Последние сообщения

Страницы: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10
21
Скорее всего да. Но если есть какие-то внутренние причины, которые не хотят афишировать, могли бы придумать более благовидное объяснение -- например, плохо выступил или что-нибудь в этом роде. А тут просто на посмешище себя выставили.
22




КО ДНЮ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА. «И МАРШИ, И ВАЛЬСЫ…»

Дорогие друзья!

В День Защитника Отечества мы рады пригласить вас в Центр Павла Слободкина на концертную программу «И марши, и вальсы».
В этот праздник мужества и силы Московский камерный оркестр Центра Павла Слободкина п/у Айрата Кашаева исполнит для вас героические, торжественные  марши В. А. Моцарта, М. И. Глинки, С. С. Прокофьева, Г. В. Свиридова и лирические, романтические вальсы А. Дворжака, И. Штрауса, М. И. Глинки и П. И. Чайковского.
Ждём вас 23 февраля, в субботу. Начало концерта в 19.00.
23




АРТ-ПРОЕКТ "ТЕНОРА XXI ВЕКА". «ОДНАЖДЫ В ИТАЛИИ»


«Однажды в Италии» — это веселая, романтичная, но вместе с тем очень глубокая история, рассказывающая о трех родных братьях — Джорджио, Паоло и Федерико, живущих в провинциальной итальянской глубинке. Они молоды, красивы и амбициозны, они любят музыку, песни и мечтают о большой сцене. И однажды Судьба в лице влиятельного синьора Пасторелли дает им Шанс, который возносит их на вершину мирового шоу-бизнеса. Братья получают то, о чём мечтали долгие годы, но неожиданно на их пути встаёт роковая красавица Виктория… Это история о любви и ненависти, о дружбе и предательстве, о чести и долге, щедро наполненная великолепными итальянскими песнями: CARUSO, VOLARE, TU VUO FA L'AMERICANO, PARLA PIU PIANO, O SOLE MIO и др.

В музыкальной истории заняты:

Влад Канопка - российский и белорусский актёр театра и кино. Окончил ВГИК (мастерская Владимира Грамматикова). Наиболее известные и популярные фильмы и сериалы: «Молодёжка», «Суперплохие», «Одноклассницы», «Последний рубеж», «Тот, кто не спит» и другие.

Георгий Фараджев – тенор, солист московского театра «Новая опера», на сцене которого выступает в партиях: Ромео и Фауста («Ромео и Джульетта» и «Фауст» Гуно), Герцога («Риголетто» Верди), Рудольфа («Богема» Пуччини), Альмавива и Рамиро («Севильский цирюльник» и «Золушка» Россини), Неморино («Любовный напиток» Доницетти), Альфред («Летучая мышь» Штрауса) и др. Ведущий солист Арт-проекта «ТенорА XXI века» с 2010 года.

Сергей Писарев – тенор, в 2014 года поступил в труппу театра OPER LEIPZIG (Лейпциг, Германия), на сцене которого уже исполнил партии Тамино и Бельмонте («Волшебная флейта» и «Так поступают все» Моцарта), Эрнесто («Дон Паскуале» Доницетти), Альфреда («Травиата» Верди), Тома Рэйкуэлла («Похождения повесы» И. Стравинского), Нарработа («Саломея» Р. Штрауса) и др.; победитель телевизионного шоу на телеканале «СТС» - «Русские Теноры»; ведущий солист Арт-проекта «ТенорА XXI века» с 2010 года.

Дмитрий Сибирцев – пианист, тенор, продюсер; автор идеи и организатор фестивалей классической музыки «Басы XXI века» и «Вокальные перекрестки»; лауреат Премии г. Москвы, лауреат Премии Фонда Ирины Архиповой; выступает с сольными программами и в ансамбле с выдающимися вокалистами современности; художественный руководитель Арт-проекта «ТенорА XXI века»; директор Московского театра «Новая Опера» им. Е. В. Колобова.

Драматургия — Борис Комаров. Хореография - Ольга Орлова. Режиссёр — Сергей Захарин.
 
Ждём вас 22 февраля, в пятницу, в концертном зале Центра Павла Слободкина. Начало в 19.00.


24




«В ПЕЩЕРЕ ГОРНОГО КОРОЛЯ»

Дорогие друзья!

21 февраля Центр Павла Слободкина приглашает вас на концерт «В пещере горного короля».
В программе - великие произведения композиторов Северной Европы: Яна Сибелиуса, Карла Нильсена и Эдварда Грига, в исполнении Московского камерного оркестра Центра Павла Слободкина. За дирижёрским пультом - Алексей Василенко.
Ждём вас 21 февраля, в четверг. Начало концерта в 19.00.
25
Понятно, что рост - лишь формальный повод. Истинная причина в чём-то другом...
26
Всё-таки напишу, хотя моё мнение наивного новичка, в лучшем случае, кого-нибудь повеселит. Была 17-го на этом спектакле и вынесла из него крайнее разочарование. Возможно, я хотела слишком многого от своего первого Тристана вживую, но желание получить Вагнера в исполнении крепкой труппы, "профильного" дирижёра, и с минимумом режоперы, всё же, не назвать заоблачным. Такое представление о спектакле у меня сложилось из разнородной критики и отрывков, реальность же научила больше не доверять ни тому, ни другому. Начну с Латама-Кёнига. До него не думала, что музыку Тристана можно исполнять настолько рационально, местами даже с холодной иронией (вроде стаккато в пастушьем наигрыше или "удара" тубой). Дело не в малом составе оркестра, и не в том, что "дирижёр чего-то не видит"- как раз наоборот, с технической стороны всё ясно как день. Но возможно, при такой постановке романтика за пультом заведомо исключается. Всё же не смогла понять, представляет ли собой эта постановка режоперу, маскирующуюся под символизм, используя декорационные мотивы и элементы жестовой системы прошлого, или режиссёр попытался скрестить бульдога с носорогом, не разбираясь в анатомии ни того, ни другого. Как понять Изольду Терентьевой, которую выводит из апатии лишь дирижёрская палочка, коей она занята весь спектакль, а также - счётом шагов, принятием выигрышных поз и старательным криком? Не разобрала, пиано у неё отсутствует или низы, у меня возникло впечатление, что это вообще не драм-сопрано. Вроде я сидела в середине партера, и других артистов оттуда было прекрасно слышно. Может, с моего места плохо прослушиваются женские голоса? На поклонах зал хлопал и кричал браво, а я мысленно призывала "возлюбленный призрак" голоса Флагстад, чтобы заглушить головную боль от скрежета финала. Конечно, ничего гениального я и не ждала, но не ждала и такой топорности. Губский в роли Тристана, по крайней мере, не был насилием над ушами. Сначала заинтересовал, но дальше начался "марафонский бег" с отдыхом во втором акте и работой в третьем. Спектаклю уже шесть лет, почему один из главных Тристанов всё ещё борется с материалом? К слову, общее впечатление такое, будто играли чуть ли ни впервые - очень много мелких ляпов, на которые невозможно было не обратить внимание. Которые должны, вроде бы, уходить с опытом. Возвращаясь к актёрам, Брангена-Бибичева шаталась в голосе, делала куцые неосмысленные жесты, раз не то забыла слова, не то сорвалась. Может, раньше было лучше - просто мне не повезло. Курвенал-Гарнов, при всей сценической уверенности, создал представление о своём герое в 3м акте как об исключительном идиоте. Тут, видимо, вопросы к режиссёру. Но и Губский там же позволил Тристану быть откровенно жалким и нелепым. Если у актёра есть серьёзные пластические недостатки, режиссёру, как минимум, нужно их не афишировать, не ставить задач, их проявляющих. И по возможности - скрывать. Здесь всё получилось с точностью наоборот, и закрывать в прямом смысле глаза в 3м акте мне пришлось не только на берёзы. Единственной радостью в спектакле для меня был Ефанов, король Марк. Монолог во 2м слушала, затаив дыхание, ловя каждую фразу, и совершенно забыв о своём разочаровании. Показалось, что Ефанов играл вопреки созданному режиссёром образу, этой мертвенной ходячей статуе, чем-то похожей на лицо с заставки"Вида". У него же получился настоящий Марк, даже жалела, что эта роль так мала, к тому же, в финале его как-то затушевали. И в первую очередь - абсурдным недоубийством Брангены. Что за мотив у воина резать безоружную женщину, идущую стороной - в разгаре схватки, можно не спрашивать. Но ладно - ударил, упала замертво, что делать дальше - купировать её фразы? Нет, "недоубитая" Брангена дважды привстаёт, чтобы сказать их, и снова ложится трупом. Спрашивается - как это понимать, смеяться или плакать? Тот же самый вопрос - к моменту встречи героев во 2м, когда Тристан выбегает в противоположную сторону от Изольды, стоящей в двух шагах, и "осознав свою ошибку", разворачивается и бежит обратно через полсцены. К веслу, лежащему на видном месте весь 3й, чтобы в конце его взяли вместо меча. К этим "родным берёзам", одна из которых, улетая наверх, чуть не стукнула актёра. Спектаклю шесть лет, неужели, зная о нестабильности берёзы, нельзя было подвинуть её вглубь, а лодку поставить правее? К этим попыткам жестов в сочетании с бытовой пластикой и ничем не осмысленным "монументальным" разводкам. Открыла для себя, что сочетание на сцене натурального и символьного создаёт убийственный эффект в плохом смысле. В такой связке натуральное становится физиологическим до неприязни, а символьное крайне неестественным. Вопросы, вопросы, сплошные вопросы, и за исключением Марка, никакой радости. И ведь эта постановка Тристана в Москве была первой, делалась всерьёз и надолго... Летела на неё как на праздник, возвращалась как с похорон. Неужели это - тот предел, выше которого сейчас не прыгнуть? И можно даже не мечтать о такой постановке этой оперы, от которой захотелось бы умереть в хорошем смысле и на сцене, и в зале, а не задавать вопросы... Наболело, очень. Теперь можно смеяться.
27
И ещё один материал на тему

https://www.classicalmusicnews.ru/news/vocal-height/
28
Арт-Агентство "Премьер"
3 ч. ·
«Ростом не вышел!». Татарский оперный театр расторгает контракт из-за «маленького» роста певца.

Татарский театр оперы и балета им.М.Джалиля заключил договор с Арт-агентством «Премьер», представляющим интересы тенора Хачатур Бадалян (Khachatur Badalyan), на участие в четырех проектах Международного оперного фестиваля им. Ф.И. Шаляпина. Однако после выступления Хачатура Бадаляна в опере Дж. Пуччини «Мадам Баттерфляй» в партии Пинкертона театр счел певца низкорослым (Рост Х. Бадаляна – 170 см). Было принято решение о расторжении государственного контракта на дальнейшие выступления артиста в одностороннем порядке, не смотря на безукоризненное исполнение партии, по мнению прессы, с точки зрения вокальных и артистических задач.

Читайте далее https://www.facebook.com/agency.premier/posts/755280648180009
История феерическая. Бадалян пишет у себя на ФБ, что будет судиться с театром. Интересно, будет ли это иметь какие-то репутационные последствия для театра или певцы (разумеется, подходящего роста) и дальше будут соглашаться с ним сотрудничать...

Событие получило большой резонанс.
Подробный материал:

В центре громкого публичного скандала оказалось руководство Татарского государственного академического театра оперы и балета им. Джалиля. Судя по всему, конфликт затмит третью, последнюю, неделю Шаляпинского фестиваля, а также грозит серьезными репутационными издержками и казанской опере, и всей республике как надежному партнеру в реализации культурных проектов.

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/413851
29
Tnargime Rǝnni
https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/599484607167113

Сходил вчера на «Влюбленного дьявола» и в очень смешанных чувствах остался.

С одной стороны — музыкальный материал вроде как традиции начала 20-го века продолжает. «Лулу», «Огненный ангел», «Любовь к трем апельсинам» вспоминаются сами собой. И музыке этой режиссура Тителя, которая сама словно в середине 20-го века застряла, даже идет. Такая хорошая и живая «реконструкция» получилась.

При этом Александр Борисович даже вроде как видео активнее пользовать начал. И если в первом акте кажется, что в желании это продемонстрировать он немного перебарщивает и остановиться вовремя не может, то во втором — все эстетически чище.

Но с другой — нарочитая тителевская «бутафорность» сохраняется. Один черный шар, который, как Молох, нависает над героями, чего стоит. Выглядит точь в точь как с занятий аэробикой.

Юровский в яме кайфует, даже что-то актерски выдает, что ему как-будто не очень идет, но не за это любим. Да и исполнители вроде как новый для себя материал освоили. Правда по-прежнему драматически беспомощны. Убедительно существовать и по-человечески говорить не могут. Но опять же... Бутафорской режиссуре Тителя на грани «бюджетного маньеризма» это не мешает нисколько.

Далеко не лучший оперный спектакль в Москве. Но возможно один из лучших у Тителя и, как следствие, в МАМТе. Уже нужно такое видеть.

Единственное, что сильно разочаровывает, это неиспользованный потенциал. Опера пропитана сексуальностью. Женщина мужчине «услуживает» и «подчиняется», в любви клянется. Он ее за собачку и слугу принимает. А она — дьявол и просто его поиметь хочет, его витальную силу получить. Мощный сюжет для композитора советской школы. Только представьте, сколько всего можно было на тему #metoo, феминизма и матриархата накрутить, если бы Александр Борисович сколько-нибудь за современностью следил. Женщина, которая не стесняется заниматься сексом с мужчиной и его «использовать».

При этом и про самку собаки как «суку» и про горбы «верблюдика» как женскую грудь режиссер все аллюзии считал. Даже на обнаженную грудь решился. А кульминационный секс все равно в стыдливое барахтанье где-то за ширмой превращается. С одной стороны — хороший такой памятник российскому ханжеству. С другой — смотришь на сцену как на кладбище упущенных возможностей.

Но это все мнение того, кто Тителя уже лет 10 смотреть не может, не зевая. Тут уже круто, что до финала дожил. Поэтому, если вам Александр Борисович симпатичен (ну или хотя бы не раздражает), то получается обязательно стоит «Дьявола» увидеть, если вы еще не.
30
Елена Лебедева
3 ч. ·
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=635198033605746&id=100013466646989

На втором представлении оперы Александра Вустина «Влюбленный дьявол» в Театре имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко я отчетливо ощущала веяние молодости. Это музыка рубежа 80-х гг., причем негромкая, такая серьезная, и для того времени уже, вероятно, не авангардная, а развивающая традиции середины ХХ в.

Хорошая музыка. Выразительная колористика точно соответствует сюжету. Кажется, вот читал когда-то композитор готический роман Жака Казота и потихоньку придумывал к нему музыкальные иллюстрации. Инструментальная музыка создает богатый и точный фон напряженнейших вокальных партий, в которых и развивается вся драматургия... Слушать просто очень интересно.

В этой опере звучит, собственно, не оркестр, а, по воле, наверное, слегка иронизирующего автора, странный ансамбль: скрипка, виолончель, две флейты, два кларнета, саксофоны... И – много разных ударных, создающих у Вустина эффектные музыкальные картинки... Еще каблуки танцоров... Лошадиная челюсть (народный какой-то инструмент)... Сирена за сценой... Вот в таких красках видит мистическую историю художник постапокалиптического конца ХХ в...

Интересно, что готический роман просветительской эпохи осмысливается Вустиным (и дирижером Владимиром Юровским, и режиссером Александром Тителем) в романтическом духе. С первых же мгновений спектакля: традиционный образ дирижера в черном эффектно обрамляется красным, да к тому же маэстро поручается «программная декларация»... В самой ткани оперы случается такое, что сквозь жесткую «каркасную» музыкальную структуру вдруг прорывается романтическая кантилена, какая-нибудь жалоба Бьондетты на свою несчастную судьбу... Вспоминается уже Маргарита из «Фауста»... Но тут же обозначается, конечно, особая сущность героини...

Выходит, что мы слушаем совершенно новую сочиненную тридцать лет назад в СССР оперу, написанную в духе развития додекафонной традиции, по мистическому литературному источнику 1772 г., осмысленному в духе европейского романтизма середины века XIX-го... Культурные коды нерасторжимо переплетаются, связь времен как будто восстанавливается, и Александр Вустин со своим неожиданным дьяволом (а вместе с ним –исполнители) оказывается звеном цепи.

Это здорово. Это дает ощущение счастья. Возможно оно пропадет, если опера станет репертуарной и просто встанет в свою временную нишу... Но сейчас – оно очень ощутимо. Постановка «Влюбленного дьявола» способствует восстановлению нашего рваного, невротического восприятия искусства ХХ в. Музыки в данном случае прежде всего, вытянутой из небытия и прекрасно зазвучавшей под руками Владимира Юровского.

В этом деле принимал участие, кроме того, режиссер Александр Титель. Постановка, на мой взгляд, профессиональна, эффектна и небезвкусна... Хотя чего-то тут мне не хватало... Кажется, тревожащий, странный, материал просит какого-то парадокса, стремится к более современной и внятной, не столь эклектичной эстетике... Мои глаза и мозг непроизвольно фиксировали, что перенос действия из изысканного аристократического общества XVIII в. на крестьянскую свадьбу середины века ХХ-го я только что видела в «Доне Джованни» Мартиноти в сценографии Шаверноха (и в венском спектакле это было осмысленнее), что красные ботинки (на главном герое, сильно увлекающемся общением с запретным) уже были на Клавдии и Гертруде в додинском «Гамлете» и означали, что они, конечно, право на человеческую любовь имеют, а на убийство вот – нет... Что огромную фигуру любящей матери, становящуюся все более давящей и превращающуюся в родину-мать, придумал Дмитрий Крымов для Шостаковича («Опус № 7)...

Вообще-то все эти заимствованные чудесные театральные штучки (может, они еще раньше где-то встречались) я могу воспринимать как то самое вписывание в традицию, подмигивание предшественникам, намеренное цитирование, которого в спектакле очень-очень много... Но режиссер, мне показалось, как будто прячется за проверенными шедеврами, прячется за Казотом, за Вустиным, за оживляющим музыку Юровским, которому не случайно поручил роль чуть инфернального, почти циркового демиурга...
И так же ведет себя при всей красоте изобразительного ряда, сценограф Владимир Арефьев. Хтоническую нечисть у него символизируют рептилии и насекомые, срисованные из барочных атласов, картинка заимствуется из итальянской и французской живописи века Просвещения: Жана-Батиста Шардена, Франсуа Буше, Пьетро Лонги, Франческо Гварди... В качестве задника просто помещаются оживающие репродукции...

Антон Росицкий и Дарья Терехова, по-моему, более чем достойно справляются с вокальными партиями. Остальные артисты на премьере тоже доставляли удовольствие. Прекрасны были танцоры фламенко. Однако вечный, архетипический сюжет Казота и Вустина о человеке, испытывающем себя на пределе возможностей, безграничном и ненасытном в стремлении знать, понимать и обладать, об опасности быть человеком, о драме человеческого бытия, могла бы быть представлена на театральной сцене гораздо более динамично, драматично, загадочно... Главным героям, как и некромантам, по-моему, пока несколько недостает сложности, противоречивости... Возможно, это эффект первых спектаклей...

К тому же история, которой ее автор Жак Казот изначально побоялся придать вразумительный конец и оставшаяся без сюжетного завершения в опере Вустина, и так понимается всеми зрителями, с которыми я успела поговорить, совершенно по-разному...
Страницы: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10