Фортепианное искусство > Фортепианная музыка и исполнительство

Иерархия пианистов мира: "уровни", "ранги", "категории" и принципы оценки

(1/34) > >>

Predlogoff:
Итак, разговор свернул к интересной теме:


--- Цитата: nibelung ---Иерархия в искусстве, конечно, существует, но сравнение вершин в разных областях искусства неправомерно.

--- Конец цитаты ---

А мы возьмём одну и ту же область искусства - в данном случае это будет фортепианное исполнительство. А по поводу самого существования иерархии полностью согласен.


--- Цитата: nibelung ---Творцы - абсолютные гении среди человечества. Их Олимп узок. А интерпретаторский Олимп - он, что ли, более демократичен. Сколько может быть актёров - великих исполнителей в пьесах Шекспира? Думаю, не бесчисленное множество, но всё же на порядок больше, чем Шекспиров. Так же и великих дирижёров, пианистов, певцов и т.д. существенно больше, чем великих композиторов. Но среди фанатской публики другое мнение. Сколько было фанатов у Малибран, Патти, Вьетана или Тальберга! Сколько стульев сломано! А они были всего лишь проводниками. Творцами были другие. Конечно, некоторые известны и как композиторы: но - какого ранга?
--- Конец цитаты ---

Да, всё дело в "ранге", "категории", "уровне", "эшелоне", "плане" и т.п.

И в жизни, и в искусстве всегда есть "первый план", есть "второй план", а есть "фон" и т.п. Полагаю, мысль понятна.
Законы перспективы ещё никто не отменял - в т.ч. и законы перспективы восприятия и оценки воспринятого.
Гениев пианизма было 5 - Лист, Ант.Рубинштейн, Бузони, Рахманинов и Рихтер.
Выдающихся пианистов МИРОВОГО (!) значения тоже было не слишком много. Я могу назвать лишь некоторых, КОТОРЫМ НЕЛЬЗЯ В ЭТОМ ОТКАЗАТЬ ! Подчёркиваю, что список может быть расширен, но УБРАТЬ из него эти имена невозможно: это Гофман, Артур Рубинштейн, Горовиц, Гилельс, Микеланджели, Гизекинг, Аррау.
Это, включая пианистов-гениев - ПЕРВЫЙ план.
Но есть и ВТОРОЙ план: Корто, Шнабель, Флиер, Г.Гинзбург, Оборин, Игумнов, Фейнберг, Юдина, Лазарь Берман, Софроницкий, Г.Г.Нейгауз, Г.Гульд, Казадезюс, Петри, Ф.Гульда, Липатти, Лонг и т.д. и т.п.
Тут предвижу возражения - к примеру, Г.Гульда, Шнабеля и Юдину захотят вписать в "первый план". Что ж, пожалуйста, НО Я ПРОТИВ этого !
Хочу подчеркнуть, что список второго плана ДАЛЕКО НЕ ПОЛОН !! Я просто указал "ориентиры качества".
А есть ещё и третий план, он же "фон" и т.п., куда попадут и С.Г. Нейгауз, и Т.П.Николаева, и Ан.Ведерников, и М.Гринберг и многие, очень многие другие, без кого трудно представить "русскую школу", но некоторых из коих я даже могу и не знать. И всё же я не готов их выдвинуть на ПЕРВЫЕ места, т.к. моя интеллектуальная совесть не позволяет мне сделать это.
Но почему бы это не сделать кому-то другому в рамках его СОБСТВЕННОЙ иерархии ценностей ?
Мне кажется, что надо пробовать искать объективные основания для проявления вкусов публики - не только "реклама", но и свойства игры музыкантов играют важную роль при определении их места в иерархии - в итоге (т.е. в историческом плане) всё решают именно они.

Я готов продолжить свою мысль и уточнение своей иерархии. Но, полагаю, основные контуры её я уже обрисовал - и без обид, т.к. грешно обижаться на саму жизнь и на природу :)

Predlogoff:
Итак, "иерархия" в исполнительстве.
Я готов приступить с обоснованию своих взглядов в области пианизма по каждой названной мною персоне, если это кого-то интересует. Естественно, я это буду делать в продолжение обоснования своего понимания неуспеха отечественных пианистов на западном рынке грамзаписей.
Но я не хочу "солировать" - я хотел бы, чтобы свои "образцы иерархии" предложили и другие участники нашей переписки. Разумеется, я обращаюсь только к тем, кто ПОНИМАЕТ, что ИЕРАРХИЯ СУЩЕСТВУЕТ :)
Я прекрасно понимаю, что по каким-то кандидатурам мы не сойдёмся при определении их "ранга", но это и не требуется - ведь в том и прелесть, что мнения не совпадают ! :) Как шутил Гёте, "универсальным" является всякий частный случай, а "уникальным" - миллионы таких случаев :) Мне кажется, важно не "место на пьедестале", а принципы и взгляды, согласно которым эти места распределяются. Я прекрасно понимаю, что мои личные взгляды на то, каким должен быть "скрябинизм", как "надо играть" Рахманинова и Листа, каким звуком надо подавать Шопена, что нужно видеть и слышать в Бахе или Моцарте, а что исполнительски подчёркивать в композиторах 20-го века - всё это базируется на моей ЛИЧНОЙ подготовке.
Т.е. вопрос можно ставить не о том, "субъективно или объективно" подходит каждый из нас к оценке произведений искусства, а о том, достаточно ли мы просвещены и профессионально образованны, чтобы иметь право на свою личную точку зрения. Понятное дело, что какая-то доля субъективизма в любой оценке присутствует. Что касается меня, то мне очень понравились замечания про скрипача Менухина выше по потоку, которые почти калькируют поразившее меня в своё время мнение нашего великого шахматиста Анатолия Карпова о Достоевском: "Достоевского не люблю, но гениальность автора чувствую отчётливо" :))
Вот в таком же ключе постараюсь мыслить и я даже в тех случаях, когда некое явление искусства не близко мне лично, но тем не менее представляется мне важным и значительным для истории музыки. Именно ТАК я постараюсь мыслить и в случае Софроницкого, которого считаю выдающимся шопенистом и шуманистом, а также замечательным исполнителем русской музыки и, конкретно, Рахманинова, в исполнении произведений которого Софроницкий находил простор для применения оригинальных свойств своей исполнительской императивности. Но надо же понимать, что по той же причине он был отвратительным скрябинистом. Сами понимаете, что мои взгляды могут быть восприняты лишь теми, кто сам дал себе труд подумать над проблемами исполнения Скрябина и изучил не только Софроницкого, но и записи самого Скрябина, а также скрябинские записи Флиера, Рихтера, Фейнберга, Гольденвейзера, Г.Гинзбурга, Г.Г. и С.Г.Нейгаузов, Игумнова, Оборина, Т.П.Николаевой, Д.К.Алексеева, молодого (!) А.Гаврилова, Огдона, Керера, Володося, С.Кузнецова, отдельные записи Клайберна, Амлена (перечислил не всех) и менее известных пианистов, у которых тоже были отдельные скрябинские удачи.
Это я к тому, что проблему "скрябинизма Софроницкого" нельзя рассматривать в отрыве от "скрябинизма" как такового, взятого в совокупности всех наших знаний о Скрябине, его пианизме, его приёмах, а также о фактуре его ф-п произведений и особенностях его композиторского стиля.
Можно похихикать по поводу того, почему я Листа записал в "гении пианизма": дескать, "его никто не слышал, потому и судить не может" - в целях просвещения, как то предлагал ещё маститый наш муз.писатель Д.Рабинович, взглянуть в ноты его ф-п пьес, чтобы убедиться в его пианистической гениальности ! :) Если кто не может оценить его пианизм по его произведениям, то я умываю руки. Аналогично и по Антону Рубинштейну: если кто не видит проявлений его пианизма в его произведениях, а самое главное, не знаком с объёмом его репертуара и с откликами ведущих критиков мира на его выступления в качестве пианиста, которые сначала сравнивали его с Листом, а под конец его карьеры вообще перестали его с кем-либо сравнивать, то я опять же умываю руки.

На примере Софроницкого хочу продемонстрировать двойственность своего отношения к выдающимся исполнителям: признавая и возвеличивая его как исполнителя романтики 19-го века и Рахманинова, я вижу, что его исполнительский стиль по ключевым своих свойствам противоречил скрябинскому композиторскому стилю.
Продолжение же его ВНУТРИроссийского расхваливания как "скрябиниста" я связываю именно с местечковостью его идолопоклонничества - он популярен и тиражируется именно в России, тогда как весь мир никогда не сможет понять, что мы в нём нашли ! :) Я лишь подчёркиваю, что причины его непонимания в остальном мире коренятся в его местечковости, как и сам его скрябинизм имеет вполне очевидную тяжеловесно-сталинскую как бы "пропагандистскую" закваску: жёсткий, прижимистый звук. особенно одиозный в быстрых темпах, тягучесть звукоизвлечения, попытки дать реальную физическую мощь в фактурно насыщенных эпизодах, боязнь и неточность скачков на дальние дистанции, боязнь оторвать руки от клавиш, отсутствие полётности, невнятность интонирования, корявость пианизма, инерционность в переходах от одного вида фактуры к другому, от одного вида туше к другому, от одного темпа к другому, и от одной динамики к другой - Софроницкий медленно переключается ! Нет той "молниеносности" мышления, той окрылённости, той трепетности и лучезарности, которая была присуща Скрябину и которая ощущается и в его собственных записях, и в записях ДРУГИХ выдающихся скрябинистов. Что любопытно, сам Софроницкий осознавал свой "антискрябинский" дефект и говорил, что он "играет Скрябина, как Рахманинов", однако многие его апологеты до сих пор не дозрели до этого понимания :) А "слава" его как "скрябиниста", полагаю, связана лишь с тем, что большинство публики плохо знает удачные "проскрябинские" образцы исполнений тех же сочинений: к примеру, если послушать 4-ю сонату в исполнении С.Г.Нейгауза, молодого Гаврилова и Д.К.Алексеева, то вопрос о "скрябинизме" Софроницкого отпадёт сам собой, потмоу что в сравнении с ними никакой он не "скрябинист"; если послушать 5-ю сонату в исполнении Фейнберга, Рихтера и Д.К.Алексеева, 7-ю в исполнении Рихтера и Огдона, 8-ю в исполнении Амлена, 10-ю в исполнении Огдона и Горовица, "К пламени" в осполнении молодого Рихтера и Огдона, 2-ю в исполнении Оборина. Рихтера и Фейнберга, а 3-ю в исполнении Флиера и С.Кузнецова, то вопрос опять-таки сам собой отпадёт, потому что в процессе этого сравнения многое выясняется не в пользу Софроницкого ! :) Зато в пользу Скрябина !
Это я к тому, что мы ТУТ, ВНУТРИ СВОИХ ГРАНИЦ можем объявлять "гениями", кого хотим, но, выехав за границы, не надо возмущаться тем, что с нами, мягко выражаясь, не согласны в оценке наших местечковых "гениев".
То же самое случится, если начать сравнивать трактовки бетховенских сонат М.Гринберг, у которой многие сонаты звучат просто одиозно ! - с трактовками Шнабеля, Гилельса, Рихтера, Аррау, Ф.Гульды. Кстати, запись комплекта бетховенских сонат именно руками Гринберг, на мой взгляд, лишний раз свидетельствует о том, что в те времена наше исполнительство просто погрязло в романтической эстетике, если это дело не смогли поручить никому другому. Как вывел один из известных муз.писателей, романтики никогда не играют ВСЕ 32 сонаты Бетховена ! :) Пожалуй, единственным ярким исключением из этого правила был великий Антон Рубинштейн, т.е. человек, уникальный по всем показателям, а не только по наличию всех бетховенских сонат в его репертуаре.
Поэтому, когда предлагают свою "иерархию", мне всегда любопытно узнавать, на чём она держится, кроме крайностей субъективизма, конечно :)

Predlogoff:
Будет ли пользоваться успехом моя иерархия ? :))
Конечно, всегда найдутся люди, НЕ знающие предмет и выдающие чёрное за белое, но такие слишком одиозны, чтобы их всерьёз принимать во внимание, т.к. Ведерникова вряд ли кто-то из серьёзных исследователей поставит выше Рихтера, а Гринберг выше Шнабеля.
Нет, ПОПРОБОВАТЬ, конечно, можно: как говорил Лаврентий Палыч, "попытка не пытка" :))))))
Но чем это закончится ?
Помещением Гаврилова в "гении", Лидского в "гиганты современного пианизма", а Рихтера в секретари "великого Ведерникова", как тут предлагал очередной "дядя Петя" ?
Смешно ?
Мне лично - не очень: я не люблю надругательства над здравым смыслом.
Пишу это под фонограмму Софроницкого: слушаю его исполнение листовской Сонаты h-moll по трансляции из БЗК (1948 г), которого никогда не слышал ранее. И надо сказать, ничего не потерял, ранее не слышавши. Приятная, импозантная в некоторых моментах, довольно старомодная игра: манерная, вычурная, комканная, с техническими огрехами, дырами в пассажах и т.п. Возможно, кого-то она устроит, но не меня. И уж точно, что это далеко не "мировой уровень". На мой взгляд, как говорят в таких случаях, интерес представляет чисто исторический. 1948 год - должен быть самый цвет его исполнительства !
Слушайте, о чём тут вообще можно говорить ?? Какой может быть "спор" ?
Да, я тоже патриот, но нельзя же превращать патриотизм в идиотизм !! Фигура пианиста второплановая, для меня это совершенно очевидно - с трудом восприму другое мнение, если только из вежливости :)) Готов поспорить, готов сравнить с другими трактовками: Горовиц, Рихтер, Аррау - ВОТ где "мировой уровень" в исполнении этого сочинения ! :)

Я считаю Софроницкого мастером миниатюры: его подход к крупной форме напоминает знаменитые слова Г.Г.Нейгауза о том, что некоторые пианисты слишком детализируют форму и превращают Сонату Листа в "24 прелюдии Листа" - разве перед нами не этот самый случай ? Кстати, к Горовицу тоже относится, но там хотя бы пианизм мирового класса.
Вот таковы мои "пояснения" к моему "мнению" относительно Софроницкого - а в чём, любопытно узнать, может состоять "возражение" ?
Да, вот сейчас дослушаю Листа и примусь слушать его исполнение сочинений Скрябина по трансляции из Большого зала Ленинградской филармонии (1952 год).
Ой, ужас, ну докомкал он Листа, слава богу. Ей-богу, игра совершенно кошмарная: сегодня за такую даже студента из консерватории выгнали бы.

Я хочу подчеркнуть, что моё мнение о Софроницком сложилось уже где-то в 70-х годах, окончательно сформировавшись с началом выпуска на виниле его ПС грамзаписей. То же самое, что я пишу о Софроницком сегодня, я написал бы о нём и 10, и 20, и 30 лет назад, а вновь выходящие его записи лишь утверждают меня в давно сложившемся мнении.
Но с другой стороны, в его игре присутствуют и положительные элементы: так, его трактовку цикла 24 Прелюдий Шопена я считаю едва ли не лучшей в истории грамзаписи этого сочинения - и именно потому, что тут он предстал как мастер миниатюры, мастер звука, мастер салонного - в самом благородном смысле этого слова - пианизма: это высокий романтический салон. Тут и мелодрама, и патетика, и лирика, и трагедия. Последняя прелюдия (d-moll) просто феноменально исполнительски ЗАДУМАНА, хотя сыграна, как всегда, коряво. Но тут Софроницкого можно понять и принять, потому что  его исполнительский стиль идеально пришёлся "ко двору" в Прелюдиях Шопена. Как и во многих его Этюдах, как и в некоторых Вальсах, Мазурках и более крупных пьесах, например, в 1-м и 2-м Скерцо - эти вещи в его подаче звучали великолепно, о многом даже можно сказать "гениально" (не обо всём).
Т.е. моё мнение о Софроницком столь же противоречиво, как и его искусство - одно я могу принять, а другое мой слух столь же горячо отторгает.

И вот на том же диске с кошмарной Сонатой Листа из БЗК 1948 года - 5-я соната Скрябина и его пьесы (1955 год).
Исполнение просто бесит: жуткое ковыряние в Presto, как будто он за каждую клавишу крючками цепляется, никакой полётности, тяжеловесное громыхание в каждой кульминации, типично рахманиновские "клевания" в главной партии, а наряду с этим манерные замирания, вульгарные цезуры в связующей. И такая ЖИРНАЯ кантилена в побочной партии ! Басы плотно припечатываются, каждая нота ниспадающих басовых пассажей словно выворачивается наружу. Металлический звон в кульминациях, техническая неряшливость, общая невнятность звукоизвлечения.
Негодно, короче.
А впереди меня ждёт ещё одна неприятность: целый скрябинский диск с записями, которых я никогда ещё не слышал полностью !
Меня вот спросят: зачем слушать, если такие мучения ?? Я отвечу: врага скрябинизма надо знать :)) Я считаю Софроницкого романтиком со своей спецификой: как я говорил выше, у него отлично звучит Рахманинов, Лядов, Шопен, Шуман, кое-что из Листа, Шуберта - но Скрябин его УЖАСЕН ! Как всегда в таких случаях его недостатки в Скрябине являются продолжением его достоинств в Рахманинове и Шопене. Вот на его примере можно убедиться, что Шопен это далеко не Скрябин и их исполнительское сближение возможно лишь до известной степени - в частности, ранний Скрябин у него звучит порой весьма недурно, но как только он берётся за Этюда dis-moll или за 4-ю сонату: всё, капут. Всё прибито к Земле и "не летает" :)) Собственно, во времена оны Г.коган уже называл его исполнение нескрябинским, "конкретным, земным". Вот знал же Коган толк в пианизме ! Ведь он самого Скрябина слышал, хотя и не таял от его игры.

И вот опять: Скрябин у Софроницкого, запись якобы из БЗЛФ от 1952 года. На самом деле кое-что было опубликовано раньше, но с другой датировкой ! Надо будет выяснить, что тут намешали !

3-я соната: в первой части 1-е предложение (ГП) выглядит вполне очерченным, что правильно: его надо проводить одной волной, решительно. Тут всё правильно. Но вот СП - и что же ? Тяжко ВЗДЫМАЮЩИЕСЯ октавы ! И это вместо стремительного подъёма ! Абсолютно НЕскрябинский штрих: тут должна быть типично скрябинская "взлётность", а её-то и нету ! То же самое в ЗП: это должны быть лёгко взлетающие октавки, порханье, свобода и устремлённость - а тут такие манерно вздымающиеся тяжеловесные октавищи, за которые у пианиста руки опять цепляются ! Вообще, от его игры в Скрябине у меня всегда такое ощущение, что у него руки цепляются за каждый выступ :)))))) В разработке 1-й части - невнятное бормотанье. Реприза начинается утяжелённым басом с добавлением октавы снизу - играется 2-мя руками тяжко и вульгарно ! С полётностью в репризе та же беда, что и в экспозиции.
2-я часть - тут его басовая долбёжка вперемежку с припадочно-манерными замираниями меня просто добивают, нет слов. Середина чуть получше, но и тут какое-то бормотание. Вспоминаю слова Рихтера о том, что нет ничего хуже, чем играть Дебюсси неточно - они и к Скрябину имеют прямое отношение: невнятность и разболтанность ему не к лицу ! Педальные эффекты должны иметь место, но они должны служить не сокрытию невнятности, они должны давать тембровую окраску и служить соединению музыкальной ткани. В завершение части у Софроницкого - тяжёлое грохотанье октавами. Ничего себе "желанье петь и цвести" ! :))
3-я часть - манерность и вычурность. В кульминации части вместо PP чуть ли не FF ! Ничего себе "звёзды поют" ! :)) Нельзя путать экспрессию с банальным увеличением громкости.
4-я часть - вся вульгарно переинтонирована и к тому же сумбурно-невнятна. И опять эти манерные замирания и корёжение восходящих интонаций с упором на нижний звук ! Приевшийся, честно говоря, "софронизм" !
 Этюды Скрябина - кое-что неплохо: там, где есть лирика и не требуется полёта и порхания всё "похоже на правду". Но вот начинается Этюд dis-moll - буквально, с первых же нот "в худших традициях" ! Грохотанье, грубые октавные рывки, выковыривание каждой басовой ноты, тяжёло вздымающиеся октавы, которые на самом деле должны быть "взлётными", как и октавы в 1-й части 3-й сонаты - это ведь один и тот же приём ! Прижимистые движения рук, в середине Этюда чуть ли не элегия "а ля Чайковский", а в репризе - вязнущие аккордовые репетиции, нет "подсветки" звучания, потому что каждый аккорд каждой триоли вдалбливается отдельно. Короче, тут наличествует весь тот набор вульгарностей, который присущ и лично Софроницкому, и всей "русской школе", до сих пор с трудом воспринимающей исполнительскую стилистику Скрябина.

4-я соната - если Анданте ещё можно терпеть, хотя оно и сыграно в чайковско-рахманиновско-элегическом ключе, то как только начинается Prestissimo, так сразу опять начинает "фордыбачить по буеракам". Опять всё та же манера цепляться за каждый тематический выступ, за каждую клавишу рояля. Какая-то "бескрылость", неспособность оторваться от клавиатуры, вульгарные остановки, темповые перебои, несуразные акценты на случайных нотах, а в коде вместо "света" - истерика и всё та же долбёжка без "подсветки" звучности ранее взятых нот, что и в завершении Этюда dis-moll.
Публика 50-х гг , конечно, в восторге.
После этого несколько миниатюр Скрябина всё в той же вульгарной манере с трафаретным замиранием восходящих интонаций.
Ох ........

Примерно то же самое я мог бы выписать из своих заметок 30-летней давности, когда я взялся за переосмысление исполнительского наследия Софроницкого.

Как я говорил выше, со Скрябиным у "русской школы" вообще были большие проблемы: дело тут даже не в Софроницком, а в единообразии подхода к любой музыке с одними и теми же клише и с одними и теми же штампами. Проблема в том, что где-то они хорошо ложатся на композиторский стиль и даже желательны, а где-то ни "певучесть", ни "кантиленность", ни требование удержания звука руками, а не педалью (пресловутые "говорящие руки" и третирование скрябинской манеры отрывания рук от клавиш и связывания соседних звуков посредством педального легато), ни пожелание, чтобы "рука пианиста на клавиатуре была подобна смычку скрипача" -  все эти антискрябинские приёмы в Скрябине не приходятся ко двору. Например, в полётных моментах Скрябина должен наблюдаться своего рода "пуантилизм", причём, руки должны больше времени проводить НАД клавишами, а не НА клавишах. Софроницкий же слишком тесно связан с клавиатурой и ему - с его "говорящей фразировкой" - принципиально чужды моменты скрябинской полётности, а когда он пытается эту свою специфику преодолеть, то получается невнятное бормотание или ковыряние, как, например, в коде 10-й сонаты и т.п.

Этот перечень моих неудовольствий скрябинистикой Софроницкого далеко не полон, но я привёл свои соображения просто для того, чтобы пояснить и доказать, что моё ОТРИЦАНИЕ его "скрябинизма" это не есть вздорное желание поскандалить, это не есть желание принизить его значение в угоду своей якобы "предвзятости", это не есть желание отодвинуть его "в чью-то пользу" ! :))))) Как будто оно мне шибко надо :))))) Наоборот ! Мои неудовольствия его игрой это плод десятилетий размышлений о связи композиторских и исполнительских стилей, сотен прослушиваний и тысяч наблюдений, постоянно проверяемых и подтверждаемых.
Будет интересно сравнить мои наблюдения с чужими и найти обоснованное объяснение расхождению оценок.

Predlogoff:
Я вспоминаю поток о Стравинском - меня там чуть на части не порвали, но в "сухой остаток" выпало только одно, а именно, помещённое в заголовок того потока: что Стравинский никому ничем особо не интересен, кроме своих самых ранних балетов.
Я взял на себя труд и обязанность переслушать ВСЕ его сочинения, и я сделал это - если не для других, то хотя бы для себя. И я очень доволен ! Потому что в таком массовом количестве никогда не слушал Стравинского, а тут вот сподобился, заодно прослушав рихтеровские записи его сочинений и откопав любопытную раннюю его ф-п Сонату, которой до того никогда не слышал. Разве это не "результат" ?? Я считаю себя "обогатившимся" новым интегральным знанием, подвёл, т.с. некоторые личные итоги.

То же самое и в этом потоке: я теперь буду (если хватит желания) постепенно наводить "систему" в своём отношении к ведущим отечественным пианистам 20-го века, поводом для чего послужили заявления редактора их записей на Деноне. Но повод поводом, а результат, как всегда, оказался интереснее и шире конкретной породившей его причины: я буду переслушивать ключевые записи наших пианистов и окончательно определяться со своим отношением к ним, потому что времени для этого у меня уже не будет, пора "подводить итоги", ибо ещё раз я к этому - как и к Стравинскому ! как и к Рихтеру ! - уже вряд ли вернусь ЕЩЁ РАЗ и вряд ли буду переслушивать всё с самого начала ! Буду лишь дополнять. Поэтому нужно усваивать, переусваивать и окончательно определяться со своей "иерархией" - и делать это оперативно.
Это не значит, что со мной все должны быть согласны или что Я с кем-то должен быть согласен, но чужое мнение или свежий и неожиданный взгляд на то или иное исполнение меня весьма интересуют - а то мало ли, что я мог проглядеть и мимо чего пройти ! Вот, к примеру, я мог остаться в заблуждении относительно Ведерникова, но ео пропагандисты был столь настойчивы и столь назойливы в деле навязывания его фонограмм, что я поневоле их выслушал и открыл для себя весьма любопытный - хотя и для меня на эмоциональном уровне неприемлемый и даже отвратительный ! - исполнительский стиль. Кстати, раз уж зашла речь о Ведерникове, хочу толкнуть в народ мысль о некой - частичной - предопределённости его исполнительства японской культурой, вернее, отдельными её элементами. Та "ледяная" эстетика, та "загробная" жизнь произведений под его руками, тот статический взгляд на мир - разве в этом не ощущается нечто идейно родственное восточному мировоззрению ? Да, в европейской музыке подобное явление смотрится как нечто чужеродное и подобный подход к большинству европейских музыкальных сочинений стилистически неприемлем, но не в этой ли стилистике причина популярности Ведерникова именно в Японии ? Ведь не потому же японцы им заинтересовались в 90-х, что их замучила "ностальгия", т.к. начинал концертировать именно у них ?
Я уже говорил и ещё раз хочу отметить, что ведерниковский подход не может быть признан универсальным и что такая стилистика не может подойти всем подряд европейским сочинениям, но разве в отдельных случаях не наблюдается удивительно точного "попадания в стиль", например, в некоторых пьесах Дебюсси или, что особенно поразительно, в 9-й сонате Скрябина ?? Я не хотел бы давать в этом потоке повода для дурацких восклицаний (что, конечно, не помешает им воспоследовать ), но я не могу не отметить, что в 9-й сонате Скрябина - именно в ней ! - Ведерников РЕАЛЬНО - я не шучу ! - превзошёл Рихтера ! Т.е. именно в ЭТОМ произведении Ведерников, даже не будучи скрябинистом, углядел и исполнительски выявил те адские глубины, то инфернальное "небытие", то соседство ледяной заворожённости и адского горения, которые оказались недоступны гораздо более живому, подвижному и человечному Рихтеру ! Душевные струны Рихтера отозвались на стройность формы 9-й сонаты, но не отозвались на угадываемое в ней между строк - и меж звуков - сатанинское содержание, а Ведерников оказался в этом плане более ТОЧНО настроенным на эту инфернальную волну "приёмником", поэтому такой потрясающий эффект !
Я доволен, что если не Софроницкий, не Горовиц, не Рихтер, не Г.Г.Нейгауз, не С.Г.Нейгауз, не Огдон, не Татьяна Петровна Николаева, не Алексей Любимов, так хотя бы Ведерников дал мне то исполнение этого таинственного сочинения, которое меня, наконец, более менее удовлетворило если не стилистически, то хотя бы в плане художественности, яркости и убедительности преподнесённого образа !
Отчего бы это не признать ?? Ведь я "не люблю" Ведерникова не потому, что его "любит" мой оппонент, и не для того, чтобы кому-то "досадить" - как будто оно мне очень-то надо ! - а по СВОИМ собственным соображениям ))))) И если мои соображения мне подсказывают, что Ведерников "попал в яблочко" при исполнении 9-й сонаты Скрябина, то почему бы это не констатировать ??
Как говорится, "истина дороже". Приобщаю его исполнение к своей личной коллекции "скрябинских удач", которую я постепенно собираю в целях борьбы со скрябинистикой Софроницкого и других представителей как "русской", так и любой "нерусской" школы

Кантилена:
Простите, пишу обрывочно и без аргументации, нет времени рассуждать, но я не понимаю суть проблемы. Зачем нам делить на ранги? И каковы критерии деления?

Те пианисты, которых Вы перечислили, уже вошли в историю как выдающиеся имена в истории исполнительского искусства и предложили яркие интерпретации тех или иных произведений. Из этого и надо исходить. Из конкретных сочинений. Если, к примеру, заслуживает внимания  в историческом и художественном плане интерпретация М.Юдиной 3-ей сонаты Хиндемита (условно), то мы её (Юдину) указываем в числе достойных или исторически интересных исполнений данного произведения. По совокупности таких исполнительских удач имя М.Юдиной уже попадает в список значительных имен. Зачем нам нужны категории? А если пианист не проявил себя в исполнении Листа, но превзошел многих в интерпретации Моцарта ? Мы должны на это указывать. К примеру, я люблю в концертах Моцарта Г.Анду, но в романтике он особо не отличился. Однако, если рассматривать моцартовские концерты, мы  Анду просто обязаны назвать.

Что нам даст эта иерархия? Список значительных имен так или иначе уже сложился. Следует ли ориентироваться на – допустим мы к ней придем и достигнем консенсуса – иерархию и распределение мест в ней, чтобы выбрать семейство лучших записей определенного сочинения? Я думаю, нам важнее для этих целей общий «золотой список» исполнителей. И то не факт, что мы не пропустим таким образом какую-нибудь значительную интерпретацию по той причине, что она связана с исполнителем не из этого списка.

С "закрытием" произведений одним исполнителем - я уже говорила - я не согласна, по крайней мере речь следует вести о комплексе исполнений как исполнительских векторах. Но всё равно не соглашусь. Я, к примеру, не разделяю Вашу точку зрения, что Рихтер превзошел Гилельса в хаммерклавире. Мне некогда об этом написать, но я считаю исполнения равноценными.

Кроме того, музыка  -  это не тот случай, где допустимы такого рода категоричные оценки, с конкретными местами. Это же не соревнование. Собственно, и места на муз. конкурсах – когда дело идет о первой тройке, скажем – часто (не всегда, конечно!) бывают довольно условны.

Далее. Каковы критерии для классификации? Объем репертуара? Доля в нем значительных (в техническом, художественном, стилистическом отношении) интерпретаций? А если репертуар широк (представленность стилей, авторов, жанров), но не глубок (количество произведений того или иного стиля, автора)? Или неширок, но глубок? Или и широк, и глубок? Это должно влиять на оценки? И, повторюсь: как быть, если пианист не универсален, но достиг вершин в какой-то части репертуара?

А временной фактор и исполнительские тренды (к вопросу о «вокале начала века»). Ведь определенное «устаревание» есть и в пианистическом искусстве. Как мы это учтем и будем ли учитывать? Я не уверена, что в относительно далеком будущем (если доживем) не произойдут какие-то повороты, а то, что сегодня кажется «нетленным», станет рассматриваться как имеющее исторический интерес. Может, и нет, а может, да. Если в первой половине столетия принято было романтизировать классику, это был исторический тренд, можно ли в этом упрекать конкретных исполнителей? Вот Софроницкого в сонатах Скрябина Вы называете старомодным. Соглашусь. Я бы и Горовица отнесла к старомодным, хотя имя крупное, это безусловно.

Далее -  количество новых сочинений, введенных в исполнительский репертуар, «первых исполнений» - учитываем?
А пропаганда малоизвестной музыки? Например, Юдиной тогда нужно добавлять баллы.

Ещё. Есть пианисты, подарившие нам как бы «эталонные» академические интерпретации произведений (в которых лирика-героика-драма и т.д., какие-то другие компоненты в пропорциях «золотой середины»), которые позволяют представить в произведении всё, что в нем есть. Я бы Аррау, например, в части репертуара отнесла к таким исполнителям. А есть пианисты, которые подчеркивают ту или иную грань, дают нам отличающееся от «эталонного», но не выходящее за рамки стиля убедительное вИдение. Рахманинова, допустим, я бы определила сюда – с его Шопеном в частности. Если расставлять места (не в контексте данных примеров), то какой тип подхода к произведению  оценивать выше?

Ещё такой момент – у нас нет достаточных сведений о степени стабильности многих довоенных исполнителей. Есть записи, но мы не знаем количество исполнительских удач во всем объеме концертирования. Это фактор или не фактор?

Всё зависит от критериев. Но я совершенно не понимаю цели. Мне интересны интерпретации произведений и я мало фанатею от кого бы то ни было из исполнителей. Я могу исполнителей прошлого и настоящего уважать за что-то, интересоваться их репертуаром, изучать их творчество (т.е. именно в направлении исполнительских имен), но в итоге меня более интересует творческое воплощение определенного произведения, а не пианист. Поэтому «болеть» за кого-то, чтобы он попал в пятерку-десятку и т.д. я не буду. Мне всё равно:))).

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии