Автор Тема: Иосиф Гофман (1876-1957)  (Прочитано 4983 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Иосиф Гофман (1876-1957)
« : Ноябрь 28, 2009, 18:37:30 »
Материал Википедии:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D1%84%D0%BC%D0%B0%D0%BD,_%D0%98%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%84



Вот тут хорошая подборка его акустических записей на Торрентах:

http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=440294

(classical / piano / orchestra) Josef Hofmann - The Complete Josef Hofmann (14 CDs - 1992, APE (image + .cue), lossless

В его исполнении рекомендуется прежде всего Шопен - оба фортепианных концерта и ф-п пьесы, а также 4-й ф-п концерт Антона Рубинштейна, но и остальные записи по-разному интересны.
На мой взгляд, искусство Гофмана  заслуживает отдельного разговора, но за один присест эту тему не раскроешь.
« Последнее редактирование: Сентябрь 13, 2016, 13:12:32 от Admin »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: пианист Иосиф Гофман (1876-1957)
« Ответ #1 : Декабрь 02, 2009, 14:42:41 »
Отслушал весь доступный фонографический материал по Гофману.
По частям - отдельными опусами - я его изучал и раньше, но в таком объёме в один присест не воспринимал его никогда.
По прослушивании нахожу правильной ту точку зрения, которая бытует уже довольно давно: требуется прослушать очень большое количество записей Гофмана, чтобы приблизиться к пониманию подлинного значения и громадности этой фигуры.
Конечно, осталась досада от выбора материала, подвергшегося фиксации: если 4-й ф-п концерт Рубинштейна, 1-й и 2-й концерты Шопена, его Баллады, Ноктюрны, Вальсы и др. пьесы по части необходимости их фиксации фонограммой возражений не вызывают, то некоторые другие вещи, в частности, виртуозные пустячки и другие многочисленные мелочи иной раз поднадоедали ! Коронные бисы Гофмана зафиксированы многократно, так что сегодня можно подумать, что именно ОНИ, т.е. его бисовые "коронки", сделали ему мировую славу и обеспечили место в первых рядах истории мирового пианизма :)))))
На самом деле это, конечно, не так, хотя эти коронки были фирменным знаком Гофмана, маркером его тембровых и виртуозных возможностей.
Абсолютно изумительно его туше ! Такому прикосновению к клавишам трудно найти аналогию: в данном случае следовало бы прибегать к сравнениям с вокалистами, с манерой пения вполголоса, с бельканто, в ф-п варианте которого Гофман практически не знал себе равных: фантастически ровная и выверенная кантилена, вокальная манера подачи мелодии со взятием дыхания и темброво-динамической выпуклостью каждого поворота темы, невероятная певучесть ф-п звука даже в высоком регистре, исключительно импозантный, ласковый тембр, идеальная завершённость и абсолютно точно вычерченный рельеф каждой фразы.
Кое-что мы обсуждали в разговоре об исполнении 4-й баллады Шопена:

http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=2137.msg25052#msg25052

В 4-й Балладе есть один "заколдованный" фрагмент, относительно которого я давно пришёл к убеждению: тот, кто его может убедительно сыграть, передав ту заворожённость, которая в нём содержится, и сумев подобрать нужное туше - нежнейшее и как бы "бесплотное", - тот действительно что-то "ПОНИМАЕТ" в музыке 4-й баллады. Я переслушал множество исполнений этой вещи, наверное, даже перечислить не смогу их все, но в одном я никак не могу отказать Гофману: он знал толк в туше ! И он применил его к месту и в Шопене вообще, и в данной Балладе тоже, а в частности - в том самом уникальном фрагменте, о котором я говорю.
Говорит о нём и Флиер.

Цитата из статьи Флиера:
------------
"(тт.38-42) Только представив и прочувствовав эту внезапную таинственную тишину, временное оцепенение после глубокого душевного откровения, следует приступить к ее точному звуковому воплощению.
...исполнителю необходимо найти совершенно иной образный «ракурс», иную палитру, новый тембр — таинственный и приглушенный.  Следует прежде всего добиваться абсолютной  «легатности», «ползучести» в октавном движении басов и, конечно, скрупулезной ровности.
...хочу также подчеркнуть, как важно в застывших гармониях правой руки добиться абсолютной одновременности и однозвучности. Никакого стандартного выделения верхнего звука".
------------

Да, за такие моменты в Шопене можно отдать всё ! И Гофман великолепно ощущал их присутствие и всегда безошибочно находил пианистическое решение для их звукового выражения. Такие моменты есть не только в Балладе №4 Шопена, но и в его Вальсах, и в Ноктюрнах и т.д.
По всей видимости, Гофман ещё со времён обучения у великого Антона Рубинштейна был предрасположен к демонстрации подобного рода пианистических приёмов - нечто подобное было также и у Рахманинова, что неудивительно в том плане, что он тоже слышал Рубинштейна и многое у него почерпнул как исполнитель (и даже как композитор). Кстати, Рахманинов, как и Гофман, тоже играл 4-й концерт Рубинштейна и тоже прославился его исполнением.
По поводу этой вещи я хочу сказать кое-что. По-всей видимости, в 4-м концерте оказалось много преходящего, контекстного, свойственного именно ТОЙ эпохе и вряд ли интересного за её временнЫми рамками, но в то же время в нём содержались зёрна будущего рахманиновского ф-п пафоса. Многие моменты этого произведения и даже сама его тональность d-moll провозвещают будущую музыкальную физиономию Рахманинова-композитора и пианиста с его ф-п гигантизмом, мрачностью колорита ("сфера d-moll'ности") и пафосной "ф-п риторикой", как называл эти явления Асафьев.
Трагедийность рубинштейнового искусства унаследовал также и Гофман, что особенно сказывается в подаче им больших форм, где помимо лёгкости и импровизационности он охотно демонстрировал железную пальцевую хватку, феерическую стремительность октав и могучую громоносность басов.
Какой-то иронией судьбы надо считать тот факт, что оба выдающихся гофмановских исполнения обоих концертов Шопена были сделаны по трансляции совершенно случайно и столь же случайно впоследствии обнаружены на свалке концертных фонограмм: в это сегодня трудно поверить, но это так ! Невозможно вообразить сегодня, что дискография Гофмана могла бы оказаться буквально обезглавленной, если бы его записи Концертов Шопена были утрачены. Обе эти записи являются не просто "выдающимися" или "гениальными" - о нет ! Это слишком слабые слова для того, чтобы их охарактеризовать ! Эти записи абсолютно уникальны и неповторимы, как неповторима и уникальна каждая картина величайших живописцев - его фонограммы шопеновских Концертов это своего рода "Мона Лиза" и "Сикстинская Мадонна" в сфере шопеновских интерпретаций.
Нашей ф-п школе тоже есть чем похвастаться в деле фиксации фонограммой шопеновских Концертов - можно вспомнить о гениальных записях Г.Г.Нейгауза, записавшего 1-й концерт в студии и по трансляции, великолепной живой записи Оборина (2-й концерт); соперничающей с гофмановской по части стильности и вдохновенности и во многом её напоминающей гениальной живой записи Святослава Рихтера (тоже 2-й концерт), а также о записи 1-го концерта, сделанной ещё на заре его карьеры выдающимся нашим шопенистом Станиславом Буниным.
И вот если оценить всё то, чтобы было сделано по части шопеновского исполнительства после Гофмана, то можно прийти к выводу, что искусство Гофмана не только не померкло, а наоборот, по сей день сияет всеми красками живого вдохновения и звуковой фантазии.
Воистину, как говорил Светланов, "Мадонну не переписывают" !
И вряд ли можно в этом деле придумать что-то "новое", когда идеал уже был зафиксирован ещё в 1-й половине 20-го века. Вполне вероятно, что исполнение, близкое к идеалу, можно было услышать ещё в 19-м веке, но тогда не было средств объективной фиксации исполнения; и вот Гофман донёс до нас то понимание и то мастерство, которое достойно гениальных вещей Шопена.

Не всё в фонографическом наследии Гофмана одинаково интересно: если трагическое исполнение шопеновского Полонеза es-moll потрясает до глубины души, то шопеновские бриллиантные пустячки оставляют вполне равнодушными, хотя и тут понятно, что именно заставляло тогдашнюю публику кричать от восторга !
Я хотел бы указать ещё на одну шопеновскую "нетленку" Гофмана - на его исполнение Полонеза fis-moll на механическом фортепиано. Вообще говоря, я не признаЮ записи, сделанные на механическом ф-п, в качестве источника ХУДОЖЕСТВЕННОГО наслаждения - по бОльшей части они могут использоваться лишь для научных изысканий в области ф-п исполнительства, т.к. являются весьма своеобразным средством объективной фиксации игры пианиста. Но именно для Полонеза fis-moll в исполнении Гофмана я готов сделать исключение, т.к. эта запись СМОГЛА передать бОльшую часть намерений Гофмана, за исключением, разумеется, тембровых, т.к. туше пианиста не может быть зафиксировано и передано несовершенным механическим способом. В этом Полонезе, запись которого была сделана ещё в начале 20-го века (кажется, в России ?), Гофман демонстрирует вполне "рубинштейновские" корни своей трактовки: угрожающе рычащие гаммы в басах, резкие акценты, общая трагедийная сгущённость, темповая собранность, суровость, непреклонная наступательная и какая-то мрачно-обречённая решимость, стремительно рвущиеся ввысь октавы, необычайная динамическая контрастность в некоторых эпизодах сочинения (например, на переходе от середины к репризе) и т.д.
И в то же время среди фонограмм можно обнаружить эффектные виртуозные пустячки - что-то вроде "лёгкой музыки" той эпохи: Мошковский, Падеревский, пьесы самого Гофмана, безделушки Мендельсона, "Вечное движение" Вебера и т.п. дребедень, "вкусная" лишь с пианистической точки зрения. Но в конце концов, даже Рахманинов отдавал дань тогдашнему "салону", поэтому сегодня за это строго судить вряд ли возможно, да и вещицы-то Гофман отбирал не без оглядки на их художественное качество - ведь и "лёгкая музыка" это тоже "музыка", поэтому вряд ли стоит слишком сильно третировать её за поверхностность.

В целом пианизм Гофмана сыграл историческую роль ещё и по другой причине, о чём довольно едко по отношению к остальным пианистам писали некоторые околомузыкальные журналисты той эпохи. Когда появился молодой Гофман, его мастерство на общем фоне тогдашнего пианизма казалось сверхъестественным, его исполнение в стилевом плане выглядело чуть ли не образцом строгости на фоне тогдашнего стилистического разброда. Услыхав его игру, все пианисты засели совершенствоваться ! В этом отношении Гофман придал не только европейскому, но и мировому пианизму существенный импульс в сторону современных тенденций - строгости, логичности, внятности звукового воплощения и т.п.
Что касается моего личного отношения к нему, то я считаю Гофмана одним из величайших шопенистов всех времён и народов, подобного которому невозможно указать не только сегодня, но и во всей истории ф-п исполнительства.
« Последнее редактирование: Ноябрь 27, 2010, 19:47:30 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
пианист Иосиф Гофман (1876-1957)
« Ответ #2 : Ноябрь 26, 2010, 20:39:06 »
В ПСФ Гофмана эти фонограммы почему-то отсутствовали, я нашёл их на диске со старинными записями, ссылка на который недавно размещалась, но тут Гофман отдельно:

http://www.sendspace.com/file/av45te

Иосиф Гофман записался на валике фонографа конструкции Эдисона в 1895-96 годах: страшно даже смотреть на эти цифры – это 19-й век, заря грамзаписи.
По прослушивании этой записи на основании документального свидетельства можно с полной уверенностью утверждать, что Гофман уже в те годы был тем самым "легендарным Гофманом", каким мы его знаем по значительно более поздним записям. А ведь в 1895 году он только-только ещё вышел из-под крыла своих наставников, последним из которых был незадолго до того умерший Антон Рубинштейн – великий основоположник русской исполнительской традиции. Да, кстати, известно, что А.Г.Рубинштейн под конец своих занятий с Гофманом, когда тот ещё желал их продолжать, сказал ему, что передал ему всё, что мог, и что дальше Гофман должен идти своей дорогой и уже не должен ни у кого учиться, ибо в этом нет никакой необходимости.
Такие слова, сказанные совсем молодому человеку, могут показаться большим преувеличением, однако у нас есть фонограммы того периода, которые лучше всяких слов убеждают, что великий Рубинштейн был прав: в них прекрасно слышно, что Гофман уже был к тому моменту полностью сформировавшимся мастером ф-п игры во всеоружии пианистической техники и более не нуждался ни в каких консультациях.
« Последнее редактирование: Ноябрь 27, 2010, 19:47:52 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица