Автор Тема: Евгений Никитин: о кризисе оперного жанра - и не только  (Прочитано 9410 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Интервью солиста Мариинского театра Евгения Никитина:

http://www.novayagazeta.spb.ru/2009/77/10

Евгений Никитин: «Оперному театру необходим ренессанс»

Когда из густого полумрака ложи бенуара смотришь на Летучего Голландца, Сенту, графа Тамино, Томского или Кундри, наслаждаясь мощным пением и роскошным и сочным звуком оркестра Мариинского, иногда ловишь себя на интересной мысли: каково же соотношение артиста, нашего современника, который в данное мгновение погружен в созданный больше столетия назад художественный образ, его внутреннего мира — с вселенной Моцарта, Вагнера или Чайковского?
Евгений Никитин, сегодня это можно смело сказать, — один из тех, ради кого люди приходят в Мариинский. Ныне лауреат многочисленных конкурсов, еще в середине девяностых во время обучения на четвертом курсе Санкт-Петербургской консерватории он был приглашен в труппу Мариинского театра, и с тех пор активно выступает, принимая участие в самых значительных постановках театра. Также Никитин является приглашенным солистом «Метрополитен-Опера».
Сегодня у нас есть возможность познакомиться с Евгением Никитиным поближе.


 Русскую музыку нужно свинговать
   — Евгений, вы сейчас находитесь в зените славы, на ее вершине, или, правильнее сказать, на подъеме на очередную вершину. А какая музыка нравится именно вам, и приходиться ли петь то, что не нравится?
   — Музыку, которая мне не нравится, приходится петь постоянно. Если хочешь занять какую-то нишу, приходится петь все или почти все, что дают. Сам по себе я отдаю предпочтение немецкой музыке. Бах, Бетховен, Моцарт, музыка немецкого романтизма: Вагнер, Брамс, Шуберт, Шуман, Вебер. Она мне близка по духу, и я всегда с удовольствием ее исполняю.
   — А какая музыка вам не нравится?
   — Не нравятся итальянские «шарманщики», белькантисты. Это ужасно скучно. Они писали для конкретных голосов — тот случай, когда приходишь слушать не композитора, а певца. Музыка вся одинаковая, что Беллини, что Доницетти, — из пустого в порожнее. Сюжеты — детский сад, текстовки слабые. Попсовенький изи-листенинг. Людям нравится, но лично мне не интересно, и я стараюсь не соглашаться на эту работу. Очень редко, для гигиены голоса.
   — Как вы относитесь к русской опере?
   — «Хованщина» и «Борис Годунов» — мощная музыка. Мусоргский у нас главный. К Чайковскому же всегда относился холодно и как слушатель, и как исполнитель. Он писал очень неудобно, и исполнение Чайковского сопряжено с огромными профессиональными трудностями. Не люблю его петь, хотя скоро поеду в Opera Bastille петь Томского. Надо. Чайковский Чайковским, а бизнес бизнесом. В конце концов, петь русскую музыку — мое прямое дело. Курьез — но это первый контракт на русскую оперу за всю мою карьеру.
   — Понимаю: на Западе, наверное, все хотят, чтобы Чайковского пел русский?
   — Слушать иностранцев в русской музыке трудно, потому что произношение в большинстве случаев отвратительное и мало кто действительно чувствует, о чем он поет. Даже если ты знаешь подстрочный перевод, даже если ты владеешь языком, все равно тебе никогда не вложить сто процентов понимания в чужую поэзию. Носитель языка всегда сделает лучше. Я сколько ни был в разных театрах мира, где звезды поют Татьян — все это по вершкам. Превосходно озвучивается партия, даже произношение почти чистое, что, кстати, и отличает всех великих. Но все равно чего-то не хватает, и это что-то — пресловутая русская душа. Она же играет злую шутку с русским певцом, поющим Моцарта или Верди, где действуют совсем другие законы, где эмоции должны уступать место холодному расчету, четкому ритму, соблюдению абсолютно всех редакторских пометок и авторских нюансов.
   Русскую же музыку все это на корню убивает — ее нужно свинговать, иначе она мертва. Западные певцы этого делать не умеют. Но свою музыку, конечно, поют на десять порядков лучше нас.

   Вагнер и стриптизерша
   — За что вы любите Вагнера? Вопрос актуальный, потому что Валерий Гергиев, а вместе с ним и вы — настоящие пропагандисты его творчества…
   — Маэстро хочет поставить его всего, но пока остановился на «Кольце». Вагнер — целый мир, вселенная. Многие русские композиторы откровенно заимствовали у него целые куски, причем нагло, никого и ничего не стесняясь. Вагнер — настоящий новатор, своим творчеством разработавший и предвосхитивший многие современные течения в музыке — вплоть до нью-эйдж и эмбиент. В его музыке есть все от начала и до конца. На нем закончился настоящий мелодизм, после этого музыка пошла в сторону распада на составляющие, впрочем, как и живопись. Импрессионизм, кубизм, авангард и т. д. На вершину можно взойти, но все дороги с нее ведут вниз. После Вагнера петь обычную оперную музыку вроде того же Беллини вообще неинтересно. Тебе просто тесно в трех аккордах.
   — Каково место оперы в современном мире? В июле я пришел на «Валькирию» в Мариинский театр и увидел битком набитый зал — людей, которые явно далеки от Вагнера. Ведь чтобы понять тетралогию, надо многое прочесть, изучить. А им вместо Вагнера показали каких-то людей в холщовых рубахах на фоне бесформенной абстрактной фигуры, смысл которой объяснить так никто и не смог.
   — Предназначение у оперного театра не меняется на протяжении не одной сотни лет — это искусство для образованной элиты. Я хочу верить, что эпоха экспериментов и всех этих сумасшедших постановок подходит к логическому завершению. Сегодняшний оперный театр зарулил в тупик, ему как глоток свежего воздуха необходим ренессанс. В том числе и потому, что у театра стало меньше денег, а традиционная постановка — это шикарные костюмы и декорации. И чтобы выйти из положения, театры начинают изворачиваться: поставили стул на сцену, все вышли в трусах — и дело в шляпе. Этот минимализм идет оттого, что театры лучше заплатят деньги певцам, чем угрохают их на постановку. Логично. Мариинский театр тоже иногда идет по этому пути. Хотя у нас много традиционных спектаклей, появляются и нетрадиционные работы, ориентированные на западного зрителя, ибо мы постоянно гастролируем за рубежом. Тут другие приоритеты, вплоть до простоты и легкости декораций при перевозке.
   Но главная проблема сегодняшнего театра не в этом: режиссура тянет на себя одеяло. А люди, вместо того чтобы сидеть, расслабляться и слушать музыку, вынуждены ломать голову: а что тебе хотели этим сказать? По-моему, новаторство давно закончилось и начались тупые извращения. Есть еще такие «мастера», для которых главное скандал, чем хуже, тем лучше. Я недавно пел «Голландца» в Лейпциге. Это была очень скандальная постановка, которую освистали и остановили. Директор театра был вынужден извиниться перед публикой. Но у них, видимо, с режиссером был контракт на определенное количество спектаклей и отменить их было бы дороже, чем доиграть. И я допевал четыре вечера при пустом зале.
   Спектакль был ни о чем. Стоят кубы в виде домов-многоэтажек, и по крышам этого спального района, по этим кубам люди ходят, ежесекундно рискуя поломать себе ноги. Сзади экран, на котором идут собачьи бои с морем кровищи. Одеты все были как босяки, а с последним аккордом Сента стреляла себе в рот из пистолета. В общем, в огороде бузина, а в Киеве дядька. Единственное светлое пятно — голая стриптизерша с беленькими крылышками за спиной, изображавшая ангела во время моей выходной арии. Не знаю, как публике, мне этот пассаж очень понравился, но и только. В общем, режиссеров много, а интересных постановок мало, и поэтому люди уходят со спектаклей.
   — С «Валькирии» я просто ушел после первого действия.
   — Вы не стали ломать себе голову — пошли слушать «Валькирию» дома. Это практически неподъемный по сложности материал. Наша тетралогия пока ставит больше вопросов, чем дает ответов. Чисто дизайнерский спектакль, в котором есть все, что пожелаете, кроме одного — собственно спектакля. «Валькирия» в течение десяти лет безуспешно переделывается разными людьми, часто не имеющими понятия о произведении, с которым имеют дело, про литературный первоисточник я и не заикаюсь даже. Перед Лондоном летом была девятая попытка — а воз и ныне там. Такие масштабные проекты должны ставить мастера уровня не ниже Кончаловского или Питера Штайна, тогда все встанет на место, в противном случае будем переделывать всю оставшуюся жизнь. Им, конечно, надо платить, но за эти годы перестановок денег вбухано на круг вдвое больше.

   Певца сделала армия
   — Вы с детства хотели стать певцом?
   — Я родился в музыкальной семье. Мой отец был дирижером: он окончил питерскую Капеллу, а потом по распределению уехал в Мурманск. Стал одним из основателей Мурманского музыкального училища. Однако к музыкальной карьере меня никто не готовил. А когда я окончил восемь классов, отец вдруг сказал: поступай ко мне на кафедру. Мужских голосов там был дефицит: пятьдесят девчонок и четыре парня. Поэтому мальчиков брали без начальной подготовки, даже не играющих на пианино, лишь бы был хоть какой-то голос. Это и определило дальнейшую судьбу. Потом пришло время оканчивать училище, и тут возник призрак армии. У меня был выбор: либо идти служить, либо учиться дальше. Так я отправился в Петербург, отец поехал со мной и замолвил слово. Если бы не он, я бы не поступил — можете считать, что я попал в ЛОЛГК по блату. Был очень сильный поток, я был далеко не самым подающим надежды, пожалуй даже самым слабеньким. Меня взяли на музыкальную комедию последним номером, и то только потому, что отец похлопотал, честь ему и хвала, царствие небесное. Я стал учиться, причем учиться надо было хорошо, потому что в армию совершенно не хотелось. Я принципиально не чувствовал себя должным государству, в котором ветераны Великой Отечественной войны собирают пустые бутылки и просят на хлеб. И вот я принципиально отучился, принципиально поступил в аспирантуру, принципиально женился и даже обзавелся ребенком. На четвертом курсе я уже работал в Мариинском.
  — Евгений, как вы считаете, существует ли достойная внимания современная опера? Как вы относитесь к скандальным «Детям Розенталя»?
   — Современная опера меня мало интересует — с годами становлюсь твердолобым консерватором. Что касается «Детей Розенталя», мне вообще нравится Сорокин как писатель, я его безмерно уважаю. Это последний русский классик. Мало кто понимает, что он большой писатель. «Дети Розенталя» — это опера о либретто, а не о музыке. Может быть, лучше даже было сделать не оперу, а драматический спектакль.
  — То есть вы полагаете, что в области современной оперы кризис жанра налицо?
   — Кризис жанра налицо не только во всех направлениях серьезной музыки, но даже в рок-музыке, которую уничтожила индустрия, про оперу я вообще молчу. Она все еще жива только благодаря классическим ее образцам.
   — Я тоже так считаю, и меня, честно говоря, это не смущает: был когда-то греческий театр — Эсхил, Софокл, Еврипид. Потом прошло больше тысячи лет, прежде чем появился Шекспир. Раз никто не в состоянии создать что-то соразмерное Вагнеру и Моцарту, давайте играть и петь то, что есть.

Беседовал Вячеслав КОЧНОВ
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
О, Loki !!
Интервью Никитина ну просто роскошное !! Даже комментировать ничего не надо, всё предельно чётко артикулировано !
Остаётся лишь согласиться со сказанным по поводу современного состояния оперного театра, да и всего искусства тоже, прости господи - и не только музыкального.
Мне особенно приятно, что я только что излагал буквально то же самое применительно к нынешней неадекватной репертуарной политике Большого театра, которая, на мой взгляд, его угробит как театр русский, но не возвысит его как театр универсальный:

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2451

Потому что, как то говорит и Никитин, наши не смогут играть на чужом поле, то бишь, убедительно преподносить иностранные оперы, а свой репертуар тоже растеряют и останутся у разбитого корыта.

У нас уже есть поток, посвящённый Никитину, поэтому я сошлюсь оттуда на этот поток, а отсюда - на тот :))

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=1878.0
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн lorina

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 912
А меня заинтересовала вот эта фраза  Никитина:
Цитировать
Вагнер — целый мир, вселенная. Многие русские композиторы откровенно заимствовали у него целые куски, причем нагло, никого и ничего не стесняясь

Интересно, это о ком?
"Меньшинство может быть право, большинство - НИКОГДА" Генрик Ибсен.

Оффлайн Susl

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 147
Женя может выдать нечто выдающееся - и в этом тексте перлов тоже не счесть. Помню, года четыре назад после "Парсифаля" :"Ну что ж, довольно крепкий немецкий дирижер..." Это он о работавшем в тот вечер спектакль Кристофе Эшенбахе!  ;)

Оффлайн Михаил К.

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 631
Интервью интересное, правда согласиться можно не со всеми тезисами. Например, на многие бредовые (извиняюсь, современные) постановки опер денег нужно не меньше, чем на классические...

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Женя может выдать нечто выдающееся - и в этом тексте перлов тоже не счесть. Помню, года четыре назад после "Парсифаля" :"Ну что ж, довольно крепкий немецкий дирижер..." Это он о работавшем в тот вечер спектакль Кристофе Эшенбахе!  ;)

:))
Да уж, его высказывания по поводу Доницетти и Беллини тоже могут шокировать итальяноманов :))
Но с другой стороны, у человека имеется своё понимание того, что такое "хорошая музыка", чему можно лишь порадоваться. Ведь многие певцы потеряли вкус и к вокалу, и к постановкам, поэтому могут играть и петь, что угодно и как угодно.
Да и к тому же слишком низко кланяться тем или иным дирижёрам, на мой взгляд, нету особых причин: дирижёр должен качественно выполнять свою работу, а "гениев" за пультом сегодня маловато, если они вообще есть.
Вот, быть может, Гергиев :))
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Михаил К.

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 631
Цитировать
Да уж, его высказывания по поводу Доницетти и Беллини тоже могут шокировать итальяноманов
Ну с тем, что он о либретто белькантовых опер говорит, трудно не согласиться даже самим итальянцам. У Джильи в книге, к примеру, множество высказываний, что либретто такой-то оперы - типичная посредственность эпохи бельканто...

Правда, есть у него и оговорка, что можно с посредственным голосом и плохой техникой иметь успех в операх Пуччини, но вот в операх Доницетти и Беллини так уже не выйдет...

Оффлайн andris

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 399
    • Андрей Ковалев
Понятно. Хорошая музыка - только западная. А об опере XX века говорить уже не приходится.

Оффлайн Susl

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 147
Этого он как раз не говорил. И русской музыки поет предостаточно. Вот только что выучил Алеко. И Демон, и Грязной у него впеты вполне. А вот его Шакловитого я до сих пор вспоминаю с дрожью - убила бы, право! Такую шикарную "Хованщину" спортил! (Вы, Predlogoff, должны помнить - дело в Москве было, на Пасхальнике  ;))

Оффлайн Alfredo Germont

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 352
Женя может выдать нечто выдающееся - и в этом тексте перлов тоже не счесть. Помню, года четыре назад после "Парсифаля" :"Ну что ж, довольно крепкий немецкий дирижер..." Это он о работавшем в тот вечер спектакль Кристофе Эшенбахе!  ;)

:))
Да уж, его высказывания по поводу Доницетти и Беллини тоже могут шокировать итальяноманов :))
Но с другой стороны, у человека имеется своё понимание того, что такое "хорошая музыка", чему можно лишь порадоваться. Ведь многие певцы потеряли вкус и к вокалу, и к постановкам, поэтому могут играть и петь, что угодно и как угодно.
Я сам очень люблю буквоедскую бельканту, но откуда идет такое мнение у Никитина, мне тоже понятно. Никитин большой любитель тяжелого рока и совмещает оперную сцену с игрой в рок-группе. А металлистами, любителям тяжелого рока в классике как правило нравится концептуальный тяжеляк типа Вагнера и Мусоргского, а Моцарт, бельканто и т.п. они считают попсой. В этом Никитин не уникален...

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я сам очень люблю буквоедскую бельканту, но откуда идет такое мнение у Никитина, мне тоже понятно. Никитин большой любитель тяжелого рока и совмещает оперную сцену с игрой в рок-группе. А металлистами, любителям тяжелого рока в классике как правило нравится концептуальный тяжеляк типа Вагнера и Мусоргского, а Моцарт, бельканто и т.п. они считают попсой. В этом Никитин не уникален...

Наверное.
Но личность, безусловно, колоритная.
А ваши наблюдения по поводу параллелей предпочтений одного и того же человека в области классики и эстрадной музыки меня чрезвычайно заинтересовали !! Эту тему можно развить.
Значит, любители рока предпочитают Вагнера ? :))
В этом что-то есть !
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Susl

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 147
А джазисты - барокко!
Это, кстати, не шутка.

Оффлайн gene

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 98
  • Святая Русь!
    • ЛУГАНСК | НОВОСТИ ЛНР | НОВОРОССИЯ | ДОНЕЦК
  
   Единственное светлое пятно — голая стриптизерша с беленькими крылышками за спиной, изображавшая ангела во время моей выходной арии. Не знаю, как публике, мне этот пассаж очень понравился, но и только.


Диагноз интервьюируемого может уточнить только психиатр, которому стоит обратить внимание и на сексуальные отклонения. 

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
стоит обратить внимание и на сексуальные отклонения. 

Я что-то не понял: интерес мужчины к женщине и женскому телу в наши демократические времена считается "сексуальным отклонением" ? А что в таком случае является "нормой" ?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 410
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Женя может выдать нечто выдающееся - и в этом тексте перлов тоже не счесть. Помню, года четыре назад после "Парсифаля" :"Ну что ж, довольно крепкий немецкий дирижер..." Это он о работавшем в тот вечер спектакль Кристофе Эшенбахе!  ;)

:))
Да уж, его высказывания по поводу Доницетти и Беллини тоже могут шокировать итальяноманов :))

Мнение Никитина с годами меняется:

культура: Себя Вы называете консерватором в музыке. Что это значит?
Никитин: Чем старше становлюсь, тем понятнее мне старая музыка. Видимо, взрослею или старею. Начал слушать барокко. Что-то типа возвращения к корням.

http://portal-kultura.ru/articles/world/205422-evgeniy-nikitin-na-stsene-inogda-polezno-pokhuliganit/
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 410
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
культура: Кто сегодня главный в опере: композитор, режиссер, дирижер, певцы?
Никитин: Не могу сказать, что исполнитель главный, хотя без него — как на корабле без матроса — никуда не поплывешь. Но прошли, к сожалению или к счастью, те времена, когда певцы указывали дирижеру, в каком темпе ему дирижировать. Лет пятьдесят назад дирижеры аккомпанировали солисту. Певец тогда был на сцене фигурой номер один. Сегодня опера, в первую очередь, — это команда. Дирижер отвечает практически за все. Сегодня как никогда важна именно его концепция, видение партитуры, образов. Он подобен художнику — кто-то рисует карандашиком, кто-то маслом или акварелью. За многообразие интерпретаций мы и ценим театр и классическую музыку... Не хочу никого обидеть, но когда человек строго следует партитуре, то идет по линии наименьшего сопротивления. Это может быть только от бедности собственной фантазии. Композитор предоставляет широкий простор с миллионом вариантов.

культура: Публика ходит на название, на голоса, на постановку или на новое прочтение?
Никитин: Каждый идет на что-то свое. Некоторые просто приходят выпить шампанского. Или познакомиться с культурной девушкой.

культура: Почему Вы считаете, что режиссерский театр, так называемая режопера, в тупике? Без демонстрации гениталий, заявили Вы недавно, обходится редкий оперный спектакль на Западе...
Никитин: Я, конечно, несколько преувеличил. Хотя в последние годы тему стали очень педалировать, особенно в Германии... Не хочу никого обидеть, но без этого там театр не театр, скажем так. Если кто-то не хочет показывать свои органы, то ему все равно наденут трусы с накладными. Никуда не денешься — такова тенденция. Нужны в обязательном порядке «клубничка» или «вишенка», элемент скандала.

Зато в Америке такие штуки не проходят. Страна в этом плане очень консервативная. В нью-йоркской «Метрополитен-опере» (зимой, на «Семирамиде», по-моему) один старенький немецкий режиссер очень осторожно спросил у хористов, не хочет ли кто-нибудь раздеться за дополнительную плату. На него сразу настучали: что, мол, за дела — харассмент. И он вылетел из постановки. Не сориентировался на местности. Сексуальная революция там прошла в конце 60-х.

культура: То есть по этой части Европа впереди планеты всей?
Никитин: Скорее, северные страны — Германия, Голландия. В Южной Европе такое ни к чему, там секса в жизни хватает. Напротив, в северных краях — очевидно, из-за низкого уровня тестостерона у мужского населения — интерес приходится искусственно поднимать. Поэтому самая известная порнография — немецкая и шведская. Ленивые бюргеры попивают себе пивко, и их нужно все время чем-то заводить. Не вижу ничего плохого — разве что в оперный театр ходят дети.

культура: Как бы прореагировали Чайковский или Верди, если бы увидели свое произведение в современном прочтении?
Никитин: Кто знает? Если бы они при жизни посмотрели, как их ставят сейчас, то получили бы инфаркт. Однако гениальные люди мыслят широко, и в настоящее время, возможно, приняли бы. В своем первозданном виде многое из их наследия скучно и неактуально. Оперу надо освежать и обновлять даже с гениальными певцами. Помню, видел «Богему» в постановке Дзеффирелли. Пел еще Паваротти. Конечно, классика, все замечательно, но смотреть было уже невозможно. Просто мертвечина какая-то, все уже играно-переиграно, классический нафталин. Наперед знаешь, кто откуда выйдет. Обязательно печка посредине сцены. Чтобы опера не задохнулась в этой вековой кулисной пыли, ей необходимы обновление и свежая кровь.

культура: Есть ли сейчас выдающиеся голоса, равные Паваротти?
Никитин: Он был прекрасен, но рядом с ним выступали и другие зубры, ничуть не хуже, — вспомним хотя бы Франко Бонизолли. Для нас все они являлись кумирами, недосягаемыми небожителями, на которых мы молились еще студентами. Сегодня исполнители ничуть не хуже, очень талантливая молодежь, но идолы исчезли. Если раньше артисты были штучным товаром, то сейчас все поставлено на конвейер. В результате все выглядят и поют одинаково. Выпускается продукт, который должен соответствовать каким-то стандартам — визуальным и слуховым. Рынок переполнен. А количество, как известно, нивелирует ценность.

культура: Если бы на сцену сегодня вышли Шаляпин или Мария Каллас, как бы они смотрелись и слушались?
Никитин: Шаляпин бы точно смотрелся смешно. Сегодня нет былого гротеска. Театр спустился до простого бытового уровня. И шаляпинское наигрывание смотрелось бы нелепо.

http://portal-kultura.ru/articles/world/205422-evgeniy-nikitin-na-stsene-inogda-polezno-pokhuliganit/
Che mai sento!