Автор Тема: "Борис Годунов" в постановке А. Тителя, Екатеринбургский оперный театр  (Прочитано 10678 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Вот поэтому профессиональные музыканты любых специальностей ничего не пишут друг о друге, потому что всегда думают о том, что после того, как рубанёшь правду-матку, с этим человеком потом придётся встречаться и даже, быть может, вместе играть какой-нибудь концерт или петь спектакль.
Что может быть ужаснее?
И вот они ждут, пока о них напишет кто-нибудь посторонний. А критика в большинстве своём тоеж прикормлена и не желает портить отношения ни с артистами, ни с театрами.
Вот так и получается, что быть по-настоящему объективными можем себе позволить быть только мы тут, а когда доходит дело до официальных откликов, всегда начинаются виляния и уклончивые оценки, в которых просвечивает явное нежелание портить с кем-либо личные отношения.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн rpb

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 438
"... Например, действие "Риголетто" по требованию цензуры можно было перенести из Франции в Италию, отодвинуть на многие годы назад. "Бориса Годунова" ни в какую иную страну и эпоху композитор, если бы этого от него потребовали, перенести просто не мог. Исторические приметы места и времени здесь не фон, а самая суть, определяющая и характеры, и поступки всех персонажей."

Б.Покровский, Путешествие в страну Опера

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 002
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Царь-опера

Екатеринбургский «Борис Годунов» властно примерил «Золотую маску»

Сергей Бирюков http://www.trud.ru/article/28-03-2014/1310022_tsar-opera.html
 
Если в стране Царь-пушки и Царь-колокола выбирать, какая из оперных партитур достойна звания царь-оперы, то это, несомненно, «Борис Годунов»: по русской самобытности, по гениальному новаторству, по цельности формы, по исторической ассоциативности. И театр, который достойно ставит «Бориса», проходит проверку на зрелость. Екатеринбургская опера этот экзамен не просто прошла, а сдала блестяще — как, кажется, давно в столице никто не сдавал.

Хотя «конкурс» (если продолжить вузовские ассоциации) весьма жесткий. Тут и помпезный академический «Борис» в Большом театре, и мрачно-красочная редакция Шостаковича в «Геликоне», и совсем недалеко от первопрестольной, в северной столице — спектакль Мариинского театра, напоминающий телехронику с Болотной... Казалось бы — можно ли сделать актуальнее, особенно в сравнении с последним примером?

Оказывается, можно. И не обязательно, кстати, так уж точно воспроизводить на сцене форму бойцов ОМОНа или интерьер Государственной Думы XXI века. Даже наоборот: увлечешься игрой в современность — рискуешь потерять всевременной смысл драмы Пушкина-Мусоргского точно так же, как может он пропасть за пышными фасадами классической постановки.

В Екатеринбурге режиссер Александр Титель и сценограф Владимир Арефьев избрали другой путь: их площадка действия столь же напоминает древнюю церковно-крепостную Москву, сколь современную нефтебазу с громадной башней-цистерной посредине. Мы видим этот универсальный оплот власти то снаружи, опоясанный толпами народа совершенно в традициях монументальных полотен-действ Александра Дейнеки, то изнутри — тогда он напоминает не то бункер для государственной элиты, не то пантеон-усыпальницу для ее главного персонажа. А в конце вся конструкция медленно поворачивается под звуки трагически-смиренной коды, и мы наблюдаем, как умирающий царь буквально проходит сквозь стену из верхнего мира земного всесилия в нижний мир смертельного мрака.

Спектакль так же плотен и един по нерву своего развития, как по визуальному оформлению. Един настолько, что трудно отделить, где кончается режиссерская созидательная энергия и где ее подхватывает энергия дирижерская. Словно Александр Титель и Михаэль Гюттлер строили постановку в состоянии прочной телепатической связи. Будто и нет между ними разницы в поколение (одному за 60, другой на 20 лет моложе), в национальном восприятии (один — наш соотечественник, другой — немец из Дрездена, правда, с большим опытом работы в Мариинке). Давно не доводилось видеть и такого выстроенного актерского ансамбля, где каждый участник — и яркая личность, и дисциплинированный «оркестрант», если только это слово применимо к оперному певцу. Даже не знаешь, кому отдать предпочтение — в смысле органики практически все равны, от Бориса (Алексей Тихомиров) с его поистине царской, внутренне предельно контрастной партией до множества эпизодических, но остро характерных персонажей. Не только вокальные достоинства, как у того же Тихомирова с его гибким, выразительным, правда, не дотягивающим до «шаляпинской» мощи бас-баритоном, или Олега Бударацкого (Варлаам) с его сочным, может быть, слишком молодым басом, но даже потенциальные недостатки — резкость вибрато у Самозванца (Ильгам Валиев), фальцетная ломкость у Юродивого (Олег Савка), елейная жидковатость у Шуйского (Николай Любмов), — становились точными штрихами к образному портрету.

Спасибо и за возвращение к нам первой авторской редакции оперы 1869 года. Еще без Марины Мнишек, без роскошного польского акта, без триллероподобной сцены с курантами. Но зато с огромными кусками мощного пушкинского текста, которые во второй редакции опущены ради большей округлости мелодий, а здесь они помножены на декламационное мастерство Мусоргского. Вот только текст этот не у всех исполнителей хорошо воспринимался на слух. Например, в явном долгу перед публикой и нашим великим поэтом Самозванец. Может быть, пойти на небольшие дополнительные траты и пустить словесную бегущую строку? Впрочем, и без нее екатеринбуржцы сделали самую серьезную заявку на то, чтобы их спектакль победил в соревновании опер на фестивале «Золотая маска-2014», благодаря которому, собственно, мы и увидели замечательную уральскую постановку в Москве.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 002
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Тяжёлая русская доля. «Борис Годунов» из Екатеринбурга
http://newsmuz.com/news/2014/tyazhyolaya-russkaya-dolya-boris-godunov-iz-ekaterinburga-30732
 
Екатеринбургский театр оперы и балета показал в Москве в рамках фестиваля «Золотая маска» одну из своих последних работ – «оперу номер один» русского репертуара — «Бориса Годунова» Модеста Мусоргского.

Это премьера осени 2012 года, приуроченная к столетнему юбилею уральского театра. В столице показали её на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко, именно там, где главным режиссёром уже много лет трудится её постановщик.

Для постановки была выбрана первая авторская редакция — та самая, без польского акта и любовных страстей, которую когда-то забраковала Дирекция императорских театров. Сегодня театры во всём мире всё чаще отдают предпочтение именно ей даже перед второй редакцией Мусоргского, не говоря уже о версии Римского-Корсакова: этот исконный «Борис» более психологичен, совсем не торжественен и вовсе не помпезен, предельно сконцентрирован на личности преступного царя, делая всех прочих героев и все прочие линии совершенно второстепенными и малозначительными.

«Печаль на Руси, печаль безысходная!» — возвещает думный дьяк Андрей Щелкалов: этот лейтмотив пройдёт через весь спектакль Александра Тителя, который получился на редкость сумрачным, угрюмым, каким-то тоскливым — впору разрыдаться. Главный режиссёр столичного «Стасика» крепко связан с бывшим Свердловском, где он одиннадцать лет плодотворно работал в оперном театре. Именно его вновь призвали сюда, чтобы рассказать о многострадальной Руси как-то иначе, нежели тридцать лет назад — ведь в 1983-м Титель уже ставил здесь «Бориса», совсем другого, в историческом антураже, с польским актом.

На этот раз маститый режиссёр строит из оперы антиутопию, стараясь вложить в неё всю свою боль за настоящее и будущее России, все свои сомнения о дне сегодняшнем своей родины, о том пути, что она избрала, или за неё избрали. Этот спектакль по идее — вызов власти, вызов сегодняшней правящей элите, стремящейся сотворить на бывшей «одной шестой» некий монструозный симбиоз теократии и аморальщины, вседозволенности и концлагеря. Только будет ли услышан и понят этот вызов? Сегодня, в отличие от коммунистических времён, власть разрешает в искусстве почти всё, мало обращая на него внимание и охотно создавая у интеллигенции ощущение свободы высказывания. Она, конечно, есть, эта свобода — вполне реальная. Только кто слушать-то будет?

На сцене огромный цилиндрический короб-башня, внутри и снаружи которого разворачивается действие оперы. Короб — не то крепость, не то остатки храма, не то заброшенный завод – старый, потёртый, вопиющий в своей убогости и одновременно грубой топорности архитектурных форм. Элита – в цивильных костюмах и галстуках, народ – в ватниках и телогрейках: картинка больше напоминает зону, где царят дикие нравы и жёсткая иерархия.

Режиссёр и художник (Владимир Арефьев) отказываются от исторического костюма, вообще от привычного парадного антуража, их не убеждает эта «бутафория», они хотят подняться над этим, хотят глобального обобщения, вневременности повествования. Достигается ли поставленная цель? Едва ли: механический перенос действия в наши дни способствует осовремениванию, актуализации оперы, её перекличке с днём сегодняшним. Но большого обобщения для всей исторической Руси «от Рюрика до Путина» не получается: скорее бы этим целям поспособствовало эклектическое решение, смешение стилей и эпох, а не монотонная будничность текущего момента.

Наиболее гармонично смотрится сцена в келье: она действительно о вечном, тут и вправду и семнадцатый век, и двадцать первый, и какой-нибудь одиннадцатый – «век нынешний и век минувший». А вот картины, имеющие большую конкретно-историческую привязку, довольно-таки искусственны, в них чувствуется напряжённая ненатуральность, несоответствие текста и интонационного строя произведения визуальному ряду. В очевидно пародийном ключе сделана сцена в боярской думе (до момента предсмертного монолога Бориса) – прямая отсылка ко всем нашим постсоветским парламентам (и во времени, и в пространстве), дискредитировавшим себя уже не единожды.

Для того, чтобы воспринимать спектакль Тителя, надо очень хорошо знать оперу «Борис Годунов», обязательно видеть прежде её классические варианты. Режиссёр ставит в первую очередь для искушённых театралов, они знают, как должно быть, и они поймут, что он им хотел сказать. Если вы из них – спектакль вам, скорее всего, понравится, ибо здесь есть сильные психологические ходы, напряжённость развития, не аффектированный, но глубокий драматизм. Очень показателен в этом плане первый выход царя – абсолютно одинокого, сразу, с самого начала какого-то потерянного человека.

Что по-настоящему, безо всяких вопросов порадовало в этой премьере Екатеринбургской Оперы, так это её музыкальная часть. Немецкий маэстро Михаэль Гюттлер удивительно глубоко вжился в стиль и характер этой музыки, сумел его прочувствовать и увлечь исполнителей. Оркестр и хор театра (хормейстер – Эльвира Гайфуллина) звучали не просто исключительно качественно, но как-то особенно философски глубоко, выразительно, являя исполнение практически эталонное – печаль получилась действительно неизбывная, естественная и всепроникающая, опера разлилась по залу одной нескончаемой протяжной песней о тяжёлой русской доле. Жанровые сцены (в корчме, в царском тереме – сцена с детьми) в такой интерпретации не оказались контрастами по отношению к основной линии, их оттеняющая главное действо функция не была ярко выражена, что, быть может, не вполне соответствует замыслу композитора, но отлично вписывается в общую концепцию спектакля.

В спектакле местные певцы сочетаются с приглашёнными московскими и петербургскими. Пожалуй, лишь Александр Морозов (Пимен), в голосе которого ощутимо вокальное увядание, да Ильгам Валиев (Самозванец), спевший свою сильно купированную (по сравнению со второй редакцией) партию точно и аккуратно, но не вполне законченно по образу, заслуживают некоторых замечаний. Остальной же состав просто великолепен, с чем и хочется искренне поздравить театр: все солисты демонстрируют высокий класс и выносливость, ибо спектакль идёт без антрактов – два с четвертью часа чистого звучания.

Колоритный Олег Бударацкий (Варлаам) не уступает по силе воздействия Николаю Любимову (Шуйский), а ровная и красивая вокализация Юрия Девина (Щелкалов) столь же запоминается, как и нарочито жалостливые интонации Олега Савки (Юродивый). Хороши дамы в своих небольших партиях (Ирина Боженко – Ксения, Татьяна Никанорова – Мамка, Ксения Ковалевская – Шинкарка), каждая демонстрирует свежий и интересный голос. Неожиданно удачен Егор Головач в партии Фёдора: обычно дисканты плохо справляются с нею, их бледное, интонационно неуверенное пение чаще вызывает досаду; Головач же поёт точно и профессионально, мальчиковое звучание сочетается с музыкальностью и достаточно выразительно.

Алексей Тихомиров партию-роль Бориса уже впел и обкатал не раз – это хорошо сделанная работа, убеждающая как драматической игрой, так и собственно вокалом. Возможно, бас певца не исключительно индивидуален, хотя тембрально благороден и красив, но певец демонстрирует хорошее им владение, уделяя внимание нюансам, тонко рисуя психологию своего героя – в итоге получается достойный, запоминающийся образ.

Новая екатеринбургская работа не проста: она требует концентрации, внимания, вдумчивого отношения, размышления. При всех критических замечаниях и пожеланиях справедливо будет сказать, что это не холостой выстрел – тут есть о чём подумать, о чём поспорить. Словом, живое искусство – чем и хорош настоящий театр.

Александр МАТУСЕВИЧ, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 002
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Впечатляющий результат
Екатеринбургский «Борис Годунов» на «Золотой маске»
30.03.2014 в 21:59, Евгений Цодоков.

На «Золотой маске» состоялся конкурсный показ екатеринбургского «Бориса Годунова», выдвинутого на премию в пяти номинациях, в том числе на звание лучшего спектакля. Подробная рецензия на эту премьеру прошлого сезона была опубликована в нашем журнале. Вряд ли есть смысл вновь описывать спектакль, разбирать его «по косточкам» - о нём написано уже довольно много. Тем не менее, есть существенные аспекты этого художественного события, на которые стоит обратить внимание.

В извечном споре приверженцев традиционных оперных постановок, к коим принадлежу и я, и адептов так называемой «режиссерской оперы», из поля зрения защитников высокого оперного искусства от посягательств театральных экспериментаторов, подчас, ускользает существенный момент – не меньшим злом, нежели бесцеремонное вмешательство в ткань оперного произведения, является догматизм, не имеющий ничего общего со здоровым консерватизмом. Этот догматизм не позволяет осознать, что зачастую не тот или иной режиссерский принцип или художественный прием сам по себе плох или хорош, а его применение, оправданность в каждом конкретном случае. И критерием является художественный результат! А результат, достигнутый постановщиком екатеринбургского «Бориса» Александром Тителем впечатляющ. http://www.operanews.ru/14033002.html


А это статья Александра Матусевича о премьере этого спектакля в октябре 2012 года

Со слезами на глазах
«Борис Годунов» — премьера юбилейного сезона в Екатеринбурге
07.10.2012 в 22:06, Александр Матусевич. 

Екатеринбургский театр оперы и балета празднует в этом году знаменательный юбилей: ровно сто лет назад распахнулись двери его изящного, белоснежно-серебристого в стиле модерн здания, и на просторах России появился уникальный культурный феномен, подаривший нашей стране множество интересных спектаклей и открывший немало настоящих талантов. История Екатеринбургской Оперы — по-настоящему славная, далеко не каждый провинциальный театр в России может похвастаться такой. Но интересен и сегодняшний день коллектива: здесь ищут, пробуют, экспериментируют, неизменно при этом заботясь о высоком качестве своих работ. http://operanews.ru/12100707.html
Che mai sento!

Алексей

  • Гость
В госдуму РФ  внесен законопроект, запрещающий  нарушать авторскую концепцию в классической опере.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
В госдуму РФ  внесен законопроект, запрещающий  нарушать авторскую концепцию в классической опере

Интересная новость!
Обсудим её в потоке, где об этом уже заходила речь:

http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,707.840.html
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 002
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
«Свадьба Фигаро» и «Борис Годунов» на «Золотой маске»
Дата публикации: 20 апреля 2014

http://newsmuz.com/news/2014/svadba-figaro-i-boris-godunov-na-zolotoy-maske-30931

«Борис Годунов» на все времена

Екатеринбургский театр оперы и балета представил на фестиваль «Золотая маска» оперу Мусоргского «Борис Годунов» в постановке своего бывшего главного режиссёра Александра Тителя, ныне руководителя оперной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (с 1991г.). Эту оперу режиссёр ставил в 1983 в Екатеринбурге во второй редакции. Теперь, как считает Александр Борисович, пришло время обратиться к первой авторской редакции 1869 г., т.е. без польских сцен и антрактов.

Это современное прочтение оперы. Вы не найдете в ней ни бород, ни боярских и царских нарядов. Все одеты в современную одежду — костюмы с галстуками. Нет и царских палат и видов Кремля — перед зрителем некое сооружение — цилиндрический многогранник, соединяющий в себе современный промышленный формат и черты крепостной церковной стены далёкого прошлого, придуманный сценографом Владимиром Арефьевым. Но это не неподвижный монолит, он движется, поворачиваясь всеми своими гранями, и вместе с художником по свету (прекрасная работа Евгения Виноградова) помогает созданию тревожной, а затем и трагедийной атмосферы происходящего, чувства полной безысходности, особенно в массовой сцене у храма Василия Блаженного.

В первых двух картинах раздражало несоответствие текста Пушкина и современных костюмов персонажей. Но довольно скоро это ощущение прошло, и захватила глубинная сущность слова Пушкина и музыки Мусоргского. Режиссёр сумел без эпатажа и пошлого осовременивания вскрыть животрепещущие вопросы, свойственные всей российской истории: взаимоотношения друг с другом, отцов и детей, народа и власти, особенно острые при смене династий. Это оказалось близко музыке Мусоргского и прежде всего первой авторской редакции.

Александр Титель заразил своей энергетикой и верой в правильность современного прочтения «Бориса Годунова» дирижёра, хор и солистов. Чувствовалось, что спектакль создавался дружной командой единомышленников. Немецкий дирижёр Михаэль Гюттлер настолько погрузился и влюбился в музыку Мусоргского, что оркестр под его управлением сумел передать русскую душу композитора и донести до слушателя истинно русские корни его музыки. Оркестр звучал без слащавости, жёстко с подлинным трагизмом и сочувствием к обездоленному народу и царю-грешнику.

Поразил хор (мастерская работа хормейстер Эльвиры Гайфуллиной) своим высочайшим профессионализмом. Он появлялся в двух ипостасях: бояре и простой народ. В обоих случаях артисты хора были интонационно точны и правдивы. Конечно, самыми интересными оказались народные сцены. Сколько разных настроений сумел воплотить хор: от полного безразличия в Прологе до пронзительно страдающих и просящих интонаций в сцене у храма Василия Блаженного.

Хороши были исполнители многих партий, в том числе Александр Морозов — Пимен, Николай Любимов — князь Василий Шуйский, Олег Савка — Юродивый. Естественно центром спектакля стал царь Борис в превосходном исполнении Алексея Тихомирова. Мне пришлось его видеть в спектаклях Центра оперного пения Г.Вишневской и в театре «Геликон-опера», где идет редакция Д. Шостаковича. В каждом из них он был интересен, но, наверное, самым значительным оказался его Борис Годунов в екатеринбургской постановке. Здесь артист показал правителя на все времена, со всеми своими достоинствами и недостатками, причем сделал это очень искренне и достоверно. Запоминается финал. После прощания с сыном Борис не умирает, он уходит. Каким будет следующий правитель?

Екатеринбургский театр показал не просто современную постановку классического «Бориса Годунова» Пушкина и Мусоргского, а очень актуальный спектакль, призывающий к размышлениям о реалиях сегодняшней жизни не только России, а и всего мира.

Елизавета ДЮКИНА, «Новости музыки NEWSmuz.com»
Che mai sento!