОЗНЕР: За что Вы боретесь в Питере? Что Вас так не устраивает? Что вас тревожит?
А.СОКУРОВ: Меня тревожит, что в Петербурге происходит то, что происходит на самом деле не только в Петербурге – и в Екатеринбурге, и в Нижнем Новгороде, наверное, в Саратове. Меня крайне беспокоит пренебрежение к сложившейся атмосфере, меня крайне не устраивает фамильярное отношение к тому образу, который существует. Крайне не устраивает. Меня крайне не устраивает такая деградация в поведение людей, которые решают наши вопросы – городской среды, архитектуры, культуры жизни города – чрезвычайно меня это беспокоит.

В.ПОЗНЕР: Ну, дайте пример, что Вы имеете в виду?
А.СОКУРОВ: Я имею в виду, например, высотное строительство в Петербурге. Я имею в виду, уплотнительное строительство в Петербурге, ну, например, в Петербурге, хотя это касается всех городов, о которых я сейчас вам сказал. И эта беда – она есть беда всей России. Вот эти странные люди, которых у нас называют архитекторами, это люди, у которых нет никакой - ни гуманитарной, ни прочей программы и задачи, и самочувствования никакого. Они превратились в официантов. Я не знаю, есть ли у нас архитектура или нет, и что у этих людей в душах.

В.ПОЗНЕР: Официанты – как известно, обслуживают.
А.СОКУРОВ: Они обслуживают. Они, конечно, обслуживают власть, обслуживают строительный комплекс, и в общем, находятся в полном подчинении, являются частью вот этой системы разрушения. Как можно в Петербурге строить высотные дома? Вот как это можно делать? Город очень маленький.

В.ПОЗНЕР: Если я не ошибаюсь, было правило, что нельзя строить выше Зимнего дворца.
А.СОКУРОВ: Выше Зимнего дворца, да.

В.ПОЗНЕР: И Зингеровская компания поставила чуть выше, кажется, вот этот глобус над книжным магазином, который был Зингеровским магазин – и это единственное нарушение, которое было, кажется?
А.СОКУРОВ: Ну, это художественное нарушение. Это архитектура.

В.ПОЗНЕР: И Вы бы хотели, чтобы это так осталось?
А.СОКУРОВ: И я хочу, чтобы это так осталось. Я хочу, чтобы так осталось, потому что город Петербург – он не только уникален для России, но и для всего мира – второго такого города в мире нет. Он очень маленький, это вот одна префектура Москвы, весь центр Петербурга – он очень маленький: там чуть что-то сдвинешь, он просто перестанет существовать. Это на самом деле очень непростая ситуация. Это абсолютно искусственное явление - Петербург. Он привнесен нам вот этим опытом Европы, нашей европейской традиции, европейскими архитекторами. Что делать с этим чудом, которое подарено нам вот этой нашей старшей сестрой Европой, так в России и не поняли. Архитекторы наши не создавали этого города, не придумывали его, и теперь они не знают, что с ним делать. Они просто не знают, что с ним делать.

В.ПОЗНЕР: А с ним что-то надо делать?
А.СОКУРОВ: Его надо оставить в покое. Как и Дворцовую площадь, как и Невский проспект. Дворцовая площадь в Петербурге работает Дворцовой площадью, у нее есть работа. Не надо там ничего строить, не надо там ничего проводить – она есть сама по себе памятник архитектуры. Это памятник архитектуры, это исторический памятник – сама по себе площадь. И само по себе дом – это памятник архитектуры, это памятник времени. В течение блокады люди боялись дверные и оконные проемы вытащить и сжечь в печи, и согреть себя. Вот цена этого города настолько велика. Она настолько неадекватна вообще никаким прочим-прочим оценкам – это миллионы жизней человеческих, миллионы.

В.ПОЗНЕР: Вы знаете, по противной журналистской привычке, я не могу не спросить Вас. Значит, есть у вас противники?
А.СОКУРОВ: Конечно.

В.ПОЗНЕР: Кто? Вы можете назвать фамилии какие-то или Вы будете воздерживаться вновь?
А.СОКУРОВ: Нет, ну кто? Я думаю, что это подавляющее большинство архитекторов. Я думаю, что это руководство города, мне так кажется. Потому что, например, вот только что произошла замена: одного главного архитектора сняли, назначили другого человека. Этот человек, в общем, идеолог высотного строительства, он сам когда-то строил в городе высотные дома и поддерживает это. Кроме того, общество охраны, вернее, вот есть такая организация КГИОП, охрана памятников культуры – она находится в полном распоряжении у губернатора, эта организация. То есть у тех людей, которые принимают...

В.ПОЗНЕР: Не является независимой?
А.СОКУРОВ: Она не является независимой. Она должна быть независимой, она независимой не является. А губернатор, конечно, находится в зависимости от всей структуры, от всего вот этого бизнес-муравейника колоссального. Конечно, испытывает огромное давление. Я уж не говорю о газпромовском 400-метровом сооружении.

В.ПОЗНЕР: Но это же не в центре же города, Александр Николаевич?А.СОКУРОВ: Это из любой части города практически видно.

<...>

В.ПОЗНЕР: Ну вот, например, Вы говорите так. Вы знаете, что наши так называемые патриоты и государственники постоянно говорят о том, что вот, враждебное окружение, мы должны готовиться, мы должны быть... А Вы – туда же, вы говорите: "Мы ненавидимы со всех сторон, подспудно или откровенно. И я не знаю, когда прозвучит команда "фас" и с какой стороны собака будет злее". Ну, Вы понимаете, на чью мельницу вы льете воду, когда вы это говорите? Только подтверждаете. И потом, откуда Вы взяли, что мы ненавидимы со всех сторон? Александр Николаевич, откуда Вы это взяли?

А.СОКУРОВ: Владимир Владимирович, я езжу по миру, так же, как и вы, наверное. Я разговариваю с разными людьми. И европейцы, и азиаты – разные, разные люди – и я вижу везде столкновение интересных очень сложных.

В.ПОЗНЕР: "Мы ненавидимы", - вы говорите. Ненавидимы.
А.СОКУРОВ: Да-да-да, я говорю. Дайте мне договорить.

В.ПОЗНЕР: Ну?
А.СОКУРОВ: Я бываю на международных фестивалях, где я вижу столкновения интересов. И я прекрасно понимаю, что Россия – это какая-то заноза. Вот, как это точно определить? Как это все назвать, я не знаю. Россия – это такая заноза в европейском сознании, европейской практике гуманитарной или политической. Как она попала в это европейское тело? Почему она так раздражает так или иначе? Почему каждый шаг – будь то в культуре, будь то в исторических обстоятельствах, военных и прочих – вызывает сложную противоречивую реакцию? Ведь американцы иногда выступают гораздо жестче, грубее, чем наша с вами Родина, правда ведь? Будем называть вещи своими именами, да?

В.ПОЗНЕР: К сожалению.
А.СОКУРОВ: К сожалению, да. То есть я тем самым говорю о том, что в моем представлении Европа также повернулась спиной к какой-то гуманитарной жизни. Это видно по всем признакам.

<...>
« Последнее редактирование: Декабрь 24, 2008, 09:38:44 от Сергей_Quark »

Оффлайн Капитан Немо

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 357
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #62 : Январь 12, 2009, 16:55:19 »
О Владимире Абрамовиче Кехмане:



Новейшая история Михайловского театра началась в 2007 году, когда на смену Станиславу Леоновичу Гаудасинскому, руководившему театром на протяжении 27 лет, пришел Владимир Абрамович Кехман. К тому моменту о новоявленном генеральном директоре не было известно практически ничего, кроме того, что он - владелец крупной компании по импорту бананов и один из богатейших людей города.

http://www.operanews.ru/09011102.html

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #63 : Январь 21, 2009, 12:13:26 »
Денис Мацуев: «Публику завоёвываю кровью...»
Аргументы и факты, 14.01.2009, http://aif.ru/culture/article/23857

Отрывок из интервью с Д.Мацуевым

<...>
- Представим, что вам предложили разработать программу возвращения молодых талантов. Опыт-то есть - вашему фестивалю «Крещендо», посвящённому как раз этой теме, уже четыре года. Какие пункты вы бы в неё включили?
- Это была бы очень полезная штука. Но, прежде чем заняться возвращением уехавших, надо разобраться с тем, что мы имеем здесь, в России. Загляните в простые музыкальные школы, и вы поймёте, что ситуация там не очень хорошая. Учить новое поколение некому. Наши педагоги сейчас активно уезжают в Китай. Это основной бизнес для них - преподавание в частных китайских музыкальных школах. А как им не уезжать, если зарплата педагога в Центральной музыкальной школе - одной из самых лучших и самых знаменитых в мире - до недавнего времени составляла 2,5 тыс. рублей?! Это не беда даже - это позор!

Второе - строительство концертных залов. У нас сегодня на всю Россию три зала, в которых можно дать концерт мирового уровня. Остальное - старые дома культуры.

И третье: каждый год из Московской, Санкт-Петербургской консерваторий выходят сотни выпускников, среди которых тоже есть яркие личности. Но, отучившись, они оказываются у разбитого корыта. Кто-то идёт играть в ресторан, кто-то - в подземный переход. А большинство завязывает с этой профессией, хотя положили на неё лет 20 своей жизни.
Вообще же беда нашей профессии в том, что в ней не существует точного рецепта достижения успеха.

<...>
Если серьёзные музыканты у нас невостребованы, значит, государство не заинтересовано в воспитании слушателей. Пройдёт ещё несколько лет - и в стране будет жить поколение с глухой душой?
- Российская публика - она особенная. Чтобы её завоевать, надо очень стараться. Каждый раз её приходится убеждать - пóтом, кровью, доказывать - приходите на следующий концерт, не пожалеете, я именно тот музыкант, который вам нужен. К тому успеху, который у меня сегодня есть в России, я шёл 10-15 лет. Объездил с концертами почти все крупные российские города - да не по одному разу, выступал чуть ли не забесплатно.

Но государство в принципе не может тащить такую махину, как классическая музыка, нам нужна поддержка меценатов. Серьёзное искусство - это огромные деньги! А вот что государству вполне по силам, так это изменить ситуацию, которая сейчас сложилась в СМИ. Потому что, если мы и дальше будем травить и зомбировать народ этими бесчисленными «фабриками», сериалами и прочим, тогда с новым поколением случится настоящая беда. Да, у нас есть канал «Культура», сохранились какие-то серьёзные издания, но это - капля! У людей должен быть выбор: что смотреть.

Когда я включаю телевизор, у меня возникает чёткое ощущение, что нас специально держат в страхе, показывая эту кровь, убийства. В стране, между прочим, и много хорошего происходит. Только нам почему-то говорят: про хорошее не будут смотреть. Рейтинга нет! Нельзя на всех каналах показывать одно и то же: «За стеклом», «Под стеклом», «В туалете». А если сериал, то непременно тут убили, там замочили, здесь изнасиловали… И самое опасное - что в эту зомбированную толпу вовлекается всё больше и больше людей. А ведь ещё Лихачёв говорил о том, что культурой, историей нашей должны быть пропитаны все: от бомжа до президента. Я порой думаю: если сто человек громко скажут в интервью об этой проблеме, может, кто-нибудь нас наконец услышит?
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #64 : Март 10, 2009, 10:54:40 »
Договор с обманом
// Судьба Булата Окуджавы по Дмитрию Быкову

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1129039&NodesID=8



В серии "Жизнь замечательных людей" вышла биография Булата Окуджавы, которую написал плодовитый писатель и журналист Дмитрий Быков. В его лирическое осмысление жизни и творчества поэта и барда вчитывалась АННА Ъ-НАРИНСКАЯ.
В самом начале автор предлагает читателю договориться. Вернее, принять одно условие. Такое: пусть Булат Окуджава это у нас будет Александр Блок. По мнению Дмитрия Быкова, "в русской жизни 1950-1990-х годов Булату Окуджаве выпало играть ту же роль, которая досталась Блоку". И даже сильнее: "Окуджава был своеобразной реинкарнацией Александра Блока".

Обоих поэтов Дмитрий Быков ласково называет "трансляторами" и иногда нежно над ними подтрунивает: "удивительное дело эти трансляторы: когда есть что (в весьма узком диапазоне, ибо ловят не всякую волну) — транслируют. Когда нечего — пишут никакие тексты".

Насчет "трансляторов", как ни дико звучит это слово в таком контексте, можно даже согласиться. И Блок, и Окуджава, выражаясь по-быковски, ловили волну. Но масштаб и, главное, глубина их "трансляций" несопоставимы. Через музыку Блока мы до сих пор улавливаем тектонические сдвиги породы, а лирика Окуджавы передает мелкие колебания грунта. Не желая того, Дмитрий Быков сам это и показывает. Его длинные разборы лучших (то есть именно "трансляционных") текстов Окуджавы, внедряющие их в контекст современной и предшествующей ему поэзии от Пастернака до Ахматовой, демонстрируют в первую очередь то, что они не выдерживают ни такого подхода, ни такого соседства.

Но Дмитрий Быков уже все для себя решил. И значит, для читателя тоже. На идею единой роли Окуджавы и Блока нанизано все многостраничное повествование, и она протуберанцами вспыхивает, заставляя читателя вздрагивать, наталкиваясь на следующие, например, логические опыты: Окуджава важнее Галича, потому что если Окуджава — это Блок, то Галич — это Саша Черный, "а сравнивать дарование Черного с блоковским не стал бы и самый пылкий адепт "Сатирикона"".

В этом же ключе Дмитрий Быков рассматривает драму последних лет жизни Булата Окуджавы. События, последовавшие за "письмом сорока двух", призывавшее власть к дальнейшим жестким действиям против "красно-коричневых оборотней, наглеющих от безнаказанности", которое Окуджава подписал осенью 1993 года вместе с другими представителями интеллигенции, он приравнивает к блоковской трагедии после "Двенадцати". "После "Двенадцати",— пишет Дмитрий Быков,— многие перестали подавать Блоку руку. После "письма сорока двух" и интервью, в котором Окуджава одобрил применение силы против Белого дома, на минских гастролях поэту устроили настоящую обструкцию, а прекрасный артист Владимир Гостюхин — человек умеренно-патриотических убеждений — публично сломал и истоптал ногами пластинку его песен".

Даже без имеющегося в биографии уточнения — обструкцию устроили представители организации "Славянский собор "Белая Русь"", а "большая часть зала тут же принялась просить прощения за земляков" — ясно, что ситуации рознятся принципиально. Блоку после поэмы "Двенадцать" и статьи "Интеллигенция и революция" перестали подавать руку те люди, которых он считал своими, чьим мнением он дорожил, от этого расхождение с ними далось ему особенно тяжело. Большинство из тех, чьим мнением дорожил Окуджава, вместе с ним подписали "письмо сорока двух". А чувство, которое, как признался Окуджава, он испытал, увидев, как Хасбулатова, и Руцкого, и Макашова выводят под конвоем,— "наконец-то этих мерзавцев прижучивают" — разделяло с ним в тот момент большинство людей, составлявших его аудиторию. К мнению же Владимира Гостюхина Окуджава был, скорее всего, вполне равнодушен.

Вообще-то такая игра в жизненно-литературные параллели вещь не новая — это, надо сказать, отмечает и сам Дмитрий Быков: "аналогия между Бродским и Боратынским давно стала штампом". Да и не слишком плодотворная: "драма усложняется, в ней появляются новые персонажи — пойди пойми, кто в XIX веке был прообразом Ахматовой или Цветаевой". Но он все же очень хочет в эту игру играть: "Кто в этой драме образца семидесятых-восьмидесятых был бы, например, Батюшковым, который в Серебряном веке воскрес в образе Мандельштама? Кто воевал, был контужен, новаторски реформировал русский стих, сошел с ума, прожил шестьдесят восемь лет? Естественно, Слуцкий". Дмитрий Быков вообще хочет играть в такие игры, в которых в конце все сходится. И в результате заигрывается.

Вот, например, как пользуются здесь знаменитейшей окуджавовской строчкой "Я все равно паду на той, на той единственной гражданской...": "В 1993 году Окуджава в первый и единственный раз выступил на стороне государства — он, сказавший: "Власть — это администрация, а не божество". На этой гражданской войне он и погиб четыре года спустя,— пишет Дмитрий Быков,— отправившись в европейскую поездку и заразившись гриппом от Льва Копелева". Эти фразы приходится перечитывать несколько раз, чтобы убедиться, что это не шутка.


Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #65 : Март 29, 2009, 18:53:27 »
Да уж, "метод" г.Быкова весьма оригинальный - искать в одном веке людей по шаблону другого века ? :))
Интересно даже, будет ли этот подход признан "научным" ? :))
Впрочем, чему тут удивляться.
Вот ещё одна история с "великим произведением":

Известное граффити стерли с Берлинской стены

http://www.vz.ru/news/2009/3/29/269885.html



Одно из самых известных в мире граффити, изображающее поцелуй бывшего генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева и руководителя ГДР Эриха Хонеккера, было удалено в процессе реконструкции Берлинской стены.

Рисунок художника Дмитрия Врубеля получил название «Господи, помоги мне выжить среди этой смертной любви» и был одной из главных достопримечательностей столицы Германии. Сам автор, посетивший Берлин на этой неделе, оказался крайне возмущен тем, что его творение исчезло из так называемого «самого большого музея на открытом воздухе в мире».

Ликвидация граффити произошла вследствие масштабных работ по реконструкции, посвященной приближающейся 20-й годовщине падения Берлинской стены. Ведущая восстановительные работы компания The East Side Gallery's Artists' Association утверждает, что заранее уведомила художника о своих планах, после чего выплатила ему в качестве компенсации 3 тыс. евро.


Однако сам Врубель заявил, что ему рассказали лишь о запланированных незначительных косметических работах. Кроме того, художник подтвердил, что ему уже предложили нарисовать точно такое же граффити, однако, по его мнению, новая картина не будет иметь ничего общего с оригиналом, передает Deutsche Welle.

--------------
<конец цитаты>


Надо же, я только был в Берлине и вся эта мазня ещё была на месте :)))
И уже ликдивировали.
Ой-ёй-ёй, какая большая "культурная потеря" :))))))
Нет бы попереживали по поводу того, что весь Берлин при Гитлере своим ослиным упрямством вынудили нас и т.н. "союзников" снести артиллерией во время обороны.
Тоже мне, "граффити" - нашли по чему плакать.
В связи с фамилией художника сам собой вспоминается анекдот:
- Врубель. Хорошая картина. В рубель. И недорогая.

:))

Кстати, немцы мне рассказывали, что они мечтают берлинскую стену поставить на место, чтобы опять отделиться друг от друга, так они друг друга успели достать за последние годы :))
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #66 : Март 31, 2009, 08:46:52 »
Все на защиту Пскова!
Елена Борисова, специальный корреспондент журнала «Эксперт».
http://www.expert.ru/printissues/expert/2009/12/interview_zaschita_pskova/

Псков — сокровищница древней архитектуры, средоточие русского исторического духа, наш фасад в Европу — скоро исчезнет. Для его спасения нужна немедленная мобилизация федеральных сил, считает Савва Ямщиков, председатель Ассоциации реставраторов России


Фото: Алексей Гуляев

— За последние двадцать лет Псков приведен в состоянии более жуткое, чем в июле сорок четвертого, когда фашистов оттуда выгнали. Разрушено все, что можно было разрушить. Загажены и практически уничтожены реки. Была Пскова, чистейшая, сказочная река: с перекатами, на берегу белеют церкви пятнадцатого-шестнадцатого веков. А сейчас там можно снимать римейк «Апокалипсиса» Копполы. Джунгли Вьетнама, а не берега русской реки. Все заросло, грязища кругом. На набережной, в двадцати метрах от церкви Богоявления в Запсковье — это один из уникальных мировых памятников пятнадцатого века, — выстроили четырехзвездочную гостиницу. Церковь же за это время просто сгнила. А была доминантой места… Ну, добились мы вроде, что начали ее приводить в порядок. Приехали недавно, посмотрели, а там евроремонт делают!

— В каком смысле евроремонт?
— Дело в том, что псковская архитектура не похожа ни на какую другую. Такого не встретишь ни в Новгороде, ни в Суздале, вообще нигде. Я когда первый раз в Псков приехал в шестидесятых годах, то подумал: что же за халтурщики тут работали, почему у них все стены неровные? А потом понял, что это такая псковская философия, артистизм, «импрессионистская» кладка. Мастера наносили штукатурку руками, из-за чего обмазка выходила неровной, и казалось, будто все вылеплено из мягкого камня. И когда солнце на стены попадает, то все начинает играть, как живое. Они и иконы так писали: левкас (грунт под окраску или позолоту на деревянных изделиях. — «Эксперт») наносили кистью свободно и неравномерно, не шлифовали, сохраняя фактуру мазков. Поэтому псковская икона мягко сияет в мерцании свечей. Так вот, сейчас, при реставрации, если это безобразие можно так назвать, нижнюю часть церкви заштукатурили, как при евроремонте, и чуть ли не стеклопакеты собираются ставить. И какое отношение этот новодел имеет к нашей истории? Или вот храм Николы со Усохи: в свое время его восстанавливал великий реставратор Борис Скобельцын, и был он невероятной, настоящей псковской красоты, играл снаружи, звучал изнутри. А сегодня он просто убит.

— У нас вроде бы повсеместно так относятся к памятникам.
— Да, разрушение идет страшное. Или подмена. Но Псков еще можно спасти. Если этого не сделать, наше порубежье будет просто оголено. Это же наш фасад, рядом шенгенская зона, граница с Западом. Псков уже потерял всю промышленность, все сельское хозяйство. Ничего там нет, кроме памятников и русской истории. И получается, что мы память последнюю теряем. А ведь там условия потрясающие: климат, пейзаж, экология. Там можно Флоренцию сделать или Ассизи. На этом месте на протяжении тысячи лет ломали зубы все завоеватели: и Баторий, и немцы. Теперь мы сами его разрушаем. Или вот Изборск, где наша духовная почва. На этой заповедной земле уже чуть ли не коттеджи начинают строить. Бред полный! Ведь каждый, кто побывал в Изборске, подышал этим воздухом, увидел эти просторы, понимает, что мы — отсюда, тут наша, русская земля. Генетическая память включается.

— Отчего это с нами происходит?
— Мы забываем себя как народ. Слепнем, глохнем, теряем смыслы. Разлагаем своих детей погоней за удовольствиями, большими деньгами, какими-то мифическими карьерами. Нечисть всякая в телевизоре. Юбилей то певицы, то юмориста… А про настоящее, важное что-то не слыхать. Знаете, для чего нам послан кризис? Чтобы мы что-то осмыслили. Я думаю, что он очистительный. Потому что иначе остановиться и задуматься невозможно. Вот тут мне сказали, что молодежь не понимает, за что Тарас Бульба убивает Андрея, своего родного сына, такого красивого. Любит, но убивает. Почему? Ну подумаешь, с бабой погулял, ну чего такого? Да от позора! Потому что сын опозорил его перед всей Сечью! А у нас на экране девица Ксюша разлагает всю Россию, а ее мама сидит в сенате и даже чернильницу в дочку не может запустить. А эта Рублевка, эта эстрада… чудовищные лица людей, потерявших вкус к жизни.

— Многие к ним тянутся, мечтают о такой жизни.
— Нет, не тянутся. Нормальные — не тянутся.

— Савва Васильевич, это ваша интеллигентская иллюзия.
— Не иллюзия. Просто их бросили, всех этих людей. Примеры какие им показывают? Что это такое — чиновник едет в Куршавель? Почему дети известных людей едут в Куршевель? Раньше приличному человеку нельзя было не побывать во Пскове. А скоро люди перестанут ездить во Псков. Ведь ездить станет попросту некуда. Стена Окольного города сгнила. А дальше, где потрясающий комплекс Гремячьей башни и церковь Косьмы и Дамиана шестнадцатого века, — общественный туалет и горы мусора. Стены изрисованы какой-то похабщиной, и крест на куполе не смущает. А с другой стороны, на фоне русских средних веков выстроили дома в стокгольмском стиле. К кремлю, к Довмонтову городу, пристроили коттеджи с верандами и мансардами! Место полностью испохаблено и убито. Но все молчат. Губернаторы молчат, мэр молчит. Владыка Псковский сидит рядом в Троицком соборе, другой бы на его месте дал всем этим строителям посохом по шее и прогнал, а он — молчит.


Савва Ямщиков Фото: ИТАР-ТАСС

Вот отмечали тысячелетие Пскова пять лет назад. Тогда был губернатор от ЛДПР, Михайлов. Я сказал ему: «Вы не имеете права отмечать юбилей! Если у вас дома не работает туалет, протекает крыша, нет хлеба, вы разве свадьбу играть будете?» — «Нет». — «А как же вы можете, когда город лежит в руинах, устраивать праздничные шествия, Темирканова приглашать с оркестром? Вы можете праздновать этот юбилей только в одном режиме — как 7 ноября 1941 года: пройти вдоль трибуны с лопатами и отправиться чистить город, восстанавливать памятники». Куда там! Отпраздновали, деньги потратили и снова молчат.

— Неужели ничего не делается для восстановления Пскова?
— Мы в позапрошлом году сняли фильм о том, как Покровская башня Псковского кремля — уникальное оборонительное сооружение Европы — разрушается. Когда в шестидесятых годах знаменитый Всеволод Смирнов ее восстановил, это была настоящая сенсация. Но лет пятнадцать или двадцать назад сгорела крыша. И все. Теперь там пьянки, гулянки, сортир. А это символ оборонной мощи страны вообще-то. И когда показали все это по телевизору, у мэра состоялось совещание: мол, и, правда, надо что-то делать с башней-то. Я тогда подумал: ты каждый день мимо на работу ездишь, сам, что ли, не видишь? Или это не твой город? А знаете, какое они приняли решение по башне?

— Какое?
— Дворника поставить! Потом пошли сообщения: на восстановление башни вроде бы выделяется 280 миллионов рублей. А есть такой архитектор Александр Семочкин, подвижник из подвижников, который на тракте Петербург—Псков сделал музей «Дом станционного смотрителя», восстановил имение Набокова в Рождествено, все своими руками. И сын у него великолепный плотник-реставратор, они вместе в Тригорском церковь деревянную восстановили… Ну, в общем, знают они, что сколько стоит. И я их спросил, сколько будет стоить отреставрировать башню. «Миллионов десять-двенадцать, — говорят, — не больше». А псковские 280 миллионов закладывали. Ничего себе откаты! Потом вдруг написали в газетах, что башня выставлена на тендер и ее берет под ресторан господин Батурин, брат жены московского мэра. Но я тут же сказал, что, это только через мой труп. У нас ведь уже готова музейная экспозиция в эту башню — об осаде богоспасаемого града Пскова лютым королем Стефаном Баторием. Там же было чудо явления Богоматери, и синодики сохранились с именами защитников города. Еще мы предложили сделать копии двух полотен: «Осада Пскова» Карла Брюллова и «Баторий под Псковом» Яна Матейко — как бы два взгляда на битву за город, с нашей и с польской стороны, чтобы понять что-то про себя и про нашу историю.

— И что на это ответил Псков?
— Ресторан они не стали там делать, но и музея пока нет. В плане «украшения города» они там часовен чудовищных нагородили. Вот скажите, зачем надо было на привокзальной площади Пскова ставить мемориальную часовню в память об отречении Николая II от престола? Во-первых, он отрекся не во Пскове, а на станции Дно. Во-вторых, если уж так приспичило, может, стоило траурной плитой ограничиться? Ан нет, на плите много не наворуешь. Или вот еще Ольгинская часовня на набережной. Мол, с этого места Ольга увидела, где Псков будет. А я вам таких мест сорок покажу. Эти новые вещи — мертвые, они не имеют отношения ни к истории, ни к плоти, ни к духу. Пора уже оборону Пскова объявлять от всего этого новодела. И стоять чуть не насмерть.

— А церкви все это совсем безразлично?
— Когда церкви в 90−х стали передавать помещения и вещи, мы, человек пятьдесят деятелей культуры, написали письмо в поддержку реституции и отметили, что да, надо возвращать, но только не большевистскими методами. Не выгоняя музеи, реставрационные учреждения, которые для церкви все это и сохранили, спасли. И что же? Напротив кремля, на другой стороне реки Великой, есть церковь Успения от Парома. В тамошней звоннице у Всеволода Смирнова была кузница и мастерская, где он создавал все свои шедевры. Его оттуда выгнали, и он умер после этого очень быстро. И вот та звонница ржавая, вся в подтеках. Оказывается, ее епархия отдала в аренду торговцам с рынка под складирование арбузов, помидоров и картошки. Вместо того чтобы отдать под музей или восстановить кузницу и передать ее артели псковских кузнецов — учеников Смирнова, молодых, красивых ребят, талантливых необыкновенно. Эти ребята делали Стрельну, Астану, храм Христа Спасителя. К счастью, в прошлом году им открыли в центре Пскова кузнечный двор, и там они будут делать все свое ковьё. Но звонница так и остается овощехранилищем. Таково отношение епархии. Псковское ГУВД вот нашло спонсоров, те собрали три миллиона рублей, купили колокола на нее.

— ГУВД, я не ослышалась?
— Ну да. Они саму церковь Успения опекают. Поэтому она и выбеленная вся стоит.И у меня есть надежда на возрождение Пскова. Там молодой губернатор, и если сейчас объявить федеральную мобилизацию, то Псков спасется. Построить гостиницы, нормальные дороги, наладить маршруты, и псковская земля станет одним из центров международного туризма, православного и исторического паломничества. Сделать это можно.

— Что значит объявить федеральную мобилизацию?
— В прошлом году мы провели совещание, в котором приняли участие искусствоведы, археологи, художники-реставраторы, ответственные работники Министерства культуры и массовых коммуникаций, архитекторы, члены московского и псковского отделений общества защиты памятников. Итогом его стало обращение к правительству и президенту, в котором изложены конкретные предложения по сохранению уникальной территории и четко аргументированные требования по финансированию. Мы уверены, что спасти Псков можно только специальным постановлением правительства, вроде того, которое было принято 1 ноября 1945 года о первоочередном восстановлении 15 российских городов, разрушенных фашистами. Ну и, конечно, необходимо участие местных властей. Чтобы Закон о культурном наследии наконец заработал в полной мере. А то совет по культурному наследию, созданный предыдущим псковским губернатором, собирался только раз. А городские власти, судя по всему, не обращают внимания на нарушение регламентов застройки в исторической части города, на то, что в бетон закатывается уникальный культурный слой. Нормальное государство не может себе позволить разбрасываться историей, а здесь этих разрушителей никто даже не наказывает адекватно. В Италии, например, такое и представить себе невозможно. Там к реставрации и использованию зданий, имеющих историческое и художественное значение, очень серьезный подход. Обязательные требования — минимальное вмешательство, консервация, обратимость.

— А есть у нас реставраторы, которые все это возрождать будут? Вот на московских памятниках архитектуры последнее время много «реставраторов» из Средней Азии работает.
— Есть. Надо, чтобы государство чуть-чуть поддержало. Вы думаете, что после войны много денег было? А поддерживали.

— Тогда готовы были работать за кусок хлеба, а сейчас все хотят много денег.
— Уже не хотят. А через два месяца будут хотеть совсем немножко. Настоящие люди вообще спокойно к деньгам относятся. Вот недавно меня пригласили выступить в Дубне, и пришли люди из Калязина, Белого городка, Кимр. Молодежь, священники — тысяча человек примерно. Никто из них не кричал «Слава России!». А я терпеть не могу весь этот квасной патриотизм, когда кричат «Слава России!». Просто говорили о том, что давайте каждый на своем месте будет работать. И все потянется. Вот добьемся мы сейчас восстановления Пскова. Вы знаете, сколько людей родится под это? Мое поколение, например, выросло под задачу возрождения Пскова, Новгорода, воспиталось на этом.

— А мне кажется, что народ у нас дремлет.
— Наша пассионарность пока на нижней точке. И будет тяжело. Но все поднимется. Господь не посылает испытаний тяжелее тех, которые человек может вынести. И если он считает, что еще нужно что-то сделать, то дает нам такую возможность. Вот мой приятель, бизнесмен Александр Иванович Нотин, человек, одержимый историей, который вкладывает средства и душу в молодежное движение «Переправа», часто привозит этих ребят во Псков, где мы проводим с ними мастер-классы по реставрации. И я вам скажу, что удивительные у него ребята. Умные, энергичные. С памятью. И у меня задача — остаток жизни посвятить тому, чтобы поднять с такими ребятами Псков. А если Пскова не будет, тогда и Россия погибнет. С Псковской земли все начиналось, и там может и закончится, к великому сожалению. Конечно, не все от нас зависит. Главное решается там, наверху. Но подвижники и спасители всегда находились. Будут люди не хуже Минина и Пожарского. Я верю в спасение России. Мой друг Владимир Максимов еще на заре перестройки сказал мне: если Россия повалится, от мира ничего не останется. Она потащит все за собой. История показывает, что без оглядки на Россию ничего не сделаешь.


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #67 : Март 31, 2009, 09:24:43 »
Союз нерушимый
Никита Михалков дал на «своем съезде» уроки актерского и режиссерского мастерства



ДАРЬЯ КЛЮЖЕВА, ВИКТОР БОРЗЕНКО
http://www.newizv.ru/news/2009-03-31/107348/

Когда зашла речь о «Золотом орле» и «Нике» – о противостоянии двух премий («михалковской» и «гусмановской»), – Никита Сергеевич сказал, что создавал альтернативную премию, чтобы дать возможность кинематографистам самостоятельно выбирать, в каком конкурсе участвовать, тем более что ««Ника» никуда не делась». «Я против того, чтобы тамада был министром культуры, а шоумен – законодателем киновкусов в стране», – заключил Михалков.

<...>

Про декабрьский съезд Михалков высказался довольно жестко: «Это была попытка рейдерского захвата. Иными словами: попытка либерально-атлантической диктатуры с плохими последствиями. Самое жестокое, что можно было сделать, – это втянуть Хуциева в то, в чем он ничего не понимает и не должен понимать». После этой фразы в зале послышались смешки, хотя другая часть присутствующих зааплодировала.

=============
Отрывки из стенограммы  речи Н.Михалкова на съезде кинематографистов
Полный текст   приведен на сайте 

http://www.polit.ru/kino/2009/03/30/stngrmma.html
<...>

Я считаю, что адвокаты наших оппонентов проделали огромную работу, Например, в своем обращении к членам Союза кинематографистов в п.4 они пишут: 

«…. Союзу кинематографистов России принадлежит на праве собственности здание, расположенное по адресу: Москва, ул. Усиевича, дом 9. Данное здание находится в безвозмездном пользовании у журнала «Искусство кино». Большую часть из занимаемых помещений журнал сдает в субаренду коммерческим структурам и получает с этого законный доход, часть из которого, возможно, направляется в виде наличных денежных средств руководству СК России…»

В связи с этим я хотел бы спросить у одного из вдохновителей «декабрьской революции», которого так остроумно назвали «испанским грандом Дон Дуреем».  

Может быть, он поделился кем ни будь из нас «пиастрами», которые он зарабатывает на этом здании, которое сдается семи организациям по субаренде, абсолютно нарушая закон и в течение долгих лет ни копейки не платя Союзу кинематографистов? Только с прошлого года он предложил платить миллион рублей за эти здания.  

Вы понимаете, что за этим кроется? Значит, здание получено в полную аренду, но – беспроцентную и бесплатную. Это здание Союза кинематографистов! Это наше здание! Да, там находится журнал, - слава Богу. Мне говорит Дондурей: «Ты понимаешь, не надо брать с нас ничего. Мы погубим журнал…» Хорошо, верю, - я привык верить и верю. Но когда после этого выясняется (я не проверял этого никогда, потому что я верил, что это так), когда нам юристы «выкатывают» обвинение, что мы получаем наличные деньги с этого здания, а это здание, которое используется семью организациями, по субаренде Союзу не платит ничего вообще, а на декабрьском Съезде один из инициаторов и духовных организаторов г-н Дондурей устраивает из этого огромный спектакль и рассказывает, что наделал Михалков в Союзе…. 

Ребята, вы что сумасшедшие? Неужели вы думает, что я приму на себя это? Может быть, председатель ревизионной комиссии г-н А. Герасимов, также указанный в этом обращении в п. 6 и почему-то забывший упомянуть это в своем декабрьском отчете, расскажет, как, будучи ректором Высших курсов сценаристов и режиссеров, имея в безвозмездном пользовании площади Союза по Большому Тишинскому, 12, получая с каждого студента от 8 до 15 тыс. долларов, ни одной копейки не платит Союзу. Ни одной! Председатель ревизионной комиссии, который очень обличительно рассказывал о моих чудовищных злодеяниях. (Аплодисменты) 

<...>

Я, как был, так и остаюсь противником того, чтобы тамада становился министром культуры, а шоумэн был законодателем вкусов в кинематографе. Вот почему учреждена наша Академия. (Аплодисменты).

Меня могу поправить, что со мной не согласятся. Но это имеет абсолютно принципиальное значение. Что такое влияние? Что такое влияние? Это не просто господин Гусман будет бегать и рассказывать, какое кино хорошее, какое – плохое. Он и так это делает каждый день на всех каналах. Я оговорюсь сразу – «Нику» получали достойнейшие люди. Я их очень уважаю. Я сам получал «Нику». Всё было, всё. Но я говорю о принципе, принципе, который существует; о принципе, который прикрывается порой этой «Никой». Картина, разрушающая сознание человека, меняющая его вектор созидательного отношения к своей стране, к своей культуре, традиции и т.д. получает 5 наград каких-то. «Как же так» - думает зритель, «Я полфильма на экран смотреть не мог, может я чего-то не понимаю, а загляну ка я в газету». И в газете яйцеголовые критики ему популярно объяснят, что мерзость, которую он видел, это он сам и есть. Терпи и смотри.

Как же эти мои слова поймут мои противники? Михалков против правды! Михалков государственный лакировщик, Михалков хочет зажать рот честному художнику, Михалков против артхауза. Да полноте, господа. Как говорил один мой знакомый официант – «Не путайте острое с белым».

<..>

Одно дело – прожитое, пережитое, пусть даже жестокое и несправедливое, но освещенное состраданием. И другое дело – презрительный взгляд из окна благоустроенной квартиры на тот самый народ, или на «эту» страну. Нет, вовсе я не променял арт-хаус на, так называемое, коммерческое кино, но в такой державе, как Россия кинематограф не может удержаться только арт-хаусом, или фестивальным кино. Не сможет! Он сможет выжить только тогда, когда существует кино большого стиля, кино большого масштаба, соответствующего масштабам страны. Вот почему Кира Муратова, Андрей Тарковский, Отар Иоселиани, будучи такими разными художниками, так органично уживались с Сергеем Бондарчуком, Игорем Таланкиным и Юрием Озеровым. (Аплодисменты).

<...>

Появившиеся в том же издании в начале февраля 14 тезисов Матизена являются заголовочными элементами большой пиаровской разработки, скелетом, на который исполнители заказчика наращивают мясо информационной войны, которая отличается четкой структурой и ясным целеполаганием. По убеждению руководства или по иным причинам «Московский комсомолец» фактически выступил «паровозом» проекта. Тем не менее, сходный по характеру, но меньший по объему пакет информационных ориентировок был направлен предположительно в адрес информационного агентства «Росбалт», в газету «Коммерсант», в газету «Комсомольская правда», в газету «Новые известия», в редакцию «Радио свободы» и в редакцию «Эхо Москвы». В качестве сливного издания использовался журнал «Собеседник». В частности, там был опубликован материал «Тайное вечере» с участием зятя Никиты Михалкова. Звенящая фальшивка! Звенящая просто! Далее пошел, как выражаются пиарщик копипаст. Грязь, знаете ли, имеет обыкновение стремительно растекаться. Так, к марту была достигнута запланированная верхняя планка – более 200 негативных публикаций на фоне 77 публикаций в нашу пользу. Посмотрите на эту схему и вы увидите, что работает лучше, режиссерская и актерская известность, как написано в претензии ко мне или большие деньги. Сколько же стоит такая работа? – обратился я с вопросом к профессионалам. Они ответили: если учесть объем размещения, рыночная стоимость подобной войны может быть оценена в размере от 450 до 500 тысяч американских долларов. Откуда у кинематографистов такие деньги? Я не думаю, что они появились в результате призыва Матизена на сайте кинокритиков приносить кто сколько может в комнату № 8 в Союзе кинематографистов для борьбы с Михалковым. (Аплодисменты).

Трудно мне себе представить нашего брата, несущего 1000 долларов в боевую копилку революционного движения И, конечно же, не там все они были собраны. Только в 8 комнате собирал копейки Матизен, думаю, что не зря, потому что эти копейки пошли, может быть, на другие интересы. А вот то, что он сообщил другой счет, чтобы собирать деньги, с реквизитами, это точно. И счет этот находится в Нью-Йорке. В Нью-Йорке, в Нью-Йорке есть счет для того, чтобы решать проблемы Союза кинематографистов России. (Аплодисменты). 

<...>

И вот круг этих московских кинематографистов выдающихся, он сузился до 15-ти человек. Это – Говорухин, Бардин, Гусман, Щербаков, Финн, Дыховичный, Ярмольник, Волчек, Семаго и Рощин. А также закаленные и проверенные в борьбе против нашего Союза – Лонской, Мурса, Мотыль, Фатеева, Цимбал.

Какова же цена этого подарка?

Итак, вышеназванные выдающиеся кинематографисты 30 июня 2003 года от ЗАО «Киноцентр» получили в качестве безвозмездного имущественного взноса – подарка, в полную собственность 3164,2 квадратных метра лучших площадей Киноцентра на Красной Пресне в Москве. Оценочная стоимость этих площадей - 31 миллион 650 тысяч американских долларов. (Аплодисменты).
<...>

« Последнее редактирование: Март 31, 2009, 14:09:03 от Сергей_Quark »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #68 : Март 31, 2009, 19:49:29 »
Вообще, это просто поразительно, что там устроили в этом "союзе" - позорище на всю страну и даже на весь мир. Я считаю, что сейчас самое главное, если оно вообще было, конечно (я не в курсе), оставить всю эту братву без государственного финансирования. Пусть живут сами, как хотят.
« Последнее редактирование: Март 31, 2009, 20:00:24 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #69 : Апрель 07, 2009, 11:21:29 »
Питерцы подают в суд на Ренату Литвинову
Ирина Тумакова (Санкт-Петербург)

http://www.izvestia.ru/culture/article3127116/

Чрезвычайно нестандартная сценическая версия гоголевских "Записок сумасшедшего", представленная Александром Башировым и Ренатой Литвиновой с участием композитора Олега Каравайчука, вызвала очень бурную реакцию питерских театралов. Зрители никак не ожидали, что даже в День дурака, 1 апреля, с ними да за их же деньги сыграют такую шутку. Обратившись к авторам проекта за комментариями, "Известия" выяснили, что, оказывается, некрасивая и злобная перебранка между артистами и зрителями, в которую вылился спектакль, была не только запланирована, но даже может принести им дивиденды.

..."Просто безобразие!" - сверкала глазами молодая зрительница, на ходу комкая и кидая в урну питерского ДК Ленсовета купленные за 4500 рублей билеты на спектакль "Записки сумасшедшего. Гипотеза" в постановке Александра Баширова с участием Ренаты Литвиновой.

 Я знаю, что написано около сотни "записок сумасшедших", - вальяжным голосом прокомментировал жалобы зрителей директор фирмы - организатора шоу Игорь Гришин. - Люди жалуются - мол, шли на спектакль, а попали непонятно на что. Но их же предупреждали: "Записки сумасшедшего. Гипотеза". А гипотеза может быть любой.

А во втором действии, собственно, и были "Записки сумасшедшего".

Томная Рената Литвинова в элегантном желтом платье с песцовым (на вид) боа сделала загадочный жест рукой с зажатыми в ней листочками бумаги: "Николай Васильевич Гоголь. Записки сумасшедшего. Я пошла..." "Иди", - напутствовал ее партнер - Александр Баширов. Она села к туалетному столику. Зал затих. Баширов откашлялся... И началось.

Изумленная публика терпела, пока артисты обменивались репликами о забытой строке или потерянной странице, настороженно молчала, когда за спинами актеров женщина в украинском костюме и венке с лентами стала развешивать разноцветные тряпки, а человек в галстуке бесцельно бродить по сцене... Но когда Рената Литвинова, как говорят в театре, "раскололась" - не к месту засмеялась над тем, что они с партнером вытворяют, зал не выдержал. Раздались свистки, улюлюканье стало адресным.

...Тут и начался долгожданный, безудержный и свинский скандал. В ответ на реплики зрителей томная Рената не лезла за словом в карман: "Ты сказала? Женщина, как вас зовут? В полосатом свитере! Кто вас сюда пригласил, вы же не купили билет? Неужели вы, женщина в полосатом свитере, знаете Гоголя?". Баширов с удовольствием подключился: "Да ладно, не парься, люди живые..." Народ громко жалел о потраченных деньгах. "Вы получаете то, что вы заслужили!" - кидала, покачивая бедрами, Рената, и меховое боа подметало сцену.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #70 : Апрель 07, 2009, 19:35:47 »
Питерцы подают в суд на Ренату Литвинову
Ирина Тумакова (Санкт-Петербург)

http://www.izvestia.ru/culture/article3127116/

Чрезвычайно нестандартная сценическая версия гоголевских "Записок сумасшедшего", представленная Александром Башировым и Ренатой Литвиновой с участием композитора Олега Каравайчука, вызвала очень бурную реакцию питерских театралов. Зрители никак не ожидали

А почему вы не процитировали самое интересное ?  Это достойно размещения и обсуждения целиком.
Понимаете, какая вещь ........
В этой заметке пересекается тематика сразу нескольких наших потоков, трёх, как минимум: "какая нужна правда в опере", "шарлатанство авангарда 20-го века" и "конец времени композиторов и исчерпанность музыки" в контексте обсуждения музыковедческих идей Вл.Мартынова. Последний мы пока что не развернули, но тем не менее.
На самом деле ведь устроители этого "шоу" абсолютно ПРАВЫ: на этом действе не должны были оказаться люди посторонние, потому что это изначально и принципиально было задумано как этакое <<театральное 4'33''>>.
Вспомните этот давно уже, ещё со времён Кейджа, набивший оскомину приём: объявить пьесу, выйти к роялю и ничего не сыграть.
Удивительно, но на кого-то это ещё может действовать сегодня как нечто "новое" :))))))
А если всё-таки может, то это свидетельствует лишь об интеллектуальной ограниченности публики. Вообще, если у кого-то хватило ума за 3-4-5 тыщ рэ покупать билеты на Ренату Литвинову, то это само по себе уже свидетельство отнюдь не в их пользу, так что мне их совсем не жаль. Кстати, со стороны устроителей шоу гениальная мысль - опубликовать заявления этих недовольных с их требованиями вернуть деньги за билеты )) Представляю себе, что они там понаписали :))))) А если будет суд, то это будет лишь продолжением всего этого маразма, так сказать, на ниве реальной жизни. Вот если бы там до драки дело дошло и если бы разъярённая публика сорвала с актёров одежду и в голом виде пустила их по улице, чтобы проверить, развлечёт ли это прохожих, то такой финал развеселил бы всех гораздо больше. И хотя в этом случае суд имел бы все шансы приобрести уголовный оттенок, сие "разоблачение" впредь поубавило бы прыти желающим устраивать подобные мероприятия.
На самом деле, в данном случае актёры и устроители шоу, разумеется, как это следует из смысла комментариев, состояли в некоей договорённости с установкой на скандал: они устроили т.н. "ужин с дураком", в роли которого выступила ЧАСТЬ публики, которая поддалась на провокацию. Та же часть публики, которая была морально готова к этому и как раз именно в этом роде чего-то и ожидала, получила удовольствие, так что "каждому своё".
К примеру, когда я сам из любопытства хожу на подобные действа, допустим, на авангардистские мероприятия (не поворачивается язык назвать эти сходки "концертами") или на какой-нибудь театральный стёб, то мне не приходит в голову ВОЗМУЩАТЬСЯ содеянным ими, т.к. я принимаю "правила игры" и осознаю, что шабаш какими-либо законами приниципиально не руководствуется. Что бы там ни происходило, я встречаю со снисходительным спокойствием как неизбежность - и я думаю, что это единственно правильная линия поведения: с волками жить по-вольчьи выть.
Однако я полагаю, что в данном случае всё же имел место элемент обмана: ведь слово "гипотеза" в названии пьесы "по Гоголю" невозможно однозначно интерпретировать в духе того, что имело место в реальности, поэтому я считаю, что зрители были введены в заблуждение.
Кстати, если тем, кто намеренно "шёл на Литвинову" и платил за это деньги (это само по себе смешно, ха-ха: ПЛАТИТЬ деньги за Литвинову ! По совокупности её "театральных качеств" она сама должна платить за то, чтобы на неё кто-то смотрел  :), я могу лишь сказать "за что боролись, на то и напоролись", то тем, кто СЛУЧАЙНО попадёт на такие мероприятия, я могу кое-что порекомендовать: встречайте всё подобное со стоическим спокойствием, не кричите, не нервничайте, не бегите жаловаться, не пишите заявлений. Ведь нынешние актёры не имеют настоящей театральной школы, поэтому уверяю вас, что если вы сами будете держать "мхатовскую паузу" в продолжение их выкрутасов, то актёры не выдержат непосильной для них нагрузки и обнаружат весь свой непрофессионализм :)))) Не надо включаться в их замысел, не надо им помогать "играть": не уходите, но и не реагируйте, не откликайтесь на провокации, лучше хихикайте и наблюдайте, как они будут барахтаться в этом во всём :)))) Поверьте, ТАКОЕ зрелище полнейшего ничтожества повеселит вас гораздо больше и вполне оправдает ваши моральные и материальные издержки, даже если они по какому-то недоразумению имели место.
Но я ещё раз повторяю, что тех, кто ПО СВОЕЙ ВОЛЕ ходит "на имена", мне совсем не жаль.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #71 : Апрель 09, 2009, 18:24:04 »
А вот отношение здесь отношение к событию "прогрессистов" :):

На единственном истинно гоголевском из всех юбилейных событий испытывали катарсис ВЛАДИМИР РАННЕВ и МИХАИЛ ТРОФИМЕНКОВ

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1148773

По жанру это была арт-провокация или арт-скандал в высшем смысле слова: нечто живое, непредсказуемое, опасное, уникальное в эпоху предсказуемости зрелищ и нежелания художников рисковать. <...>

Колоссальная провокация — сам состав участников. 81-летний Олег Каравайчук, — великий классический композитор и, как и Гоголь, на которого он похож, фрик, городской сумасшедший, до которого никому нет дела. Рената Литвинова и Александр Баширов — ньюсмейкеры для тех, кому безразличны их безусловные таланты. Когда такие люди оказываются на сцене битком набитого зала на 2,5 тыс. человек, образуется гремучая смесь.

Ждали, что Олег Каравайчук сыграет на рояле с наволочкой на голове или спрячется и не придет. Но никто не ждал, что он будет долго ходить и стоять на сцене, вслушиваясь в собственную фонограмму: это тоже было немой музыкой, с ритмом и кодой. Тем более, никто не был готов к тому, что он разразится столь же долгим монологом. Это был момент чистой экзистенции<...>

Зал надрывно свистел, хотя концертов много, а услышать со сцены безумный и искренний монолог о жизни и смерти можно лишь раз. Люди не слышали, что этот чудак говорит голосом Гоголя, воплощая абсурдную и сентиментальную ноту Петербурга: "Вы свистите, вы всю мою жизнь просвистели".<...>

Олегу Каравайчуку орали: "Играй, давай!". От господина Баширова требовали: "Сашка, пляши!". Он спорил с Ренатой Литвиновой, кто читает за собачку Меджи, а зал верил, что они впервые видят текст и правда перепутали странички, хотя это был этюд на тему гоголевского: "Чертовски неровный слог. Тотчас видно, что не человек писал". Когда господин Баширов читал по тексту: "Тьфу, к черту! Экая дрянь! Ничего, ничего... будем продолжать", — казалось, он подбадривает партнершу. Зато отсебятина а-ля "обосраться и не жить" прокатывала как текст Гоголя.

Возможно, если бы они не нарвались на такое количество гоголевских персонажей в зале, читка, пусть и отличная, была бы лицедейством и только. Но, проявив незаурядное самообладание, они вступали в перепалку с залом, как средневековые артисты на ярмарке, хотя звездам проще плюнуть и уйти со сцены. Заимствованная из фильмов Киры Муратовой интонация Ренаты Литвиновой гипнотизировала крикунов: вспоминался рассказ Олега Каравайчука о том, что его музыка вызывала у слушателей кому.

Когда же на сцену вкатили на тележке девушку в черном, а потом она держала микрофон девушке из группы певуний в украинских платьях, зал не узнал Земфиру, изначально на сцену не собиравшуюся. Впрочем, что там Земфира — Петербург не узнал Гоголя, явившегося в своем подлинном, сумасшедшем, пугливом и надменном, а не каноническом облике.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #72 : Апрель 10, 2009, 17:35:03 »
«Сначала надо возрождать себя, а потом – свою страну»
09-04-2009
Очередной гость проекта нашей газеты «Выдающиеся люди России» – художник Михаил Шемякинhttp://www.nevskoevremya.spb.ru/kultura/5231/snachalanadovozrazhdatsebya/

Михаил Шемякин приехал в Петербург, как обычно, на несколько дней – решить деловые вопросы, а заодно и получить премию имени Людвига Нобеля, принять участие в мистерии «Гоголь» и в вернисаже в редакции журнала «Звезда», где
47 лет назад прошла его первая выставка. Там же, в «Звезде», состоялась презентация книги Владимира Иванова «Петербургский метафизик. Фрагмент биографии Михаила Шемякина» (издательство «Вита Нова»). С одного из размещенных в монографии рисунков молодого Шемякина мы и начали наш разговор.

– Михаил, рисунок «С чего начинается Родина?» датирован 73м годом. Вы уже два года находились за пределами Советского Союза…
– Да, совершенно верно, 73й год. А годом позже была моя первая выставка на Западе с моим присутствием. Ну, естественно, не без присмотра определенных органов, которые во все страны были внедрены. Конечно, такая фигура, как Шемякин, не могла оставаться без внимания. Хотя никаким диссидентом я никогда не был, политикой не занимался. Просто был инакомыслящим. Но в то время и мыслить инако от партии было грешно и преступно. И, естественно, на мою выставку первыми пришли искусствоведы в штатском, которые были при посольстве Советского Союза. Я сразу вычислил трех гэбэшников, которые толклись с мрачными физиономиями, разглядывая мои работы. Но больше всего их поразили не работы, а то, что в зале звучала – постоянно крутили песню из кинофильма «Щит и меч» – «С чего начинается Родина?». Гэбэшники както переглянулись между собой, очень хитро на меня посмотрели и вышли. И больше не появлялись. Может, они песню приняли как какойто знак, а меня за разведчика или за «крота», которого внедряют во Французскую Республику.

Нам с моим другом, философом и искусствоведом Владимиром Ивановым, очень нравился фильм «Щит и меч». И в то время многие мои рисунки (начинал я их делать в России, а продолжил на Западе, в эмиграции) носили название – рефрен популярной песни – «С чего начинается Родина?..». Там и зарисовки моего детства, которое проходило в Кенигсберге, и те, что связаны с романтической, нищенской юностью в Петербурге.

– Так с чего же все таки для вас начинается Родина? Я так понимаю: у Шемякина есть все основания сказать: «Со старой отцовской буденновки…»
– Совершенно верно. В том числе и со старой отцовской буденновки. Отец мой служил в Гражданскую, и его буденновка у нас хранилась дома. Я ее таскал. То, что сейчас иногда под видом буденновки втюхивается иностранцам на сувенирных лотках, – натуральные «фальшаки». Буденновский шлем – утепленный, в нем не страшны никакие морозы, и он необычайно тяжелый.
Хотя по рождению я и принадлежу к старинным дворянским родам (по матери – к Предтеченским), в душе всегда был революционером. Я с детства помню почти все песни времен Гражданской войны. Я слышал рассказы отца, который фактически был воспитанником маршала Жукова. Человеком, как вы знаете, имеющим шесть боевых орденов Красного Знамени. А три – у меня есть документы – были, как говорят в России, простонапросто зажилены. Потому что иначе это был бы «перебор» и у людей возникал бы естественный вопрос: почему же полковник Шемякин, имея столько высших наград, не получил генеральские погоны?
  
– Михаил, вы родились в Москве, но, по большому счету, для вас Родина должна была начаться в подростковом возрасте, когда вы вместе с отцом вернулись в Советский Союз из Германии.
– Да. Где-то с 12 лет. Я рос в Саксонии, среди гор и фантастических замков; некоторые были руинами, некоторые – в прекрасном состоянии, те, которым удалось избежать бомбежек. И попав в прямой, вычерченный Петром I по линейке город, я себя чувствовал в нем предельно неуютно. Я, безусловно, привыкал к Петербургу долго. Мне он не очень нравился. А потом, когда я его понял и разгадал, влюбился на всю жизнь. И он стал одним из любимейших моих городов.

– У вас была возможность сравнивать и уровень жизни в Германии и Советском Союзе…
– Ну, конечно, в Германии была иная жизнь. Спокойная. Тем более что мой отец занимал должности коменданта нескольких городов, у него были некоторые привилегии: большой дом, адъютанты… Охота на кабанов, на оленей, зайцев. Послевоенные леса Германии были заполнены дичью. Немцам запрещалось иметь оружие, даже охотничье. Поэтому русские солдаты возвращались с охоты – машины загружены оленями, кабанами. Отец обычно брал меня с собой на охоту. Я приходил в восторг от природы, совершенно сказочной. И в общем, любой город на меня действовал удручающе. А прямые улицы – это то, к чему я не привык. Да и немецкого уюта в Питере не было.

– В Питере вас ждала коммуналка, где, как пел ваш друг Владимир Высоцкий, «на сорок восемь комнаток всего одна уборная…».
– Да, здесь – коммунальная квартира! Отец был уволен из армии за то, что проявил верность маршалу Жукову, оказавшемуся в опале. Четверо офицеров – помоему, все они были северокавказцами, и отец в их числе – поехали навестить Георгия Константиновича. Поехали, понимая всю ответственность этого своего шага. Но отец иначе поступить не мог. И через две недели его попросили из армии. И когда мы приехали в Россию, нас запихнули в шестиметровую комнату. А мы – отец, мама, я и сестра – приехали с 12 охотничьими собаками. Представляете: в шестиметровой комнате?! И проход в комнату был через кухню!

– Так за что же можно было полюбить Родину? Там – особняк, охота поцарски, а здесь – шестиметровая комната, проход через кухню…
– Когда я поступил в художественную школу, для меня открылся Эрмитаж, Русский музей, Этнографический музей. Я настолько был увлечен искусством, что влюблялся во все, что с ним связано. В конце концов, кабаны – это не самое главное.

– От одного из ваших соучеников по СХШ я слышал, что вы тогда уже, 15летним подростком, утверждали, что хотите и будете великим художником… Помните, тот же Высоцкий в анкете писал: «Хочешь ли ты быть великим?» – «Хочу и буду». И второе – что вы уже тогда мечтали жить во Франции.
– О Франции я мечтал и никогда не скрывал этого. А вот что я буду великим – это явное преувеличение.

– Художником, художником! Не просто великим человеком, а художником.
– Нет, нет, – я просто хотел стать профессионалом. Мании величия у меня нет и не было. К счастью. Что дает мне возможность экспериментировать, отказываться от какихто поисков, которые я считаю неудачными. Сегодня Шемякин работает, допустим, в технике акварели, завтра он переключается на театральные костюмы. Мне удается избегать однообразия. Когда художник изобретает один стиль и настолько боится, что его не узнают, он всю жизнь его придерживается. Мой старший товарищ и учитель Леонард Баскин называл это самоедством. Он Шагала называл самоедом. Многих художников. Войдите, допустим, на громадную экспозицию Уорхолла, от скуки просто сядете на пол. Для меня всегда был идеалом Пабло Пикассо. То есть человек, который сегодня мог заниматься голубым периодом, послезавтра – кубизмом, абстракционизмом.

– В данном случае меня больше интересует, в самом ли деле вы мечтали о Франции.
– О Франции? Да. Почему? Потому что для нас, молодых, в 60е годы «Париж – это праздник, который всегда с тобой», «увидеть Париж и – умереть!». Конечно, все мы бредили Парижем. Сезан, Ван Гог… «Письма Ван Гога» в то время были опубликованы. Душа рвалась именно во Францию, в Париж, в котором я… прожил десять лет, и оттуда, изрядно разочаровавшись, бежал в Америку. На долгие три десятилетия.

– Вам «предложили» уехать не в Германию, не в ФРГ, Австрию, а именно во Францию?
– Нет, мне КГБ предложил любую страну, я выбрал, естественно, Францию. Хотя, скажу вам по правде, если бы мне, знаете, как говорится, снова была подарена жизнь и было бы, допустим, 27 лет, я бы снова уехал в Америку. Потому что я попрежнему считаю, что это одна из самых динамичных стран. Пусть там не совершенная демократия – совершенного ничего нет на этом свете. Но для меня самое главное, что там можно все время с чемто экспериментировать. Это страна нескончаемых экспериментов. Чего про Россию не скажешь. Ибо здесь – один и тот же нескончаемо повторяющийся эксперимент.

– Владимир Семенович Высоцкий пел: «Не волнуйтесь, я не уехал, и не надейтесь, я не уеду!» Вы уехали. Не будем говорить, по каким причинам. Хотя скажем! Почему? Потому, что прозвучало: я инакомыслящий. А один умный человек сказал: я не инакомыслящий – я мыслящий.
– Гм. Это хорошо сказано.

– Высоцкий в силу того, чем он занимался, для чего он был предназначен, не смог бы жить вне России. Художник может. Может жить в любой точке мира и…
– Вы знаете, мы с Володей говорили об этом много раз. И Володя знал с моих слов печальную судьбу в эмиграции Александра Галича. Галич как певец кончился раньше, нежели его убил ток. Первый концерт Галича – в престижнейшем зале, аншлагпереаншлаг. Не пробиться. Еще была жива эмиграция первой волны. Когда Галич стал петь о сортирах, многие пожилые дамы, княгини, принцессы, демонстративно поднеся платок к носу, выходили из зала. Ихние ушки не могли это слушать, да и то, о чем он пел, не воспринимали, не понимали. Второй концерт – зал наполовину. Третий концерт – не собрали и четверти зала. Галич поехал в Израиль. Потом – полная бездеятельность. И он решил сам выпускать свои пластинки, потому что никто ничего не предлагал. Вот он и купил сложнейшую аппаратуру и решил сам ее освоить…

Володя знал это все. И он мне говорил: «Мишка, ну что я могу? Я бы хотел, допустим, жить, условно скажем, на Западе и работать. Языка не знаю. Как Галич дам два-три концерта, а потом что? Петь где-нибудь в ресторанах? Я этого не хочу». Но когда он вернулся из Америки, она настолько его увлекла, что он стал говорить (помоему, у меня гдето даже письмо есть): «Мишка, мы с тобой должны жить в Америке!» В Америку он просто влюбился. Так же, как влюбился я. Его уже мало интересовало: будет он петь, не будет он петь. Наверное, это был просто такой душевный порыв. Никуда он, конечно бы, не уехал. Это было незадолго до его смерти.

 – Я знаю, что Россия вам близка не только как историческая родина. Вы интересуетесь всем, что здесь происходит. Даже сериалы наши смотрите…
– В любом случае я все равно в России бы не остался. Потому что тратить свою молодость на борьбу с этим бюрократическим аппаратом, который разрастается день и ночь, я все равно бы не стал. И не стал бы рисковать. Потому что я все равно персона, не совсем угодная многиммногим власть имущим. И по сегодняшний день. Не скажу, что я себя чувствую уютно здесь. Не скажу, что я не опасаюсь за свою жизнь. И у меня есть все основания за нее опасаться. Но я считаю, что понятие родины – высокое чувство людей, которые обладают определенными духовными качествами. Может, это слишком сложное и слишком большое понятие. А понятие служения родине – это еще более сложное понятие. Я фактически всю свою жизнь служил и служу России. В области изобразительного искусства нельзя не заметить мое постоянное подчеркивание, что я – русский художник, российский художник. Уже долгие годы, где бы мне ни хотелось жить, в Америке – не в Америке, я знаю: я нужен родине. И я совершил сложнейший переезд из Америки во Францию. Девятнадцать контейнеров – представляете? Никто не думал, что можно решиться на такой переезд! Для того чтобы не мотаться через океан.

– Я понимаю, что вы по Петербургу не ходите пешком…
– А я не могу ходить пешком. По одной причине – меня узнают!

– Но и из окна машины видны разрушения в исторической части города…
– Я полностью согласен с Даниилом Граниным, который сказал, что немцы во время войны не нанесли Петербургу такого ущерба. Но говорить, кричать, орать кажется уже бессмысленным. К тому же, как только начинаешь этим возмущаться, начинаются угрозы. У меня пытались отнять помещения фонда – то, что дал мне Путин, Сокурова выбросили из театра, ну и так далее.

– Михаил, интервью вы даете не только в России. Говорите ли вы там о том, что творится в Петербурге? Насколько людям на Западе близки наши проблемы?
– Ну, вы знаете, простые французы вообще не знают, что Петербург существует. Слышали, что Наполеон ходил на Москву. А интеллигентные люди, особенно те, кто бывал и бывает в Петербурге, пытаются както повлиять на происходящее. В том числе и через ЮНЕСКО. Но это опять же узкая группа людей. Ктото из них имеет вес, а ктото из них простонапросто очень любит Петербург, и только.
Я недавно читал об одной англичанке, которая долгие годы живет в Ковенском переулке. И когда там взорвали несколько домов ради того, чтобы построить какойто пятизвездочный отель, она написала: «Я англичанка, но я так люблю этот город, что я не понимаю, как вы можете допускать этот вандализм».

– Существует две вечные российские беды – дураки и дороги…
– Только две, считаете?

– Я как раз и хотел спросить: с течением времени количество бед не увеличивается? Вы еще назвали чиновников, которые далеко не всегда дураки, чаще – негодяи.
– К несчастью, у советского человека, так же как и у постсоветского, нет понятия того, что у него должна быть своя земля, свой дом. Своя родина. Что должен существовать и исполняться закон. Все эти аля патриотические лозунги типа «Мы возродим Россию!» – ерунда. Надо возрождать прежде всего самого себя. А потом уже будем говорить о возрождении великой России. Россия из чего состоит? Она состоит из нас, верно? А здесь что? Раскованность начинают путать с распущенностью. Свободу и демократию – с анархией. Это все, к сожалению, «наследие прошлых времен».

– Сколько, по-вашему, должно смениться поколений, чтобы в России наконецто был наведен относительный порядок?
– Думаю, что, если будет продолжаться то, что сейчас продолжается, очень много. Оптимисты говорили: одно, два, три. Но, наблюдая, что происходит, я думаю (не дай, конечно, бог!): процесс может затянуться.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #73 : Апрель 11, 2009, 18:44:25 »
Посмотрела вчера фильм К.Серебренникова "Юрьев день". 
Какая ж конъюнктурная галиматья, по большому счету! Преподносимая с многоумным видом.
Уже после первых 20-ти минут общие контуры сюжета были предсказуемы, а по прошествии ещё какого-то времени уже вполне можно было предугадать детали. Ясно было, что для полного счастья (режиссера) героине не хватает изнасилования или "любви" с кем-нибудь из "убогих" местных - и точно, чуть не случилось одно и произошло другое. А там и "дорога в храм" уже наметилась. Уж не смешили бы таким примитивизмом.
Под конец я уже изредка поглядывала на экран, поднимая глаза от нот скрябинской сонаты :)).
По количеству чернухи фильм, наверное, может потягаться со многими лидерами в этом направлении. Потом удивляемся, почему о нас думают, что мы ходим в лаптях и ватниках.
Музыка С.Невского - :))). Снова "партийность". Одни и те же лица в разных сочетаниях.
Думаю, что для иллюстративности "бздмн" ещё лучше коррелировал бы с фильмом. Как не догадались?
Идеология та же! Один в один.
И словечки "постмодернистский стёб" и т.п., прозвучавшие в обсуждении - как это ново!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #74 : Апрель 11, 2009, 18:57:59 »
Посмотрела вчера фильм К.Серебренникова "Юрьев день". 
Какая ж конъюнктурная галиматья, по большому счету! Преподносимая с многоумным видом.
Уже после первых 20-ти минут общие контуры сюжета были предсказуемы, а по прошествии ещё какого-то времени уже вполне можно было предугадать детали. Ясно было, что для полного счастья (режиссера) героине не хватает изнасилования или "любви" с кем-нибудь из "убогих" местных - и точно, чуть не случилось одно и произошло другое. А там и "дорога в храм" уже наметилась. Уж не смешили бы таким примитивизмом.

Вы не поверите, но я случайно тоже попал на эту передачу, но я не смотрел фильм целиком, потому что у меня на подобное "искусство" установлен "модератор" :))))))) Я занимался домашними делами, зато обсуждение фильма было прикольным :))
Собственно, в этой передаче сам предмет НИКОГДА не интересен - зато потом какое словоблудие вокруг него, какое толчение воды в ступе, какая буря в стакане воды :))
Больше всего меня насмешило то, как в самом конце авторы фильма чуть ли не со слезами на глазах истово всех благодарили за отклики: собственно, отчего бы и не поблагодарить, ведь где и когда ещё подобную дребедень могут показывать, как не тёмной ночью на российском ТВ ?
От слов "дорога к храму" меня тошнит уже с момента просмотра и дальнейшего обсуждения "Покаяния" в 80-х гг - уже там вполне проявилась та примитивщина, которая со временем размножилась чисто количественно и, как видим, продолжает размножаться.
Тоска-аааааааа .......

А вообще, знаете, какой я диагноз поставил бы нашему нынешнему ТВ и нашей интеллигенции по просмотре передач с её участием ? Имею в виду "Апокриф", "Культурную революцию", этот самый "Ночной Гордон" и прочее в этом же духе.
Началась опять эпоха демагогии, ужасно напоминающая 60-70-е годы ХХ-го века: темы высасываются из пальца, кипят страсти на пустом месте, из мухи раздувают слона, приглашают "уважаемых людей", обсуждают разную ерунду, но при этом делают вид, что заняты "важным делом" и т.п. :))
Эффект "дежа вю": так и хочется сказать, "где-то я уже это всё видел".
Где ?
Ну как "где" - в Совдепии :)) Это же натуральный совок.

А с другой стороны, может, это и хорошо ? :)) Пусть лучше выпускают пар в пустопорожних дискуссиях: это у них лучше получается, чем "лучшей жизни" добиваться :))))))
Видать, надорвалась наша интеллигенция: "устала от реформ" :)))))) В застое-то ей так сладко было, она небось и сама этого не понимала - а вот сейчас погружается опять в трясину своего "мелкотемья" и своих междусобойчиков.
И никому, кроме них, это всё не нужно.
Факт.
« Последнее редактирование: Апрель 11, 2009, 19:34:01 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица