Новости и их обсуждение. Информация > Новости музыкальной жизни

"Новые горизонты" в МТ. Т. Адес, опера "Powder her Face"

<< < (3/3)

Кантилена:
В Культуре появилась еще одна публикация с обзором фестиваля (И. Райскин).
Полный текст: http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=747&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=899703

На мой взгляд, весьма осторожный, расплывчатый и конъюнктурный комментарий.

Цитата:
В этом году такой персоной стал молодой успешный британец Томас Адес в окружении соотечественников-классиков Ральфа Воана Уильямса и Бенджамина Бриттена. На родине Адеса считают восходящей звездой первой величины, сравнивают чуть ли не с Бриттеном, доверили возглавить Бриттеновский фестиваль в Олдборо.

Естественно было ожидать, что музыка, так сказать, "главного приглашенного" автора определит лицо фестиваля. Количественно - так оно и было: музыка Адеса звучала три вечера из четырех, но для того, чтобы стать бесспорной доминантой фестиваля, ей как раз не хватало ... ярко выраженного собственного лица. Разве что оно обнаружилось в смелом и порою весьма необычном смешении стилистических красок и приемов на звуковой палитре. Впрочем, постмодерн к этому уже приучил, равно как и к известным мрачным пророчествам о "конце эпохи композиторов". Если и сумел Адес чем-либо удивить или поразить петербуржцев, то произошло это в первый вечер фестиваля. В камерной опере "Powder her face" ("Припудри ее лицо") композитор обратился к скандальной истории любвеобильной герцогини Аргайльской Маргарет. Знатоки обнаружили в опере Адеса гремучую смесь из аллюзий на "Лулу" Альбана Берга и на оперы-мюзиклы Курта Вайля с отсылками к Астору Пьяццолле. Менее искушенную аудиторию заинтересовало сочетание изысканной, порою сверхсовременной оркестровой ткани с традиционным ариозно-речитативным бельканто.

Что же до других пьес Адеса, то им трудно было выдержать конкуренцию с соседними номерами в программах концертов. Симфоническая поэма "Asyla" ("Убежище") - это, по словам композитора, попытка примирить академическую музыку и поп-культуру, связать, к примеру, стиль техно с танцевальными финалами симфоний Бетховена и Чайковского.

Но тут же слушателю позволено было убедиться в плодотворности и естественности взаимодействия гораздо более далеких эпох. Дух барочного концертирования - дуэли солиста и ансамбля других инструментов - в Концерте для фортепиано и духовых Игоря Стравинского был превосходно передан солистом Питером Донохоу, давним любимцем нашей аудитории со времени его победы на Конкурсе имени Чайковского, и ансамблем под управлением Томаса Адеса, кстати, умелого дирижера. Совершенно изумило, не боюсь истертого слова - потрясло - исполнение "Свадебки" Стравинского Ансамблем Дмитрия Покровского, квартетом фортепиано (Питер Донохоу, Михаил Бенедиктов, Мария и Елена Абальян) и ударными. Вот аутентичность настоящая, восходящая к праистокам русской музыки во всем: и в композиции, прозревающей сквозь толщу времени самые древние архаические пласты русского фольклора, и в подлинно народном пении - причете, голошении, плаче, славлении, так чутко угаданными композитором, так искренне прожитыми на сцене исполнителями.

С особым интересом петербургская аудитория ждала концерта, в котором Валерий Гергиев возобновлял Вторую симфонию Бориса Тищенко "Марина" памяти Марины Цветаевой. Вокально-симфоническая громада нисколько не потускнела за тридцать лет, протекших со дня премьеры в Большом зале филармонии в 1977 году, а в увлеченном прочтении Гергиева обрела новое дыхание. Восторженный прием, оказанный недавно в Роттердаме сюите из балета Тищенко "Ярославна", вызывает надежду на то, что имя выдающегося петербургского композитора утвердится на афише Мариинского театра.

Мировая премьера Пятнадцатой симфонии Сергея Слонимского, которую автор посвятил Валерию Гергиеву, заставила нас благодарно вспомнить его же Девятую и Десятую симфонии - симфонии-предостережения, прозвучашие в первые перестроечные годы. Тот постепенно нарастающий "инфернальный хаос", в который, по словам композитора, ввергает слушателя новая симфония, не преодолевается, как хотелось бы автору, победным финалом. Не потому ли, что сегодняшняя действительность еще не дает для того веских оснований? Вопрос этот, разумеется, выходит за пределы концертного зала: музыка не лжет, она вопрошает.

Рядом с такими мощными симфоническими глыбами-концепциями Скрипичный концерт Адеса (солист Энтони Марвуд) опять же проиграл, показался вторичным, странным образом сочетавшим - так услышал ваш корреспондент - отзвуки скрипичных концертов Прокофьева и Шимановского.

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[*] Предыдущая страница

Перейти к полной версии