Автор Тема: Ex oriente drama musicum: "Травиата" в Улан-Баторе  (Прочитано 2369 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Yesaul

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 38

С сопутствующими наблюдениями, собственно до оперы не касающимися.

Оригинал в моём ЖЖ: http://yesaul.livejournal.com/202250.html

Вот только что слуга ваш покорный возвратился по морозцу из улан-баторского Академического театра оперы и балета, где "Травиата" была дана в 88-й раз (с 1977 года).



Отвлекшись от музыки, скажу, что главным впечатлением стало вот что. Опера монголам была всецело привита, что твой черенок вишни к яблоне, Советским Союзом. Усилиями наших педагогов, композиторов, хормейстеров, концертмейстеров и прочих простых ныне забытых энтузиастов создался в Монголии, которой была чужда вообще всякая полифония, оперный театр. Первые национальные оперы монгольские композиторы написали в содружестве с советскими. Хотя бы эта, самая первая, "Учиртай гурван толгой" (1942), соавторы которой – Д. Дамдинсурэн и Б. Ф. Смирнов. Впрочем, мне доводилось уже об этом писать (http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=3328.0).

После падения Союза, казалось бы, опера в Монголии должна была закономерно зачахнуть, отпасть от древа национальной культуры, но этого удивительным образом не случилось. Более того, власти отнеслись к советскому музыкальному наследию бережно: даже в самые тяжёлые, беспросветные для страны 1990-е оперный театр не закрыли, не пустили с молотка, не сдали в аренду под бордель или торговые ряды, а сохранили. И пусть сегодня здание обветшало, а сам жанр не может похвастаться особой популярностью, опера в Монголии есть. И, надеюсь, будет.

Итак, "Травиата".

Творцы (читать монгольские имена можно прямо так, как звучало бы написанное обычной кириллицей, не ошибётесь; "ө" и "ү" = русское "у", нюансы произношения не столь важны):

Дирижёр – Н. Туулайхүү.
Постановка – Ё. Цэрэндолгор.
Художник – Ч. Гунгаасүх.
Концертмейстеры – Б. Солонго, Д. Ундрам.
Хормейстер – Н. Дашбямба.

Заглавные партии:
– Виолетта – Ө. Уянга.
– Альфред – Г. Шижирболд.
– граф Жермон – Ц. Баттөр.

Поставлена по первоначальной, авторской схеме – три действия, два антракта. С некоторыми, правда, купюрами. В начале второго акта, ничтоже сумняшеся, напрочь отмели эпизод с сибаритствующим на деньги сожительницы Альфредом и его внезапным открытием и сразу же начали с визита старого Жермона. Опустили так же ряд мелочей, вроде раздачи Виолеттой денег беднякам перед смертью.

Миниатюрная красавица Ө. Уянга, с осиной талией и почти китайскими ступнями (в третьем действии, умирая, шаталась по сцене босиком) – камерное, чувственное сопрано. Но ведь и не рвётся заполнить голосом какой-нибудь Пале Гарнье или Большой. Артистична и трогательна. Вышибла скупую мужскую слезу в третьем акте. Впрочем, много ли надо старику ...



Справа на снимке (он и следующий не с "Травиаты"), кстати, дирижёр Н. Туулайхүү.

Добротный и подвижный тенор Г. Шижирболд по своим качествам – как бы квадратный корень из Нурлана Бекмухамбетова из московской "Новой оперы", даже внешне. Та же ухватка (очевидно, азиатскость сказывается), схожие манера и приёмы звукоизвлечения, ровный, неплохой актёр, что у монголов – мужчин встречается нечасто.



Оба изрядно распелись к третьему акту, притёрлись друг к другу и закончили на ура.

Ц. Баттөр и Э. Амартүвшин (барон Дуфоль) – как раз та самая порода, из которой были Лхасаран Линховоин и Ким Базарсадаев: специфические бурят-монгольские сильные, богатые от природы басо-баритональные голоса. Баттөр, правда, почти не играл, зато Амартүвшин на балу грозно супил брови и неистово рвался к Альфреду, того гляди загрызёт.

Ну да, не без этого: синхронно вступить и выступить обратно не получалось почти никогда, хотя все внимательнейшим образом следили за дирижёром. Духовые постоянно высыпáлись из общего мешка и пытались учинить что-то такое своё, наособицу. Подвирали струнные. Но вспомним, гдé мы с вами!





И с каким неподдельным интересом следили за происходящим на сцене из ямы свободные от партии оркестранты, привставая на цыпочки!

Это не была бы Монголия (да простят меня монголы, которых самих и их страну очень люблю), если бы обошлось без ляпов и комических ситуаций.

Мужикам-хористам для чего-то накрасили густыми сине-зелёными тенями не только верхние веки, но и нижние, и даже самые щёки – поверх румян, также применённых. В результате, в сочетании с монгольскими прищуренными глазами и выпирающими скулами, то был пугающий хор живых мертвецов.

Во втором акте, в перерыве между частями, за занавесом на сцене так громко переговаривались, гукали и с ужасающим грохотом передвигали декорации, что казалось: будет не бал у Флоры, а нечто сугубо индустриальное, с домнами и прокатными станами. В довершение всего из боковых дверей в это время вышли вдруг на авансцену две тётки в шлёпанцах и спортивных штанах и долго, по одной, уносили наставленные там банкетки.

Здесь же, на балу, Виолетту обрядили в чёрное платье с накладными грудями, по-видимому, принципиально, конструктивно неотделимыми от самого наряда. К тому же – ещё больше утянули корсетом талию. Бедняжка Уянга, и без того наделённая приметными, при общей её комплекции, персями, оборотилась в совершенную квинтэссенцию. Видимо, по замыслу постановщика, чахотка у женщин именно что сопровождается такой вот трансформацией вторичных половых признаков.

Небольшой зал был полон едва ли на треть, из которой, по ощущениям, было опять же около трети туристов. Зная монголов не понаслышке, опасался, что будут громко переговариваться, топать сапогами, бибикать мобильниками.



Ничего такого, к счастью, не было. Исключая разве что подвижного кочевника в шуршащем спортивном костюме лет двенадцати от роду, для чего-то подсевшего ко мне во втором акте. Имел он при себе какую-то съедобную дрянь в сильно хрустящем пакете и питьевую жидкость в бутылке, чем и угощался – шумно и со вкусом. Угощение быстро закончилось, что не помешало моему беспокойному соседу: он оживлённо вращался в кресле и с силою бился о спинку и подлокотники, что твой зверёныш в клетке. Однако ж, это ему скоро прискучило, и он куда-то ушёл.

Всё прекрасно! Завтра, там же, "Учиртай гурван толгой", о чём не премину отчитаться.

Бонусом – главная площадь Улан-Батора, вид от оперного театра. Ёлочку зажгли!



Особо тонкие ценители могут заполучить в формате mp3 и послушать дуэт Un di, felice, eterea сегодняшнего исполнения, скачав отсюда: http://ifolder.ru/20881938 (2,9 Мб). На качество прошу не пенять: аппаратура дрянь, работаем с тем, что есть. Кстати (по секрету), имеется полный бутлег оперы.