Автор Тема: пианист Евгений Судьбин  (Прочитано 7741 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Hanno

  • Новый участник
  • *
  • Сообщений: 2
пианист Евгений Судьбин
« : Декабрь 23, 2010, 07:14:26 »
Что-то никто о нём у вас тут не пишет. А молодой человек, между прочим, записал уже целый диск со Скрябиным, концерты Рахманинова и Метнера и целый диск сонат Скарлатти! Вот адрес его персонального сайта:
http://www.yevgenysudbin.com/

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
пианист Евгений Судьбин
« Ответ #1 : Декабрь 23, 2010, 12:08:05 »
Евгений Судьбин: Я хотел бы встретиться с Рахманиновым

08.11.2010

http://www.dzd.ee/?id=337910

Одним из самых ярких открытий VII международного фестиваля Klaver 2010 стало выступление молодого пианиста Евгения Судьбина.

С первых тактов стало ясно, какого уровня музыкант перед нами. Его игра восхищала – красотой и многообразием звуковой палитры, почти зримой образностью, тонкой и изысканной нюансировкой, проникновением в разные стили и атмосферу сочинений – от клавирных сонат Скарлатти до мистической «Черной мессы» (Девятой сонаты) Скрябина. Публика устроила настоящую овацию уже в конце первого отделения – после блестяще сыгранного цикла Равеля «Ночной Гаспар».

От Скарлатти до Скрябина

– Сам концерт я плохо помню, –  говорит Евгений Судьбин, – потому что в тот момент обычно нахожусь в несколько ином измерении. Но реакция публики, судя по аплодисментам, была очень теплой. У меня остались самые позитивные впечатления и от того, как сосредоточенно слушали, какая тишина была в зале. Хотя программа была очень сложная, большая. Я буду ее играть 7 ноября в Амстердаме, в «Концертгебау».

– Очень интересная и разноплановая программа, целый срез фортепианной музыки – барокко, романтизм, импрессионизм, русская музыка XX века, включая «мелодии-дали» Рахманинова, полные гротеска прелюдии Шостаковича и такой разный Скрябин.

– В Скрябине я хотел показать разные стороны: мазурки – это ранний Скрябин, напоминающий нам Шопена, поздний Скрябин с его «Черной мессой» не имеет с ним ничего общего. Мой предпоследний диск тоже представляет разные периоды творчества Скрябина. Этого композитора очень трудно поместить в какие-то рамки, он сам по себе целый мир. Скрябин мне особенно близок. Он так гениально писал для рояля! Я очень люблю его Вторую, Пятую, Девятую сонаты, мне доставляет огромное удовольствие их играть.

– Вы ведь были названы лучшим инструменталистом 2008 года именно за запись сочинений Скрябина?

– Да, эта пластинка была, наверное, самой успешной из всех, какие я записал. Правда, мой первый диск, с сонатами Скарлатти, тоже был хорошо принят, но, я думаю, это потому, что тогда меня никто не знал. Когда я записывал Скрябина, у меня на счету было четыре или пять пластинок, и ко мне были уже иные требования, от меня ждали чего-то нового. Но главное: я сам остался доволен записью Скрябина.

– А Скарлатти? Кто вам привил любовь к его клавирным сочинениям? Наверно, это идет с детства?

– Да, действительно, в детстве я слушал много записей Горовица – у него феноменальный Скарлатти! Есть замечательные записи Плетнева, но он играет его сонаты в ином ключе. В этом особенность Скарлатти: у каждого пианиста он звучит просто как другой композитор, ибо у каждого свой подход, своя точка зрения на то, как их исполнять. Я всегда любил играть Скарлатти в концертах и считал, что не нужно имитировать клавесин, играя его на рояле. Мне хотелось, используя все краски, которыми располагает современный «Стейнвей», записать Скарлатти на пластинку. Поэтому я сел за рояль, сыграл все его 555 сонат и выбрал из них 18. Мой эксперимент, кажется, удался, и после записи я понял, что это мой композитор.

– А вам никогда не хотелось сыграть его сонаты на клавесине?

– Я играл Скарлатти на клавесине – просто из интереса. Но там совсем другая техника, другой размер клавиш, другие краски, другие способы звукоизвлечения. Учиться игре на клавесине – это как учиться игре на флейте. Совсем другой мир.

Когда музыка превращается в сумбур

– Вы разделяете мнение Бузони, который считал рояль лучшим актером между инструментами, ибо на нем можно подражать флейте, фаготу, арфе?

– Да, возможности современного рояля безграничны, и было бы жаль их не использовать.

– Какой инструмент у вас дома?

– «Стейнвей», модель В. Я предпочитаю рояли этой фирмы. Мне предлагали играть на «Фациоли», «Ямахе», но по качеству, краскам, теплоте и яркости звучания они, на мой взгляд, уступают «Стейнвею». Впрочем, это дело вкуса, все очень индивидуально.

– Вы не ограничиваете себя в плане репертуара? Играете все, начиная от композиторов XVIII века вплоть до современной музыки?

– Современную музыку я играю редко и мало: слишком велик выбор, и трудно найти хорошее произведение. Стараюсь расширять репертуар за счет классики и романтики. Сейчас я записываю на пластинки все концерты Бетховена с оркестром Миннесоты и Осмо Вянска – замечательный оркестр и дирижер. Его записи симфоний Бетховена считаются сегодня одними из лучших современных записей Бетховена.

– Как вы относитесь к разделению пианистов на классиков и романтиков и кто вам ближе?

– Очень сложно провести какую-то границу между разными типами музыкантов, тем более трудно охарактеризовать себя: я ведь слышу себя изнутри. Наверно, пока я молодой, мне ближе романтика, мне ее легче играть. Хотя я очень люблю классику – Бетховена, Моцарта и, особенно, Гайдна. Мне интересно исполнять те произведения, в которые я могу привнести свой собственный взгляд, эмоции и чувства, сказать что-то новое.

– Где граница допустимого для исполнителя? Помните, что говорил Равель: «Я не хочу, чтобы меня интерпретировали, достаточно меня исполнять»?

– Мне кажется, если трактовка убедительна, границ не существует. Конечно, нужно уважать автора и соблюдать некий баланс – тут все зависит от вкуса, чувства меры, культуры исполнителя. С одной стороны, понятно, почему Равель так сказал: если не очень удачно интерпретировать его музыку, она может превратиться в полнейший сумбур. А с другой стороны, я не слышал интересного Равеля без того, чтобы музыкант не внес в его произведение собственное видение, трактовку.

– Кого из пианистов прошлого вы любите слушать? Чьи концерты постараетесь не пропустить?

– Я ни за что не пропущу возможность послушать Григория Соколова – к сожалению, его трудно поймать, он не везде играет, но тем ценнее его концерты. Очень люблю Марту Аргерих и Кристиана Цимермана. Да, это пианисты старшего поколения, но и среди молодых много хороших, даже выдающихся пианистов, однако только Соколов способен меня по-настоящему потрясти, после его концерта я выхожу другим человеком. Я люблю слушать записи великих пианистов прошлого – Циффры, Фридмана, Горовица, Софроницкого, Гофмана и, конечно, Рахманинова. Это мои любимые пианисты.

Талант плюс труд плюс удача

– Вашу карьеру уже сейчас можно назвать успешной: вы выступаете в лучших залах Европы и Америки, ваши пластинки получают престижные награды, о вас пишут в серьезных изданиях. Как вы думаете, от чего зависит успех музыканта? Только от таланта и трудолюбия?

– Здесь очень много факторов, которые трудно предугадать. Я никогда не стремился к такому сумасшедшему успеху, как, например, у Ланг Ланга. Я всегда хотел играть 40-50 концертов в год – этого мне вполне достаточно. Конечно, мне приятно, что меня приглашают туда, где мне интересно играть, но я вовсе не гонюсь за успехом. В классической музыке не может быть такого безумного успеха и популярности, как в поп-музыке. Я стараюсь контролировать только то, что от меня зависит: быть как можно лучше подготовленным к концерту, выбирать интересную программу – а об остальных вещах даже не думаю. Я считаю, что имя у музыканта со временем появится.

– И талант в любом случае будет замечен?

– В конечном итоге – да. Я верю в это – иначе было бы очень грустно. Хотя есть музыканты, которые почему-то не всемирно известны, хотя заслуживают этого. Но, возможно, со временем к ним придет известность. Как везде, здесь есть доля удачи.

– Можно сказать, вам повезло: вы ведь родились в музыкальной семье?

– Да, мои мама и папа учились в Петербургской консерватории, там и познакомились. Оба – пианисты. Первые уроки игры на фортепиано я получил от мамы. А в семь лет поступил в школу-десятилетку при консерватории.

– В детстве вас считали вундеркиндом?

– Были какие-то статьи, где это слово употреблялось. Но сам я никогда так не считал. Вундеркинд – это просто красивое, магическое слово (смеется). Если есть какой-то талант, нужно много часов трудиться, чтобы этот талант развить и приумножить и потом применить.

О русской школе и воспитании

– В десять лет вы с родителями уехали в Германию, а потом в Англию, где продолжили учебу. Но в основе у вас – русская фортепианная школа?

– Русская школа у меня точно есть. Моя петербургская учительница Певзнер очень много в меня вложила. Она потом переехала в Берлин, где я продолжил с ней занятия. Кроме того я ведь учился в лондонской Королевской Академии музыки у Кристофера Элтона, ездил на мастер-классы в Италию, на озеро Комо, брал уроки у Дмитрия Башкирова, Александра Саца, Леона Флейшера, Клода Франка, Мюрейя Перайи, Стивена Ковачевича – от них я тоже много получил. Думаю, что у меня не одна школа, но основы, безусловно, были заложены в детстве. Очень многое зависит от воспитания. Когда я приехал на Запад, то был очень удивлен тем, что многие мои сверстники не читают книг, не занимаются музыкой, а в основном только телевизор смотрят. В России всегда было по-другому.

– К сожалению, сейчас многое меняется не в лучшую сторону. Классическая музыка становится все более элитарным искусством, и в концертных залах видишь все меньше молодежи.

– Думаю, что к классической музыке приходишь с возрастом. Публика, посещающая классические концерты, всегда была определенного уровня интеллекта. Эта публика осталась. Плюс подрастает новое поколение. Так что, я думаю, все нормально. В таких странах, как Германия, Италия, на концерты классической музыки приходит очень много молодежи. Я играл в Италии в школах, и меня поразило, как ребята слушали. Все зависит от воспитания: там с детства привыкли ходить на оперу, слушать классику.

– Вас какие жанры привлекают – кроме классических?

– Мне нравится джаз. Сам я его не играю, но иногда хожу послушать в клуб. Любой жанр достоин внимания, если это качественная музыка.

– Чем увлекаетесь, что читаете, смотрите?

– Я с детства привык много читать, особенно книги на русском языке – Булгакова, Чехова. Перечитываю их, наверно, в сотый раз. В последнее время перечитал Достоевского. Очень люблю архитектуру и живопись. Часто хожу в Лондоне в Национальную галерею и в Галерею современного искусства. А еще очень люблю фотографировать (Евгений не расставался с фотоаппаратом во время нашей прогулки по Старому городу, стараясь запечатлеть на память красивейшие уголки Таллинна, который произвел на него не меньшее впечатление, чем Прага. – Т.У.) Правда, времени на какие-то увлечения совсем немного: четыре месяца назад у меня родилась дочь.

– Наверно, у вас интернациональная семья?

– Да, моя жена наполовину англичанка: мама у нее из Англии, а папа – из Тайваня. Мы с ней учились у одного педагога, Криса Элтона, в Королевской Академии музыки. Сейчас она преподает и, конечно, занимается ребенком.

Ностальгия по прошлому

– Евгений, вы привезли с собой пластинки, на которых записаны ваши транскрипции. А сочинять музыку не пробовали?

– В детстве я сочинял, а сейчас не хватает времени. Но я пишу транскрипции, часто исполняю их «на бис». У меня есть транскрипции романсов Рахманинова и Метнера, вальсов Шопена, они записаны на нескольких дисках.

– Знаю, что вы играли и записали на пластинку Четвертый концерт Рахманинова в первой редакции 1926 года, которая крайне редко исполняется.

– Да, эта версия очень сложная, особенно в плане ансамблевой игры с оркестром. Партия фортепиано там на сто с лишним тактов длиннее, чем в окончательной версии. Я играл ее с Шотландским оркестром и записал с одним американским оркестром. Мне кажется, первая редакция интереснее окончательной.

– А сам Рахманинов был недоволен: в письме Метнеру писал, что слишком длинно, и оркестр почти не молчит.

– Он всегда был собой не доволен. Он и свою Вторую сонату переписал, сделал вторую редакцию. А я записал Вторую сонату, взяв за основу оригинальную версию, но использовав и вторую. Мне кажется, зря Рахманинов переписывал. Но все гениальные композиторы постоянно испытывали недовольство собой и творческую неудовлетворенность. Хотя, например, Метнер ни одной ноты не переписал. Да и невозможно поменять у него даже одну ноту – сразу будет слышно.

– Представьте, что у вас появилась возможность, скажем, с помощью машины времени пренестись в прошлое. С кем из великих пианистов вы бы хотели встретиться?

– Сто процентов – с Рахманиновым. Он самая великая фигура в истории пианизма, такая огромная энигма… Конечно, было бы интересно пообщаться со всеми моими любимыми пианистами прошлого. Все они были очень интересными и неповторимыми личностями. Таких сейчас нет и, думаю, никогда больше не будет.

Справка «ДД»:

Евгений Судьбин родился в 1980 году в Ленинграде (Санкт -Петербурге). В 1987 году поступил в специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории.

В 1990 году вместе с родителями уехал в Берлин, где продолжил учебу в Высшей школе музыки имени Хайнца Эйслера и затем – в лондонской Королевской Академии музыки.

Лауреат нескольких международных конкурсов, обладатель премий Vendom Prize (2000), MIDEM Classical Awards (2008). С 1997 года живет с семьей в Лондоне. Хобби: фотография.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
пианист Евгений Судьбин
« Ответ #2 : Декабрь 23, 2010, 12:12:35 »
Что-то никто о нём у вас тут не пишет

Вы как-то таинственно высказываетесь, ничего конкретного не излагая. Вот и начните, пожалуйста ! :)


. А молодой человек, между прочим, записал уже целый диск со Скрябиным, концерты Рахманинова и Метнера и целый диск сонат Скарлатти!

Не очень убедительное сочетание композиторских имён, честно говоря. Я даже озадачен, ибо многое считаю взаимоисключающим, если только Судьбин не окажется выдающимся "полистилистом". По этому поводу у меня пока что нет своего мнения.
Но было бы любопытно узнать ВАШЕ мнение по поводу игры Судьбина и его записей и прочитать развёрнутое выражение этого мнения. Прошу вас высказаться.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
пианист Евгений Судьбин
« Ответ #3 : Декабрь 23, 2010, 12:14:53 »
Ну а пока Hanno размышляет, что написать по поводу Судьбина, мы послушаем записи этого пианиста, начав как раз таки с его скрябинского диска:

http://www.intoclassics.net/news/2010-09-02-18326

Треклист:

01 Etude, Op.8 No.12 (1894)

Sonata No.2 (Sonate-Fantasie), Op.19 (1892-97)
02 I. Andante
03 II. Presto

04 Etude from Three Pieces, Op.2 (1887)

From Ten Mazurkas, Op.3 (1889)
05 No.3 Allegretto
06 No.6 Scherzando
07 No.1 Tempo giusto
08 No.4 Moderato

09 Sonata No.5, Op.53 (1907)

10 Nuances from Four Pieces, Op.56 (1907)

11 Poeme from Two Pieces, Op.59 (1910)

12 Sonata No.9 'Messe Noire', Op.68 (1912-13)

13 Valse, Op.38 (1903)

Total time - 57:23
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
пианист Евгений Судьбин
« Ответ #4 : Декабрь 23, 2010, 12:27:59 »
Кое-что уже послушал, но, по-видимому, я не с того начал ! :)) Этюд Скрябина dis-moll сыгран настолько отвратительно, что я чуть не плюнул с досады по окончании. Все мыслимые и немыслимые интерпретационные ошибки были повторены, словно ещё раз отштампованы. Ужас.
А вот 5-я соната, от которой я как раз ожидал наибольшего количества идейных ошибок и нелепостей, как ни странно, звучит вполне приемлемо ! Я даже удивлён ПРИЯТНО ! Конечно, это НЕ гениально, это не Фейнберг, не Алексеев и не Рихтер, но чего же ещё ожидать от пианиста, играющего Скрябина, среди кумиров которого перечислены Циффра, Фридман и Аргерич ? :)) Я чуть не обхохотался, читамши. Да и имена Софроницкого и Горовица, упомянутые перед прослушиванием скрябинского диска, тоже, прямо скажем, весьма настораживали, потому что они те ещё "скрябинисты" были !! Кстати, Судьбин явно копирует одно из неудачных исполнений Этюда dis-moll, записанное Горовицем вживую в поздние годы, где он играет "а ля старая дева", говоря словами Нейгауза.
Впрочем, тут речь не об этом.

Что скажут о судьбинском Скрябине наши посетители ? Muusika, что скажете ?
Бубалех, а вы что скажете по поводу игры Судьбина в целом и его биографии - вы же у нас чуть ли не со всеми известными пианистами дружите ! :)
« Последнее редактирование: Декабрь 23, 2010, 18:57:58 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Muusika

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 448
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #5 : Декабрь 24, 2010, 15:00:16 »
5-я нормально слушается, а Этюд ужасен, да. :)) По-моему, 9 соната - тоже не очень. Зачем там ещё какое-то стаккато, что-то я не пойму. Перепутал со Скарлатти наверное. И зачем в Скрябине так давить и увязать в рояле я не понимаю.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
пианист Евгений Судьбин
« Ответ #6 : Декабрь 24, 2010, 19:08:00 »
5-я нормально слушается, а Этюд ужасен, да. :)) По-моему, 9 соната - тоже не очень. Зачем там ещё какое-то стаккато, что-то я не пойму. Перепутал со Скарлатти наверное. И зачем в Скрябине так давить и увязать в рояле я не понимаю.

Да, в 9-й многое странно. Насчёт "Скарлатти" это вы верно подметили ! :) Я сразу обратил внимание на дикое сочетание имён в репертуаре. Чтобы индивидуализировать своё исполнение Рахманинова, Скрябина и Скарлатти, нужно обладать поистине могучими способностями к полистилистике, коих я, к сожалению, в его игре пока что не заметил.
Но кто нам мешает подождать развития событий и увидеть, что будет с пианистом дальше ?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Muusika

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 448
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #7 : Декабрь 24, 2010, 20:46:22 »
Насчёт "Скарлатти" это вы верно подметили

:)) Или со Скарлатти перепутал, или с 5 симфонией Бетховена.

Оффлайн bubaleh

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 225
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #8 : Декабрь 25, 2010, 21:49:56 »

Бубалех, а вы что скажете по поводу игры Судьбина в целом и его биографии - вы же у нас чуть ли не со всеми известными пианистами дружите ! :)

Я редко и мало читаю форум.

В эту тему заглянул случайно.
О парне слышал, но его игру не слушал.
Теперь ознакомлюсь с его творчеством всенепременно.
Ведь среди кумиров он называет и Фридмана - моего любимого пианиста.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #9 : Декабрь 27, 2010, 19:21:08 »
со Скарлатти перепутал, или с 5 симфонией Бетховена.

Да, забыл написать по поводу полезности ознакомления исполнителей с теорией и теоретическими изысканиями – к примеру, если бы Судьбин ознакомился с лобановской расшифровкой 2-й сонаты Скрябина, то он не озвучивал бы опечатки нотных изданий, обнаруженные несколько лет назад Лобановым при изучении скрябинских записей, сделанных на механическом ф-п.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Михаил Маслов

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 28
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #10 : Март 05, 2016, 10:53:54 »
31 марта Евгений Судьбин сыграет в Камерном зале московского Дома музыки.

Программа:

Скарлатти. Соната фа минор, К 466
                 Соната соль мажор, К 427
Бетховен. Багатели, соч. 126
Дебюсси. «Остров радости»
Равель. «Ночной Гаспар»
Моцарт. Лакримоза (переложение для фортепиано)

Оффлайн Михаил Маслов

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 28
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #11 : Март 31, 2016, 23:38:03 »
Концерт был замечательный. Программа немного поменялась - были другие сонаты Скарлатти (К.213 и К.159). Остальное всё то же самое, на бис ещё две сонаты Скарлатти (К.466 и 141 - последняя, как мне показалось, не Скарлатти в чистом виде, а какая-то обработка). Зал был далеко не полон, к сожалению, но принимал исполнителя очень тепло. Мне были интересны прежде всего Скарлатти и Бетховен, и они получились превосходно. Описать услышанное подробно не смогу, но особенно впечатлило красочное и разнообразное звучание рояля.

Оффлайн Михаил Маслов

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 28
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #12 : Апрель 01, 2016, 00:14:37 »
Сейчас увидел, что почти процитировал приведённую выше рецензию, когда написал о звуке. Но это случайно вышло:)

Оффлайн Елена.7

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 51
Re: пианист Евгений Судьбин
« Ответ #13 : Апрель 01, 2016, 11:47:47 »
Что музыка сказочно красива, что пианист, исполнение и освещение – удовольствие смотреть, слушать. Как на несущемся в ночь корабле  – на носу, в круге света – пианист за роялем, его точеные пальцы на клавишах и музыка, растворяющая зал и зрителей. Буду стараться не пропускать его концерты. Жаль, много свободных мест в и так небольшом Камерном зале ММДМ. Как в декабре 2014 в Светлановском зале на потрясающем концерте Амлена – зал был полупустой, а в этом году оба концерта - аншлаг.