Автор Тема: Анисимова Татьяна Валентиновна  (Прочитано 4647 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

199rusmos

  • Гость
Анисимова Татьяна Валентиновна
« : Январь 26, 2011, 12:12:03 »
Вопрос не по теме, но очень нужна хоть какая нибудь информация.
В доме для престарелых проживает Тарайкина (Анисимова) Любовь Николаевна она разыскивает свою сестру Анисимову Татьяну Валентиновну (народная артистка украины, оперная певица) если у кого нибудь есть информация для связи с Анисимовой Т.В. прошу написать на мой почтовый ящик travnik07@yandex.ru
Телефон Тарайкиной Любови Николаевны 8-963-637-35-69 (Москва)

Оффлайн Dritte-Dame

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 31
Re: Анисимова Татьяна Валентиновна
« Ответ #1 : Февраль 08, 2011, 08:34:03 »
Ну вот, и тут отметились! Здесь обсуждают творчество певца.
Татьяну Анисимову я слышала на фестивале оперного искусства в Алматы в июне 2010 года, где она блестяще исполнила партию Лизы в Пиковой даме. Прекрасного тембра большой голос, драматическое сопрано, хорошая актерская игра. Я была в восторге.
Ну не надо тут устраивать филиал "Жди меня".
Вы, конечно можете искать человека, но не там, где обсуждают совершенно другие вещи. Потому что от ваших поисков остается осадок, как в анекдоте:"То ли у него украли, то ли он украл...".

Оффлайн Oleksa

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 41
Re: Анисимова Татьяна Валентиновна
« Ответ #2 : Июль 04, 2011, 12:20:08 »
Замечательная певица!
Её папа Валентин Иванович, баритон, когда-то был украшением одесской сцены.

Оффлайн Oleksa

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 41
Re: Анисимова Татьяна Валентиновна
« Ответ #3 : Июль 06, 2011, 21:36:13 »
25 сентября 2007

Наталья КУЛЯЕВА музыковед

Случайные закономерности,

или Как подопытный кролик стал дублером Монтсеррат Кабалье

За несколько последних лет солистка Национального театра оперы и балета имени Тараса Шевченко Татьяна Анисимова пела практически все премьерные спектакли — Джоконду в одноименной опере Амилькаре Понкьели, Манон в «Манон Леско» Пуччини и уже в последнем сезоне — Леди Макбет в вердиевском «Макбет». Кроме того, с 2003 года она регулярно выступает на сцене главной оперы России — Большого театра в Москве. И совсем недавно спела там партию Турандот в опере Пуччини. Об этих и других событиях, которые в творческой жизни любого певца фиксируются как наиважнейшие вехи, — в эксклюзивном интервью для «ВЕДОМОСТЕЙ», записанном после премьеры оперы «Макбет».

  — Таня, насколько для вас была сложной и специфичной партия Леди Макбет?
— Поскольку я уже пела ее раньше, то знала, что это такое. Роль действительно специфична. Надо сыграть не просто очень властную, волевую женщину, а одержимую властью и даже безумную. Быть вначале стервой, а в финале хоть немножко женщиной, да и то лишь после того, как потеряла рассудок. Передать это все непросто. Партия  и в вокальном плане очень сложная. Хотя у каждого спектакля свои нюансы.
— Когда у вас появилось желание стать певицей?
— Даже мысль об этом очень долго не приходила в голову. Абсолютно. Дело в том, что родители — оперные певцы. Отец — Валентин Анисимов, заслуженный артист, бас-баритон — и в Киеве пел, и в Одессе. К сожалению, он уже умер. А мама — Нелли Мельник, заслуженная артистка, всю жизнь проработала в Одесской опере, выступала и в Киеве. Так что семья артистичная. Но в музыкальной школе я учиться не хотела. У меня характер не очень усидчивый. Я мечтала быть балериной, занималась пять лет балетом. Но, как говорят, если у тебя талант есть, он тебя все равно куда надо вытащит.
В 14 лет посмотрела фильм «Приходите завтра» с Фросей Бурлаковой, и мне захотелось петь, сама не знаю почему. Я закрывалась, чтоб мама не услышала — и пела. В один прекрасный день она пришла с работы, а я как раз исполняю сцену Татьяны из «Евгения Онегина». «Ну что, — говорит, — становись, будем пробовать». Попробовали. «Что-то вроде бы есть», — сказала мама и отдала меня на педагогическую практику в Одесскую консерваторию. Мы там были так называемыми подопытными кроликами. Я попала к замечательному педагогу Марии Павловне Вержбицкой. Поступила как колоратурное сопрано, потому что пищала «безумные верхи» и совершенно ничего не было «внизу». Мария Павловна четыре года «вытаскивала» мой тембр.
После школы я не поступила в консерваторию, работала в реквизиторском цехе, потом пошла на подготовительный курс и стала осветителем. Так что театр я знаю очень хорошо и со всех сторон. На первом курсе родила сыночка, (он в этом году уже в институт поступает), а на втором перешла к педагогу Галине Анатольевне Поливановой. На выпускном госэкзамене спела Татьяну на сцене Одесской оперы. После чего проработала в этом театре девять лет.
— А как вы попали в Киев?
— Я пела в Одесской филармонии сольный концерт, оркестром дирижировал Аллин Власенко. Он услышал меня и очень удивился, почему я не пою в Киеве. Вернулся в Киев и сказал в дирекции театра: мол, есть в Одессе такая Анисимова. И так случилось, что заболела певица, исполнявшая Тоску. Мне позвонили: «Вы можете спеть Тоску?». Приехала, спела. Потом меня спрашивают: «У вас муж, говорят, очень хороший кларнетист, а нам в театре нужен кларнетист. Он мог бы приехать сыграть?» Он приехал, сыграл. Так мы попали в Киев.
— В последние годы вас практически постоянно выписывают на первые премьерные спектакли. Вы что, «первый боец»? Почему так?
— Да, наверное «первый боец»... Думаю, нескромно будет говорить, почему. Я никогда не рвалась петь премьеры, но дирижер и режиссер всегда считали, что первой должна петь я. Наверное, чем-то заслуживаю это, стабильность тоже играет свою роль в нашем деле. Я на всех спектаклях выкладываюсь, так меня научили. Прежде всего для себя это делаю, чтобы не было стыдно. Ну а после спектакля с друзьями отмечаем практически ночь напролет, они приезжают из Одессы специально на премьеру. И в Москву приезжали. Жаль, что за границу им трудно ездить — визу надо оформлять.
— Ваши выступления в испанских театрах начались после побед в конкурсах?
— Нет. Просто у меня появился артистический агент. Познакомились случайно — в Одессу приехал итальянский дирижер Николо Джулиани, который вывозил наш театр на гастроли. С ним прибыл также испанский дирижер Хорхе Рубио, жена у которого — агент, она подписала со мной контракт. Я за границей пела много — в тех операх, что в Украине не ставились, и «Эрнани», и «Дон-Карлос», а также Тоску, Аиду. Среди интересных партнеров — мой любимый Владимир Галузин, который сейчас считается одним из лучших теноров мира, мы вместе работали в театре «Реал» в Мадриде. И еще Карлос Альварес, которого я тоже обожаю, он самый популярный баритон в Испании, с ним я пела во многих постановках в течение 11 лет. Сейчас опять собираюсь в Испанию, мне очень нравится эта страна. Буду исполнять «Тоску» на фестивале в городе Хихон, в котором вместе с Карлосом Альваресом мы в свое время пели в опере Меркаданте «Пелаччо» (ее не ставили 140 лет). Тогда мне пришлось заменить Монтсеррат Кабалье.
— У вас есть концертные программы? Я не могу
припомнить афиш с вашим именем...
— Да, конечно есть. Просто я уже разобралась с киевской концертной жизнью. Например, говорю дирижеру Владимиру Сиренко: «Давай сделаем концерт с оркестром». Он отвечает: «Танюша, давай. Но у меня нет возможности — мы должны заплатить за аренду». Ну, извините, я считаю, что это мне должны заплатить за то, что я пою. Я, в общем-то, не чувствую, что мы, артисты оперы, вообще существуем для нашего правительства. В Италии, к примеру, если талант появляется — скрипач, певец, — к нему государство проявляет невероятное внимание. А у нас? Вот вы в Киеве, когда по городу едете, видите афиши Национальной оперы о предстоящей премьере? Я не вижу. И это странно. В Москве, например, везде огромные афиши, извещающие, что в Большом такой-то спектакль, поют такие-то артисты. И все в городе знают, что есть оперный театр. Наполеон когда-то говорил: «Театр — это лицо государства».
— Как давно вы поете
в Большом театре?
— Уже пять лет. Мой отец пел в Большом и безумно хотел, чтобы я там выступила. Увы, приглашение в Москву я получила уже после того, как он умер. Мне предлагали там постоянную работу, но меня больше устраивает мой нынешний статус. Так спокойнее. Я в Большом Тоску пела, (спектакль номинировался на «Золотую маску»), очень часто исполняю Турандот и вот, два года назад — «Леди Макбет Мценского уезда» Дмитрия Шостаковича.
— Действительно ли так трудна партия Катерины? Многие говорят, что ее
можно петь лишь в конце карьеры, когда не жалко
терять голос...
— Это замечательная партия. В Москве критики писали, что мы сделали «итальянский спектакль». Большей похвалы для меня не было. Я не хотела кричать эту партию. Действительно, многие после такого исполнения теряли голос. Зачем? Эта опера — невероятно мелодичный, безумно красивый спектакль и очень хорошо ложится на голос. Чем больше я окуналась в музыку Шостаковича, тем больше в нее влюблялась и понимала, как она правильно написана. Поначалу, конечно, боялась — не представляла, как все получится. К тому же меня начали отговаривать, директор нашего театра заявил, что вообще меня не пустит на постановку. Но я все-таки поехала. В итоге пела и ни разу не уставала, даже на репетиции.
— У вас есть поклонники, которые, например, приходят к вам после спектакля, дарят цветы?
— Сказать, что есть какие-то постоянные поклонники — не могу. Так, иногда подходят, благодарят, как-то написали открыточку. А в Европе совсем по-другому. Когда мы исполнили в Хихоне оперу «Пелаччо», где я пела вместо Кабалье, так мы в течение целого часа не могли переодеться. За кулисы пришла масса народа, кто фотографировался с нами, кто просил автографы, было что-то необыкновенное... А здесь спели, ну, разве что кто-то из своих подойдет, поздравит. И все.
— Какие факторы, на ваш взгляд, создают образ оперной примадонны?
— Как говорят в театре, короля играет свита. Образ примадонны создается, когда о тебе пишут, твое имя на слуху. Ведь когда постоянно слышишь о наших эстрадных звездах, то потом сам начинаешь думать, а может, это действительно замечательный артист? Очень большую роль играет раскрутка, пиар. Или, скажем, когда в Москву в Большой театр приезжаешь — тебя возят в мерседесе, и ты чувствуешь себя певицей. Ну, а у нас не возят... Это все определенная культура отношений, это традиции и понимание того, что талантливые люди по коридорам десятками не ходят.

© "Киевские ведомости". При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.kv.com.ua обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.