Автор Тема: Михаил Плетнёв (р.1957, Архангельск), пианист, дирижёр, транскриптор  (Прочитано 235205 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Я весьма недружелюбна к людям, которые походя оскорбляют музыкантов.

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793
К  сожалению, это не факт, что трансляции будут. Весьма возможно, что МВ еще не в курсе, что объявлены трансляции 😁

Ирина, Вы как в воду глядели! Оба концерта исчезли из списка трансляций :'(

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Ну, что можно сказать ((
Маэстро верен себе.

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793
И все же, должно быть, трансляция сегодня будет! Включайте Филарм-2 он-лайн!

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793
Это не трансляция, а детектив какой-то! Мало того, что имя Плетнева и  программа концерта так и не появились, так трансляция просто оборвалась в "самом интересном месте" - на переходе от 2-й части к финалу. Наверное,  Маэстро настолько не хотел транслироваться (хотя Филармония и уговаривала), что призвал на помощь какие-то высшие силы...
« Последнее редактирование: Ноябрь 04, 2018, 20:49:59 от lina »

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Гастроли М. Плетнева в Италии -- анонс
https://michail-pletnev.livejournal.com/500122.html

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Отзыв Г. Борисова на вчерашний концерт: https://www.facebook.com/borissow23/posts/1073153322846245

И вот опять нельзя говорить об речитале Плетнёва как об обычном, обыденном пианизме.
Appassionata Бетховена в понимании Плетнёва не просто про борьбу и драматизм с закатыванием глаз как это обычно у модных пианистов, а мрачная притча: словно вся жизнь проносится перед глазами, и там где одни грохочут триолями, тут мы видим навязчивую фигуру "судьбы", никаких приевшихся восторгов борьбы нет - звучит только неумолимое преодоление и страдание, вторая часть - элегическая пьеса про тихое бытование, за фасадом которой стоит сумрак ночи, в финале маэстро выдает такое неизъяснимый нерв драматического минора, что заключительное Presto превращается пляску смерти.
Плетнёв следует какой-то необъяснимой логике, вся соната строиться настолько ясно, что выглядит как некая греческая амфора, где ни чего не убавить и не добавить нельзя, и сказать тоже по большей части нечего.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Комментарии из поста в группе "Пианисты XXI века":
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2241464352801762&set=pcb.2241467029468161&type=3&ifg=1&__tn__=HH-R&eid=ARDlnUstp4uWMhaw0wTn-xUqAwgiEevdB2x5UHVByr70olfF6rJPEH4cpZc1B6wDziE2t4Vo4N1KYkCq

Александр Гушанский Понимаю, что снесут мою головушку, но...)) У меня складывается впечатление, что всю эту музыку Плетнев эмоционально пережил... лет тридцать назад. Сейчас живые эмоции близятся к нулю. Но назвать его игру сухой невозможно. Просто, как мне кажется, речь идет о подмене эмоций. Как, чем, спросите вы? Отвечаю - колоссальными знаниями и доведенным до совершенства искусством представления, Представления КАК это должно звучать и какими средствами этого достичь. Ну и плюс абсолютно парадоксальное мышление. В итоге, опытнейший график-конструктор-расчетчик. Структура - наше сегодняшнее все.) Все дозировано, взвешено, рассчитано до микрона, но эмоционально пережито давным давно...не буду повторяться. И кажущаяся импровизационность Плетнева (сегодня так, а завтра будет иначе) - она от гениальных, компьютерных мозгов, но вряд ли от сиюминутности чувств, как было, к примеру, у Софроницкого. Помните, в детстве была такая игрушка - калейдоскоп. Встряхнешь - один узор, еще раз встряхнешь - другой. Там нет эмоций, чистый механизм. Возвращаюсь к Плетневу. Сегодня я, скорее, созерцаю игру М.В. Наблюдаю. Спокойно, но отнюдь не без интереса. Эти зачастую парадоксальные звуковые конструкции дико интересны моим ушам, волнуют их,)) Но вот так, чтобы все перевернулось внутри - такого нет. А было ли вообще? Отвечаю - да, было. Давно.

Игорь Беров С Вами полностью согласен, Александр Гушанский! У меня только единственный к Вам вопрос, скажите, а когда Вы замечали у Плетнева живые эмоции? Уж не в молодые ли годы? Слушаю его больше сорока лет, - ни разу не замечал! Техника, виртуозность, парадоксальные трактовки, индивидуальный взгляд - да, все это было и раньше. Но истинной музыкальности, той самой первичной и спонтанной, включая темперамент, импровизационность, взволнованность, и исполнительскую страсть, - ни было никогда! Его игра была всегда холодно-расчетливая и умозрительная. А все эти сплошные, пустопорожние и восторженные охи и вздохи: - "космос, разговор с богом, гений, и пр." не несут никакой конкретной информации.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Из ЖЖ Арлекина о сегодняшнем концерте:
https://users.livejournal.com/-arlekin-/3900204.html

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ВАЛЬС
Иногда закрадывается подозрение, что я за Плетнева слишком много субъективного домысливаю, но вот неопровержимый факт - список номеров второго, листовского отделения его сольного концерта:

«Погребальное шествие» из цикла «Поэтические и религиозные гармонии» для фортепиано, S. 173 № 7
«Забытый вальс» для фортепиано фа мажор, S. 215 № 1
Сонет Петрарки № 104 из цикла «Годы странствий. Год второй. Италия» для фортепиано ми мажор, S. 270
«Бессонница! Вопрос и ответ» для фортепиано, S. 203
Концертный этюд «Лёгкость» для фортепиано фа минор, S. 144 № 2
Unstern (Sinistre) для фортепиано, S 208
Два концертных этюда: «Шум леса» и «Хоровод гномов» для фортепиано, S. 145
«Серые облака» для фортепиано, S. 199
Венгерская рапсодия для фортепиано ля минор, S. 244 № 11
Траурный марш для фортепиано, S. 206 № 2

Начать погребальным шествием, закончить траурным маршем - вот такой "хоровод"... Причем по обыкновению ничего демонстративно "траурного", "скорбного", тем более "слезного" Плетнев не предлагает, лишь стоицизм "перед лицом неизбежности" - пользуюсь формулой из книги Камы Гинкаса, она сюда, по-моему, годится, или из Ахматовой возьму:

Когда погребают эпоху,
надгробный псалом не звучит,
Крапиве, чертополоху
Украсить её предстоит.

И только могильщики лихо
Работают. Дело не ждёт!
И тихо, так, Господи, тихо,
Что слышно, как время идёт.

А после она выплывает,
Как труп на весенней реке, —
Но матери сын не узнает,
И внук отвернётся в тоске...

До этого первым отделением шел Бетховен -

Рондо для фортепиано до мажор, соч. 51 № 1
Соната № 23 для фортепиано фа минор, соч. 57 («Аппассионата»)

- опусы не "программные", но у Плетнева всегда готова "программа", от смены имен и названий не зависящая.

<...>
Получилось, что за некоторое время до концерта оказавшись за кулисами, я услышал, как Плетнев... ну не репетирует, а как это правильнее назвать, "разыгрывается", или, музыканты говорят, "занимается", причем перед программой, которую уже отыграл в том же зале, на том же инструменте днем ранее. На оркестровых репетициях Плетнева я за последнее время бывал часто, послушать (подслушать...) его сольно вот так довелось впервые, и как он "занимался" до прихода публики, так в ее присутствии и продолжил.

Бетховенское рондо - приятный, нехитрый салонный музончик; однако простенькая, повторяющаяся (ну рондо же...) мелодия спотыкается у Плетнева о затесавшийся посреди До мажора минорный аккорд - и замирает... Что такое - Плетнев играет наизусть, неужели "текст" забыл?! Вроде нет - "отдышалось и снова пошло". Паузы внутри номеров у Плетнева не только по времени продолжительнее, но и содержательно значительнее, чем между произведениями, в том числе крупной формы - ни охнуть, ни вздохнуть, а уж чтоб захлопать - никто давно уже и не рыпается... Тут нет показухи, выпендрежа, ни, подавно, высокомерного, хамского отношения к публике: вы приехали - я вышел, сел, сыграл... Но нет и стремления публику ублаготворить, порадовать. Вот уж не думал, что скажу нечто подобное, но слава богу в промежутке между Рондо и Апассионатой у кого-то зазвонил мобильник, кстати, на протяжении всего отделения единственный раз - какое-никакое, все же свидетельство человеческого присутствия, пускай оно и неуместное (я имею в виду не мобильник, а человеческое присутствие...). Плетнев и окончания звонка не стал дожидаться, продолжил свой бесконечный пересказ "мифа о Сизифе" не затягивая, от салонного Рондо к Апассионате, в которой ничего похожегоо на страсть не обнаружил. Прямо сразу, во вступлении, с первых тактов - ни утверждения, ни даже вопроса, только фаталистическая констатация.

Лист от Бетховена практически не отличался: все тот же единый проходящий через космос в ночь с первого на второй день творения
поток элементарных частиц, который нельзя (и некому...) усвоить, со стороны невозможно анализировать - в нем нет "органики", да и вообще как таковой "материи"; но в него можно попасть и какую-то часть своей жизни провести внутри этого математического, механистического, бессубъектного движения по инерции, вдруг порой иррационально срывающегося в хаос.

В таком потоке даже самый шлягерный мотивчик захлебывается, а его труп опознанию не подлежит - забавно и, если честно, противно наблюдать за большими любителями искусства, которые судорожно тычутся в программку, безуспешно пробуя сориентироваться, еще погребальное шествие идет или уже начался забытый вальс - какая разница, не все ли равно, пускай будет погребальный вальс! И неизвестно еще, в чем Плетнев открывает жути больше - в инфернальной коде траурного марша или в истеричном, загнанном "танце" предшествующей ему Венгерской рапсодии.

Непривычному, не настроенному на плетневскую "волну" уху его исполнения должны казаться набором звуков, бессвязным или, наоборот, нерасчлененным. Оптимальным музыкальным материалом Плетневу могли бы служить хроматическая гамма и атональный кластер, так что Бетховен или там Лист, или какой угодно еще гармонизированный мусор, мелодический понос - вынужденный, но необходимый экологический компромисс с углеводородами. Сольные концерты Плетнева - мероприятия неизменно безрадостные и, в общем, мучительные, как жизнь, и как жизнь, они слишком быстро заканчиваются. Искусство должно говорить правду, для чего художнику нужно эту правду знать - Плетнев знает, о чем говорит.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Отзыв Оксаны Кулаковой о сегодняшнем концерте:
https://www.facebook.com/oxana.kulakova.5?__tn__=%2CdC-R-R&eid=ARAtKmQe5RzwBVnt7SpGabk_zErVas3Lr6mrdDIFu5T5rcUNCHzV0KOvP9yp3kKw6zM2C12fzmVa3hws&hc_ref=ARQBQh5-8x3RZU9yjYfyzdBYekNzbAhkZuqZ90qNTTnBFQqSgdwfkY6FHeUdsioVj9U&fref=nf

Михаил Васильевич Плетнев. Сегодня, 05.11.2018 - второй из "двухсерийного" цикла концертов в Филармонии-2. На 04.11 - взять не удалось. Зал полон, причем полон тем самым костяком Плетневской публики, который разбавляется в большее разнообразие во время фестивалей и "громких" концертов, оркестровых концертов. Здесь - квинтэссенция фортепианного мастерства, пришли - на него.
Легкое до-мажорное рондо открывает концерт. Сразу - выдох - вот он - Звук. Как давно его не слышало неизбалованное ухо.
Следует Аппассионата. В первых тактах М.В. парой двойного форте обозначает - вот он, максимум на сонату сегодня. И остальные акценты то тут, то там проблескивают в музыкальном полотне без применения работы с силой звука более заданного максимума. Могло показаться (и ламеру в виде меня показалось), что где-то не хватило мощи - да, я же сравниваю с записью двадцатилетней примерно давности. Но ее и не должно было "хватить" - вся канва вокруг смыслов. Не вокруг апофеозов. Импрессионизм в Бетховене.
Второе отделение.
Как и вчера, по отзывам, М.В. фактически объединил разные произведения Листа в некий цикл. Практически не делая пауз, он вплетал зал в паутину единого дыхания, и твоя проблема - успеваешь ты или нет. Совершенно цветная Венгерская рапсодия 11, периодические лучи солнца в "Серых облаках", и совершенная легкость - ну совершеннейшая россыпь из бриллиантов под пальцами - в одноименном этюде иногда сменяли неизменную смертную тему, тему вечности.
На Gnomenreigen я вовсе не могла пошевелиться. Как, как это возможно - он играет четче, легче, еще динамичнее, еще как будто бы "прыгучей", чем на собственной же записи N лет назад? Имея некогда этот этюд в своем репертуаре, я понимала, что то, что сейчас происходит на сцене, смертному достижимо приблизительно никогда....

Как и всегда, легкий такой reminder - мы живем не о том, не так, не тем. Укор чистым откровением - музыкой. Больнее и ярче любого другого.

Как всегда, спокойный posture, как его иногда не хватает при попытке послушать кого-то "современнее", ни у кого нельзя найти именно этой сосредоточенности на музыке, нелюбви к спецэффектам, прямой неподвижной спины, работающих рук и только лица, одного лица, которое выражает немыслимое напряжение и титаническую работу, которую сейчас ведет этот человек.
Не человек - Явление.


Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
М. Аршинова о концерте 04.11.2018:
https://www.facebook.com/marina.evreisonarshinova?__tn__=%2CdC-R-R&eid=ARBQ29sNvEY9dCixeA4EJ5CXqx0EuqznRt8-vyA3behQaxEYzb4YN6vLPvmfHLP0NF1jriWRSsuS-WsW&hc_ref=ARSdxok61iICEvKQWdkdx2loTGJ8TYDdWLXQNC1pcTPEiHMqANsUTlvYVSSzvIxGcmQ&fref=nf

. мне особенно понравилась вторая часть Апассионаты, и листовская программа колоссальна по замыслу и реализации, что-то невероятное. Категорически не согласна, что Плетнев не демонстрирует "живых эмоций", коих нужно искать "в тюрьмах, на кладбищах", по мнению некоторых комментирующих. Господа, скажу прямо: вам героин в глазные яблоки заливать надо, чтобы вы что-то почувствовали? 😂 Как раз для меня поразительно и очень ценно, что Плетнев совершенно не растерял себя личностно, остается таким же, каким был в юности, необыкновенным, ни на кого не похожим, со своим особенным отношением к музыке, заставляющим себя слушать вслушиваться и вдумываться, со своим умным экономным пианизмом и, главное, с непревзойденным интеллектом, позволяющим ему разводить полярно и сталкивать, противопоставлять смыслы, разбираться с материалом, начиная с простейших элементов так, что у слушателя ощущение, что он впервые слышит эту музыку .... и тд и тп. И вся эта богатейшая природа Плетневым сохранена и преумножена.

И вот с годами в его игре появляется глубокий подлинный трагизм; не мужественная суровая печаль, как у Гилельса, не светлая слеза, как у Горовица. Не ярость и отчаяние прорывными толчками-рыданиями как у Соколова. Экзистенциальный трагизм, невозможность счастья, одиночество гения, гнев и прощение... От мыслей о которых кровь стынет в жилах.... Не знаю, может, кому-то этого мало в плане эмоций.... Мне - более чем достаточно.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
По-моему, столько споров в соцсетях не рождал последнее время ни один рецитал Плетнева.

Маэстро выстроил этот концерт, как архитектор громадное здание. Он даже заменил заявленные Вариации Бетховена на Рондо. И судя по всему, из-за одной паузы, которая ему понадобилась, чтобы выделить эту прорвавшуюся побочную тему, обозначающую мостик к 1-й части Аппассионаты.
Останавливающаяся, рвущаяся 1-я часть сонаты, предвестье траурного Листа во 2-й части  -- и полет над бездной в 3-й.
Вообще столь совершенно звучащих арпеджио у Маэстро раньше не было. С такой ретардацией, задержкой, чтобы прозвучала каждая нота. В результате эта заезженная "рреволюционная" соната очистилась от шелухи множества исполнений и прозвучала очень трагично.

Но Лист, конечно, потряс. От "Погребального шествия" до "Траурного марша" через инфернальную пляску Венгерской рапсодии и колыханье призрачных огоньков "Шествия гномов" Лист обернулся безумием гения и скорым предчувствием конца.

В представленную нам программу вложено огромное количество душевного труда. Как будто Михаил Васильевич сказал: "Хотите, я вам покажу, что скрыто в этой музыке? Идемте, если не испугаетесь." И, как Вергилий, повел в мир, скрытый от смертных.

Михаил Васильевич относится к художникам очень честным. Перед слушателем и перед самим собой. Он играет так, как слышит и понимает, никогда не пытаясь угодить публике. В этой честности тоже есть что-то трагическое. Слушатель ведь далеко не всегда готов воспринять его исполнение. Но без него нам дорога в эти бездны заказана.

Собственно, признанием этого и было то, что 4-го ноября после биса зал встал и пытался устроить овацию. Но Маэстро прижал руку к сердцу, поклонился и ушел. Ну хоть запись сделать позволил, чтоб мы теперь с этими Листом и Бетховеном жили.
« Последнее редактирование: Ноябрь 07, 2018, 00:27:34 от Ирина67 »

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
Утешение сумраком
Михаил Плетнев с Бетховеном и Листом в «Филармонии-2»
В концертном зале имени Рахманинова, больше известном как зал «Филармония-2» в Олимпийской деревне, Михаил Плетнев дал два сольных концерта с одной и той же программой из музыки Бетховена и Листа, в том числе непопулярного «позднего периода». Рассказывает Юлия Бедерова.

https://www.kommersant.ru/doc/3792359


Оффлайн Елена.7

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 51
Мое впечатление:
С точки видения человека ПЕРЕХОДЯЩЕГО в мир иной: ощущение реальных похорон, прерывающихся проносящимися светлыми и цепляющими память картинами прожитой жизни и прощание с ней.
С учетом того, что в день концерта 4.11.2018 было 40 дней моему знакомому, день рождения уже ушедших: маминой подруги, и мамы моей подруги, которой в этот день было бы 100 лет - Ощущения, как будто это происходит с тобой именно в этот момент, вместе со звучащей музыкой – моя жизнь проносящаяся и уже пронесшиеся их, вместе со всеми!!!, кто был и остался в моей душе.
И, как верно передал впечатления от произведений Листа, звучащих в программе на Лекции перед сольным концертом Михаила Плетнёва музыковед и музыкальный критик Ярослав Тимофеев,   сначала музыка звучит с этой стороны – стороны восприятия живого человека, а завершается уже за закрытыми дверями...
Как много можно сказать без слов совершенной музыкой гениальным исполнением. Осознание реальности конца и даже экстерном «проживание» этого момента.

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131


Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793
Концерт МВП Шадронова не отпускает (2-я публикация, с комментариями):


Пишет Слава Шадронов (_arlekin_)
2018-11-08 05:47:00
Назад Поделиться  Вперёд
забытый марш
Как и следовало ожидать, официальная видеозапись концерта Михаила Плетнева в Олимпийской деревне из открытого доступа исчезла - опасаясь, как бы та же участь не постигла "пиратское" аудио (довольно сносного качества, между прочим) -

https://www.youtube.com/watch?v=vKPyh07aiA8&fbclid=IwAR2Tnhhm00ARvLYJXqb5BhoSXcJyPuYtyU7WRcpTx3O2p46dw_IKiBHHce4

- пользовался случаем и слушал ее через интернет, причем тот самый концерт, на котором присутствовал, а транслировался другой, прошедший накануне, хотя и с идентичной программой:

Бетховен
Рондо для фортепиано до мажор, соч. 51 № 1
Соната № 23 для фортепиано фа минор, соч. 57 («Аппассионата»)
Лист
«Погребальное шествие» из цикла «Поэтические и религиозные гармонии» для фортепиано, S. 173 № 7
«Забытый вальс» для фортепиано фа мажор, S. 215 № 1
Сонет Петрарки № 104 из цикла «Годы странствий. Год второй. Италия» для фортепиано ми мажор, S. 270
«Бессонница! Вопрос и ответ» для фортепиано, S. 203
Концертный этюд «Лёгкость» для фортепиано фа минор, S. 144 № 2
Unstern (Sinistre) для фортепиано, S 208
Два концертных этюда: «Шум леса» и «Хоровод гномов» для фортепиано, S. 145
«Серые облака» для фортепиано, S. 199
Венгерская рапсодия для фортепиано ля минор, S. 244 № 11
Траурный марш для фортепиано, S. 206 № 2

Это, конечно, не сравнимое ни с чем... не знаю даже, что - но определенно не "удовольствие", скорее уж наоборот. Можно сказать - опыт, переживание, испытание, почти клиническое, что тоже не в полной мере отражает суть дела, но как "оперативный" эпитет сгодится. О программе и в целом о том, что предлагает Плетнев своими фортепианными сольниками вне зависимости от конкретного набора композиторских имен и названий произведений, у меня насколько возможно завершенное впечатление сложилось:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3900204.html

Возвращение к записям концертов не дополняют впечатления, не усиливают переживание, про удовольствие, удовлетворение, "наслаждение", как уже было сказано, вообще речи нет, а все-таки снова и снова окунаюсь в этот... поток. Считается, и на то есть все основания, что с публикой ничего нельзя поделать - но Плетнев что-то же делает, коль скоро никто - ни один из сотен присутствующих в зале! - не пытается захлопать не то что между частями сонаты, но и в перерывах между разными произведениями. Правда, Плетнев и не оставляет такой возможности - "инфарктная" пауза внутри Рондо внушительнее, значительнее, да и продолжительнее, чем между Рондо и "Апассионатой"; миниатюры Листа подавно следуют нон-стоп - кашлять народ не успевает, докашливает уже прямо поверх музыки (а стоит иметь в виду, что т.н. "концертный зал им. Рахманинова" продувается всеми ветрами и на гуляющих там сквозняках закашляет любой здоровяк), но Плетнева это вроде не смущает: траурное шествие, забытый вальс, хоровод гномов - все сливается в общую струю.

Деструкция музыкальных форм, будь то рондо, соната, вальс или марш, позволяет Плетневу на хрестоматийном, шлягерном, как бетховенская "Апассионата", либо наоборот, раритетном, а то и сомнительном, как поздний Лист, выстраивать собственные структуры, в ритмах которых знакомые мелодии едва угадываются, зато неожиданно проясняются, вычленяются неожиданно скрытые обычно за привычными фразами инвариантные "формулы": в Рондо До мажор и в "Апассионате" Бетховена - т.н. "тема судьбы"; у Листа в "траурном шествии" - повтор одной ноты через долгие паузы, как в сонате си минор.

Забавно, что Плетнев-исполнитель (да и дирижер тоже) при этом никогда не обращается к музыке "современной", хотя бы и в самом широком понимании таковой (за исключением собственных композиций, но это особая и сложная тема...) - его репертуар и раньше, насколько я понимаю, ограничивался хронологически в лучшем случае позднесоветским периодом, а сегодня ближе Скрябина и Рахманинова (если брать даты жизни, вернее, даты смерти...) для Плетнева-пианиста вовсе никого нет. Но логично же - зачем ему Кейдж или Райх, если все то же "ничто", все необходимые ему "4,33" (и даже больше) тишины он находит в Бетховене, Чайковском, Моцарте, Григе, и через них реализует?

Если б музыку можно было адекватно описать словами, это уже была бы не музыка, потому она и существует, что не поддается пересказу - но дневниковая запись требует слов, и подбирая их к концертам Плетнева, я вспоминаю завиральную теорию, которую развивал один ученый, что характерно, русский и в советский период, вопреки марксистскому представлению о материи и о жизни как "особой форме существования белковых тел" выдвинувший идею, что жизнь - в частности, процессы "обмена веществ" - возможны и без участия углеводородов, а в т.н. "неорганике" тоже, только, к примеру, кремниевые тела, в отличие от белковых, проходят их совсем в другом, так сказать, "режиме", и то, человек или там инфузория проживает за короткий срок, в песчинке или каменной глыбе может растягиваться на тысячелетия.

Время музыкальных произведений, включая самые хрестоматийные (куда уж шлягернее "Апассионаты"!) в исполнении Плетнева сжимается и растягивается как будто произвольно, алогично, непредсказуемо. Иногда попросту останавливается - ну вот как он берет паузу в Рондо До мажор (До мажор!!), где, казалось бы, пауз, сбоев, каких-либо содержательных "сюрпризов" не предполагается в принципе, оно и рассчитано, в "нормальном" темпе, от силы на две минуты - Плетнев играет его минут шесть, и едва доиграв, сразу переходит к 23-й сонате, по дате создания разделенной с Рондо многими годами, у Плетнева же словно с той же ноты начинающейся, которой Рондо закончилось, и не поймешь, два самостоятельных тут произведения или единое мета-высказывание.

Тема смерти и связанный с ней комплекс "сюжетных" мотивов в программе, где второе отделение официально начинается "Погребальным шествием" и заканчивается "траурным маршем", слишком очевидна и способна даже восприниматься как излишне навязчивая, а то и надуманная. Однако в плетневском подходе к ней совсем нет мистицизма - но нет и лиризма, психологизма, субъективизма. А есть метафизическая объективность, слегка (и уж точно ненавязчиво) подкрашенная личной, как ни странно, иронией. Пресловутая плетневская "мрачность", "сумрачность" - не выдумка, не миф, не штамп; но оценить ее трезво все-таки уместно с оглядкой на глубоко скрытую саркастическую подоплеку, которая неизменно присутствует и в сольных программах Плетнева, и в оркестровых - недавно МВ в монографическом концерте из сочинений Бетховена "обрамил" раннее, почти неизвестное, откровенно заказушное, прославляющее очередного монарха Священной Римской империи творение юного Бетховена двумя популярными, зрелыми и пафосно-трагическими:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3887731.html

В нынешнем сольнике у Плетнева прослеживается аналогичный прием: раннее, салонное, мажорное, сугубо классическое Рондо - и почти романтическая, страстная, исповедальная 23-я соната, где в салонной музычке вдруг обнаруживается бездна трагизма и состояние предынфарктное, а в "Апассионате" начисто стерта вся "страсть", "исповедальность" же переведена в иное качество, понята и подана как проявление стоицизма и аскетизма. С Листом и того нагляднее - "серые облака" заволокли и венгров, и гномов; где там вальс, где марш - да без разницы уже.

Я для себя еще после прошлой сольной "серии" Плетнева (тоже из двух вечеров состоявшей в том же КЗР) отметил, что если искать "инвариант" плетневского исполнительского принципа, наиболее полным, концентрированным воплощением его взгляда на музыку и на жизнь послужит вальс до-диез минор Шопена, который Плетнев сыграл бисом после первого из двух тогдашних январских концертов. Как и сейчас, я приезжал на второй день, в тот раз (не в пример нынешнему) бисы каждый вечер шли разные, у нас вариации на тему "Голубого Дуная" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3737965.html

- так что Шопен мне достался опять-таки лишь в "пиратской" записи -

https://www.youtube.com/watch?v=G2SwbkEUPtQ

но и она позволяет проследить плетневский "архетипический сюжет", реализуемый им на самом разном нотном материале.

Понятно, что вальс до-диез минор Шопена и сам по себе - не то что "дамы приглашают кавалеров", но у Плетнева вальсовый трехдольный "пульс" не прощупывается вовсе, как не просматривается и предполагаемое "вальсом" кружение - очевидно, что тот, кто у Плетнева выступает вместо "лирического героя", движется не по кругу, но поступательно, вперед и вверх, причем с неимоверным трудом, спотыкаясь, задыхаясь, останавливаясь и снова карабкаясь, де на просто, а как если бы с тяжелой ношей, если бы ему приходилось камень на гору закатывать, и не единожды, а регулярно, постоянно. Каждый раз этот камень срывается, скатывается обратно вниз к исходной точке, каждый раз, после краткой передышки, в изнеможении и без надежды на успех, последним усилием воли он продолжает свой сизифов труд - результат предсказуем, катастрофа неотвратима, но с ней муки не заканчиваются, "последнюю" попытку он вынужден повторять бесконечно.

И вот тут - иначе взаправду откинешься - пригодится спасительная ирония: в конце концов это же всего лишь концерт! С аплодисментами в финале, с поклонами, цветами, воплями "браво". Своего рода - психотерапия; отнюдь не смакование некрофилических комплексов, а изживание их, "заговаривание", "заигрывание". Напомнить о неизбежном - чтоб хотя бы на время о нем забыть, чтоб его пусть ненамного отодвинуть, отдалить от себя во времени. Не шаманское камлание, а чуть ли не цирковой трюк, не фокус, примерно как в песне, больше известной благодаря Алле Пугачевой, но написанной, вообще-то, на стихи Беллы Ахмадулиной:

Ап!.. Вот и я опять… Не страшно мне нисколько,
Но я боюсь за вас: вам страшно за меня.
Вдруг я не удержусь и превращусь в осколки…
Ап!.. Я не умерла – я просто замерла.

Не верьте: это трюк, я гибели не стражду,
Смотрите на меня, покуда жизнь цела.
Страшитесь за меня, ведь если вам не страшно –
Ап! – трюку моему всего лишь грош цена.

Ап! Весело идти по острию каната.
Плясунья, так пляши, пока не сорвалась.
Я знаю, что уйду, уйду от вас, раз надо –
Так было всякий раз. Так будет и сейчас.

Не верьте: это трюк, я гибели не стражду,
Смотрите на меня, покуда жизнь цела.
Страшитесь за меня, ведь если вам не страшно –
Ап! – трюку моему всего лишь грош цена.

Я ухожу от вас по роковому краю
Из нынешнего дня в былые времена.
Я в цирке рождена, и в цирке умираю.
Ап! Плачьте обо мне. Не бойтесь за меня!

Не верьте: это трюк, я гибели не стражду,
Смотрите на меня, покуда жизнь цела.
Страшитесь за меня, ведь если вам не страшно –
Ап! – трюку моему всего лишь грош цена.

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3903554.html#comments

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131
А вот интересно, почему игра МВ вызывает ассоциации с разнообразными стихами? Постоянно идут цитаты.

Оффлайн elka999

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 297
А вот интересно, почему игра МВ вызывает ассоциации с разнообразными стихами? Постоянно идут цитаты.
Так это совершенно естественно. Захватывающие  исполнения всегда вызывают ответный отклик в виде разнообразных ассоциаций. Другое дело, что некоторых случаях лучше все-таки оставлять их при себе, ибо чрезмерное мельтешение при обсуждении  и смакование  своих личных переживаний как-то обесценивает знАчимость высоких тем.
Хотя, если уж на то пошло, тоже поделюсь ассоциацией - самым честным, на мой взгляд,
(последним, написанным за день до смерти) стихотворением  Державина:

"Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы"

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793
Игорь Беров
1 ч. ·
Терпеть не могу яростного и оголтелого фанатизма болельщиков . Причём в любом виде деятельности, будь- то в спорте, в театре или в музыке. Когда после концерта раздаются восторженные истерические крики: " Гений, Космос , он разговаривает с Богом, его искусство- целая вселенная, невидимая обычному человеку, это подобно экзистенциальному трагизму , проникнутому вечной печалью!!!" , и прочая белиберда, от которой мне становится просто тошно.

Как правило, за этими пустыми словесами нет никакой конкретной информации, а только сплошные вздохи, "ахи и "охи".

Одна восторженная мадам даже договорилась до того, что посоветовала заливать в глаза героин для улучшенного понимания искусства М. Плетнева.

И говорить с этими фанатами , отстаивая свою точку зрения , что-либо объяснять, - бесполезно. Они слышат только себя, рисуют в своём больном воображении собственные фантасмагорические картины и выстраивают удобную для себя логическую цепь рассуждений: - "кто не с нами, тот против нас, ничего не понимаетшь, сам дурак и попробуй так же сыграть".
И тут же стараются унизить собеседника по полной программе: " Тоже мне, нашёл на кого тявкать! "

Должен сказать, что к искусству М. Плетнева отношусь очень , сдержанно, уважительно и нормально . Это действительно прекрасный музыкант, крупный и глубокий художник, можно даже сказать - явление в современном пианизме. Но я к нему отношусь достаточно ровно, без особо восторженных эмоций, потому что он не герой моего романа. Мне не близок его пианизм , музыкально- исполнительская эстетика.
А Плетнева слушаю уже ровно сорок лет , как раз начиная с 1978 года, когда он победил на шестом конкурсе Чайковского, взяв с триумфом золотую медаль.
О нем тогда заговорили заговорили буквально все. Он показал себя сразу , как глубокий и вдумчивый музыкант с очень яркой индивидуальностью. Поражал его сверх- отточенный пианизм: - феноменальные пальцы с неслыханно ровной , зернистой ударно- молоточковой мелкой техникой , в которой каждая нота была слышна и "видна", как на ладони.
Это были терцовый , 18 этюд Шопена, "Пештский карнавал" Листа, 7 Соната Прокофьева, фа-минорный этюд Листа. А 32 Сонатой Бетховена он просто убил всех наповал, особенно второй частью.То было настоящее грандиозное исполнение , прекрасно выстроенное по форме и наполненной глубокой интеллектуальной мыслью.
Но больше всего М. Плетнев был убедителен в Чайковском, чью музыку он открыл публике словно заново. К тому моменту он играл его практически всего.
И в этот же период он познакомил публику со своими чудными фортепианными транскрипциями номеров из балета "Щелкунчик".

Прекрасно помню, как сразу после конкурса Плетнева стали показывать по телевизору чуть ли не каждую неделю с новыми сольными программами. Новый репертуар он осваивал моментально, играл много романтиков - Листа, Шумана, Грига, Брамса. А в венской классике он мне особенно нравился в сонатах Гайдна и Моцарта, в которых его изумительный , яркий, виртуозный и блистательный пианизм раскрывался во всей красе. Качество пианизма у молодого Плетнева было просто неслыханное!
И тогда же я сразу заметил про себя, что в игре Плетнева было больше интеллектуального , конструктивного и умозрительного, нежели естественного и музыкального.
В смысле сценического темперамента и артистических эффектов, то "громы и молнии" он никогда не метал. Особой теплоты в игре тоже не замечал.
Манера игры всегда была более, чем спокойная и сдержанная, он брал больше внутренней глубиной .

Часто, когда слушаю Плетнева, убеждаюсь ещё и в том, что его композиторское дарование помогает ему "видеть" партитуру играемого произведения гораздо глубже , нежели другим пианистам. Он прекрасно знает, как это было все "сделано", какие технические трудности преодолевал композитор в создании музыки, например , в проблеме "швов" музыкального материала и их преодолении, на которые всю жизнь жаловался Чайковский, завидуя в этом отношении Моцарту, у которого "швы" отсутствуют.
Порой кажется, что Плетнев словно "досочиняет" чужую музыку, прибавляет в ней своё, наполняет собственным смыслом и видением.

Безусловным исполнительским шедевром в этом отношении считаю у него "Картинки с выставки " Мусоргского и " Чакону" Баха-Бузони , в которых он выступает почти , как соавтор композиторов.

Но с другой стороны мне никогда не нравилась у Плетнева кантилена.
Настоящего вокального пения на рояле в те годы я никогда у него не замечал . Плетнев своими "зернистыми" пальцами будто усугублял природу рояля, как инструмента - "ударно-молоточковую".

Я не слышал у него соединения звуков во фразе в единую плавную линию, как на скрипичном смычке .
Сама фразировка мелодии была немного искусственной и без естественной округлости.
Я имею в виду, когда в построении фразы намечается единственная кульминационная точка , к которой ведётся все направление движения . Как это делается в вокальной речи или в естественной разговорной.
Небольшие микрорывки, внезапные странные оттяжки, создавали ощущение не цельной фразировки, а искусственной и "рваной" .
Он владеет rubato , но оно у него всегда слишком заметное .
А в живом исполнении, как мне кажется, такого быть не должно. Вспомните гениальное описание Ф. Листом в книге о Шепене игры rubato , которое он сравнивает с деревом ( устойчивая линия аккомпанементах в левой руке ) и мелодией , играющейся свободно , словно шелестящие листья на ветках этого дерева , которые колышутся на ветру. Лист всегда подчёркивал, что живое rubato никогда не должно быть слишком заметным.

Например, Плетнев совершенно потрясающе играл "Детский альбом " Чайковского. Но во "Временах года " "Размышлении", в пьесах которых звучат длинные фразы , " Баркарола " или в "Май" - "Белые ночи", он был неубедителен.

(Хотя в последние годы, справедливости ради, нужно отметить, что рояль Плетнева стал гораздо более певучим и с плавной кантиленой, например, в концертах Шопена и его же " Andante-spianato с блестящим Полонезом" ).

Но , однако, в те годы также не замечал у него естественного темперамента. Он играл холодновато, интеллектуально - рассудочно и без особых страстей . Мне кажется, что природа не больно-то его наградила этими качествами.
В то время ими отличался другой пианист, Андрей Гаврилов ( не к столу будет сказано) , который играл действительно здорово- ярко , очень музыкально и с большой экспрессией.
Это потом он, правда, совсем оскотинился и деградировал , как пианист и музыкант , окончательно потеряв совесть.

Больше всего у Плетнева в игре проявляются личностные качества музыканта, с ярко выраженной индивидуальностью. Это было всегда, раньше и сейчас.
Его трактовки всегда узнаваемы. "Эго" Плетнева, его исполнительское "я" , часто превалирует над волей композитора. Когда он играет, то я каждый раз слышу что это "Плетнев -Моцарт " или "Плетнев - Чайковский". Но мне почему-то все время и в первую очередь хочется услышать Моцарта и Чайковсого.
Больше, чем уверен, что любой талантливый и гениальный исполнитель, обладающей яркой творческой индивидуальностью и собственным почерком , никогда не должен перекрывать волю композитора. Исполнитель не творец, а только лишь интерпретатор и проводник воли композитора, и функция его вторична по отношению к автору.

В последнее время, игра М. Плетнева заметно поблекла, стала более вялой и "уставшей". Того привычного виртуозного блеска в пианизме уже давно нет, качество стало далеко не тем, что в молодые годы. Темпы стали слишком медленными и затянутыми.
Его недавнее исполнение Первой Сонаты Рахманинова в этом отношении просто разочаровало. Вся форма произведения была развалена на куски.
Было ощуение, словно человек играет не в полную силу, а только намечает динамические звуковые контуры , которые слушатель своей слуховой фантазией заполняет .
Я эту манеру игры называю "директивно- дидактической " то есть, когда пианист показывает своими руками , как должно звучать , например, в громкой кульминации, но на самом деле этой самой подлинной и живой кульминации нет.
Это примерно, как педагогический показ на уроке , не в полную силу , больше символически, только лишь для того, чтобы ученик понял, как надо играть.

От последнего концерта, в котором Плетнев играл "Аппассионату" Бетховена, я совершенно не в восторге. Само название произведения все же предполагает в музыке исполнительскую страсть с высоким накалом. Но не в первой части, ни тем более в Финале, я этого совершенно не почувствовал и остался равнодушным. Очень трудно перестроиться после известных образцовых трактовок этой музыки , например , С. Рихтером с его огненным " бикфордовым шнуром" в Финале , "сжигающим напалмом" все на своём пути, на бесстрастную , почти этюдную версию Плетнева.
Листовских программа во втором отделении была значительно лучше. Плетнев как был глубоким музыкантом, так и остался им в полной мере.
Пожалуй, больше всего понравилось " Погребальное шествие" и два концертных этюда с "Хороводом гномов".
Но по большому счёту, все это было бледной тенью того яркого, индивидуального и с самобытным почерком , молодого Плетнева, глубокого художника, поражавшего публику неслыханной виртуозностью и огромным личностным воздействием.

https://www.facebook.com/groups/1681736748767177/permalink/2189855394621974/
« Последнее редактирование: Ноябрь 12, 2018, 22:31:03 от Papataci »

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 131

Оффлайн lina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 793
Какая прекрасная - подробная и профессиональная - рецензия! Хоть и в жутком автоматическом переводе, а все понятно. И очень интересно, что, отыграв 4 и 5-го "старую" для Европы программу, МВ уже 9 ноября представил в Италии новую - 2 сонаты Моцарта и 2 (последние) Бетховена. Может, и на Декабрьских вечерах ее сыграет?
Спасибо за ссылку, Ирина!   
« Последнее редактирование: Ноябрь 14, 2018, 20:47:42 от lina »