Автор Тема: 2011-11  (Прочитано 34700 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #25 : Ноябрь 08, 2011, 16:17:28 »
Номер ссылки| 2011110807
Тема|
Авторы|
Заголовок| Фантом-опера.  "Руслан и Людмила" в Большом театре
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/1809285
Аннотация|
<...>
Да, это неожиданно дробный спектакль, гораздо дробнее, чем многие другие работы Чернякова. И в некоторых местах провисающую драматургию все-таки приходится вытягивать музыке.
<...>
При желании в черняковском "Руслане" можно, конечно, увидеть и беглую злободневность — от сорокинских обертонов "древнерусского" маскарада до кавказской лезгинки, которую выплясывает перед Людмилой "раб Черномора". Но его сильная сторона уж точно не в этом. Не то диво, что Руслан и Людмила (очень на манер Тамино и Памины) проходят испытания, а, скорее, то, что им все время приходится иметь дело с подстроенным мороком, с лживыми фантомами. "Древнерусский" шик — не настоящий, гора трупов в сцене с Головой — не настоящая, и "трупы", едва уходит Руслан, дружно встают и уходят; альпийский пейзаж за окном пресловутого "борделя" — не настоящий, и Финн "выключает" его, нажав кнопку на пульте. То есть подвиг героев не только в том, чтобы не предать друг друга, а в том, чтобы выбраться из лабиринта наслаивающихся друг на друга "кажимостей", и им позволяет это сделать только их взаимное чувство, единственная подлинная вещь в этом странно искривленном мире. Казалось, что от создателя горького "Евгения Онегина" и совсем беспросветного "Воццека" этого не дождешься, но завершается "Руслан" именно этим выводом — убедительно отыгранным, трогательным и даже, рискну сказать, старомодным.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #26 : Ноябрь 08, 2011, 16:18:06 »
Номер ссылки| 2011110808
Тема|
Авторы|
Заголовок| Руслан, Людмила и скандал.  На премьере оперы Глинки столкнулись прогрессисты и консерваторы
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2011-11-07/154076-ruslan-ljudmila-i-skandal.html
Аннотация|
<....>
По Чернякову, Финн с Наиной поспорили о любви: есть она в природе или нет? Для разрешения спора устраивается эксперимент над героями – похищение Людмилы (Альбина Шагимуратова) и странствия Руслана (Михаил Петренко) по принципу «мы их сейчас испытаем». Из красивой жизни любовники внезапно попадают в кошмар и стресс. Ее отвозят в роскошный отель, его отправляют в «хождение по мукам». Девушку обхаживают шампанским, кулинарным шоу и тайским массажем, а также пытают визуальными соблазнами – групповым блудом в саду (крики из зала: «Позор»). Юношу, уже в джинсах и в куртке, загоняют на поле битвы, которой не было: приглашенные актеры изображают кучу трупов. Голова показана в телевизоре. Потом Ратмир (контртенор Юрий Миненко) встречает ошалевшего Руслана среди стайки красивых девиц, к которым примкнула бывшая зазноба хазарца – Горислава (болгарка Александрина Пендачанска). Девицы (наемные прислужницы Наины) развлекают гостей в интерьерах роскошного особняка. Вместо традиционной балетной сцены режиссер предлагает пантомиму: красотки катаются на роликах, показывают фокусы, изображают Чарли Чаплина, играют в прятки и в серсо, но действие провисает. Спасенную Людмилу похищает Фарлаф (литовец Альмас Швилпа) – «новый русский» бандитского вида. Летаргия героини проходит, когда ей делают укол. В финале – та же свадьба ряженых, но веселья нет: хор выдает что-то ликующее, но Руслан с Людмилой медленно отходят от шока, Наина проигрывает пари с хохотом и гордо поднятой головой, а Финн (он же – певец Баян) грустно поет перенесенную из первого действия арию «Есть пустынный край».
<....>
Конечно, от первого спектакля на исторической сцене публика ждала другого – манифеста «добрых намерений» театра, «реалистическое» зрелище, возвращающее опус Глинки к псевдорусской картинке. Любая другая трактовка, особенно осовременивающая действие, неизбежно вызвала бы отторжение. Другое дело, что и режиссер Черняков не вышел на уровень своих лучших работ в Большом театре. Новый спектакль – это не «Похождения повесы», не «Евгений Онегин» и не «Воццек». Возможно, так случилось потому, что «Руслан и Людмила» – чуть ли не первая у режиссера нетрагическая опера. Что делать со смесью наивной лирики и откровенного пафоса, постановщик, видимо, не знал: не может же такое быть достоверным для современного зрителя! Но романтическая музыка Глинки сопротивлялась превращению спектакля в историю манипуляции. Видимо, поэтому режиссерские подтексты не проникли в зрительское сознание: в моменты серьезных кульминаций публика, увы, смеялась.
« Последнее редактирование: Ноябрь 08, 2011, 19:41:47 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #27 : Ноябрь 08, 2011, 17:09:23 »
Номер ссылки| 2011110809
Тема|
Авторы| Шон Уокер | Independent
Заголовок| Неприкрытая правда о новой премьере в Большом театре
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.inopressa.ru/article/08Nov2011/independent/big1.html
Аннотация|


Полуголые красотки катаются на роликовых коньках, герой мифа во время арии срывает с себя одежду, совершенно обнаженные женщины, повизгивая, мечутся по сцене, повествует корреспондент The Independent Шон Уокер, делясь впечатлениями о премьере, которая состоялась в среду вечером в Большом театре. Вся эта нагота подчеркивала смехотворность того, что у Аполлона на фронтоне театра пенис теперь стыдливо прикрыт, добавляет автор.

"Московская публика, знаменитая своим консерватизмом, встретила происходящее на сцене криками "Как не стыдно!", - свидетельствует автор.

Речь идет о постановке оперы Глинки "Руслан и Людмила", которую в России обычно играют в костюмах времен Киевской Руси. В Большом постановку поручили скандальному режиссеру Дмитрию Чернякову, пишет рецензент. В начале спектакля публика облегченно вздохнула, увидев на сцене старинный терем и роскошные исторические костюмы. Но оказалось, что на свадьбе гуляют современные русские, которые арендовали терем и нарядились, повествует автор. Руслан появлялся на сцене в джинсах, а другие персонажи - в кожаных куртках. Полуголый массажист, казалось, массировал ягодицы Людмиле.

По слухам, легендарная Елена Образцова в последнюю минуту отказалась играть, так как ее смутила радикальная трактовка. Певица, которая ее заменила, сломала на премьере руку. "Это очередное дурное предзнаменование для театра, над которым и так тяготеют обвинения в коррупции и интригах", - заключает Шон Уокер.
« Последнее редактирование: Ноябрь 08, 2011, 19:42:17 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #28 : Ноябрь 13, 2011, 21:37:29 »
Номер ссылки| 2011111301
Тема|
Авторы| Ярослав Тимофеев
Заголовок| Юрий Любимов перекроит «Князя Игоря»  «Известия» выяснили подробности первой постановки Любимова в Большом театре
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/506659
Аннотация|
Большой театр готовится к очередному всплеску эмоций со стороны консервативной публики. Освоившись с модернизмом в режиссуре и сценографии, главный театр страны сдаст авангардистам святую святых — нотный текст русского классика. Композиторы Павел Карманов и Владимир Мартынов создадут абсолютно новую музыкальную редакцию «Князя Игоря».

В начале октября гендиректор Большого Анатолий Иксанов сообщил «Известиям», что премьера намечена на декабрь 2012 года. «Я давно мечтал вернуть на сцену Большого театра оперу «Князя Игоря». Лучшего режиссера, чем Юрий Любимов, для этого трудно себе представить», — добавил Иксанов.

Юрий Петрович видел в роли своего музыкального редактора Владимира Мартынова. 3 ноября на Волковском фестивале в Ярославле Любимов сообщил «Известиям»: «Если где-то в опере будут купюры и перестановки, мне напишет музыку мой постоянный соавтор композитор Владимир Мартынов. Синайский сводить оркестровку не будет, он отказался»
<...>
Как сказал Мартынов, «Юрий Петрович режет не только оперы, он вообще все режет. И Шекспира, и «Кольцо Нибелунгов». Так что наша задача будет отчасти в том, чтобы защищать Бородина».
<....>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #29 : Ноябрь 13, 2011, 21:41:19 »
Номер ссылки| 2011111302
Тема|
Авторы| Ярослав Тимофеев
Заголовок| День гнева в Большом театре
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/506655
Аннотация|
Большой театр продолжает покорять имперской расточительностью: вывезти в Россию 200 артистов La Scala и дирижера, входящего в мировой топ-5, ради одного концерта продолжительностью в час двадцать — это красиво.

Сцена преображается, одеваясь красным деревом. На месте оркестровой ямы — четыре ряда кресел, заполненных элегантными дамами и кавалерами. Акустика демонстрирует мудрость архитектора Альберто Кавоса и осторожность «СУИпроекта».

Как и каждый крупный театр, Большой должен был заявить о себе как о филармонической площадке. Сделать это руками Даниэля Баренбойма — настоящая удача.

То, что в окружении двух добрых сказок — про Руслана с Людмилой и Спящую Красавицу — оказалась погребальная месса, только на первый взгляд кажется странным. На самом деле трудно найти сочинение более выигрышное для демонстрации Большого как акустического шедевра.

Во-первых, потому что Верди поиграл в «Реквиеме» со стереоэффектами: трубы предвечного здесь голосят не только из оркестра, но и с небес — с четвертого яруса. Переплетение духовых пронзает куб Большого крест-накрест: и в глубину, и в высоту. Собственно, так и должен звучать Апокалипсис, и даже в 3D-кинотеатре нельзя окунуться в его атмосферу более естественно.

Во-вторых, потому что вердиевский пафос, вложенный в уста и руки почти 200 музыкантов, — действительно хорошее испытание для театра как акустической коробки. Даже самые аристократичные дамы в мехах, даже самые плотно застегнутые на все пуговицы чиновники не могли не содрогнуться в моменты кульминаций. Отдельное bravo за это нужно сказать маэстро большого барабана — его мощные вибрации в Dies irae («День гнева») чувствовались едва ли не в метро.

Все музыканты знают, что Реквием Верди — фактически еще одна опера. Но, как выяснилось вчера, одно дело знать, другое — эту заупокойную оперу прочувствовать. Вот у меццо-сопрано Екатерины Губановой крошечное соло, но, прежде чем закончить, она делает фирменную итальянскую задержку, и дирижер покорно тормозит хор и оркестр. Вот тенор Стефано Секко с красивым масляным голосом, напоминающим о технике Паваротти, остается один, и мы забываем, что за ним сидят два профсоюза, считающих минуты. Слушая анонимных героев Реквиема, мы попадаем в гримерку к вердиевским оперным персонажам и видим, что Виолетта, Аида, Отелло — живые, настоящие. Вот что они думают о смерти.

Блистательный хор Teatro alla Scala сорвал отдельную овацию: эти 90 человек воплощали намерения дирижера с синхронностью поднимающихся и опускающихся ресниц.

Коренастый аргентино-израильский маэстро Даниэль Баренбойм дирижировал по памяти и вообще, судя по всему, наслаждался процессом. Хотя оркестр La Scala все еще не до конца привык к его жестам: Баренбойм дает сигнал с сильным опережением, что изредка отзывается преждевременным выкриком какого-нибудь духовика. Впрочем, у оркестрантов будет время приспособиться: Баренбойм заступит на должность главного дирижера La Scala 1 декабря и планирует ежегодно проводить 15 недель за пультом главного миланского театра.

Относительно слабым звеном был ансамбль солистов, хотя сами по себе все четверо —высококлассные вокалисты. Интернациональный квартет попросту не успел спеться и, оставаясь без поддержки оркестра, зыбко балансировал на грани интонационной чистоты. В сольных номерах более рельефно выступили болгарская примадонна Крассимира Стоянова с покоряюще прочувствованными верхними нотами и уже упомянутый Стефано Секко, вызывавший тень Паваротти. Достойно справился с неожиданной задачей и Михаил Петренко, недавний Руслан из оперы Глинки: он заменил тщетно ожидавшегося немецкого баса Томаса Квастхоффа.

Для поклонников «Репетиции оркестра» Феллини нынешний концерт La Scala — хороший повод задуматься, так ли верны параллели между оркестром и обществом. Пока Италия нервничает и дымится в пекле экономических катаклизмов, ее театр безупречно и красиво делает свое дело.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #30 : Ноябрь 13, 2011, 21:42:09 »
Номер ссылки| 2011111303
Тема|
Авторы| Ирина Тумакова, Санкт-Петербург
Заголовок| Скрипач Михаил Гантварг возглавил «пожарную команду»
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/506568
Аннотация|
В Петербургской консерватории вновь поменяли ректора: в пятый раз за последнее 10-летие, в третий — за год. Новым исполняющим обязанности стал скрипач, профессор Михаил Гантварг. Именно его кандидатура называлась в многочисленных письмах министру культуры с момента скандального увольнения Сергея Стадлера.

В конце августа, когда встал вопрос о назначении нового ректора, Минкульт не прислушался к музыкантам и назначил и.о. ректора пианиста Олега Малова. На выборах в канун Нового года он должен был лишиться или приставки «и.о.», или должности. Его сторонники и противники начали обвинять друг друга в одном и том же, а именно в попытке заранее обеспечить результат голосования с помощью «карманных» ученых советов. Последних в вузе стало два — «старый» и «новый». И каждый готов был к «революции снизу». Но до этого дело не дошло.

— В четверг, 10 ноября, я неожиданно узнал, что отстранен, — рассказал «Известиям» Олег Малов. — Шло обычное совещание, когда в мой кабинет вошел глава департамента образования Министерства культуры Олег Неретин. После совещания он вручил мне приказ.

Официальные причины отставки, по словам Малова, в приказе не названы. Неофициальные пианист предпочел не комментировать. Можно предположить, что в министерстве просто устали от бессмысленных передряг в старейшем музыкальном вузе страны.

Противники Малова называют произошедшее «реакцией на то, что творилось в консерватории в последние месяцы». Упреки прежние: забытая музыка и финансовые нарушения (в том же обвиняли и троих предшественников Малова, включая Стадлера).

— Малов установил оклады и надбавки, не подтвержденные бюджетом, финансовое положение катастрофическое, — сообщил «Известиям» народный артист России Павел Егоров. — Чтобы завершить финансовый год, за дело придется браться «пожарной команде».

Олег Малов парирует: катастрофа началась до его прихода, он же повысил только неприлично низкие оклады библиотекарей, фольклористов, хореографа театра.

— Зато я сократил должности пяти проректоров, получавших по 120 тыс., сэкономив для консерватории 600 тыс. рублей в месяц, — добавляет Малов. — Планировал и дальше сокращать многочисленных помощников и советников с неоправданно огромными окладами.

В будущем году Санкт-Петербургская консерватория отметит 150-летний юбилей. На праздники правительство адресовало 42 млн рублей. Существует и распоряжение о выделении 3,5 млрд на реконструкцию здания, но последние скандалы — в первую очередь финансовые — отправили документ «под сукно».

Теперь в консерватории может наступить если не финансовое благополучие, то хотя бы мир. Фигура Гантварга во главе «пожарной команды» устраивает большинство: он обладает авторитетом в музыкантских кругах, кроме того, даже противники называют его человеком безусловно порядочным.

— Моя первая задача — чтобы в консерватории говорили о музыке, а не о том, кто подал в суд и кто написал в прокуратуру, — заявил «Известиям» Михаил Гантварг. — Главное, для чего мы работаем, это учебный процесс, а не все эти полукриминальные истории.

Точная дата выборов, после которых «и.о.» Гантварг может стать ректором, будет назначена ученым советом 15 ноября.


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #31 : Ноябрь 13, 2011, 21:46:43 »
Номер ссылки| 2011111304
Тема|
Авторы| Гюляра Садых-заде
Заголовок| Первая премьера Большого театра между скандалом и овациями
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.fontanka.ru/2011/11/09/008/
Аннотация|
<...>
Конечно же, новый «Руслан» должен был ознаменовать и новый виток в развитии самого Большого театра: тут требовался внятный реверанс в сторону большого имперского стиля, но также и наличие современного взгляда на русский классический шедевр. Режиссер попытался не изменить самому себе, избрав «срединный путь»: удовлетворить, елико возможно, разные вкусы, но и протащить каким-то образом то, что волнует лично его. А волнуют режиссера базовые ценности гуманистического толка: как сохранить в мире истинную любовь и верность, как противостоять мнимостям и морокам современного мира.
<...>
По слухам, именно ирония и возмутила Елену Образцову – конкретно ей будто бы не понравилась трактовка сцены «В садах Черномора», где Людмилу искушает прелестями плотских удовольствий «качок»-культурист с голым торсом: бицепсы обильно украшены татуировкой, он поигрывает ими и в конце концов пускается в пляс, картинно выбрасывая руки в лезгинке.

Впрочем, возможно, Образцова руководствовалась интуицией: отказ выходить на сцену спас ее от травмы. На премьере в первой же сцене Финн случайно толкнул партнершу: Заремба упала и сломала руку. Допевала спектакль, спрятав обколотую анестетиками руку под пышной песцовой шубой: ей предстояло петь еще пять спектаклей! Что ни говори, а на сцене (как и в жизни) всегда есть место подвигу.


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #32 : Ноябрь 13, 2011, 21:49:09 »
Номер ссылки| 2011111305
Тема|
Авторы|
Заголовок| Ренанский Дмитрий
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://expert.ru/expert/2011/44/konets-tsitatyi/
Аннотация|
Первая премьера на обновленной исторической сцене Большого театра — опера «Руслан и Людмила» Дмитрия Чернякова и Владимира Юровского — напоминает о системном кризисе отечественной режиссуры и открывает новые рубежи в оперном исполнительстве
<...>
Дмитрий Черняков напоминает: цельная Россия канула в Лету, а значит, любая попытка возродить на сегодняшних подмостках соборно-былинную Русь «Руслана» обречена на провал.
<...>
Никакого Черномора, естественно, нет и в помине — все та же Наина держит Людмилу в заточении в стерильном хайтеке, истязая тайским массажем, акустическими кошмарами и постановочными видениями изменяющего жениха. Решив, что эксперимент затянулся, сердобольный Финн в определенный композитором и либреттистом момент приходит на помощь — не только указывая Руслану путь к месту встречи, но и приводя бездыханную Людмилу в сознание аккуратным уколом в шею.

Метатеатральные кавычки, в которые заключена фабула «Руслана и Людмилы», хорошо знакомы по предшествующим постановкам Дмитрия Чернякова — описанный метод уже был опробован им и в «Воццеке», и в «Дон Жуане». Между тем едва ли не впервые на спектакле Чернякова возникает ощущение тотального дежавю — трудно избавиться от стойкой иллюзии того, что оперное здание с известной долей прагматичного цинизма воздвигнуто по комплектно-блочному методу строительства из уже готовых ходовых элементов. Все потому, что разрабатываемая Черняковым методология и эстетика за последние годы успела выйти в тираж: присвоенные ближайшими коллегами по цеху, сегодня они воспринимаются не чертами авторского стиля, но общим местом — от недавнего, скажем, «Золотого петушка» Серебренникова «Руслан» не слишком принципиально отличается, разве что качеством выделки. Спектакль мог бы «выстрелить» фирменной темой театра Чернякова — насилием над человеческой личностью, — но заставляет лишь вспомнить пелевинское определение постмодернизма: «Это когда ты делаешь куклу куклы, и сам при этом кукла».
<...>
Исполненный редуцированным составом оркестра, прозрачно деликатно сыгранный и вполголоса, без малейшего форсирования спетый, лишенный набившего оскомину ура-патриотического пафоса, «Руслан» Юровского возвращает драгоценную свежесть даже самым затертым номерам партитуры и напоминает о статусе Глинки как едва ли не первого западника русской музыки. В последнем дирижеру особенно помог затейливый интернациональный кастинг — абсолютными героями спектакля стали американский тенор Чарльз Уоркмен (Баян, Финн) и болгарское сопрано Александрина Пендачанска (Горислава) плюс востребованные Западом Альбина Шагимуратова (Людмила) и Елена Заремба (Наина): столь осмысленного и стильного музицирования в Большом еще не слышали.


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #33 : Ноябрь 14, 2011, 08:22:40 »
Номер ссылки| 2011111401
Тема|
Авторы|
Заголовок| Как на самом деле продают билеты в Большой театр
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/society/49422.html
Аннотация|
Первый день продаж «Спящей красавицы». На 11 января. Получить можно только два билета в одни руки. У касс с 6 утра очередь, человек 30. Стоят: калеки с палочками, бездомные, пьяницы без зубов, гастарбайтеры в пиджаках поверх толстовок, пэтэушники с газетками. Рядом — группа товарищей в шапочках. Это — перекупщики. Через час двадцать после начала продаж «нормальных» билетов уже нет.
<....>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #34 : Ноябрь 14, 2011, 08:23:28 »
Номер ссылки| 2011111402
Тема|
Авторы| Максим Соколов
Заголовок| Трапеции с голыми боярами
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://expert.ru/expert/2011/45/trapetsii-s-golyimi-boyarami/
Аннотация|
В очередной раз можно повторить, что сегодня п. «и» универсальной резолюции Полыхаева — «ответим поголовным вступлением в ряды общества “Долой рутину с оперных подмостков”» — переменил свой смысл до противоположности. Во времена Полыхаева рутина на оперных подмостках заключалась в костюмированном концерте, идущем середь традиционных фигуративных декораций, изображающих заснеженный лес, дворец короля Сигизмунда, Красную площадь, английский коттедж Маргариты, Зимнюю канавку etc.

По прошествии восьмидесяти лет рутина на оперных подмостках заключается в прямо противоположном. Артисты, забыв о концертной статуарности, являют все разнообразие сценического движения, действие переносится из места и времени, прописанных в либретто, в эпоху и в декорации, максимально противостоящие и минимально сообразные изначальному тексту, а самый сюжет по возможности модифицируется так, чтобы герои оказывались совсем не теми, какими их прежде привычно было мыслить. Изобретаются дополнительные завязки, призванные обнулить прежнюю сюжетную линию и показать, что на самом деле все было иначе. Антагонисты — вовсе не антагонисты, любовники — вовсе не любовники etc. Конечно, не всегда в этом деле достигается полное совершенство. В брегенцской постановке «Трубадура» действие происходит на нефтеперегонном заводе, куда граф ди Луна приезжает на белом катере, а цыгане преобразованы в пролетариев, кующих чего-то железного. Однако же начальник стражи Феррандо не находится в половой связи ни с пролетаркой (б. цыганкой) Азученой, ни с трубадуром Манрико. Хотя это, без сомнения, дополнительно украсило бы постановку.
<....>
Лучшие образцы новейшей рутины давно уже являет Германия, где любая оперная постановка демонстрирует беспредельные творческие способности режиссера. Немецкая постановка «Пиковой дамы», где старуха-графиня приходит на бал в натуральном виде, изображая Екатерину II, — это еще не самое высшее достижение.

Но и Россия быстро движется к евростандарту, свидетельством чему постановочные успехи режиссеров В. А. Бархатова и Д. Ф. Чернякова, показывающие, что новейшим переосмыслением классики и у нас могут заниматься не хуже, чем в Германии. В том числе национально-образцовой классики. Современно переработанные Глинка, Мусоргский, Чайковский, Римский-Корсаков тому порукой. Вероятно, в знак признания этих заслуг Д. Ф. Чернякову и было поручено открыть сезон в новоотремонтированном Большом театре «Русланом и Людмилой». Безотносительно к тому, кто что при этом думал, решение вышло вполне знаковое. Большой театр — это национальный образец, вот мы и покажем вам, как теперь будут подаваться национальные образцы вроде того же Глинки.
<....>


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #35 : Ноябрь 14, 2011, 08:24:30 »
Номер ссылки| 2011111403
Тема|
Авторы| Александр Матусевич.
Заголовок| Глинку мудрено сыскать. Первая премьера на исторической сцене Большого
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.operanews.ru/11111301.html
Аннотация|


<....>
Прошло уже несколько дней, как я посетил один из спектаклей премьерной серии, а меня не покидает чувство горького разочарования от увиденного. Это не просто неприятный осадок, а гораздо хуже: тошнотворное чувство брезгливости подкатывает всякий раз, как только я мысленно вновь обращаюсь к последней премьере Большого. Честно говоря, из рецензии в рецензию мне уже порядком надоело копаться в том мусоре, каким набита черепная коробка режиссера Чернякова, и который он из спектакля в спектакль вываливает на академические сцены, заметим, за государственный счет. Постановщик настолько любит себя и роящиеся у него в голове мирки, ничтожные и непривлекательные, что готов играться в них до бесконечности – своего рода ментальный эксгибиционизм. Публике же отводится также перверсионная роль: чистой воды вуайеризм, только не добровольный, а по принуждению, когда вас постоянно заставляют подглядывать и смаковать то, что вам, в общем-то, безразлично и не интересно. А местами и просто противно.
Дело не в том, что показывая на сцене главного музыкального театра страны бордель, можно задеть чьи-то эстетические и моральные чувства, хотя неуважение к части публики не делает чести театру. В конце концов, часть из нас посещает в реальности эти самые места, а уж сколько раз их нам показывали в кино, по телевидению и на прочих сценах – не счесть, тем более, что и сам черняковский бордельчик весьма симпатичный (в определенном дизайнерском умении автору не откажешь, его картинки, сами по себе, в отрыве от содержания оперы, нередко бывают занимательны и даже приятны глазу).

Наинин акт, действительно, пожалуй, самое эротичное место оперы, его музыка просто сочится чувственностью и негой. Однако Глинка своей музыкой говорит нам о весьма сомнительных с точки зрения общепринятой морали месте и ситуации поэтически и возвышенно, он сознательно уводит нас из борделя (чем, по сути, и являются сады Наины) в мир грёз, фантазии и высокого эротизма. А нынешний интерпретатор, пытаясь, как ему, видимо, кажется, вскрыть исходные смыслы произведения, по сути, отменяет все усилия, все достижения композитора, и с удовольствием вновь возвращает нас в эту низменную действительность. И музыка, говорящая другим, более высоким и одухотворенным языком, становится просто лишней на этом «празднике» черняковского самовыражения. Лишней поэтому оказывается и танцевальная сюита: в предложенных обстоятельствах режиссер просто не знает, что с ней делать, и там, где ранее, в прежних постановках, всегда блистали балетные артисты, творя искусство, устраивает дешевый капустник с чечеткой, жонглированием шариками и пр. Впрочем, о том, что капустники у Чернякова получаются лучше всего, мы хорошо помним еще по его Ларинскому балу в «Онегине»-2006.

Спектакль длится 4,5 часа и подобного рода «находок» в нем масса. Режиссер с маниакальной настойчивостью смакует множество маленьких, совершенно ненужных деталей, которые ему удалось вычитать в тексте либретто, а чаще домыслить самому, опираясь на свою буйную, и, судя по всему, не слишком здоровую фантазию. Пересказывать их, а тем более анализировать нет ни желания, ни времени. Скажем лишь, что все они, как одна, противоречат музыкальному языку оперы и произносимому артистами тексту. В результате мы получаем не открытие первосмыслов, а извращение сути произведения. И это вызывает соответствующую реакцию публики: там, где надо бы сопереживать героям оперы и взгрустнуть вместе с ними, она хихикает и глумится над происходящим. Черняков даже не дискутирует и не полемизирует с первоисточником, не выстраивает пресловутый перпендикуляр к произведению, а попросту переиначивает его под свой весьма сомнительный вкус, создавая какую-то антиматерию, антиоперу, «анти-Руслана». По-своему эта концепция, быть может, обладает какой-то внутренней логикой, но бесконечно далека от оперы Глинки, в результате чего на сцене мы видим карикатуру и пародию на нее, словно в телепрограмме «Большая разница», к тому же карикатуру и пародию не очень-то умную. Получается, что зритель, по Чернякову, приходит в Большой театр не приобщиться к великому искусству, а за тем же, зачем он включает телевизор на кнопке канала «Камеди-ТВ» и иже с ними: поржать и постебаться.

Впрочем, публика охотно ведется на провокацию Чернякова, что лишний раз говорит о духовном неблагополучии нашего времени – такое с позволения сказать искусство действительно оказывается востребованным. Плохо или хорошо исполнена ария, дуэт, ансамбль или играет оркестр – все это вызывает совершенно анемичную реакцию зрителей в виде вежливых аплодисментов – не более. Зато бури оваций раздаются в сцене обольщения Людмилы теперь уже в «садах Черномора» (понятно, что, по Чернякову, никаких садов нет – мы видим больнично-курортный стационар с неоновой подсветкой и подобием зимнего садика в стеклянном пенале), когда полуголый татуированный «качок» отплясывает лезгинку или голые статистки (мои «поздравления» Большому – наконец-то!) бегают вокруг двойника Руслана. Зритель с удовольствием реагирует на то, к чему приучен нашим бессовестным коммерческим телевидением. Какая уж тут опера!
<....>
Подбор вокалистов небезупречен, но по большей части воспринимается позитивно. Это вторая постановка в Большом (первая – «Дон Жуан» прошлого года), от участия в которой полностью отстранены штатные солисты театра. В прошлый раз эта новация выглядела сомнительной, так как пели в основном заезжие гастролеры плохо, на этот раз ставка на варягов оправдала себя в большей степени, хотя согласиться с тем, что в нынешней оперной труппе Большого уж совсем нет никого, кто бы мог достойно спеть те или иные (пусть не центральные) партии, решительно невозможно.
<....>
Литовец Алмас Швилпа очень условно справился с рондо Фарлафа (и по ритмичности, и по выразительности), чему в немалой степени «способствовал» стриптиз, который ему вменил режиссер во время этой сумасшедшей по сложности арии, кроме того, сам голос певца не оставил впечатления чего-то интересного или тем более выдающегося.
<...>
Юрий Миненко, исполнивший эту партию, хороший певец в рамках контратеноровой эстетики, сольные фрагменты он озвучивает добротно. Юровский максимально убирает оркестр и блеклый голос солиста слышен, более того, в нем можно уловить своеобразную красоту, ощутить необычное обаяние инаковости. Но при этом все ансамбли для Ратмира неудачны, его попросту не слышно, кроме того, и Миненко, бывший баритон, обладает всеми родовыми недостатками контратенора – ненатуральным звучанием, эксплуатирующим не основной, природный мужской голос, а фальцетную надстройку над ним, лишенную подлинной красоты, разнообразия обертонов и необходимой для оперного исполнения силы и звучности. К тому же фальцету присущи недостаточно опертый звук, размытая интонация, неясная фокусировка, тембральная бедность, имеющая пародийный оттенок эдакого своеобразного «мяуканья». Поэтому вокально образ совершенно пропадает – в особенности в Наинином борделе Рамир смотрится вовсе не как обольщаемый девами-проститутками витязь, а как гламурный гей-метросексуал, резвящийся не с сексуальными партнершами, а мило проводящий время в компании подружек-собеседниц. Таким образом, пародийно-карикатурный стиль режиссуры проникает и в музыкальную ткань произведения.
<....>
Что же в сухом остатке? Большой театр, этот храм искусства, призванный делиться с приходящими в него высокими образцами творений великих мастеров, вновь открыт для москвичей и гостей нашего города. Но что это за искусство – вот в чем главный вопрос. Пока руководство театра продолжает придерживаться взятой несколько лет назад стратегии на превалирование скандально-эпатажной режиссуры, которая губит и музыкальное качество спектаклей, и саму идею оперного театра как таковую. Но может быть еще не всё потеряно? По крайней мере, известно: с режиссером Черняковым ни у Большого, ни у прочих российских театров пока долгосрочных планов не связано. Дай-то Бог!


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #36 : Ноябрь 14, 2011, 08:26:59 »
Номер ссылки| 2011111404
Тема|
Авторы|
Заголовок| Глинку мудрено сыскать. Первая премьера на исторической сцене Большого
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.operanews.ru/11111301.html
Аннотация|


<....>
Прошло уже несколько дней, как я посетил один из спектаклей премьерной серии, а меня не покидает чувство горького разочарования от увиденного. Это не просто неприятный осадок, а гораздо хуже: тошнотворное чувство брезгливости подкатывает всякий раз, как только я мысленно вновь обращаюсь к последней премьере Большого. Честно говоря, из рецензии в рецензию мне уже порядком надоело копаться в том мусоре, каким набита черепная коробка режиссера Чернякова, и который он из спектакля в спектакль вываливает на академические сцены, заметим, за государственный счет. Постановщик настолько любит себя и роящиеся у него в голове мирки, ничтожные и непривлекательные, что готов играться в них до бесконечности – своего рода ментальный эксгибиционизм. Публике же отводится также перверсионная роль: чистой воды вуайеризм, только не добровольный, а по принуждению, когда вас постоянно заставляют подглядывать и смаковать то, что вам, в общем-то, безразлично и не интересно. А местами и просто противно.
Дело не в том, что показывая на сцене главного музыкального театра страны бордель, можно задеть чьи-то эстетические и моральные чувства, хотя неуважение к части публики не делает чести театру. В конце концов, часть из нас посещает в реальности эти самые места, а уж сколько раз их нам показывали в кино, по телевидению и на прочих сценах – не счесть, тем более, что и сам черняковский бордельчик весьма симпатичный (в определенном дизайнерском умении автору не откажешь, его картинки, сами по себе, в отрыве от содержания оперы, нередко бывают занимательны и даже приятны глазу).

Наинин акт, действительно, пожалуй, самое эротичное место оперы, его музыка просто сочится чувственностью и негой. Однако Глинка своей музыкой говорит нам о весьма сомнительных с точки зрения общепринятой морали месте и ситуации поэтически и возвышенно, он сознательно уводит нас из борделя (чем, по сути, и являются сады Наины) в мир грёз, фантазии и высокого эротизма. А нынешний интерпретатор, пытаясь, как ему, видимо, кажется, вскрыть исходные смыслы произведения, по сути, отменяет все усилия, все достижения композитора, и с удовольствием вновь возвращает нас в эту низменную действительность. И музыка, говорящая другим, более высоким и одухотворенным языком, становится просто лишней на этом «празднике» черняковского самовыражения. Лишней поэтому оказывается и танцевальная сюита: в предложенных обстоятельствах режиссер просто не знает, что с ней делать, и там, где ранее, в прежних постановках, всегда блистали балетные артисты, творя искусство, устраивает дешевый капустник с чечеткой, жонглированием шариками и пр. Впрочем, о том, что капустники у Чернякова получаются лучше всего, мы хорошо помним еще по его Ларинскому балу в «Онегине»-2006.

Спектакль длится 4,5 часа и подобного рода «находок» в нем масса. Режиссер с маниакальной настойчивостью смакует множество маленьких, совершенно ненужных деталей, которые ему удалось вычитать в тексте либретто, а чаще домыслить самому, опираясь на свою буйную, и, судя по всему, не слишком здоровую фантазию. Пересказывать их, а тем более анализировать нет ни желания, ни времени. Скажем лишь, что все они, как одна, противоречат музыкальному языку оперы и произносимому артистами тексту. В результате мы получаем не открытие первосмыслов, а извращение сути произведения. И это вызывает соответствующую реакцию публики: там, где надо бы сопереживать героям оперы и взгрустнуть вместе с ними, она хихикает и глумится над происходящим. Черняков даже не дискутирует и не полемизирует с первоисточником, не выстраивает пресловутый перпендикуляр к произведению, а попросту переиначивает его под свой весьма сомнительный вкус, создавая какую-то антиматерию, антиоперу, «анти-Руслана». По-своему эта концепция, быть может, обладает какой-то внутренней логикой, но бесконечно далека от оперы Глинки, в результате чего на сцене мы видим карикатуру и пародию на нее, словно в телепрограмме «Большая разница», к тому же карикатуру и пародию не очень-то умную. Получается, что зритель, по Чернякову, приходит в Большой театр не приобщиться к великому искусству, а за тем же, зачем он включает телевизор на кнопке канала «Камеди-ТВ» и иже с ними: поржать и постебаться.

Впрочем, публика охотно ведется на провокацию Чернякова, что лишний раз говорит о духовном неблагополучии нашего времени – такое с позволения сказать искусство действительно оказывается востребованным. Плохо или хорошо исполнена ария, дуэт, ансамбль или играет оркестр – все это вызывает совершенно анемичную реакцию зрителей в виде вежливых аплодисментов – не более. Зато бури оваций раздаются в сцене обольщения Людмилы теперь уже в «садах Черномора» (понятно, что, по Чернякову, никаких садов нет – мы видим больнично-курортный стационар с неоновой подсветкой и подобием зимнего садика в стеклянном пенале), когда полуголый татуированный «качок» отплясывает лезгинку или голые статистки (мои «поздравления» Большому – наконец-то!) бегают вокруг двойника Руслана. Зритель с удовольствием реагирует на то, к чему приучен нашим бессовестным коммерческим телевидением. Какая уж тут опера!
<....>
Подбор вокалистов небезупречен, но по большей части воспринимается позитивно. Это вторая постановка в Большом (первая – «Дон Жуан» прошлого года), от участия в которой полностью отстранены штатные солисты театра. В прошлый раз эта новация выглядела сомнительной, так как пели в основном заезжие гастролеры плохо, на этот раз ставка на варягов оправдала себя в большей степени, хотя согласиться с тем, что в нынешней оперной труппе Большого уж совсем нет никого, кто бы мог достойно спеть те или иные (пусть не центральные) партии, решительно невозможно.
<....>
Литовец Алмас Швилпа очень условно справился с рондо Фарлафа (и по ритмичности, и по выразительности), чему в немалой степени «способствовал» стриптиз, который ему вменил режиссер во время этой сумасшедшей по сложности арии, кроме того, сам голос певца не оставил впечатления чего-то интересного или тем более выдающегося.
<...>
Юрий Миненко, исполнивший эту партию, хороший певец в рамках контратеноровой эстетики, сольные фрагменты он озвучивает добротно. Юровский максимально убирает оркестр и блеклый голос солиста слышен, более того, в нем можно уловить своеобразную красоту, ощутить необычное обаяние инаковости. Но при этом все ансамбли для Ратмира неудачны, его попросту не слышно, кроме того, и Миненко, бывший баритон, обладает всеми родовыми недостатками контратенора – ненатуральным звучанием, эксплуатирующим не основной, природный мужской голос, а фальцетную надстройку над ним, лишенную подлинной красоты, разнообразия обертонов и необходимой для оперного исполнения силы и звучности. К тому же фальцету присущи недостаточно опертый звук, размытая интонация, неясная фокусировка, тембральная бедность, имеющая пародийный оттенок эдакого своеобразного «мяуканья». Поэтому вокально образ совершенно пропадает – в особенности в Наинином борделе Рамир смотрится вовсе не как обольщаемый девами-проститутками витязь, а как гламурный гей-метросексуал, резвящийся не с сексуальными партнершами, а мило проводящий время в компании подружек-собеседниц. Таким образом, пародийно-карикатурный стиль режиссуры проникает и в музыкальную ткань произведения.
<....>
Что же в сухом остатке? Большой театр, этот храм искусства, призванный делиться с приходящими в него высокими образцами творений великих мастеров, вновь открыт для москвичей и гостей нашего города. Но что это за искусство – вот в чем главный вопрос. Пока руководство театра продолжает придерживаться взятой несколько лет назад стратегии на превалирование скандально-эпатажной режиссуры, которая губит и музыкальное качество спектаклей, и саму идею оперного театра как таковую. Но может быть еще не всё потеряно? По крайней мере, известно: с режиссером Черняковым ни у Большого, ни у прочих российских театров пока долгосрочных планов не связано. Дай-то Бог!

« Последнее редактирование: Ноябрь 14, 2011, 22:53:22 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #37 : Ноябрь 14, 2011, 08:27:31 »
Номер ссылки| 2011111405
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.bolshoi.ru/performances/441/
Аннотация|
Опера в трех действиях

Спектакль идет с двумя антрактами.
Продолжительность спектакля — 4 часа 20 минут.

<....>

Дирижер-постановщик — Владимир Юровский
Режиссер и художник-постановщик — Дмитрий Черняков
Художники по костюмам — Дмитрий Черняков, Елена Зайцева
Художник по свету — Глеб Фильштинский
Главный хормейстер — Валерий Борисов
Ассистенты дирижера-постановщика — Ральф Сохачевски, Алексей Богорад

Рекомендован к просмотру зрителям старше 14 лет.
<...>
« Последнее редактирование: Ноябрь 14, 2011, 22:54:07 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #38 : Ноябрь 14, 2011, 22:52:41 »
Номер ссылки| 2011111406
Тема|
Авторы| Инна Новикова
Заголовок| Николай Цискаридзе: Большой меня погубил
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.pravda.ru/society/fashion/couture/09-11-2011/1098018-Ciskaridze-0/
Аннотация|

В гостях у главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой (И.H) премьер Большого театра, народный артист России Николай Цискаридзе (НЦ). Он приоткрывает нам закулисье жизни большого балета, не только от многих из нас скрытой, но часто и непонятной. Но и сами артисты скрыты занавесом от мира обывательского: Николай признался, что узнал о событиях 90-х годов в России лишь из программы "Намедни".
<…>

<....>
(ИН)— Я недавно ездила в Суздаль. Там я была, в том числе, и в Покровском монастыре. И вот что интересно, на территории монастыря расположен ряд черных деревянных изб где-то эпохи под Ивана Грозного. И они были точь-в-точь как те декорации, что я видела в Большом театре на опере "Царская невеста". Я это говорю, чтобы проиллюстрировать мысль о том, что Большой театр сопричастен не только искусству, но и великой истории нашей страны.
(НЦ)— Большой театр — это был самый великий театр. Почему? Потому, что там работали самые-самые: лучшие художники, лучшие композиторы, лучшие музыканты, лучшие певцы, лучшие танцовщики. Когда я пришел работать в театр, то в оркестре у нас были только профессора Московской консерватории.
За дирижерским пультом стояли только суперпрофессионалы. На сцену выходили только гениальные певцы. Этого нет сейчас. Например, на открытии Старой сцены не было ни одного русского певца с мировым именем. Вообще, позор — чтобы открывался Большой театр без звезд оперы Большого театра. Поют иностранные певцы, потому что крепкий менеджер, погубил оперу полностью. У нас некому петь. Я вас спрошу, кого вы знаете из современных звезд Большого театра?

(ИН)— Елену Образцову, Ильзе Лиепа, вас…
(НЦ)— Все, кого вы называете — это уже вчерашний день. В смысле, уже другое поколение. Я про сегодняшний день спрашиваю, про молодежь.


(ИН)— Не знаю.
(НЦ)— Вот в чем ужас. Потому, что…

(ИН)— Были имена, были известные.
(НЦ)— Всё. Вы уже ответили. Да, все верно. Нет этих имен. К сожалению, это трагедия Большого театра сегодня. Потому что, я еще раз говорю, 11 лет ничего не делается для театра. Все делается для себя. Но не для театра.
Мы обнулились. Либо мы начнем опускаться, либо мы все-таки пойдем наверх.
Мы живем пока победами старыми, живем за счет нашего имени. Словосочетание "большой балет" на людей действует магически. Но мы же должны регулярно это подтверждать.

(ИН)— Знаете, о том, что Россия кончилась, говорили и в прошлом веке, и в позапрошлом. А Россия все равно живет, она все равно есть.
(НЦ)— Умом Россию не понять. Понимаете, мы сейчас с вами говорим конкретно о судьбе достаточно обособленного мира, но для имиджа нашей страны очень важного. Конечно, если сегодня закроют Большой театр и вообще отменят весь балет, ничего в мире не произойдет. Это не нефть, это не энергоноситель или другое какое жизненно важное сырье. Но Театр — это, так сказать, производитель хороших впечатлений, хороших эмоций.

(ИН)— Да, производитель моральных принципов, правильного взгляда на жизнь…
(НЦ)— Ну, никто не может сказать, что правильно по-настоящему — это вещь спорная. Да, извините, Марина Цветаева и Лев Толстой не любили балет, но они от этого менее великими не стали. Другое дело, что общество должно понять — либо нам это нужно, либо нет. Если нужно, то давайте мы все-таки будем соответствовать тому, что заложено не одним десятилетием нашей культуры.

<....>


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #39 : Ноябрь 14, 2011, 23:19:37 »
Номер ссылки| 2011111407
Тема|
Авторы|
Заголовок| ГАБТ не собирается подписывать заявления об уходе Осиповой и Васильеву
Сюжет: Уход танцовщиков Осиповой и Васильева из Большого в Михайловский театр
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.ria.ru/culture/20111114/488629185.html
Аннотация|
<....>
В понедельник стало известно, что премьер балетной труппы Большого театра Иван Васильев и прима-балерина Наталья Осипова подали заявление об уходе из труппы.

"Директор Большого Анатолий Иксанов не подписывал и не будет подписывать заявления об уходе от Осиповой и Васильева, но существует порядок, согласно которому спустя две недели после подачи заявлений артисты могут приступить к работе в другом театре", - рассказала Новикова.
<.....>
//////////////
В Михайловском театре готовы ставить для бывших солистов Большого театра
http://www.itar-tass.com/c17/271770.html

<....>
"Наташа Осипова и Иван Васильев - настоящие звезды, танцовщики экстраординарного таланта, абсолютно преданные танцу. Их возможности в классике, их виртуозность - безграничны. С радостью буду работать вместе с ними. Для хореографа возможность ставить на артистов такого масштаба - колоссальная удача", - прокомментировал эту новость художественный руководитель балета Михайловского театра Начо Дуато.

По словам генерального директора Михайловского театра Владимира Кехмана, приглашение в Михайловский театр москвичи получили еще полтора года назад. "Думаю, главным аргументом в нашу пользу стала по-настоящему творческая атмосфера в труппе, которая работает с огромным энтузиазмом. Не будет преувеличением сказать, что здесь все живут только танцем и ради танца", - говорит Кехман. Ранее ему удалось пополнить балетную труппу Михайловского премьером Мариинского театра Леонидом Сарафановым.
<...>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #40 : Ноябрь 14, 2011, 23:38:09 »
Номер ссылки| 2011111408
Тема|
Авторы| Жанна Зарецкая,
Заголовок| Почему лучшая молодая балетная пара страны предпочла Большому театру Михайловский?
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.fontanka.ru/2011/11/14/149/
Аннотация|
<....>
- Не будет ли вам мала местная сцена — она ведь значительно меньше исторической сцены Большого театра и даже меньше Мариинской сцены?

Иван: - Мы танцевали на этой сцене «Жизель», я танцевал «Дон Кихота». Наверное, нет большой разницы, большая сцена или маленькая. Главное — как танцевать и что танцевать.

- Не мне вам рассказывать, что ситуация в Большом театре, несмотря на пафосное его открытие, сейчас не самая устойчивая. Вы сами вспоминали замечательного современного хореографа Ратманского, который возглавлял балетный департамент Большого в 2004 — 2008 годах, а потом оставил его ради Американского балета, Николай Цискаридзе затеял скандал в прессе, почему-то взявшись обсуждать еще и качество ремонта, неоднозначно, и нередко с недопустимой агрессивностью восприняли премьеру Дмитрия Чернякова «Руслан и Людмила» - дошло даже до скандала в зале в день премьеры. Все это похоже на интригу против Большого театра, смысл которой мы в ближайшее время узнаем. Вам не кажется, что ваш уход может быть расценен как часть некоей кампании против Большого театра, что вы можете стать ее невольными участниками? Если бы вы ушли в конце сезона, таких вопросов к вам не возникло бы.

Иван: - Наш уход ни в коем случае никак не связан ни с какой компанией против Большого. Большой — это махина, это великий театр, который будет существовать всегда и которому мы ничего плохого не желаем.

Наталья: - А почему мы уходим сейчас — потому что, если мы будем ждать до конца сезона, мы рискуем потерять интересные предложения, контракты. За границей репертуар начинает строиться как раз в середине предыдущего сезона, вот сейчас. Мы не хотим потерять следующий сезон, потому что у балетного танцовщика время ограничено и все сезоны на счету. И я отдельно хочу сказать: Боже упаси нас оказаться в кампании против Большого театра, против нашего дома. Я в жизни не скажу ни одного плохого слова про Большой театр, потому что все, что я имею в профессии, мне дал Большой театр. Ну а теперь уже все зависит от нас самих. Мы оперились, и вылетели из гнезда. А в Большом театре, я думаю, нас спокойно заменят.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #41 : Ноябрь 16, 2011, 13:26:47 »
Номер ссылки| 2011111601
Тема|
Авторы|
Заголовок| Николай Цискаридзе: «Парижская опера, в отличие от Большого театра, на корпоративах не выступает»
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/article/47315
Аннотация|
Николай Цискаридзе родился в 1973 г. в Тбилиси. В 1992 г. окончил Московскую академию хореографии и сразу же был принят в труппу Большого театра, где в итоге занял положение премьера. Ведёт хореографический класс в Большом и МГАХ.

«Скандалы, произошедшие за последние 20 лет, не пошли на пользу репутации театра», - считает премьер Большого

<...>

«АиФ»: - Сегодня модно осовременивать классику. Взять премьеру Большого театра - оперу «Руслан и Людмила» в постановке Дмитрия Чернякова, где по сцене бегают полуголые девушки, изображающие проституток...

Н.Ц.: - Это не осовремененные вещи - это разговор режиссёра о своём больном подсознании. Осовремененный «Евгений Онегин» - это балет Бориса Эйфмана. Когда фабула не потеряна, а перенесена в 1991 год с его мятежами, танками, метаниями интеллигенции… А то, что сделал Дима… Это же проблема не только Чернякова. Я к нему тепло отношусь, потому что он очень одарённый человек. Но! Понимаете, Пушкин, Чайковский, Мусоргский, Верди, Доницетти, Вагнер и многие-многие другие - они же все были воспитаны в христианской религии. И своих героев они наказывают по вот этой книжке самой важной - Библии. В «Евгении Онегине» Онегин пытается преподнести смерть Ленского как трагическую ошибку - «случайной жертвой Ленский пал». Но для Татьяны (и с точки зрения христианской морали) это не случайная жертва, а вполне расчётливое убийство, за которое Онегин должен быть наказан. И не просто так Германн в «Пиковой даме» попадает в палату для умалишённых Обуховской больницы, а не умирает. Потому что самое страшное наказание в православии - это лишение разума, а не смерть. Смерть - это, наоборот, избавление.

Но в новых постановках это всё потеряно давно - и отсыл к основам, и уважение к тем, кто это создавал, и к смыслу самого произведения. А обязанность художника, мне кажется, - донести до зрителя смысл, который вкладывал автор, а не пытаться вытащить на сцену выверты своего подсознания. В истории нашего балета ведь есть и примеры деликатного обращения с культурой. Это балет «Легенда о любви», в основе которого - пьеса Назыма Хикмета по древним мусульманским легендам. Балетмейстер Юрий Григорович и художник Симон Вирсаладзе сделали не только хореографический и художественный шедевр, но и проделали очень точную и скрупулёзную работу относительно всех нюансов исламской веры.

<.....>

«АиФ»: - А зачем вам надо было лезть в эту историю с критикой ремонта исторической сцены Большого? Ведь знали же: за это будут больно бить по голове!

Н.Ц.: - А мне не больно! Мне безразлично мнение тех, кто отвечал на мои замечания. Я говорил лишь о том, что знаю точно и могу доказать.

«АиФ»: - Ну не всё ли вам равно, какие там теперь ручки - бронзовые, как раньше, или металлические, сусальное золото лежит на лепнине или краска золотая?

Н.Ц.: - Как это, какое дело?! Это же мой дом! Я там вырос. Сейчас осуждают тех, кто после революции сносил храмы. А здесь надругались над главным храмом искусства страны - и все выражают восторг. Я сказал некоторым педагогам: «Мне за вас стыдно!», - когда услышал их реплики о том, что построили лучше, чем было. Если я служу здесь 20 лет и моё сердце при виде того, что сделали с театром во время реконструкции, болит и обливается кровью, то вы-то здесь работаете больше 50 лет! И у вас не хватает силы хотя бы просто промолчать!

Для меня Большой театр… Я счастлив, что я его частичка, кирпичик, пусть и весьма заметный, в этой махине. А что касается реконструкции… Про разные детали я говорил не просто так. Ещё можно многое исправить. Просто эту работу нужно поручить настоящим профессионалам, разбирающимся в специфике музыкально-балетного театра. В Большом таких всегда было много - высочайших профессионалов. Они и сейчас есть. Потому что сюда приходили служить, а не зарабатывать деньги. И я сюда пришёл не зарабатывать.


Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #42 : Ноябрь 16, 2011, 13:33:02 »
Номер ссылки| 2011111602
Тема|
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок|  Русский бунт. Первая премьера на исторической сцене Большого театра обернулась скандалом: в партере кричали «Позор!» и «Браво!»
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.itogi.ru/iskus/2011/45/171589.html
Аннотация|
<...>
Придумав и режиссуру, и сценографию своей постановки, Черняков ни секунды не дает скучать. Едва завернутая в ковер Людмила пропадает с празднества, три ее жениха, сменив княжьи кафтаны на джинсы с куртками, бросаются на поиски. А тут уже и знаменитая ария «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями». Поначалу эта сцена кажется воплощенной мечтой Владимира Сорокина, предлагавшего затопить Большой дерьмом по самую люстру, но на странных коричневых валунах обнаруживается хор в современном камуфляже. Говорящая Голова соответствует: это не былинный герой, а крутой пахан. Козни Наины воплощает симпатичный бордель, где прелестницы развлекают публику, а вместе с ней и Руслана с Ратмиром. Людмила же мается в стерильном гламурном чертоге Черномора, где вместо «карлы коварной» ее обхаживает современная ВИП-обслуга. Тут нет места умилению. Тайский массаж и шоу барменов с оркестром сменяют хорошо поставленная оргия миманса... в натуральном виде и татуированный стриптизер, играющий всеми мышцами, норовящий затащить Людмилу в постель. В закулисье судачат, что прима Елена Образцова отказалась от партии Наины, увидев именно эту сцену.
<....>

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #43 : Ноябрь 16, 2011, 14:22:05 »
Номер ссылки| 2011111603
Тема|
Авторы| Евгения Смурыгина, Business FM
Заголовок| Большой театр готов потратить на наружную рекламу более 43 млн рублей
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://businessfm.bfm.ru/news/2011/11/10/236-j-sezon-bolshogo-teatra-nachalsja-skandalom.html
Аннотация|

На сайте госзакупок размещено объявление о соответствующем тендере, пишет РБК daily. Эксперты рынка называют эти вложения в рекламу беспрецедентными.

236 сезон Большого театра начался скандалом.

Оперу «Руслан и Людмила» по сказке Пушкина с самого начала не рекомендовали детям, но и не все взрослые смотри досмотреть постановку до конца.

Оргии статистов, полуобнажённые женщины, Руслан в джинсах. Как итог, до половины зала, а иногда и 2/3, пустует уже после первого акта. Людей возмущает не сама трактовка (для режиссера Чернякова это фирменный стиль), а его сочетание со временем и местом. Впечатлениями от премьеры делится политолог Виталий Третьяков:

«В третьем действии, где преобладали постельные сцены, одни свистели, другие хлопали. Финальная сцена: Людмила просыпается (она там в неких странных конвульсиях, судорогах просыпалась), женский голос со второго яруса или с третьего внятно очень произнес «передозировка». Видимо, там случай был правильно понят, видимо, так режиссер и задумал».

После премьеры блоги просто взорвались. Рецензии критиков тоже нельзя назвать лестными. Некоторые издания пишут, что всё хорошо, и зритель оказался просто не готов. А современный театр — он такой. Людмиле — мускулистый массажист. Руслану — откровенный девичник, комментирует редактор раздела «Театр» VashDosug.ru Наталья Витвицкая:

«В первом антракте ушло большое количество людей. При этом они, перед тем, как уходить, освистали действие на сцене, кричали и «Позор!», и «Хватит!». И те экспаты, которые были в зале, иностранцы, кричали по-английски Enough!. Два варианта ответа: либо руководство Большого именно этого и хотело, добивалось, чтобы был скандал, потому что, если они хотели, чтобы все говорили об открытии Большого, они этого добились. Большего резонанса трудно себе представить — это первый вариант; либо, действительно, они не понимали, хотя вряд ли они могли не понимать, я думаю, что это была их цель».

Билеты в театр по деньгам доступны, как и обещал гендиректор Большого Иксанов. Вот только попробуй, купи, при том что дают — по два в одни руки. Пользователь жж angryrussia простояла на улице 7 часов, чтобы попасть в начале января на «Щелкунчика».

Спустя семь часов стояния в очереди мне достались билеты только на самый последний ряд самого последнего балкона за 2000 рублей, при том, что в очереди стояло человек 200. Первые человек 100 — это откровенные перекупщики, ну такие люди в спортивных штанах. Никаких билетов нормальных не осталось. По Интернет продажи Большой театр не организовывает, по крайней мере, на вновь открывшуюся основную сцену.

Зрители Большого ругают ещё и местный буфет. После ремонта он расположен на 7 этаже. Лестница узкая, стеклянный лифт пока не отлажен. На реконструкцию ушёл 21 миллиард рублей.

Оффлайн Chariot

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 344
Re: 2011-11
« Ответ #44 : Ноябрь 20, 2011, 14:01:09 »
Прочёл со смешанным чуйством смеха и возмущения.
Судя по всему, осталось недолго...))

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #45 : Ноябрь 27, 2011, 12:49:42 »
Номер ссылки| 2011112601
Тема|
Авторы| Игорь Корябин
Заголовок| Сказать ли мне горько блаженству — прости!»
Послесловие к премьере «Руслана и Людмилы» Глинки в Большом театре
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.belcanto.ru/11111601.html
Аннотация|
<....>
Основное здание Большого театра, которое было закрыто на капитальную реконструкцию целых шесть (!) долгих лет, наконец, открылось. Но радостно ли от этого на душе? Да не очень-то, ибо первая же премьера на некогда великой оперной сцене ясно показала, что прежнего Большого театра больше нет. Есть сверкающий своим великолепием зрительный зал, практически сохранивший свой облик, есть всё та же сцена, но то, что теперь творится на ней, да еще смеет называться новой постановкой оперы Глинки «Руслан и Людмила», выглядит самой настоящей «чумой во время пира»!
<....>
При оправдании откровенно волюнтаристских режиссерских подходов всегда говорится куча красивых слов о многоплановости, о каких-то скрытых подтекстах того или иного оперного сюжета, которые якобы режиссер-постановщик вдруг чудесным образом открыл, а все, кто обращался к тому же оперному сюжету до него, просто коптили небо. Дмитрий Черняков нашей «прогрессивной критикой» давно объявлен небожителем, поэтому всё, что бы он ни сотворил, приписывается ею к категории прямо-таки «божественного откровения». Но если посмотреть на обсуждаемую постановку «Руслана и Людмилы», то нетрудно увидеть, что вся она просто шита белыми нитками: вовсе не «подтексты» в ней раскрыты, а осуществлена масса привнесений, абсолютно чуждых сюжетной и музыкальной основе оригинального музыкального произведения, которому сами его создатели (композитор и либреттисты) дали вполне четкую жанровую классификацию: «волшебная опера в пяти действиях с хорами и танцами». Стало быть мы однозначно имеем дело со сказкой. К тому же авторами оперы особо подчеркивается, что сюжет взят из одноименной поэмы Пушкина «с сохранением многих его стихов».
<...>
Но если вдуматься, то вовсе было и не смешно. Не смешно уже с самой первой картины в гриднице Светозара в стиле «а-ля рюс», ведь от этого безвкусного новодела с вызывающе современным стеклопакетом на потолке, овальными банкетными столами, фужерами и шампанским веет такой пошлостью и мертвечиной, что это возмущает даже больше, чем брутальный откровенно издевательский бордель с полуголыми девицами вместо волшебных садов Наины или стерильное, ослепительно белое безжизненное пространство заточенья Людмилы – то ли психушки, то ли фешенебельного номера VIP-гостиницы с вышколенным персоналом, где всё и вся кругом совокупляется, только «неудовлетворенная» Людмила всё больше и больше звереет от этого. А ей на огромном девственно чистом «сексодроме» и тайский массаж делают, и «амбал-производитель» с голым торсом ее охаживает, очень даже сексуально пускаясь в пляс и «обтанцовывая» ее в «фигурах» лезгинки. При этом «строитель» Черняков – тема стройки нас просто не покидает! – из спектакля в спектакль продолжает лепить свои излюбленные малогабаритные квартиры-коробки, совершенно не ощущая специфику театра и не соблюдая элементарных законов визуальной перспективы большой сцены: фактически, он ставит для партера и бельэтажа, причем для их середины. Он просто не знает, что есть еще и четвертый ярус, во взгляде с которого планшет сцены просто сольется с потолком его коробок-квартир. Не знает он и о том, что с боковых лож углы этих коробок взором зрителя совершенно «не простреливаются»…
<....>
Вообще, весь очерченный выше режиссерско-сценографический обскурантизм просто не выдерживает никакой конструктивной критики, ведь критиковать можно то, что в том или ином спектакле не получилось или раскрыто недостаточно, но при этом, как минимум, подразумевается, что постановке присуща хотя бы какая-то здравомыслящая режиссерская концепция. В данном же случае режиссерской концепции нет абсолютно никакой: все постановочные ходы просто элементарно не согласуются даже с текстом либретто! Куда ж тут до комического! Понятно, что именно так русские оперы и ставят на Западе, но когда в главном театре страны позволительно глумиться над национальным музыкально-поэтическим достоянием, пусть и отсылающим к стародавнему эпосу языческих времен, когда нам, слушателям и зрителям, отведена роль манкуртов и ивáнов, не помнящих родства, это говорит о том, что современный оперный театр просто сошел с ума, а увиденное на сцене Большого – один из вопиющих рецидивов этого помешательства.

Почему мы должны смотреть на Руслана, карабкающегося по павильонным горам «бункера-холодильника» в грязных джинсах и «курточке-аляске»? Почему мы должны наблюдать, как ему в борделе моют ножки в тазике? Зачем нам весь этот натурализм? Зачем нам сомнительное «наслаждение» непристойно-эротичными «танцами» Фарлафа, который при этом толком не мог попасть ни в одну ноту своего наисложнейшего рондо? Зачем на сцену, вопреки традициям и прямому авторскому замыслу, вытащили контратеноров в партии Ратмира, субтильные голоса которых просто утонули в ансамблях? Почему Гориславу вырядили как торговку с рынка в бесформенные кофту, клетчатую юбку и «кирзовые» сапоги? Зачем, наконец, на роль Финна-Баяна пригласили сомнительного американца, который вообще не понимал, чтó делал на сцене, «вокализируя» лишь на доступном ему одному «русском» языке? Мало нам что ли Звездочета-американца в «Золотом петушке»?! По-видимому, в Большом театре считают, что мало: главная стратегия кастинга – пригласить кого угодно, лишь бы пригласить, чтобы создать видимость «прогрессивной» контрактной системы: всё остальное неважно.
<...>
Допускаю, что режиссеру так ненавистно всё русское – русская музыка, русская опера, русские традиции… Но неужели таким вот способом позволительно зарабатывать сомнительные режиссерские дивиденды? И не где-нибудь, а на главной русской оперной сцене перед русской публикой! Правильно в зале кричали: «Позор!» Правильно: это был достойный ответ штрейкбрехерам из местной клаки, которая процветала, процветает и будет процветать в Большом во все времена и без которой ему, по-видимому, уже не обойтись никогда. Но ведь и музыкальная сторона постановки абсолютно разочаровала!
<....>
« Последнее редактирование: Ноябрь 27, 2011, 18:03:23 от Сергей_Quark »

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #46 : Ноябрь 27, 2011, 18:04:50 »
Номер ссылки| 2011112602
Тема|
Авторы|
Заголовок| Назначен новый временный ректор Петербургской консерватории
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://lenta.ru/news/2011/11/10/io/
Аннотация|

Министерство культуры назначило Михаила Гантварга новым временно исполняющим обязанности ректора Санкт-Петербургской консерватории, сообщает "Интерфакс". Гантварг занимает в консерватории должность завкафедрой скрипки и альта.

Ранее и.о. ректора был пианист Олег Малов, который был уволен с этой должности без объяснения причин. Предполагается, что он останется работать в консерватории как преподаватель.

Череда назначений исполняющих обязанности ректора в Санкт-Петербургской консерватории началась после увольнения с должности руководителя вуза Сергея Стадлера, который проходит подозреваемым по уголовному делу о хищении бюджетных средств в консерватории. Причина его увольнения официально не называлась.

После того как Стадлера уволили, исполняющим обязанности ректора стал Дмитрий Часовитин, который уступил эту должность Малову 19 августа. По данным "Фонтанки.ру", кандидатуру сменившего Малова Гантварга лоббировали композитор Сергей Слонимский и советник президента России по культуре Юрий Лаптев.

Михаил Гантварг имеет звания "Заслуженный артист РСФСР" и "Народный артист России". Он возглавляет кафедру скрипки и альта в Санкт-Петербургской консерватории с 2007 года.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #47 : Ноябрь 27, 2011, 18:05:22 »
Номер ссылки| 2011112603
Тема|
Авторы| Ирина Муравьева
Заголовок| Цветок Генделя. Знаменитый ансамбль Les Arts Florissants выступил в Москве
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.rg.ru/2011/11/16/floresants.html
Аннотация|

Знаменитый миланский театр Ла Скала выступил с однодневными гастролями на сцене Большого театра. Приношением от итальянской труппы на открытие главной российской сцены стал "Реквием" Верди. Хором и оркестром Ла Скала руководил Даниэль Баренбойм.
<...>
На высочайшем уровне звучал хор и менее впечатляющими были ансамбли солистов. Но хоровая фуга Libera me (Освободи меня, Господи), прозвучавшая как грандиозная монументальная фреска, расставила акценты в трактовке Баренбойма.

В сентябре 2012 года маэстро привезет в Большой театр премьеру, открывающую нынешний сезон в Ла Скала: "Дон Жуан" Моцарта в постановке Роберта Карсена.

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #48 : Ноябрь 27, 2011, 18:05:49 »
Номер ссылки| 2011112604
Тема|
Авторы| Ирина Муравьева
Заголовок| Месса свободы. Артисты Ла Скала спели "Реквием" в Большом театре
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.rg.ru/2011/11/15/la-skala.html
Аннотация|

Оффлайн Сергей_Quark

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 4 984
Re: 2011-11
« Ответ #49 : Ноябрь 27, 2011, 18:06:28 »
Номер ссылки| 2011112605
Тема|
Авторы| Татьяна Хорошилова
Заголовок| Солист рождается в хоре. Гость "СОЮЗа" - преподаватель Молодежной международной музыкальной академии СНГ профессор Светлана Нестеренко
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|  http://www.rg.ru/2011/11/17/nesterenko.html
Аннотация|