Автор Тема: дирижёр Кент Нагано  (Прочитано 8794 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
дирижёр Кент Нагано
« : Октябрь 01, 2010, 23:24:45 »
29.09.2010
 
Хозяин медной горы
Баварский госоркестр и Кент Нагано сыграли Штрауса и Брукнера

--------------------------------------------------------------------------------

http://www.vremya.ru/2010/177/10/261910.html

У Баварского госоркестра неофициальный статус воплощенной европейской традиции. Это самый древний оркестр в Германии (его возраст отсчитывают с середины XVI века) и едва ли не самый славный (в активе -- премьеры Вагнера, а также Рихард Штраус, Ганс фон Бюлов, Бруно Вальтер в качестве музикдиректоров). С 2006 года исторически заслуженными баварцами руководит американец японского происхождения и антиконсерватор в системе европейских координат Кент Нагано -- признанный интеллектуал и специалист по современной симфонической музыке. Альянс Нагано и Баварского госоркестра производит сильное впечатление, в том числе потому, что Нагано ни разу не революционер. Он объединяет современный и традиционный контекст, мешает разум с чувствительностью и достигает большой убедительности, чему рады не только в Баварии, но также в России, где Нагано некоторое время назад был почти реальным партнером Российского национального оркестра. Но последние лет семь он не приезжал. Его как будто сухо рационализаторский и вместе с тем упрямо страстный стиль несколько позабылся, но теперь мгновенно ожил в подробностях.

Начали с «Метаморфоз для 23 струнных инструментов» Штрауса -- принципиального в европейской истории и в общем-то редкого в Москве сочинения: оно по случаю оказалось здесь страшно популярным. По крайней мере, несколько дней назад его сыграли Валерий Гергиев и оркестр Мариинского театра. Их исполнение было безупречно гладким в интонационном отношении, шаманским в смысле формы (как часто бывает у Гергиева с модерном) и заканчивалось печальным концом -- почему-то неожиданно.

Баварцы проиграли мариинцам в звуковой стройности. Но обобщенная ворожба мариинского исполнения просто не сопоставима со свободой мысли, чувства, тембра и отношения к пластике сюжета, с точностью переживания формы и рельефностью счастья и горя в баварско-нагановской версии, даже несмотря на шероховатость интонационной фактуры.

Те же свобода, точность и моцартовская рельефность сделали успех второму и главному номеру программы -- раритетному в наших краях Брукнеру. Седьмая симфония -- одна из самых «легких» в массивном наследии органиста-эзотерика -- это был аттракцион не только невиданной репертуарной щедрости, но и вызывающего оркестрового класса. При том что Нагано спрямил линии многоэтажного брукнеровского здания, отодвинув струнные (в первую очередь скрипки) на вторые роли, вся постройка вышла слепяще ясной и крепкой без тяжеловесности. Нагано просто поставил ее на огромно-изящную гору духовых инструментов, те в свою очередь проявили невиданное в здешних местах мастерство -- и выдающийся кларнет, и валторны, валторновые тубы, тромбоны, выступавшие потрясающе стройными хорами, с мягкой виолончельной атакой и так послушные точеной дирижерской пластике, как не бывает. Словно они скрипочки какие. Месиво мистической зыби и экстатического примитивизма этой «оркестровой мессы» может быть развернуто и по-другому, но у Нагано с баварцами оно стало цирком смелого, рукастого, плечистого мастерства, совершенно искупающего возможный недостаток духовидческого исступления. Тем более что подниматься в воздух эту медную гору дирижер заставлял более-менее одним взглядом. К тому же гор такого качества и класса отсюда обычно просто не разглядеть.
Юлия БЕДЕРОВА
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #1 : Октябрь 01, 2010, 23:28:07 »
Отличники струнной подготовки

Кент Нагано и Баварский государственный оркестр в зале Чайковского

Газета «Коммерсантъ»   № 180 (4480) от 29.09.2010   

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1512188&NodesID=8


В зале имени Чайковского прошел концерт Баварского государственного оркестра под управлением его теперешнего руководителя — знаменитого японско-американского дирижера Кента Нагано. Первоклассную выучку баварцев на материале музыки Рихарда Штрауса и Антона Брукнера не смог не оценить СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.
Ну действительно, все превосходные степени, уместные в описании этого концерта, приходится выделить самой игре баварского Штаатсоркестра (он же, по совместительству, оркестр одного из главных театров Германии, Баварской государственной оперы). В первом отделении исполняли "Метаморфозы" Рихарда Штрауса — "этюд-адажио" для 23 солирующих инструментов. (Это вещь, которая уверенно просится на звание редкой, но тут у московских меломанов были вполне уверенные возможности для сравнения — несколькими днями ранее эту вещь сыграл со своими музыкантами Валерий Гергиев.) Уже в этом камерном составе два с небольшим десятка струнников смогли изумить: пробивная симфоническая мощь заполняла зал с первых тактов, когда даже из прописанного в партитуре скромного состава вступают только низкие струнные.
"Метаморфозы" вопреки названию не имеют никакого отношения к прекрасным экзерцициям Овидия, их неоклассичность совсем другого плана — это произведение, написанное в 1946 году в порядке реквиема, там снова и снова повторяется начальная тема траурного марша из "Героической" Бетховена. У оркестра Кента Нагано в этой вещи скорбь предстала немного надчеловеческой, немного официальной — как безукоризненно, даже идеально по пластическому своему рисунку задрапированные складки траурного полога на государственных похоронах. Сами музыканты при этом звучали как ожившее музейное полотно, может быть, даже как иллюстрация к энциклопедической статье про почтенную немецкую оркестровую культуру: с безупречной обрисовкой всех деталей и при этом с феноменальным по своей чисто скульптурной красоте звуком, крупным, открытым, увесисто-вибратным.
А в Седьмой симфонии Брукнера, наоборот, оркестр, вышедший на сцену уже в большом составе, шутя демонстрировал вполне камерный по своей слаженности, органичности и живому дыханию (не по объему звука, в третьей части обрушивавшегося на зал Чайковского апокалиптической лавиной) баланс. Духовые и вовсе звучали как какие-то идеально и терпеливо подобранные компьютерные сэмплы — только руками развести.
Другое дело, что этот концерт и запомнится теперь как парад Баварского государственного оркестра, а не как работа Кента Нагано. Что бы ни было тому причиной — специфические представления о такте или специфические же отношения с позднеромантическим симфонизмом,— но собственное лицо дирижера как художника все время терялось за персоной образцового модератора оркестровых умений. В качестве авторского жеста господин Нагано позволил себе только две чуть затянутые паузы, прозвучавшие, впрочем, в общем контексте совершенно оглушительно. А в остальном, как алгебраическая функция, дирижерская работа скорее скользила по поверхности обоих произведений, избегая сколько-нибудь персонального высказывания на тему их драматургии, в которой человеческого звучания за мастерски преподнесенными романтическими лекалами было не различить.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Sergey

  • Гость
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #2 : Октябрь 05, 2010, 01:03:34 »
Отличники струнной подготовки

Кент Нагано и Баварский государственный оркестр в зале Чайковского

Газета «Коммерсантъ»   № 180 (4480) от 29.09.2010   

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1512188&NodesID=8


В зале имени Чайковского прошел концерт Баварского государственного оркестра под управлением его теперешнего руководителя — знаменитого японско-американского дирижера Кента Нагано. Первоклассную выучку баварцев на материале музыки Рихарда Штрауса и Антона Брукнера не смог не оценить СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.
"Метаморфозы" ...— это произведение, написанное в 1946 году ...
Ну что за чушь пишут господа-рецензенты. Хоть бы в справочники и энциклопедии заглядывали. Метаморфозы написаны в последний год войны и впервые исполнены оркестром под управлением Пауля Захера в январе 1946 г.

Оффлайн Вадим_Р

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 71
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #3 : Октябрь 08, 2010, 15:26:25 »
Да это ведь ещё и не самое страшное. А каков пошлый, разухабистонепонятночемвызванный тон ("цирком.. рукастого... мастерства.." и проч.)?! :'(. Налицо какая-то дурная агрессия, словно "господин Нагано" некогда наступил рецензенту на ногу и забыл извиниться ("В качестве авторского жеста господин Нагано позволил себе только..")... :-\. Не говоря уж про "в порядке реквиема". Что за порядок такой?
« Последнее редактирование: Октябрь 08, 2010, 15:44:04 от Вадим_Р »

Оффлайн Milliken

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 2
    • Монеты
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #4 : Октябрь 16, 2010, 14:13:30 »
Да, там явно журналисты с датами напутали. Странно, учитывая уровень такого издания как Коммерсант
инвестирования в  монеты

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #5 : Октябрь 31, 2010, 19:28:27 »
"Валькирия" в чистом виде

Мария Бабалова

Один из самых заметных и влиятельных мировых дирижеров - американец японского происхождения Кент Нагано приезжает в Москву, чтобы дважды встать за дирижерский пульт Российского национального оркестра. 1 ноября маэстро представит концертное исполнение оперы Рихарда Вагнера "Валькирия", а четыре дня спустя примет участие в праздновании 20-летия оркестра. В преддверии этих событий с Кентом Нагано встретилась обозреватель "Известий".

http://www.izvestia.ru/culture/article3147865/

известия: Дирижировать в Москве "Валькирией" - это ваш выбор?

Кент Нагано: Да, мой - по нескольким причинам. Во-первых, история моих личных взаимоотношений с музыкой Вагнера очень долгая, и сейчас я перешел в новую фазу. Кроме того, у меня остались удивительные воспоминания о работе с РНО. У меня до сих пор в ушах звучит особое, очень собранное и одновременно теплое звучание оркестра. Думаю, что исполнение "Валькирии" может превратиться в нечто интересное.

и: Но грандиозная пятичасовая опера в концертном исполнении - непростое испытание как для музыкантов, так и для публики...

Нагано: В первую очередь, я думаю, это карт-бланш для музыки Вагнера - быть услышанной в чистом виде. За постановкой, за эффектными мизансценами теряется главное. Тогда как в концертном исполнении слушатели имеют уникальную возможность приблизиться к музыке без посредников.

и: Сегодня вы одновременно являетесь музыкальным руководителем таких разных театров, как Баварская опера и Лос-Анджелесская опера. Какой из коллективов вам ближе?

Нагано: Никогда не думал в таком ключе. Не бывает идеального существа или коллектива. Для меня важнее всего партитура, музыка, работа над ними и как результат - открытие чего-то нового. В каждой личности, в каждой культуре, в каждом обществе есть нечто особенное. И задача в том, чтобы найти и понять эту особенность.

и: Вы себя ощущаете европейцем или американцем?

Нагано: Трудный вопрос. Мои детство и юность прошли в Калифорнии. Это было очень давно. Но я до сих пор сохраняю свой дом в Сан-Франциско и приезжаю туда, чтобы отдохнуть, собраться с мыслями. Правда, это уже не та Калифорния, которую я помню. Иногда я не узнаю места своего детства: изменилась атмосфера, изменились отношения людей, даже язык, его интонации и акценты стали другими. Массы новых эмигрантов делают тихую революцию в стране. Наверное, так и должно быть. Все в мире стремительно меняется. Без развития страны и культуры просто умрут. Культура же более иных сфер жизни нуждается в свежих мощных импульсах.

В моем личном восприятии теперь Старый и Новый Свет слились воедино. К тому же большинство моих ангажементов связано с Европой. Я много лет прожил в Париже, сегодня живу в Мюнхене. И замечаю, что европейская культура также постепенно утрачивает характерность. Глобализация проникла повсюду, воздействует через интернет, мобильные телефоны, фастфуд. В условиях, когда все всюду одинаковое - в аэропортах, отелях, ресторанах, я чувствую себя дома почти везде: и в Германии, и во Франции, и в Канаде, и, естественно, в Америке.

и: Дирижерская профессия изменила ваш характер?

Нагано: Возможно, я стал более честным, менее искусственным. Как публика, так и оркестр немедленно чувствуют, когда дирижер неестественен. Сегодня техническая виртуозность очень распространена. Поэтому люди ищут реальный контакт, и, как только дирижер позволяет себе быть поверхностным, публика и оркестр этого не прощают.

и: Почему, на ваш взгляд, в Японии классическая музыка популярна как нигде в мире?

Нагано: Есть расхожее клише: "Музыка - универсальный язык". По-другому можно сказать, что это средство коммуникации, которое разрушает все барьеры. Тот, кто открывает для себя мир классической музыки, приобретает одновременно самую большую, а быть может, и единственную радость в жизни. Японцы это очень четко осознали.

и: Работая над оперой современного венгерского композитора Петера Этвёша "Три сестры", как вы отнеслись к подобному прочтению русской классики?

Нагано: Это был стрессовый опыт. Я очень долго учил текст - практически 2,5 года. Я был таким американским идиотом с минимальным знанием русской классики. Для меня эта работа означала вернуться в школу и учиться. То, что я дирижировал этим спектаклем, позволило мне окунуться в великую драматургию. Еще одним испытанием стала необходимость соединить полученные знания с реалиями французского оркестра, хотя они старались изо всех сил. И это был один из редких случаев, когда либретто и музыка произвели невероятный художественный взрыв. Я не знаю, возможно, в Москве по-другому, но когда в Америке исполняешь современное произведение, на премьере зал заполняется, а потом, с каждым следующим исполнением, количество слушателей уменьшается. Люди испытывают недоверие к подобного рода сочинениям. Однако с "Тремя сестрами" получилось наоборот. Информация о спектакле распространялась так быстро, что на второе представление пришлось ставить дополнительные стулья. И это был еще один стресс. Неожиданно у нас появилась проблема, как в зале на тысячу мест разместить гораздо больше людей...

и: А то, что сестер, согласно композиторскому замыслу, пели мужчины, стрессом для вас не было?

Нагано: Театр - это несколько иная реальность, и существует очень много культур, в которых женские роли исполняются мужчинами и наоборот. Например, театр кабуки. Так что это не было проблемой. Проблемы начались с правильным произношением русского текста. Поэтому мы постарались собрать как можно больше русскоязычных исполнителей.

и: А как вам работалось с Михаилом Горбачевым - да еще в компании Софи Лорен и Билла Клинтона - над записью "Пети и волка" Прокофьева, которая впоследствии получила Grammy?

Нагано: К сожалению, когда шла запись, у меня возникли сложности с приездом в Россию и мне не выпал шанс непосредственно поработать с Горбачевым - в отличие от Лорен и Клинтона. Тем не менее связь между нами установилась очень хорошая. Помню, что я просил его начать говорить по-английски, но он категорически сказал: "Нет!" Если быть откровенным, в выборе необычных знаменитостей заключалась коммерческая концепция проекта, нацеленная на популяризацию классической музыки. И нам очень повезло, у нас были три абсолютно замечательных человека.

и: Вы полагаете, классическая музыка ныне требует исключительных усилий для популяризации?

Нагано: Это очень важный вопрос, который будет задаваться снова и снова, потому что на него нет точного ответа. Ситуация следующая. Ты просишь денег на поддержку искусства, а тебе отвечают: а разве это так важно? Почему именно вас надо поддерживать, ведь сейчас закрываются больницы, школы... А ответ на самом деле заключается в одной простой истине: классическая музыка - это высшее проявление гуманизма и красоты. И если кто-то осмелится сказать, что красота не важна, это ужасно. Необходимо разрушить миф, что классическая музыка будто бы доступна лишь небольшой элитной группе людей. Бетховен писал свою музыку как гимн демократии и свободе. И музыка Моцарта не предназначалась элите. Они были теми, кого сегодня мы называем "поп-музыкантами". Надо дать людям свободу выбора между звучанием высочайшего качества и низкопробной музыкой. По своему опыту я знаю, что в подобном случае люди все-таки выбирают высокое. И я уверен, что у классической музыки прекрасное будущее.

29.10.10
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #6 : Ноябрь 08, 2010, 23:25:05 »
Кент Нагано: «Мы с Плетневым друзья уже много лет»

Один из самых успешных дирижеров мира объяснил, почему сотрудничает с РНО
Уникальной особенностью концерта стало участие в нем сразу двух выдающихся дирижеров современности. «Труд» выяснил у давнего партнера РНО, какие свойства коллектива делают его оркестром мирового уровня.

— Чем для вас Российский национальный оркестр выделяется среди других, которыми приходилось дирижировать?

— Уникально сильным характером его людей. Технический уровень очень высок, но, что самое главное, присутствуют характер, душа, сердце. Это оркестр, играющий со страстью.

— Когда вы играли увертюру Бетховена, в исполнении мне послышался элемент аутентичности, то есть попытки восстановить исполнительский стиль двухсотлетней давности. Например, когда струнные играли плоским звуком без вибрато.

— Я в курсе веяний, связанных с попытками реконструировать старинное исполнительство. Мой дом сейчас в Германии, а эта страна — центр изысканий, связанных с аутентизмом. И вы правы: мы ищем новую подачу привычной музыки. Но несколько в другом направлении. У нас сама структура увертюры была немного другой, отличающейся от той, к которой привыкла публика концертов. Мы это подавали больше как часть оперы, подчеркнув элемент драматического сюжета («Леонора № 3» — один из неокончательных вариантов увертюры к опере «Фиделио». Бетховен в конце концов предпочел другой вариант, но, учитывая уникальные достоинства музыки, оперные дирижеры обычно вставляют «Леонору № 3» в качестве симфонического эпизода во второе действие. — «Труд»). Насчет аутентизма: мы не придерживаемся строгих правил и играем так, чтобы вложить в игру как можно больше чувств. Иногда используем звук с вибрато, иногда без.

— Какое еще сочинение вы бы мечтали исполнить с этим оркестром?

— О-о, в мире столько сочинений и стилей! Есть немецкая музыка, французская, американская, славянская… Я играл с РНО практически все, кроме русской музыки. И очень бы хотел этот пробел восполнить. Но каким именно сочинением, пока не знаю.

— Какая черта характера Плетнева отразилась, на ваш взгляд, в этом оркестре?

— Я знаю Плетнева много лет, мы друзья, много раз играли с ним как с пианистом. Его музыкальная натура многослойна, что, конечно, отражается и в оркестре. Она интеллектуальна, но в ней присутствует и ощущение духа, эмоции.

— На какой западный оркестр похож РНО?

— Он абсолютно уникален.

Подробнее: http://news.mail.ru/society/4731946/
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Алекс

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 28
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #7 : Ноябрь 23, 2010, 08:04:42 »
14.11.2010
Кент Нагано: «Партитура — это не саундтрек к картинке».

http://operanews.ru/nagano.html

Оффлайн Ирина67

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 791
Re: дирижёр Кент Нагано
« Ответ #8 : Май 04, 2018, 18:38:57 »
«НАГРАДОЙ НАМ СТАНЕТ РАДОСТЬ»
Почетный гость юбилейного Транссиба – легендарный дирижер Кент Нагано прилетел в столицу Сибири по приглашению художественного руководителя фестиваля Вадима Репина. После концерта-открытия маэстро поделился своими соображениями об оркестровой культуре, универсальности музыкального языка, о диктатуре и демократии в оркестре.

http://gazetaigraem.ru/a20201804

Фрагмент:
 – Как вы выбираете репертуар для работы с российскими оркестрами?

– Обычно я привожу немецкий репертуар, потому что живу в Германии; мне как артисту и музыканту очень интересно получать обратную связь от российских коллег. Да, работа с российскими оркестрами отличается от сотрудничества с европейскими, и сами российские оркестры очень отличаются друг от друга. Например, оркестры Санкт-Петербурга и Новосибирска совершенно разные по звучанию, по «дыханию». В хорошем исполнении Новосибирского оркестра вы слышите самую основу романтизма – энергию природы, буквально видите огромные сибирские просторы! И, кстати, образ русской природы в звучании здешнего оркестра в корне отличается от Гамбурга, где я живу.

– В чем же отличие?

– Гамбург – место великих немецких традиций, город, где были основаны лучшие оркестры мира. Моцарт, Орландо ди Лассо, Вагнер, Штраус, Бах, семья Мендельсонов, Брамс, Малер: все эти великие фигуры – часть Гамбурга. Но когда в Гамбурге играют очень хорошо, вы слышите сильное напряжение: это вес якоря традиций и в то же время – огромное желание освободиться и выйти в мир. Гамбург – это порт, в Германии все выходит из Гамбурга и приходит в Гамбург, своего рода врата в европейское пространство. Что слышно и в исполнении: консерватизм, но и любопытство к остальному миру. Поэтому приглашение Вадима Репина открыть V Транссибирский арт-фестиваль для меня было вызовом и большой честью: я понял, что программа должна быть особенной.

Каждый номер концерта-открытия отражает мои впечатления от первого визита в Сибирь. Симфоническая поэма Штрауса «Так говорил Заратустра», вдохновленная романом Ницше, – о напряженном соотношении индивидуальности и ошеломительного могущества природы. Посетив Сибирь впервые, я был поражен ее гигантскими масштабами. Было очень холодно, и я почувствовал, что этот край может быть не только прекрасен, но и суров. Скрипичный концерт Бруха для меня – вновь образ индивидуума в контексте городского сообщества (в свой первый визит я и не представлял, насколько велик и богат этот город). Третье сочинение, Фантазия Бетховена, заканчивается текстом, главную идею которого можно сформулировать так: если мы сможем найти гармоничный способ совместной работы, наградой нам станет радость. Для меня эти слова – метафора Транссибирского фестиваля. Могу показаться излишне романтичным, но именно об этих трех образах я думал, выбирая программу: могущественная природа, оживленная городская жизнь и это необыкновенное ощущение, когда Вадим Репин и его друзья делают здесь вместе нечто совершенно особенное.