Автор Тема: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона  (Прочитано 11448 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Чеховские пения
// "Вишневый сад" в Большом театре
 

Газета «Коммерсантъ»   № 225/П (4525) от 06.12.2010   
 
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1552419

В Большом театре прошло одно из заключительных событий года Франции в России: мировая премьера оперы французского композитора Филиппа Фенелона "Вишневый сад". Полноценная сценическая премьера нового "Вишневого сада" должна пройти на сцене Парижской национальной оперы (по заказу которой этой произведение написано), а пока в Москве представили концертное исполнение, которое послушал СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

Работать с большой литературой Филиппу Фенелону не привыкать: ему уже приходилось иметь дело с оперными либретто по Кортасару, Сервантесу, Флоберу, и все это не как-нибудь в стол, а по заказу серьезных театров; на подходе еще опера, посвященная Жан-Жаку Руссо, которую он пишет для Женевы. Как бы то ни было, в случае "Вишневого сада" о сколько-нибудь глубоком контакте с самим литературным произведением говорить не приходится. В комментарии композитора, напечатанном в буклете, трюизмы перемежаются с произвольными и довольно спорными соображениями ("Вишневый сад — это мир женщин, созданный для женщин"); по самой музыке можно понять, что к чеховской пьесе он относится с не очень уверенным почтением, но навряд ли она его захватывает — Чехов тут, если угодно, "многоуважаемый шкаф", но шкаф закрытый.

Это неплохая музыка, если говорить о ее профессионализме, уравновешенности и добросовестности. Не авангард в артикулированном виде, но щетинится атональностью и прочими сугубо "современными" атрибутами, и все же при этом, наверно, всякий слушатель может, прибегая к просторечию, констатировать, что она "хорошо идет". Тем более что ее очень прилично исполнили — и оркестр под управлением итальянца Тито Чеккерини (приглашенного, очевидно, благодаря опытности в области современной музыки) старался не на формальный лад, и подобранные театром солисты (некоторые из них примут участие в парижской премьере).

Проблема в том, что эта музыка как будто бы боится показаться и чересчур "авангардной", и слишком старомодной, и это ощущение неуверенности ее не красит. Как следствие, партитура современного французского композитора парадоксальным образом напоминает не самое вдохновенное подражание, допустим, Родиону Щедрину тридцатилетней давности. Что не исключает и других чисто отечественных аналогий. Так, в порядке интерлюдий в опере встречаются обособленные номера для женского хора (то ли девушки из "Евгения Онегина", то ли "девы-цветы", персонификация самого вишневого сада) на поэтические тексты конца XIX века — по важному и одновременно слегка простодушному духу они напоминают тоже разбавленное прочтение не то Свиридова, не то Гаврилина. Может, и случайно получилось, но вообще попытки эклектики, хотя и слишком робкие для того, чтобы записать их в постмодернизм, в этом "Вишневом саде" есть объективно — в плясовых мелодиях, которые поручены небольшому сценическому оркестрику, в том, как после хорового номера на стихи "Гармоники" Блока солисты забавно распевают слова "гармоника, гармоника" в духе старинного упражнения на контрапункт.

Текст именно русскоязычный: либретто "Вишневого сада" написал известный оперный публицист, переводчик и поэт Алексей Парин. И хотя это не формальная подгонка пьесы Чехова под театральные нужды, а довольно серьезная и отдельная в смысле своих литературных достоинств работа, будущему режиссеру парижской постановки она добавляет немало сложностей. Либретто решено как 12 картин (с прологом и эпилогом), корреспондирующих с последним действием пьесы Чехова. О том, что сад продан, мы узнаем от Лопахина (баритон Дмитрий Варгин) еще в прологе. Дальше следует последний бал, во время которого поочередно высказываются герои — из них, по просьбе композитора, исключены Епиходов, Петя Трофимов и Симеонов-Пищик, но зато в порядке "флэшбека" появляется Гриша (меццо-сопрано Александра Калдурина), утонувший когда-то сын Раневской. Гаев и Раневская фамильярно-примирительно зовутся "Леня" и "Люба", Шарлотта в видах большего комизма поет баритоном (Петр Мигунов), а Фирс в видах, наоборот, большей одухотворенности — меццо-сопрано (Ксения Вязникова). Каждая картина (они озаглавлены "Истерика Любы", "Рондо Вари", "Вальс Любы" и так далее) представляет монолог соответствующего персонажа, но из этих статичных зарисовок не складывается драматургическое целое, а эпилог и вовсе оборачивается какой-то своей, не чеховской перспективой — от очередных воспоминаний о детской игре в прятки к финальной реплике Фирса, обращенной к "Любе" и "Лене": "Станем втроем вечность коротать".
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Helene

  • Гость
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #1 : Декабрь 06, 2010, 19:16:01 »
http://www.vesti.ru/videos?vid=309871&cid=460
Видео о премьере "Вишнёвого сада".

Helene

  • Гость
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #2 : Декабрь 06, 2010, 19:18:17 »
Переношу кое-что сюда из темы Татаринцева.

"В Париже, где «Сад» назначен к постановке, а не к концертному исполнению, Ксения Вязникова будет участвовать вместе с Кадуриной, Алексюк, Гали и Татаринцевым. Состав парижской постановки еще не утвержден окончательно, но вполне возможно, что в нем окажутся и другие участники московской премьеры."
http://www.vremya.ru/2010/223/10/265956.html

http://www.rg.ru/2010/12/06/sad.html
"Перелопатить чеховский текст Фенелону помог либреттист Алексей Парин, умело сконцентрировавший в монологах персонажей "человеческие истории", разбросанные по четырем действиям, прослоивший чеховскую материю поэтическими цитатами, но и присочинивший порядочную часть - от монолога умершего Гриши и "откровений" в рассказах Лопахина, Шарлотты, Вари или Лени до неожиданной "сюжетной" коллизии, приписывающей Раневской роман с лакеем Яшей".
(Вот вам и Яша! ))) )

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
"Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #3 : Декабрь 06, 2010, 19:23:33 »
Спасибо за информацию !
Помню, прочитал на нашем форуме короткий пост нашего посетителя, лично побывавшего на этой премьере и отозвавшегося об этой опере, но теперь почему-то не могу его найти: то ли он его стёр, то ли он упомянул об этом мимоходом в другом разговоре.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Helene

  • Гость
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #4 : Декабрь 06, 2010, 21:46:38 »
Александр Матусевич о "Вишнёвом саде".
http://www.operanews.ru/10120501.html

Оффлайн Susl

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 147
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #5 : Декабрь 07, 2010, 10:26:48 »
Насчет сохраненного "строя чеховской пьесы" - это сильно. Как же надо НИЧЕГО не понимать в слове, чтобы такое написать. Чехова там нет и в помине.
Впрочем, это не недостаток в моих глазах. За Чеховым я хожу к Петру Наумовичу Фоменко.
Музыка стилистически вторична, но вполне слушается. Автор явно неравнодушен к Прокофьеву - и "Игрок" отметился, и "маленькие"из "Огненного ангела", и Наташа Ростова в монологах мелькнула.
Из вокалистов более всего показалась Вязникова - Фирс. Она и пластически уже совершенно готова к роли.
Самое слабое место - либретто. Эту лирико-драматическую... дребедень лучше бы вообще не понимать. Так что французы оказываются в заведомо выигрышном положении, им тоже будут петь по-русски.

Оффлайн dr_dulcamara

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 866
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #6 : Декабрь 07, 2010, 15:28:13 »
Вы что!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Либретто же написал Алексей Парин!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!11 Как вы могли!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!  >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:( >:(
Эликсир Молодости, Любовный Напиток и мн. др от лучшего Фармацевта как Европы и Мира, так и др. мест по адресу: dr_dulcamara.livejournal.com Доставка по Москве 100 р., за пределы МКАД - 150 р. или самовывоз по адресу: Москва, ул. Каретный ряд, 3, стр. 2 (сад "Эрмитаж"). Первым дозвонившимся скидки!

Gianni Schicchi

  • Гость
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #7 : Декабрь 07, 2010, 16:03:06 »
А что, фигура Парина уже красуется в хороводе муз на обновлённом плафоне ГЗ БТ? То есть мы с вами не удивимся, увидев там среди муз женского пола фигуры с головами Парина, Чернякова и Десятникова? Или - забирай выше! Парин правит квадригой искусств на фронтоне открытого этой осенью ГЗ? Наверно, я чего-то недоглядела: в следующий раз, наведываясь на Театральную площадь, захвачу с собой свой карманный 10-кратный театральный бинокль.

Оффлайн dr_dulcamara

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 866
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #8 : Декабрь 07, 2010, 16:06:02 »
вообще знаете музей современного искусства, галерею Глазунова? Так вот там рядом ещё музей тоже есть, можно переименовать в честь Парина.
Эликсир Молодости, Любовный Напиток и мн. др от лучшего Фармацевта как Европы и Мира, так и др. мест по адресу: dr_dulcamara.livejournal.com Доставка по Москве 100 р., за пределы МКАД - 150 р. или самовывоз по адресу: Москва, ул. Каретный ряд, 3, стр. 2 (сад "Эрмитаж"). Первым дозвонившимся скидки!

Helene

  • Гость
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #9 : Декабрь 07, 2010, 16:40:27 »
Симпатизирую Парину. :) Мне понравилась трактовка образа Яши. :) А то вот в дулькамарином ЖЖ некоторые круто прошлись, но ошиблись - он не таковский, берите выше!!! :D :D

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
"Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #10 : Декабрь 07, 2010, 18:29:57 »
Ради полноты картины придётся процитировать целиком:

Александр Матусевич о "Вишнёвом саде".
http://www.operanews.ru/10120501.html

05.12.2010
«Саду цвесть!» Или «пир во время чумы»?
Мировая премьера оперы Фенелона в Большом.

 Уходящий 2010 год был посвящен в нашей стране французской культуре. По оперному ведомству в столице за этот год больше всех отличились, наверное, Московская филармония и Мариинский театр: первая — концертными исполнениями достаточно популярных французских опер с преимущественно зарубежными солистами, второй — опять же концертными исполнениями, но опер для Москвы куда более раритетных, и силами преимущественно своими. Большой театр подключился к процессу только уже на излете французского культурного марафона, но от этого его вложения в общую копилку стали не менее значительными. В середине октября на его сцене в концертном варианте прозвучал шедевр музыкального импрессионизма, опера Мориса Равеля «Дитя и волшебство», а в первых числах декабря, под занавес французского года был представлен совершенно уникальный проект — мировая опера французского композитора Филиппа Фенелона «Вишнёвый сад», написанная по одноименной пьесе Антона Павловича Чехова. Эта акция является частью программы сотрудничества московского театра с Парижской национальной оперой, которое пока реализуется главным образом применительно к балету. И вот, наконец, очередь дошла и до оперы.

Оценить новое — всегда задача очень непростая. Сколько примеров знает история оперы, когда критика и публика не только не угадывали то, чему суждено было стать классикой и войти в вечность, но и становились гонителями нового и прекрасного. Своей краткой заметкой мы не претендуем на глобальные выводы: место в истории музыки этой оперы определит сама история — и мы далеки от желания пророчествовать и предсказывать, равно, как и раздавать оценки и безапелляционные вердикты. Мы выразим лишь свои субъективные впечатления от единожды прослушанного произведения французского композитора на русский сюжет.

Первое, что бросается «в уши» при знакомстве с этим опусом — это его удивительная гармоничность и «созвучность» строю чеховской пьесы. Да и в целом музыкальный язык оперы Фенелона конгруэнтен русским национальным музыкальным традициям. В буклете к опере композитор пишет, что решение посвятить себя музыкальному сочинительству он принял под воздействием от услышанной «Свадебки» Стравинского в исполнении Булеза. Это признание очень симптоматично. Каким бы космополитичным ни был язык Стравинского, в его музыке нет-нет, да вылезут «уши» его музыкальных корней, уроки его великого учителя Римского-Корсакова, творчество которого позже сам Стравинский оценивал весьма критически, если не сказать саркастически и даже обструкционистски. В доказательство предлагаю вспомнить, а лучше внимательно переслушать трогательную колыбельную Энн Трулав, которую та поет безумному Тому в лондонском Бедламе: даже в максимально «общеевропейской», стилизованной под барочно-классицистские клише опере «Похождения повесы» в этом фрагменте не трудно угадать безыскусные интонации корсаковской Волховы. Подпав под обаяние Стравинского Фенелон, видимо, не мог не испытать воздействия русской музыкальной традиции в целом, особенно, работая над оперой на русский сюжет, хотя и делал это впервые. По крайней мере, в музыке «Вишнёвого сада» отчетливо слышна прокофьевско-шостаковичевская линия, но в еще большей степени угадывается строй музыкального мышления Родиона Щедрина: и по форме, и по содержанию многое в новой опере перекликается с «Мёртвыми душами» русского композитора.

Язык оперы основан на тональном мышлении, хотя местами колючем и диссонансном, но, в целом, вписывающемся, пожалуй, в неоромантическую эстетическую парадигму. Основу вокальных партий составляет мелодизированный речитатив, имеющий, как известно, у нас большую традицию: от Даргомыжского через Могучую кучку до классиков советской эпохи. В произведении много монологов, которые трудно назвать ариями или ариозо; при этом многие формы старой оперы соблюдены — пространные высказывания героев, дуэты, трио и более многочисленные ансамбли, перемежающиеся хоровыми сценами, при чем в хоре присутствуют только женские голоса. Именно хоры являются в опере наиболее мелодически убедительными, за них явно цепляется ухо; из того, что поручено солистам, лишь трио Раневской и ее дочерей на те же слова Майкова, что и знаменитый романс Чайковского («Спи, дитя мое...»), пленяет без вопросов, хотя и другие фрагменты вокальных партий оказываются привлекательными.

В буклете Большого театра содержится подробная аннотация музыки оперы, автор которой — сам Филипп Фенелон. Это интереснейшее эссе — анализ своего произведения осуществляет сам автор: он не только в состоянии обосновать необходимость своих творческих устремлений и их реализации, но делает это убедительно и изящно одновременно. При этом вербальные объяснения, за редким исключением, совершенно адекватны тому, что вы слышите из зала, совпадают со слушательскими ощущениями. Я намеренно прочитал эссе Фенелона только после премьеры и поразился тому, насколько декларация композитора соответствует достигнутому результату. Непременно рекомендую всем ознакомиться с видением композитора собственного сочинения (мы публикуем его в этом же выпуске журнала). Из его сентенций несколько сомнительной выглядит лишь одна — это поручение партии Шарлотты мужскому голосу (басу): слушается это очень неубедительно и искусственно. Я не являюсь принципиальным противником травестийных трансформаций: таковыми полна, кстати, вся история оперы, впрочем, далеко не все из них смотрятся оправданными. В случае же Фенелона, например, поручение партии Фирса меццо-сопрано особых нареканий не вызывает. А вот с Шарлоттой композитор явно переборщил.

Либретто оперы принадлежит Алексею Парину. Он взял лишь финал чеховской пьесы — прощание с домом и садом — тонко и чутко оперируя оригинальным текстом, искусно инсталлировав туда несколько стихотворных фрагментов из Полонского, Бунина и народных песен, которые смотрятся естественно, на своем месте. Внешнего действия в опере почти совсем нет: это скорее череда высказываний-исповедей героев произведения. По поводу творческих усилий Парина в качестве драматурга последней работы Большого театра («Дон Жуан» в постановке Д. Чернякова) мы вынуждены были сказать много нелестных слов, и по-прежнему, от них не отказываемся. Однако, в данном случае не признать очевидного невозможно: либретто не просто ладно скроено, но не лишено поэтики, а самое главное, автору удается сохранить сам дух чеховской пьесы. Другими словами, когда господин Парин занимается своим прямым делом — литературным творчеством (а не заумствованиями и измышлениями, претенциозными пересказами чужих идей), талантов ему не занимать.

Воплощение нового опуса было осуществлено практически полностью своими силами — то есть коллективами и солистами Большого (или его Молодежной программы), с привлечением всего нескольких человек из других театров, но которые с Большим уже связаны были ранее по другим проектам. В целом подбор вокалистов можно назвать удачным — больших претензий нет ни к кому. Зато есть те, кого хочется отметить обязательно. Во-первых, это исполнительница центральной партии Любы (так в либретто оперы поименована бывшая владелица вишнёвого сада Любовь Андреевна Раневская) — белорусское сопрано Анастасия Москвина, весною певшая в Большом премьеру «Летучей мыши» (Розалинда во втором составе). Четыре года назад мне довелось слышать Москвину в Минске, где она была Иолантой в одноименной опере Чайковского, и уже тогда я отметил для себя эту талантливую и красивую певицу. У Фенелона Люба — центральный персонаж, что естественно определено драматургией Чехова, ее партия наиболее продолжительна, в ней исполнительнице необходимо суметь показать разные грани противоречивой натуры Раневской. У Москвиной приятного тембра крепкое лирическое сопрано, ровное и техничное, не слишком богатое обертонами, но пользуется им певица уверенно. Если разнообразие тембров — не конёк Москвиной, то с палитрой динамических оттенков она управляется весьма виртуозно. В целом певице удается создать запоминающийся образ представительницы уходящей аристократии, не самой родовитой, но, безусловно, благородной, слегка истеричной, импульсивной, но все же доброй по натуре.

Благоприятное впечатление произвела стажерка Ульяна Алексюк в партии Ани: своей звонкой, «соловьиной» колоратурой ей удалось сделать то, что задумывает композитор, создавая образ «современной девушки, оптимистичной, полной надежд, которая самим присутствием убеждает в своей уместности весь мир». Хорош и Лопахин Дмитрия Варгина — его несколько прямолинейный, зычный, но культурный баритон как нельзя лучше подходит партии уверенного в себе, брутального нувориша. В остальных партиях в целом удачно выступили Марат Гали (Лёня), Александра Кадурина (Гриша), Анна Крайникова (Варя), Петр Мигунов (Шарлотта), Евгения Сегенюк (Дуняша), Алексей Татаринцев (Яша), Ксения Вязникова (Фирс). Из них я бы отметил глубокое, вязкое контральто Сегенюк и красивое, но аккуратное меццо Вязниковой. Определенно в труппе, да и в оперной Москве в целом есть немалый потенциал, есть вокалисты, при грамотной работе с которыми можно добиться немалых результатов. Также как недавнее концертное исполнение «Валькирии» в КЗЧ вдруг неожиданно выявило значительные вагнеровские ресурсы в Первопрестольной, так и концертные исполнения «Дитя и волшебства» и «Вишнёвого сада» определенно говорят о возможности услышать стильное, рафинированное, тонкое пение от своих собственных, московских певцов.

На музыкальное руководство мировой премьерой был приглашен молодой итальянский маэстро Тито Чеккерини, легко и умело управлявшийся с солистами, хором и оркестром. Коллективы театра звучали очень добротно: сыграно и спето. Что вызвало сожаление — так это то, что солисты и хор пели по нотам: черные папки с вензелями Большого сильно их сковывали. Да и в целом идея концертного исполнения для нового произведения представляется не самой плодотворной: написанное для театра (к тому же и первоисточник театральный), оно должно было бы предстать перед московской публикой (а через три недели и перед петербургской — в северной столице премьера пройдет в филармонии) именно в сценическом варианте, что заметно повысило бы его дивиденды у публики.

В заключении хотелось бы сказать следующее. Не умаляя значения этой работы театра, все же приходится констатировать, что принципиально новый репертуар, каковым является опера Фенелона, концертные исполнения опер (этой, а также опуса Равеля полутора месяцами ранее) — это замечательная линия в стратегии оперной труппы Большого, но которая едва ли может и должна стать основной в деятельности театра. И если бы у Большого в репертуаре существовали многочисленные и полноценные (то есть без скандальной режиссуры и, одновременно, в качественном музыкальном прочтении) оперные полотна Чайковского, Римского-Корсакова и Прокофьева, Россини, Верди и Пуччини, Моцарта, Вагнера и Штрауса, то каждое новое (для сцены Большого, или новое вообще) произведение смотрелось бы как еще один, экзотический бриллиант в короне театра, спектакль для гурманов, для просвещенной публики, если хотите, для интеллектуальной элиты. И было бы это вполне уместно и даже желательно. При сегодняшних же грандиозных проблемах в опере Большого, изыски современной русско-французской музыки на его сцене навевают устойчивое ощущение в некотором роде пира во время чумы.

Александр Матусевич


«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #11 : Декабрь 07, 2010, 18:30:32 »
Рецензия Матусевича прекрасно написана: в сравнительно коротком сообщении ему удалось сказать буквально обо всём и даже вписать рассуждения о новом произведении в исторический контекст.
Из статьи ясно, что с этой музыкой полезно ознакомиться.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
"Вишнёвый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #12 : Декабрь 07, 2010, 19:00:59 »
А что, фигура Парина уже красуется в хороводе муз на обновлённом плафоне ГЗ БТ?

:))
Мне кажется, наш Алекс правильно высказался о Парине: когда тот занимается своим делом, он добивается хороших результатов. Разве о любом человеке нельзя сказать то же самое ? :)
К сожалению, я ненавижу т.н. "новую сцену" Большого театра: меня от неё тошнит и по акустическим, и по архитектурным, и по другим соображениям. Поэтому я не посетил мировую премьеру оперного варианта "Вишнёвого сада", о чём сожалею. Но, быть может, кто-то из наших посетителей там был и расскажет о своих впечатлениях подробнее ?
Убеждён, что будет сделана – или уже сделана – фонограмма, так что рано или поздно мы с нею ознакомимся.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Helene

  • Гость
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #13 : Декабрь 07, 2010, 20:14:10 »
«Вишневый сад» в январе 2012 года в Париже должен был ставить Дмитрий Черняков. Почему этого не произойдет?

фенелон: Я сказал, что не буду с ним работать. Он слишком долго сомневался и колебался. А я не хочу работать с человеком, который мне не доверяет. Мне нравятся его постановки, он мне симпатичен, и мне казалось, что мы друг друга хорошо поймем. Но, видимо, он боится музыки, которую не знает.

Подробнее: http://news.mail.ru/culture/4911555/

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
"Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #14 : Декабрь 21, 2010, 19:17:08 »
7 Декабря 2010 г.

Париж и вишни

В Большом театре спели оперу по пьесе Чехова
МАЙЯ КРЫЛОВА
 
http://www.newizv.ru/news/2010-12-09/137556/
 
 
Мировая премьера оперы «Вишневый сад» состоялась на сцене Большого театра. Это совместный проект ГАБТа и Парижской оперы. Сочинение современного композитора Филиппа Фенелона показали в концертном исполнении, но в следующем сезоне оперу сделают «в полном формате» – сначала во Франции, потом на гастролях в Москве. Пока же «Вишневый сад» повезут на фестиваль в Петербург.

Фенелон – маститый автор, написавший более ста опусов в различных жанрах. Оперы он, как правило, сочиняет по заказам европейских театров и любит, чтобы в основе либретто было известное литературное произведение. «Вишневый сад» удачно подошел для межгосударственного культурного проекта: Чехов на Западе и известен в основном как драматург.

На пресс-конференции композитор заявил, что «Чехов во мне не нуждается», то есть это ему, Фенелону, нужно осмыслить писательское слово, иметь по поводу пьесы авторские фантазии, поэтому музыка написана на специальное либретто. Его главная мысль: человек без достоинства (Лопахин) покупает дом, сад, а в широком смысле и жизнь, у благородной личности (Любовь Андреевна, в опере просто Люба). Из новаций: у владелицы сада более откровенные отношения с лакеем Яшей, чем в пьесе. Почему? Потому что сейчас эпоха торжества психоанализа, объясняет либреттист Алексей Парин. А что некоторые женские партии исполняют мужчины, а мужские – женщины, так это для усиления общей нелепости, кстати, очень чеховский мотив.

Авторы оперы в 12 картинах хотели показать смыслы пьесы через воспоминания о прошлом, когда дом Раневской был богат и славен. Не все персонажи сохранены, но главные, конечно, присутствуют. В дополнение к Чехову и Парину в тексте имеются стихи Полонского, Блока и Бунина, которые душевно распевает хор девушек (он же коллективный лирический герой, резонер и глас народа). Действие, основанное на третьем акте пьесы, происходит на балу, где герои, перед окончательным падением дворянского гнезда, исповедуются самим себе и друг другу под звуки двух оркестров – того, что в оркестровой яме, и сценического, из 12 человек (взамен упомянутого у драматурга маленького еврейского оркестрика). Такая вот нервическая ностальгия (ею мучается даже нувориш Лопахин) вперемежку с тщетными надеждами на будущее – у кого в Париже, у кого в банке на службе, у кого в чужом доме, прислугой. Очень по-русски: там хорошо, где нас нет. Обращаясь к Чехову, либреттист мечтал насытить сюжет и современными аллюзиями – от судьбы предков в сталинскую эпоху до уничтожения понятия «интеллигенция» в наши дни.

Массовой публикой, у которой даже Стравинский, творивший десятилетия назад мировой классик, до сих пор ходит в неудобоваримых новаторах, партитура Фенелона воспринимается с трудом. У тех же, кто хорошо знаком с музыкой последних пятидесяти лет (и умеет ее слушать), звуки гладко стекали в уши, производя, впрочем, ощущение некоего дежа-вю. Вспомнился анекдот про композитора Россини, который на вопрос, почему он то и дело снимает шляпу, слушая оперу коллеги, отвечал: «Приветствую старых знакомых». Опус Фенелона – типовая современная партитура, лишь без крайностей музыкального постмодернизма. Сам композитор рассказывал, что он намеренно играет с цитатами из русских композиторов, от Чайковского до Шостаковича, и закончил тираду словами: «Мне принадлежит вся история музыки». По ходу действия слышится вальс с джазом, полька, канкан и Верди, отголоски народных песен, что-то похожее на манеру Щедрина. В итоге все гладко, добротно, уместно, культурно и профессионально. Не весело, но и не скучно. Без натуги и без прорыва. Без открытий и катарсиса. Но и без провала.

Сильной стороной замысла стало его исполнение на сцене Большого. И оркестр под управлением итальянца Тито Чиккерини звучал объемно, и певцы (прошедшие через громадный кастинг) отработали качественно. Кстати, поют исключительно свои, русскоязычные, в том числе и участники Молодежной программы Большого. Некоторые работы особо впечатляют. Сопрано из Минска Анастасия Москвина одним лишь богатым оттенками голосом сыграла все треволнения Раневской. Умерший сын Раневской Гриша очень удался Александре Кадуриной. Баритон Дмитрий Варгин (Лопахин) стал отличным плебеем. Солист ГАБТа Марат Гали и пением, и даже походкой преобразился в бесполезного, но обаятельного Гаева. Его коллега Петр Мигунов (Шарлотта) сатирически точно передал треволнения одинокой полусумасшедшей гувернантки. А москвичка из «Геликон-оперы» Ксения Вязникова (Фирс) модуляциями своего меццо вызывала вселенскую жалость и стремление идти на баррикады, чтобы защитить всех сирых и убогих.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
"Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #15 : Декабрь 21, 2010, 19:51:15 »
Станем втроем вечность коротать

"Вишневый сад" Филиппа Фенелона в Большом театре

2010-12-06 / Марина Гайкович

http://www.ng.ru/culture/2010-12-06/10_vish_sad.html

Концертное исполнение оперы французского композитора Филиппа Фенелона «Вишневый сад» завершило программу Большого театра, посвященную перекрестному Году Россия–Франция. У публики этот проект успеха не имел.

Конечно, современная партитура, в особенности без какой-либо театральной реализации, – колоссальная нагрузка. Но когда после антракта в зале остается половина (!) слушателей, стоит, наверное, призадуматься. Может быть, имело смысл подключить маркетологов и просчитать риски? Какие дивиденды получит Большой театр от этого проекта? Сдается, никаких. Хорошо, что на постановку тратиться не стали.

Взаимоотношения театра с новой музыкой, как известно, крайне ограниченны. «Дети Розенталя» Десятникова, вызвавшие накануне премьеры большой скандал, правда никак не связанный с музыкой, были за многие годы единственным опытом заказного сочинения. И вот второй случай (оговоримся, что это не личная инициатива Большого, проект, совместный с Парижской оперой) – приглашают композитора, чье имя вообще у нас неизвестно – думаю, здесь даже профессионалы не исключение. Специалисты при этом отмечают, что Фенелон не принадлежит к лидерам своего поколения, и называют знаменитых на весь мир спектралистов (особый способ работы со звуком как с физическим явлением) Тристана Мюрая или Жерара Гризе. Музыка его крайне эпизодически звучала в Москве – в исполнении ансамблей современной музыки, но, думаю, в постоянный репертуар не попала. При этом стоит отметить, что театральные сочинения Фенелона (больше опер, меньше балетов) шли на ведущих площадках Франции, включая обе сцены Парижской оперы. Но – заметим попутно – современная музыка составляет весомую долю репертуара западных театров. Если бы в Москве хотя бы спели (уж не говоря о том, чтобы поставили), скажем, «Девочку со спичками» Лахенмана, или «Солдатов» Циммермана, или какую-нибудь из опер Луиджи Ноно, или на худой конец показали хотя бы разок – балет Ефрема Подгайца «Мойдодыр», который победил в конкурсе Большого театра и СТД на лучшее сочинение для юношества (он уже в этом сезоне вообще-то должен был быть в репертуаре театра, но – нет его) – в этом контексте «Вишневый сад» прозвучал бы совсем по-другому.

Либреттист Алексей Парин взял за основу бал из третьего акта чеховской пьесы. По просьбе композитора некоторые персонажи – Епиходов, Петя Трофимов, Симеонов-Пищик – были удалены; таким образом, действие больше сосредоточилось на женщинах, чем на мужчинах. Особенно если принять во внимание, что Фирса поет меццо-сопрано, а Гришу (погибший сын Раневской введен в текст) – сопрано. А вот Шарлотту (и это одна из удачных находок композитора), напротив, поет бас – эффектно будет смотреться этот буффонный персонаж в театральной постановке, особенно когда станет плясать канкан. Композитор ассоциирует вишневый сад с миром женщин, он подкрепляет состав женским хором – отзвуком, эхом прошлой жизни. Вишневый сад – это метафорические начало и конец, то, откуда все мы вышли и куда уйдем, – так воспринимается идея этой оперы. Заканчивается она сценой игры в прятки с Гришенькой – воспоминанием; это единственное, что теперь связывает обитателей родового гнезда с прошлым. В каждой из сцен одни из персонажей, условно, рвут пуповину – наверное, только Люба (Раневская) сделала это уже давно, когда после смерти сына уехала в Париж. Композитор кроме традиционного оркестра в яме выводит еще один на сцену – небольшой, видимо, олицетворяющий «еврейский оркестрик» Чехова, – тот исполняет жанровые номера, периодически фальшивя – так задумано у композитора. Партитура Фенелона – крепкая, профессиональная, впрочем, без особых откровений. Автор шести опер, он выстраивает драматургию от реальности – катастрофы (триумф Лопахина и реакция всех действующих лиц) через монолог каждого персонажа – в ирреальный трагический мир: последняя фраза Фирса Лене и Любе «Я тоже здесь. Про меня забыли? Станем втроем вечность коротать»; а музыкальную ткань оперы скрепляет жанровыми номерами, иногда с цитатами или стилизициями – будь это полька Дуняши, фокстрот Шарлотты (чудится «Бал-маскарад») или колыбельная Гришеньке (а здесь фрагмент из Чайковского).

Пожалуй, единственное, что удовлетворило обозревателя «НГ», – это солисты и оркестр. Партитура объективно выучена (дирижировал итальянец Тито Чеккерини), солисты этот материал одолели, по ощущениям, без проблем и, кажется, даже смогли внести что-то личное в эту музыку. Раневскую пела Анастасия Москвитина (она дебютировала в Большом в прошлом сезоне с партией Розалинды в «Летучей мыши»), Гришу и Аню – участницы молодежной программы Александра Кадурина и Ульяна Алексюк, они уже не в первый раз задействованы во «взрослых» проектах театра и каждый раз очень успешно. В роли Шарлотты блеснул Петр Мигунов, а в роли Фирса – Ксения Вязникова, оба сорвали аплодисменты верной искусству части зала во втором отделении. Наивного Леню спел Марат Гали, заносчивого Яшу – Алексей Татаринцев, наконец, Лопахина – композитор считает его воплощением зла – Дмитрий Варгин.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
"Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #16 : Январь 25, 2011, 21:21:51 »
Фенелон, Парин и чеховский дух. «Вишневый сад» на сцене Большого театра

http://www.classica.fm/2011/01/21/fenelon-cherry-orchard/
 
Владимир Ойвин
21 January 2011   

Мировая премьера оперы французского композитора Филиппа Фенелона «Вишневый сад» в концертном исполнении, написанная по заказу Парижской национальной оперы, состоялась на Новой сцене Большого театра России 2 и 3 декабря 2010 года.

Либретто Алексея Парина написано по мотивам пьесы Антона Чехова. Исполнение в Москве  – совместный проект Большого театра России и Парижской национальной оперы в рамках года «Россия – Франция». В конце декабря «Вишневый сад» была поставлена в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии в рамках фестиваля «Площадь искусств»; в следующем сезоне на сцене Парижской оперы будет поставлена полная сценическая версия оперы. Поскольку либретто написано на русском языке, опера сопровождается титрами на французском.

Хотя формальным заказчиком является Парижская опера, но поскольку это совместный проект, Большой тоже можно включить в число заказчиков. Это весьма редкий случай в его практике: лет пять назад им была заказана и поставлена опера Леонида Десятникова «Дети Розенталя» на либретто скандально известного Владимира Сорокина. А еще в 1995 году, в бытность директором Большого Владимира Васильева, была заказана, но так и не поставлена опера Михаила Ермолаева-Коллонтая «Капитанская дочка». Вот, пожалуй, и весь список заказов Большого театра за послевоенные годы.

Филипп Фенелон, окончивший Парижскую консерваторию по классу Оливье Мессиана, не относится к первому ряду современных композиторов. При этом он весьма плодовит и успешен: в его активе более ста сочинений. Серди них шесть опер: «Мнимый рыцарь» по Сервантесу и Кафке, «Короли» по Кортасару, «Саламбо» по Флоберу, «Фауст» по Ленау, «Юдифь» по Геббелю; два балета, концерты для фортепиано с оркестром, вокальные циклы (Восемнадцать мадригалов на текст Элегий Рильке). Сочинения Фенелона исполняют известные музыканты в программах Венецианской биеннале, Фестиваля новой музыки в Берлине, Осеннего фестиваля в Париже, на сценах Парижской Национальной Оперы, Зальцбургского «Моцартеума», Нью-Йоркского Музея Гуггенхайма, в Токио, Мадриде, Варшаве, Амстердаме, Будапеште, Лиссабоне.

Либретто двухактной оперы в 12 картинах с прологом и эпилогом написано А. Париным на основе третьего действия чеховской пьесы – бала в доме Раневской. Из числа действующих лиц выведены несколько второстепенных персонажей: Епиходов, Петя Трофимов, Симеонов-Пищик; зато введён отсутствующий в пьесе Чехова Гриша – утонувший за пять лет до того сын Раневской. Использованы строки из стихов Якова Полонского «Колокольчик», Ивана Бунина «Песня», русских народных песен, отданных женскому хору, немецких поэтов Эльзы Ласкер-Шюлер «Молитва» и Кристиана Моргенштерна «Черепаха», которые на немецком языке исполняет Шарлотта Ивановна. Да и еще кое-какие коллизии досочинены Париным, вроде намёка на роман Раневской и молодого лакея Яши (куда сегодня без адюльтера!) По крайней мере, музыка писалась композитором именно на этот текст, что немаловажно. Уж тогда надо было указывать в буклете и программках, что либретто написано «по мотивам пьесы Антона Чехова «Вишнёвый сад» –  было бы честнее. Чехов вишневый сад незаметно покинул…Канва событий осталась, вышивка изменилась – вместо тонкой изысканной глади получили вышивку крестиком, да еще крупным, болгарским.

Парин переместил некоторые акценты и этим изменил, а вернее, кардинально исказил общую атмосферу происходящего. В пьесе Чехова все находятся в ожидании решения судьбы вишневого сада и всей усадьбы,  что создает атмосферу ожидания, неопределенности и  зыбкости будущего почти всех персонажей чеховской пьесы. В опере с пролога Лопахин провозглашает: «Продан вишневый сад! Продан! Я купил». Очень по-современному – чеховским рефлексиям места не остается, мистический стук топора заменен возгласом нувориша. все сразу определено, томление чеховской неопределенности сведено на нет одним росчерком пера сценариста. Парин – дитя меркантильного ХХ века, Лопахин ему ближе неприспособленного к этому веку Гаева (здесь – Лёни). Да и переименование главных персонажей на амикашонские Любу и Леню ближе по духу лакею Яше и низводит их на его уровень. Если для сценариста возможен роман лакея с Раневской, то и это оправдано. Для Чехова такое было бы невозможно –  это всего лишь свидетельство уровня понимания сценаристом Антона Павловича.

Качество музыки Фенелона в «Вишнёвом саде» неровное. В первом действии она являет собой второсортный продукт, если можно так сказать, second hаnd авангарда середины ХХ века с намеками на атональность, даже скорее на диссонантность. Её откровенная скучность в  антракте выгнала примерно четверть зала. Терпение оставшихся была вознаграждена – второе действие по музыке гораздо интереснее. Появись жанровые стилизации вроде польки Дуняши, фокстрота Шарлотты Ивановны, колыбельной Гриши со словами Аполлона Майкова в стиле Петра Чайковского, с которым, кстати, временами перекликается хор девушек, ассоциирующийся с «Евгением Онегиным». Но самое удивительнее, что в музыкальной ткани второго действия стали слышны интонации, свойственные музыке Родиона Щедрина, особенно его опере «Мёртвые души». Как там Плюшкина, так и здесь Фирса поёт меццо-сопрано. Не знаю – знаком ли Фенелон с  музыкой Р. Щедрина, но их внутренняя перекличка, особенно в хоровых эпизодах, очевидна. Возникают некоторые аллюзии и с музыкой Валерия Гаврилина.

Если поручение меццо-сопрано партий Фирса и Гриши споров не вызывает, то буффонный бас в партии Шарлотты Ивановны, кажется мало оправданным – здесь комикование, как мне кажется, уже переходит грань хорошего вкуса.

Наибольшей удачей премьеры стал подбор исполнителей. Все десять персонажей оперы вокально хороши: особенно женские партии. Главное их достоинство, что они почти все молоды и обладают свежими, добротными голосами, при этом они владеют мастерством. Главная партия отдана – буду называть по старинке – Раневской (Любе). Анастасии Москвиной ? белорусской сопрано. Она прекрасно звучит и смотрится на сцене. В ней есть шарм беспечной русской дворянки с парижским оттенком. Москвина уже не новичок на сцене  Большого театра (Розалинда во втором составе «Летучей мыши»). Очень ярко показали себя участницы Молодёжной программы Большого театра сопрано Ульяна Алексюк и меццо-сопрано Александра Кадурина, исполнившие партии детей Раневской Ани и Гриши. Колоратура Алексюк очень красива и сразу обратила на себя внимание. Удачно, особенно во втором акте, выступила сопрано Анна Крайникова в музыкально интересной партии Вари, приемной дочери Раневской. Хороша была и вокально, и даже сценически, несмотря на концертное исполнение, петербургская меццо-сопрано Ксения Вязникова в партии Фирса – готовый персонаж для сценического воплощения оперы. Стилистически точной оказалась и Евгения Сегенюк с ее глубоким контральто в партии горничной Дуняши – вероятно, сознательно звучащим несколько вульгарно.

Из четырех мужских партий наиболее интересной показалась партия купца Лопахина – уже владельца усадьбы и вишневого сада в исполнении крепкого баритона Дмитрия Варгина. В остальных мужских партиях в целом удачно выступили теноры Марат Гали (Лёня), Алексей Татаринцев (Яша), Юрий Маркелов (гость на балу). Вокально хорош  был и бас-буффа Петр Мигунов (Шарлотта), об уместности которого в этой партии уже выражал сомнение выше. Главное в премьере «Вишневого сада» Филиппа Фенелона на сцене Большого театра – это отсутствие неудачно исполненных партий. Также хороша в опере работа хормейстера Валерия Борисова и женской группы хора Большого театра с четырьмя солистками.

Музыкальное руководство мировой премьерой осуществил молодой итальянский дирижёр Тито Чеккерини. Он без особого труда и вполне качественно управлялся с двумя оркестрами: одним – в яме, другим на сцене. Дирижер сценического оркестра Леонид Чистяков тоже выполнил свою задачу: образ фальшиво играющего «еврейского» оркестра у него получился.

Ну что ж, подождем! Может, придет время и сценической постановки фенелоновского «Вишневого сада» в Большом. И это может оказаться интереснее, чем ее концертная версия. Если только режиссерские кунштюки не разрушат окончательно то немногое,  что осталось в опере от чеховского духа.


Филипп Фенелон (р. 1952) «Вишнёвый сад»
Опера в 2 действиях с прологом и эпилогом
Либретто Алексея Парина по пьесе Антона Чехова «Вишнёвый сад»
Совместный проект Большого Театра и Парижской национальной оперы

Действующие лица и исполнители:
Люба (Любовь Андреевна Раевская ) – Анастасия Москвина, сопрано;
Лёня (Леонид Андреевич Гаев), её брат – Марат Гали, тенор;
Гриша, сын Любы – Александра Кадурина, меццо-сопрано (артистка Молодёжной оперной программы);
Аня, дочь Любы – Ульяна Алексюк, сопрано (артистка Молодёжной оперной программы);

Варя, приемная дочь Любы – Анна Крайникова, сопрано;
Ермолай Алексеевич Лопахин, купец – Дмитрий Варгин, баритон;
Шарлотта Ивановна, гувернантка – заслуженный артист России Пётр Мигунов, бас;
Дуняша, горничная – Евгения Сегенюк, контральто;
Яша, молодой лакей – Алексей Татаринцев, тенор;
Фирс, лакей – заслуженная артистка России Ксения Вяземская, меццо-сопрано;
Гость на балу – Юрий Маркелов, тенор;
Четыре девушки – Софья Крикаленко;
– Анастасия Леонова;
– Татьяна Мамонтова;
– Дарья Шемякова;
Женский хор: девушки, собирающие вишню в саду
Немые роли – гости на балу
Дирижёр – Тито Чеккерини
Главный хормейстер – заслуженный артист России Валерий Борисов
Художник по свету – Сергей Шевченко
Дирижёр сценического оркестра – Леонид Чистяков

Государственный академический Большой театр России
Представление состоялось 3 декабря 2010 года
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Novopera

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 759
    • http://www.novayaopera.ru/
Re: "Вишневый сад" - опера Филиппа Фенелона
« Ответ #17 : Декабрь 19, 2011, 11:09:52 »
С 27 января по 13 февраля 2012 года на сцене Парижской Национальной Оперы будет представлена полная сценическая версия оперы Филипа Фенелона "Вишневый сад", в которой принимают участие солисты Новой Оперы: Алексей ТАТАРИНЦЕВ выступит в партии Яшы, а Игорь ГОЛОВАТЕНКО - в партии Лопахина.
http://www.operadeparis.fr/en/Saison_2011_2012/Operas/La-Cerisaie/detail/
Московский театр Новая Опера им. Е.В.Колобова.
Билеты on-line:
www.novayaopera.ru; tickets@novayaopera.ru
Касса театра: ул. Каретный Ряд, 3 (сад «Эрмитаж»),
ст. м. «Пушкинская», «Маяковская»
тел.: (495) 694-08-68, тел./факс: (495) 694-18-30
www.parter.ru, www.ticketland.ru, www.kontramarka.ru