Последние сообщения

Страницы: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10
11
Сергей Белкин
12 ч. ·
Путешествие в Реймс (премьера 12.12.2018)

О вчерашней премьере в «Большом».
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2421286114609597&id=100001846955297

Признаюсь: никаких позитивных ожиданий у меня не было. Оперная труппа «Большого театра» пребывает в столь плачевном состоянии, что ожидать от нее чего-то хорошего трудно. Я даже билетик покупал (за три месяца) такой, чтобы не жалко было: за 700 руб, 4-й ярус, третий ряд. Не все видно, но слышно.

А слушать предстояло нечто особенное. Попался бы мне автор, я бы его спросил: «Старина Джо (в смысле – Джоакино)! На что Вы рассчитывали? Почти три часа до жути похожих друг на друга фиоритурочек при отсутствии сколь-нибудь занимательного сюжета, – это же никто не выдержит. И провал Вашей оперы был абсолютно закономерным. То, что Вы гений – сомнений нет. Фиоритурочки однообразны, но притом, несомненно, гениальны. Но еще один риторический вопрос: о чем Вы думали, когда писали? 6 (Шесть!) басов, 5 (Пять! – тут одного-то найти невозможно!) теноров, 4 сопрано, две меццо-сопрано и еще контральто! А ансамбль на 14 голосов, это что такое? Это для циркового номера «музыкальные эксцентрики»: спеть такое «как написано» – ну очень непросто.»

С такими мыслями я шел на спектакль, а ушел в полном восторге!

Потрясающий спектакль! Все спето, сыграно – на самом высоком уровне.

Режиссер Дамиано Микьелето и сценограф Паоло Фантин сделали все очень остроумно и точно. Упомянутые мною длинные и нудные «номера» они так здорово «разукрасили» вторыми планами, в которых происходят вполне осмысленное и не разрушающее ни ткань, ни стилистику действо, что нельзя не аплодировать. Есть, есть на белом свете режопера не то что не портящая, а улучшающая не самое удачное сочинение Россини.

Самым тревожным ожиданием для меня были теноровые партии. Но то, что произошло – просто чудо! Рузиль Гатин и Алексей Неклюдов были великолепны! Рузиль Гатин (Граф Либенскоф) – это вообще что-то запредельное: про таких говорят – настоящий итальянский тенор (из Казани он, вообще-то…). Из Казани же и Альбина Латипова (Коринна) и Альбина Шагимурадова (Графиня де Фольвиль) – и они тоже были великолепны! Наконец, третье (из трех «главных») сопрано – Хулькар Сабирова (мадам Кортезе) тоже спела Di vaghi raggi adorno так, что крышу снесло. Родом она из Узбекистана, но училась, живет и работает в Германии. Хороша была и меццо Елена Максимова (Мелибея) – в прошлом выпускница МГК, работала в «Стасике», но, как я понял, давно уже «в Европах».

Все басы были хороши: Давид Менендес (лорд Сидней) из Испании, Жозе Фардилья (Дон Профондо) из Португалии, Петр Мигунов (Дон Пруденцио) из Питера, ну и солистам «Большого» нашлось место в первом составе: Николай Казанский (барон Тромбонок) и Игорь Головатенко (Дон Альваро).

В общем – чудесный спектакль! Оркестр был великолепен, Туган Сохиев дирижировал тактично, точно, аккуратно!

В общем тем, кто был вчера в «Большом» – сказочно повезло! Повезет также и тем, кто придет завтра (14-го) и 16-го: будет первый состав. Сегодня (13-го) и 15-го – второй состав о котором судить не могу.

Но гнев на милость в отношении «Большого театра» я не сменяю. Хорошо, конечно, что несколько раз в году приезжает первоклассный коллектив и «выдает» первоклассный результат. Хорошо, что хор и оркестр Большого соответствуют этому уровню и что их включили в эту совместную постановку (Нидерландская национальная опера, Датская королевская и Опера Австралии), идущую на разных площадках мира третий год. Но «Большой театр» – это не «площадка»! Это место сакральное. Призванное рождать новое и выдающееся. В Большом все спектакли, каждый день должны быть шедеврами, лучшими в мире! И это не завышенные требования, а именно то, что могли бы делать другие люди на тех же условиях, что по факту уже имеются. Если бы, конечно, они не… (рукопись обрывается).
12
Беседы на галёрке / Re: Облик Москвы
« Последний ответ от Papataci Вчера в 23:07:52 »
Елена Ткач
7 ч. ·
https://www.facebook.com/elena.tkach.7/posts/2363637313707366

Внимание!
Собянин согласовал точечную многоэтажную застройку на Большой Никитской улице рядом с Консерваторией и театром Маяковского.

Я смогла получить протокол ГЗК от 15.11.2018 из которого следует, что ГЗК под председательством Собянина согласовала снос и многоэтажную застройку по адресу Большая Никитская 17 стр 1. В одном квартале с Консерваторией, напротив театра им. Маяковского. Разрешенные параметры высотности застройки – 32 м , речь идет о 9 и более этажном доме (как записано в решении ГЗК). В данный момент там находится 3х этажное здание, построенное в конце 1820-х гг. тогдашним владельцем купцом Ф. В. Булошниковым. На первом этаже дома находились лавки, а второй был жилой. В 1886 г. был надстроен третий этаж. Здание имеет статус объекта исторической среды.

Для окончательного утверждения проекта застройки мэрии и застройщику необходимо протащить его через публичные слушания. Поскольку публичные слушания еще не объявлены (а на это отведен двухмесячный срок), то, по всей вероятности, мэрия намерена их провести во время новогодних праздников, когда москвичи заняты празднованием, а многие отсутствуют в городе.

Инициатором сноса и фактически уничтожения облика Большой Никитской улицы является кампания ООО Мэйнэстейт и г-н Маталыга, ответственные за снос в прошлом году усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной улице.

Отмечу, что Большая Никитская улица на отрезке внутри Бульварного кольца является одной из немногих практически полностью сохранившихся улиц, она входит в заповедную зону Поварская – Большая Никитская, что разумеется нимало не волнует ни застройщика, ни мэра.

Прошу распространить эту информацию!!!. Не позволим уничтожить одну из красивейших и старейших московских улиц!

В приложении решение ГЗК, современное фото предполагаемого к сносу здания и фото 1934г (здание слева).
13
Сегодняшний концерт В. Холоденко и А. Курбатова из КЗ Мариинки доступен в записи до 21 декабря:

https://mariinsky.tv

Из сегодняшней программы наибольшее впечатление произвел (как и предполагалось) первый номер - непревзойденный "Петрушка". Все-таки лучше, совершеннее Вадима его имхо сейчас никто не играет. В "Прометее" было много хорошего, но заменить оркестр, конечно, не под силу даже самым хорошим пианистам (особенно это очевидно в самом начале, где знаменитый прометеевский аккорд, изумивший в свое время даже Рахманинова, "не звучит").
14
     Это предложение выкупить "свои" места на мероприятия абонементов музыки барокко
(в качестве пилотной программы ) действительно ТОЛЬКО для держателей ЭЛЕКТРОННЫХ абонементов!
15
Сегодня, 13 декабря, транслируется концерт:

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия»
Дирижёр – Юрий Башмет
Елизавета Леонская (фортепиано)
В ПРОГРАММЕ:
Брамс
Концерт № 2 для фортепиано с оркестром си-бемоль мажор, соч. 83
Шуберт
Симфония № 5 си-бемоль мажор, D 485
16
Поражает и не поражает одновременно:
насколько же у всех разные глаза и уши!
При том, что тут нет обмена мнениями. Есть авторитарность и снобизм.
А Вы считаете, что из обмена мнениями родится Истина?! И авторы каждый пассаж должны сопровождать "ИМХО" или "мне так показалось"?! ;D
17
Музыкальное образование / Re: Обучение в музыкальной школе
« Последний ответ от lina Вчера в 12:57:42 »
Над детскими музыкальными школами нависла угроза: "Утратили смыслы"

Новые правила наотмашь бьют по ученикам и преподавателям

Наши чиновники, давая интервью и выкладывая посты в социальных сетях, то и дело бросают провокационный повод обществу забеспокоиться о будущем. Недавно медиапространство озадачила руководительница Дирекции образовательных программ в сфере культуры и искусства. Прозвучавшая из ее уст критика существующего детского музыкального образования, якобы «утратившего смыслы» в новой социокультурной парадигме, напугала многих. А тут еще и появление новых правил аттестации педагогов, проводимой тем же госорганом, условия которой шокировали преподавателей.

В том, что происходит в сфере детского дополнительного образования, пытался разобраться обозреватель «МК».

Над детскими музыкальными школами нависла угроза: фото: pixabay.com
Позиция руководителя дирекции Екатерины Калачиковой, чиновника нового поколения с дипломом Академии им. Гнесиных, изложенная ею в видеоблоге, вызывает удивление. Г-жа Калачикова считает, что классическое музыкальное образование, переживающее, по ее мнению, «кризис смыслов», утратило свою актуальность. А потому большинству детей лучше заняться чем-то более увлекательным и современным.

С одной стороны, как будто все логично: новая реальность требует обновления форм обучения и даже его целей и задач. Ну не было ведь раньше компьютерных игр с саундтреками. А сегодня это бизнес, приносящий миллионные прибыли. Или реклама: ролики, тизеры, клипы. Требуются специалисты, которые знают, что такое саунд-дизайн, умеют работать в компьютерных программах, создающих саундтреки и аранжировки. Только это не означает, что обучение этим прогрессивным видам деятельности должно заменить классическое образование. Музыка не транспорт. Здесь нельзя сказать словами Остапа Бендера: «Железный конь идет на смену крестьянской лошадке». Вряд ли саундтрек к популярному шутеру или аркаде пришел на смену музыке Бетховена или Прокофьева. А прогрессивные методы деторождения типа ЭКО вряд ли отменяют традиционный способ зачатия. Хотя, слушая и читая откровения некоторых чиновников от культуры, начинаешь в этом сомневаться.

Детские музыкальные школы, пожалуй, одно из немногих направлений социальной жизни нашей страны, которое в постсоветский период не только не растеряло своего качества, но еще и прибавило. Обучение стало бесплатным, чего не было даже в СССР. Школы, по крайней мере московские, прекрасно оснащены: появились классы, оборудование, формы художественного воспитания, отвечающие сегодняшнему дню. При этом ДМШ бережно сохранили традиционные методы обучения и программы, необходимые для классического музыкального образования. Мне как музыканту, прошедшему все этапы (от подготовительного класса ДМШ до аспирантуры Московской консерватории), никто не докажет, что постичь сложнейшие премудрости классической музыки можно способом, отличающимся от традиционных программ. Именно учебный план сестер Гнесиных, открывших в Москве в 1895 году музыкальное училище, лег в основу концепции советского музыкального образования, с которым до сих пор мало кто может конкурировать.

И главное в этой концепции — школа. Не только как институция, а как база, фундамент, почва, дающая возможность растить значительное число музыкально грамотных людей, среди которых логично и ожидаемо появление тех самых единиц, наиболее талантливых и одаренных, способных стать выдающимися пианистами, скрипачами, баянистами, певцами, композиторами… Не будет массового контекста, не будет и «звезд». Вот эта аксиома, казалась бы, не требующая доказательств и в спорте, науке, искусстве, тем не менее не является истиной для людей, которые явно не находятся «в парадигме классического искусства» и которые ведут себя, словно марсиане из комикса, явившиеся завоевать Землю.

Уже сейчас с 1-го класса детей, обучающихся в ДМШ, начинают подвергать фильтрации: тот, кто не набрал на экзамене нужного количества баллов, переводится на «общеразвивающее» отделение со значительно облегченной программой. Но музыка не спорт, развитие способностей у юных музыкантов происходит не сразу. Ребенок должен созреть — психологически, личностно. Если его выбросили из системного обучения лет в 9, то шанса вернуться не будет. Все это тем более странно, что от президента страны мы постоянно слышим декларации о высокой роли культуры и необходимости художественного воспитания молодежи. Открываются новые концертные залы, но кто в них будет ходить, если детей отсекать от «парадигмы классической музыки»? Впрочем, если следовать этой «марсианской» концепции, то скоро в Большом зале консерватории мы будем слушать концерты рингтонов и проводить Международный баттл диджеев имени Джеймса «Джимми» Сэвиля.

Но новые правила игры для музыкальных школ наотмашь бьют по учителям. Причем замечу, что новый вид аттестации преподавательского состава организаций, подведомственных московскому Депкультуры, не соответствует положениям приказа Министерства образования РФ. Так, для того чтобы подтвердить или получить одну из двух категорий — первую и высшую, — педагогу придется пройти не только обычные процедуры типа открытого урока, предъявления методических работ и достижений своих учеников, но и тестирование, призванное оценить его «профессиональное здоровье» (цитата из приказа департамента). Тестирование весьма креативно: к примеру, педагог класса домры должен назвать спектакль, за который получил «Золотую маску» Теодор Курентзис. Вот так с ходу не ответишь — и не то что не повысишь категорию, а попадешь в разряд «профессионально нездоровых». Самое интересное, что эти правила аттестации распространяются и на учителей общеобразовательных предметов, которые преподают в специализированных музыкальных школах и училищах.

И учениками теперь похвастаться будет непросто: строго очерчены те конкурсы, участие в которых свидетельствует о профессиональном уровне педагога. Например, «Щелкунчик», Международный юношеский конкурс им. Чайковского, конкурс им. Мравинского, Международный конкурс в Клингентале в Германии… Хочется спросить авторов данного документа: а на какие деньги поедет в Германию юный аккордеонист, даже если он будет соответствовать уровню этого конкурса? К тому же будущие аккордеонисты, скрипачи, пианисты, домристы, оказывается, теперь должны участвовать и даже побеждать еще и в олимпиадах по математике, физике и пр.

Есть и еще один подозрительный пункт в порядке аттестации: педагог должен представить контакты родителей своих учеников. Вероятно, затем, чтобы член Главной аттестационной комиссии, в которую входят известные люди (например, Владимир Машков, Вадим Репин, Светлана Захарова, Любовь Казарновская), мог позвонить папе или маме ученика и поинтересоваться: «Ну, как вам учитель?» Интересно, сам Машков с Казарновской в курсе, в чем им предстоит участвовать?

По итогам аттестации преподаватель получит «заключение и рекомендации для того, чтобы совершенствовать свое мастерство, эффективно преодолевать трудности в работе и бороться с профессиональным выгоранием». «Профессиональное выгорание» — каково!.. Возникает подозрение, что эта аттестация просто-напросто приведет к сокращению числа педагогов. Да и зачем они нужны, если учить некого? Ведь не будут же они переквалифицироваться из учителей сольфеджио в коучей по нанесению граффити.

Тем не менее педагоги музыкальных школ борются. И весьма грамотно — с подключением юристов, коллег из регионов России, организуют профсоюз. И дело не в том, что они не хотят сдавать унизительный «экзамен на чин», а в том, что изо всех сил пытаются спасти наших детей от интеллектуального «выгорания».

Екатерина Кретова
https://www.mk.ru/culture/2018/12/12/nad-detskimi-muzykalnymi-shkolami-navisla-ugroza-utratili-smysly.html?fbclid=IwAR1wkxQO80q7SdPS2V5r72FUWzd4A8QGuOhpXuDZ9Snh5fqmDei6X5Pg10I

18
Поражает и не поражает одновременно:
насколько же у всех разные глаза и уши!
При том, что тут нет обмена мнениями. Есть авторитарность и снобизм.
19
Санкт-Петербургский Дом музыки
(Наб. Мойки, д. 122 )
http://www.spdm.ru/


19 декабря (среда) в 19:00

Зеркальный зал дворца Белосельских-Белозерских
(Невский пр-т., д. 41)

Концерт из цикла "Молодые исполнители России"

Солируют:
Лауреат недавно завершившегося Всероссийского музыкального конкурса Илья Папоян (фортепиано)
Лауреат международных конкурсов им. Юрия Янкелевича и Владимира Спивакова Фёдор Безносиков (скрипка)

Программа:

I отделение
Ф.Шопен (1810-1849). Концерт №1 для фортепиано с оркестром ор.11

II отделение
Д. Шостакович (1906-1975). Концерт № 1 для скрипки с оркестром ля минор ор.99

Билеты можно заказать на сайте www.spdm.ru и по телефону: +7 (812) 702-60-96

20
Коринна  Альбина Латипова
Маркиза Мелибея  Елена Максимова
Графиня де Фольвиль Альбина Шагимуратова
Мадам Кортезе  Хулькар Сабирова
Шевалье Бельфьоре Алексей Неклюдов
Граф Либенскоф Рузиль Гатин
Лорд Сидней  Давид Менендес
Дон Профондо Жозе Фардилья
Барон Тромбонок Николай Казанский
Дон Альваро Игорь Головатенко
Дон Пруденци Петр Мигунов
Дон Луиджино Бехзод Давронов
Делия Евгения Васильчук
Маддалена  Ирина Рубцова
Модестина  Юлия Мазурова
Дзефирино Иван Максимейко
Антонио Валерий Гильманов
Джельсомино Иван Максимейко

Режиссура Микелетто "идёт" этой опере как корове седло. Ну "Трубадур" в музее - это ещё куда ни шло, но "Реймс" - ??? Не смешно, а местами пОшло. Режиссерские идеи интересные есть, но ни смысла, ни динамики действию - они не прибавляют. Так, красивые картинки. Их запросто можно было бы "приклеить" к другому сюжету. Потому имеет смысл говорить только о музыкальной стороне постановки. Тем более, что о постановке многие уже написали достаточно подробно, к тому же она не эксклюзивна: римская запись есть в сети.

Оркестр Сохиева как всегда лиричен, аккуратен и точен, но словно лишён жизни. Насмешка или неожиданный полет фантазии - нет, это не про него. Поэтому получилось очень достойно, но местами ужасно скучно. Лирическая линия чудесно, комическая - невыразительно. Хотя отдельные инструментальных партии - просто блеск!

Но, в общем-то, эту оперу делают певцы. И это было достойно. Прежде всего, 3 прекрасных тенора: Рузиль Гатин (Либенскоф), Алексей Неклюдов (Бельфьоре) и Бехзот Давронов (в небольшой партии Луиджино). Неклюдов мы уже слышали в концертной версии, а Гатин - подлинное открытие, настоящий "тенор тенорович". Звонкий, с красивым тембром и к тому же понимающий стиль. Ещё одно открытие - Альбина Латипова (Коринна). Прелестный голос. Хулькар Сабирова - мадам Кортезе - начала с форсированного звука, и только на пиано зазвучала так, как надо. Тембр мне показался не слишком интересным, а сам голос большой, и техника очень хорошая. Шагимуратова - контесса - предсказуемо не произвела на меня впечатления: мало того, что актерски она беспомощна (я давно об этом знаю, хотя кому-то и простить не грех), так и вокально все до зубного скрежета монотонно. Актёрский дар в опере - не только умение двигаться и хлопотанье лицом, но прежде всего интонационное разнообразие. Ну чего нет - того нет... Хуже, впрочем, обстоит дело, как ни странно, с басами и баритонами. Головатенко - Альваро - спел явно хуже, чем в том же к.и. Остальные были на грани фола (кроме Казанского - барона. Это было достойно). А Дон Профондо (Жозе Фардилья) и вовсе умудрился так отстать от оркестра, что даже я это услышала... За гранью "добра и зла" был и ещё один персонаж: Елена Максимова - Мелибея. Уму непостижимо, за какие такие заслуги эту басовитую меццу без чувства стиля и с сомнительными колоратурами взяли в проект... И все-таки самая большая заслуга музыкальной части спектакля - это ансамбли. Спеты они были практически безупречно. И ещё хор. Брави!

Вряд ли я ещё отважусь пойти на этот спектакль, хотя, думаю, второй состав не хуже первого. Дело не только в постановке (можно ведь только слушать): просто Россини - не моя чашка чая.......
Страницы: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10