Автор Тема: Пространство культуры. Кто есть кто?  (Прочитано 21882 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #75 : Апрель 14, 2009, 19:28:54 »
Вот, увидел по телеку, нашёл ссылку и прочитал:

Горьковские "Дачники" стали предметом порноскандала в Калининграде
15:22 03/04/2009

http://www.rian.ru/culture/20090403/166964896.html

КАЛИНИНГРАД, 3 апр - РИА Новости, Вадим Смирнов. Общественная организация Калининграда обвинила областной драмтеатр в использовании порнографии в спектакле "Дачники" по Горькому, однако худрук театра Евгений Марчелли не согласен с этим, считая постановку "чистой девственной историей".

В пятницу ряд электронных СМИ опубликовал письмо директора общественной правозащитной организации "Центр народной защиты" Олега Кассина, который направил на имя генерального прокурора РФ Юрия Чайки и прокурора Калининградской области Алексея Самсонова заявление о привлечении к уголовной ответственности организаторов и участников "порно-спектакля" по пьесе Максима Горького "Дачники" в Калининградском областном драматическом театре.

Среди претензий общественной организации то, что "родители и их дети, пришедшие на премьеру, были шокированы, когда перед их глазами замелькали абсолютно голые актеры и актрисы, имитировавшие половые акты и различные половые извращения".

В областной прокуратуре РИА Новости заявили, что "никаких заявлений по поводу порно-спектакля не поступало, но если документ был передан утром, то в канцелярии будет лишь к вечеру".

Художественный руководитель Килининградского облдрамтеатра Евгений Марчелли, который является лауреатом "Золотой маски", не согласен с обвинениями и предложил сначала разобраться, в чем отличие порнографии от эротики.

"Времена идеологической и политической цензуры давно прошли, и любое мнение может быть высказано, - сказал РИА Новости Марчелли. - Если заявителям кажется, что в спектакле есть элементы порнографии, то пусть обратятся в специальную комиссию, которая и определит, что такое эротика, а что такое порнография. Я с удовольствием на это отвечу. Но на мой взгляд, у нас вышла абсолютно чистая девственная история".

Марчелли отметил, что "эти родители, наверное, телевизор не смотрят и у них вообще дома нет никаких средств массовой информации".

"По отношению к тому, какая информация сегодня окружает любого молодого человека, наша постановка - нежная", - пояснил собеседник агентства.

Премьерные показы "Дачников" состоялись в Калининградском облдрамтеатре в конце марта. В нем заняты актеры областной "драмы" и театра из Советска (второй по величине город Калининградской области), где долгое время работал Марчелли.
-----------------------------------


Марчелли стащил с Горького трусы

http://klops.ru/news/9831.html

Главный режиссер театра шокировал калининградцев своей версией пьесы "Дачники"
08:33 / 26 марта 2009, Чт  Довольно откровенные сцены понравились не всем зрителям.


Под перекрестным огнем световых пушек дива кукольно двигает руками и открывает рот под фонограмму арии Верди. Музыка озвучивает танец фантастических клоунов, затянутых в яркое цветное трико. К комедиантам крадется обнаженный человек с пистолетом. Выстрел - и музыка застывает на паузе. На сцену выходят рабочие и уносят клоунов, как ненужный реквизит. Появляется «режиссер», артист «Тильзит-театра» Николай Зуборенко.

- Уважаемая публика, включите свои мобильные телефоны и смело отвечайте на звонки, поскольку «театр есть театр», а «жизнь есть жизнь», - обращается он к залу. Раздается несколько сдавленных смешков.

Горьковских «Дачников» Марчелли расцветил не только присутствием ярких клоунов, но и откровенно анекдотическими сценами.

Актриса, обернувшись в кулису, выгибается и ритмично постанывает. Ее «партнер-любовник», прячась за пределами сцены, разговаривает с ней. Она, к собственному удивлению, продолжает стонать, хотя он уже вышел из-за кулис. Все проясняется, когда с той же стороны появляется старик с удочкой (Заслуженный артист России Альберт Арнтгольц. - Ред.).

- Нам все-таки нужно ... поосторожнее, - резюмируют запыхавшиеся любовники.

Если на сцене - обнаженный герой, то обнажен он полностью. Дачники обладателя «Золотой маски» Евгения Марчелли пьют настоящее пиво и нежатся на натуральном сене. Запахи пикника наполняют весь зал. В одной из сцен неожиданно звучит «А за окошком месяц май» Гарика Сукачева.

Многих калининградцев «Дачники» шокировали. В очереди в гардероб то шептали «порнография», то громко выражали слова восторга.

- Круто Марчелли стащил трусы с нудного Горького, - выдохнул кто-то из старшеклассников.

О ЧЕМ ПЬЕСА

Описываются одни сутки из летней жизни дачного поселка начала 20-го века. Сюда съехались представители интеллигенции. За их ни к чему не обязывающими разговорами, пикниками и шутливыми играми стоят внутренние комплексы, которые они стараются скрыть. Но еще немного, и может случиться трагедия. Тем более что озлобленные крестьяне уже сговариваются поджигать дома господ…

«Дачников» Горький писал как пародию на пьесы Чехова. Однако в советское время ее старались преподносить как сатиру на дореволюционную интеллигенцию. Марчелли указал автором пьесы Алешу Пешкова, а не Максима Горького, революционный псевдоним писателя.

ЗАЦЕПИЛО

«Плохие вы мужья»

Спектакль Евгения Марчелли с первого раза понять сложно: голые мужчины, полуобнаженные женщины, откровенные сцены совершенно сбивают с толку и отвлекают от сюжета «Дачников». Создается впечатление, что для нашего худрука драмтеатра главное - не глубокий смысл нетленного произведения Максима Горького (по Марчелли - Алексея Пешкова), а внешнее проявление мужской и женской физиологии, брачные игры. Но я посмотрела спектакль дважды. Перед вторым днем премьеры перечитала пьесу от ремарки «Дача Басовых» до ремарки «Занавес» и с удивлением обнаружила: а Марчелли-то прав! Он совершенно точно увидел, какие они на самом деле персонажи, которых Пешков изобразил на бумаге: как они должны смотреть друг на друга, общаться между собой, с какими интонациями произносить монологи.

Поэтому второй раз спектакль я смотрела, затаив дыхание. И пока зал, видевший «Дачников» впервые, отходил от очередной шокирующей сцены, я старалась ничего не упустить. И я это увидела: мужчины (у Марчелли - явные представители нынешнего «среднего класса») на самом деле слабы, трусливы и несостоятельны. За их внешним лоском и презентабельностью скрывается любовь к выпивке и скабрезным анекдотам.

- Плохие вы мужья! Вижу, понимаешь, женщина, достойная всякого внимания, а муж у нее - какое-то ничтожество в шляпе, - говорит пожилой герой спектакля Семен Семенович Двоеточие.

И действительно, мужья из постановки Марчелли даже перед собственными женами бессильны. А женщины? Им банально не хватает мужской ласки.

Калининградские «Дачники» - своеобразная ода женщинам. Марчелли их любит, ими любуется, их боготворит. А мужчин? Скорее, презирает. Будьте готовы с ним спорить. Или согласиться.
-----------------------------------

<конец цитат из прессы>




--------------------
Вот такие дела !
И, главное, опять разыграна такая детская наивность: дескать, "не ожидали такой реакции".
Любопытно, а КАКОЙ реакции они ожидали на подобную постановку ? Или они и в самом деле считают дураками НАС ?
Вполне очевидно, что это продолжение всё той же линии на "режиссёрский спектакль" со всеми присущими ей тактическими ходами в следующей последовательности:
 
1) тщательно спланированная провокация с привлечением классической пьесы и её "актуализацией" и "эротизацией"
2) вполне предсказуемый и страстно ожидаемый создателями скандал, который является следствием несовместимости пьесы и её постановки
3) розыгрыш наивного удивления по поводу скандала: "не ожидали такой реакции" (с)
4) глубокое удовлетворение от достижения желанной цели - известности любой ценой )
5) вид оскорблённой добродетели перед лицом властей: "ничего не понимаете в драматургии"
6) высокомерное отношение к публике: "сами дураки, потому что не знаете классику, а автор этого хотел".
7) появление в "Новостях", радость по поводу бесплатной рекламы, хлопанье в ладошки по поводу грядущих кассовых сборов и бесстыдное объявление об этом прямо в эфире.
 
Я видел пикантный фрагмент этого спектакля, показанный в "Новостях" по ТВ - кажется я начинаю верить: неужели в будущем мы действительно будем ходить в театр, чтобы посмеяться надо голой ...опой, потому что вскоре там больше не на что будет смотреть ?
Вообще, как я вижу, современные порнофильмы совершенно убивают эротику в искусстве: какие-то там "тонкие движения души", "томления" и "упования" начинают выглядеть мелко в сравнении с откровенным показом крупным планом всего и вся. Постановщики бьют по "зрительным анализаторам" из крупной арлиллерии, так что тут уж не до сантиментов. Как рассуждали у нас по интеллигентским салонам в начале 20-го века, "театр должен показывать всё в откровенном виде, любовный акт должен быть достоянием общества" и т.п.
Я думал, что это всё мы давным давно уже "проехали" - ан нет ! :) 100 лет прошло, а воз и ныне там: "Дома новы, да предрассудки стары".
Такое впечатление, что театр - и не только оперный (и не только театр !) - переживает какой-то глобальный крах: на него наступает видеорынок с его суперэффектами, процветает индустрия компьютерных игрушек ужасающего свойства и т.п. Я интересовался, во что нынче играют на компах наши дети и неоднократно бывал потрясён - монстры уже рождены извращённым сознанием создателей игрушек и им осталось лишь материализоваться в поступках играющих в них детей. На днях по одному из центральных каналов российского ТВ видел передачу, в которой на основании "свидетельств" людей, переживших клиническую смерть, доказывалась реальность существования ада !
На фоне этого кошмара только и остаётся поражать воображение зрителей голыми задницами.
А если и это надоест, то что будет ? Начнут бить и резать друг друга прямо на сцене ? Устраивать гладиаторские бои, как на подпольных борцовых площадках ? Кидать в публику боевые гранаты ? Чего ещё ожидать, чтобы по нервам, по нервам, да покрепче ?
Такое впечатление, что "Норд-ост" стал у нас провозвестием какого-то нового "театрального этапа", когда сюрреализм жизни шагает прямо на сцену, как в том фильме, в котором ковбой с экрана убивал зрителей? сидящих в зале.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Басов

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 142
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #76 : Апрель 15, 2009, 07:20:49 »
A, собственно говоря, чему удивляемся? В свое время г.г. Верди, Бизе, Пуччини  и прочие с ними вывели на сцену … эээ…. народ, несколько выходящий за рамки приличий существующего общества. И публика первоначально, совершенно справедливо, приняла их в штыки. Ну, потом набежали суфражистки (даже если в то время они назывались иначе), либеральные свободомыслящие господа и прочая шушера и, постепенно, такие вещи стали восприниматься как обыденность. Потом некий режиссер  снял шлюху в главной роли, очень привлекательную, и фильм этот пользовался громадным успехом. Потом некая дамочка, совершенно на голубом глазу, с экрана ящика ужасалась: при опросе выпускниц некой школы города Москвы первое место по престижности профессий заняла валютная проститутка (не будем обсуждать реальность таких результатов опроса, главное, они приняты возможными). Теперь некая содержанка ведет молодежную программу на центральном ТВ. И не надо говорить о бездуховности народа. Что ему скормили, то он и сожрал. А кто кормил? А вот эти прогрессивные композиторы, режиссеры, писатели (типа Набокова), ну и примкнувшая к ним либеральная интеллигенция.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #77 : Апрель 15, 2009, 19:36:31 »
A, собственно говоря, чему удивляемся? В свое время г.г. Верди, Бизе, Пуччини  и прочие с ними вывели на сцену … эээ…. народ, несколько выходящий за рамки приличий существующего общества. И публика первоначально, совершенно справедливо, приняла их в штыки. Ну, потом набежали суфражистки (даже если в то время они назывались иначе), либеральные свободомыслящие господа и прочая шушера и, постепенно, такие вещи стали восприниматься как обыденность.

Интересный вопрос, я решил подбросить эту идею в соответствующий поток:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1856.msg22949#msg22949
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #78 : Апрель 16, 2009, 21:56:11 »
На днях по одному из центральных каналов российского ТВ видел передачу, в которой на основании "свидетельств" людей, переживших клиническую смерть, доказывалась реальность существования ада !
Да, я тоже натыкалась на эту передачу. Не выдержала - вырубила телевизор, чтобы не раздражаться.
Чтобы такое мракобесие на центральном канале - уму непостижимо. С "научными доказательствами", свидетельствами и проч. Ужас! До этого что-то показывали про "тайны мумий" - из той же серии страшилок.
Но с Адом - это они, конечно, дали...

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #79 : Апрель 16, 2009, 21:58:23 »
Нашла материал про апрельскую театральную премьеру в Санкт-Петербурге. (Я в последнее время в драмтеатр вообще боюсь ходить - как ни пойду, то какой-нибудь маразм: или пьеса, или постановка, или игра, или всё вместе.)

И вот - ещё один спектакль:

http://www.vppress.ru/news/2009/04/09/3941/

Секс, мат и расчлененка
В «Приюте комедианта» — премьера спектакля «Лето, которого мы не видели вовсе»

Спектакль поставлен по пьесе тольяттинского драматурга Юрия Клавдиева, прославившегося в прошлом году как автор сценария нашумевшего фильма «Все умрут, а я останусь».

...Старый коммунист Семен Афанасьевич ходит по подвалам и убивает бомжей - тех, кто, на его взгляд, проживает свою жизнь просто так, без мечты и идеи, или, говоря его словами, «не помнит своего лета». «Санитар» городских трущоб берет себе в помощники 14-летнего Андрюшку и учит парня кромсать трупы никчемных обывателей. Но «вспомнив свое лето», парень убивает старика, потом своего приятеля, а под конец и себя самого. Эту пьесу репетирует в «Приюте комедианта» молодой режиссер Андрей Корионов.

На сцене царит полумрак. Декорация в виде ширмы легко трансформируется: подвал превращается в кухню, кухня - в лестничную площадку. Герои актеров Александра Жданова и Юрия Ершова методично «расчленяют» тряпичную куклу, оторванные руки швыряют за ширму, «на сквознячок». После перерыва на сцене появляются неблагополучные подростки. Они пьют водку, ругаются матом, совокупляются и при этом постоянно ведут разговоры о смысле бытия.

/Приводятся интервью с режиссером и актерами./

----------------
И вывод:
---------------
В этом спектакле соблюдены все законы «новой драмы» («новая драма» - направление в современном театре, отличительными чертами которого являются нецензурная лексика, документальность действия, изображение секса и насилия. - Прим. авт.). Вот уже несколько лет «новодраматические» спектакли наводняют московские и российские театры. В Петербурге же это модное направление до недавних пор было не в чести. Культурная столица игнорирует современные пьесы о жизни бомжей и трудных подростков, на которых специализируются модные драматурги братья Пресняковы и Сигарев, предпочитая Горького и Достоевского.

Поэтому появление в репертуаре петербургского театра пьесы Юрия Клавдиева - это своеобразный прорыв. Клавдиев выделяется из всей когорты новодрамовцев профессионализмом, поэтому стоит порадоваться, что именно его пьеса появится на подмостках консервативного Петербурга. А смотреть это или не смотреть(премьера - 10 апреля), принимать или не принимать такое искусство - каждому решать самостоятельно.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #80 : Апрель 24, 2009, 12:54:35 »
http://www.izvestia.ru/culture/article3127801/

Марина Давыдова

В МХАТе им. Горького при большом скоплении публики сыграли очередную версию культового романа ХХ века "Мастер и Маргарита". /…/

/…/. На почти пустой сцене (лишь на заднем плане мы видим зловеще погромыхивающие листы жести) артисты, стоя в лучах сценических прожекторов, что-то неистово кричат в зал. Говорить они, кажется, не умеют вовсе. Говорить друг с другом не умеют категорически. Мысль о том, что можно повернуться к собеседнику лицом, а не скандировать слова, как на митинге, никому попросту не приходит в голову. /…/ Кричит Понтий Пилат, кричит Иешуа, кричит Иван Бездомный, кричит Берлиоз, кричат Мастер и Маргарита. Орут как резаные Лиходеев и Варенуха. Громче всех кричит Воланд. /…/. Время от времени сцену окутывают клубы дыма, и под звуки "электрической" музыки герои бессмертного романа чуть трепещут в лучах все тех же неизменных прожекторов.

Весь этот не первой свежести андеграунд особенно дико смотрится на сцене ушедшего некогда в раскол МХАТа им. Горького, к месту и не к месту присягающего на верность традициям основоположников Художественного театра, а на деле воспроизводящего стиль академических постановок позднего сталинизма. Уму непостижимо, что мог позабыть Белякович с его безусловным талантом неформального лидера в царстве замшелого академизма. /…/ На обширных просторах Художественного театра этот малохудожественный крик пугающе нелеп. Да и зачем так шуметь в сонной юдоли пропахшей нафталином традиции? Пусть ее обитатели спокойно спят дальше.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #81 : Май 04, 2009, 08:44:16 »
Ты помнишь, как все начиналось. Проблемы молодого российского искусства
http://www.vremya.ru/2009/74/10/228125.html
А.Жиляев, Время новостей,

<...>
Даже беглого взгляда на экспозицию достаточно для того, чтобы понять, что искусство невозможно дистанцировать от социальной жизни, как невозможно полностью в ней растворить. Словно сорняк оно прорастает сквозь толщу довлеющей исторической конъюнктуры. Как и работы самого Осмоловского, искусство его учеников чаще всего подпадает под категорию «объект» (а равенство между объектом и произведением искусства как таковым является преувеличением). То же на поверку оказывается со многими пунктами заявленной в кураторском тексте программы. Может ли обладать аурой компьютерный образ реального хлеба, воспроизведенный лазерным принтом по дереву? Или, по-другому, может ли обладать аурой созданный на компьютере и промышленно вышитый орнамент в работе Алисы Йоффе? Очевидно, что нет. Работа Алисы Йоффе скорее является тонкой концептуальной конструкцией, в которой реализация оказывается в подчиненном положении (идею разрушающегося орнамента можно реализовывать до бесконечности без потери качества), а аура возникает в момент инсталлирования в стерильном пространстве галереи. Попытки же сакрализовать саму вещь (вышивку, созданную промышленным способом, по компьютерному образу) являются в данном контексте странными и однобокими. В таком случае речь скорее идет о сакрализации условий, заставляющих зрителя забыть о том, что он видит. А условия в данном случае банально рыночные. Это как минимум не самый передовой рынок потребления на сегодняшний день, и в этом смысле в нем появляется даже ностальгия по временам, когда люди могли довольствоваться потреблением вещи.

Далеко не все произведения выставки соответствуют «мистическим» настроением куратора. Скорее наоборот. Многие произведения на выставке либо являются реди-мейдами, либо являются реди-мейд-слепками с реальности, что вновь противоречит заявленной куратором установке на восстановление границы между зрителем и искусством. Именно реди-мейд, впервые выставленный Дюшаном (имеется в виду знаменитый «Фонтан» -- обыкновенный писсуар), радикально проблематизировал границу между сакральным пространством искусства и профанной жизнью. На эту же тему на новой выставке выступил старший ученик Анатолия Осмоловского Давид Тер-Оганян. Его работа -- колонна из грязной посуды от пола до потолка -- иронично обнажает проблемы, вытесняемые галерейный блеском. Задаваясь вопросом о труде художника (а может, "женском труде"), Давид создает монумент повседневности, дистанция между которым и зрителем стремится к нулю и обыгрывается в игровом ключе. Очевидно, что гора грязной посуды обладает большей ауратичностью, чем лазерная печать, но ауричность эта вывернута наизнанку.

Другой пример, не совсем укладывающийся в концепцию куратора, представляет юный поэт, художник, мистик Сергей Огурцов. Огурцов создает вариант визуальной поэзии, опять-таки используя объекты повседневности. Автор делает домашнее оригами, используя в качестве материала книги. Обыгрывая зазор между языком и вещью, Огурцов создает абсурдистские образы, балансирующие на грани между видимым и понимаемым, между знанием и незнанием. Такого рода практика, хоть и выглядит как объект, однако работает только в том случае, если зритель идет дальше увиденного и понимает, что это лишь верхушка айсберга, сотканного из пересечения знаковых цепочек и коротких замыканий смыслов.

Непонятно, насколько жизнеспособна придуманная Осмоловским стратегия «ауратизма»: гнуть линию веры в мессианскую функцию капитализма в условиях кризиса будет все труднее и труднее, а попытки топорных интерпретаций библии модернизма тоже навряд ли будут выглядеть убедительно... 

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #82 : Май 15, 2009, 09:52:19 »
Запутанные отношения мастеров культуры с государством на примере поэта Кушнера
Ода Валентине Матвиенко

Оригинал этого материала  http://www.openspace.ru/literature/projects/176/details/9900/
© Оpenspace.ru, 12.05.2009, Видео: spbtv.ru
http://www.compromat.ru/page_27731.htm#1

Кушнер-одописец
Глеб Морев

Александр Кушнер подписал в свое время «Письмо 42-х» вместе с Окуджавой. Сегодня на примере Кушнера запутанные отношения мастеров культуры с государством взялась проследить Татьяна Москвина.

Когда-то, помнится, Хлебников восклицал:

Участок — великая вещь!
Это — место свиданья
Меня и государства.
Государство напоминает,
Что оно все еще существует!

Сегодня государство напоминает писателям, что оно существует, распоряжаясь лишь писательскими благами. К примеру, даря петербургским литераторам вместо сгоревшего аккурат тогда, когда Кушнер с Окуджавой подписывали «Письмо 42-х», дворца на Французской набережной скромный домик в районе Лиговки. Именно это сооружение — Петербургский дом писателей — стало местом встречи с государством поэта Кушнера.

Подробности — у Татьяны Москвиной ( http://www.pulse.ru/articles.asp?release=104&theme=11&article=1215 ) :

«В конце прошлого года, на торжественном открытии нового Дома писателей, в присутствии губернатора В.И. Матвиенко, поэт-классик Александр Кушнер прочел оду, посвященную лично губернатору В.И. Матвиенко. Ода начиналась с того, что Кушнер, как поэт и гражданин, оценил работу губернатора на пять с минусом, а затем энергически нарисовал художественный образ главы города.

["Живой город", 22.12.2008,
Смерть поэта?
http://community.livejournal.com/save_sp_burg/1048312.html


Занес меня черт на открытие Дома писателей. Большой поэт Кушнер прочитал оду губернатору. Если это ирония, то настолько тонкая, что я не в силах ее уловить. Вот отрывок. Начало было типа хвалебным. Про то, что деятельность Валентины Ивановны оценивается поэтом на 5 с минусом. Что кругом прекрасные дворцы. Потом - чу! - легкий укор:

Я минус был бы снять готов,
Выглядывая из-за шторы,
Когда б не парочка домов,
Торчащих за спиной Авроры.
А тут еще Газпрома высь
С его початком кукурузы.
Нам шпили дороги и львы
У нас совсем другие вкусы.

Напряжение в зале... И вновь литавры и фанфары:

Критиковать легко – пойди,
В траншею влезь, взберись на вышку,
Еще инвесторов найди,
Устрой писателям домишко,
И утром, встав в восьмом часу,
Красавица и молодчина,
По-женски утерев слезу,
Встает на вахту Валентина.




Что это, Господи?- врезка К.Ру]

Никаких «не может быть», граждане. Ода А. Кушнера была зафиксирована камерами телевидения и многочисленными свидетелями. Это подлинный её текст. Это свободное волеизъявление признанного поэта, когда-то беседовавшего с Ахматовой и Бродским, увенчанного десятками премий и считавшегося одним из моральных авторитетов пишущей России. Много лет поэт держался как бы в стороне от больших государственных дорог, воспевая ценности частной жизни. Но вот — раздался зов трубы, и песня сама вырвалась из груди. Конечно, тут больше всего виновен сам источник вдохновения. Действительно, нет никакой возможности созерцать «красавицу и молодчину» хладнокровно и молча. Особенно, если как следует навернулся на гололеде или, придя домой, часа два оттирал одежду и обувь от вечной грязищи. Очень хочется рифмовать-ать-ать! Например, воскликнуть, по-женски утерев слезу: времена не выбирают, в них живут и загнивают!»

А вы говорите, патриоты, «Письмо 42-х»… Артиллерия бьет по своим — вот тут мало не покажется.

***
Оригинал этого материала, 05.10.1993 http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HONOUR/LETT42.HTM


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #83 : Май 28, 2009, 10:53:25 »
«Театр всегда в кризисе»
Невское время, 14-05-2009, http://www.nevskoevremya.spb.ru/kultura/5254/teatrvsegdavkrizise/
Гость проекта нашей газеты «Выдающиеся люди России» – режиссер Лев Додин

Беседовали Елена Добрякова и Владимир Желтов


Малый драматический театр – Театр Европы хорошо известен не только в России, он регулярно и подолгу гастролирует за рубежом. Статус «Театра Европы» МДТ, первому из российских театров, был присвоен в 1998 году. Сегодня его художественному руководителю – директору Льву Абрамовичу Додину – исполняется 65 лет.

<...>

– Театр обязательно должен вызывать потрясение?
– Я не мыслю театр не потрясение. Но это не значит, что не может быть других театров. Когда-то я увидел «Вишневый сад» Питера Брука – мне хватило на 10 лет запаса веры в силу театра. В молодости я увидел арбузовский «Этот старый милый дом» в Театре Комедии у Фоменко – мне хватило вдохновения на несколько лет. Хорошего на самом деле очень немного. Я мальчишкой испытал потрясение, посмотрев будапештскую оперетту «Сильва». Фантастическая была постановка! Такой блистательный, пенящийся, как шампанское, спектакль – до сих пор помню Бони, он излучал такую мощную энергию жизнелюбия, радости. Любил и люблю все жанры. И оперетта может быть высоким искусством. Можно потрясать не только горем – можно потрясать и радостью.

Я видел замечательные американские мюзиклы, прошу прощения, неловко говорить, потому что у нас принято теперь только ругать Америку. Давным-давно там было все только плохо, потом стало только хорошо, теперь для нас там снова все ужасно, но тем не менее мюзиклы, надо признаться, в Америке умели делать. Подчеркиваю, умели, потому что давно не видел хороших мюзиклов. Правда, я их редко смотрю, конечно. Когда они привезли впервые мюзикл по Шоу «Моя прекрасная леди» – это было невероятно. Искусство высочайшего класса. Мюзикл может быть замечательным синтетическим, но человеческим зрелищем. Но сейчас все поставлено на поток. Производство! Огромная бюрократическая машина. Целые отделы определяют, как пройдет этот текст, подсчитывается, у какого процента зрителей какие эмоции он вызовет, у какого процента какие эмоции вызовет другой текст. «Это для малограмотных не проходит, надо выкинуть». «И антракт должен быть обязательно. Потому что буфет приносит определенную долю дохода». И никому не важно, что антракта, по замыслу автора, не должно быть. Штампуется то, что должно удовлетворить мифическое массовое сознание. А дальше вкладываются огромные деньги в раскрутку – в рекламу и так далее. И этому массовому сознанию делается вивисекция – лоботомия своего рода.

Когда сегодня Первый канал готовит, мягко говоря, дурновкусный фильм, а потом вкладывает миллионы в раскрутку – это тоже огромная операция лоботомии. Та же схема. Идет идеологическая, эстетическая, этическая промывка мозгов. Раньше мозги надо было чем-то, хоть самым паршивым наполнить, а теперь лучше максимально опустошить.

Подлинные переживания на сцене взрывают представления о самом себе. Меня радует сегодня восприятие нашего театра молодыми. Если то, что мы пытаемся делать, их волнует – значит, в их корнях продолжают жить и развиваться некие общечеловеческие начала, которые мгновенно отзываются, когда спектакль взывает к ним эмоционально и страстно. Это одна из немногих надежд сегодня – способность молодых откликаться на серьезное, на трагическое. Откликаться на веселое все-таки всегда легче. А делает все-таки человека человеком отклик на трагическое. И этот отклик обнадеживает. Старшее поколение испытывало огромные трагические потрясения, и оно сегодня подчас как страус прячется от этого и не хочет анализировать, думать. Страх в наших генах очень мощен и при малейших сотрясениях пробуждается. Хочется верить, что каким-то чудом в генах молодых, которые родились, когда этот страх не все определял в нашей жизни, этой болезни душевной будет чуть меньше, чем в нас.

Есть серьезный театр, есть несерьезный. Есть экспериментальный, есть – традиционный. Мне кажется, сейчас сознательно или бессознательно все смешали в солянку. Любое общество иерархично, и сознание – иерархически структурировано. И культура тоже имеет свою иерархию. Когда в культуре теряется иерархия ценностей, то теряется и культура.

Читая книги, обнаруживаешь, что театр всегда находился в кризисе, театром всегда были недовольны. В том числе и его создатели. И где-то спустя 2–3 года после создания МХАТа, в лучшие годы его расцвета, Станиславский вывешивает на доске объявлений письмо к труппе: караул, наш театр гибнет! «Все ужасно, и мы не можем ничего открыть нового».

Людям культуры свойственно недовольство тем, что есть. Но где это недовольство или ощущение кризиса переходит действительно в кризис? Это не так просто понять, особенно современнику, историку потом оценить легче.

Но у меня тем не менее стойкое ощущение: сегодня мы присутствуем при безусловном кризисе мирового европейского театра. Есть театр японский, китайский – это другие культуры. Театр европейский, который начинался с Древней Греции, мне кажется, сегодня переживает очень серьезный ценностный и культурный упадок. В Европе общество потребления съедает художественное начало всех искусств. Пока шло свирепое соревнование двух систем, каждая система поддерживала свою культуру, чтобы сказать: мы все-таки лучше. «Мы в области балета впереди планеты всей». – «Нет, у нас тоже балет хороший». В наше же время во Франции в программе ни одного из кандидатов в президенты, в парламент не было сказано ни слова о культуре. Такого никогда не было в истории Франции, великой культурной державы. И уже неважно, кто приходит – правые, социалисты, коммунисты. Одинаково никто не хочет тратить деньги на культуру, на театр. У нас в так называемой антикризисной программе, одобренной Думой, тоже не было ни слова сказано о культуре. Так что и для нас это вроде как дело последнее.

У нас 75 лет советской власти съели культуру. 75 лет деятели культуры сопротивлялись советской власти и пытались неправду подавать художественно. Это не могло быть не наказуемо. В итоге разучились как-либо художественно выражать правду. Сегодня показывают старые советские фильмы: с одной стороны, в них играют лучше, чем в сегодняшних; есть какая-то культура съемок, но на самом деле то, что показывают, абсолютная неправда. Но опыт старой русской культуры помогает эту неправду подать как некую правду… Поэтому в результате какая-то сила театра и сила актерского искусства выдохлась. И когда появилась возможность показывать правду, ее не очень-то показывают. Потому что все приучились показывать неправду. Да и в жизни, собственно, неправду от правды отличают все реже. А в театре теряется культура самого театра.

На юбилейной конференции в БДТ я говорил, что Товстоногов защищался от советской власти высочайшей культурой профессии, но все равно вынужденная неправда изнутри его съедала. Сегодня уже сама профессиональная культура театра падает ниже низкого. Играют так плохо, как раньше трудно было бы себе это представить. Теряется способность вообще произносить на театре, и понимать длинные мысли, и донести до зрителей что-либо вообще становится проблемой. Требуются короткие фразы, короткие мысли. Лучше вообще не мысли, а трюизмы или гэги. Ради быстроты мысль обрывается, не успев начаться. Все сказывается на театре – на том, как играют, как думают, как говорят, чем заполнены глаза.



– Художников сначала затаскивали во власть, потом они сами пошли. Потом Евтушенко пришел к выводу: «Дай Бог не вляпаться во власть». Художники ушли из политики – «это не наше, это грязное дело». Сейчас вновь становится актуальным вопрос взаимоотношений художника и власти. Художники сами втягиваются в политику, в какие-то общественные дела – то надо защищать исторический центр Петербурга, то бороться против ЕГЭ. Насколько художник может быть независимым?

– Любой художник – прежде всего человек, а любой человек зависит от государства, даже самого демократического. Вспомним великого Чаплина, выкинутого из американского кино комиссией Маккарти, вспомним великого Бергмана, у которого история с налогами отняла несколько лет жизни, нервов и творчества, вспомним и нашего Васильева, замечательного режиссера, не нашедшего общий язык с представителями властей Москвы, вытолкнутого из созданного им театра, кстати построенного специально для Васильева этой же московской властью, за что ей большое спасибо. Ведь государство, власть – это люди, прежде всего люди, а зависимость человека от человека никто еще не отменял и отменить не сможет. Да и роль бюрократической и чиновничьей точки зрения сегодня даже в Европе резко увеличивается день ото дня. Это ведь они, чиновники, решают – дать театру денег или нет, назначить крупную личность директором театра или пристроить личность поменьше. А уж в государствах, только пытающихся стремиться к демократии или просто авторитарных, не будем говорить уж о тоталитаризме, память об этом кошмаре живет у каждого из нас в нервных клетках, в любой момент могут вытащить «за ушко да на солнышко», и это солнце может оказаться смертельно обжигающим или леденящим до ужаса.

Парадокс, к счастью, лишь в том, что, если художник действительно художник, а не имитатор-ремесленник, в момент творчества в нем «дышит почва и судьба», он освобождается порой от оков себя самого и становится независим даже от самого себя. Впрочем, все зависит опять же от глубины и ума самой личности. Насколько личность свободна от общепринятых предрассудков, от господствующего сегодня дурного вкуса, от денег, необходимых для личного комфорта, просто от гипноза чужой силы и чужой власти. И т. д., и т. д., и прочее, и прочее.

Наконец, не забудем, что именно государство, нанятое художником как гражданином, должно, обязано охранять его безопасность, его покой, саму его возможность заниматься творчеством; если государство не выполняет эти обязанности или выполняет плохо – всяческая зависимость личности от чего бы то ни было резко возрастает. Впрочем, у нас пока только еще пытается утвердиться такое понимание государства, а господствует все-таки еще оставшееся от советских времен восприятие государства как некоего независимого от гражданина фетиша, которому гражданин – в данном случае скорее поданный или, точнее, слуга – должен служить. Тут вопрос о любой человеческой независимости отпадает сам собой.

Что касается «художника во власти», здесь закономерность выявить очень сложно. Для одного вполне естественно быть вдалеке от того, что дает власть. Другой по свойству темперамента рвется, тянется, ему нравится, когда он ее осуществляет. Мне же всегда казалось, что между художником и политиком есть абсолютно не преодолеваемая изначальная экзистенциальная разница. Художник по определению должен на все вопросы отвечать «не знаю». А политик на все вопросы должен отвечать: знаю, вот так. Потому что если он скажет, что не знает, то кто его будет выбирать? То есть тут сигнал об опасности: когда художник становится политиком, он перестает быть художником. Так было и в советские времена, незаметно людей втягивали – с речью выступить на Верховном Совете, с речью выступить в ЦК. Думаю, что до конца жизни Кирилл Юрьевич Лавров, замечательный артист, глубоко понимал, что исполнение роли Ленина, постоянное исполнение роли «главного коммуниста» среди артистов, сильно навредило ему как художнику. Так же как и Михаилу Александровичу Ульянову. По той же самой причине. Но высказывать свои взгляды даже не столько по политическим, а по общественным проблемам – это уже другой вопрос. Хотя мне кажется очень важным не влезать в вопросы, которые вне твоей профессиональной компетенции. Просто я вправе сказать об отношении к тому или другому вопросу с точки зрения моего понимания нравственных и общечеловеческих постулатов.

Другое дело, очень хотелось бы, чтобы в политику приходили люди, которые прошли мощное художественное воспитание, потому что художественное воспитание – это способность сомневаться. Политик должен говорить: «Я знаю», но испытывать все-таки глубокие сомнения, глубокие мучения и иметь смелость иногда сказать, что я знаю, что все будет очень плохо. Черчилль когда в 40-м году возглавил правительство, и Англия тогда была единственной страной, ведущей единоборство с фашистской Германией, в первой своей публичной речи перед правительством сказал: я ничего не могу обещать вам, кроме долгих лет пота, крови и тяжелого труда. Думаю, что его к этому мощному, смелому для государственного деятеля высказыванию подготовила и та художественная культура, которой он владел в полной мере. Интеллигенция во власть может не ходить, но наличие интеллигентных политиков, мне кажется, необходимо. И сегодня эта проблема актуальна и для нас, и для всего мира.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #84 : Июнь 02, 2009, 08:30:26 »
«Мы опускаемся в эпоху варварства, когда люди могут истратить миллионы долларов на маринованную акулу»

Режиссер Андрей Кончаловский в интервью "Газете"
Ольга Романцова, http://gzt.ru/culture/2009/05/28/223006.html,  28.05.2009



<....>
В 50-х вы окончили фортепианный факультет Московской консерватории. Не жалеете о том, что не стали пианистом?

Нет, не жалею. Я могу жалеть, что у меня не было таланта, чтобы стать великим пианистом. Потому что тут надо быть либо выдающимся музыкантом, либо вообще этим не заниматься. Особенно сейчас, когда эта профессия фактически ушла. Осталось всего несколько талантливых пианистов. Лицо Рахманинова знал весь мир. А что делал этот мужчина средних лет? Двигал пальцами по клавишам. Бред, если вдуматься. Но его знал весь мир, потому что тогда у людей было желание его слушать. Сейчас у них нет желания слушать классическую музыку на концертах. Они в принципе не понимают, зачем это нужно.

Конечно, вы сейчас мне скажете: «Как, но ведь публика ходит на концерты!» Да, ходит, но, к сожалению, сейчас искусство превратилось в товар, в предмет потребления. Человек идет на концерт для того, чтобы потом сказать, что он был на концерте, а вовсе не для того, чтобы послушать музыку. Публика идет на выставку ради того, чтобы похвастаться, а не для того, чтобы восхититься какой-нибудь маринованной акулой Дэмиена Херста, не дай бог увидеть ее в страшном сне. Человек читает книгу, потому что массмедиа внушают: ее надо прочесть.

Во всем мире искусство становится вопросом моды, а не вопросом взаимоотношения личности с миром, ее поиском ответа на жизненные вопросы. Юрий Башмет и Евгений Кисин - замечательные музыканты, но они уже не национальные герои, каким были, предположим, Шаляпин или Карузо.

Массмедиа придумало проект трех теноров. После смерти Паваротти трио распалось. А где другие? Вы давно слушали талантливо написанную современную симфонию? А современные оперы послушайте - уши вянут.

Но это нормально, потому что западноевропейская цивилизация подходит к концу. Мы опускаемся в эпоху варварства, когда люди могут истратить миллионы долларов на маринованную акулу.
<...>

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #85 : Июнь 03, 2009, 19:26:29 »
«Мы опускаемся в эпоху варварства, когда люди могут истратить миллионы долларов на маринованную акулу»

Режиссер Андрей Кончаловский в интервью "Газете"
Ольга Романцова, http://gzt.ru/culture/2009/05/28/223006.html,  28.05.2009

Да, любопытно отметить, что А.Кончаловский в музыке почти профессионал !
Но тем удивительнее, что он сделал такие плохие док.фильмы о некоторых композиторах. Фильмы эти вызвали массу отрицательных отзывов в связи с их поверхностностью, эти отзывы можно встретить даже в интернете.
Что касается "уходящей профессии", то это он, конечно, преувеличивает, но что остаётся правдой и фактом - так это потеря былого статуса искусства. Я считаю, что это расплата за позицию таких деятелей, как Ростропович и Вишневская (я называю лишь самые одиозные фигуры), сознательно принесших искусство в жертву идеологическому противостоянию социальных систем, в котором с обеих сторон активно участвовали деятели искусства, за чрезмерную политизацию искусства, за дискредитацию мастерства путём низведения его до роли "культурной приправы" на разного рода околополитических "действах" и прислуги за околополитическим столом.
Необходима решительная ДЕполитизация искусства, освобождение его от пут политизированности.
Что касается того, что публика, дескать, не хочет слушать великую музыку, то в этом надо разбираться подробнее, ибо в таких вопросах нельзя судить с кондачка. Я полагаю, что публика всё же "хочет слушать", но эту публику нужно направлять. Я надеюсь, что в условиях информационного общества через распространение громадных массивов информации это можно будет сделать. Если раньше проблемой было НАЙТИ требуемую информацию, то ныне проблема заключается в том, чтобы сделать свой ВЫБОР в рамках предлагаемого массива. Как выяснилось, это гораздо сложнее.
Кроме того, новейшие компьютерные игры - это тоже искусство, причём, интерактивное, чего раньше никогда не было. Прежнее искусство подразумевало передачу информационных потоков только в одну сторону - в сторону воспринимающего субъекта, а компьютер подарил людям радость участия в процессе творчества. Конечно, люди, получившие муз. образование, сами могут попробовать себя в области исполнительства, тем самым, приобщившись к процессу интерактивного взаимодействия с произведениями муз.искусства, но как раньше, так и сейчас это могут позволить себе лишь единицы, а по бОльшей части процесс музицирования всё же находится в руках специалистов, потому что только они могут выполнить задачу на должном уровне. И это правильно.
К тому же игрушки и прочие компьютерные забавы, на которые люди тратят свой досуг, используют по преимуществу ВИЗУАЛЬНЫЙ ряд - музыка же воспринимается "внутренним зрением", а к такому восприятию необходимо иметь выраженную склонность.
Короче, проблема интересная, мнение Кончаловского, безусловно, заслуживает внимания, но у него на всех его мыслях по этому поводу уже лежит какая-то странная печать "прощания с миром" - как будто он уже не собирается особо долго задерживаться в этом мире и смотрит на него как бы "с той стороны".
Хоронить музыку рано, поэтому я этом плане мне гораздо ближе идеи М.Плетнёва по этому поводу из его знаменитого и даже во многом скандального интервью Познеру - "скандального" не по способу внешнего выражения, а по своей сути:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1811.msg20828#msg20828
« Последнее редактирование: Июнь 03, 2009, 19:51:02 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #86 : Июнь 12, 2009, 18:03:00 »
Тельман Исмаилов срочно оформляет турецкое гражданство:
 
http://www.stringer.ru/Publication.mhtml?Part=48&PubID=11462
 
Но не это привлекло моё внимание :) Ведь кого ныне удивишь подобным бизнесом ?
А вот ЭТО:
 
Цитата:
-------------------
Не так давно Т. Исмаилов закончил строительство в Турции отеля, стоимость которого, по подсчетам СМИ, оценивается в 1,5 млрд долл. В торжественной презентации невиданного по роскоши суперотеля приняли участие мировые звезды: Ричард Гир, Шэрон Стоун, Том Джонс, Моника Беллуччи, Пэрис Хилтон и звезды из России. Ленточку перерезали Юрий Лужков и Иосиф Кобзон.
-------------------
 
 
А немного погодя начнут об этом книги писать: "Кто убил классическое кино ?" :))))))))))) И охать по этому поводу.
Меня позабавило, как в показанном по ТВ фрагменте Исмаилов ответил на вопрос корреспондента о тех, кто с ним заседал в президиуме на пресс-конференции - Гир, Стоун и т.п. Он сказал, что они шли мимо, как и любой другой человек в этом зале, и зашли сюда немножко посидеть :))))))) Типа, свободно и демократично.
При этом Стоун на него смотрела, вытаращив глаза от изумления :)))))))) Как будто неясно, что все эти кинодеятели "за так" даже руку не пожмут, не то что в президиумах станут заседать "по случаю".
Также я чуть не прослезился по случаю упоминания "благотворительных акций" г-на Исмаилова и по поводу того, как он любит детей и своего папочку.
А вообще, всё это ужасно напоминает другие наши потоки и других фигурантов, но из области классической музыки :)
На мой взгляд, классическую музыку "деятели искусства" добивали в т.ч. и участием в таких акциях, якшанием с политиками, заигрыванием с бизнесменами, вообще, уже одним тем, что всегда вертелись вокруг и около больших денег. А потом начали охать и искать, "кто же убил классическую музыку" ?
Короче, "приют комедиантов".
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #87 : Июнь 24, 2009, 14:24:55 »
 Соло без рояля. Михаил Плетнев считает, что культуру в стране хранит горстка людей
Муравьева И. Российская газета, http://rg.ru/2009/06/23/pletnev.html


<...>
РГ: Но еще лет двадцать назад у нас существовала уникальная система музыкального образования, авторитет академических музыкантов в стране.
Плетнев: Не было у нас авторитета музыкантов, у нас был авторитет коммунистической партии. Партия знала, что именно за счет искусства советская власть может показать свои лучшие стороны. Давай им Рихтера, давай им Гилельса! Конечно, деньги у всех отобрать, но показывать миру надо. Когда сюда приезжали Ромен Роллан и другие, им показывали: смотрите, что у нас есть! А то одни ужасы рассказывают. Сейчас в этом нужды нет, потому что идеологии никакой нет. Вернее, она переключилась в область спорта, Евровидения.

РГ: Вы описываете просто катастрофу.
Плетнев: Катастрофа уже случилась. Настоящая культура, которая шла из веков, в России практически вся уничтожена. Результат: практически ни в одном городе России нет ни одного нормального концертного зала, кроме тех, что были построены, когда Шариков был еще собакой. С тех пор, кроме клубов и конференц-залов, - ничего. Где-то два-три концертных зала построили - прямо скажем, и архитектурно бедновато, и с акустикой хиловато. Посмотрите телевизор. Что вы увидите? Ну зачем учиться в Щукинском? В телевизор благородных, интересных актеров все равно не возьмут. Сейчас востребованы страшные рожи, которые показывают нам каждый день. И их смотрят с утра до вечера по всем программам. Какая-то маленькая горстка людей делает что-то - канал "Культура", ФМ 92. Но ведь эта горстка ничего не определяет. На один концерт Евровидения выделили 32 миллиона долларов! Мальчики попрыгали, попели и разбежались. А нашему огромному оркестру - это восемь(!) лет нормального существования. Но мы-то - на остаточных копейках. Выпрашиваем, а нам еще говорят: много! Это и есть последствия той революции. Шариков не может сразу стать Борменталем.

РГ: И что вы предлагаете: как выскочить из этого?
Плетнев: Если честно, есть еще надежда на очень далекую перспективу. Людям, которые занимаются искусством, надо абстрагироваться от этой свистопляски и стараться сохранить то, что они делают. Чтобы кому-то это передать. Может, будет кому. На большее рассчитывать пока не приходится.
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #88 : Июнь 24, 2009, 14:48:10 »
Захар Прилепин: "Мы находимся в запредельном состоянии"
Сайт "Утро", Егор АРЕФЬЕВ,   http://www.utro.ru/articles/2009/06/23/821837.shtml


<...>

"Y": В коммерсантовском приложении вышло продолжение вашего романа "Санькя", в котором вы пишете, что герой жил, ему исполнилось 33 года, а в государстве ничего не изменилось. Так что должно с нами случиться, чтобы люди вышли на улицу и спросили: "А где Санькя?"?
З.П.: Видимо, это может произойти при условиях некоторой дестабилизации. Как любит говорить Эдуард Лимонов, только на кладбище все спокойно и все одинаковы. Есть устоявшееся пошлое выражение – вертикальный лифт. В России продвижение молодых людей, мыслящих чуть иначе, невозможно вообще ни в какой сфере. Политика, социум, медиа – все находится в тотальной власти "формата". Кроме литературы я занимаюсь и медиа, и музыкой – так с новой музыкой вообще ни на одну радиостанцию не влезешь: "Мы не понимаем, зачем нам это надо. Это вообще не наше". Все эти площадки для творчества находятся во власти "взрослых людей", притом не креативных, не остроумных, медленных, боящихся потерять свой статус. Когда я начинаю вести колонку в журнале, я, как правило, вынужден слышать: "Захар, может быть, вы не будете говорить все, что думаете?". В итоге я пошел по проторенной Дмитрием Быковым дороге: писать для нескольких интересных изданий, а на выходе получать цельную картину мира. В новой книге я все эти тексты собрал вместе. Часто меня спрашивают: а как вот вы, с такими взглядами, дружите с либералами или консерваторами? Но дело в том, что я не дружу ни с кем, просто мои мысли порой пересекаются еще с чьими-то. Я пишу в разные издания, разной политической ориентации, и это как раз означает, что человека нельзя судить по идеологическим лекалам. Мне уже не интересно быть или последовательным либералом, или последовательным леваком.

<...>
"Y": Какой идеологии вы придерживаетесь, будучи главным редактором Агентства политических новостей?
З.П.: Cвои издания я держу как открытую площадку. Пишут люди самых разных взглядов, главное, чтобы был ген несогласия. Мне интересны люди возбужденные, пытающиеся придерживаться простейших принципов справедливости. Мы ведь сейчас находимся в запредельном состоянии – люди что угодно могут принять и проглотить. Чиновники могут строить себе имения, расстреливать зверей, давить людей. "Так жить нельзя" – фразу, которая висела в воздухе 80 – 90-х годов, никто не произносит. Произошла атрофия элементарной гражданственности.

"Y": Но почему так? Психология пресмыкания, боязнь милиции, потери работы?
З.П.: Тут парадокс: почти все, ну, кроме законченных идиотов, всё понимают. Разговариваешь с продавцом, таксистом, инженером – все всё знают. Но никто ничего не делает. Что-то сложилось в структуре мозга. Мы стали, как в страшном сне, ватными, медленными, стали бояться реагировать. Сводить это к рабской психологии нельзя: раб счастлив по определению. Хозяин принесет ему миску, и все будет нормально. Есть и вина оппозиции, которая не сложилась, не имеет лидеров. Беда не в том, что оппозицию не пустили на ТВ. Беда в том, что оппозиция не является единой силой, за ней не идут.
<....>

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #89 : Июнь 24, 2009, 23:04:42 »
Михаил Плетнев считает, что культуру в стране хранит горстка людей

На самом-то деле ВСЕГДА так было, просто раньше об этих людях больше говорили и у них моральный авторитет был выше.
К этой теме хотелось бы вернуться и данное интервью Плетнёва рассмотреть очень подробно.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #90 : Июнь 25, 2009, 08:46:32 »
Цитата:

" - Возьмите вы нашу матушку-Расею, - продолжал он, заложив руки в карманы и становясь то на каблуки, то на носки. - Кто ее лучшие люди? Возьмите наших первоклассных художников, литераторов, композиторов... Кто они? Всё это, дорогой мой, были представители белой кости. Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Тургенев, Гончаров, Толстой - не дьячковские дети-с! - Гончаров был купец, - сказал Мейер.
- Что же! Исключения только подтверждают правило. Да и насчет гениальности-то Гончарова можно еще сильно поспорить. Но оставим имена и вернемся к фактам. Что вы, например, скажете, сударь мой, насчет такого красноречивого факта: как только чумазый полез туда, куда его прежде не пускали - в высший свет, в науку, в литературу, в земство, в суд, то, заметьте, за высшие человеческие права вступилась прежде всего сама природа и первая объявила войну этой орде. В самом деле, как только чумазый полез не в свои сани, то стал киснуть, чахнуть, сходить с ума и вырождаться, и нигде вы не встретите столько неврастеников, психических калек, чахоточных и всяких заморышей, как среди этих голубчиков. Мрут, как осенние мухи. Если бы не это спасительное вырождение, то от нашей цивилизации давно бы уже не осталось камня на камне, всё слопал бы чумазый. Вы скажите мне, сделайте милость: что до сих пор дало нам это нашествие? Что принес с собой чумазый? - Рашевич сделал таинственное, испуганное лицо и продолжал: - Никогда еще наша наука и литература не находились на таком низком уровне, как теперь! У нынешних, сударь мой, ни идей, ни идеалов, и вся их деятельность проникнута одним духом: как бы побольше содрать и с кого бы снять последнюю рубашку. Всех этих нынешних, которые выдают себя за передовых и честных людей, вы можете купить за рубль-целковый, и современный интеллигент отличается именно тою особенностью, что когда вы говорите с ним, то должны покрепче держаться за карман, а то вытащит бумажник. - Рашевич подмигнул и захохотал. - Ей-богу, вытащит! - проговорил он радостно тонким голоском. - А нравственность? Нравственность какова? - Рашевич оглянулся на дверь. - Теперь уже не удивляются, когда жена обкрадывает и покидает мужа, - это что, пустяки! Нынче, батенька, двенадцатилетняя девчонка норовит уже иметь любовника, и все эти любительские спектакли и литературные вечера придуманы для того только, чтобы легче было подцепить богатого кулака и пойти к нему на содержание... Матери продают своих дочерей, а у мужей прямо так и спрашивают, по какой цене продаются их жены, и можно даже поторговаться, дорогой мой...

<....>

- Подобно тому, как западные рыцари отразили нападение монголов, так и мы, пока еще не поздно, должны сплотиться и ударить дружно на нашего врага, - продолжал Рашевич тоном проповедника, поднимая вверх правую руку. - Пусть я явлюсь перед чумазым не как Павел Ильич, а как грозный и сильный Ричард Львиное Сердце. Перестанем же деликатничать с ним, довольно! Давайте мы все сговоримся, что едва близко подойдет к нам чумазый, как мы бросим ему прямо в харю слова пренебрежения: "Руки прочь! Сверчок, знай свой шесток!" Прямо в харю! - продолжал Рашевич с восторгом, тыча перед собой согнутым пальцем. - В харю! В харю!"
<...>
А.П.Чехов. В усадьбе. (  http://www.my-chekhov.ru/proizved/250.shtml )

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #91 : Октябрь 04, 2009, 13:34:29 »
Дичаем вместе!
А.Немзер, Независимая газета, Время новостей, 30.09.2009
http://www.vremya.ru/2009/179/10/238481.html

История об анкете, предложенной студентам и преподавателям ВГИКа (см. «Время новостей» от 25 сентября), заставляет задуматься о целом клубке перепутанных «общекультурных» сюжетов. Вроде бы ясно: если будущие кинематографисты столь причудливо и избирательно (если не сказать - примитивно) представляют себе историю и сегодняшний день того искусства, в котором намерены подвизаться, то едва ли завтра на нас обрушится ливень шедевров. Кино -- это не в последнюю очередь ремесло, а ремесло жило, живет и будет жить традицией в самом точном смысле слова -- передачей практического опыта. Все так, но при одном условии: представление о традиции (грубо говоря, о том, что вообще на экране когда-то на радость публике показывали) работает лишь в том случае, если значимо как для творцов, так и для их аудитории. Соответственно одичание художников окажется проблемой только для грамотного (насмотренного) зрителя. Если же культурный багаж потребителя точно совпадает с программами двух ведущих телеканалов, где дозированные порции киноклассики и актуальной -- условно говоря, «обоскаренной» и «пальмоносной» -- продукции растворены в сериальной взвеси (плюс энное количество блокбастеров), то никакой проблемы традиции (равно и новаторства) не существует вовсе.

«Наследникам Феллини и Тарковского» попросту не нужен серьезный и разнообразный культурный опыт, ибо девственная аудитория не способна отличить вторичное изделие от нового художественного высказывания. (Обусловлены традицией и наивная халтура, и высокий шедевр. Только в первом случае ориентация на образцы будет бессознательной и/или рабской, а сами образцы -- случайными. Ну а о том, как рождается большое искусство, лучше рассуждать не здесь. Слишком долгая история.) Выберет широкая публика то, что будет предложено с большей энергией (большими денежными затратами). Кстати, не обязательно худшее. Сколько бы продюсеры (и инвесторы) ни морочили себе и нам головы сказками об ориентации на аудиторию (чаще всего сводящимся к сакраментальному «пипл хавает»), решения-то принимают они, вполне конкретные люди. И учитывают при этом не только удобную «картину мира» (в дряхлеющем СССР икру в районных гастрономах не продавали, как известно, по единственной причине -- спросу не было; вот у шпионов-иностранцев был -- для них и держали в «Березках» рыбьи яйца), но и свои личные вкусы. Иногда совсем не дурные.

Все это отнюдь не собственно киношный сюжет. Как режиссерам незачем тратить время и ломать глаза на чужих картинах, так писателям ни к чему пялиться в невесть кем и когда выстроенные буковки. «Книжность» -- с давних пор слово бранное. Тут органичные, кряжистые, нутром правду чующие, кровью сердца пишущие воссоздатели «естественной жизни» отлично сойдутся со свободными от любых конвенций изобретателями неведомых языков, которые, впрочем, и правду (не вашенскую -- сакрально-астральную) чуют посредством того же самого нутра, и пишут ровно той же кровью сердца (шлепая по клавиатуре пальцами ровно той же левой ноги). Конечно, и те, и другие кое-что читают. Одни Толстого (по диагонали), Распутина и своего лепшего кореша (самые вострые каким-нибудь изыском козырнут: кто -- Лесковым, кто -- Пришвиным, а кто и Бабаевским или Платоновым). Другие Джойса (столь же диагонально), Хармса и золотого дружбана, жительствующего в Урюпинске либо Бостоне (тут в вариативной заначке обнаружатся Хлебников, Гоголь, ну и те же Бабаевский с Платоновым). И самое занятное, что у третьих -- патентованных интеллектуалов, щеголяющих эзотерической «книжностью», -- круг реального (действенного, влияющего на письмо) чтения будет, вестимо, экзотичней и непредсказуемей (от Феокрита до Саши Соколова с любыми остановками), но не многим шире.

А зачем шире-то? Всех, как говаривал бывалый цирюльник, не перебреешь. «Свое», нутром учуянное, кровью писанное (сознательно, а чаще бессознательно малость переиначенное чужое) поведать граду и миру страсть как хочется. Целевая аудитория загодя видна (есть ведь люди со сходным -- только еще более суженным -- кругозором, им-то я и нужен!). Удастся попасть в струю (зацепить пару-тройку ретивых критиков, стяжать премию, глянуться издательским мастерам по формовке «звезд») -- славно. Не удастся -- судьба такая. Истинных художников никогда не понимали: Гомер милостыню просил, Элиот в банке служил, вот и меня на трехтысячном тираже держат...

И держат. Как настоящих, совсем не похожих на нарисованную выше карикатуру писателей, так и тех, кто должен бы счесть ее сильно приукрашенным парадным портретом. Сколько знаю, в кинематографе дела обстоят примерно так же: снимаются картины очень разного уровня, а до обычного зрителя не доходят совершенно одинаково. И зритель этот самый свято уверен, что «кина не будет». Ровно так же, как читатель, ясно уразумевший: была на Руси литература да вся вышла. Что бы ни писали в газетах, журналах и на сайтах умные (и не очень) критики, какие бы премии (заслуженно или препаскудным манером) ни получали взыскательные (и совсем не взыскательные) художники.

Полагают, что к актуальному искусству публику надо приучать. Для того организуются по губерниям всевозможные фестивали, гастроли, литераторские десанты. Дело хорошее. Особенно для столичных знаменитостей и полузнаменитостей -- встречают гостей на необъятных просторах нашей родины, как правило, радушно. Да и фанатам «современности» (каковые много где сыщутся) лестно, когда их привечают. Наверняка и неофиты на этих акциях вербуются: как же, нам такое показали! И вообще лучше хоть так работать с аудиторией, чем никак. Только не верю я, что человек, выключенный из культурной традиции, переставший читать «старые книги» в 1987 году (или вовсе этим не занимавшийся), брезгливо глядящий на «школьную программу» (к которой, заметим, сокровищница мировой литературы не сводится), не знакомый с классической музыкой (живописью, театром, кинематографом), способен по-настоящему понять и полюбить то лучшее, что безусловно существует в сегодняшнем российском искусстве.

Между тем именно на такого потребителя (равно далекого от реальных «традиции» и «новаторства», равно удобного для прельщений и манипуляций фальшивых «традиционалистов» и «новаторов») -- по сути, «полого», внутренне ориентируются те начинающие сейчас режиссеры, писатели, художники (и их продюсеры, критики, интерпретаторы), в руках которых будущее русского искусства. Зачем (и с какой радости) им отрываться от масс, разбираясь в невероятно сложном опыте предшественников и «не таких» современников? Так же бессмысленно, как вглядываться в непрестанно озадачивающую житейскую реальность или воспитывать собственную душу.

О пользе и вреде «обязательного художественного ассортимента» -- в следующий раз.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #92 : Октябрь 07, 2009, 15:05:18 »
Про "Энциклопедию русской души" В.Ерофеева, про русский язык и русскую мысль

Наталья Масленникова 24.09.2009  
http://www.rusk.ru/st.php?idar=114590#form

Часть  1.

Беседа с профессором Г. А. Богатовой-Трубачевой

Н.В.Масленникова. – Галина Александровна, Вы принадлежите к старшему поколению русских ученых-лингвистов. Более 40 лет Вы отдали служению русскому языку, русской культуре, русскому народу, Отечеству. Многие годы, после академика Дм. Ник. Шмелева, Вы возглавляли редакционную коллегию "Словаря русского языка ХI-XVII вв.", заведовали Отделом исторической лексикологии и лексикографии Института русского языка им. академика В. В. Виноградова РАН, в 1989 г. с новым научным комментарием переиздали роскошный словарь И. И. Срезневского – "Материалы для словаря древне-русского языка", совсем недавно переиздали "Академический словарь русского языка", который выходил в 1789-1794 гг. под патронажем Е. Р. Дашковой, Председателя Академии Российской, и за эту работу награждены орденом св. кн. Ольги. В последнее время наша культурная общественность выражает вполне обоснованную обеспокоенность состоянием современного русского языка, манерой речи, стилем, искусственным внедрением через средства массовой информации низких жаргонизмов, бездумным оперированием американизмами, стремлением так называемых литераторов ввести в разговорно-письменный обиход ненормативную, непечатную лексику и проч. Всё это, так сказать, "новые тенденции", а по сути - чужие. Ибо язык любого народа – его душа, его природа, и когда речь идёт о разрушении национального самосознания, об этноциде первый удар наносится именно по родному языку того или иного племени. Между тем как для русского человека всегда было важным благочестие во всем, и, прежде всего, это выражалось в языке, "великом и могучем", ибо всякая брань есть хула на Бога. Характерной особенностью русской речи русских (ибо на русском языке кто только не говорит!) было и, пожалуй, остается обширное употребление уменьшительно-ласкательных имён (деминутивов). Мы скажем; "Не хотите ли чайку, сырку, конфетку", "пожалуйте Вашу ручку", "бабушка и дедушка", "тётенька и дяденька", "сельцо", "лесок", "берёзка", "миленькая собачка"… Кстати, превосходно эту особенность русского мировидения отобразил И. С. Шмелёв в своем романе "Няня из Москвы".

Г.А.Богатова-Трубачева. – Да, действительно, в настоящее время состояние русского языка оставляет желать много лучшего. Напомню, кстати, что "язык" по-славянски – это "народ". Вот у меня в руках последняя книжка Ковада Раша "Дозор русистов", посвящена она "светлой памяти Олега Николаевича Трубачёва и всех подвижников русистов". Замечательный эпиграф из В. И. Даля подобрал автор к своему сочинению: "Я полезу на нож за правду, за Отечество, за русское слово, язык". Эти слова должны быть заповедью для всех наших просветителей, писателей, журналистов, актеров, политиков и прочих общественных деятелей и, конечно же, для телевидения и радио, которые как раз много грешат разного рода чужесловием. Радио просто невозможно слушать – настырно насаждается вульгарная нерусская речь, жаргон, звучат чужие интонации, фонетика запредельная – т. е. настойчиво внедряются развязные стереотипы речи, которые, проникая в сознание, незаметно изменяют его, оскверняют, искривляют мысль, разрушают психику, культивируют агрессивность и т. д. Создается впечатление, что делается это специально, что кому-то очень хочется опустить наш народ до пещерного уровня. Между прочим, разрушению национальной культуры способствует и введение в школах единого госэкзамена. Я смотрела разработки по русскому языку, Боже мой, там столько ошибок. А по русской литературе, истории! Нужно просто угадать требуемый ответ, потому не стоит читать ни Пушкина, ни Лермонтова, ни Гоголя, ни Гончарова, Толстого, Тургенева… Просто угадать – но не понимать, о чем же писали лучшие русские люди, что переживали, о чем страдали, чему учили нас, как складывалась великая история России, кто наши народные герои! То есть окончательно обрубаются корни, а крона дерева без корней быстрёхонько засыхает. Это преступление против нашего будущего, против молодёжи, которая волею чинуш просто бессовестно обкрадывается.

В последние годы я читаю спецкурс "Словари и энциклопедии в языковой культуре народов" в Свято-Тихоновском богословском университете. Я словарник, лексикограф и, конечно, когда просматриваешь книги в магазинах или читаешь какие-то книжные сообщения, невольно срабатывает профессиональная привычка, и взгляд буквально цепляется за слово "словарь" или "энциклопедия". Так, привлекло меня заманчивое название "Энциклопедия русской души", "роман с энциклопедией", как уточняет автор, Вик. Ерофеев, в подзаголовке. Пролистаешь книгу, как будто бы есть подходящие для этого жанра названия: "Русская правда", "Домострой", "Труд", "Книга", "История", "Лишние люди", "Соборность", "Интеллигенция", "Философия общего дела", "Стыд и срам", "Гражданин мира"… и даже "Иисус Христос", а последний обрывок – "Новый Бог", что-то интригующее. Но не дай Бог углубиться в одну из этих статей! Хоть в одну из этих статей! Потому что видишь, что это и само извращение жанра, что здесь пустопорожний человек говорит о том, о чём не имеет никакого представления ! Словно глумливый "мелкий бес" искажает нашу русскую культуру, да ещё говорит о никчемности русских людей. Пустопорожний человек!

Например, в статье (так в словарях и энциклопедиях), а по сути, в каком-то обрывке, клочке текста под названием "Русская правда" он пишет: "Основная мерзость русской жизни – не хамство, даже не отношение к человеку как к г…у, но негласное согласие на продолжение недостойной жизни и стремление к её оправданию. В умении всё оправдать заключается русская п р а в д а" [1]. Он делает дикие для культурного читателя выводы; вообще в сознании русского человека это словосочетание немедленно вызывает ассоциацию с Законником Ярослава Мудрого, правовым кодексом Древней Руси. Аллюзия в данном случае налицо, ибо в нашей текстовой культуре это закрепленный факт. Но такая аллюзия расценивается однозначно - кощунство ! глумление над русской историей!

Слог автора примитивен, полон неприличных слов. Обратите внимание – мы в цитате опустили фрагмент низкой лексики, поставили многоточие. Не то у Ерофеева, он, как говориться, режет правду-матку прямо в глаза: всё полностью пропечатано, мат-перемат; в этом тексте есть страницы, где процентов 10-15 занимают матерные слова. И что это такое?! И это вы называете "русской литературой"? А себя именуете "русским писателем"? Да полноте, не питайте иллюзий! Не всё, что пишется на русском языке, притом с использованием низкого лексического регистра, относится к русскому, тем более к великой русской литературе, которая продолжает воспитывать и Европу, и Америку, и Китай… Мало ли кто пытается писать по-русски! Да не у всех получается! У Ерофеева очень бедный язык, опрощенный, серый, вялый – далеко не русский. Будто пишет какой-то двоечник-недотёпа, к тому же инородец. Так же бедна и ущербна мысль. Ну, посмотрите, ещё обрывок "Кто виноват?": "Накопление описаний составляет культуру. У русских большое количество описаний. Это – русская литература. Непонятно, однако, почему, несмотря на большое количество описаний, русские не набрались культуры" (51). Интересная, такая своеобычная, прямо скажем, "энциклопедическая" трактовка понятий "культура", "русская литература". Весьма оригинально, видно, полагает г. Е.! Да, удивительно примитивен слог и узок интеллект выпускника филологического факультета Московского университета! Будто лишь ПТУ у литератора за плечами.

Н.В.– Вы назвали сейчас Ерофеева "литератором". И невольно мне вспомнился один таковой из романа И. С. Тургенева "Отцы и дети". Помните, некто Ситников, сынишка винного откупщика, лебезящий перед Базаровым, этакий пустейший человечишко. А в эпилоге писатель, что называется, окончательно припечатал его: "С такими-то двумя-тремя химиками, не умеющими отличить кислорода от азота, но исполненными отрицания и самоуважения, да с великим Елисеевичем Ситников, тоже готовящийся быть великим, толчется в Петербурге и, по его уверениям, продолжает "дело" Базарова. Говорят, его кто-то недавно побил, но он в долгу не остался: в одной темной статейке, тиснутой в одном темном журнальце, он намекнул, что побивший его – трус. Он называет это иронией. Отец им помыкает по-прежнему, а жена считает его дурачком… и литератором " [2] (курсив мой).

Похоже Вик. Ерофеев тоже пытается продолжать "дело" своего однофамильца, незабвенного Венедикта Ерофеева. Однако, стоп. Там был талант, интеллектуальный потенциал, боль, страдание, там была мысль, острота видения, сатира и горькая любовь к своему народу, мученичество. Любопытны, между прочим, и следующие факты из жизни покойного писателя. Однажды, а было то 4 февраля 1987 г., его пригласили в Дом архитектора на литературный вечер – из прозаиков должны были выступать Е. Попов и Виктор Ерофеев. "Выступление своего "однофамильца" Венедикту очень не понравилось, – как сообщает биограф, – и, ни с кем не попрощавшись, он уходит с первого же отделения вечера" (Летопись жизни и творчества 1938-1990, интернет). В другой раз уже тяжело больному Венедикту Вас. предложили поучаствовать в "Вечере двух Ерофеевых". Первая реакция писателя – отказ, но, поддавшись на уговоры жены, все же, в конце концов, он согласился, и акция состоялась в клубе "Красная Пресня" 30 апреля 1988 г. "Зал на 700 человек почти полный. Первое отделение с Виктором Ерофеевым прошло довольно тускло" (там же). Забавный случай – вот так на хребте талантливого Венечки, которого в самиздате уже читала вся страна (поэма "Москва-Петушки" пользовалась бешеной популярностью), ввозили в литературу "прозаика" Витю Е, который, однако, не забыл пнуть покойного однофамильца в своей "энциклопедии", обозвав "учёным алкоголиком из Петушков" (157). Конечно, устрой организаторы тогда сольный вечер оного Вити – мало кто пришел бы! Да и теперь вряд ли кто из уважающих себя людей откликнется на его тощие призывы. А "голый король" куражится ещё и на радиостанции "Свобода", где с 2004 г. ведет рубрику "Энциклопедия русской души"; а на ТВ – убогенькую, но авторскую программу "Апокриф", так что смиренные налогоплательщики могут за свои деньги раз в неделю насмотреться на русофоба, целый час смотри, в ус не дуй.

А вот, взгляните-ка, до чего ещё горе- литератор додумался в своей "энциклопедии":
"Русских надо бить палкой.
Русских надо расстреливать.
Русских надо размазывать по стене.
Иначе они перестанут быть русскими.
Кровавое воскресенье – национальный праздник."(167-168).

Вот так фейерверк! Прямо афоризмами мечет! А не есть ли это призыв к национальной розни, а не есть ли это вызывание ненависти по национальному признаку, а не есть ли то призыв к геноциду русского народа?! Есть, ещё как есть! Надеемся, что за это перед законом придётся отвечать автору. Но и защитники у него, конечно, тоже есть. Они гундят, мол, это не автор, это его герои говорят. Какие такие герои? Это очередной клочок из "энциклопедии" под названием "Кровавое воскресенье", и мы процитировали его полностью! И всё это он вещает на весь мир через "Свободу", да, да, сейчас и вещает!

Г.А. – В связи с этим в памяти всплывают "перлы" идеологов гитлеровского фашизма. Ну. скажем, Гиммлера: "Русский народ должен быть истреблён на поле битвы или же поодиночке. Он должен истечь кровью" (Википедия, интернет). Можно привести и другую параллель, например из СС-овской брошюры "Der Untermensch": "Недочеловек… лишь подобие человека… находящееся в духовном отношении гораздо ниже, чем зверь. В душе этих людей царит жестокий хаос диких, необузданных страстей, неограниченное стремление к разрушению, примитивная зависть, самая непрекрытая подлость" (Там же). А вот и "мысль" г. Е.: "Русский народ в чём-то уязвительно неуникален. Он похож на другие архаические народы Азии, Латинской Америки, Африки своей близостью к животному миру" (32); или: "В России по определению нет ни одного честного человека. <…> Россия состоит из кротких людей, способных на всё" (38); а вот и ещё похлеще, до такого и нацистские идеологи не додумались: "Русские – позорная нация. Тетрадка стереотипов. <…> По своей пафосной эмоциональности, пещерной наивности, пузатости, поведенческой неуклюжести русские долгое время были прямо противоположны большому эстетическому стилю Запада – стилю cool" (46, далее до смешного примитивные рассуждения г. Е. о "достоинствах" этого стиля); "… русские могут "заспать" другие народы, как свинья – своих детей, и на утро даже не почесаться" (54). "У русских, – изголяется "мелкий бес", – нет жизненных принципов. Они не умеют постоять за себя. Они вообще ничего не умеют. Они ничего не имеют. Их можно обдурить. <…> Русский невменяем… С простым русским надо говорить очень упрощённо. Это не болезнь, а историческое состояние" (72). Цитаты подобного рода можно долго продолжать. Собственно вся книжонка – это какой-то бред сильно закомплексованного существа, как и измышления нацистов о славянах вообще. Заметим попутно, что в германской Германии очень сильная, замечательная славистика!

Н.В . – Да, эти "ефремки", ущербные от рождения, сразу, с момента своего появления на свет, пожалуй, даже бессознательно, испытывают ничем не истребимый в дальнейшем удар комплекса от явления своего в огромном море великих народов, лучше бы им, несчастным, в луже родиться или в болоте каком.

В опусе Ерофеева повествование ведётся от первого лица, есть тут ещё некто Серый, герой-собеседник, образчик "русского человека", по мнению автора. Весьма симптоматично, что именно серого выбрал себе в наперсники литератор – ибо с русским он попросту не сладит. Итак, главный герой – некто "я", по многим признакам – это художественный (как неуместно в данном контексте это слов, но, поморщившись, оставим) образ автора. Похоже, книжонка автобиографическая, в смысле жизни нутра (не пишет перо – души) г. Е., ну, может квазиавтобиографическая, допустим. Но в таких произведениях, по законам литературы, обычно герой психологически тождественен, равен автору, даже если события суть плод его буйной фантазии. Поговаривают, что-де "роман" фантастический. Ан, нет, не тут-то было. Например клочок "Я люблю смотреть, как умирают дети" (кстати, у г. Е. без кавычек, Маяковский покою не даёт, покусился и на этот бред Идиота Полифемовича – так прозвали будущего поэта в гимназии) уже был самостоятельно в 1997 г. опубликован за подписью В. Ерофеева в "Общей газете".(какое-то базарное название); в этой книжонке собраны в основном уже ранее опубликованные "эссе" бедолаги-автора, разумеется, за его подписью.

Г.А . – Да, Вы знаете, после этой книжонки, как говорится, руки хочется вымыть. Взгляните, какую аннотацию поместил автор на титуле: "Русский состоит из "ничего", которое включает в себя "всё". Русский считает, что ему ничего не принадлежит. Русский считает, что ему принадлежит весь мир. При внешней мягкости и певучести России, при её бабьем обличии, любви к кефиру, в этой стране живёт население с чудовищным аппетитом. Вчера – всё, сегодня – ничего, назавтра – снова всё". Вот я листаю страницы, и создаётся впечатление, что г. Е. не способен писать связно, не способен писать большие тексты, а уж о глубокой мысли тут и мечтать нечего.

Н.В. – Помните, как В. В. Розанов сказал о героях "Мёртвых душ" Гоголя: "мысли у них не продолжаются"[3], просто потому что здесь нечему продолжаться. Ведь есть такой тип разорванного сознания, но далеко не русский, когда человек не может серьёзно и вдумчиво рассуждать, анализировать, а так скользит по поверхности, то, что мы, русские, называем верхоглядством или шапочным знакомством с какой-либо проблемой. Впрочем, и сам автор признаётся в этой своей беде, и вот что он пишет: "Русский – радикально неисторичен, и в этом – его самобытность. Он всё время сбивается и, начав об одном, говорит о другом, не держит мысль. Видимо, он боится мысли. Не справившись с миром, он гадит в мире. Он антиэкологичен. Мир превращается в помойку, и если бы не власть, русский бы уже давно утонул в отходах. Он – механический богоносец" (124). Вик. Е. иступлённо в своём "романе" называет себя русским, – и почему они все хотят быть обязательно русскими? – да будьте самими собою, гг. Настырно бьёт себя в грудь – я русский. Вольнo ему. Так вот это и есть, в случае такого "русского", как г. Е., так сказать самопризнание . Можно только похвалить за откровенность.

Г.А . – Кстати, вернёмся к началу нашей беседы, мы говорили о разрушении культурного потенциала нации. А вот что пишет г. Е. : "Надо сознательно идти на кастрацию русского элемента. Народ падок на дешёвую демагогию. Не надо ничего выдумывать особенного. Надо обманывать наглыми средствами. <…> Русским не надо давать слишком много образования. Достаточно церковно-приходских школ. Не надо выпускать за границу. Сволочь должна сидеть дома" (75). Экая фашистская психология! Ну, что тут сказать? Кажется, автор пишет из "желтого дома", налицо душевная болезнь.

Н.В . – Нельзя с Вами не согласиться. Да и сам он в этом признаётся: "Я люблю глумиться, изводить людей. Но я помогу, если что. Я хочу, чтобы уважали моё состояние. У меня, может быть, тоска на душе. Тоска – это заговор "всего" против меня" (62-63). Вот, оказывается, какая беда с г. Е., да, именно с автором, а не с его "героями". И никто ему, бедному, не польёт на голову холодную воду, и не узнает он, касатик, что "у алжирского бея под самым носом шишка" [4]. "Тьма египетская" плотно накрыла рассудок литератора – весь текст г. Е. тому свидетельство. К примеру, в клочке "Диалектика" находим любопытное определение русского языка. "Сначала я не догадывался о существовании Серого. <…> Серого я стал впервые чувствовать через язык. Русский язык – царство Серого" (76). Трудно не согласиться с г. Е., ибо тот язык, на котором он изъясняется и ошибочно, по неведению, не от злого умысла, мнит русским, точно "… какого-то светлосерого цвета, какой бывает только на старых мундирах гарнизонных солдат, этого, впрочем, мирного войска, но отчасти нетрезвого по воскресным дням" [5].

Г.А. – Вы вспомнили сейчас поэму Гоголя "Мёртвые души", очень кстати. Сам-то г. Е. весьма удачно вписывается в галерею персонажей оного романа. Пожалуй, пострашнее Плюшкина с "деревянным лицом" будет – этой, по выражению писателя, "прорехи на человечестве". Но куда тому "странному явлению" до модного литератора . Прав, тысячу раз был прав Розанов, когда говорил: "Писателишки ведут:

– К разрушению России.
– К разрушению Церкви (не к исправлению недостатков,коих больше, чем песка в пустыне, о нет: а к её небытию ).
– К разрушению вообще идеализма, идеалов" [6].


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #93 : Октябрь 07, 2009, 15:08:54 »
Про "Энциклопедию русской души" В.Ерофеева, про русский язык и русскую мысль

Беседа с профессором Г. А. Богатовой-Трубачевой
http://www.rusk.ru/st.php?idar=114590#form
Часть 2

Н.В. – Уж насчёт разрушения идеалов г. Е. постарался. Поглумился всласть и над великим народом русским, русской культурой, и над литературой, и над нашим языком, и над историей Государства Российского. Думаю, здесь уместно вспомнить слова Пушкина: " Безнравственное сочинение есть то, коего целию или действием бывает потрясение правил , на коих основано счастие общественное или человеческое достоинство" (выд. – Н. В.) [7]. Увы, но для убогого литератора остается лишь одна возможность привлечь к себе внимание – это эпатаж. А вот некто в интернете (www.biograph.ruIbankIerofeew_w htm) намаракал такую благостную "творческую" биографию писаки, не преминув упомянуть и о мелочных почестях модного литератора (премии, награды, лекции в американских и европейских университетах и, о, ужас! он заведует кафедрой русского языка и литературы в новоиспеченном Международном университете [sic!] в Москве); так вот этот некто рекомендует нам отнестись к клочкам "Энциклопедии" г. Е. следующим образом: "Многими читателями эти тексты воспринимаются как проявление нелюбви (выд. – Н. В.) к России. Между тем, в них автор с иронией, переходящей в самоиронию, предлагает читателям разобраться в самих себе (?! – Н. В.), изжить собственные комплексы, найти новые возможности (чего? – не уточняется. – Н. В.)".

Г.А. – Наугад сейчас раскроем книжонку, и вот, "разбираясь в себе" и "изживая комплексы", читаем – "Радость чужому горю": "Во все времена люди радовались чужому горю. Но многие народы научились это скрывать. Только не русские. Русских не остановит смерть. Они (очень характерно для "русского" г. Е это "они", такое размежевание автора с русскими; в его тексте это сплошь и рядом; всё же проговаривается, что нерусский – Г. А.) не считают смерть достаточным поводом, чтобы закончить сведение счётов. Они и о покойнике скажут страшные гадости"(151).

Н.В. – Заметим, что в последнее 20-летие как раз "дети Арбата" без устали публично поносят что Сталина, что Николая II, что Иоанна Васильевича Грозного… Только русских-то как раз среди них и не слыхать! Путается всё время г. Е., что-то постоянно нам приписывает чужие подвиги! Кстати, сам вовсю пинает покойников, да ещё и знаменитых.

Г.А. – Пожалуй. Но продолжим чтение: "Отличительной чертой русского является его способность делать гадости. Вообще – гадить. У русского кругом все виноваты. Он человек хмурной " (152). Или, вот например, вещает "лирический герой" г. Е.: "Я рассказал ему [Серому], что Россия – азиатская ж…[8]. <…> Я с детства знаю, что Россия – азиатская ж… " (165). Или ещё перл: "… с Россией никогда не договоришься. Слишком много г… в неё слито" (63). Ну, просто какое-то помрачение рассудка у автора. А уж какое впечатление все эти "достижения мысли" г. Е. вызовут у иностранного читателя, особенно настороженно относящегося к России и русским, можно представить – он станет закоренелым русофобом! Так, тихой сапой, возбуждая межнациональную рознь, ненависть к русскому народу, и бредут пешеходы "пятой колонны", прячась, например, за титулом "русский писатель", "пытаясь помочь нам изжить всё нехорошее", а лучше просто взять да и вымести поганой метлой всю Россию, пропадай пропадом всё русское.

Конечно, в этой смурной писанине ничего нет от русского, от традиций русской литературы. Они просто нагло и кощунственно попираются. Пожалуйста, красноречивый пример: "У русских всё сырое, непрожаренное, непроперчённое. И лица, и душа, и мать-Земля (верно, это г. Е. кажется невероятно оригинальным – Г. А.). Еду в метро и чувствую, что мне противна эта потная сволочь. Инертная, покорная, прыщавая шваль" (31). Увы, но претендующий на "русского", да ещё "писателя" г. Е., видно, никогда не слыхал о заветах великой русской культуры. Кто только из русских писателей не изображал "униженных и оскорбленных" – и Достоевский, и Лесков, и Шеллер-Михайлов, и Тургенев, и Некрасов… Но как рисовали!

Н. В. – Вспоминается мне в связи с этим известный диалог Обломова с Пенкиным – это ещё один горе- литератор из романа Гончарова "Обломов". Этакий "очень худощавый, чёрненький господин, заросший весь бакенбардами, усами и эспаньолкой….одет с умышленной небрежностью" [9]. Пошлая трескотня его о бумагомарателях (именно к ним принадлежит и герой Гончарова, и сам г. Е.) вызывает у Обломова простой вопрос: "Зачем это они пишут: только себя тешат… <…>

– Из чего же они бьются: из потехи, что ли, что вот кого-де ни возьмём, а верно и выйдет? А жизни-то и нет ни в чём: нет понимания её и сочувствия, нет того, что там у вас называется гуманитетом. Одно самолюбие только. Изображают-то они воров, падших женщин… В их рассказе слышны не "невидимые слёзы", а один только видимый грубый смех, злость (выд. – Н. В.)…
– Чего же ещё нужно? [- вопрошает Пенкин]. И прекрасно, вы сами высказались: это кипучая злость – желчное гонение на порок, смех презрения над падшим человеком… Тут всё!
– Нет не всё! <…> Изобрази вора, падшую женщину, надутого глупца, да и человека тут же не забудь. Где же человечность-то? <…> – Вы думаете, что для мысли не надо сердца? Нет, она оплодотворяется любовью. Протяните руку падшему человеку, чтоб поднять его, или горько плачьте над ним, если он гибнет, а не глумитесь. <…> Любите его…
– Любить ростовщика, ханжу, ворующего… чиновника… Что вы это?.. – горячился Пенкин. Нет их надо карать, извергнуть из гражданской среды, из общества… (через 150 лет г. Е. распорядится ещё проще: "Русских надо убивать". В изображении г. Е. все мы с вами - недочеловеки ! Как тут опять не вспомнить гитлеровского untermensch'а – Н. В.)…
– Извергнуть из гражданской среды! – вдруг заговорил вдохновенно Обломов… – Это значит, забыть, что в этом негодном сосуде присутствовало высшее начало; что он испорченный человек, но всё человек же… Извергнуть! А как вы извергнете из круга человечества, из лона природы, из милосердия Божия?" [10].
Вот они заветы русского писателя, вот умоначертание русское!!!учись, г. Е. – "филолух".

Г.А. – Похоже, вообще русская литература автору поперёк горла стоит. Ей Богу, и "с Пушкиным он на дружеской ноге", и умерщвленный убийцами всего русского, мученик-поэт Есенин у литератора – исключительно в кабацком контексте; знает бумагомарака, но нужно вымазать, что С. А. Есенин – единственный русский поэт, гроб которого был трижды обнесён вокруг памятника Пушкину на пути в Ваганьково, ибо достоин он был пушкинской славы, как записал в своём дневнике поэт Юрий Лебединский.

Н.В. – Эх! "припряжем подлеца", как говаривал Н. В. Гоголь. Есть в этой лоскутной галиматье – "ерофедии" клочок под названием "Впереди – Иисус Христос". Цитируем "- Верно, – похвалил Серый. Сзади пёс. Впереди Христос. Кто придумал?
– Блок.
– Накормите отрубями…
– Чаадаев! – вскричал Серый. – Щенок!
Чаадаев закрутился, превратился в морскую свинку. Серый захохотал:
– Ладно ошибся! Кто следующий? Победоносцев? Александр Третий? Владимир Ульянов? Пошли вон – в песочницу!
Те стали играть в куличики.
– Так-то лучше, – сказал Серый. – А где Константин Леонтьев?
– Я тута! – сказал Константин Леонтьев.
– Дай прикурить.
Константин Леонтьев бросился с зажигалкой.
– А где твой кореш? -… сказал Серый…
– Кореш?
– Ну, эта противная рожа! Розанов! (Ох и не любят эти "русские писатели" В. В., видно, за "Сахарну" или ещё за что… – Н. В.).
– <…> Веховцы! – заорал Серый. На выход с вещами!
Профессора высыпали на плац
– Ну, что х…сосы [11]? – сказал им Серый. <…> Всех расстрелять…" (134).

Что это? Какой-то страшный сон, косноязычный бред умирающего, шизофрения, наконец? И причём тут русская литература, к которой так жмётся нелепый писака? Его нужно срочно изолировать от нашего наследия, пусть чем-нибудь своим занимается. Понятно, что, кроме развращения нравов, такого рода измышления ничего не несут. Сквернит имена писателей, поэтов, общественных деятелей, русских мыслителей, Государя-Помазанника Божия. Прямо-таки святотатство. Святотатство во всём! Начиная с языка "ерофедии" и заканчивая "художественным" оформлением книжонки. На обложке изумлённый гражданин видит знакомый образ – златоглавого ангела, центральной фигуры Св. Троицы преп. Андрея (Рублёва), но вместо лика Господня из-под шапки волос выглядывает дурная рожа – "ба, знакомые всё лица!" Это же сам г. Е.! – безжизненное. "деревянное" нечто. Нет, не боится оно Бога, но как-то гаденько, нагадивши, выглядывает. Вот такой "многозначительный", по мнению литератора и художника (некто А. Бондаренко), коллаж. Любят они этакое современное прочтение классики, немощные "постмодернисты", а попросту кощунники. Омерзительное нутро своё они уже обнаружили на выставке "Осторожно религия", одним из устроителей которой был брат писаки, Андрей Ерофеев, по неведомым прихотям судьбы заведующий отделом новых направлений живописи в Третьяковке.

Но вернёмся к тексту г. Е. Вы правильно заметили, Галина Александровна, что русская литература ужасно сердит, раздражает "знатока" русской души. Как только ни кощунствует обремененный тяжкими комплексами автор "романа": раз, и пародия на Пушкина, два, и пародия на Гоголя – ни больше, ни меньше.

" – У нас очень много всяких деятелей, – [вещает наперсник автора-героя Серый]
Ахматову выволокли на порог дома без всякой одежды.
– Народ мудрее власти! – завопила голая храбрая женщина.
Я жадно к ней пригляделся.
– Какое тяжелое заблуждение, – содрогнулся Серый.
– Губители! – возвестила Анна Андреевна.
– Перебить ей нос! – приказал Серый охране. – И одеть потеплее" (135).

Видно, автор прямо-таки любуется своим "виртуозным остроумием", глумится-то он над святыми страницами "Капитанской дочки". Напомню Вам этот отрывок. Уже после казни защитников Белогорской крепости разбойники "вытащили на крыльцо Василису Егоровну, растрепанную и раздетую донага. <…> "Батюшки мои! – кричала бедная старушка. – Отпустите душу на покаяние… Вдруг она взглянула на виселицу и узнала своего мужа. "Злодеи! – закричала она в исступлении. – Что это вы с ним сделали? Свет ты мой, удалая солдатская головушка! не тронули тебя ни штыки прусские, ни пули турецкие;.. а сгинул от беглого каторжника!" – "Унять старую ведьму!" – сказал Пугачёв. Тут молодой казак ударил её саблею по голове, и она упала мертвая на ступени крыльца" [12].

Г.А . – Да! Глумится и над мученицей Ахматовой, чеканное слово которой сегодня, как и в 1942-ом, ибо нынче развернулась настоящая война с русским языком, звучит для нас драгоценным заветом:

Мы знаем, чтo ныне лежит на весах И чтo совершается ныне. Час мужества пробил на наших часах, И мужество нас не покинет. Не страшно под пулями мертвыми лечь, Не горько остаться без крова, – И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесем, И внукам дадим, и от плена спасем. Навеки [13]!

А уж кощунственный, переполненный пошлостями и сквернословием клочок "Три сестры" (274-278) мы просто не отважимся цитировать. "Дом-2" сильно уступает престарелому литератору. И это пасквиль на благороднейшего Чехова!

Н.В . – Но что ему русские святыни, неуклюже ворочается он среди них, как та свинья под дубом в бессмертной басне Крылова. Подрывая рылом корни, она ещё и вещает, но и Дуб (кстати, священное дерево славян, а о "свинье в ермолке" – подленький доносчик, паразит Земляника, – мы давно от Гоголя слышали) ей отвечает:

"Пусть сохнет, – говорит Свинья, – Ничуть меня то не тревожит; В нем проку мало вижу я; Хоть век его не будь, ничуть не пожалею, Лишь были б желуди: ведь я от них жирею".- "Неблагодарная! – промолвил Дуб ей тут: Когда бы вверх могла поднять ты рыло, Тебе бы видно было, Что эти желуди на мне растут" [14].

Но не тут-то было, не поднимается эта штука у автора-героя; только глуповато он вопрошает: "Что общего у меня с тамбовским мужиком?" (157). Да ничего, сердешный , будь покоен, что может быть у тебя общего с коренным русаком, и вообще с чем-то коренным. Куда тебе до его "бойкого ума" и "меткого слова", о которых так искристо писал Гоголь!

На страницах своей "ерофедии" тщетно (аж два года трудился 1997-1999 гг.) автор бьётся над загадочным этнонимом "русский" (который и по сей день остается тайной для крупнейших филологов мира), беспомощно пытаясь раскрыть его смысл, наполнить его неким содержанием, как бы характеризуя нас: то "русские -союз потомков, битых кнутом и плетями. Русские – дети пытки" (16), то "русские – позорная нация. Тетрадка стереотипов" (46), то "русская свинья" (31), а то и "нация бомжей. <…> Бродяги – попрошайки. Мы (???) – нация попрошаек. Бродяги – воры. Крадут, что плохо лежит. Они – не убийцы по страсти, но могут… Бродяга грязен" (159) – вот так разгадка. Но сильно ошибается г. Е. – конечно, тому свидетельство и вся русская история и культура. К тому же, он ещё и малограмотный – "бродягами", если угодно г. Е. "бомжами", обычно именуют другое племя, и вот как об этом пишет маститый востоковед И. Ш. Шифман, в частности, о социальной группе иври?: "так назывались люди, утратившие общественные связи и обреченные на бродяжничество; отсюда современное "еврей"" [15].

Г.А . – Какие только маркизы де сады не пытались проникнуть в "загадочную русскую душу", а, как будто, и загадки-то нет никакой – просто она бездонная, богобоязненная и человеколюбивая. Чтобы постичь глубинное содержание русского человека надо любить Бога, а значит, и ближнего, не лукавить, не лгать, почитать отца и мать свою – сиречь Отечество. А что же не наш литератор ? – глумится да кощунствует надо всем святым, над русской матерью, над русской женщиной. Что уж Некрасова вспоминать с его "женщинами в русских селеньях": держитесь Ярославна и кн. Ольга, Ефросинья Полоцкая да Анна Кашинская, Авдотья-Рязаночка, Февронья Муромская, Евдокия Суздальская… скрепите сердца свои, святые сестры милосердия! А ведь впервые именно в России вел. кн. Еленой Павловной во время Восточной войны был учрежден сей богоугодный институт помощи страждущим. Помните, какие пронзительно-трогательные строки посвятил Тургенев баронессе Юлии Вревской, умершей от тифа в Болгарии в Русско-турецкую кампанию 1877-78 гг.: "Она была молода, красива… <…> Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия…" [16].

Н.В . – Хорошо помню. Это стихотворение врезалось в память ещё в юности, помню, как плакала над ним…

Г.А . – А взгляните, что обо всех нас марает этот ущербный человечишко: "Русская женщина любой разновидности (курсив – Г. А.) атавистична, как каменный пень… Впавшие глаза. Подавленность. Севший голос. <…> Многие бабы открыто хвастаются своей интуицией и подозревают за собой ведьминские способности, которыми порой устрашают мужчин. Другие, напротив, любят в себе бл…. ские черты. Бл…сть русской женщины, изнанка её застенчивости, ярка буфетно-ресторанным колоритом" (49-50). Сейчас много говорят о 65-летии Победы в Отечественной войне, и мне вспомнились душераздирающие документальные кадры ленинградской блокады – изможденные матери, погребающие своих детей… И этот мерзавец ещё смеет что-то верещать!

Страшно, что подобного рода писанина издается и тиражируется у нас, в России. Это же просто позор для всех нас, это мерзость запустения . В то время, когда Президент, Патриарх, просвещённая общественность обеспокоены всерьёз состоянием культуры нашего народа, некто г. Е. вещает, что нужно в сортирах повесить "на стене – иконы и портрет президента" (70). Все подобного рода выходки ещё и ещё раз убеждают нас в необходимости цензуры в целях защиты нравственного здоровья нации. Ведь до перестройки Ерофеева не печатали и правильно делали! Это просто похабщина какая-то!


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #94 : Октябрь 07, 2009, 15:11:11 »
Про "Энциклопедию русской души" В.Ерофеева, про русский язык и русскую мысль

Беседа с профессором Г. А. Богатовой-Трубачевой

http://www.rusk.ru/st.php?idar=114590#form
Часть 3

Н.В . – И никак его "творчество" не вписывается в понятие "свобода слова". Для того, чтобы быть свободным в слове, нужно, прежде всего, быть человеком совести и культуры, иметь честь и достоинство. А главное, нет свободы у безбожника, ставшего пленником греха и порока, – настоящая же свобода только в Слове Божием, в заповедях Господних, в сокровенном знании, "что такое хорошо и что такое плохо"! Теперь нас учат, что это (ерофеевы, пелевины, сорокины, т. толстые и проч.) – "другая проза", постмодернизм с его "эстетикой зла"… да полно, словоблуды, – это препростая бездарщина, ущербность и закомплексованность, неспособность к творчеству, так характерная для вас, бродяги "пятой колонны".

Кстати, горе-литератор не прошёл мимо и русской истории, уделив достаточное место её фальсификации. Тут с ног на голову, в первую очередь, перевернуты мощные фигуры Царя Иоанна Васильевича Грозного и. конечно же, Сталина, а с ними и панорамы исторических эпох. Примечательно, что его-то (Сталина) как раз честят изо всех сил потомки делателей "культа личности" вождя, его обслуги. Но ведь "государь-красно солнышко" не просто благочестивая метафора, но и свидетельство умоначертания народного; солнце же, и со множеством пятен и опасных вспышек, не заплевать, не загасить! Ну, чего стоит, например, А. Рыбаков с его " детями Арбата" – лауреат Сталинской премии, между прочим, но стал демократом . Но куда демократичнее своего предшественника г. Е. – тут "глубокомысленные" историософемы.

Например, "Если в Париже есть площадь Сталинграда, то это недаром. По большому счёту, Гитлер помог России. Он создал ей хотя и не такой железобетонный статус моральной неприкосновенности, как для евреев, но тем не менее он его создал. В 30-е годы он переманил на сторону советской России всю прогрессивную западную интеллигенцию, ставшую советскими шпионами мысли , в начале 40-х – весь западный мир" (17, курсив – В. Е.). Или не знает г. Е. – "аналитик", что к тому времени бедный Запад кишмя кишел червями, дорывавшими вместе с фюрером братский котлован для христианской цивилизации?! Но, похоже, просто ничего не понимает, да и с образованием очень и очень туго.

Цитируем: "Не зря русские смешались с татарами, и теперь непонятно, была ли Куликовская битва или просто гражданская война. А если бы на самом деле, не понравилась русским Византия, можно было бы, на худой конец, перекрасится в католичество Призвали или не призвали славяне варягов княжить – незначительный спор, а то, что могли призвать.., не справившись с собой, это точно" (65-66). Помните, как Хлестаков говорит: "У меня лёгкость необыкновенная в мыслях" [17]. Добавим только, что клочок, откуда взят этот перл называется "Россия и Африка". Почему? Господа, не поленитесь, возьмите комедию "Ревизор", перечитайте речи Ивана Александровича. Только у г. Е. тут серьёзно. Ирония, прикинется он, как бы не так! Почитай, литератор , в школьном словаре, что такое эта самая, не доступная тебе, ирония.

А вот как рассудил автор-герой о нашей истории: "Ни одного солнечного дня" (79). Или: "Русская история – цепь неудачных реформ" (214); "Лучшие давно перебиты. Затем перебили более-менее приличных. Затем перебили умеренную сволочь" (79). Спросим: что ж остались лишь "другие прозаики", "другие художники", "другие певцы, композиторы и актёры", "другие профессора и учителя" и прочая и прочая… другой этнос?

Г.А . – Да, метод таких литераторов-ёрничающих историков прост и определяется одним словом - разложение . Похихикивая, эти пошлые хохмачи незаметно внедряют в сознание нашего народа, особенно молодёжи, пренебрежительное отношение к прошлому Отечества, приглашают вместе с ними посмеяться над славой России, над памятью предков. Как тут опять не вспомнить вечного Пушкина: "Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь пред одним настоящим" [18]. Настоящее же для них – лишь звонкая монета. Цель их – колебание коллективных нравственных, идеологических, социальных устоев. Внедрение внутринациональной розни, расщепление общества на группы и группки путём насаждения своих хамских мыслишек.

Н.В . – Да, и в этом отношении, очень удобной оказалась, к примеру, фигура Царя Иоанна IV. Распуская слухи о якобы непомерной жестокости Государя, лже-историки стремятся в непросвещённой среде возбудить к нему, строителю Государства Российского, ненависть, а заодно потыкать в глаза нам, русским, мол, все вы такие, каков поп – таков и приход, пытаясь пересадить нашему народу свой врожденный комплекс неполноценности. С другой стороны, среди церковного народа провокаторы насаждают идею канонизации Царя. Это исторгает из "крикунов-гуманистов" целые потоки грязи, которые они выливают на Царя-Помазанника Божия, да ещё давно отошедшего в Вечность. Если это не пропаганда нигилизма, близнеца атеизма ( разложение личности ), то что тогда?

Взгляните, как действует г. Е. Процитируем его обрывок "Живописность", благо короткий, впрочем, с рассуждениями и у автора, и у его героев совсем плохо, потому-то писака всё за ухмылки да "иронии" прячется. Ну, не может он связно, логически мыслить. Не дано.

"Иван Грозный, убивающий сына (но ведь не убивал же! – Н. В.), живописен. В России любят тех, кто замучил и убил многих русских (Царь Иван, как известно, не за русскими гонялся! – Н. В.). Русская власть в основном (??? – Н. В.) уничтожала собственное население (как раз врагов – то еретиков жидовствующих, то новгородцев, губителей Царства Московского, то старообрядцев, разрушителей Государства Российского… – Н. В.), а не чужое или врагов, как в других странах (а что скажет этот знаток мировой истории, например, о Вандее, Варфоломеевской или Хрустальной ночи, гражданской в Испании или Северо-Американских штатах, погонях иезуитов за протестантами?.. Что за ублюдочное стремление всё время указывать – вот, мол, вы, русские какие! – Н. В.). Отделить кровожадность от забавы и заботы о стране невозможно. Это и есть русская живописность. Несмотря на то, что Иван Грозный был садистом (а может, Торквемада? А, г. Е.? – Н. В.), многие его любят из принципа. Другие любят его садизм. Нет слов: Иван Грозный – это русский ренессанс" (42). Да, нет на тебя, ущербный писателишка, с твоими пошленькими мыслишками Царя Грозного! Но есть карающая Десница Господня, страшно вразумление свыше.

Г.А. – Будем надеяться, что Комиссия, занимающаяся борьбой с фальсификацией истории России, не обойдёт своим вниманием и Вик. Ерофеева. Довольно с нас этого хамства, нигилизма, вульгарщины, этого разложения и размывания грани между истиной и ложью. Удивительно, как это у стареющего уже литератора совершенно отсутствуют нравственные ориентиры! Ни стыда, ни совести, как говорится. Причём он нападает так сказать по разным направлениям: язык, нравственность и мораль, культура, история, религия… Цель же более чем очевидная – системное агрессивное разрушение русского национального самосознания. Ну, чего стоит, например, такая цитатка: "Однажды Серый побил отца, как всякий русский (выд. – Г. А.). Хорошо не убил. Но не мог вспомнить за что побил" (166). Кто позволил этому подонку делать такие заключения? И где же наши правозащитники? Это же самая настоящая духовная чума. Да, да, просто какая-то моровая язва, от которой немедленно надо спасаться. Вообще, разговор наш далеко не из приятных, и повторю: после этой книжонки не только руки мыть надо, но и тело и душу лечить. Ей Богу, текст убийственный, разрушительный. Что же с нашей молодежью происходит, ведь именно она читает эту "другую прозу". Просто страшно. Вы знаете, Н. В., на мой взгляд, подобная писанина – это самая настоящая антигосударственная диверсия. Она именно подрывает основы нашей государственности, ибо оскверняет душу человеческую, погружает в уныние, раздражение, крадет внутренний покой, озлобляет. То есть автор целенаправленно делает всё возможное, чтобы так сказать похитить человека у Бога.


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #95 : Октябрь 07, 2009, 15:12:39 »
Про "Энциклопедию русской души" В.Ерофеева, про русский язык и русскую мысль
Беседа с профессором Г. А. Богатовой-Трубачевой
http://www.rusk.ru/st.php?idar=114590#form

Часть 4.

Н.В. -Да, Г. А., Вы верно это подметили. Удручает в этой книжонке и специальное панибратское отношение автора к религии, в частности, к христианству. Может быть, это у них семейное или опять Сталин виноват ? Ведь все знают, как ещё совсем недавно оскандалился и был привлечён к суду за кощунства и осквернение православных святынь брат г. Е., Андрей Ерофеев.

Да, оба, словно неандертальцы , взяли да и попробовали, видно из интереса, обгадить одним махом всю христианскую ойкумену: один сварганил выставку, другой наковырял "своевременные мысли":

"Христианство превращается в фольклорный ансамбль под управлением Петра и Павла.
" Глобальная деревня (курсив наш; надо полагать, по Е., это метафора современного человечества!) нуждается в метафизическом единоначалии. Но если я разрушаю старых богов, не открываю ли я путь к тотальному хаосу? <…>
"Мне надоели боги в театральных одеждах… Пора бы всем нынешним богам на пенсию. Для них, ветеранов неба, найдётся необременительная работа. Вместе с греческими олимпийцами и Дедом Морозом они станут наставниками детей, назидательными героями мифов, легенд, сказок.
"Можно, конечно, созвать сессию ЮНЕСКО и заказать на ней нового Бога… Но, скорее, он появится сам по себе, из чёрной грязи Африки, из интернета, среди русских бомжей, калькуттских мух, наркоманов Нью-Йорка.
"Сущность христианской сделки была гениальна: предопределение смерти в обмен на выполнение моральных норм" (210-212).

Таково глобальное мышление новоиспеченного оракула русской души. Так он запросто хамит не только русским, но, заодно уж, и всему миру, миллиардам христиан, строителям великой духовной культуры человечества, и ныне здравствующим, и пребывающим в Вечности.

Г.А . – Да, вот они – эти швондеры, что сеют разруху в головах, верховодят разного рода маргиналами, культивируют низменные инстинкты толпы. Руководствуясь человеконенавистнической идеологией, прочно угнездившейся в их головах, эти "другие" тяжелым тараном пробивают бреши в системе духовных ценностей русского народа. И прежде всего, агрессия ведётся именно через язык. Ибо язык – это не просто средство общения, но философия и психология народа, материализующаяся в слове, это панорама национального умоначертания, это духовно-нравственное сокровище, это оружие в схватке с врагом, это залог нашего бытия, культуры, в том числе и социальной и политической, это система этических представлений человека, это, наконец, и способ мышления и способ обучения мысли, русской мысли. Только прочно укоренившись в национальной почве, человек может себя ощущать настоящим членом великой семьи народов. Но самый глубинный, держащий корень всякого народа есть его родной язык.

Н.В . – Но сегодня русский язык переживает очень сложное время, агрессивная борьба с ним (а значит, и с нами) ежедневно ведётся в средствах массовой информации. Эфир заполнен жаргонизмами, уголовной "феней", блатными словечками, намеренно загрязняется чужими словами, чужими интонациями и проч. Опасно, что на руку растлителям может сыграть и вольное обращение с так называемой новой реформой русского языка; впечатление такое, что тут не всё продумано. Защитники её отбиваются от справедливой критики. Мол, мы ничего не меняем, только включаем в новые официальные (!!!) словари варианты норм. Но ведь иезуиты-разрушители уже тут как тут; к примеру, узаконили, уже в качестве литературного, вариант "дОговор", значит, так и говорим. И говорить так будут, специально используя эти "улично-ларьковые нормы", именно ведущие теле- и радиоэфира, навязывая опять-таки несчастной молодежи искарёженный нерусский язык. На фоне единого госэкзамена, отнимающего у школьников последнюю возможность получить хоть какие-то знания, этот удар по русскому языку может оказаться последним, после чего страна окончательно погрузится в неуправляемый хаос. Поэтому мы должны всеми силами противостоять злу. Мы же прекрасно понимаем, что порча языка – это зло, распространяющееся в общенациональных масштабах. Как можно принять за образец какие-то 4 новых словаря? как это возможно! А куда девать наше национальное богатство, словари Даля, Грота, Шахматова, Срезневского, Ожегова, Фасмера-Трубачева, Виноградова… Это что же теперь не норма?

Г.А. – На мой взгляд, это слишком скоропалительное решение. Конечно, так просто, одним росчерком пера языковые нормы не узакониваются. Обязательно они равняются по высокому культурному уровню говорящего. Стремиться-то надо к лучшему, идти через трудности к звездам. Вместо этого мы видим, что нам официально диктуют разговорно-вульгарные варианты "нормы": хотите "кофе чёрный", хотите "крепкое кофе". Знаете ли, у бандитов тоже есть свои нормы, что же мы теперь как вариант включим их в свои словари, в свой лексикон, в обиход? Включим брань, мат, "подлые слова", как определил этот языковой мусор великий М. В. Ломоносов! Да понимаете ли вы, что это означает? Криминализация через язык сознания, это же катастрофа. Язык – тончайший психологический инструмент, и те, кто обрушивается на него, очень хорошо это знают. Причем тут работает всё в комплексе – и лексика, и синтаксические конструкции, и грамматика, словообразование, фонетика, интонационный строй, мелодия речи, которая, кстати, сродни дивной русской народной песне. Всё это ломается при так называемых реформах. Достаточно вспомнить какой удар по русской культуре, по народу нанесла реформа русской орфографии 1918 г. Сразу же резко упал уровень образованности, затормозилось умственное развитие учащихся, произошёл катастрофический разрыв с традицией. И всё это ещё и на фоне церковных реформ… Да, в 20-е годы прошлого столетия русская культуры понесла невосполнимые утраты.

Н.В . – Кстати, эти варианты нормы, о которых мы говорили, что они дают человеку с точки зрения психологии? Ведь эта дозволенная вариативность – ложный выбор – опасное увлечение. Помните знаменитую фразу "казнить нельзя помиловать". Где поставить запятую, от которой зависит судьба человека! Здесь опять включается тонкий инструмент человеческой психологии – школьник воспитывается "в постоянном выборе": можно так, а можно иначе. Можно в театр пойти в халате и тапочках, а можно и в вечернем платье – всё равно ты одет. То есть культивируются через язык варианты поведения, стирается грань между "хорошо" и "плохо". Всё относительно, всё дозволено; это же самая настоящая проповедь нигилизма. И вот такие Ерофеевы ее и ведут, им же ещё и помогают. Издана книжонка, продаётся в магазине, купил, открыл, а там мат-перемат; но ведь напечатано, значит, можно. Книга – источник знания, и это не просто лозунг советской эпохи. Это закрепилось в сознании человека ещё со времён рукописных книг – ведь то были Святые письмена, летописи…

Г.А . – Да, это безусловно очень опасная тенденция, напоминающая игру с огнём. Помнится в 2002 г. затевали реформу русского языка, но тогда, благодаря Л. А. Путиной, её отложили на неопределённое время. 2007 год прошёл как "год русского языка", но, очевидно такие мероприятия надо повторять и повторять. Интересно, что решительнее и храбрее всех оказались волгоградцы (сталинградцы). Когда они получили в подарок научную библиотеку академика О. Н. Трубачёва, они тут же, по распоряжению мэра, учредили новый городской праздник "День русского языка в Волгограде", который положили отмечать каждый год 23 октября, в день рождения Олега Николаевича. Вот настоящий, исполненный национального смысла, День города, а не пустые гуляния с безмерными возлияниями и пошлыми концертиками… Волгоградцы сказали, что раз в масштабах всей России не получается каждый год объявлять годом русского языка, значит каждый город должен у себя проводить подобное очистительное мероприятие, поднимающее дух и поддерживающее нравственное здоровье народа; нужно выметать всякую пошлость, вычищать язык от сквернословия, в том числе. Думаю, и в других городах есть русисты, дни рождения которых нужно отмечать как дни русского языка, как общенародный праздник. Это начинание стоит распространить и в Москве, и в Петербурге. Необходимо нам обуздать разнузданное радио и телевидение, которые словно нечисть искажают русский язык, увечат нашу великую культуру, стремятся свести нашу работу на нет. А тем временем, в Волгограде создан музей Русской письменности им. академика Трубачёва, и вот уже через месяц там будет открыт памятник радетелю чистоты русского языка, великому русскому филологу, академику Олегу Николаевичу Трубачёву, учёному с мировым именем, который родился в русском Сталинграде. С чем мы придём к этому дню чистоты? – вот с такой книжонкой! с её уродливыми фашистскими призывами! С её невероятно плоской мыслью, с бедным, якобы русским языком, переполненным неприличными словами несчастного литератора . Положительно считаю, что оставлять эту книжонку – "энциклопедия", да ещё "русской души" – далее в интернете и продолжать её распространение просто преступно, да и недостойно нашей культуры! Это настоящий экстремизм, за который автор обязан отвечать по закону! Собственно эти пожелания мы и выразили в письме депутату МГД Н. Н. Губенко, отрадно, что нашу позицию разделила и профессор М. Л. Ремнева, декан филологического факультета МГУ, именно как патриот университета; как русский учёный. Ерофеев-то, к сожалению, выпускник филологического ф-та главного вуза страны!

Н.В. – А достоин ли он диплома Московского университета, основанного великим Ломоносовым?! Ведь такой же диплом имеют многие выдающиеся ученые России; а сколько профессоров, преподавателей, выпускников и студентов МГУ встали на защиту Родины в годы Великой Отечественной войны, многие погибли… И вот новоиспеченный фигляр-"постмодернист" водрузил на алтарь их священной памяти свой хамский опус. И не где-нибудь в пустыне Гоби, но в России!!! Ведь это и вызов всему нашему обществу, вызов всему народу: в то время, когда весь мир готовится к 65-летней годовщине победы над фашизмом, некто русскоязычный литератор продолжает безнаказанно глумиться над русским человеком, не раз в истории явившим свой героизм и жертвенность, искупившим своей кровью "Европы вольность, честь и мир" и в 1941-1945 гг. И не случайно И. В. Сталин, на приёме в Кремле 24 мая 1945 г. в честь победы СССР над Германией, поднял тост за здоровье именно Русского Народа, подчеркнув, что "он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза",.что "заслужил в этой войне общее признание, как руководящая сила Советского Союза".

Г.А . – Бремя русофобии невыносимо для ее апологета, ибо разрушает он остатки человека в себе. И некому уже будет протянуть руку, чтобы помочь падшему восстать.

Беседу записала Н. В. Масленникова

Примечания:

1 – Ерофеев В. Энциклопедия русской души. М., 2002. С.50. Далее цитируется настоящее издание, номера страниц указываются в тексте.
2 – Тургенев И. С. Отцы и дети//Собр. соч. В 10 т. М., 1961-1962. Т. 3. С. 274.
3 – Розанов В. В. Мысли о литературе. М., 1989. С. 162.
4 – Гоголь Н. В. Записки сумасшедшего//Собр. соч. В 6 т. М, 1949. Т. 3. С. 185.
5 – Гоголь Н. В. Мёртвые души// Собр. соч. В 6 т. Т. 5. С. 23.
6 – Розанов В. В. Сахарна. М., 2001. С. 78.
7 – Пушкин А. С. ПСС. В 10 т. М., 1962- 1966. Т. 7. С. 188.
8 – Цитируя г. Е., мы везде опускаем ненормативную, грубую лексику, заменяя её многоточием. В "Энциклопедии" же всё полностью в изобилии напечатано.
9 – Гончаров И. А. Обломов// Избр. соч. М., 1948. С. 156.
10 – Гончаров И. А. Указ. соч. С. 157-158.
11 – Напоминаем, что у г. Е. ненормированная, бранная лексика занимает полноправное место в тексте; все слова напечатаны полностью.
12 – Пушкин А. С. ПСС. В 10 т. Т. 6. С. 467.
13 – Ахматова А. А. Стихотворения. Сер. Поэтическая Россия. М., 1977. С.
14 – Крылов И. А. Избранное. М., 1986. С. 173.
15 – Шифман И. Ш. Ветхий завет и его мир. М., 1987. С. 23 ("бродяги-иври", с. 26).
16 – Тургенев. И. С. Собр. соч. В 10 т. Т. 10..32.
17 – Гоголь Н. В. Ревизор//Собр. соч. В 6 т. Т. 4. С.45.
18 – Пушкин А. С. Собр. соч. В 10 т. Т. 7. С. 196.

Впервые опубликовано на сайте Отчизна
http://www.rusk.ru/st.php?idar=114590

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #96 : Октябрь 07, 2009, 16:04:11 »
"Сочинение В.Ерофеева разрушает великий русский язык"

http://www.rusk.ru/st.php?idar=114541

Профессора и преподаватели МГУ им.М.В.Ломоносова обратились с письмом к депутату Московской городской Думы Н. Н. Губенко
Профессора и преподаватели Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова крайне обеспокоены распространением книжки Вик. Ерофеева "Энциклопедия русской души". По этому поводу они обратились к депутату Московской городской Думы Н.Н.Губенко . Публикуем текст письма и ответ Н.Н.Губенко.


Депутату Московской Городской думы
Н. Н. Губенко



Многоуважаемый Николай Николаевич!


Профессора и преподаватели Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова крайне обеспокоены распространением книжки Вик. Ерофеева «Энциклопедия русской души» (М., 1999. "Подкова", "Дисконт +"; М., 2002. "Zebra", тираж 7000 экз.; М., 2005. "Zebra"). Текст Ерофеева выставлен и в интернете, где можно свободно его прочитать. Этот опус продается в книжных интернет-магазинах. Кроме того, Ерофеев с 2004 г. на радиостанции "Свобода" ведёт одноименную передачу.

Означенный текст В. Ерофеева переполнен кощунственными высказываниями в отношении русской культуры, истории, литературы, русского народа, оскорбляющими честь и достоинство русских. Так, например, фрагмент "романа" под названием "Кровавое воскресенье" имеет следующее содержание:

Русских надо бить палкой.
Русских надо расстреливать.
Русских надо размазывать по стене.
Иначе они перестанут быть русскими.
Кровавое воскресенье – национальный праздник.


Бедный и без того язык писателя обильно сдобрен ненормативной лексикой, непечатными словами. Есть страницы книжки, где они составляют приблизительно 25 процентов. Очевидно, по мнению Ерофеева, это и есть современный русский язык.

Считаем, что сочинение В. Ерофеева возбуждает межнациональную рознь и русофобию, активно способствует распространению негативного отношения к русским среди других народов, а также нивелирует духовные и материальные ценности нашей культуры, разрушает великий русский язык, оскорбляет общественную нравственность и мораль. Совершенно очевидно, что книга носит ярко выраженный экстремистский характер (прилагаем цитаты) и должна быть изъята из обращения, а автор должен ответить перед законом в соответствии с Конституцией Российской Федерации.
В связи с этим, просим Вас поддержать наши требования.

М. Л. Ремнева , декан филологического ф-та, заведующий кафедрой русского языка, заслуженный профессор МГУ, д-р филологических наук;
А. Н. Качалкин , заслуженный профессор МГУ, д-р филологических наук;
Н. В. Масленникова , автор и руководитель духовно-просветительских, научно-методических программ "Сергиевские чтения", "Кирилло-Мефодиевские чтения" МГУ, к. филологических наук;
Л. С. Краснова , доцент ф-та иностранных языков и регионоведения, к. филологических наук, член Оргкомитета "Сергиевских чтений" и "Кирилло-Мефодиевских чтений" МГУ;
А. С. Новикова , доцент филологического ф-та, к. филологических наук, член Оргкомитета "Сергиевских чтений" и "Кирилло-Мефодиевских чтений" МГУ;
В. А. Недзвецкий , заслуженный профессор МГУ, д-р филологических наук, лауреат литературной премии им. И. А. Гончарова;
В. А. Воропаев , профессор филологического ф-та, д-р филологических наук,
А. А. Пауткин , профессор филологического факультета, д-р филологических наук;
Е. З Цыбенко , заслуженный профессор МГУ, д-р филологических наук; награждена Командорским Крестом со Звездой, орденом за заслуги перед Республикой Польша;
М. К. Башаратьян , зам. декана ф-та мировой политики, доцент, к. филологических наук;
Л. И. Девяткова , ст. научный сотрудник физического ф-та, д-р физико-математических наук;
А. А. Волков , заведующий кафедрой общего языкознания, профессор, д-р филологических наук;

Письмо также подписали выпускники Московского университета:

В. В. Аннушкин , заведующий кафедрой русской словесности и межкультурной коммуникации, профессор Института русского языка им. А. С. Пушкина, д-р филологических наук,
Г. А. Богатова , академик Международной славянской академии, профессор Свято_Тихоновского богословского университета, д-р филологических наук;
О. В. Цыбенко , научный сотрудник Института славяноведения РАН, к. филологических наук; член Оргкомитета "Сергиевских чтений" и "Кирилло-Мефодиевских чтений" МГУ;
Протоиерей Артемий Владимиров , настоятель храма Всех святых в Красном Селе;
Протоиерей Валентин Асмус , настоятель храма Покрова Богородицы в Красном Селе, профессор Свято-Тихоновского Богословского университета, магистр богословия;
Е. В. Путинцева , референт прот. Артемия Владимирова, к. филологических наук;
Т. Л. Миронова , главный научный сотрудник Российской государственной библиотеки, д-р филологических наук, член СП России;
В. В. Шмидт , зам заведующего кафедрой государственно-конфессиональных отношений в ранге Советника Российской Федерации 1 кл., профессор, д-р философских наук, Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации.


-----------------------------------------------------------------------


Что можно ответить на такое письмо, написанное достойнейшими, просвещеннейшими людьми нашего Отечества, хранителями нашего языка и культурного наследия?
Что разделяю их возмущение и негодование? Этого мало. Что, как депутат, неоднократно выступал за усиление наказаний за сквернословие? Эти попытки не увенчались успехом. Что инициировал в Государственной Думе принятие закона "О государственном языке Российской Федерации"? А он действует?..

Мы выросли в стране, гордившейся нравственной высотой нашей литературы. Мы поклонялись русскому слову. Мы гордились количеством и качеством наших театров и библиотек. Сегодня на родине Толстого и Достоевского приходится ежедневно и ежечасно бороться за выживание нашего великого языка.

Язык – одна из важнейших сил, соединяющих наш народ. Он – главное средство общения внутри народа, он задаёт общий набор понятий, которыми живёт и мыслит народ. Язык, если угодно, – это мировоззрение. Великий русский педагог Ушинский писал: "Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое, историческое живое целое. Он не только выражает собою жизненность народа, но есть именно самая эта жизнь. Когда исчезает народный язык, – народа нет более!"

Идеологи "реформ" сегодня откровенно ведут демонтаж нашей культуры, а значит, и нашего народа. Именно поэтому идет лихорадочная переделка русского языка. Подбираются иностранные аналоги русским словам, и затем к ним приучают людей через радио, телевидение и прессу. Замена слова "избиратели" на "электорат" или "образ" на "имидж" – вещь небезобидная, как может показаться на первый взгляд. Такая замена сразу рвёт связь слова с множеством неосознаваемых смыслов. Что делать бедной бабушке в деревне Сухомошь Ивановской области, которой попадётся газета со словами "рецессия", "конфессия", "кастинг", "дефолт"? Эти слова даже мой компьютер не распознаёт; вместо "конфессии" предлагает "концессию".

На наших глазах происходит эстетизация блатного фольклора и пропаганда криминального жаргона. Матерные слова, загрязняющие русский язык, обрушиваются на нас со страниц книг, газет и журналов, теле- и киноэкранов, театральных подмостков. Я как театральный режиссер в ужасе от того, что предлагают нам современные писатели. Как написала театральный критик Ольга Егошина, "в словарном запасе творцов новой драмы исключительно скромный заборный набор трёх-пяти букв. Свои сведения о жизни новая драма черпает из криминальной хроники и порносайтов".

Уродованию подвергается не только словарь обиходного русского языка, но и строение фразы, ритм, интонации. Послушайте многих телеведущих: хотя они говорят в основном русскими словами, но уже не по-русски. "Музыка" языка уже совсем другая. Что уж тут говорить о распространении нецензурной брани и ненормативной лексики, которые прямо ведут к дебилизации и вырождению нации! Наш великий просветитель М.В. Ломоносов называл их "подлыми словами"!

Добавлю: всё это происходит на фоне общей культурной деградации. Опыт последних десятилетий заставляет сделать тяжёлый вывод: разрушение русской культуры является системным. Смысл его – развал мировоззренческой основы русского народа. Наша культура – объект войны. Это – главное, об этом надо говорить.

Главное, чего удалось добиться врагам русской культуры, – переманить часть художественной интеллигенции. Её соблазнили изменить главные идеалы и смыслы, которые она несла людям в своих стихах, песнях, образах. Многие писатели предали своих героев, многие режиссёры приняли штампы худших образцов Голливуда. Русская культура утверждала, что "человек человеку брат", а сейчас всё больше художников внушают, что "человек человеку волк". Таков сегодня заказ денежного мешка. Талант, служащий злу, – страшная сила, и в массовом сознании нашего народа создан хаос. Многие поверили, что не в правде Бог, а в силе, и вошли в конфликт со своей совестью. Это – национальная трагедия.

Что касается сочинений Виктора Ерофеева, то он вполне заслуживает того, чтобы быть привлеченным к ответственности, а его тексты – изъяты из обращения. Я думаю, ему вполне можно инкриминировать разжигание межнациональной розни и распространение русофобии. Эксперты считают, что в текстах Ерофеева есть прямые параллели с высказываниями идеологов нацизма Гиммлера и Розенберга.

Сегодня защита русской культуры и русского языка – общенациональная задача, для решения которой нужно создать широкий народный фронт. Я верю, что мы с вами, уважаемые профессора и преподаватели Московского государственного Университета, не одиноки. Что есть люди, готовые встать на защиту национального достоинства русского народа. Спасибо вам, что вы боретесь, стоите на страже, защищаете от осквернителей наш язык и нашу культуру.

Н.Н. Губенко , депутат Московской городской Думы


http://www.rusk.ru/st.php?idar=114541

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #97 : Ноябрь 12, 2009, 09:29:55 »
Практика уличного арта
// "Порнохолокост" в галерее Марата и Юлии Гельман


http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1269102&NodesID=8


<...>
На выставке "Порнохолокост" громадные баннеры, оповещающие прохожих о визите Тото Кутуньо, декабрьских вечерах Аллы Пугачевой и т. д., превратились в плакаты несуществующих фильмов. Сюжеты своих картин "Протезы" черпают в самых фантастических закоулках желтой прессы, газете "Мир криминала", к примеру.

Визуальный ряд верен выбранным отрывкам: мы видим жену, отрезавшую член своему любовнику, брутально-багрового мужчину с тесаком (по сообщению газеты "Мир новостей", он обиделся за то, что его назвали "импотентом" и искрошил обидчиков в мелкую капусту). В общем, детям до шестнадцати не смотреть. "Протезам" легче всего дышится на улицах, и поэтому они не стали вешать свои плакаты на стены вполне буржуазной галереи, а прикрепили к грубо сколоченным конструкциям из досок.
<...>

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #98 : Ноябрь 12, 2009, 15:33:20 »
http://www.rulife.ru/05_01.html

Мордовские лагеря и "Моя прекрасная няня"
20 лет назад поэтессу Ирину Ратушинскую выслали из СССР

Олег Кашин

Чем должен заниматься ветеран диссидентского движения в постсоветской России? Ответ очевиден - политикой или хотя бы правозащитной деятельностью. Противник советской власти, отсидевший за антисоветскую агитацию, сегодня обязательно должен ходить на марш несогласных, заседать в "Другой России", выступать по радио "Свобода" или, в крайнем случае, по "Эху Москвы".

Собственно, именно благодаря этому стереотипу в последние годы мы ничего не слышали об Ирине Ратушинской - некогда постоянном авторе и фигуранте "Хроники текущих событий", участнице правозащитных демонстраций на Пушкинской конца семидесятых, авторе самиздатовских поэтических сборников и автобиографической по вести "Серый - цвет надежды", одном из последних "узников совести" уже предперестроечного СССР.

Даже многие из ее прежних знакомых уверены, что Ратушинская до сих пор живет в Лондоне, где она осталась, когда после досрочного освобождения ее выгнали из страны - ровно двадцать лет назад. А она между тем тихо живет в Москве. Мы сидим на кухне ее квартиры на последнем этаже сталинского дома по Ленинскому проспекту, Ратушинская показывает копии архивных документов.

"После выезда из Советского Союза Ратушинская и ее муж Геращенко приняли активное участие в развернутой за рубежом антисоветской кампании "в защиту прав человека в СССР". С этой целью реакционные политические круги на Западе организовали им турне по Австрии, Голландии, ФРГ, США, где они выступают на многочисленных прессконференциях, дают интервью для печати, радио, телевидения, встречаются с функционерами антисоветских центров и организаций. В публичных выступлениях Ратушинская и ее муж извращают происходящие в нашей стране перемены, клевещут на советскую действительность. Заявляя об отсутствии в СССР демократии, они "свидетельствуют" о наличии в СССР многих тысяч "политических заключенных", об их "истязаниях и пытках" в местах лишения свободы. С учетом изложенного Комитет госбезопасности считает целесообразным лишить Ратушинскую И. Б. и Геращенко И. О. гражданства Советского Союза", - писал 7 мая 1987 года председатель КГБ СССР Виктор Чебриков в записке политбюро ЦК КПСС.

Политбюро единогласно (в том числе прорабы перестройки Александр Яковлев и Эдуард Шеварднадзе, а также сам Михаил Горбачев) записку одобрило, и Ирина Ратушинская, осужденная за публикацию пяти антисоветских стихотворений (вообще, это были стихи на религиозную тематику, но их почему-то сочли антисоветскими), была лишена советского гражданства и осталась жить в Лондоне.

Вернулась она в Россию только в декабре 1998 года - после года бюрократических процедур, связанных с оформлением российского гражданства.
обслуживание локальной сети
- Погодите, был же указ Горбачева еще в 1990 году - вернуть гражданство Солженицыну, Аксенову, еще кому-то и Ратушинской в том числе. Президентского указа оказалось недостаточно?

- Во-первых, мне вернули советское, а не российское гражданство. Вовторых, это в газетах написали, что его вернули. Потому что когда мы обратились с этим вопросом в посольство (нам передали указ, газетную вырезку) - а там, в этом указе было сказано, что посольства СССР во всех странах обязуются связаться с "лишенцами" и проделать все необходимое - нам сказали: мы против вас ничего не имеем, но указаний нам таких не дано.

- И вы восемь лет потратили на возвращение гражданства?

- Ну, мы не так уж их и тратили. Я же в 1992 году двойню родила, и мне было не до того, чтобы бегать и хлопотать. А когда детки уже подросли, и уже русским мальчикам в русскую школу пора идти (а мы хотели, чтобы они шли в школу в России), понадобилось российское гражданство. И возникли проблемы. Пришлось просить Беллу Ахмадулину, она подтянула Битова, и еще старую гвардию. Они написали открытое письмо Ельцину, и в конце концов наши имена вставили в указ: даруется российское гражданство.

- С тех пор вся ваша общественная деятельность сводится к писанию стихов и их публикации?

- Нет. Я, например, Темплтоновскую премию в Англии получила, а она дается именно за общественную деятельность. С формулировкой "за духовное развитие страны". А когда в Сахаровском центре была выставка "Осторожно, религия!", мы с Анатолием Корягиным и другими бывшими политзэками написали письмо протеста. Против издевательства над верой. Вот только с публикацией возникли проблемы: либеральная цензура была на страже. Всего в одной газете удалось опубликовать. Так что в СМИ я обычно не вылезаю, пока меня не спрашивают. А это случается редко. Вот вы сейчас спрашиваете, например.

- То есть это сознательный уход от публичной деятельности? Чем он вызван? Ведь вы с вашей биографией вполне могли бы стать такой нормальной медиафигурой. По крайней мере, как Людмила Алексеева.

- Я не ухожу навсегда от публичной деятельности. Надо будет - выскажусь, найду как. Но все же мое призвание - быть писателем, а не кем-то другим. А насчет медиафигуры… Тогда я должна была бы и вести себя, как Людмила Алексеева, правда же? А разница между нами в том, что я принципиально не согласна работать против России. Понимаете, одно дело разбираться с коммунистическим строем. Только коммунизм у нас уже кончился, а Россия осталась. Но вот путь через штатовские и другие гранты, которые потом надо отрабатывать так, как этого хочет грантодатель - это очень скверный путь. Я же видела этих людей - до грантов и после. Люди начинают работать действительно против своей страны, начинают лгать, это все нехорошо. Это страшно портит людей. Именно портит. Получается, на сжатие он был хорош, а на растяжение не выдерживает. Я так не могу, у меня другие убеждения. Хотя мне, конечно, предлагали.

- Предлагали - что именно? Вступить в Московскую Хельсинкскую группу?

- Не московскую. Я тогда еще в Америке была, и однажды меня пригласил к себе Боб Беренштайн, президент Random House, - издатель, который в Америке контролирует, скажем так, очень многое. Я помню, как он, положив по-американски ноги на журнальный столик, объяснял мне - Ирина, в Америке я решаю, кто писатель, а кто нет. А у тебя сейчас выходит новая книжка, ее успех или неуспех зависит от меня. Хочешь, чтобы она стала бестселлером? Тогда организуй Helsinki Watch в Англии, мы профинансируем. Я ответила - не буду этим заниматься, мне Англия ничего плохого не сделала. И он очень спокойно сказал - Ну, смотри, Ирина, я ж тебе говорил. Наказали меня за это и в самом деле крепко.

- Как наказали? Не издали книгу или чтото еще?

- Книгу уже издали, а вот до магазинов ее не допустили. И пока Беренштайн оставался президентом Random House, меня в Америке больше не публиковали.

- В чем разница между нынешней либеральной тусовкой и диссидентским движением?

- Это лучше вы мне скажите, что такое диссидентское движение. Диссидентами называли на Западе всех, кто был неугоден советской власти. А это были очень разные люди, которые одним единым движением быть никак не могли. Слишком разные у всех принципы.

Например, ни я, ни муж не вошли принципиально в Московскую Хельсинкскую группу. Не потому, что мы чего-то боялись - я и так получила больший политический срок, чем любая другая женщина. Нет, это не был вопрос риска, это был вопрос некоторой ответственности и незадуренности. Мы рассуждали так (может быть, мы тогда были молоды, - но я до сих пор не вижу логического пробоя в этих рассуждениях): почему Хельсинкская группа? Они настаивают на соблюдении Хельсинкского соглашения. Хорошо, крокодильчики мои, вы настаиваете. Но в Хельсинкском соглашении - три корзины. Одна из них - да, про права человека. А вторая, например, посвящена нерушимости послевоенных границ в Европе. И как же вы можете выступать за отделение, например, Эстонии от СССР, если вы называете себя Хельсинкской группой? Называйте себя тогда Хельсинкскими сектантами - "это мы вырежем, это отбросим, а вот это нас устраивает".

Если бы они действительно боролись за выполнение Хельсинкского соглашения, тогда все Хельсинкские группы мира должны были грудью встать против распада СССР, против раздергивания на части Югославии. Вы видели эти груди? Нет? А почему? А просто за это не платили.

Если же объяснять совсем просто - да, я получила на полную катушку, так позвольте же мне сидеть за то, что я сама делаю, пишу и думаю. А не за то, за что вам платят.

- Вы получили на полную катушку, но катушка оказалась почему-то более полной, чем у более знаменитых диссидентов. Почему?

- Наверное, я просто попала под раздачу. К тому же - ну, нетрудно представить себе логику того же Андропова. Представьте себе - какойто там особе 28 лет, ее стихи широко гуляют по самиздату, кладутся на музыку, переводятся за границей. Эта зараза уже в 28 лет член Международного ПЕН-клуба. Всю советскую цензуру она имеет в виду, и чем все это закончится - неизвестно. Не пора ли нам заняться превентивным действием? Это с одной стороны. С другой - гражданская позиция этой девчонки все-таки совершенно антисоветская. Вот, например, отправили Сахарова в Горький - с какой формулировкой? "По настоятельным просьбам советской общественности". Прекрасно. Мы с мужем - чем мы не общественость? - просто пишем открытое письмо с адресом, подписями и так далее - мол, мы не та часть советской общественности, от имени которой вы это делаете. Отправляем в Кремль и публикуем в самиздате. И в самиздате наше письмо подписывает еще несколько тысяч человек. Мы просто говорили властям: мы не можем помешать вашим мерзостям, но мы лишаем вас права делать их от нашего имени.

Мы с мужем были в каком-то смысле как Чичиков - заботились о том потомстве, которого пока нет. О том, чтобы детям было не стыдно в глаза смотреть. И сейчас не стыдно.

- Вы с мужем тогда работали?

- Да, муж был конструктором первой категории в НИИ при Академии наук. Потом, конечно, он оказался безработным, его вышвырнули с работы сразу, но поскольку он с детства был воспитан отцом в рабочих традициях (отец мальчишку устраивал на каждые каникулы подмастерьем к работягам), он умел работать на разных станках, был стеклодувом и так далее. И вот после увольнения он стал слесарем - инструментальщиком 6 разряда - а это такая белая кость среди рабочих: люди думающие, чертежи читать умеющие. Зарабатывал неплохо.

У меня немного сложнее. Киевской прописки у меня не было, поэтому я не могла ни работать, ни получать медицинского обслуживания - просто была никем, меня не существовало. Но я же физик-математик по образованию. Готовила деток к поступлению. Готовила, что называется, пакетом - физика, математика, сочинения. В итоге всем было хорошо и удобно, мои ученики поступали, а я зарабатывала. Хотя мне в приговоре это тоже вписали: нигде не работала.

- Из семи положенных лет вы просидели, кажется, пять.

- Четыре с лишним. Просто среди моих читателей оказался президент Рейган. Совершенно смешная вещь вышла - меня просто как щенка ему продали. Накануне встречи Горбачева и Рейгана в Рейкьявике - наверное, чтобы переговоры было проще вести.

А после освобождения меня лишили гражданства, а Рейган меня и мужа пригласил в гости. Мы обалдели совершенно, но визит есть визит. Он нам тогда предложил американское гражданство, но понимаете - Рейган как человек нам нравился, но быть гражданами этой страны… А вдруг будет война между Штатами и Россией - мы тогда как?

- Британского подданства у вас тогда еще не было?

- Никакого не было. Это мы после рождения детей решили, что деваться некуда, а до этого шесть лет жили без гражданства. Так вот, когда Рейган предложил гражданство США, мы так мягко ушли от этой темы. Надеюсь, он не обиделся.

<окончание следует>
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Пространство культуры. Кто есть кто?
« Ответ #99 : Ноябрь 12, 2009, 15:33:45 »
- Почему Рейгана заинтересовали именно вы? Почему именно ваше освобождение оказалось вопросом, который лидеры двух стран обсуждали наравне с разоружением в Европе?

- Я думаю, Рейгану просто кто-то сунул в руки книжечку моих стихов, тем более что незадолго до Рейкьявика в США действительно издали мой сборник, вполне сносно переведенный. На обложке была моя фотография - а я на ней совсем девчонка, и он как-то проникся стихами или моей историей. Ну и обсудил этот вопрос с Горбачевым лично. Они же обсуждали серьезные вопросы, фактически Рейган принимал капитуляцию в Холодной войне, он ломал Горбачева. И вот в такой обстановке меня неожиданно за шкирятник вытащили из тюрьмы КГБ в Киеве.

- Киев? А как же мордовские лагеря?

- В Мордовии находился наш лагерь, а в Киев, в тюрьму КГБ меня возили на перевоспитание - уламывали подписать прошение о по миловании. Наверное, по месту жительства - то есть я все-таки получила в конце концов киевскую прописку. Вообще, давление ради прошений о помиловании - страшная вещь. Это же, кроме всего - признать то, что ты делал, преступлением. Я не была знакома с Толей Марченко, но я прекрасно знаю, как его замордовали до смерти. Он умер в карцере через три недели после моего освобождения. И знаю, как давили на моего мужа и Ларису Богораз, когда уговаривали хотя бы их просить о помиловании. Мы с Марченко находились в одинаковом положении. Оба помиловок не писали. Но меня выпустили, а его решили еще помучить.

- Почему? За него не заступился Рейган?

- Не только поэтому. Я, например, знала, что, когда ребята из Amnesty International со всего мира пишут мне поздравительные открытки к Рождеству на адрес зоны, это помешает меня убить в лагере. Я эти открытки, конечно, не получала, и никто их вообще не читал - но их в КГБ считали, и их были десятки тысяч. Те, кто гнул меня на помиловку, могли думать - стоит ли меня убивать "при попытке к побегу" (у меня же в деле была красная полоса - "склонна к побегу") или получится себе дороже.

Кроме того, мы же хитрые были в Малой зоне (11 особо опасных преступниц - к уголовницам нас не селили, потому что мы могли дурно на ни влиять). Мы связали себя круговой порукой. Нельзя было убивать одну на глазах у других, и администрация это знала. 15 суток морозят в карцере - человек лежит на этом бетонном полу и умирает. Поэтому, если кого-то из наших отправляют в карцер, мы все кидаемся в забастовку. А если кого-то больную отправляют, тогда у нас голодовка. Пока она к нам живая не вернется. Уморят ее - и мы из голодовки не выйдем. А убить всю Малую зону не рисковали все-таки. Вот так мы спасали друг друга, и, в общем, спасли - насмерть у нас в лагере не замучили никого.

- Может быть, вас перевезли в киевскую тюрьму именно из-за того, что Горбачев с Рейганом уже обсуждали ваше освобождение, и нашим властям было бы приятнее освободить вас в ответ на вашу просьбу?

- Не знаю, но, в общем, выгнали меня из этой тюрьмы и сразу отпустили в Лондон, нас с мужем туда приглашал ПЕН-клуб. Мы же ехали не в эмиграцию, а именно ненадолго - с одним чемоданчиком. А оказалось - на 11 лет, вдогонку нас лишили гражданства, как со многими было. И мы оказались в дурацком положении. На что жить? Не брать же политические гранты, говорю же - это не для нас. Надо было работать. Вначале жили на мои гонорары, потом муж занялся бизнесом.

- Гонораров за те годы, что вас печатали на Западе, наверное, скопилось много, то есть вы не бедствовали?

- А я не знаю, сколько их скопилось. Я их просто не получала, но когда мы приехали в Лондон, один издатель меня встретил прямо в аэропорту. И сказал: Ирина, мы только что издали книгу твоих стихов, вот тебе гонорар 5 тысяч фунтов, надеюсь, ты не в претензии, что я без договора. Я стала смеяться - не бойся, в суд не подам. Потом уже так не было - выходили новые книги, по каждой заключался договор, и жить стало можно. Купили маленький, но все-таки домик в Лондоне - не в центре, конечно, но, что называется, в пределах кольца. Когда возвращались, продали его безжалостно, на вырученные деньги купили вот эту квартиру. Вы же не думаете, что нам Лужков ее дал - да и за какие перед ним заслуги? Нам никто ничего не давал, а мы и не просили.

Приехали вскоре после дефолта. Что здесь тогда творилось - помните? Все люди ходят серые, несчастные, что дальше никто не знает. От продажи дома еще немного денег оставалось, но на что жить дальше, было совершенно непонятно. Обе фирмы, которые приглашали мужа здесь работать, естественно, обанкротились. Новые книги издавать, наверное, и можно было, и я издала несколько книжек. Но зарабатывать этим было тогда нельзя, просто моральное удовлетворение. Это сейчас уже можно. А тогда я стала зарабатывать как сценарист - чем до сих пор и занимаюсь. Хотя роман очередной тоже пишу.

- Сценарист? А для кого пишете сценарии - я, например, с вашей фамилией ни в каких титрах не сталкивался.

- Просто титры делают мелкими буквами, что там рассмотришь. А вообще я много для кого писала и пишу. Вот сейчас показывают "Приключения Мухтара" - сериал про пса, у которого извилин больше, чем у трех ментов. Там моих серий - 26. В "Таксистке" написала сколько-то серий, и синопсис третьего сезона. Еще в "Аэропорте", в "Присяжном поверенном". Сейчас пишу сценарий для сериала "Автобус" про шоферюгу на автобазе в маленьком городке. Мужика, живущего по совести.

Еще я занималась литературной редактурой "Моей прекрасной няни". Вот образ няни Вики, например, придумала. Ведь эту девицу из Мариуполя - ее же надо было придумать. Вы же знаете, это римейк американского сериала, в оригинале была совсем другая история. Там девочка из бедного еврейского квартала, без образования, простая такая трудящаяся девочка оказывается в нянях у аристократа-англичанина в Америке, он театральный продюсер. И конечно, она там строит всех, и даже учит их справлять Рождество, потому что лучше всех знает, как это делается. Мы с главой "Амедиа" Александром Акоповым этот вопрос долго обсуждали. От оригинала мало что осталось. Потому что наш зритель - другой, и ошибка думать, что он "все схавает". Да и попробуйте у нас найдите еврейскую девочку без образования. И не хотела я трогать национальную тему.

- Но ведь Вика - украинка.

- Почему украинка? Она просто девочка из Мариуполя, южаночка такая. Вот этого мне добиться удалось - чтобы сделать ее южаночкой. Еще и с американцами переписку вела, объясняла: да, по-своему сделали. Потому что по-вашему у нас не катит, у нас зритель это не полюбит. Я не могу прогибаться, не могу писать истории с пакостями. У меня есть ограничения нормального православного человека - пошлятиной не занимаемся…

- В общем, в итоге вы с ними разошлись?

- Это же такая штука - уйдешь с одного проекта на другой, и все. Людей же мало. Тем более что я для "Няни" 45 серий делала, проект гремел, и меня с удовольствием заменили - потому что было кем заменить, были свои люди. А меня зовут, когда уже край, и всех своих уже перепробовали. Но мне работать нравится, тем более что я могу выбирать, в каком проекте работать, в каком - нет. И вообще, я считаю, что у нашего телевидения очень хорошее будущее.

- А как же цензура?

- Такой свирепой цензуры, как во времена либералов, я сейчас не вижу. Может быть, сотрудники телевидения с ней и сталкиваются, но еще нужно разбираться, где цензура, а где самоцензура. Ведь любая монополия может продавливать свою цензуру, не обязательно государство. Я, например, позволяла себе экспериментировать на той же "Няне", когда в мои обязанности входило не только перелопачивать сценарии, но и вставлять в текст свои шутки. Вставляла шутки про Путина, про депутатов - Акопов не вырезал, канал не вырезал, где цензура?

- О, я помню одну шутку из "Прекрасной няни" - про буденовку-невидимку, когда Вика говорит герою Жигунова - вы весь в своего дедушку, он однажды изобрез буденовку - невидимку и пошел в ней к Сталину. Жигунов отвечает - Да, но ведь его после этого и в самом деле никто не видел! Смех за кадром. Это ваша шутка? Считаете допустимым шутить на такие темы?

- Шутка не моя, а можно ли шутить - это зависит от того, как именно шутят. Шутки бывают добрые, злые, хамские, еще какие-то. А кроме принципов, есть такая вещь, как просто вкус. Я стараюсь чужие шутки не критиковать, пока они не заходят за грань вкуса. Эта шутка, по моему, за грань не заходит.

- Сериалы, шутки - мы возвращаемся к тому, с чего начали - ваша общественная деятельность все-таки закончилась.

- Моя присяга была - защищать советских политзаключенных. Закончились политзаключенные - закончилась и присяга.

- Считаете, что в России сейчас нет политзаключенных? Многие с вами не согласятся.

- Я поддерживаю контакты с Amnesty International. У них, конечно, бывают свои завихрения, но они хотя бы стараются быть объективными. Так вот, по их данным, последний политзаключенный - это Лев Пономарев, которому дали аж трое суток, когда он как-то сопротивлялся ментам, которые его митинг разгоняли. Кто еще? К концу прошлого года у них никто из наших в политзэках не числился. Ходорковского они политзаключенным не признают - ну, вот нет у друзей Ходорковского и у самого Ходорковского таких денег, чтобы купить Amnesty International. Кого в России сейчас сажают за убеждения? Только про Лимонова не спрашивайте: ему инкриминировали не убеждения, а оружие.

Знаете, была дивная история - был такой баптист по фамилии Хайло в советские времена. У него было 10 или 11 детей, сам он сидел. Мой друг в Америке Миша Маргулис, сам баптист, за друга-баптиста вступился: в самом деле, человек сидит за то, что он баптист. Началась кампания в защиту.

И, о чудо - Хайло отпускают. И Хайло летит в Америку с семьей. Американские баптисты радуются, хороводы водят, купили ему домик еще до его приезда - чтоб ему было где жить. Приехал. По-английски он не знает, Миша идет с ним на телевидение синхронным переводчиком - потому что узнику совести дали на американском телевидении час прямого эфира. И первый вопрос:

- С чего же начались ваши преследования за веру? Хайло отвечает, а Миша переводит: - Мои преследования за веру начались с того, что я украл два мешка цементу. И посадили его за воровство. Оставшийся час он объяснял, что коммунисты по пять мешков воровали, а их не сажали, но уже ни на кого это не произвело впечатления. Потому что - если у тебя убеждения, не воруй цемент. Страдай только за убеждения.

В Англии есть такой человек, который принципиально ворует автомобили, считая их общественным достоянием. Каждый раз, выходя из тюрьмы, он тырит машину, едет на ней куда-то и бросает ее, где считает нужным. И опять в тюрьму. И опять. Вы готовы признать его политзаключенным?

<конец интервью>
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица