Автор Тема: Гоголиада в Мариинке  (Прочитано 9043 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Гоголиада в Мариинке
« : Апрель 02, 2009, 11:12:03 »
Вчера побывала на представлении трех новых опер на гоголевские сюжеты.
Оказался весьма любопытный проект. Прозвучавшие оперы - не шедевры, но в каждой есть своё лицо, хотя есть и слабые моменты и они превышают ПДК. Более всего мне понравилась "Тяжба", а наиболее слабой среди трех опер показался "Шпонька".
Режиссура в целом неплоха, выполнена с толком и без больших претензий. И притом современна.
Постараюсь сегодня-завтра найти время на подробности.
Может быть, ещё кто-то из петербуржцев посетил это мероприятие?
« Последнее редактирование: Апрель 02, 2009, 13:54:24 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #1 : Апрель 03, 2009, 16:29:01 »
Обещанные подробности

01 апреля 2009г.

Светлана Нестерова. Тяжба
дирижер – М. Татарников
Режиссер – А. Коваленко
Бурдюков Павел Петрович – А. Спехов
Бурдюков Христофор Петрович – А. Попов
Жеребцова Евдокия Малафеевна – Виталий Ишутин
Пролётов Александр Иванович – Владимир Мороз
1-я свидетельница – Татьяна Кравцова, 2-я свидетельница – Ольга Яковлева
Лакей - В. Вихров

Анастасия Беспалова. Шпонька и его тетушка
Дирижер – В. Гергиев
Режиссер – А. Анохина
Иван Федорович Шпонька – А.Серов
Василиса Кашпоровна Цупчевська, тетушка – Е.Захарова
Григорий Сторченко – А. Попов
Сестры Сторченко: Светленькая - Ю. Саврасова, Тёмненькая – Ю. Маточкина
Крестьянки – Е. Карпеш, М. Соловьева

Вячеслав Круглик. Коляска
Дирижер - В. Гергиев
Режиссер – М Кальсин
Генерал - А. Серов
Чертокуцкий - В.Коротич
Его жена - О. Пудова
Офицеры - В.Ишутин, Д.Колеушко, А.Бондаренко
Солдат - В. Живописцев, лакей - М. Латышев, конюх - В.Луханин

Дополнительная информация:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=723.msg22602#msg22602

Оперы современных авторов – это всегда событие, привлекающее внимание и вызывающее резонанс (особенно если их представляют такие гиганты, как  Большой или Мариинский). Кроме того, появление новых сочинений в этом жанре и представление их в виде полноценного репертуарного спектакля – это ещё весьма редкое, почти уникальное явление. Гергиев решил переломить сложившуюся ситуацию и принялся активно осваивать данное направление. За последние два года  афиша театра пополнилась «Очарованным странником» Щедрина и «Братьями Карамазовыми» Смелкова, а вчера были вынесены на суд публики три одноактных оперы. Все три работы были написаны к конкурсу на создание опер на гоголевский сюжет, объявленному театром пару лет назад. Возглавлял конкурсное жюри В.Гергиев, участвовали в нем Ю.Фалик, Л. Гаккель и другие представители музыкальных кругов. Первые премии тогда присуждены не были, а произведения С. Нестеровой и В. Круглика оказались отмечены среди лучших работ и разделили второе место. В день празднования 200-летия Гоголя эти оперы зажили сценической жизнью. Какой она будет?

Впечатления от вчерашнего премьерного вечера у меня окончательно не оформились, но в целом мероприятие получилось весьма интересным. Каждая из опер имеет своё лицо. Поставлены они были разными режиссерами, но в постановочных решениях, при их индивидуальности,  есть объединяющие моменты – условность художественного оформления, отступающего от реалистических традиций, и использование пантомимно-хореографических средств в сценическом движении действующих лиц и персонажей без вокальных партий. Так что в каком-то аспекте три оперы составляли постановочное целое.
Гоголевские произведения – материал, благодатный для оперного творчества, есть в нём эпическое начало, лирика, фантасмагория сатира, а созданные писателем образы необычайно колоритны и будто созданы для музыкального портрета. Авторы представленных в Мариинке произведений использовали для работы сатирические сочинения, ухватившись за яркие, гротескные характеры и прекрасно смоделированное развитие ситуаций. Выбор первоисточников обусловил и подход к музыкальным решениям опер, в которых ведущими стали пародийные и сатирические задачи.

В гротеске «Тяжбы» С. Нестеровой есть что-то напоминающее гротесковые образы советской музыкальной классики – и прежде всего хлесткую и язвительную манеру Шостаковича. Опера начинается небольшой увертюрой, в которой звучит одна из главных тем, которую автор определила как тему склоки. С первых же тактов опера привлекает вкусным симфоническим письмом. Тематический материал оперы, надо отдать должное композитору, получился довольно живым,  острым и интересным. Инструментовка хороша. В партиях вокалистов много эпизодов речитативного склада, встречается интонированная речь, узловыми вокальными номерами являются два ариозо Пролётова – в начале и конце оперы. Не удалось автору, на мой взгляд, добиться динамичности на протяжении всего произведения, в середине оперы были увязания в сюжете и пробуксовки. Опера С.Нестеровой мне показалась самой «академичной» среди трех прозвучавших произведений, в ней слышится  опора на русскую, европейскую и советскую классику. Прежде всего мне здесь видятся традиции Мусоргского и Шостаковича (в некоторых эпизодах есть, мне кажется, и влияния западноевропейской музыки). Таким образом, если ставить во главу угла при оценке новых композиторских работ непременную музыкальную новизну, то в данной опере эти новизна и свежесть ограниченны. Между тем, именно эту оперу я считаю самой интересной среди  трех прозвучавших произведений и удачным произведением в целом. На мой взгляд, это успешный современный опыт в оперном жанре.

Основные эпизоды оперы:
1-я сцена: Павел Бурдюков заставляет тетку подписать завещание в его пользу, выжившая из ума старуха, не слушая его и маразматически хихикая, несет всякий бред и пишет неразборчивые каракули.
2-я сцена: Пролетов выражает зависть и ненависть к более успешным коллегам-чиновникам, в особенности к Павлу Бурдюкову, которого он в мечтах разоблачает и лишает привилегий.
3-я сцена: Лакей сообщает Пролетову о том, что Бурдюков ждет его в приемной.  Посетителем оказывается брат Павла Бурдюкова Христофор, который пришел просить содействия в тяжбе с родственниками.
4-я сцена (события из рассказа Будюкова-младшего). Христофор Бурдюков приезжает в дом тетке, которая находится при смерти.  Когда оглашается завещание покойной, он узнает, что ему достались теткины старые тряпки, а имущество отписано старшему брату. Развязывается скандал, Христофор решает ехать в столицу искать справедливости.
5-я сцена.  Бурдюков младший сообщает Пролетову о нелепости в завещании: вместо подписи старухи «Евдокия» стоит слово «обмокни».
6-я сцена: Пролетов  радуется возможности разоблачить Павла Бурдюкова и отомстить ему за его карьерный успех.

Опера поставлена в стиле минимализма. Место и время действия условны. На заднике отображена перевернутая горизонтально деревянная дверь с квадратными вставками из стекла. На них время от времени проецируются разные изображения:  то картонные скоросшиватели «Дело №», то склянки с тетушкиными лекарствами и т.п. атрибуты. Другой элемент декораций – стол Пролетова, за которым чиновник дремлет после обильного обеда, мечтает, принимает Бурдюкова, представляет события в доме его тетушки, выслушивая рассказ и т.д. Стол и кресло героя взяты из современного офисного интерьера и ничем не напоминают казенную конторскую обстановку гоголевского времени. В начале спектакля на сцене появляются Павел Бурдюков и несколько артистов миманса, все – в одинаковых классических костюмах с красными галстуками. Хореографические движения персонажей миманса направлены на создание «административно-бумажной» атмосферы: они озабочено шагают, открывают и закрывают папки и т.д. Эпоха неопределенна: она то ассоциируется с советскими бюрократическими учреждениями, то с современным офисом. «Тетушка» в старомодных платье и шляпе на протяжении оперы ездит в инвалидной коляске. Её сопровождают две молодые особы в строгих деловых костюмах и с гладкими прическами; они с ложным интересом выслушивают её бредни и дразнят старуху за глаза (в опере исполняют партии свидетельниц). В целом опера поставлена неплохо. «Актуализация» вполне уместна. Я думаю, что материал оперы предоставляет режиссерам не такое уж большое поле для творчества, никаких эффектов здесь особо не придумать. И постановщики сделали всё, что можно было, для иллюстрирования действия.   

Дирижировал оперой М.Татарников  - видимо, внепланово, т.к. об этом специально предупредили перед началом спектакля. Оркестр звучал очень прилично. Исполнительские трактовки не назвать слишком уж яркими, может быть, будь это так, опера слушалась бы ещё лучше. Тем не менее уровень вполне зачетный. Особенно огорчал недостаток звучности у В. Мороза (Пролётов). Лучше других, пожалуй, был А. Попов (Христофор Бурдюков). 
« Последнее редактирование: Апрель 04, 2009, 13:45:31 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #2 : Апрель 03, 2009, 16:35:35 »
«Шпонька и его тетушка» А. Беспаловой мне кажется самым слабым сочинением в представленной трилогии. Если опера Нестеровой тесно связана с традициями, то  автор «Шпоньки» старалась  внести в жанр некоторую новизну. А именно – скрестить фольклор в примитивно-лубочном виде с ритмами (и даже инструментальными тембрами) современной рок-музыки  и средствами традиционного симфонического оркестра. Сама автор указывает на использование  в финале оперы ритмической фигуры песни "We will rock you" группы Queen. Многие фрагменты оперы представляют собой наложение народных мелодий на острую ритмическую конструкцию. В итоге «двигателем» оперы становится в большей степени сценическое действие и развитие сюжета, а музыка превращается в сопровождение реализации сценической драматургии. Т.е. музыкальный материал сам по себе весьма статичный, интерес к нему пропадает после того, как становятся ясны идеи автора. Не хочу сказать, что это совсем уж плохо, но, во-первых, в данном случае уход от жанровых рамок собственно оперы оказался слишком значительным, поэтому произведение мною больше воспринимается не как опера, а  как «музыка для театра», во-вторых, утомляют статика и репетитивность и, в-третьих, ярких авторских идей, кроме смешения стилей, я здесь не обнаружила.

Основные эпизоды:
1. Шпонька появляется в деревне, знакомится с соседом Сторченко.
2. Приезд Шпоньки в дом тетки, которую он находит в прекрасном здоровье и расположении духа.  Узнав, что Шпонька познакомился с нелюбимым ею соседом Сторченко, она отправляет к нему племянника для улаживания бумажных дел.
3. Шпонька у Сторченко, хозяин и его сестры (Светленькая и Темненькая) потчуют гостя.
4. Шпонька докладывает тетке об обеде, она намеревается женить племянника, они вместе едут к соседу.
5. Тетка подстраивает, чтобы племянник остался наедине с одной из сестер. Неловкий и неопытный в общении с женщинами, Шпонька теряется и не может поддержать беседу о мухах.
6. Тетушка убеждает сына жениться, Шпонька в мучениях от мыслей о женитьбе выпивает и, заснув, видит тревожный сон: тетушка, сестры Сторченко и сам его сосед возникают перед ним в подвенечных платьях и утверждают: «Я твоя жена!».

Постановка абстрактна, создает обобщенно-этнический колорит, некую «народную среду», все детали оформления условны. Использованы приемы театра абсурда. При открытии занавеса на сцене показывается Шпонька в сюртуке и картузе с большим чемоданом и свернутой в руке газетой, которой он отгоняет мух.  Перед ним опускается миниатюрный занавес Мариинского театра, и на заднике появляется другой занавес – «подсолнуховый», и герой попадает в сельский мирок. Его облик «городского жителя» противопоставляется «сельским деталям»:  тетушка щеголяет в шляпке, «украшенной» пуком сена, девицы Сторченко появляются в венках и лентах.  В художественном оформлении спектакля доминируют оранжевый и темно-коричневый. Символическое значение в постановке  имеют подсолнухи (занавес, халат Сторченко, расцветка платьев и цветы в руках деревенских девиц), два утюга, которые изображают домА (поставленные вертикально),   телегу (когда скользят "гладящей" поверхностью), обильный сельский стол (в перевернутом виде), а также "живой" черный петух (внешне напоминающий индюшек в «Китеже» Някрошюса, в финале петух вздымается на "утюг" и олицетворяет сытую и безмятежную обывательскую жизнь). В постановке самостоятельное значение отводится сценическим движениям, которые часто выполняются персонажами синхронно в примитивно-мультипликационной повторяющейся манере – этому способствовала и  ритмическая структура музыки. Действующие лица одновременно одинаковыми жестами отмахиваются от мух (тоже символ),  одновременно несколько раз качают головами, кланяются, целуются  и т.п. В постановке были навязчивые и раздражающие моменты в деталях, но общие идеи интересны.

Спектаклем дирижировал В. Гергиев, весьма азартно. Некоторым исполнителям не хватало звучности. В целом опера мне не понравилась.

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #3 : Апрель 03, 2009, 16:51:10 »
«Коляска» Круглика в музыкальном отношении, пожалуй, оказалась наиболее динамичной и эффектной именно в плане оперной драматургии и театральности. Она тоже в определенной мере опирается на традицию, однако я усматриваю здесь движение к «облегчению» жанра в опереточно - мюзик-холльном направлении, сочетающееся с современным академическим языком. Опера иронична, в музыке много изобразительных гротесковых эффектов:  маршевый эпизод при появлении офицеров, «ржание» в вокальной партии (для иллюстрации лошади), "инструментальный храп" Чертокуцкого на фоне рулад довольной жизнью молодой супруги. Ария Чертокуцкой построена как пародия на колоратурную арию. Не очень удачно получились, по-моему, образы офицеров – можно было бы их более ярко обыграть при помощи контрастов. Кроме того, кульминация – обнаружение гостями Чертокуцкого – вышла скомканной и проскользнула незаметно, недоставало завершенности и фиксации.
 
Музыка, на мой взгляд, не особо изобретательна и богата (и в этом смысле проигрывает Нестеровой), и тяготеет к иллюстративности. Но в целом работа недурна. Она проста для восприятия, особенно при поддержке сценическими средствами. Поэтому публика её восприняла особенно хорошо.

Основные сцены:
1. Офицеры расквартированного в городе полка и помещик Чертокуцкий на приеме у генерала. Генерал хвастается новой лошадью. Чертокуцкий, чтобы привлечь к себе внимание, нахваливает свою коляску и приглашает всех на обед в усадьбу.
2. Гости играют в карты и напиваются, мертвецки пьяного Чертокуцкого «укладывают» в экипаж.
3. Молодая супруга Чертокуцкого просыпается, радуется прекрасному утру, восхищается своей красотой и безмятежной жизнью. Подъезжают гости, молодая женщина в испуге будит мужа. Чертокуцкий и его жена в ужасе:  обед не заказан, и они не могут принять генерала и офицеров. От позора хозяин прячется в сарае, залезая в коляску.
4. Дворовый сообщает гостям, что хозяев нет дома, те возмущены, но решают хотя бы посмотреть коляску, которой так хвастался Чертокуцкий. Они находят её самой обыкновенной, а, заглянув внутрь, обнаруживают там Чертокуцкого.

Режиссер постановки здесь также использует театральную условность. На заднике – фрагменты рукописных автографов писателя. В центре – схематичная «коляска», оформленная с том же стиле, что и задник. Во время увертюры, когда звучит тема провинциального городка, военные в мундирах  в слегка танцевальной манере изображают  ритуальную смену караула. Генерал важно разъезжает на «лошади» - трехколесном велосипеде в сопровождении офицеров. Таким же образом гости появляются в сцене, в которой по сюжету они приезжают на обед к Чертокуцким. Офицеры предстают в расшитых гусарских мундирах, Чертокуцкий – в черном пальто с перелиной.  Все сценическое действие сконцентрировано вокруг символической коляски в центре сцены. Возле нее генерал расхваливает свою лошадь (в этот момент используются элементы видеоарта – на экран задника сначала проецируется рисунок лошади, затем он превращается в движущееся изображение, потом заменяется проекцией реального экипажа), рядом с ней происходит игра в карты, во время которой Чертокуцкий  напивается до умопомрачения. Затем «коляска» трансформируется в супружескую постель  Чертокуцких, развернутую вертикально - так, что поверхность кровати обращена к зрителям, а «спящие» Чертокуцкие на самом деле «стоят». Помещик храпит, завернувшись с головой в одеяло, а его супруга в розовеньких панталонах, лежа на подушечке с кружавчиками, смотрится в зеркало и, пребывая в идиллическом восторге, выводит колоратуры. Дворовые имеют облик ангелочков с крылышками. В общем – маниловский райский мирок. Затем кровать  снова превращается в коляску, в которую от гостей прячется незадачливый герой. В последней сцене обнаруженный гостями сконфуженный Чертокуцкий,  сжимаясь от стыда, держит в руках игрушечную коляску.

Дирижировал оперой Гергиев. Оркестр и вокалисты меня в целом удовлетворили. Хорошо играла О. Пудова (Чертокуцкая).

Резюмируя, скажу, что гоголевский проект Мариинки нахожу весьма удачным. Представленные оперы – не шедевры, но интересны, остроумны и вполне конкурентоспособны на фоне других современных произведений, которые иногда и музыкой–то трудно назвать. Авторы в основном отталкиваются от традиций жанра. Работы несвободны от слабых мест: в опере Нестеровой  это некоторая статичность и недостаток свежести авторского почерка, в опере Круглика – упор на иллюстративные компоненты и отсыл к легким жанрам. «Шпоньку» Беспаловой я бы назвала оперой с большой натяжкой.

Постановочные решения меня также  в целом оставили довольной. Полагаю, что подобный стиль создания условной символической среды развития событий,  который нельзя назвать ни актуализацией с использованием сверхсюжетных построений, ни традиционным классическим спектаклем, является интересным направлением оперной режиссуры. Работы молодых режиссеров – не «открытие», но уверенный шаг в рамках данного направления. Для подобных небольших опер этот стиль уместен, и в рамках созданных художественных условностей режиссеры более или менее успешно использовали возможности обыгрывания ситуаций. Не всё мне понравилось в частностях, но общие идеи интересны.

Трудно сказать, какая сценическая судьба будет у этих спектаклей. Не думаю, что они привлекут очень широкую публику, поскольку многие зрители боятся даже слОва «современная музыка» (хотя в данном случае этого слова бояться не нужно – музыкальный язык опер более чем доступен, даже, пожалуй, довольно прост.) В то же время представленные оперы профессионально очень неплохи, но не являются гениальными, чтобы неоднократно собирать «продвинутых» меломанов. Но и тут надо сделать оговорку, что премьера собрала полный зал, и зрители приняли оперы хорошо, а на события "Коляски" реагировали весьма живо. Наверное, амбиции Гергиева, связанные с наличием современных произведений в репертуаре, будут диктовать удержание в афише этих наименований при низких ценах на билеты. Посмотрим. В любом случае эксперимент состоялся и оказался довольно успешным.
« Последнее редактирование: Апрель 04, 2009, 14:38:51 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #4 : Апрель 04, 2009, 14:53:43 »
Слушала вчера "Нос" в Мариинке:
Гергиев /Сулимский, Тановицкий, Скороходов, Попов, Амонов и др.
 
Удивительно тусклое исполнение. Поначалу все пели-играли в какой-то прострации, оркестр - словно выдохшийся. Были явные провалы в некоторых вокальных партиях.
Сулимский (Ковалев) распелся только ко второму действию. Амонов тоже.

Не знаю, что гениального находят в постановке  Ю.Александрова? Я что-то не могу разглядеть - ни в первый раз, ни вчера. С точки зрения динамичности, технической изобретательности, использования визуальных эффектов (кстати, эту постановку можно затронуть в теме о видеодизайне) она заслуживает похвалы. Но "глубоких идей" я там не нахожу :).
« Последнее редактирование: Апрель 04, 2009, 16:56:16 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #5 : Апрель 05, 2009, 15:06:55 »
Сергей разместил первые отклики на "гоголевский" проект Мариинки.
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1959.msg22626#msg22626
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1959.msg22631#msg22631
Оценки музыкальной стороны, я смотрю, довольно расплывчатые, анализа никакого нет.

Но некоторые фразы изумляют:
http://www.ng.ru/culture/2009-04-02/8_festival.html

цитата:
------------
Кроме «Гоголиады» в рамках «Музыкального фестиваля к 200-летию Гоголя», который продлится до 19 апреля, исполнят 11 крупных сочинений: <...> а также сочинение еще одного современного петербургского композитора Геннадия Банщикова – «Женитьба. Опера о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».
----------
Не знаю, чьих рук дело - автора или редакторов, - но как это они объединили в одно разные гоголевские произведения и разные музыкальные сочинения на их основе? И почему вдруг "Женитьбу" Мусоргского приписали Г.Банщикову ????
« Последнее редактирование: Апрель 05, 2009, 16:02:27 от Кантилена »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #6 : Апрель 06, 2009, 10:54:13 »
C г-ном Д.Ренанским мы существенно разошлись в оценках  :)):
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1150902

--------------
цитата:

Выбор композиторов смущал уже заочно: ни петербуржцы Светлана Нестерова и Вячеслав Круглик, ни екатеринбургский композитор Анастасия Беспалова до сих пор не были замечены в особой творческой активности, и уж тем более не идентифицируются с мейнстримом отечественной композиторской молодежи.

-----------------
А кто сейчас представляет мейнстрим :))? Видимо, господа из "Другого пространства"?

-----------------
... Понятно, почему Валерий Гергиев передоверил право дирижировать первой оперой вечера младшему коллеге Михаилу Татарникову — даже самые солидные исполнительские силы не способны были бы выстроить во что-то цельное тот сорокаминутный набор звуков, который госпожа Нестерова представила под видом оперы. Любой догадливый композитор с радостью ухватился бы за манок драматического фрагмента Гоголя, сделав его незавершенность композиционной идеей сочинения. Но автора музыкальной "Тяжбы" в консерватории научили, что в опере должна быть увертюра, а у главного героя — выразительное ариозо. Столь же невнятной получилась и повесть "Коляска", омузыкаленная Вячеславом Кругликом. "Унылый и скучный, он словно объединяет в себе все худшие черты провинциальных русских городов", — аттестует господин Круглик музыкальный образ гоголевского городка Б. в авторской аннотации, — именно это хочется сказать и о его собственном опусе. Господа Круглик и Нестерова в своих сочинениях смертельно скучны и похожи на Ивана Федоровича Шпоньку: робкие, преблагонравные и престарательные, пишут смирно, на каждой странице приворовывая музыкального гротеска то из "Носа" Шостаковича, то из "Мертвых душ" Щедрина.

Куда как больше выдумки и сноровки обнаружилось у третьего участника проекта — Анастасии Беспаловой. Ее "Шпонька" прельщает славным постмодернистским стебом, вырастающим на дрожжах Стравинского, поначалу переваливающимся с "Весны священной" на "Свадебку", а по мере приближения к финалу летящим на рок-н-ролльных парусах
--------------

"Партийная солидарность"? Похоже, поощрений от "прогрессивной" пишущей братии ныне могут добиться только "бздмн"ы  с "песнями":))?
Что касается опер, то, конечно, гениального там ничего нет, на это я и не рассчитывала. Да и помню комментарии жюри конкурса 2-3-х летней давности, о гениальности там не было речи.  Но на фоне других современных произведений эти оперы вполне можно было слушать. По крайней мере, мне было интересно находиться в театре. Вот оригинальности и свежести у авторов  действительно нет. С этим согласна и на это я указывала. 
« Последнее редактирование: Апрель 06, 2009, 11:10:59 от Кантилена »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #7 : Апрель 06, 2009, 20:24:00 »
:)) Да, знаете ли, Ренанский, годами повторяя давно сказанное, сделался скучен, а главное, предсказуем в той же степени, как и нежно любимый им "постмодерн": все упомянутые им "стёбные" приёмчики давно известны, имеют свою "классику" и, как я уже говорил, самими попытками шокировать давно уже набили оскомину.
А он всё ищет их везде, восторгается ими и всякий раз радуется, как дитя конфетке, если опять кто-то применил полюбившийся ему штамп, даром что "постмодернистский".
Да и по поводу "партийности" - это вы в самую точку !
Как учил Ленин, всякая литература должна быть партийной, и г-н Ренанский свято выполняет указания вождя - колеблется вместе с генеральной линией: ориентируется на конкретные имена и на конкретные штампы и тщательно отслеживает, чтобы всё было "как надо" :)) Вернее, на мой взгляд, как НЕ надо, но это уже зависит от точки зрения на проблему :))
На этом примере я ещё раз хотел бы подчеркнуть, что противоположность недостатка - это тоже недостаток: если всё время делать "не так, как у людей", то это тоже превратится в штамп, ибо всё равно будет "как у людей", только с точностью до наоборот :))))))) Т.е. столь же предсказуемо в своём прилежном отрицании, следовательно, столь же скучно и банально, сколь и само отрицаемое, трактуемое как нечто академично застывшее и превращающее отрицание в нечто столь же академично застывшее.
Боже, какая скука.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #8 : Май 09, 2009, 19:39:05 »
Слушала вчера "Нос" в Мариинке:
Гергиев /Сулимский, Тановицкий, Скороходов, Попов, Амонов и др.
 
Удивительно тусклое исполнение. Поначалу все пели-играли в какой-то прострации, оркестр - словно выдохшийся. Были явные провалы в некоторых вокальных партиях.
Сулимский (Ковалев) распелся только ко второму действию. Амонов тоже.

Не знаю, что гениального находят в постановке  Ю.Александрова? Я что-то не могу разглядеть - ни в первый раз, ни вчера. С точки зрения динамичности, технической изобретательности, использования визуальных эффектов (кстати, эту постановку можно затронуть в теме о видеодизайне) она заслуживает похвалы. Но "глубоких идей" я там не нахожу :).

Вот Сергей ссылку Веселаги на "Нос" нашёл:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2032.msg23754#msg23754
http://www.fontanka.ru/2009/05/04/147/

Пишет довольно зло, но вывод какой-то расплывчатый :)) То ли надо было делать, то ли не надо - тексты этих витий без поллитра не разберёшь.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #9 : Май 12, 2009, 14:49:00 »
Predlogoff
Цитировать
Вот Сергей ссылку Веселаги на "Нос" нашёл:
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2032.msg23754#msg23754
http://www.fontanka.ru/2009/05/04/147/

Пишет довольно зло

Ага!
---------------
цитата
Впрочем, «Носу» вообще досталось – например, на фестивале быстрого развёртывания, который учинил Мариинский театр, где среди прочего был исполнен и «Нос» Шостаковича. Буквально с первых тактов меди, открывающих оперу, стало ясно: нынешним вечером, увы, мы встречаемся с чудовищной халтурой. Так оно и вышло: ансамбли расползлись по всем швам, а прихотливая и нервная ритмическая ткань партитуры под руками Валерия Гергиева превратилась в какое-то бесформенное желе. Неровен оказался и состав исполнителей: наряду, можно смело сказать, с незаменимыми солистами, способными с блеском озвучить запредельную тесситуру своих партий Августом Амоновым (Нос) и Андреем Поповым (Квартальный) баритон Владислав Сулимский (Ковалёв) спел с весьма относительным успехом – и полным провалом стало выступление совершенно «беззвучных» певцов Ильи Банника (Газетный чиновник) и Александра Морозова (Доктор).

Досадно, что эта великолепная, исполненная искромётного юмора опера Шостаковича-Гоголя, вдобавок нашедшая адекватное сценическое воплощение в постановке режиссёра Александрова и художника Марголина и очень редко идущая на сцене, была исполнена столь небрежно – сложилось впечатление, что просто для «галочки».
------------------------------
Ну, в оценках «Носа» мы с Веселаго совпали. Исполнение в этот раз было не ахти. И действительно, «Нос» очень редко идёт, поэтому тем более хочется, чтобы эти редкие исполнения были на уровне.
Вместе с тем Веселаго просто захлебывается от желчи, пытаясь убедить в хронической несостоятельности мариинской труппы и Гергиева. Он был бы вне себя от злости, если бы не за что было поругать.  Кроме того, он явно пристрастен в положительную или отрицательную сторону к некоторым фигурам. Это тоже очевидно. Тут у нашей критики общая болезнь. Вообще,  в ряде случаев они спокойно могут писать рецензии ДО концертов или спектаклей. Так же как Ренанский может загодя написать статьи на все ближайшие выходы Курентзиса, так и Веселаго может заранее готовить материалы на некоторые спектакли: есть круг лиц, которые у него не в чести, и круг лиц, который всегда получает положительные отклики.  Что касается «Носа» - то Веселаго не вполне объективен: реально в данном конкретном исполнении оперы никто не блистал, вопрос стоял о том – более или менее плохо.

Что касается «Мертвых душ», то я слышала и читала более позитивные отклики. Исполнение не слышала, т.к. оно совпало с концертом Г. Соколова.

А что касается проекта постановки новых опер:
-----------
цитата

Закончился фестиваль Мариинки под названием «Гоголиада». Любопытно, что в Институте русского языка РАН уверены: «произведения и события, посвященные историческому лицу» именуются при помощи суффикса «-иана»: Лениниана, Пушкиниана, Гоголиана.  А существительными с суффиксом «-ада» обозначают массовые спортивные соревнования: Олимп – олимпиада, Спартак – спартакиада, университет – универсиада; или действия, характерные для лица, названного мотивирующим словом: арлекинада, клоунада, буффонада. В общем, хотели гоголианы, а получилась гоголиада. Всё-таки лучше, чем ничего.
--------------
то, похоже, критик не смог ничего из себя выжать, потому уперся в наименование проекта и сделал расплывчатый вывод. Вроде и чего-то написал, вроде бы и дал оценку, при этом толку ноль. Типа, не его это царское дело разбирать детали, всё равно ничего ценного нет.
Однако, помня о том, как Веселаго отзывался о других мероприятиях, выходящих за рамки традиционного оперного репертуара, можно сделать вывод в ограниченности  компетентности самого критика. Вообще, это беда – разбор произведений критика не в состоянии сделать.


Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #10 : Июнь 09, 2009, 19:04:39 »
Вы не поверите, но я, наконец, ознакомился с музыкой всех трёх опер целиком :)
Раньше всё как -то времени недоставало, а теперь материал отлежался, т.с., можно было без спешки оценить.
И знаете, что я хочу сказать - по ходу дела вы всё так хорошо расписали, что мне даже добавить особо нечего :) Согласен, что лучшая по музыке, хотя и самая консервативная по музыкальному языку - "Тяжба", что "Шпонька" репититивная и невзрачная, а "Коляска", наверное, рассчитана на постановку с сопровождением в духе опереточных мизансцен: "Я иностранный граф, зовут меня Пиф-паф" и т.п.. а без них она, пожалуй, не имеет смысла.
В целом же можно сказать определённо: как такового ПЕНИЯ мало ! Всё это больше напоминало мюзиклы, причём, отнюдь не ориентированные на лучшие классические мелодические образцы.
С другой стороны, чего ещё можно было ожидать в такой сфере ? Все авторы подналегли на сатирическую составляющую гоголевской музы, но разве сатирическая драма это единственное литературно-стилистическое наклонение, которое можно разглядеть в творчестве Гоголя, и разве постановочная эксцентрика это единственно возможное сценическое решение, которое можно предложить для сюжетов Гоголя ?
В этом плане, действительно, над нынешними авторами довлел опыт Шостаковича и Щедрина, которые тоже раскрывали именно ЭТУ сторону Гоголя, а на самом деле можно было идти по многим другим направлениям, тем более, что русская опера уже в 19-м веке дала нетленные образцы, созданные в рамках других подходов. Кстати, даже взятые в совокупности произведения на гоголевские сюжеты Мусоргского, Чайковского, Римского-Корсакова, Шостаковича и Щедрина всё равно не охватывают всех возможностей, которые допускает и предполагает гораздо более широкая гоголевская художественная палитра.
Насколько я понимаю, современные композиторы не хотят выходить за границы художественного пространства, освоенного их предшественниками, и дело тут не столько в наезженности сатирической линии и связанных с нею штампов, сколько в том, что за сатирой и эксцентрикой современные авторы просто прячут нежелание связываться с лирикой и мелодикой, а тем более, с большими идеями, упаси бог "национальными", потому что в таком случае придётся всё делать "всерьёз", тогда как принявшись за эксцентрику и сатиру, можно не считать нужной и важной шлифовку музыкальной и вокальной компоненты, полагая это необязательным, ибо все шероховатости удобно "списать" на исходный материал, который, дескать, изначально не предполагает и не располагает к серьёзности и тщательности отделки.
В этом плане симптоматично, что современные авторы охотно берутся за всякую "чернуху" и сатирически переосмысленные классические сюжеты, т.к. в юродиво-пародийном жанре можно допустить больше произвола, больше хаоса и при этом дать меньше строгости, меньше рефлексии и всяких там "тяжёлых дум", а уж тем более, вопрос о художественной и технологической шлифовке отпадает сам собой за полной ненадобностью ввиду априорно "капустнического" подхода ко всем сторонам музыкально-сценического действа.
Я уже развивал мысль о том, что подобные тенденции являются реакцией на "лихие девяностые", когда была растоптана сама мысль о том, что в обществе и в искусстве могут всерьёз обсуждаться какие-то "вечные темы" и большие идеи, тем более, государствообразующие: лирика стала нелепа, любовь глупа, идейность смешна, честность неадекватна, совесть была объявлена чуть ли не "пережитком прошлого", а пошлая мелкобуржуазная мораль провозглашена священной коровой, единственным "светом в окошке" и чуть ли не "новой национальной идеей".
Естественно, что такой социальный фон вряд ли может способствовать появлению каких-то глубоких произведений, апеллирующих к каким-то нормальным человеческим чувствам и эмоциям, поэтому даже и в нашем классическом прошлом выискиваются отрицательные идеи и персонажи, что очень удачно ложится на современный контекст.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
Re: Гоголиада в Мариинке
« Ответ #11 : Июнь 15, 2009, 21:26:54 »
Вы не поверите, но я, наконец, ознакомился с музыкой всех трёх опер целиком :)
:))) Не ожидала, что напишете спустя столько времени после премьеры. Но не удивлена, что Вы решили ознакомиться :)).
У меня до "Гамлета" никак руки не доходят :)). Так что примерно такая же история :)).
Надо будет выбрать время и послушать.

Predlogoff
Цитировать
И знаете, что я хочу сказать - по ходу дела вы всё так хорошо расписали, что мне даже добавить особо нечего :)
Я старалась :)).
А вообще, повторюсь, что такие проекты нужны. Может, это как-то позволит раскрыть творческие потенции  в современной музыкальной среде. И, наверное, должен быть "социальный заказ" - так, чтобы композиторы не ориентироваться на "бздмн"ы  и  были мотивированы сделать что-то весомое, что соответствует статусу ведущих театров. Глядишь, может, у нынешних сочинителей и получится что-то стоящее, а не просто любопытное. Думаю, что эти инициативы должны быть более частыми и реализовываться на малобюджетной основе. Пусть будут мобильные постановки, без крупных вложений.

Predlogoff
Цитировать
в этом плане симптоматично, что современные авторы охотно берутся за всякую "чернуху" и сатирически переосмысленные классические сюжеты, т.к. в юродиво-пародийном жанре можно допустить больше произвола, больше хаоса и при этом дать меньше строгости, меньше рефлексии и всяких там "тяжёлых дум", а уж тем более, вопрос о художественной и технологической шлифовке отпадает сам собой за полной ненадобностью ввиду априорно "капустнического" подхода ко всем сторонам музыкально-сценического действа. ....
Да, пожалуй. Верное наблюдение.