Автор Тема: Юрий Егоров (1954-1988), пианист, полузабытый советский эмигрант и его трагическая судьба  (Прочитано 11112 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Как известно, историю вообще и историю музыкального искусства в частности определяют объективные предпосылки, влияющие на ход сменяющих друг друга событий, а направляют групповые интересы и могучие личности, способные их персонифицировать и задать вектор движения, однако творят её, наполняя все ниши, складки и поры музыкальной жизни, не только они, но также и музыкальные труженики среднего звена. Вот таким скромным малозаметным явлением была музыкальная деятельность пианиста Юрия Егорова.
О нём у нас ничего не было слышно в советские годы - даже забугорные радиостанции никаких подробностей не сообщали, да и сам масштаб его деятельности был невелик, но кое-что он в музыке успел сказать "лично от себя".
Его скудная биография имеется вот здесь:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C5%E3%EE%F0%EE%E2%2C_%DE%F0%E8%E9_%C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F0%EE%E2%E8%F7

Цитата:
----------------------
Юрий Александрович Егоров (28 мая 1954, Казань — 16 апреля 1988, Амстердам) — советско-нидерландский пианист.

Учился в средней специальной музыкальной школе при Казанской консерватории у Ирины Дубининой, затем окончил Московскую консерваторию у Якова Зака. Обладатель третьих премий трёх наиболее важных международных пианистических конкурсов: Международного конкурса имени Маргерит Лонг (1971), Международного конкурса имени Чайковского (1974) и Международного конкурса имени королевы Елизаветы (1975).

В 1976 г. во время гастрольной поездки по Италии обратился с просьбой о предоставлении политического убежища. Обосновался в Нидерландах — возможно, в связи с тем, что в этой стране было наиболее свободное отношение к гомосексуальности: по словам Егорова в одном из интервью,

В России невозможно жить. Это же смешно, что некоторые книги нельзя читать или просто нельзя играть какую-то музыку — Шёнберга и Штокхаузена, например, как декадентское капиталистическое искусство. Кроме того, я гей. В России рассматривают гомосексуальность как форму сумасшествия. Я жил с комплексом, что я психически болен. А если ваша гомосексуальность обнаружится, вам полагается от пяти до семи лет лишения свободы. Я должен был скрываться, а я это ненавижу.

Гастролировал по Европе и США, принял участие в Конкурсе пианистов имени Вана Клиберна, где не вышел в финал, однако восхищённая манерой Егорова публика собрала для него сумму в 10 000 долларов, эквивалентную материальному наполнению первой премии. 16 декабря 1978 г. дебютировал в Карнеги-холле. Записал для лейбла EMI несколько альбомов фортепианной музыки Франца Шуберта, Роберта Шумана, Фредерика Шопена и Клода Дебюсси, на других студиях вышли, в частности, два фортепианных концерта Моцарта (с оркестром «Филармония» под управлением Вольфганга Заваллиша), сонаты для скрипки и фортепиано Шуберта, Брамса и Бартока (с Эмми Верхей) и др. Егорова называли то новым Горовицем, то новым Липатти.

Умер от заболеваний, связанных со СПИДом.
----------------------
(конец цитаты)


Полностью снимая с себя ответственность за сравнения с Горовицем и Липатти :), полагаю, что, если люди помнят о Ю.Егорове, то это означает, что кому-то его исполнительство может быть интересным.

Проводится также конкурс им.Ю.Егорова:

http://dominanta-fest.ru/competitions/competition-of-pianists-of-a-name-of-yury-egorov

Опять же не берусь судить, насколько этот конкурс представителен и солиден.
Информации почти нет, поэтому, если кто-то что-то разыщет, прошу размещать в этом потоке.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Вот тут выборочные записи из фонографического наследия Ю.Егорова:

http://intoclassics.net/news/2010-08-03-17769

Скарлатти
6 сонат - №№ 33, 23, 478,116,483,423

Бетховен
Andante Favori фа мажор (исполнения 1982г. и 1987г.)

Гайдн
Соната № 33 для ф-но HXVI/20

Шуберт
6 музыкальных моментов D780
Соната D958 до минор

Брамс
3 Интермеццо Op.118

Прокофьев
Соната №8 для ф-но

Шостакович
Соната №2 для ф-но


--------------------------------


http://intoclassics.net/news/2011-08-01-2623

1) Концерт в Карнеги-холл (1978):
Бах - Хроматическая фантазия и фуга BWV903
Моцарт - Фантазия до минор K475
Шопен - Фантазия фа минор, Op.49
Бисы - Этюды Шопена, Op.10 №№ 5, 3



2) Бетховен - Концерт №5

3) Шопен:
Баллада №1
Скерцо №2
Ноктюрны №5 фа-диез мажор, №8 ре-бемоль мажор, №19 ми минор
Фантазия фа минор Op.49

4) Дебюсси:
Эстампы (1-3)
Отражения на воде
24 Прелюдии (тетради 1 и 2)

5) Моцарт - концерты №№ 17 и 20

6) Шуман:
Пестрые листки
Карнавал
Крейслериана
Токката Op.7
Арабеска Op.18
Бабочки Op.2
Новелетты Op.21 (1-2)

---------------------------

http://intoclassics.net/news/2009-01-08-2649

Юрий Егоров - Бах, Шуман (продолжение) 00:20 
1) Бах (flac):
Прелюдии и фуги - №№ 5, 13, 24
Итальянский концерт BWV971

2) Шуман (ape):
Фантазия До мажор Op.17
Примечание: Фантазии других авторов, записанные в Карнеги-Холл и указанные в сканах под номерами 1-4, выложены по предыдущей ссылке.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Если кто-то возьмёт на себя труд (или удовольствие) ознакомиться с этими фономатериалами, то прошу по прослушивании рассказать о своих впечатлениях. У меня пока что руки не дошли.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
А вот что пишет о нём в своей книге революционер Э.Лимонов:

http://nbp-info.com/3403.html

Цитата:
--------------------------------
(из соображений цензуры матерщина заменена отточием)

Юрий Егоров'с Фондейшн

«В порту Амстердама, в порту Амстердама, Dans la port d'Amsterdame…» - ревел во мне голос Жака Брейля, в то время как я шагал вдоль заключённого в цементные колодки Северного моря. Собственно, порта как такового не оказалось, всё это гнусное побережье было портом. Под цементным мостом стоял средневековый корабль, похожий на шлюпы Магеллана. На палубе корабля пилили бревно. Из-под моста глядели на шлюп трое клошаров, они же бомжи. Один с красно-коричневой мордой жителя Индонезии, завёрнутый в одеяло. Я повернул обратно. Мой голландский издатель Жоз Кат говорил мне, что порта нет - всё побережье Голландии - порт, но я решил проверить. Вот проверил. Я прошёл мимо китайской джанки-ресторана и вышел обратно в город. Возвращаться в отель не хотелось, сидеть там в стерильной тоске и голландской обезжиренной чистоте и смотреть 37 каналов телевидения, где на всех каналах политически-корректные лица? Я зашёл в бар и выпил двойной виски, потому что продрог, разыскивая порт. Была глубокая осень, и даже плотный немецкий бушлат с суконной подкладкой не согревал меня. Были и другие причины для озноба и охлаждения. Прилетев в Париж из Соединенных Штатов, жены своей я не обнаружил. Обнаружил груду посуды в кухне, демонстративные два бокала с остатками вина, две измазанные едой тарелки - всё, что свидетельствовало: здесь отобедали двое… Если добавить к этому растерзанную постель, то легко было догадаться, чем они тут занимались. Пустых бутылок не обнаружилось, но я был уверен, что с десяток их лежит в зелёном контейнере для мусора, стоящем у входа в дом.
Потому, приехав в Амстердам, я полностью идентифицировал себя с матросом-протагонистом песни Брейля. Потому мне было холодно, противно, неуютно. Она устроила мне погром души моей.
Я бродил вдоль каналов, время от времени подкрепляясь в баре. В обычное время я купил бы бутылку и пошёл в отель, обошлось бы много дешевле. Но если погром души, то какие тут сожаления о расходах… С Жозом не выпьешь, сухопарый положительный голландец с семьёй… Потому я бродил, глядел в зелёную воду каналов, на пришвартованные повсюду велосипеды, сутулился от ветра и размышлял. Уже ближе к вечеру я вдруг остановился у невзрачного дома с только что вставленными новыми окнами, новые рамы крикливо выделялись на старой стене. Если бы не рамы, я бы не остановился. В Амстердаме было где останавливаться и без рам. Я был здесь уже третий раз, в этом городе каналов, велосипедов, тюльпанов и индонезийских клошаров. Отвлекшись от рам, я прочитал вывеску учреждения, которому рамы принадлежали. «Юрий Егоров'с Фондейшн!» Под вывеской солидная бумага крупным шрифтом оповещала, что Фондейшн учреждена душеприказчиками пианиста Юрия Егорова и ставит своей целью поощрение и финансирование молодых музыкантов, устройство музыкальных конкурсов… и так далее…
Боже мой, Юрочка! Юрка! Я и не знал, что он умер, потому что потерял с ним связь, уехав во Францию из Соединенных Штатов, ведь дружили мы с ним в Нью-Йорке. Правда, один раз я видел его портрет на обложке журнала «Монд де ля Мюзик» («Мир музыки»), ещё раз - на обложке другого музыкального журнала. Он был очень знаменит. Если не ошибаюсь, он остался в Голландии, не вернулся с заграничных гастролей где-то году в 1972-м (в 1976-м - прим.Predlogoff). Победитель конкурса Чайковского, стройный юноша из Казани, черноволосый… Я стоял там, у витрины Фондейшн, учреждённой в честь моего друга, и готов был заплакать, впервые лет за пятнадцать. Поскольку это, в общем, нечеловеческая ситуация: ты гуляешь по городу и вдруг - бац, перед тобой могила твоего друга. Такое бывает обычно во сне. В кошмарах, «в тяжком-тяжком сне - после обеда»,- как говорил Шекспир. Ветер швырял мне в лицо последние листья.
Юра Егоров появился в Нью-Йорке где-то в 1978-м. Может, он появлялся и раньше, но я его не встречал. Но если раньше он приезжал на гастроли, то в 1978-м он решил пожить в городе Вавилоне. Он перебрался в Нью-Йорк вместе со своим любовником - голландцем Яном, тот был художник. Сухопарый, загорелый зверь с длинными ногами. Есть гомосексуалисты, глядя на которых так и просится выплюнуть презрительное «пэдэ!» (во Франции ещё презрительней говорят «педаль»), настолько это вульгарные, пошлые артисты своего жанра. У Юрки никогда не видел я и тени педоватости. Это был нормальный парень, любитель выпить и наркоман. Ну, а что? Да, наркоман. Любил летать. В 1979 году они с Яном купили себе «лофт» в Виллидже и белый рояль. Я же говорю, он был знаменит и достаточно богат. И именно в 1979 году состоялся его знаменитый концерт в Карнеги-Холл, где он исполнил впервые в истории Карнеги-Холла в один вечер два «сета» (т.е., ну, как комплекта) этюдов Шопена. Это очень трудоемкая, лошадиная, физически тяжелая работа - исполнять «сет» этюдов Шопена. А два «сета» вообще мало кому по силам.
Я в тот год работал хаузкипером. Он пригласил меня на концерт в Карнеги, и это был первый и единственный раз, когда я ходил туда. Юрка дал мне билет. Я опоздал, так как задержался в своем «хаузе», которого я был «держатель». Неурочно приехал мой босс Питер, и мне пришлось что-то для него организовывать. В Карнеги я прибежал. Входя в зал, я встретил Генку Шмакова и Ростроповича. С семьей Ростроповичей я был знаком: с дочерьми и с Галиной Вишневской, бывал у них в квартире, напротив «Джульярд Скул», даже некоторое время встречался с их младшей дочкой - Еленой, ей посвящены некоторые куски «Дневника неудачника». Но вот отца я видел впервые. Шмаков познакомил нас. «А, знаменитый революционер!» - воскликнул Ростропович, нещадно ломая буквы «р». «Сука,- подумал я,- подначивает». О моих политических взглядах ему наверняка рассказал Шмаков.
После концерта я пошёл к Юрке в артистическую. Он научил меня что делать, заранее. «Там будут полицейские. Скажи, что ты мой personal friend». Я так и поступил, по инструкции. Я сказал, что я Юри Егоров'с персонал френд. Два здоровенных стража порядка спросили у меня фамилию. Один из них скрылся за чёрной дверью. Вышел почти тотчас. «Проходите». У дверей уже выстроилась огромная очередь. Именно огромная, я настаиваю. Сотни людей хотели пожать ему руку и поздравить. Там была масса спецов в зале, во время концерта. Там были десятки типов с нотами в руках. И они эти ноты переворачивали, придирчиво следя за тем, как Юрка играет! А он сидел себе такой, в белом кителе с двумя рядами пуговиц, в таких же белых брюках, чёрная шевелюра падала на правый глаз - и играл. Впоследствии я узнал, что этот костюм скандализировал часть зала. Оказывается, есть традиция Карнеги-Холла, правила есть, а он их не соблюдает. Он бунтует.
Когда я вошел, он стоял, окружённый старыми дамами в бриллиантах, и разговаривал. А они брали его за руки, гладили по предплечьям и по спине, ласково так потрёпывали и заглядывали в глаза. Было уже изрядное количество букетов. На столах и вдоль стен. Увидев меня, он воскликнул: «Эдичка!» и пошёл ко мне. Дамы в растерянности остались на месте. Я поздравил его. «Я тут должен принимать весь этот бомонд,- сказал он пренебрежительно, кивнув в сторону двери.- Приезжай в лофт, поезжай прямо сейчас, будет парти, будет много еды и выпивки. И я достал мескалин,- он хитро улыбнулся.- Попробуем мескалина, Эдичка?» Вид у него был хулиганистый. Открыли двери. Там было хитро всё устроено, в артистической было несколько дверей. В одну стали пускать поклонников, в другую они должны были выходить. Живой такой очередью, надзираемые полицейскими. Последние тоже вошли в артистическую. К Юрию подбежал потный и толстый тип в костюме. «Yuri, for a Christ sake… please talk to missis Higgins, she is very important for us…» - «Ты не видишь, я разговариваю с моим другом!» - гаркнул Юрий. Тип, взявшись за голову, отошёл. Я пожал ему руку, разворачиваясь уходить. «Это мой менеджер, хочет, чтобы я вылизал жопу музыкальным критикам,- объяснил Юрий.- До встречи». И отошёл, стал пожимать протянутые ему руки, получать цветы. Каждому что-нибудь говорил. Полицейские, руки за спинами, зорко осматривали поклонников.
Я был тогда, помню, очень благодарен ему за… то, как он меня принял. Я вспоминал потом эту сцену с удовольствием. Он бросил богатых старух в бриллиантах и ушёл говорить со мной! Дело в том, что тогда у меня был огромный комплекс неполноценности. Три года уже я был автором двух рукописей, которые считал, по меньшей мере, полугениальными. «Это я, Эдичка» и «Дневник неудачника». Было несколько подтверждений того, что я не завышаю планку. Первый мой роман посчитали гениальным и Евтушенко, он как раз прочёл его в то лето; Шмаков, у него был отличный литературный вкус, и Михаил Барышников прочёл рукопись не отрываясь, и в мае того же года я заключил через посредников контракт на публикацию книги в Париже, по-французски, в издательстве Жан-Жака Повера, самого знаменитого интеллектуального издателя Франции. Легендарного издателя! Но роман так и не появился, он существовал в рукописи. Между тем, я чувствовал себя наравне и выше всех, кого признали и расхваливали: выше Ростроповича или Барышникова. С Юркой я считал себя наравне. А мне приходилось работать хаузкипером, подавать Питеру кофе, готовить ему и его бизнесменам ланчи, ходить покупать продукты. А я уже считал себя монументом культуры! Понимал, что мне удалось и посчастливилось создать культовые книги, а это редко кому удаётся, несколько раз в столетие это бывает. Юрка меня очень ценил, тогда, когда я сам себя порой уставал ценить. Он любил меня видеть, это было заметно по его татарской физиономии. Он меня поддержал, дал необходимое количество внимания. Потому я ему навсегда благодарен. Так же, как ещё нескольким друзьям моих тяжёлых лет. Сумеркину, и Шмакову, и Лубяницкому.
Я поехал в его лофт. Там были друзья Яна: голландцы и голландки. С двумя девочками, которых я там встретил, я впоследствии е...ся. В моей книге «История его слуги» есть комичный эпизод своеобразного моего соревнования с польским художником Станиславом. Цитирую:

«Он за эти две недели вые..л только Маришу, дочку какого-то их польского писателя. Я же за то же самое время поимел по меньшей мере шесть женщин, включая ту же Татьяну, Терезу, музыкантшу Наташу, нидерландскую девушку Марию, на одну ночь забрела Сэра, кроме этого одна замужняя женщина приехала из государства Израиль специально, чтобы со мной пое....ся - прочла мою книгу».

Упоминаемые Тереза и Мария - как раз девушки, которых я нашёл в окружении Юры Егорова. Мария была 1.77 росту, с бритой круглой головкой блондинки, с отличной белой крупной попой, стройными ногами и большими голландскими сиськами. При всех этих прелестях у неё был невинный вид спортивной девочки-подростка. Она приезжала ко мне в миллионерский дом на велосипеде. Тереза, очень крупная, просто с неимоверными сиськами, по-моему, была безуспешно влюблена в Юру, я же просто заставил её е....ся со мной. С ней это не продлилось долго, её несчастья (она приехала из Европы и не могла адаптироваться в Штатах) в конце концов мне надоели, я перестал с ней встречаться. А Мария время от времени делила мою постель до самого моего отъезда в Париж. Иногда я вспоминаю её белую попу. Я бы не отказался от неё и сегодня. Только она уже старая тетка, вот преимущество быть мужчиной - я сплю сейчас с восемнадцатилетией крошкой. Сплю уже два года, начали мы, когда ей было шестнадцать.
В 1979-м, после концерта, в лофте именно Мария меня и встретила. Я им помогал, носил послушно со всеми бокалы и еду. Откупоривал бутылки, восхищался белым роялем. Я люблю работу в коллективе и даже сейчас, став боссом небольшой партийной империи, люблю простую общественно-казарменную жизнь.
Приехал Юра и высыпал мне на ладонь две фиолетовых квадратных таблетки, совсем небольших. «Не делай этого!» - попросил меня перепуганный Шемякин, стоявший радом. Он от любезно предложенного ему Юрой мескалина не то что отказался, а отшатнулся! Отказался и Шмаков, они пришли вместе и стояли, как два провинциальных мужлана, явившиеся в гости к своим светским утончённым родственникам. Мы с Юрой проглотили свои фиолетовые. «Смотри, Лимон, загнёшься, дурак!» - прокомментировал Шемякин. «Мы с Мишаней никогда не станем наркоманами. Правда, Мишаня?- смеялся Шмаков.- Вот Лимон стал уже грязным наркоманом, а мы нет». Генка, сварливый и добрый, слезливый истеричный тип и хороший друг, сотканный из противоречий, страшно боялся смерти, часто посещал врачей, остерегался наркотиков. А умер от СПИДа (в США называется AIDS), от редкой, тогда ещё экзотической болезни гомосексуалистов.
После парти в мультимиллионерском домике я е..л китайскую Елену, представляя, что тело мое - кирпичная стена, и оно всё идёт трещинами. И чувствовал я себя, как кирпичная стена. И китайская Елена чувствовала, что я кирпичная стена, с такой силой я вламывался в её бедные внутренности.
Юрочка же Егоров был найден на следующее утро в Централ-Парке полицейскими. Он спал под лавкой. Не на скамейке, а под скамейкой. Как он там оказался, он не помнил. Почему он оказался один, он тоже не знал. Знаменитый пианист, лауреат премий был задержан, так как у него не было документов. Из полицейского престинкта (участка) ему позволили позвонить домой. Приехал Ян и забрал его. Полицейские были крайне удивлены странным пианистом.
Тогда опять появилась в моей жизни Елена. Она даже жила некоторое время у меня в миллионерском доме. К нам, ко мне и к ней, приходили гости. Приходил и Юра с Яном, и без Яна. Однажды он подарил свою пластинку Елене с надписью. Этого оказалось достаточно, чтобы я приревновал её к нему. И высказал ему своё неудовольствие. Он перестал приходить. Всё бы поправилось в конце концов, я уверен, однако в конце мая 1980 года я улетел в Париж и стал жить там. А Егоров через год вернулся в Голландию.
И вот я стоял перед «Фондейшн» имени моего мёртвого друга, странного русского мальчика, талантливого и порочного. Вдохновенного музыканта и наркомана, гомосексуалиста и работника. У канала в Амстердаме. И летали последние истерзанные листья осени… Юрочка… Он был храбрый безбашенный мальчик из Казани, он даже придумал как-то, что мы с ним родственники, только на основании того, что моя мама из города Сергач.
Позднее я узнал, как он умер. И ещё более восхитился им. В Москву - я уже жил в Москве - приехал Сумеркин, с седой щетинистой бородой, но всё тот же: лицо Жана Жене и мопса, худой и строгий, сдержанный до аскетизма. О чём говорят два старых друга, о чём говорит писатель Лимонов и его первый русский редактор? Это Сашка выпустил мой первый роман по-русски. Мы стали вспоминать умерших друзей. «Когда Юра Егоров узнал, что у него СПИД, он получил в медицинском центре цикуту, ну, ты знаешь, древний яд, цикуту выпил когда-то Сократ, по приговору афинского суда. Если ты не знаешь, то объясняю тебе: в передовой Голландии не только продают в барах легкие наркотики гашиш и марихуану, но и принят закон об «эвтаназии», то есть больной неизлечимой болезнью может, если хочет, покончить с собой. Юрий пригласил гостей, обставил всё: цветы, вино, они все там пили, ели, разговаривали с ним, а он постепенно отпивал из своей смертной чаши… И к ночи захолодел, ушёл с улыбкой. Правда, невероятная смерть?»
- Классическая! Какой стиль!- восхитился я.
И действительно, какой стиль! Великолепно!
В старой записной книжке у меня до сих пор сохранился его адрес: Brouversgracht, 84, Amsterdam GZ 1013, правда, адрес перечёркнут, и приписано: dead.

(конец главы о Егорове)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Вот так.
Что тут правда, а что сказка - чёрт его разберёт.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Послушал "Фантазию" C-dur Шумана - пожалуй, очень показательное в плане выявления исполнительского "романтизма" сочинение. Сыграно в целом хорошо: никакого форсажа, никакой грубости, неплохое ощущение целого, выдержанные "мхатовские" паузы, обаятельное в пианиссимо туше, чуткая педаль, прекрасный звук .... Но ... На мой взгляд, подобное звуковое обаяние - это ещё не всё, что требуется для адекватной подачи подобных сочинений в романтическом духе: так, мне явственно недоставало в первых 2-х частях ритмического разнообразия, развитой агогики, без которой немыслим романтизм - уж больно всё ровненько у Егорова ..... В 1-й части помимо большей рубатности хотелось бы всё-таки ещё более изощрённого звукового флёра (хотя я, конечно, "отравлен" трактовками волшебников ф-п игры, которых перечислю ниже), а многие быстрые моменты во 2-й части, с которыми в моём воображении как раз и связана шумановская фантастика, сыграны почему-то топорно-прямолинейно. Если сравнить с записями Горовица, Софроницкого, с чудесной ПОЗДНЕЙ живой записью Рихтера (от 1979 г.), а в моей памяти ещё живо воспоминание о гениальном исполнении этой вещи Д.К.Алексеевым, - то придётся убедиться, что всё то же самое можно сыграть гораздо тоньше и изощрённее и с т.з. нюансировки, и в плане ритмического разнообразия - закруглить и сделать более выразительными отдельные фразы, посредством рубато оживить фактурно однообразные эпизоды. Да ! Романтикам, сочинявшим в расчёте на понимание и умение интерпретатора заполнять предоставляемое ему автором временнОе и звуковое пространство, заполняемое зачастую однотипным материалом, необходимо в этом смысле "помогать", работая с этим материалом, исполнительски оживляя, расцвечивая его ! Нельзя просто так отыгрывать текст в расчёте на то, что "само как-нибудь получится", ибо "в нотах всё есть". Эти слова любил повторять Рихтер, но он-то лучше всех понимал, что ноты информативны для тех, кто освоил гораздо более широкий -и не только музыкальный ! - контекст ! :)
В общем, мне лень проверять свои ощущения на всём остальном материале, но на основании прослушивания шумановской "Фантазии" я могу сказать, что Ю.Егоров, несомненно, обладал большим талантом, и если бы ему суждено было прожить дольше, то к нашему времени он, возможно, мог бы вырасти в большого мастера; но судьба распорядилась иначе. Тем не менее, сохранившиеся его достижения значительно возвышают его над средним уровнем.
В любом случае я рад за него в том смысле, что он прожил свою жизнь так, как хотел, обрёл иллюзию свободы и успел сделать то, что желал и на что был способен, и его фонограммы дополняют созданную им самим легенду его жизни.

P.S.
Вообще, любопытно, какие безумные судьбы сложились за рубежом у многих наших "невозвращенцев": например, А.Никольский, Гаврилов, Нуриев, Ю.Егоров, Р.Хунцария ..... По сути дела, жизнь сломала им хребет: они не выдержали испытания свободой и самостоятельностью и так или иначе "покончили с собой" если не в прямом, то в переносном смысле - им снесло крышу, и они сожгли свою жизнь в каком-то бешеном вихре; двое из перечисленных скончались от СПИДа; Никольский, всегда на бешеных скоростях водивший авто, врезался в столб, который от удара пополам распилил его машину; Хунцария занялась собачками; Гаврилов известно чем сделался ...
К тому же они в таком состоянии представляли очевидную опасность не только для себя, но и для окружающих, притягивая к себе разные несчастья. Вопрос сочувствия им остаётся личным делом каждого, кто узнаёт об их судьбе - вот в этом потоке мы узнали о судьбе Юрия Егорова; надеюсь, что это не пройдёт бесследно мимо сознания прочитавших.
Жизнь бывает глупа и трагична.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
В крошечном французском городке Ла-Рок-д'Антерон в 31-й раз проходит крупнейший фестиваль фортепианной музыки — и, как обычно, с участием русских пианистов

http://friday.vedomosti.ru/arts.shtml?2011/08/12/265500

Представители русской школы участвуют в фестивале с самого его основания в 1981 г.: тогда здесь выступали Святослав Рихтер и Юрий Егоров (этого умершего от СПИДа пианиста-перебежчика на родине совершенно забыли, а на политкорректном Западе помнят: в Ла-Рок-д'Антероне его именем названа улица).

12/08/2011


=======================================================================

http://www.tchaikovsky-competition.com/ru/history/1974/fifth-competition

Цитата:
--------------
Вечером третьего дня прослушиваний пианистов в первом туре, как сообщал пресс-бюллетень, «самые горячие аплодисменты выпали на долю Юрия Егорова и араба (точнее, египтянина – прим. ред.) Рамзи Ясса». О манере ученика Якова Зака второкурсника Московской консерватории (и лауреата Конкурса М. Лонг – прим. ред.) Юрия Егорова писали: «строгость и сдержанность, он (Егоров – прим. ред.) умеет сам вслушиваться в музыку, и ведет за собой публику». Наивно докладывая, что «у слушателей было не так много по-настоящему ярких встреч с музыкой Баха», автор обзора в пресс-бюллетене приходил к выводу: «Поэтому так запомнилось исполнение Юрием труднейшей си-минорной Прелюдии и фуги из 1 тома ХТК. С большим подъемом и подлинным артистизмом был сыгран до-мажорный этюд Шопена, а звучание рахманиновского этюда поразило силой контрастов». Сам пианист держался хладнокровно: «Я чувствовал себя на сцене удивительно спокойно. Гораздо спокойнее, чем на прошлом конкурсе в Париже». Юрий Егоров получит третью премию и бронзовую медаль. О тех, кто его обыграл на этом конкурсе, обозреватели заговорят лишь после второго, а про некоторых – и после третьего туров.
« Последнее редактирование: Август 29, 2011, 17:44:28 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица