Автор Тема: Советские пианисты — выдающиеся интерпретаторы западноевропейской музыки  (Прочитано 17868 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн любителивыбаха

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 16
Вообще у меня существует убеждение, что Баха, Генделя, Бетховена, Моцарта, Шуберта, Шопена лучше слушать в исполнении западных и американских пианистов и что советские пианисты этот репертуар играть не могут. Но вместе с тем, на мой взгляд, бывают и исключения, когда интерпретация кого-то из советских пианистов является одной из лучших в мире, если не самой лучшей.

Могли бы вы назвать примеры таких интерпретаций кого-то из отечественных пианистов (именно советского, а не постсоветского периода!), которые бы для вас являлись эталоном интерпретации данного произведения?
« Последнее редактирование: Сентябрь 13, 2016, 11:44:51 от Александр П. »

Оффлайн Кантилена

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 2 473
вообще у меня существует убеждение, что баха, генделя, бетховена, моцарта, шуберта, шопена лучше слушать в исполнении западных и американских пианистов, что советские пианисты этот репертуар играть не могут
А на чем основывается это убеждение :))?
И почему именно перечисленные композиторы (какая логика?) -  у Вас туда попала и доклассическая музыка, и классика, и романтика.
Без указания произведений, в которых, на Ваш взгляд, русская пианистическая школа оказалась слабой и не предложила выдающихся интерпретаций.
И бездоказательно. Чем Вам советские пианисты не угодили в данном репертуаре и в чём их превзошли западные? И кто именно?
Почему Вас, к примеру, не устраивает ХТК и клавирные концерты Баха в исполнении Рихтера? Или сонаты Бетховена и Шуберта?
Или, допустим, фортепианные концерты и бетховенские сонаты у Гилельса (8,14,29-я)?
И т.д., и т.п.
Что касается выдающихся интерпретаций советскими пианистами западноевропейской музыки, то перечень окажется не просто длинным, а непомерно длинным для обсуждения на форуме :)).
Отдельные произведения названных Вами композиторов и их гениальные интерпретации отечественными пианистами уже рассматривались в соответствующих разделах. Посмотрите в потоках о пианистах.
« Последнее редактирование: Апрель 13, 2009, 14:21:56 от Кантилена »

Оффлайн Анатолий Лихницкий

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 495
  • (1936—2013)

вообще у меня существует убеждение, что баха, генделя, бетховена, моцарта, шуберта, шопена лучше слушать в исполнении западных и американских пианистов, что советские пианисты этот репертуар играть не могут
Цитировать
Кантилена А на чем основывается это убеждение :))?
И почему именно перечисленные композиторы (какая логика?) -  у Вас туда попала и доклассическая музыка, и классика, и романтика.
Без указания произведений, в которых, на Ваш взгляд, русская пианистическая школа оказалась слабой и не предложила выдающихся интерпретаций.
И бездоказательно. Чем Вам советские пианисты не угодили в данном репертуаре и в чём их превзошли западные? И кто именно?
Почему Вас, к примеру, не устраивает ХТК и клавирные концерты Баха в исполнении Рихтера? Или сонаты Бетховена и Шуберта?
Или, допустим, фортепианные концерты и бетховенские сонаты у Гилельса (8,14,29-я)?
И т.д., и т.п.
Что касается выдающихся интерпретаций советскими пианистами западноевропейской музыки, то перечень окажется не просто длинным, а непомерно длинным для обсуждения на форуме :)).
Отдельные произведения названных Вами композиторов и их гениальные интерпретации отечественными пианистами уже рассматривались в соответствующих разделах. Посмотрите в потоках о пианистах.
Кантилена ! Должен с грустью заявить  , что я придерживаюсь   аналогичной высказанной  топикстартером точки зрения . Более того лучшие исполнения даже русской классики  оказываются были записаны с западными дирижерами и  исполнитнелями.
Можно сыграть в такую игру .Вы называете шедевры исполнения западной и даже русской классики , а я бъю Вашу карту  примером более совершенного , во всякос случае оставившего в моей памяти более глубокого впечатления от исполнения именнно западными исполнителями.Хотя допускаю, что  есть некоторые исключения из правил.

Оффлайн любителивыбаха

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 16
Чем Вам советские пианисты не угодили в данном репертуаре и в чём их превзошли западные? И кто именно?

но эту тему я открыл именно чтобы хвалить, а не ругать трактовки советских исполнителей. ругать – мы откроем отдельную. :)

Кантилена ! Должен с грустью заявить  , что я придерживаюсь   аналогичной высказанной  топикстартером точки зрения . Более того лучшие исполнения даже русской классики  оказываются были записаны с западными дирижерами и  исполнитнелями.

вот! тогда ваша тогда зрения наиболее интересна, чем тогда зрения тех, кто стоит на противоположных позициях.

Можно сыграть в такую игру .Вы называете шедевры исполнения западной и даже русской классики , а я бъю Вашу карту  примером более совершенного , во всякос случае оставившего в моей памяти более глубокого впечатления от исполнения именнно западными исполнителями.

но поскольку тема первоначально предполагалась для обсуждения именно шедевров западной музыки давайте сыграем в несколько другую игру. называйте с вашей точки зрения эталонные интерпретации конкретных шедевров западноевропейской музыки. возьмём для начала к примеру, чакону баха-бузони ре-минор (транскрипция скрипичной партиты). чья интерпретация является для вас «примером совершенного, оставившего в вашей памяти более глубокого впечатления»?

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
вообще у меня существует убеждение, что баха, генделя, бетховена, моцарта, шуберта, шопена
.....
могли бы вы назвать примеры таких интерпретаций кого-то из отечественных пианистов (именно советского, не постсоветского периода!!!), которые бы для вас являлись эталоном интерпретации данного произведения?

Я балдею от вашего ника, уважаемый любитель выбаха :)
Шучу.
Но если серьёзно, то я не понял, какое именно "данное произведение" вы имели в виду ?
"Чакона" не подходит - это и не Бетховен, и не Моцарт, и не Бах, это, скорее, Бузони :)) Да и вообще, её мало кто играл из настоящих бахистов (и это правильно). Но выбор её вами для поиска "наилучшего исполнения" настораживает: любитель вы "баха" или всё же "выбаха" ? :))
Я лично считаю, что такие "советские пианисты", как Гилельс и Рихтер играли, к примеру, Бетховена НАМНОГО ближе к "истине" (если допустить существование таковой в искусстве), нежели ЛЮБОЙ западный (или восточный) пианист, Я хочу подчеркнуть, что речь идёт именно о пианистах - а не о скрипачах, виолончелистах или дирижёрах (с этим у нас хуже в отношении западноевропейской классики).
В этом плане я могу выдвинуть "Патетическую", 21-ю, "Лунную" в исполнении Гилельса в качестве "эталона", как и сонаты №№ 3, 7, 9, 12,  17, 18, 23, 29 и 32-ю в исполнении Рихтера. После них я даже не знаю, чего ж ещё и пожелать-то в этих сонатах ! Я не отбрасываю Шнабеля и Ф.Гульду, записавших цикл бетховенских сонат ЦЕЛИКОМ, тогда как Рихтер и Гилельс сыграли не все сонаты, но тем не менее. Однако я считаю, что если иметь в виду ИНТЕГРАЛ бетховенских сонат, взятых в совокупности, то Ф.Гульда представляется мне наиболее близким к образцу стиля, как он мне видится на сей момент. Я имею в виду моё понимание "венской классики", как она должна была бы звучать. Пожалуй, Гилельс и Рихтер сильнее раскрывают ПОТЕНЦИИ бетховенского стиля.
Образцом исполнения бетховенских ф-п концертов я считаю поздние трактовки Гилельса. Это, безусловно, "классика", но с проекцией в будущее - это не музейное исполнение, но вполне стильное, хотя и приближённое к пониманию конца 20-го века. 1-й и 3-й концерты в исполнении Рихтера тоже достойны внимания.
Целиком записала сонаты Бетховена М.Гринберг, но, к сожалению, не могу эту её работу рекомендовать СЕГОДНЯ, хотя на тот момент это было необычно: такой "сушёный" Бетховен, словно его окропили мёртвой водой, но забыли окропить живой.
С Моцартом дела сложнее - мне кажется, нашим не хватало в Моцарте ощущения его грациозности - на мой взгляд, его играли "по-бетховенски". Я не хочу сказать, что это "плохо", но думаю, что это дальше от Моцарта, чем то, что предподносили лучшие западные музыканты, только не американские, упаси господь, что вы говорите ! Чудовищен Моцарт Горовица - под его пальцами Моцарт превращается в какое-то манерно-изломанное и жеманное андогинное создание. Дело даже не в романтизации, а в той слащавости, с которой он его исполняет - как и Гайдна, кстати. Но тем не менее, многим это "нравиЦЦа".
Но не мне.
Гайдна великолепно играл опять же Рихтер, но и тут я должен отметить, что он у него выглядел по-бетховенски прямолинейным (как и у Юдиной) - в какой-то части произведений это допустимо, а в какой-то - нет.
Интересно играла Бетховена Юдина, а Моцарт у неё был, на мой взгляд, слишком суров. Кроме того, у неё в исполнении было много "авангардистских" штрихов "родом из 20-го века" - будто из Хиндемита, Шостаковича, Берга, Кшенека, Шёнберга и т.д.
Генделя отменно сыграл тот же Рихтер - общеизвестны его сюиты, записанные на пару с Гавриловым. Гаврилов там немного перебарщивает по части романтизации и кое-что играет слишком горячо, но в целом у них этот цикл великолепен. Гаврилова считаю, безусловно, "советским" пианистом :)
Если говорить о Бахе, то оба тома ХТК Рихтер записал несколько раз - и по крайней мере 2 раза гениально. Никакой Г.Гульд не сравнится - я думаю, вопрос с ХТК "закрыт" навеки. Он же великолепно записал все его клавирные концерты и 5-й Бранденбургский - можно считать, что там всё сказано, что ещё не было сказано до него.
Баха интересно играла Юдина - и тоже, кажется, весь ХТК записала, но он выпущен в каком-то беспорядочном виде, поэтому я не уверен, что 2-й том имеется целиком.  У неё Бах свободно-импровизационен и, прости господи, романтизирован: где-то это выглядит обаятельно, а где-то и вульгарно, но не вульгарнее, чем у западных пианистов тех лет, например, у Фишера.
Баха отменно играл Фейнберг (тоже романтизировал), а Николаева быал первой на ниве записи на ф-п "Искусство фуги" и доказала, что это вполне клавирное сочинение, так что нам есть чем в этом деле похвастаться :)
Что касается Шуберта, то у нас многие играли его хорошо - хотя и с явным классическим оттенком, но всё же романтик, поэтому в наших он получался вполне прилично.
А Шопен вообще считается "коньком" русской школы - да, на Западе Шопена играли и Корто, и Арт.Рубинштейн, и Липатти - и играли прекрасно, что тут лукавить. Арт.Рубинштейн играл его строже многих других пианистов, но мне в нём импонирует именно ЭТО - у него был очень "польский" Шопен. Но и у нас было кому блеснуть в Шопене - многое гениально сыграл Софроницкий, в шопеновском репертуаре блистали Г.Г. и С.Г. Нейгаузы, в высшей степени стильно играл Шопена Яков Зак, Оборин, выигравший в Польше конкурс Шопена, отлично понимал и играл его музыку. Гилельс и Рихтер, хотя и были в стилистическом плане дальше от шопеновских традиций, хотя и "осовременили" Шопена, развив опять же потенции его стиля, но всё же в целом были вполне адекватны. Великолепно играл Шопена Игумнов - к счастью, остались записи.
Из более поздних шопенистов могу назвать Малинина, Крайнева, Алексеева и т.д., и т.д. очень многих - вообще, по-моему, с Шопеном в наших пианистов особых проблем никогда не было  Конечно, иной раз они его трактовали слишком "героически" и подавали его слишком "эстрадно", по-рахманиновски, но оценка этого факта зависит от того, что именно они играли :)
Я назвал далеко не все имена, потому что иначе пришлось бы писать диссертацию, что здесь не слишком уместно, но общая - и притом, вполне положительная - картина ясна: с названными вами композиторами в СССР, если иметь в виду их ФОРТЕПИАННЫЕ сочинения, дело обстояло совсем неплохо.
Вот дела с другими жанрами (вне пианизма) в этой репертуарной сфере обстоят не так хорошо, и я об этом сказал выше, "но это уже другая история" (с).
« Последнее редактирование: Апрель 13, 2009, 19:09:17 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 910
возьмём для начала к примеру, чакону баха-бузони ре-минор (транскрипция скрипичной партиты). чья интерпретация является для вас «примером совершенного, оставившего в вашей памяти более глубокого впечатления»?

Для меня - это  исполнение чаконы Артуро Бенедетти-Микеланджели, надеюсь здесь могут высказываться все, а не только АМЛ  :)
 
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 910
Кстати, раз здесь зашел разговор о лучшем исполнении  конкретных произведений, то каждый может принять участие в интересном проекте на сайте радио Орфей   http://www.muzcentrum.ru/orfeus/audio/?id=745

"Для истинных ценителей музыки, способных уловить тончайшие оттенки интерпретаций:  оцените исполнение!
Радио «Орфей» предлагает Вам принять участие в новом мультимедийном проекте «Музыкальная угадайка». На нашем сайте на голосование выставлены несколько вариантов исполнения Прелюдии для фортепиано соль минор (сочинение 23 N 5) Сергея Рахманинова. Однако мы намеренно не указали имя пианиста.
Просьба прослушать все варианты исполнения и после этого оценить их по пятибалльной системе*. После того, как у нас наберется достаточное количество голосов для подведения итогов (предположительно, на это потребуется две недели), мы опубликуем имена исполнителей и оценки наших слушателей по результатам опроса"

Там 7 вариантов исполнения этой прелюдии - все разные. Я уже приняла участие - мои оценки совпали с оценкой большинства в 3-х случаях из семи :(
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Анатолий Лихницкий

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 495
  • (1936—2013)

Я лично считаю, что такие "советские пианисты", как Гилельс и Рихтер играли, к примеру, Бетховена НАМНОГО ближе к "истине" (если допустить существование таковой в искусстве), нежели ЛЮБОЙ западный (или восточный) пианист, Я хочу подчеркнуть, что речь идёт именно о пианистах - а не о скрипачах, виолончелистах или дирижёрах (с этим у нас хуже в отношении западноевропейской классики).
В этом плане я могу выдвинуть "Патетическую", 21-ю, "Лунную" в исполнении Гилельса в качестве "эталона", как и сонаты №№ 3, 7, 9, 12,  17, 18, 23, 29 и 32-ю в исполнении Рихтера. После них я даже не знаю, чего ж ещё и пожелать-то в этих сонатах !
Уважаемый Прдлогофф! У меня хобби сравнивать исполнения, я даже записал диск "Чуть чуть" в фортепьянной музыке ,который был подготовлен для издания пять лет назад со всеми сопроводительными текстовыми документами и атрибуцией.Диск этот за ненадобностью так и не был и не  будет выпущен в свет.
Вот его описание выполненное Ольгой  Скорбященской:
Чуть-чуть в фортепианной музыке
На этом диске собраны редкие записи мастеров фортепианной игры, которые блистали в начале ХХ века. Сергей Рахманинов и Иосиф Гофман, Игнаци Ян Падеревский и Альфред Корто, Мориц Розенталь и Вильгельм Бакхауз, Александр Браиловский и Артур Шнабель — они вошли в историю исполнительства как представители того периода, который сегодня ностальгически называют золотым веком фортепиано. Многие секреты их игры, к сожалению, безвозвратно утрачены, но главное, что отличает их манеру от уверенной спортивной стати нынешних виртуозов — это аристократическое чувство стиля, умение балансировать на грани, отделяющей художественную глубину от эстрадного блеска, серьезность от непринужденности. Некое таинственное чуть-чуть. Это трудно выразимое словами, однако безошибочно определяемое на слух чуть-чуть и отличает одну интерпретацию от другой, становясь выражением духовных устремлений той эпохи, когда главным в искусстве исполнения было стремление к неповторимости, к художественной индивидуальности, когда слушатель на концерте хотел каждый раз уловить очарование спонтанности, сиюминутности, возможно, даже легкой неправильности. Может быть в этом — не переводимом на язык современных технических характеристик — чуть-чуть и содержится очарование старых пластинок с записями великих пианистов начала ХХ века…

Ференц Лист. Рапсодия № 2 до-диез минор
А. Корто, М. Розенталь, И. Я. Падеревский

Исполнение рапсодии Листа Альфредом Корто — яркий пример насыщенной театральным пафосом романтической интерпретации. Траурное звучание медленного вступительного раздела рапсодии изумляет неподражаемой свободой патетической декламации. Торжественно приподнято, ораторски страстно звучит у Корто эта музыка, создавая впечатление от сердца льющегося монолога. Второй раздел — чарует блеском виртуозности и захватывает безудержным весельем. Танцевальное изящество заставляет вспомнить о французском искусстве кабаре и оперетты, об Оффенбахе и Легаре. Вихри пассажей, пленительные переливы звуков напоминают о музыке французского салона (от Шопена до Сен-Санса). Напор коды звучит почти симфонично. Слушая Корто-пианиста, забываешь, что он играет на рояле.

В исполнении великого польского пианиста Морица Розенталя сразу обращаешь внимание на отличия его трактовки от Корто. Вместо страстного пафоса — холодноватая размеренность, вместо воображаемого оркестрового звучания — соблюдение рамок, продиктованных возможностями рояля. Точность следования тексту и пунктуальность в выполнении темповых указаний автора — вот что отличает игру Розенталя. Как опытный шахматист рассчитывает партию, так выстраивает свою музыкальную концепцию пианист. Все темповые отклонения — замедления и ускорения — точно высчитаны, нигде не поддаваясь стихийному порыву, он играет безошибочно точно. Главная тема вступительного раздела звучит спокойно — как эпическое повествование о былых временах. Вторая тема — мягко и элегично. Кружащиеся пассажи по-шопеновски грациозно оплетают мелодию. Вся вторая часть исполнена ритмично и отчетливо, почти без темповых отклонений.

Исполнение Второй рапсодии Листа Игнаци Яном Падеревским — любопытнейший пример своевольной салонной интерпретации, когда произведение одного великого композитора исполняется в стилистике другого. Вступление к рапсодии пианист играет, в отличие от Корто, очень точно ритмически, но главную тему произносит своеобразно — с акцентами на слабой последней доле такта (именно эта особенность ритмического перенесения акцента на слабую долю, так называемое синкопирование, отличает польскую исполнительскую школу). Эта же «польская синкопа» определяет манеру произнесения темы второй части. Падеревский не стремится играть головокружительно быстро — и вместе с тем создает образ подлинной виртуозности. Тема чардаша звучит необычайно грациозно именно благодаря подпрыгивающей синкопированной ритмике, когда перед каждой сильной долей существует крошечный временной зазор. С неповторимым очарованием мимолетной грусти исполняет он эпизод перед кодой. Саму же коду Падеревский играет не слишком быстро, при этом в манере старой польской школы «ломает» удвоения басов, как бы раскладывая их, играя не одновременно нижний и верхний голос. В целом игра Падеревского открывает нам Листа словно через призму Шопена.


Ференц Лист. Ноктюрн №3 «Грезы любви»
В. Бакхауз, А. Браиловский, М. Розенталь

В исполнении Вильгельма Бакхауза нет листовского ораторского пафоса и виртуозного блеска. Он играет спокойно и довольно ровно по динамике. Певучий виолончельный звук среднего регистра сочетается с мягкими романтическими пассажами, окутывающими тему. Общий колорит напоминает пастельную пейзажную зарисовку. Основной эмоциональный тон — легкая ностальгическая грусть.

«Грезы любви» в интерпретации Александра Браиловского предстают как развернутая романтическая поэма. Он играет удивительно живо по интонации, с огромным эмоциональным подъемом. Патетичность декламации вызывает к жизни все приемы романтического большого стиля в исполнительстве — огромную динамическую амплитуду звучания, темповую свободу. Увлеченность исполнителя не может оставить слушателей равнодушными и сегодня.

Техническое несовершенство ранних грамзаписей не дает в полной мере представления об игре одного из самых великих пианистов XX века Морица Розенталя. И все же в его исполнении ноктюрна Листа нас поражает свободное произнесение мелодии, особенно в заключительных фразах( в коде), когда последний мотив замедляется и подается как бы крупным планом, а мелодия независимо парит, словно не замечая мерного волнообразного движения пассажей сопровождения. Кульминация сыграна не столь уж совершенно технически — но так ли важна формальная чистота, когда с нами говорит медиум музыки Листа и Шопена?


Франц Шуберт. Экспромт ор. 90 ля-бемоль мажор
С. В. Рахманинов и Э. Фишер

В исполнении Экспромта проявляется весь масштаб Рахманинова — музыканта и пианиста. Здесь главное выразительное средство — это стальной ритм и необыкновенно выразительная, почти речевая фразировка мелодии. Экспромт Шуберта вырастает у Рахманинова в настоящую романтическую балладу, повествующую о скитаниях и странствиях. Крайние разделы Экспромта Рахманинов играет быстро и сухо, с необыкновенно отчетливой артикуляцией и очень ритмично, с подчеркиванием последней доли такта. Демоническая виртуозность Рахманинова-пианиста заставляет вспомнить подобную трактовку пассажей в его Этюдах-картинах («Метель»). Мелодия, звучащая в нижнем и среднем регистре, исполняется очень рельефно, с декламационной выразительностью и подъемом. Средний раздел сыгран пианистом с огромным драматизмом, что напоминает лучшие страницы шубертовской вокальной лирики — патетическую балладу «Лесной царь» и «Приют».

Для сравнения послушаем тот же Экспромт в исполнении швейцарского пианиста Эдвина Фишера. Экспромт Шуберта передает лучшие черты исполнительского облика Эдвина Фишера — мягкость и певучесть звучания, спокойную гармоничность, классическую ясность и уравновешенность. Пианист играет ровно и аккуратно все мелкие ноты фигураций и пассажей, окружая ими певучие аккорды. Музыка Шуберта звучит как воплощение домашнего уюта. Очевидно, что Шуберт воспринимается им как классик романтической эпохи, по воле судьбы попавший в бурный XIX век.


Ф. Шопен. Ноктюрн ми-бемоль мажор ор. 9 № 2
И. Гофман, И. Я. Падеревский

По этим интерпретациям можно судить об идеалах пианизма польской школы: графически прозрачная звучность, в которой линии голосов не затемнены, но смягчены, достаточная свобода интерпретатора, которому позволено импровизировать, большой эмоциональный подъем — и в то же время интимность, камерность. И наконец, самое главное — искусство рубато, когда в одновременности сочетаются стабильные и мобильные элементы фактуры — ритмически неизменный аккомпанемент и свободно интонируемая мелодия. Конечно, при всей общности школы Гофман и Падеревский играют очень различно. Сладкий, сочный звук рояля у Гофмана соответствует и его манере исполнять ритм как будто с придыханием. В целом игра Гофмана имеет вид глянцевой рекламной картинки. Падеревский играет более строго и возвышенно, без внешнего эстрадного лоска, но с подлинно глубоким чувством и с огромным драматическим подъемом в коде. Его исполнение по-юношески пылко и по-рыцарски благородно и целомудренно.


Людвиг ван Бетховен. Соната cis-moll № 14 («Лунная»). Первая часть
В. Кемпф, В. Бакхауз, И. Я. Падеревский, А. Шнабель

Первые две интерпретации представляют полярные точки в развитии немецкой исполнительской традиции. Если Бакхауз был убежден в необходимости объективного подхода к исполнительству, в том, что главная цель — бережно донести до слушателя авторский текст, оставаясь самому в тени, то Кемпф, напротив, был приверженцем субъективного, индивидуально окрашенного прочтения музыки. Оба музыканта воплощали разные стороны бетховенской личности. Бакхауз напоминал о том, что Бетховен максимально ограничил исполнительскую свободу, точно выписывая все детали нотного текста, Кемпф — о том, что Бетховен был великим импровизатором и властно вторгался в чужой текст, исполняя сочинения других авторов.
Свобода интерпретации Бетховена проявляется у Кемпфа в ритмике — в свободном, по желанию исполнителя, ускорении и замедлении темпа в зависимости от музыкального смысла. Темповая кривая движется от максимально медленного темпа первого раздела к резкому ускорению движения во втором и к возвращению первоначального темпа в третьем разделе. В мерной пульсации первого раздела нам слышится дыхание вечности, спокойный плеск волн океана. Во втором разделе взволнованные вздохи и стоны страдающей личности героя выходят на первый план. В третьем разделе всё возвращается на круги своя. При этом неизменным остается глубокий протяжный звук, естественная напевность, певучее виолончельное звучание басов.
У нас есть возможность сравнить исполнение Кемпфом «Лунной сонаты» не только с  Бакхаузом, но и  с  Падеревским и  Шнабелем.
Бакхауз играет всю часть в едином темпе, довольно подвижно по сравнению с Кемпфом и наполняет ее драматическим смыслом. Аккомпанемент сыгран так, что образуется самостоятельный верхний голос. Общий темп пульсации приближается к ритму человеческого дыхания, а не стремится воплотить объективное время. Никаких темповых контрастов между разделами при этом не возникает. В целом создается впечатление живой человеческой речи, а не величественно трагического монолога.

Обращение Падеревского к Бетховену выглядит неожиданным. Однако великий романтический пианист выбирает «Лунную сонату» не случайно. ведь именно она была так любима романтиками. Он записывал ее дважды — в 1926 и в 1930 году. Мы представляем последнюю запись.
 Первая часть сонаты звучит у него как ноктюрн. Величественный горный пейзаж с мрачными расселинами и устремленными в космос скалистыми вершинами, теряющимися в тумане,— так представляет себе образы «Лунной сонаты» Падеревский. Максимально медленный темп позволяет прослушать каждый голос, легкие ритмические несовпадения подчеркивают свободу исполнения. Согласно старой традиции Падеревский «ломает» басы, играя не одновременно нижний и верхний голос.

Завершает диск исполнение «Лунной сонаты» Артуром Шнабелем. Шнабель ближе всех подходит к подлинному пониманию бетховенского времени, соединяющего в одновременности несколько временны'х пластов. Он играет чуть быстрее Кемпфа, но чуть медленнее Бакхауза, более певуче интонирует басы, чем Падеревский, зато глуше играет верхний голос. Смысл интерпретации содержится в тонких ритмических отклонениях, которые являются выражением шнабелевского понимания темпа как живой речи. Невозможно постичь разумом это иррациональное чуть-чуть в исполнении Шнабеля. Лучше просто процитировать слова великого музыканта из Манчестерской лекции 1950 года: «Музыка — таинственная, неизбежная, реально ощущаемая и творимая человеком реальность; она связана с космосом, но создается индивидуальным усилием; она одновременно безлична, лична и сверхлична. Исчерпать ее невозможно: в конце концов всё кончается музыкой, так же как и начинается с нее».
Прослушав большое число  записей перечисленных произведений
я отобрал лучшие, эталонные  по исполнению, естественно  с моей точки зрения . Так Вот  в моем эстетическом поле восприятия места советским  музыкантам в качестве эталонов  так и не нашлось, в том числе ни Рихтеру ни Гилельсу..


Оффлайн любителивыбаха

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 16

"Чакона" не подходит - это и не Бетховен, и не Моцарт, и не Бах, это, скорее, Бузони :)) Да и вообще, её мало кто играл из настоящих бахистов (и это правильно). Но выбор её вами для поиска "наилучшего исполнения" настораживает

А как Вам вот эта интерпретация другой баховской транскрипции:
http://www.youtube.com/watch?v=wQHlttYN0x8&feature=related

Правда это не совсем советский исполнитель, а скорее американский. :)