Автор Тема: Фестиваль камерной музыки "Возвращение" (Москва)  (Прочитано 4493 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
«Я не хочу, чтобы меня танцевали»

РОМАН МИНЦ О ВОЛЬНОМ СТАТУСЕ ФЕСТИВАЛЯ «ВОЗВРАЩЕНИЕ» И АКТУАЛЬНОСТИ ШОСТАКОВИЧЕВСКИХ СТРАХОВ

Текст: Екатерина Бирюкова

6, 8, 10 и 12 января в Москве, как обычно, пройдут концерты фестиваля камерной музыки «Возвращение». За 18 лет своего существования из молодежного эксперимента, затеянного двумя выпускниками Гнесинской школы, он превратился в обязательную зимнюю часть программы любого уважающего себя интеллигентного меломана. Новость этого года — объявленный фестивалем краудфандинговый проект — стала поводом для встречи Екатерины Бирюковой с одним из руководителей фестиваля, скрипачом Романом Минцем.

— Запущенный «Возвращением» краудфандинговый проект по сбору денег на проведение фестиваля — это свидетельство чего? Что дела совсем плохи? Или, наоборот, что фестиваль обретает новое дыхание и использует новые возможности?

— Да дела, в принципе, такие же, как обычно. Я лично не верил, что можно таким образом денег собрать. Но я смотрю, все собирают, многие мои знакомые, ну и мы решили попробовать. Потому что альтернатива только одна — свои деньги вложить. Мы сейчас уже почти 90 000 собрали, это, в принципе, неплохо. С другой стороны, если мы соберем меньше 200 000, то есть меньше половины, нам просто ничего не дадут и все разошлют обратно — такие условия.

— Изначально фестиваль имел частный статус. Но вроде Московская филармония когда-то взяла вас под крышу?

— Не то чтобы под крышу. У нас с филармонией есть партнерские договоренности. Она фактически не вкладывает в нас денег. Она нам арендует зал, а потом деньги за билеты забирает. Выходит в ноль.

— Всего-то в ноль? У вас же переполненные залы!

— Но и цена за аренду зала высокая. Для филармонии она, естественно, ниже, чем если бы мы сами туда пришли. Но все равно. А у нас остаются затраты на все остальное — билеты и проживание для некоторых участников, оформление виз, полиграфия, администрирование.

— При этом вы не платите гонораров.

— Да, гонораров не платим. Иначе бы это совсем другой бюджет был.

Но, наверное, уже смело можно сказать: мы с Димой (гобоист Дмитрий Булгаков, с которым Минц на пару рулит «Возвращением». — Ред.) как фандрайзеры просто несостоятельны, мы не можем нормально искать спонсоров, это не наша стезя. Несколько раз были люди, которые нам помогали. Но это случайно. Прошлый наш долгий меценат просто пришел с кем-то за компанию к нам на концерт, потом подошел и спросил, не нужна ли нам поддержка. Такой сказочный случай. Но с тех пор у его банка уже отозвали лицензию, а сам он живет за границей.

— И сколько, думаешь, так можно еще просуществовать? За это время ведь и конкуренты какие-то, наверное, у вас появились.

— Было два случая, когда мне говорили: у вас крадут идею. Один — фестиваль в Армении «Возвращение». Он появился на много лет позже нашего. С декларированной идеей собирания армянских музыкантов, разбросанных по миру. Ну и в России большой фестиваль был основан с похожей концепцией на момент создания. Но — может, это высокомерно прозвучит — чтобы у нас украсть фестиваль, надо украсть наши мозги. Те, кто ходит на наш фестиваль, ходят потому, что им нравится то, что именно мы делаем.

— И все-таки. Сколько еще можно продержаться в статусе такого негосударственного фестиваля?

— А он только такой и может быть. Он таким был с самого начала и этим отличался от всего, что вокруг. Нам было по 20 лет, мы сами его себе сделали. Если ему придется стать государственным, подвластным, то он просто исчезнет. Я не могу работать под кем-то.

— А чем, скажем, может давить филармония? У вас же, насколько я понимаю, нет с ней репертуарных разногласий?

— У нас с филармонией разговоры только об одном — мы всегда просим сдерживать цены на билеты. А так они с пониманием к нам относятся. Они знают, что мы не подводим их, не висим на их балансе, как какое-то убыточное мероприятие. Хотя кассовый сбор, конечно, зависит и от размеров зала. В этом году будет не Малый зал, который на ремонте, а Рахманиновский.

— В Рахманиновский же ваша публика не влезет!

— Да, влезут только те, кто сейчас успеет купить билеты. Он сильно меньше Малого, но вариантов не было.

— Камерный зал Дома музыки не рассматривали?

— Не то. По духу не то. Там охранники.

— Да уж. Я недавно была на концерте, где охранник не хотел пускать на сцену раскланиваться композитора Георгия Пелециса, музыку которого весь вечер исполняли.

— Да, я читал об этом. Поэтому и говорю. Для большинства людей, которые ходят на наш фестиваль, он состоит из нескольких компонентов. И атмосфера — чуть ли не на первом месте. И если это будет казенное место с охранниками, то сразу поменяется настроение всего, что происходит. Мы эти вещи с Димой даже не обсуждаем, потому что это и так понятно.

— Так какие могут быть противоречия у вашего фестиваля с государственным финансированием?

— Глава государства как-то произнес хорошо известное выражение — «кто девушку обедает, тот ее и танцует» — и этим сразу обозначил расстановку сил в нашей стране. Я не хочу, чтобы меня танцевали. Или хотя бы — чтобы я давал повод думать, что меня можно танцевать. У Димы то же самое. Поэтому становиться каким-то государственным институтом для нас неприемлемо. Мы можем быть с государственной структурой в партнерских отношениях, но не более того. Дело в том, что у нас человек не может чувствовать себя свободно, однажды получив деньги от государства. Потому что считается, что государство — это какой-то живой организм, который после этого имеет право на твою душу.

А если кому-нибудь завтра не понравится текст какого-нибудь произведения, которое я хочу исполнить? Или еще что-нибудь. Я хочу иметь возможность говорить то, что считаю нужным. Просто всегда надо очень четко обозначать свою позицию. Нас, музыкантов, в принципе не очень этому учат. В музыкантской среде вообще такое понятие, как принципиальность, не является чем-то важным по умолчанию.

— Почему так происходит, как ты думаешь?

— Потому что очень много компромиссов с самого детства надо совершить для того, чтобы чего-то добиться. Любой конкурс — это уже компромисс. Поскольку представить себе человека, который мечтает играть все то, что он играет на конкурсе, очень тяжело. Но это еще ладно. А вот другой пример. У многих моих знакомых не возникает внутреннего диссонанса от того, что у них есть определенная позиция по поводу происходящего вокруг и что они при этом выходят на сцену с людьми, которые поддерживают совершенно противоположную позицию. Более того, люди вокруг них эту тему даже не поднимают. Может, один раз в жизни выпадает у человека шанс выйти в такой компании на сцену. И его нельзя упустить. И каждый следующий молчаливо это понимает. И он бы так же поступил — если бы к нему когда-нибудь обратились с таким предложением. 90 процентов из 100. И начинаются разговоры про то, что «музыка отдельно, а политика отдельно».

— Это очень больная тема последнего времени.

— Она, может быть, сейчас обострилась. Но она всегда есть. Это тема принципов. Я же учился до 8 класса не в музыкальной, а в обыкновенных общеобразовательных школах, в том числе знаменитой 57-й, и когда перешел в Гнесинку, мне очень сложно было туда вписаться. Вот в это воспитанное с детства: «в приоритете — только то, что нужно для твоей карьеры».

— Но в твоем фестивале ведь участвуют музыканты, которые в другом фестивале выходят на сцену с человеком, чья политическая позиция противоположна твоей. Где та грань, которую ты считаешь невозможным перейти?

— Грань — во мне. Я не экстремист. Я, конечно, не перестану здороваться с кем-то. Могу ему, впрочем, сказать, что считаю его поведение неправильным. Хотя от этого же ничего не изменится. Но я просто решил для себя, на что я готов и на что нет. И я хочу подчеркнуть, что меня коробит не разность политических позиций — к этому я отношусь нормально, как и к любой разнице во мнениях, — а лицемерие: в разговорах позиция одна, а в делах — другая.

— Сложно ли попасть в «Возвращение» молодому музыканту?

— И сложно, и просто. Возраст, кстати, вообще не играет никакой роли. Главное — чтобы был хороший музыкант и приятный человек, с которым можно общаться. Есть люди, которые хорошо играют, но я их не зову, потому что они не впишутся в общую тусовку. А так, нужен человек — и он как-то всегда находится. Например, нужен виолончелист. Естественно, я сначала звоню Андрианову, Блаумане. Бац — оба не могут. Тут я начинаю вспоминать, кого мы еще знаем. В результате будет играть Настя Кобекина, которая когда-то принимала участие у нас в «Детском альбоме», а теперь очень много где выступает. В этом году вообще будет много новых участников.

— Географический принцип важен? Они должны быть откуда-нибудь вернувшимися?

— А мы никогда за него не держались. Это просто то, за что сразу схватились, так легче было написать в газете: «Возвращение» — это значит, что Минц и Булгаков приезжают из-за рубежа. Но это даже не обсуждалось нами как основная идея. Яша Кацнельсон, например, играет у нас с первого фестиваля и никогда никуда не уезжал. «Возвращение» для меня — это в большей степени возвращение нашего ощущения. Мы же группа людей, которые выросли в одно время в одном месте. Даже если кто-то учился в ЦМШ, а не в Гнесинке, — все равно все между собой общались.

— То есть это возвращение в детство?

— Возвращение друг к другу. Все это дуракаваляние, всякие тексты в буклетах. После окончания школы все оказались в разных местах. Кто-то в Москве, кто-то нет. И на какое-то время мы расстались. Потом года через два начали собираться, поиграли, придумали такой фестиваль.

— Русская исполнительская школа — это понятие за 18 лет, что идет фестиваль, кажется, вообще растворилось?

— Я думаю, конец русской исполнительской школе пришел в тот момент, когда железный занавес упал. Но, конечно, этот конец пришел не одномоментно, потому что никакая машина не останавливается сразу, есть сила инерции. И, собственно, то, что называют русской исполнительской школой — советской исполнительской школой, на самом деле существовало только благодаря тому, что все было закрыто. Герметично. Возможностей обмена идеями было очень мало. И поэтому она развивалась внутри этих границ. Границы открыли — все. О какой школе может идти речь, если все находятся везде?

...

— Как составляется программа фестиваля? У вас всегда четыре вечера, три из которых имеют свои темы, а последний — ассорти под названием «Концерт по заявкам». Кто придумывает темы первых трех концертов? Или сначала выясняется, кто что хочет сыграть, а потом распределяется все это по разным кучкам?

— По-разному бывает. Бывает, кто-то звонит и говорит, что очень хочет сыграть такую-то вещь. Тогда я начинаю копать вокруг этой вещи, искать, какие с ней связаны истории. Из этого может родиться какая-то тема. Иногда тема просто придумывается изначально.

— Одна из программ этого года посвящена суициду…

— Эта тема витала очень давно, но никак я ее не мог реализовать. А сейчас сложилось. Отправной точкой был Третий квартет Брамса. Есть письмо Брамса к исполнителям, где он предлагает им представить себе человека, который собирается выстрелить себе в голову, потому что ему больше ничего не остается сделать. Он даже иногда называется «Вертер-квартет» в околомузыковедческой литературе. Но вот что интересно. Вся музыка, которая будет в этой программе, написана не теми, кто покончил с собой, а теми, кто интересовался этой идеей. А у тех, кто покончил, как раз ничего на эту тему и нет.

Важная для меня программа, посвященная Шостаковичу. В ней перемешана музыка, которая влияла на Шостаковича, с музыкой тех, на кого он влиял. Когда я набирал информацию для этой программы, меня вдруг осенило, что самые оригинальные ученики Шостаковича, сумевшие обрести самостоятельный голос, — Уствольская, Свиридов — имели крайне тяжелые с ним отношения, очень резко о нем высказывались.

...

Полностью:

COLTA.RU. 12 ДЕКАБРЯ 2014 Г.
http://www.colta.ru/articles/music_classic/5676
« Последнее редактирование: Апрель 03, 2015, 11:54:17 от Papataci »
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
Сергей Николаевич

Создатели фестиваля «Возвращение»: Репутацию страны спасет только культура

Ежегодный фестиваль камерной музыки «Возвращение» пройдет в Московской консерватории с 6 по 12 января 2015 года и станет восемнадцатым по счету

В сознании сотен слушателей первые дни календарного года связаны с «Возвращением» так же естественно и неразрывно, как с новогодними праздниками. За почти двадцатилетнюю историю фестиваль стал неординарным событием московской культурной жизни с собственной мифологией и традициями; «Возвращения» ждут с января до января, афиши и буклеты коллекционируют, а программами концертов зачастую меряют собственные годы.

Авторы идеи фестиваля — скрипач Роман Минц и гобоист Дмитрий Булгаков, превратившие школьную дружбу в многолетнее творческое сотрудничество. За это время сложилась и отшлифовалась неизменная формула, по которой проводится фестиваль: три тематических концерта плюс завершающий гала. Однако содержание всякий раз оборачивается интригой: один из главных козырей «Возвращения» — именно необыкновенные программы концертов, не похожие ни на какие другие. Среди тем концертов прошлых лет — «Песни о родинах», Salon, «Ночная музыка», «Путевые заметки», «Война», «Серенады», «В гостях у сказки», «Исход». Названия программ этого года: «Шостакович» (6 января; отражения Шостаковича в музыке других композиторов, а также музыка, повлиявшая на творчество самого Шостаковича), «Автоцитаты» (8 января; произведения композиторов, которые возвращались в своем творческом поиске к собственным же более ранним находкам), «Эффект Вертера» (10 января; сочинения, так или иначе связанные с суицидальной тематикой) и традиционный «Концерт по заявкам» (12 января), в котором право выбора произведений остается за самими исполнителями.

В преддверии открытия фестиваля «Сноб» задал отцам-основателям «Возвращения» несколько вопросов.

В одном из интервью вы как-то сказали, что суть названия фестиваля с течением времени менялась. Вначале это было, образно выражаясь, возвращение птенцов, разлетевшихся по всему миру, в родное гнездо уже сильными и гордыми птицами. Что вы склонны вкладывать в название сейчас?

Дмитрий Булгаков: У этого названия много трактовок. Для меня возвращение российских музыкантов на московскую сцену в 2015 году вновь имеет определяющее значение. Страна стремительно закрывается. Это противоречит всем моим представлениям о месте России в мире и надеждам, которыми жил 18 лет назад. Поэтому мне важно сказать: мы все еще территория мирового культурного пространства, наши музыканты, где бы они ни жили, — часть открытого мира, а не экспонаты из диковинной страны, огородившей себя очередным забором.

Роман Минц: Лично я никогда не вкладывал в название исключительно того значения, которое «лежит на поверхности» и которое растиражировано. С самого начала для меня это было скорее возвращение в атмосферу моего отрочества (тинейджерства), когда мы вместе пили, ели и играли музыку. Что-то ностальгическое. И эта главная идея для меня не может поменяться в зависимости от климата в любом из смыслов этого слова.

Фестиваль существует уже 18 лет, но, пожалуй, впервые за все эти годы он будет проходить в столь неблагоприятной ситуации — как с экономической точки зрения, так и с точки зрения общественных настроений, настолько силен раскол в умах и настроениях людей. Раньше искусство было «нейтральной полосой». Однако сейчас кажется, что нет уже ничего, что могло бы объединять, да и вообще, когда говорят пушки, музы обыкновенно умолкают. Что думаете об этом вы, музыканты?

Булгаков: Я искренне верю, что музы тушат пожары войны. Наш фестиваль завершится исполнением произведения Гии Канчели Amao Omi («Война тщетна»). Это, конечно, не случайно. Нам было важно сказать эти слова в конце фестиваля. Раскол силен. Мы расколоты агрессивностью пропаганды и закрытостью информационных источников. Борьбой за место под солнцем (у кормушки) и неумением увидеть себя (страну) со стороны. Но это, возможно, полезный раскол, который не случился после распада Союза, но непременно должен был произойти. Это важно — увидеть людей вокруг без масок. А репутацию страны все равно спасет культура и только она.

Минц: Мне не кажется, что музы могут что-то тушить, нам надо иметь смелость признать, что то, чем мы занимаемся, нужно только нам и нам подобным, то есть абсолютному меньшинству. В этом плане ситуация сейчас мало отличается от обычной. Поэтому мы занимаемся безнадежным (но любимым) делом, даря иллюзии ничтожной кучке людей.

Далее:

Сноб. 17.12.14
http://snob.ru/selected/entry/85348
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
Осмысленный звук

В Москве прошел XVIII фестиваль "Возвращение"

Лучший фестиваль камерной музыки в городе, снова не изменивший принципам изобретательности и качества даже в ситуации, когда у проекта почти не осталось спонсоров, состоялся благодаря частным пожертвованиям слушателей. За тем, что публика получила взамен, наблюдала ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

"Возвращение" в этом сезоне стало еще одним важным культурным проектом, проведенным при помощи краудфандинга, из тех, что не первым делом нужны министерствам и ведомствам, зато публика совершенно не хочет терять. В последнее время фестивалю, правда, покровительствует Московская филармония, и когда-то начало их партнерства звучало как принципиальная новость, но все же фактическое участие филармонии в проекте — это аренда зала, за которую музыканты отдают сборы за билеты, оставаясь при этом полностью свободными в программировании. Без филармонии аренда даже скромного по размерам, но неординарного по атмосфере и акустике Рахманиновского зала консерватории была бы неподъемной. При этом, как 18 лет назад, когда фестиваль только начинался, все музыканты во главе с организаторами и авторами "Возвращения" скрипачом Романом Минцем и гобоистом Дмитрием Булгаковым во всех четырех огромных программах играют бесплатно. Деньги нужны на приглашение участников из-за границы, на организационные нужды и печатную продукцию: в этот раз, как всегда, буклет фестиваля — это собрание изящных текстов, которое и после концертов пригодится. Сбор пожертвований, объявленный незадолго до начала программ, прошел успешно, хотя удача вовсе не была гарантирована хотя бы потому, что музыкальная публика в целом скорее консервативна, если не патерналистски пассивна в своих привычках. И 6 декабря стартовала первая из четырех программ, чтобы к финалу — традиционному фавориту проекта "Концерту по заявкам" (самих музыкантов) — собрать в зале не только выдающийся исполнительский состав, но и тех слушателей, кто вернулся с каникул.

Тем временем и в праздничные дни, когда Москва пуста, возвращенцы собирают полные залы — так было на программе "Шостакович", в трехчасовом музыкальном романе-исследовании с музыкой учеников и предшественников от Баха до Мечислава Вайнберга и Георгия Свиридова, а также не только студентки, но и оппонента Шостаковича Галины Уствольской. И на программе "Автоцитаты", занятно полемизирующей с главным принципом всего фестиваля — не повторять ни одного сочинения. Действительно, насколько можно судить, за 18 лет ни одна партитура в программах не прозвучала дважды, притом что мы любим "Возвращение" за свободное и внимательное обращение как с раритетным репертуаром, старой и новой музыкой, премьерами и архивами, так и с каноническим романтическим корпусом музыкальных текстов в неповторимо живых интерпретациях.

"Автоцитаты" стали изящным по содержанию и исполнению сборником сочинений, в которых авторы сознательно повторяют сами себя. Понятным образом оно открывалось Чарльзом Айвзом, роскошным и азартно-романтическим Трио для скрипки, виолончели и фортепиано в исполнении Алисы Маргулис, Анастасии Кобекиной (выросшей во взрослого музыканта из детского проекта "Возвращения") и Фредерика д`Ориа Никола, полном свежих красок и свободного дыхания. Продолжилось музыкой Тавенера, Елены Лангер, Бетховена и завершилось До-мажорным фортепианным квинтетом Метнера, который сочинялся полжизни, а по качеству и красоте исполнения (Александр Кобрин, Алена Баева, Ася Соршнева, Тимур Якубов, Евгений Румянцев) мог бы занять центральное место на любом камерном фестивале. Но у щедрого "Возвращения" таких центров по два-три на каждую тему-концерт.

Все тот же полный зал с традиционно занятыми подоконниками и дополнительными рядами, заполненный как педагогами Гнесинской школы, где учились создатели фестиваля, так и студентами, а также совсем не специальной публикой, слушал программу "Эффект Вертера". Посвященная суицидальной теме, самоубийственная по сложности и виртуозности программа стала, кроме прочего, еще и самой веселой в проекте. Публику изумляли не только жестокие городские романсы — прекрасная концептуально и не идеальная исполнительски затея (Ансамбль Покровского демонстрировал непривычную для "Возвращения" неотрепетированность),— но и сам дух тревожных музыкантских исследований, изысканность программных сочетаний и исполнительский класс. ...

Еще одному спокойному и прямому разговору нашлось место в заключительной программе: в рамках построенного на мечтах участников фестиваля "Концерта по заявкам" против обыкновения тоже возникли тематические очертания, хоть и не заявленные, но вполне очевидные. Несколькими штрихами в последовательности в том числе редкой и странной музыки даже вовсе не странных авторов ("Гассенхауэр-трио" Бетховена с участием Бориса Андрианова, снова Брамс, Вариации на тему Гайдна, грандиозно очаровательный Септет для трубы и струнных Сен-Санса с трубачом Владиславом Лавриком во главе ансамбля) программа постепенно приобрела антивоенный смысл. И сконцентрировав исполнительские и слушательские силы на суровом минималистском "Марш-броске" Дэвида Ланга после Секстета Лео Смита (европейского модерниста, погибшего в газовой камере), закончилась лирически философским опусом Гии Канчели "Война бессмысленна" (2005) в специально сделанном для проекта переложении Кузьмы Бодрова. Не открывая новых эстетических ракурсов, медленные повороты канчелиевской речи позволяли порадоваться старательности и аккуратности нового для фестиваля хорового ансамбля Гнесинского колледжа и снова и снова — камерному мастерству всех участников. В конце концов, опус Канчели стал внятным при всей негромкой динамике и предсказуемости гармоний завершением уникальных программ, сочетая в себе важные смыслы и ансамблевую красоту в таких ясных пропорциях и решительной концентрации, каких в сезоне больше не встретить.

Полностью:

Газета "Коммерсантъ" №5 от 16.01.2015, стр. 11
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2645861?9f476940

http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,10911.msg152589.html#msg152589
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Антивоенное «Возвращение 2015»

Владимир Ойвин, 27.01.2015 в 14:44

В восемнадцатый раз в Рахманиновском зале Московской консерватории с 6 по 12 января 2015 года прошёл фестиваль камерной музыки «Возвращение».

http://www.belcanto.ru/15012702.html
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
Беседа с создателями фестиваля «Возвращение»

Радиопрограмма: Рандеву с дилетантом
Дата выпуска: 07.02.2015

 
В январе 2015 года в Московской консерватории состоялся восемнадцатый по счету фестиваль камерной музыки «Возвращение». В беседе с Владимиром Молчановым создатели и художественные руководители фестиваля – скрипач Роман Минц и гобоист Дмитрий Булгаков – поведали о том, с чего всё начиналось, и как фестиваль менялся с годами…

Первый фестиваль «Возвращение» состоялся в январе 1998 года, объединив молодых талантливых исполнителей – недавних выпускников Центральной музыкальной школы при Московской консерватории и Московской средней специальной музыкальной школы имени Гнесиных. Часть из них получила возможность продолжить обучение за рубежом. Возвратившись домой на новогодние и рождественские каникулы, бывшие однокашники решили встречаться не только за праздничным столом, но и на сцене, в рамках фестиваля камерной музыки, который с тех пор ежегодно проходит в начале января.

Роман Минц: «Я считаю, что мое поколение абсолютно уникально, потому что мы, с одной стороны, успели побывать пионерами, но уже не стали комсомольцами. Мы довольно хорошо помним еще то время, но наше фундаментальное формирование происходило уже в условиях свободы, и поэтому мы очень хорошо ее можем оценить. Возможно, мы последнее поколение, которые действительно способны ее оценить. Следующее поколение людей – те, которые идут за нами – они порой даже не знают, что это такое. А мы это ощутили, но при этом в нас не успели вбить чувство рабства до такой степени, что его уже не вытравишь». 

Слушать:

Радио "Орфей"
http://www.muzcentrum.ru/orpheusradio/programs/rendezvousdilettante/16094-beseda-s-sozdatelyami-festivalya-vozvrashchenie
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
XIX фестиваль камерной музыки «Возвращение»

Абонемент № 151

Малый зал консерватории, 6, 8, 10, 12 января 2016 г.

http://www.meloman.ru/concert/xviii-festival-kamernoj-muzyki-vozvrashenie-4-2/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
Кстати, уже сейчас эти концерты продаются не только "оптом" (абонементом), но и "в розницу".
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
Скрипач Роман Минц: Объективность — это когда говорят: «У нас так Баха не играют»

Юлия Бедерова
05.10.15

8 октября в Камерном зале Дома музыки Роман Минц, скрипач с репутацией интеллектуала, любящего выйти за рамки профессии, инициатор и автор программ фестиваля камерной музыки «Возвращение», названного Юрием Башметом «классическим андерграундом», музыкант, чья скрипка звучит на самых известных треках из киномузыки Леонида Десятникова, вместе с пианистом Яковом Кацнельсоном играет программу сонат Шумана, Яначека и Хиндемита. Попросту говоря, сонатный вечер. Обычная вещь для любого другого классического музыканта, в случае Минца такая рутинная концертная форма выглядит неожиданно, чуть ли не как художественный эксперимент. Откуда такая традиционность, как вообще относиться к традиции, может ли она существовать сама по себе и зачем это все современному нормальному человеку, Роман Минц рассказал Юлии Бедеровой

http://snob.ru/selected/entry/98789
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Настоящее – в возможности открыть другу душу

Скрипач Роман Минц – о фестивале "Возвращение" и о секретах камерного музицирования

Марина Гайкович   
Зав. отделом культуры "Независимой газеты"


http://www.ng.ru/culture/2015-12-17/8_minz.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Возвращение» - с миру по нитке, с миру по нотке

Беседа с одним из отцов-основателей фестиваля камерной музыки «Возвращение» скрипачом Романом Минцем

http://www.chaskor.ru/article/vozvrashchenie_-_s_miru_po_nitke_s_miru_po_notke_39824
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава (_arlekin_)

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3260189.html

"Возвращение" в МЗК, "Вариации": Дюпор, Моцарт, Бетховен; исп. Андрей Гугнин, Яков Кацнельсон и др.

Фестиваль, для начала, можно поздравить с возвращением в МЗК после прошлогодних концертов в Рахманиновском зале - причем в отремонтированный МЗК, освободившийся от невыносимо скрипучих кресел (правда, не от невыносимо звонящих мобильников и не от невыносимо кашляющих стариков, но другой публики нет и не будет). На общем фоне развлекательно-увеселительных программ даже в академических залах "Возвращение" снова предлагает концептуально продуманные вечера, наполненные по большей части абсолютно раритетными произведениями - это тоже фирменная "возвращенческая" фишка. Ну и состав исполнителей соответствующий, пусть в первом концерте и не все прошло одинаково ровно.

Но открывая первое отделение, изумительно сыграл сонату Жан-Пьера Дюпора для облигатной виолончели и басссо континуо виолончельный дуэт: Евгений Тонха (в последний момент заменивший Павла Сербина, порезавшего палец) и Петр Кондрашин. Трехчастная ля-минорная соната особенно поразила прозрачным и печальным, при этом что это в любом случае придворная, салонная музычка, звучанием первой части, дальше, в медленной второй и в финале, настроение постепенно просветляется, а в первой заложена такая изысканная, пусть и скорее стилизованная, "игровая" печаль, что предполагает отнюдь не тоску, но успокоение, некую расслабленность.

А затем вышел Андрей Гугнин с моцартовскими фортепианными Вариациями на тему менуэта Дюпора. Общая тема вечера - "вариации" - объединившая все концертные номера, тем не менее позволила составить программу и разнообразную, удивительно разноплановую (от Моцарта и Бетховена до малоизвестных, почти не исполняемых авторов 20-го века), но и среди этой роскоши Моцарт от Гугнина для меня стал главным событием. Вот поразительно - в декабре мне довелось присутствовать на трех концертах Дебарга, из них два сольника, и слушал я его с интересом, но помимо того, что мне подход Дебарга в принципе не близок, ужасно напрягает всеобщая вокруг его персоны экзальтация, складывающийся культ (а где культ - там и бизнес, это понятно). Ну если уж так велики запасы нерастраченной восторженности, не проще ли (в организационном плане, хотя бы), не дешевле ли приложить их к кому-то другому, вот хотя бы к Андрею Гугнину? Хотя он и участвует в "Возвращении", но пока еще ему неоткуда "возвращаться" (а зря затягивает, между прочим), и так, как он сыграл Моцарта - ну я не знаю, кто бы еще мог. В последнее время есть тенденция Моцарта либо пускать на засаленные соплями кружева, либо, как Дебарг, превращать в импрессионистическое марево - такой подход считается "утонченным". У Гугнина же Моцарт - простой, четкий и строгий, с кристально ясными ритмическими и мелодическими формулами, нотка к нотке, никаких "манер" и надуманных "изысков" с растянутыми на три такта импровизационными паузами. Впрочем, и то, что на Гугнина из первого ряда не наставлены частоколом фотомобильники - только к лучшему и для него самого, и для музыки.

Дмитрий Илларионов играл на гитаре каприс Паганини № 20, специально для гитары написанный на тему из "Дон Жуана" Моцарта. И хотя гитара как предмет у меня вызывает отторжение (слишком прочно ассоциируется с бардовской песней, а КСП наряду с двумя другими китами провсовтехинтеллигентской субкультуры, КВН и ЧГК, я не переношу на дух), гитарная вещица Паганини на моцартовскую мелодию забавная, да и вообще любопытно, что Паганини пусть и не выступал как гитарист, но много опусов для гитары сочинил, оказывается - так, между делом, для "тренировки". А завершал первой отделение квартет разнокалиберных саксофонов с вариациями Йозефа Горовица на тему Паганини. Горовиц - британский композитор, уроженец Вены, тема для квартета - конечно, из самого хитового каприса, но варьируется столь изощренным образом и в разной стилистике, от барочной до джазовой, что выходит презанятно.

И уж совсем по рубрике "музыканты улыбаются" можно было провести открывавшие второе отделение "Вариации слона" нидерландского автора еврейско-венгерских корней Гезы Фрида, взявшего за основу вальсовую тему из "Карнавала животных" Сен-Санса, в свою очередь заимствованную из "Осуждения Фауста" Берлиоза: с инструментальным ансамблем под управлением Филиппа Чижевского солировал на контрабасе Григорий Кротенко, которому, по-моему, сколь блестяще удалась сольная партия (изобилующая непростыми пиццикато и глиссандо, да и вообще требующая от контрабасиста в придачу к виртуозной технике и физической подготовке еще и вкуса, и чувства юмора), столь же трудно было не рассмеяться во время исполнения - пьеска ироническая и по сути это юмористический музыкальный перформанс, тем не менее участники "Возвращения" сумели удержаться от балагана, не в ущерб заложенной автором иронии остаться в рамках академического формата.

Еще одна редкая штучка - Вариации на тему Бетховена (из 3-й части 18-й сонаты) Сен-Санса для двух фортепиано, но, к сожалению, Ксения Башмет и Фредерик д'Ориа Николя в дуэте выступили недостаточно слаженно, да и играли грубовато. Зато намного более удались такие же незаигранные бетховенские 12 вариаций на тему из оратории Генделя "Иуда Маккавей" для фортепиано и виолончели Якову Кацнельсону и Евгению Тонха, вместе с гугнинским Моцартом этот Бетховен, на мой взгляд, "сделал" вечер. Тем обиднее, что завершился он не слишком эффектно: меццо-сопрано Дарья Телятникова пела арию Ринальдо из одноименной оперы Генделя. Может, оттого, что за последнее время доводилось слышать барочный вокал в самых выдающихся его проявлениях, пение солистки, причем после отменного вступления инструментального ансамбля, едва ли возможно было счесть хотя бы приемлемым - с криком, придыханиями, срывами... Но не считая "кляксы" под самый конец, открывший нынешнее "Возвращение" концерт все-таки предложил немало музыкальный "открытий", и по исполнительскому мастерству в целом соответствовал планке, заданной качеством программы.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Reznikers

XIX Фестиваль камерной музыки «Возвращение», МЗК, 06.01.2016

http://reznikers1.livejournal.com/93771.html


XIX Фестиваль камерной музыки «Возвращение». Вариации.

Жан-Пьер Дюпор - Соната ля минор для облигатной виолончели и бассо континуо
Евгений Тонха и Петр Кондрашин

Вольфганг Амадей Моцарт - Вариации на тему менуэта Дюпора для фортепиано, KV 573 (1789)
Андрей Гугнин

Никколо Паганини - Ghiribizzo (Каприс) №20 для гитары соло на тему из оперы Моцарта «Дон Жуан»
Дмитрий Илларионов

Йозеф Горовиц - Вариации на тему Паганини для квартета саксофонов (1974)
Леонид Друтин, Валентин Ковалев, Евгений Крылевский, Сергей Прашкович

---

Геза Фрид - Elephant Variations («Вариации слона») для контрабаса и струнных на тему Сен-Санса, соч. 91 (1977)
Григорий Кротенко

Камиль Cен-Санс - Вариации на тему Бетховена для двух фортепиано, соч. 35 (1874)
Ксения Башмет и Фредерик д’Ориа-Николя

Людвиг ван Бетховен - 12 вариаций на тему из оратории Генделя «Иуда Маккавей» для фортепиано и виолончели, WoO 45 (1796)
Яков Кацнельсон и Евгений Тонха

Георг Фридрих Гендель - Ария Ринальдо («Cara sposa» / «Дорогая супруга») из оперы «Ринальдо» (1711)
Дарья Телятникова (меццо-сопрано)

Как же хорошо начинать новый год с камерной музыки.

По ссылке аудио и видео http://reznikers1.livejournal.com/93771.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава (_arlekin_)

"Возвращение" в МЗК, "Alla zingaresa": Гайдн, Лист, Кастельнуво-Тедеско, Дворжак, Брамс

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3261685.html

Первые музыкальные ассоциации с цыганскими мотивами - это, конечно, Бизе, Равель, Сарасате, жестокий романс про мохнатого шмеля - и ничего такого, разумеется, в программе "Возвращения" на заявленную тему не было. Зато было изумительное три Соль мажор "Цыганское" моего любимого Йозефа Гайдна. Собственно, Гайдн в списке авторов вечера для меня стал главным манком, и хотя по объему соната невелика, к тому же "цыганского" в ней только финальное рондо, а вариации первой части и лирическое адажио второй вполне классические, предвкушения оправдались полностью. Удивительно, как это Гайдну удавалось, эксплуатируя национальный колорит (не говоря уже про свои сугубо авторские "примочки", способные и по сегодняшним понятиям удивлять), оставаться в канонах классицизма, им же, впрочем, и сформулированных: при всей эмоциональности финала музыка рондо ничуть не менее изысканная, чем первых двух частей. Правда, Ксения Башмет, на мой взгляд, играла недостаточно четко, не хватало резкости, внятной артикуляции, сплошные и однозначно избыточные, неуместные легато; но все равно трио Гайдна - одно из открытий вечера.

Если на Гайдна я изначально рассчитывал, то в целом программа второго из четырех вечеров "Возвращения-19" казалась сомнительной за счет слишком хорошо известных сочинений - а музыка, которую я не знаю, привлекает меня гораздо сильнее уже знакомой и даже любимой (в этом смысле, кстати, чем хорош Гайдн - его наследие огромно и в нем масса "нового", к тому же как раз в его эпоху исполняли только свежесочиненную музыку, а старую забрасывали до лучших "романтических" времен, оттого и писали в промышленных количествах, по сей день не переиграть и не переслушать). Тем неожиданнее, что самые яркие впечатления от концерта по факту оказались связаны с Венгерской рапсодией № 14 Листа и с Первым фортепианным квартетом Брамса, опусами хрестоматийными, шлягерными. Яков Кацнельсон меня своим Листом восхитил - необыкновенная энергия, но не расплесканная напоказ, а внутренняя, сдержанная, как напряженная пружина. Брамса, которого я не особенно люблю, сыграли блестяще. Зато "эксклюзивные" вокальные вещи немного разочаровали.

Марио Кастельнуово-Тедеско - американский композитор итальянского происхождения, вроде бы известен больше киномузыкой, хотя к каким знаменитым картинам он создал саундтреки, мне выяснить не удалось. Сочинял он и балеты с операми, а в 1951 году написал "Цыганское романсеро" (Romancero Gitano) на семь стихотворений из цикла Федерико Гарсиа-Лорки 1920-х годов для хора в сопровождении гитары. С гитарой у меня взаимоотношения, мягко говоря, непростые, и оценивать работу Дмитрия Илларионова я никак не могу, что же касается камерного хора Гнесинского колледжа - пели-то они чистенько, но то ли это музыка такая слащавая, то ли сама техника вокала здесь требуется иная, а только звучало итало-американо-испано-"Цыганское романсеро" как "прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко": ровно, спокойно, с минимальными и чересчур аккуратными кульминациями, кое-как пробившейся эмоцией в скупом мужском соло (лишь в одном из семи номеров), иногда в гитарной партии, но хор, и особенно женская его часть, пребывал в сладкой неге и никакими цыганскими, испанскими или хотя бы итальянскими страстями не поразил.

Интересовала меня и другая диковина - "Цыганские песни" Дворжака, написанные на тексты чешского поэта-дилетанта по заказу из Вены, поэтому, вероятно, на немецком языке. Пение Дарьи Телятниковой не шокировало ограниченностью вокальных возможностей и недостатками техниками, как на первом концерте фестиваля, где она выступала с арией Генделя из "Ринальдо", в верхнем регистре голос звучал даже вполне приемлемо (благодаря чему относительно востребованная концертной практикой четвертая из семи песен более-менее удалась), в нижнем хуже, и с переходами возникали проблемы - по такому варианту составить мнение о музыке - как минимум любопытной - оказалось затруднительно. В качестве бонуса получил от Романа Минца диск с записями - среди прочего - Елены Лангер, о которой у нас зашла речь еще в связи с прошлогодним "Возвращением".
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава (_arlekin_)
2016-01-11 02:15:00
http://users.livejournal.com/_arlekin_/3263419.html

"Возвращение" в МЗК, "Шуберт": Денисов, Бетховен, Харбисон; сол. Андрей Гугнин, Кристина Блаумане

В прошлом году на "Возвращении" была аналогичная по замыслу программа, посвященная Шостаковичу, где между тем музыка собственно Шостаковича не использовалась, за исключением песни "Родина слышит, Родина знает" в качестве эпилога и на фонограмме:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3007043.html

На этот раз, правда, совсем без Шуберта, причем "живого", пусть и не в оригинальном, а в переработанном, оркестрованном варианте, зато, в духе "Возвращения", редкого, эксклюзивного, не обошлось. Но в основном программу опять, и это необычайно увлекательное "путешествие", составили из произведений, связанных с Шубертом более или менее косвенно.

"Более" - это случай вариаций Эдисона Денисова для виолончели и фортепиано на тему Шуберта (1986), поскольку тут речь идет об использовании вполне конкретной темы из экспромта Ми-бемоль мажор. Причем в фортепианной партии (Екатерина Апекишева) и тема звучит внятно, и вариации сначала абсолютно "традиционные", не слишком удаляющиеся ни от ритмической структуры, ни от опознаваемой мелодии, а под конец тема снова возвращается; тогда как виолончельная партия (Алексей Саркисов) уже при первом проведении темы у рояля начинает "течь", "оплывать", и дальнейшие модуляции уводят виолончелиста максимально далеко от первоисточника, но к коде парадоксально возвращают двум солистам мелодическое, гармоническое, а в последней ноте и тональное согласие. При этом у меня осталось ощущение, будто виолончелист пытается добавить своей партии "лиризма", "эмоций", "спонтанности", а где-то и "проникновенности", в чем преуспевает лишь отчасти, поскольку музыка Денисова все-таки расчисленная, рациональная, да и исполнительская манера Александра Рудина, для которого изначально создавались Вариации в 1986 году, отличается большой эмоциональной сдержанностью.

"Менее" относится к септету Ми-бемоль мажор Бетховена 1800 года - с Шубертом он, в принципе, никак не связан, вернее, связан оказался задним числом постольку, поскольку четверть века спустя в 1824 году один просвещенный меценат и платежеспособный музыкант-любитель заказал Шуберту октет с оглядкой на бетховенский септет ввиду необычайной популярности последнего - именно посвященный императрице Марии-Терезии септет, как ни странно это сегодня, при жизни автора был самым востребованным, исполняемым и официально, "сверху" (на уровне императора) одобряемым его сочинением. Но еще удивительнее, насколько "современно" - в самом лучшем смысле - энергично и вместе с тем изысканно прозвучало это сугубо прикладное, светское и "развлекательное", "попсовое" по меркам своей эпохи произведение: шестичастный септет, по структуре близкий дивертисменту, построенный на контрастах танцевальных ритмов и мелодий. Ансамбль подобрался идеальный: Максим Рысанов (альт), Кристина Блаумане (виолончель) - это понятно, разновозрастные духовики один лучше другого (относительно молодые Антон Дресслер и Станислав Давыдов в компании "ветерана" Валерия Попова), а главное для меня открытие - Алиса Маргулис, потрясающая скрипачка. Может быть я и слышал ее раньше (она участвовала в прошлогоднем "Возвращении", но не уверен, что я был на том концерте), однако в Бетховене ее "первая скрипка" меня просто поразила, наряду, впрочем, со всеми остальными участниками ансамбля, ее я в данном случае выделил просто как новое для меня имя: Алиса Маргулис.

Во втором отделении доминировали композиторы второй половины 20-го века, и едва ли не самый занятный опус программы следовал сразу после антракта: концептуальное, "программное" сочинение доныне здравствующего американца Джона Харриса Харбисона - фортепианный квартет "19 ноября 1828-го" (1988), создание коего, очевидно, было приурочено к годовщине смерти Шуберта. В связи с печальной датой, однако, мне вспомнился известный (насчет автора не уверен, но исполнителям наверняка) анекдот про студента композиторского отделения консерватории, которому профессор посоветовал для диплома переписать в обратном порядке ноты какой-нибудь признанной симфонии, студент переписал дипломную работу своего профессора - и получилась 6-я симфония Чайковского. Не без иронии, но вряд ли сводя свою задачу исключительно к юмористическому, пародийному эффекту, Харбисон (кстати, в настоящее время занимающий профессорскую кафедру Института музыки при Массачусетском технологическом институте) в своем четырехчастном посмертном оммаже Шуберту пользуется сходными приемами. Особенно в следующей за Интродукцией "Шуберт отходит в мир иной" второй части, "Сюите", где "музыка в манере, ранее неизвестной Шуберту" (цитата из авторской программной аннотации к партитуре) "звучит в зеркальном зале", то есть буквально в "обратном движении", в "инверсии" - и тем не менее благодаря ритмической основе хрестоматийные мелодии опознаются: если не ошибаюсь - "зеркально" отражается главная тема "Смерть и дева", и шлягерный "музыкальный момент", который мне после трех концертов Дебарга в прошлом месяце (а он его играл каждый раз на бис!) слышится уже практически в любой последовательности звуков, а также экосез, вальс... И после "Рондо" следует финальная "Фуга" на тему-анаграмму, составленную из нот, обозначенных буквами фамилии Шуберта (S-C-H-U-B-E-R-T) и заданную Шуберту за неделю до его смерти мэтром-теоретиком Симоном Зехертом - Шуберт не успел выполнить "задание", и Харбисон через полтора с лишним века как бы завершает фугу за Шуберта, от имени" Шуберта. Как и в септете Бетховена - превосходный ансамбль: Ася Соршнева (скрипка), Тимур Якубов (альт), снова Кристина Блаумане (виолончель) и Андрей Гугнин за роялем. Слышать Андрея Гугнина тут было приятно вдвойне, поскольку за композиторов второй половины 20-го века, тем более зарубежных, он берется нечасто и словно с опаской, а в "19 ноября..." в фортепианной партии имеются достаточно внятные соло, в финале же фуга воспроизводится сначала у струнного трио, а затем подхватывается в той же технике солирующим пианистом.

Небезынтересная вещица и "Лесной царь" Сергея Ахунова для альта и фортепиано, совсем свежая, 2015 года, написанная, по просьбе альтиста Максима Рысанова и (признание автора) фактически в "соавторстве" с ним. Переклички, тематические или гармонические, с одноименным вокальным шлягером Шуберта у Ахунова принципиально отсутствуют, цитирования он демонстративно избегает (к тому же здесь опус чисто инструментальный), зато строго следует структуре литературной, поэтической основы шубертовского шедевра, баллады Гете - в чем, на мой взгляд, грешит чрезмерной иллюстративностью (ну лично я считаю подобную "изобразительность" скорее недостатком, и для классической музыки, и тем более для актуальной), но Рысанов в дуэте с Яковым Кацнельсоном нового "Лесного царя" отыграли экспрессивно и, в общем, увлекательно.

Между двумя современными - 1988 и 2015 гг. - опусами вклинился небольшой блок из камерной вокальной лирики 19-го века: "Орешник" Шумана, "Глубже все моя дремота" Брамса, "В тени моих локонов" и "Это он!" Гуго Вольфа спела Юлия Корпачева под аккомпанемент Якова Кацнельсона. Корпачева постоянно участвует в "Возвращении" и исполняла на моей только памяти, то есть за последние несколько лет, немало раритетных вокальных циклов, но австро-немецкие романтики, в камерной лирике так или иначе творчески "ориентированные" на Шуберта как первооткрывателя "формата" (ну то есть первым наиболее полно и по-новому, после арий Моцарта и Гайдна, выразившего в 19-м веке традиции романтического камерного пения), Корпачевой удались средне, не то что совсем плохо, но без блеска и без особого, по-моему, вдохновения. При том что миниатюрки все не самые затасканные, даже что касается Шумана и Брамса, не говоря уже про Гуго Вольфа, которого, конечно, иногда поют (Владимир Юровский в один из концертов своего позапрошлогоднего "прометеевского" цикла включал что-то из Вольфа), но редко и мало, так что хорошо бы еще и на высоком уровне.

Дошел же в "шубертовской" программе черед и до Шуберта, пускай его "Три военных марша", написанные как фортепианный цикл (ок. 1822), прозвучал в аранжировке Жана Франсе (1912-1997) для ансамбля духовых: гобои, фаготы, флейты да валторны, капельмейстеру хочется взлететь (дирижировал Владислав Лаврик, концертмейстер РНО) - приближенные оркестровщиком к исходному "военному" формату, марши вышли духоподъемными, сыграли их подобающе бодренько, музыка звучит весело, радостно, хочется жить и за Шуберта спокойно: Австрия слышит, Габсбурги знают.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Константин Львов

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=571963332952694&id=100004170963806

"Повсюду: во льду и в пекле,/в земле африканской, мурманской,/ гонимо долей цыганской, /останется гордым и правым..."

"Alla Zingarese", музыка Й.Гайдна, Ф.Листа, М.Кастельнуово-Тедеско, А.Дворжака и Й.Брамса, Фестиваль камерной музыки "Возвращение", Малый зал Консерватории.

Возможно, цыганская тематика оказывается для профессиональных музыкантов довольно биографической. Жизнь они часто ведут кочевую, а судьба в какой-то степени зависит от гастрольных графиков. И с исполнителем могут происходит всяческие происшествия, как счастливые, так и не очень, но на сцену выходить необходимо.

Европейская культура заинтересовалась цыганами в романтическую эпоху, во время расцвета национализма история народа без территории привлекала умы и сердца творцов. Вот и в программе концерта можно заметить сочинения романтические или неоромантические.

Крупные композиторы вплетали цыганские мелодии в свои опусы, скорее всего, для создания оптимистического настроения у слушателей;"цыганское влияние" слышнее в финальных частях, и в этом было нечто ободряющее - судьба часто настроена враждебно, однако это ещё не повод терять присутствия духа.

Авторы использовали цыганские мотивы в соответствии со своими вкусами; Лист сокрушал клавиши "Венгерской рапсодией", Брамс сочинил бесконечную первую часть, Гайдн использовал танцевальные ритмы. Во всяком камерном ансамбле должен быть лидер, пусть даже "калиф на час", и Владислав Песин (скрипка в "Цыганском" Трио Гайдна) и Александр Кобрин (фортепиано в Квартете Брамса, соч.25) эту роль превосходно выполнили. Яков Кацнельсон не попытался изменить привычного представления о Листе как механистическом виртуозе ("Венгерская рапсодия").

Цикл Кастельнуово-Тедеско на стихи сомнительного цыгана Лорки исполнил Камерный хор колледжа имени Гнесиных (дир.Петр Савинков). Песни о реках крови, слез и вздохов, в которых тонули гитары и кинжалы, и по которым уплывала вдаль Мадонна Соледад, хористы спели чересчур жалобно, женские голоса (несмотря на то, что в одной песне солировал юноша) преобладали, и получалось, словно Маша оплакивает живые трупы.

Мне более всего понравился лингвистический эксперимент с "Цыганскими песнями" Дворжака. Композитор сочинил семь композиций на тексты Хайдука, и "Песни" существуют в двух версиях: на чешском и на немецком. Дарья Телятникова выбрала немецкий вариант, который противостоял несерьезной цыганской печали мелодии (аккомпанировал прекрасный Кобрин) и стихов, но подчеркивал приверженность Дворжака вагнерианству. Мне сложно восхищаться вокалом певца, если в зале так слышно его дыхание, но, во всяком случае, Телятникова спела цыганские песни со страстью Изольды. И вот этот шаг в сторону от цыганских страстей запомнился более всего. Поэтому в память о языковом фокусе в заголовке строчки из "Песни о знамени" К.И.Гатчинского в переводе И.Бродского (но А.Гелескул перевёл ничуть не хуже!)



Константин Львов

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=572365072912520&id=100004170963806

"Шуберт", музыка Э.Денисова, Л.ван Бетховена, Д.Харбисона, Р.Шумана, Й.Брамса, Г.Вольфа, С.Ахунова и Ф.Шуберта (аранжировка Ж.Франсе), Фестиваль камерной музыки "Возвращение", Малый зал Консерватории.

Сочинения Шуберта можно исполнять по-разному. Пять лет назад я слушал сонаты Шуберта как раз в Малом зале, только наполовину пустом. Играла прекрасная Елизавета Леонская, одна из немногих учениц Рихтера, по странному стечению обстоятельств, адресат последних стихотворных строк, написанных Бродским. Леонская представила Шуберта сыном "Бури и Натиска", сцена трещала, а рояль качался, словно парусник в непогоду. Пожалуй, в венских гостиных раскололись бы хрупкие сервизы, услышав такие интерпретации.
На другом полюсе исполнительского мастерства - традиция "обжигающе ледяного" Шуберта. Здесь в качестве примера могу указать на "Восьмерку" Саши Вальц, которая шла под песни Шуберта в исполнении Катарины Мартон и Джудит Саймонис.

А в этом концерте звучали сочинения, расположенные на орбите планеты "Шуберт", в основном, написанные по мотивам или под влиянием песенного гения.

Впрочем, одно из лучших произведений программы, Септет ми-бемоль Людвига Бетховена, наоборот, вдохновил самого героя вечера. Септет был написан в 1800 году, посвящен императрице Марии-Терезии и имел счастливую судьбу. Сочинение это написано для виртуозов, в первых двух частях можно, кажется, расслышать идеи, реализованные позже в 7-й симфонии, с третьей части начинается эффектный дивертисмент инструментов, с мелодиями народной песни и лесной охоты, в финальном Анданте композитор возвращается к несколько зловещим мыслям из Адажио, но ненадолго: оптимизм побеждает. Тон в прекрасном ансамбле задавала превосходная во всех отношениях скрипка Алисы Маргулис, но и остальных солистов нельзя не перечислить: А.Дресслер(кларнет), В.Попов (фагот), С.Давыдов (валторна), М.Рысанов (альт), К.Блаумане (виолончель) и М.Шевнин(контрабас).

Другое примечательное сочинение программы - "19 ноября 1828 г." для фортепианного квартета, написанное американским композитором Джоном Харбисоном. Это очень тонкая и изящная стилизация, в котрой автор делает попытку запечатлеть вереницу предсмертных мыслей и чувств Шуберта. Опус построен как соревнование струнного трио (Ася Соршнева, Кристина Блаумане и Тимур Якубов) с фортепиано (Андрей Гугнин) с использованием репетивной техники. В мелодии можно различить маленькие фрагменты сочинений Шуберта, порой в зеркальном отображении ("Шуберт оказывается в зеркальном зале" - название Сюиты во второй части), танцевальные мотивы сменяются звуками Реквиема, а в нота закодировано имя героя.

Стилизации отечественных композиторов отличает бОльшая прямолинейность. Вариации на тему Шуберта, написанные Денисовым, построены на контрасте между вполне традиционной партией фортепиано (Е.Апекишева) и смятенной виолончельной игрой (А.Саркисов). Иногда фортепиано поддается безумию, иногда виолончель берет себя "в руки".

Сергей Ахунов написал реплику "Лесного царя" для альтиста Максима Рысанова, который был солистом и вчера, а товарищем его выступал пианист Яков Кацнельсон. Правда, подхваченные вихрем мелодии, музыканты скоро проскочили шубертовский романтизм и понеслись в сторону Вивальди.

Легкомысленную часть концерта составили песни немецких композиторов в исполнении Юлии Корпачевой и "военно-танцевальные" марши Шуберта в версии Франсе для духового ансамбля, игравшего словно после 30 выступлений на свадьбах и 20 - на похоронах, - и все за одну неделю (это из фильма Роя Андерссона).
Коротко говоря, такой оммаж Шуберту должен был понравиться всякому зрителю!
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дмитрий Булгаков – о фестивале "Возвращение" и о том, что в России всегда было трудно жить людям с потребностью свободы

В Москве проходит фестиваль камерной музыки "Возвращение", который в конце 90-х был создан учившимися на Западе выпускниками Гнесинской школы. Некоторые из них вернулись в Россию жить. Сейчас, когда по Москве, как четверть века назад, вновь ходят разговоры об эмиграции, мы побеседовали с одним из основателей фестиваля о том, как изменилась Москва, какой смысл теперь носит слово "возвращение", и о самой музыке, конечно.

Дмитрий Булгаков родился в Москве в 1978 году, в 5 лет родители привели его в Гнесинскую школу. В 10 лет, несмотря на сомнения родителей, он решил стать гобоистом (считается, что гобой – физически трудный инструмент). Вместе с оркестром "Гнесинские виртуозы", созданным из учеников школы, стал ездить на гастроли за границу – первые были в Японии в 1992 году. В Гнесинке познакомился с Романом Минцем, Борисом Адриановым, Тимуром Якубовым и многими людьми, которые годы спустя составили основу фестиваля "Возвращение".

http://www.svoboda.mobi/a/27479074.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава (_arlekin_)

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3264089.html

"Возвращение" в МЗК,"Концерт по заявкам":Мийо, Пуленк, Мартину, Фалья, Бриттен, Филановский, Пелецис

Уже сколько-то лет хожу на фестиваль "Возвращение", но впервые удалось посетить все четыре концерта кряду - а помимо того, что каждый в отдельности заслуживал внимания, важно еще, кажется, и воспринимать их как некие, при всем разнообразии отдельных программ, части цикла наподобие симфонического. Уже и своего рода формальный канон с годами складывается: один вечер - посвященный персонально тому или иному композитору, где, однако, произведения этого самого композитора не звучат (в прошлом году - Шостакович, теперь - Шуберт); последний - "концерт по заявкам", причем по заявкам не слушателей, а участников, что лично меня как раз намного больше всегда устраивало, потому что т.н. "слушателям" я не доверяю (у "Возвращения" публика заметно приличнее, чем в среднем по больнице, но залы полные, а в нашем случае "полный зал" так или иначе означает "полный зал шумных людей"); но тут особенно, потому что если не по именам и не по конкретным названиям, то в целом вечер музыки исключительно 20-го века (с небольшой добавкой 21-го, начало которого еще можно числить по 20-му) - это, конечно, очень здорово; и подбор авторов, сочинений - на редкость удачный, а что еще для меня важно - вся музыка незаигранная, практически не исполняемая, хотя имена более или менее громкие, популярные.

Для начала - сразу два композитора французской "Шестерки": сюита из балета "Сотворение мира" Мийо (1923) и соната для валторны, трубы и тромбона Пуленка (1922, редакция 1945). Занятно, однако, что при сходной творческой направленности Мийо в "Сотворении мира" ориентирован на нью-орлеанский джаз, только-только входивший в моду и распространявшийся за пределы восточного побережья США, а Пуленк - на классицизм 18-го века, лишь чуть-чуть, аккуратно - для "остроты", как ироническую краску - добавляя актуальных по меркам его времени (сегодня и они звучат вполне "классически", гармонически) диссонансов. Трио медных духовых составили Станислав Давыдов, Владислав Лаврик и Аркадий Старков; в ансамбле сюиты выделялся Сергей Полтавский, один из лучших, наряду с Максимом Рысановым, альтистов в своем поколении (что характерно - оба участвовали в "Возвращении").

"Шмоцарт" Бориса Филановского для фортепиано, скрипки и виолончели (играли Ксения Башмет, Владислав Песин и Евгений Тонха) - самое свежее из сочинений программы, но приходится признать, что эффектное название опуса, в хорошем смысле фамильярное по отношению к Моцарту - чье имя давно используется как нарицательное, для обозначения композитора, музыканта вообще - обещает куда больше юмора, чем заложено непосредственно в музыке. Четыре раздела, построенных на деструкции сложившихся музыкальных форм - экзерсис по-своему любопытный, не лишенный вовсе иронии, но все же не сказать что отвязно-остроумный, концепция слишком умозрительная, в отличие, скажем, от "программного" Харбисона с его посмертным оммажем Шуберту, исполненного "возвращенцами" двумя днями ранее, где замысел реализован более адекватно, да и повеселее, несмотря на тему смерти. А у Филановского типа шутка - но мутная, нудноватая. Также примечательно, что датирован "Шмоцарт" в фестивальном буклете и в листовке-программке 2006-м годом, а следом в аннотации сообщается, что премьера состоялась в 2004-м (я убедился, что буклет "Возвращения" заслуживает самого пристального вчитывания).

Завершала первое отделение блестяще исполненная Камерная музыка № 1 Богуслава Мартину для струнных, арфы и фортепиано - предсмертное (1959) сочинение, но по форме отсылающее опять-таки к французским 1920-м, времени творческого взлета Мийо и Пуленка, хотя и построенное на явственных мотивах западно-славянского фольклора, использованных необычайно ярко. И второе отделение открывалось с раритета 1920-х годов - концерта для клавесина и камерного ансамбля Мануэля де Фальи (1926). Если честно, по тому скудному набору музыки этого автора, что востребована концертной практикой (в основном программно-изобразительной и балетной) у меня де Фалья особого интереса никогда не вызывал: что-то сугубо национально-испанское, вторичное... - клавесинный концерт явление совершенно иного плана, предвосхищающее чуть ли не сегодняшний минимализм Гласса с Найманом. Теперь я даже жалею, что проезжая в Гранаде по дороге в Альгамбру мимо дома-музея Мануэля де Фальи, посчитал, что незачем тратить на него время. Правда, клавесин, как мне показалось, выступает тут больше как аккомпанирующий инструмент, и любой из участников ансамбля (Роман Минц, Кристина Блаумане и др.) вправе чувствовать себя солистом как минимум равно с Ольгой Мартыновой "на клавишах", к тому же и задвинут клавесин оказался за струнными, хотя вроде бы автор предполагал иную расстановку. Вот мое равнодушие к Бриттену его ранняя Симфониетта (1932), первый номерной опус, посвященный Фрэнку Бриджу (который меня куда больше Бриттена привлекает, коль на то пошло, но почти не исполняется), не переломил, какой бы лаконичной и бодренькой (и не только третья часть, Тарантелла, но и первые две) не казалась музычка - за дирижерским пультом работал Максим Рысанов и в таком качестве выступил не менее убедительно, чем как альтист.

Но между де Фальей и Бриттеном исполнили еще одну особенную штучку, которая, насколько я заметил, поголовно всех покорила. Строго говоря, в "Музыке за стеной" Георгия Пелециса (1984) нет ничего в чисто музыкальном плане выдающегося - но она в самом деле трогает. Изначально солирующий, а вернее, дожидающийся вступления со своим соло фагот (Ярослав Кострыкин) располагается отдельно от притулившегося в дальнем углу эстрады струнного трио (Ася Соршнева, Тимур Якубов, Борис Андрианов), а затем фаготист пересаживается, присоединяется к струнной группе. Автор указывал, что сочинение наполнено ностальгическим настроением, навеяно воспоминаниями детства, в котором он постоянно слышал доносившуюся из-за стены музыку. Не могу в полной мере разделить или хотя бы прочувствовать эту ностальгию...

Видимо, у нас с Пелецисом за стенкой жили слишком разные люди (ну и в разное время, разумеется), оттого его внешне бесхитростная, но бередящая душу минималистская стилизация под барочную сюиту с перформативным элементом тем не менее произвела и на меня вкупе со всей просвещенной аудиторией столь благоприятное впечатление.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Завершился XIX фестиваль камерной музыки «Возвращение»
Всё как всегда – блеск исполнения, новый репертуар, полные залы, успех

http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2016/01/14/623902-zavershilsya-xix-festival-kamernoi-muziki-vozvraschenie

Ведомости
Петр Поспелов

Вот уже второй год «Возвращение» собирает деньги на свои расходы – а их не избежать, хотя все участники по традиции выступают без гонораров – через краудфандинг. В этом году список меценатов, которых благодарят организаторы фестиваля, открывается именем патриарха русской музыки, давно живущего в Голландии, – дирижера Льва Маркиза, поддержавшего младших коллег трудовым гульденом. Этот жест стал лишним символом связи поколений – очевидно, что сегодня участники «Возвращения» делают ровно то, чем занимались в 60–70-е Лев Маркиз и его сподвижники, – расширяют наши представления о музыке, год за годом разбирая кладовую искусств.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Музыка перед стеной
"Возвращение" вернуло публике ХХ век

16.01.2016
Фестиваль музыка
XIX фестиваль камерной музыки "Возвращение", прошедший, как год назад, при поддержке не только Московской филармонии (она предоставляет зал) и других партнеров, помогающих не деньгами, но еще при финансовом участии частных лиц, представил на сцене Малого зала консерватории четыре, как всегда, уникальные программы, хрестоматийную музыку и премьеры, а также более четырех десятков камерных музыкантов редкого уровня профессионализма и взаимопонимания, в чем убедилась ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

http://kommersant.ru/doc/2894408
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Кунсткамера

ФЕСТИВАЛЬ «ВОЗВРАЩЕНИЕ» КАК СОБРАНИЕ РЕДКОСТЕЙ И СТРАННОСТЕЙ
текст: Екатерина Бирюкова

Фестиваль, в этом году вернувшись в отремонтированный, уже не скрипучий Малый зал консерватории, как обычно, прошел в первой половине января и состоял из четырех программ. Каждая из первых трех собрана — иногда весьма прихотливо — вокруг какой-то темы.

http://www.colta.ru/articles/music_classic/9805
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Музыка за компанию

Завершился фестиваль «Возвращение»
Майя Крылова

В Малом зале Московской консерватории завершился фестиваль «Возвращение». Он прошел в девятнадцатый раз. Четыре концерта, как всегда, собрали полные залы.

http://www.newizv.ru/culture/2016-01-18/233097-muzyka-za-kompaniju.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Возвращение в двадцатый раз

Ежегодный фестиваль камерной музыки пройдет на народные пожертвования

http://izvestia.ru/news/656169
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 9 890
Звуки мук

В Рахманиновском зале открылся ХХ фестиваль камерной музыки "Возвращение"

Фестиваль камерной музыки "Возвращение", вначале считавшийся молодежным, уже давно пользуется заслуженной репутацией одного из лучших по содержанию и качеству исполнения камерно-музыкальных форумов в стране. Этой зимой, как всегда, четырьмя концептуально-тематическими программами фестиваль отмечает солидный 20-летний юбилей. Во взрослое звучание на первый взгляд по-юношески пылко сформулированной темы программы-открытия "Муки любви" вслушивалась ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

http://kommersant.ru/doc/3187767
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава Шадронов (_arlekin_)
2017-01-10 22:35:00
Кюсс, Руссель, Лист, Яначек, Невский, Брамс ("Возвращение. Муки любви" в РЗК)
http://users.livejournal.com/-arlekin-/3502613.html


Пишет Слава Шадронов (_arlekin_)
2017-01-12 02:20:00
Родриго, Мюрай, Респиги, Десятников, Шуберт ("Возвращение. Закат" в РЗК)
http://users.livejournal.com/-arlekin-/3503237.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 005
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пишет Слава Шадронов (_arlekin_)

Пуленк, Бородин, Лютославский, Сметана, Локшин, Брамс, Ахунов ("Возвращение. Эпитафии" в РЗК)

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3504037.html
Che mai sento!