Автор Тема: "Сомнамбула" В.Беллини в Большом театре  (Прочитано 98958 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Ну, я сегодня был на "Сказках Гофмана" в Станиславского, о чем ни разу не пожалел. А что касается Сомнамбулы, то после спектакля 10-го сразу купил билет на 14-е. В итоге везде поспел, и не по одному разу.

---------------------------

Я ведь говорил, что в своей системе ценностей считаю некорректным определение "второй состав"? Так вот, продолжаем. Общие слова про спектакль я почти все сказал, так что чтива будет меньше. Может быть:)

Сомнамбула

11 июля


Амина - Екатерина Лехина
Эльвино - Станислав Мостовой
Граф Рудольф - Олег Цыбулько
Лиза - Алина Яровая
Тереза - Елена Новак
Алессио - Николай Казанский
Нотариус - Вадим Тихонов

Дирижер   - Джулиан Рейнольдс

Повадки оперных маньяков, несмотря на общий диагноз, бывают очень разными. Одни предпочитают концертные исполнения. Другие посещают только составы, которые их полностью устраивают, третьи готовы терпеть любой состав чтобы послушать одного любимого певца. Очень понимая и тех, и других, и третьих я, на своем уровне оперного джедайства, люблю слушать подряд разные составы, особенно с незнакомыми артистами или артистами в необычных по предыдущему опыту амплуа. На этом спектакле было и то, и другое. Теперь по порядку.

Екатерина Лехина создала свою Амину с чистого листа. Ее Амина больше соответствует образу деревенской девушки, чем хрестоматийная героиня Беллини "не от мира сего". Она кокетлива - и теперь можно понять графа, который, может быть из благородства не стал бы обращать внимания на чужую невесту, но когда на него так посмотрели, да таким голосом обласкали... Она умеет манипулировать мужчинами - и Алессио, и Эльвино вращаются вокруг нее, не в силах противиться обаянию. Чтобы меня лучше поняли скажу так: "дуэт ревности" получает характер диалога Ленского и Ольги - Эльвино просто должен был спеть "я видел всё" и "ах, Ольга, ты меня не любишь!" в адрес Амины. Та, казалось, лишь делала вид, что страдала - чтобы "под слезу" нейтрализовать вспышку ревности Эльвино.

Итак, живой, лучащийся темпераментом и совсем не эфемерной женственностью образ, созданный Екатериной Лехиной, сместил акценты и слегка повернул взаимоотношения героев - неожиданно и интересно. Можно додумывать почему бедная сирота имеет такую власть над мужчинами - она же, по идее, должна быть на седьмом небе от того, что ее хоть кто-то замуж берет. Но ответ на поверхности - игра Екатерины не вызывает сомнения в том, что такая женщина вне зависимости от финансового положения может крутить юношами как угодно. Впрочем, возможно, мельница Терезы положена в приданное - в качестве сюрприза (согласно официальной декларации в собственности Амины находится только ее сердце). То есть вопросы могут быть - т.к. образ непривычный и в чем-то можно поискать нестыковки. Но уж если профессиональные музыкальные критики называют черняковского "ЕО" точным следованием Чайковскому и Пушкину - в случае с такой трактовкой образа Амины найти убедительнейшие объяснения точно не составит труда.

Если бы с вокалом было плохо - я не говорил бы про образ. Голос Екатерины под стать образу - более густой, более темный и, как мне показалось, чуть большего объема, чем у Венеры Гимадиевой, но уступает в стремительности (немного), специфической белькантовой выделке (очень заметно - другой класс). В целом звучание находилось на территории бельканто, но Екатерина злоупотребляла нажимом, чего в подобном репертуаре вообще не должно быть. В моем лексиконе подобное исполнение бельканто называется "она пела Верди". Учитывая запас звучности, на мой взгляд, ей следовало петь на 10% тише - тогда бы, скорее всего, не было периодического расслоения звука наверху и жесткого поскрипывания при взятии форте, не страдала бы дикция, колоратурные пассажи петь было бы легче, без "поддачи" меньше было бы проблем с дыханием. А главное - подобная манера пения губительна для голосов, претендующих на лирико-колоратурный репертуар.

Если сложилось впечатление, что Амина пела вот-прям-плохо и я ее ругаю - нет. Думаю, певица просто волновалась и боялась прозвучать тихо. В пении Екатерины было очарование, как и в созданном образе - заметьте, что хорошего я написал про нее чуть ли не больше, чем про Венеру Гимадиеву. Пора бы перейти дальше.

(глубокий вдох)

Думаю, здесь не я один с интересом наблюдаю за Молодежной программой Большого театра. И внимательно слежу за вводом ее участников и участниц в спектакли. Вижу насколько этот процесс постепенный - сначала дают привыкнуть к сцене, затем дают роли "поддержки". Из грядущего выпуска на сегодня до знаковой партии дошли только двое - Нина Минасян, о которой я писал в предыдущем отчете по спектаклю 10 июля и Сергей Радченко, один раз спевший, судя по программке, Владимира Игоревича (не могу найти ни одного отзыва о его выступлении и вообще о том спектакле). Остальные поют совсем, как говорят певцы (и примыкающие любители козырять их жаргоном) "моржовые" партии из нескольких фраз. К слову, тот же Сергей Радченко прежде, чем открыть рот на сцене, некоторое время был занят в "Турандот", где, как на работу, ходил на казнь с клеткой на голове, родив наш внутрисемейный   мем - "партия персидского принца". Таким образом, можно резюмировать, что Молодежная программа - обстоятельная подготовка солистов до высокого уровня с постепенным введением на значимые партии. И уровень поручаемых партий, как правило, ниже исполнительского уровня артистов - всему свое время, видимо.

Тем больше я был удивлен, когда узнал, что в очередь с Колином Ли Эльвино будет петь молодой солист  Станислав Мостовой, восхищавший меня своим до мелочей продуманным Бомелием и поднимавший овацию не по-юношески харизматичеким исполнением небольшой, но невероятно сложной (по тесситурным соображениям) партией Юродивого. На Рахманиновских концертах он исполнял романсы на уровне с именитыми певцами Большого (а исполнением романсов Рахманинова меня, надо сказать, нелегко порадовать - тут оперные навыки бессильны). Но от романсов и небольших по объему харáктерных партий русского репертуара, в моем понимании (поправьте, если ошибаюсь) - бездонная пропасть до Эльвино - одной из знаковых партий бельканто, на которой "играют мускулами", показывая владение стилем и голосом, лучшие тенора планеты.

Последние два абзаца описывают две причины, которые можно уместить в два слова: я недоумеваю. И замечу для определенности: в отличие от многих доморощенных оборзевателей (к которым сам отношусь по объектвным причинам) я не люблю откровенно ругать певцов и не ставлю цель сделать себе популярность на имидже якобы привередливого критика. Поэтому если есть возможность промолчать - отмалчиваюсь, предпочитая трибуне форума приватный вордовский файл в гугл-документах. Ругаться я начинаю только в случае, если певец долгое время поет с одними и теми же криминальными ошибками или исполненный амбиций пытается петь явно не свой репертуар.

Здесь второй случай. Елейного пения в стиле Монти Станиславу хватает на несколько фраз - дальше начинает пробиваться харáктерный тембр. И взятие ре2 (в конце фразы "altro voto, o traditrice") не спасает ситуацию - формальная эквилибристика есть не суть bel canto, а лишь приятное дополнение к виртуозной технике и чувству стиля. В общем, мое "вокальное ухо" страдало невыносимо - вдобавок еще и потому, что от напряжения певец давал работу и дирижеру, и партнерам по сцене. Тут можно было бы со смаком потыкать пальцем в конкретные фрагменты, напридумывать обидные эпитеты - ведь и читатели с большим интересом внимают исполненным петросянства памфлетам, чем сдержанным отзывам. Но - см. абзацем выше.

Возможно, после упорных занятий белькантовый "запас прочности" певца вырастет до целой партии. Но столь же вероятна потеря голоса от пения "не своего" репертуара - в процессе занятий или уже после переквалификации. Я представляю насколько иррационален дар певческого голоса и, пусть эгоистично, но очень хочу слушать Станислава в том репертуаре, в котором он пел до попытки штурма соседней репертуарной галактики "Бельканто". Очень надеюсь на его благоразумие и объективную оценку ситуации теми, кто его окружает и желает ему наиболее полной и длительной творческой реализации. На этом про Эльвино всё.

(шумный выдох)

*** продолжение в следующем посте ***
« Последнее редактирование: Июль 13, 2013, 10:38:47 от buffone »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
*** продолжение ***

Олег Цыбулько очень старался, но его пение по контрасту с Николаем Диденко выглядит ученическим. Как ни странно, брутальный Малюта в исполнении певца убеждает меня несравненно сильнее. Впрочем, ничего странного - образ графа с большим возможным количеством оттенков (от похотливого аристократа до чопорной жертвы обстоятельств) действительно гораздо сложнее для исполнения, чем прямолинейный и однозначный жестокий ухарь Малюта.

Имя Елены Новак я произношу с почтительным придыханием - ее Фёдор навсегда покорил меня. Юношеская звонкость и непосредственность в диалоге с Борисом, сыновняя любовь и одновременно упрямство в желании "узнать беду, грозящую престолу", берущая за душу растерянность в финальной сцене - все предстает плодом огромной работы над образом, назвать который второстепенным в исполнении Елены - просто не поворачивается язык. Всегда считал дурацким рассказ про "попиньку", сидевшего "с мамками в светлице" - но каждый раз, слушая Фёдора Елены Новак, жалею, что в постановке Баратова этот номер купирован. В предыдущем отзыве я восхищался сильным характером, голосом и темпераментом Светланы Шиловой, который она подарила Терезе. Теперь я выражу искреннее восхищение совершенно другой Терезе, созданной Еленой Новак. Чтобы понять разницу, приведу ассоциации из других великих опер. Тереза Шиловой - это внешне уверенная, сильная и яростная Азучена. Тереза в исполнении Новак, продолжая онегинские ассоциации, - сердобольная Ларина (не черняковская), исполненная жизненного опыта и внутренней силы. Она может броситься на защиту ребенка не хуже Азучены (у Пушкина и Чайковского просто не было подходящей ситуации). Звук, которым исполнялась Тереза, ничего общего не имеет с залихватским мальчишеством Федора - очень округло, степенно и по-матерински проникновенно. До глубины души тронут. Вот - брава!

Алина Яровая в партии Лизы, как мне показалось, очень волновалась из-за чего звук получился неровным и, по большей части, "головным", с поджиманием верхов. Я слышал Алину в небольшой партии Ксении и там звук был радикально лучше - искренне желаю "впеться" в партию и справиться с неизбежными сценическими треволнениями.

------------------

Самым загадочным в этой постановке для меня осталось приглашение Лоры Клейкомб в качестве премьерной Амины. Обе солистки летней серии дают Лоре фору. Тембр Клейкомб изрядно потерт в середине, со скрипучими верхами и неприятной тенденцией поддавать на связки ("она пела Верди" - да!). Ну и главное - никто из двух девушек летнего сета не халтурил, прячась за оркестр после сцены сомнамбулизма - как-будто можно больше не петь (Клейкомб пела финальную кабалетту совершенно расстроенным, подснятым голосом). Итого два спектакля, много букв, а какова мораль? Да все просто: наши девушки - лучшие! Кто-то поспорит?:)
« Последнее редактирование: Июль 13, 2013, 05:09:48 от buffone »

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
Самым загадочным в этой постановке для меня осталось приглашение Лоры Клейкомб в качестве премьерной Амины. Обе солистки летней серии дают Лоре фору. Тембр Клейкомб изрядно потерт в середине, со скрипучими верхами и неприятной тенденцией поддавать на связки ("она пела Верди" - да!). Ну и главное - никто из двух девушек летнего сета не халтурил, прячась за оркестр после сцены сомнамбулизма - как-будто можно больше не петь (Клейкомб пела финальную кабалетту совершенно расстроенным, подснятым голосом). Итого два спектакля, много букв, а какова мораль? Да все просто: наши девушки - лучшие! Кто-то поспорит?:)
Видимо, не повезло Вам с Лорой, потому что она была простужена. Лора очень хороша была, когда я её слушал. Конечно, Венера в целом впечатляет ещё больше (и вообще её Амина просто изумительна, с очень небольшими оговорками), но первую арию лучше спела Лора, по крайней мере, чем Венера 10 июля.

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Видимо, не повезло Вам с Лорой, потому что она была простужена.

Да, вроде, на премьере она здорова была. Сейчас порылся и разыскал рецензию Цодокова. То, что пишет Евгений Самсонович, согласуется с моими впечатлениями:

...у Клейкомб голос, взятый сам по себе, имеет как достоинства, так и проблемы… Он не абсолютно прозрачен и имеет примеси, своего роду «патину», ее колоратурная техника не идеальна – некоторые пассажи «подхрамывают», видна работа голосового аппарата и тела.

Певица музыкальна, уверенно берет верхние ноты, включая ми-бемоль 3-й октавы, у нее привлекательная филировка и хорошее легато (особенно в разделе Caro, dal di che univa первого дуэта с Эльвино). Встречаются весьма оригинальные динамические находки в вариациях. Попадались, правда, и отдельные штрихи, заставившие вспомнить ту же Каллас, как, например, изысканное диминуэндо на восходящем к си-бемолю пассаже в начале повтора финальной кабалетты Ah! non giunge... Однако в нижнем регистре ее голосу не хватает плоти, и он звучит блекловато. А поскольку у Амины такие места не единичны (партия отнюдь не только «порхающе» колоратурная), это влияет на впечатление.

Кроме того чувствуется довольно хрупкая психическая организация певицы, что отражается на стабильности выступления. И выносливость оставляет желать лучшего. К финальной кабалетте певица явно подустала.


Есть еще отзыв Корябина о Клейкомб, но Корябин часто бывает некорректен, преувеличивая недостатки и не жалея певцов. Кстати, в отличие от него Цодоков исключительно дипломатичен и снисходителен в оценках, и если уж он пишет что-то нехорошее - как правило, краски смягчены (как в приведенной цитате про финальную кабалетту).

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
10 и 12 июля я во второй и третий раз услышал совершенно уникальную и ни на что не похожую оперу, которую до последней осени и не мечтал живьём услышать. Ох, "Сомнамбула" мне нравится просто безумно, она ничуть не хуже, чем та же "Норма"! Однако я это до конца понял только в пятницу - как я уже давно заметил, истинные шедевры высокого искусства не всегда понимаются с первого раза. Однако, как мне мой опыт подсказывает, того, кто искренне поверит в шедевральность великих и одновременно сравнительно редких опер и будет настойчиво искать в них прекрасное, рано или поздно Искусство вознаградит непередаваемыми эмоциями и изумительными впечатлениями. И теперь, после трёх посещений этого творения Беллини (и давнего прослушивания записи в альтернативной постановке с мобильными телефонами) "Сомнамбула" в моём сознании ушла из тени великой "Нормы". Опять же, если сравнивать с «Нормой», написанной Винченцо Беллини сразу после «Сомнамбулы», то здесь, естественно, музыка более легкая, не такая драматическая сама по себе, однако именно эта блистательная легкость (прямо как у Моцарта, но реализованная немного по-другому) позволяет очень проникновенно передать и все чувства героев оперы, в том числе и в драматических моментах. Многие фрагменты, в частности, хоровые, исполняются отрывисто, что сначала казалось непривычным, однако, как я теперь понял, также придаёт музыке оперы ту же легкость, а также красоту и уникальность. В некоторых сценах чувствуется фирменный стиль Беллини, изначально знакомый мне, естественно, по «Норме», и прослеживающийся в некоторых случаях в творениях Доницетти, раннего Верди и, возможно, даже Глинки. И в пятницу на меня произвели сильнейшее впечатление буквально все фрагменты оперы, прямо как в «Норме» или самых ярких операх Верди, Россини и Доницетти, с попаданием на оперы которого (особенно с «Лючией») мне почти никогда не везёт, зато мне ещё достаточно давно очень понравился по записи «Дон Паскуале», не говоря об операх, исполненных на моей памяти в Москве.
После того, как Венера Гимадиева лучше всех на моей памяти (а это из 16 исполнений!) спела третий акт моей любимой "Травиаты", конечно же, я сразу очень захотел услышать певицу и в "Сомнамбуле", как только узнал о предстоящем её дебюте в главной партии. Поэтому я ждал нынешнего, как говорят в астрономии, стартового окна к Венере несколько месяцев. И 10 июля певица даже превзошла мои достаточно смелые ожидания и звучала ярко и стабильно с самого начала. В первой арии "Care compagne" некоторые очень мелкие шероховатости были, но, на мой взгляд, они для впечатления совершенно незначительны, особенно на фоне того, что пение было таким проникновенным и выразительным (что и стало, вероятно, одной из причин таких сильных эмоций от финала "Травиаты"), в голосе солистки слышны искренние чувства. Кроме того, когда Венера поёт, то всегда так завораживает своим ровным и приятным голосом, что заставляет слушателей не искать в своём вокале недостатки. Может быть, Лора Клейкомб пела первую арию (с которой была просто исключительно хороша) звуком ещё более чарующего и мягкого тембра, а также колоратуры в кабалетте получались с большей, даже с изумительной лёгкостью (как и ещё у нескольких певиц, не только сопрано, которых я с тех пор слышал в других партиях), и Екатерина Сюрина, чьим коронным номером, несомненно, является этот фрагмент, пела звуком более звонким и более эффектным, однако Венера уже в первом дуэте с Эльвино запела ещё мягче, чем в выходной арии. Может быть, голос певицы сравнительно небольшой, и не отличается какой-то фантастической полётностью, однако на Новую сцену его однозначно хватает, и он прекрасно подходит к партии Амины, за исключением, возможно, некоторых драматических моментов, где объёма звука всё-таки чуть-чуть не хватает. Двумя дуэтами с Эльвино Венера уже окончательно очаровала слушателей: звук лился так гладко, вообще, на мой взгляд, без "порожков", и зависал так мягко, и вообще не могло не задеть за душу такое проникновенное пение. Прекрасно получились фразы, спетые на пианиссимо, в особенности, в сцене пробуждения Амины в комнате графа, меня тоже восхитили уже несколько раз упомянутые в этой теме красивейшие диминуэндо. Эмоционально и так задушевно прозвучал дуэт с Терезой из начала второго акта. Но, конечно же, больше всего меня интересовало, как у Венеры получится знаменитейшая финальная ария, которую я обожаю просто безумно, как Паче, как каватину Лючии, как Болеро Елены. Естественно, я говорю обо всей сцене целиком, начиная с того момента, как Амина во сне проходит через узкий мостик на мельнице. Ария Амины - великий вокальный шедевр великого композитора. И Венера захватывающе и проникновенно спела редко исполняемое начало и самый знаменитый фрагмент - повторюсь, недостатки искать даже не хотелось, потому что было столько эмоций. И я даже уподобился большинству слушателей, начав бурно аплодировать в очень распространённом, но неположенном месте. В быстрой части один или два пассажа вызвали некоторые сомнения насчёт мягкости и лёгкости исполнения, однако все они должны трактоваться в пользу певицы. В целом - несмотря на вышесказанные незначительные замечания, Венера мне понравилась настолько, что мне неожиданно захотелось послушать её в этой партии ещё раз. И вообще в среду звук шёл удивительно гладко, нигде не было даже намёка на заметное вибрато или, тем более, тремоляцию. В пятницу к первой арии вообще никаких претензий, кроме того, что, может быть, в двух колоратурных пассажах в кабалетте несколько нот были спеты с чуть меньшей легкостью. А потом, в дуэтах с Эльвино, голос Венеры стал звучать ещё мягче, и исчезли почти все возникшие в среду сомнения насчёт его полётности. Просто изумительное впечатление произвели два дуэта из первого акта, особенно второй, где длинные ноты зависали в воздухе удивительно красиво и невероятно завораживающе. Ещё мне очень понравилось, как голоса Амины и Эльвино сливаются и летят без потерь на протяжении таких бесконечных фраз, например, ближе к концу второго дуэта. Когда Амина оказалась в комнате графа, то вообще неописуемо проникновенно прозвучали фразы, спетые на пиано и пианиссимо, в частности, особенно впечатлили последние слова из девятой сцены. В начале второго акта в лесу, когда аккомпанемент оркестра становится наиболее потным, начинает казаться, что Венере чуть-чуть не хватает звука, однако такой очень небольшой фрагмент был единственным за всю оперу – исполнительница партии Амины продолжала петь замечательно. Может быть, несколько самых низов и получились чуть-чуть менее ярко, однако и они были так хорошо отделаны, что слышать их было очень приятно, и вообще пение Венеры фактически всегда оба раза поражало ровностью. И, уже неописуемо очарованный и растроганный музыкой оперы и пением всех солистов, я ждал главную арию Амины. Первая часть (с хором), которая, к сожалению, за крайне редкими исключениями купируемая на концертах, произвела сильнейшее впечатление. Самая знаменитая медленная часть тоже настолько проникновенно и чарующе прозвучала, может, даже ещё лучше, более объемно, чем в среду – а ведь ещё полгода назад я вообще не надеялся услышать яркое исполнение этой обожаемой арии. А Венера стала уже четвёртой певицей, которая, начиная с января, с этим фрагментом настолько меня впечатлила. Мне показалось, что во втором, если я не ошибаюсь, куплете, микроскопические шероховатости были (и вообще пару раз до главной арии в пятницу у солистки заметное вибрато было), однако они, на мой взгляд, вообще никакого значения не имеют, просто я привык писать обо всём, что в оперном пении слышу. А в быстрой части, после традиционных для этого места, но не положенных, однако заслуженных бурных аплодисментов, голос Венеры так непринужденно и мягко переливался мелкими нотами, что хотелось восхищаться и только восхищаться. Некоторые совсем небольшие «порожки» и «зажатости» были, однако они могут отличать любое яркое исполнение, поэтому тоже ничуть не умаляют достоинств певицы, к колоратурной технике которой в финальной арии в пятницу у меня вообще нет никаких претензий. Так что поздравляю прекрасную Венеру Гимадиеву с таким успешным дебютом и желаю новых ярких выступлений!
Колин Ли очень порадовал удивительной отточенностью и гибкостью голоса, неповторимым тембром, невероятно чарующими низами и также красивейшими, ни на что не похожими верхами. Как же завораживали в его исполнении длинные фразы, исполняемые без нажима и таким ровным и связным звуком! Во второй раз, даже если первые несколько строчек получились не настолько впечатляюще в сравнении со всем последующим, голос очень быстро обрёл свою потрясающую глубину, гибкость и отделанность, тембр вновь очаровывал, и вообще тенор звучал обволакивающе, а также изумительно передавал голосом все чувства, как положительные, так и отрицательные, например, ревность. Мне кажется, у Колина Ли очень хорошо удалась бы сцена ревности в другой знаменитой теноровой партии - Владимира Ленского. Особенно неподражаемо и ярко, наряду с двумя красивейшими любовными дуэтами, получилась сцена в лесу - здесь и не только певец был неописуемо хорош, и во второй раз мне понравился ещё больше, чем в первый.
Николай Диденко, как и в марте, предстал перед любителями бельканто в образе графа Родолфо. Выходная ария графа, которую я впервые услышал также в исполнении баса – Сергея Артамонова – на незабываемом концерте солистов моей любимой «Новой Оперы» в МЗК уже более двух лет назад, оказывается, тоже неописуемо красива в плане музыки, однако понял я это только сейчас. Что совершенно неудивительно – ведь первые почти два года своей оперной любви я и арию Амины мимо ушей пропускал (даже несмотря на то, что под ней стояло имя автора «Нормы» любимой), пока Эрмонела Яхо не заставила меня прозреть. Однако, как мне объясняли ещё много лет назад, чем труднее понять произведение искусства, чем труднее его полюбить, тем более глубоким и более гениальным оно является. Очень жаль, что Артамонов, приглашённый в Большой театр и на многие известнейшие сцены мира, не поёт здесь графа – ведь он ещё около двух лет назад в одном из интервью обещал спеть эту партию, если в его родном театре когда-нибудь поставят «Сомнамбулу». Но и Николай Диденко был оба раза очень хорош. Его голос очень интересного тембра с наполненными завораживающими низами и ярко окрашенными верхами звучал стабильно и ровно. Возможно, в среду он спел всё-таки чуть лучше, потому что в пятницу в его голосе сначала было заметно некоторое небольшое дребезжание, но оно быстро исчезло, и бас в баритоновой партии на протяжении всей оперы впечатлял хоть и чуть меньше сопраны и тенора, но тоже очень сильно.
Нина Минасян (Лиза) понравилась гораздо больше, чем в КЗЧ в "Пеллеасе и Мелизанде". Может быть, первый раз голос показался плоским, а тембр – немного бедным, и по мягкости легато и в этот раз Лиза уступала Амине, однако, на мой взгляд, всё-таки чуть-чуть превосходила мартовскую Лизу. И в целом Нина в первый раз нормально пела, вообще так стабильно, даже с самого начала (когда ещё Лизе помогает отсутствие возможности сравнить её вокально с Аминой). Во второй раз мне выступление певицы даже понравилось чуть больше, чем в первый, в первую очередь благодаря тому, что бедность тембра почти перестала ощущаться, однако в первом ариозо особенная связность звуков всё-таки не чувствовалась, а в дуэте а Алессио из второго акта верхи были всё-таки чуть-чуть резковаты.
Светлана Шилова оба раза спела Терезу и продемонстрировала, на мой взгляд, все качества, нужные исполнительнице этой небольшой партии: объемный, ровный, стабильный и достаточно мягкий звук, и даже в какой-то степени красивый. Может быть, некоторые фразы в начале пятничного спектакля и прозвучали глуховато, но этот недостаток быстро исчез.
Спасибо всем исполнителям за такие великолепные спектакли! Завтрашнюю «Сомнамбулу» я уже посетить не смогу, но, надеюсь, чуть позже уже буду ближе к «Норме» любимой! А всем, у кого, надеюсь, возможность будет, и Вам, Александр, особенно, я рекомендую посетить это интереснейшее мероприятие завтра. Оно заслуживает такого внимания!

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
бас в баритоновой партии на протяжении всей оперы впечатлял

В "Сомнамбуле" нет баритоновых партий. И Рудольф - однозначно басовая партия. Там в кульминации арии G внизу (кстати, Николай Диденко на нее очень красиво накатывается, не утрируя), а у баритонов диапазон обычно считают от A. Изредка можно прочитать, что низ у баритона - As или даже G, но это действительно редкие и непопулярные мнения. И даже если их принять, то между басом и баритоном есть одна существенная разница: в кульминацию баритоновых арий, как правило ставят верхнюю ноту - g1 и реже - as1 (обычно as1 певцы делают вставные).
« Последнее редактирование: Июль 14, 2013, 01:25:32 от buffone »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
"Сомнамбула" в Большом театре 14 июля 2013
« Ответ #81 : Июль 15, 2013, 01:56:25 »
Сомнамбула

14 июля


Амина - Венера Гимадиева
Эльвино - Станислав Мостовой
Граф Рудольф - Николай Диденко
Лиза - Нина Минасян
Тереза - Светлана Шилова
Алессио - Григорий Шкарупа
Нотариус - Юрий Маркелов

Дирижер   - Джулиан Рейнольдс

Сегодня было достойное завершение второй премьерной серии. Венера Гимадиева спела свою лучшую Амину - вот это артистка, вот это школа, вот это выносливость! Три спектакля в этой партии через день - и никакой усталости, никакой замыленности образа. Каждая эмоция на сцене - как в первый раз. Брава-брава!

Николай Диденко сегодня, видимо, вышел нераспетым. В первой арии отчетливо были слышны  симптомы - небрежности филировки и фразировки, посипывание при попытке перехода на mezza voce и несколько раз "прозвучал" стык регистров. На сцене в номере отеля мягкость и ровность голоса вернулась к певцу, а во втором действии эффектный дуэт-кабалетта (сколько же кабалетт в этой опере!) с Эльвино и хором крестьян прозвучал сегодня особенно эмоционально - я даже засомневался в том, что написал в отчете о прошлом выступлении в плане статичности Графа - в такой фейерверк эмоций и жестов превратился Николай Диденко.

Утренняя новость о замене Колина Ли на Станислава Мостового меня несколько расстроила, но планов не изменила. Для потомков, которые будут читать этот текст через миллионы театральных сезонов, напомню: Станислав Мостовой пел Эльвино два дня назад, вчера и сегодня. А партия Эльвино - не просто "не фунт изюма", а во всех отношениях испытание для певца даже при однократном исполнении и неделе санатория после спектакля. Поэтому выступление Станислава сегодня второй день подряд и третий за четыре дня - априори приравнивается к подвигу. Ничего подобного я даже не могу припомнить - по-моему, абсолютный рекорд самопожертвования певца (или, вернее сказать, - жертвоприношения театра).

Что до исполнения, то первое действие у Станислава прозвучало даже лучше, чем 11 июля. Не потому что сегодня было хорошо, а потому что совсем нехорошо было 11-го. У Станислава Мостового случаются красивые пассажи - облитые белькантовой глазурью и приятные на слух. Один раз было совершенно волшебно сфилированное пиано. Но, как правило, успехи - это первые фразы арий или речитативы. При сколь-нибудь длительном пении из-под глянца вылезет харáктерный оттенок или, как его для себя назвал - "ерошка" (конечно же, им. персонажа оперы А.П. Бородина, традиционно исполняемого харáктерным тенором). В первом программном номере - каватине "Prendi, l'anel ti dono" певец прозвучал увереннее, чем в первом спектакле - состава бельканто было больше, а в финальном дуэте было еще лучше - взаимодействие с партнершей, видимо, придало Станиславу уверенности. К сожалению, это не отменяет и не перевешивает феерическое количество помарок в звуковедении, ученические россыпи вместо "sempre legato", детонацию, перенапряженность звука, заваливание нижних нот. Ну и "ерошек", конечно - нельзя петь бельканто таким простецким звуком.

Кроме того, герой-любовник из Станислава пока не получается - видимо, из-за внутренней напряженности его движения принужденны и угловаты, иногда просто до комизма (например, в начале второго действия артист выходит походкой страдающего артритом - на негнущихся коленях). В результате "брутальность" чувств выглядит наигранно. Особенно сценическая скованность заметна по сравнению с органичным изяществом Колина Ли, по иронии судьбы в очередь выходившего в этой партии.

По-моему, Станиславу еще долгое время следует учиться - прикрывать "ерошек" глазурью, оттачивать кантилену, работать над фразировкой и звуковедение. Как можно молодого певца с таким количеством "детских болезней" в голосе ставить на столь сложную, столь ответственную и столь затратную партию? Надеюсь, тот, кто принял это решение, да и сам певец, правильно поймут форс-мажор со срочной заменой и пением три дня из четырех - как звоночек свыше - кого-то, кто все видит и ласково предостерегает людей от опрометчивых действий.

Нина Минасян сегодня подтвердила, что поразившее меня в прошлый раз ариозо во втором действии - не случайность, а одна из новых красок ее голоса. Вновь спев каватину тихо-нежно и преимущественно "в голову" в ариозо она показала тот же объем и тембр, граничащий с лирико-драматическим посылом. Пассажи, как и в первый раз, были вроде бы резковаты - на грани выпадения из стиля, но все же прозвучали удивительно уместно с точки зрения драматургии: ей сообщают о сбывшейся мечте - она теперь невеста Эльвино, и ариозо по сути - победный гимн.

Не могу еще раз не отметить Светлану Шилову - за цельность образа, за подаренную Терезе внутреннюю силу, за безупречное исполнение, за стабильность и полную отдачу даже столь "игрушечной" для нее роли.

Почему-то из трех Алессио - Николая Казанского, Петра Мигунова и сегодняшнего Григория Шкарупы, у меня в памяти остался только Петр Мигунов. Причем, остался очень ярко - его яркий голос, его пластика. Удивительны все-таки законы театра... если, конечно, у театра есть законы.

До новой серии в конце сентября еще очень долго, а я, едва вернувшись из театра, уже скучаю по этому замечательному спектаклю. Спасибо всем артистам, музыкантам и создателям спектакля. До новых встреч!
« Последнее редактирование: Июль 15, 2013, 02:40:05 от buffone »

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Большое спасибо за замечательный рассказ!
А в Большом театре, по-моему, просто до певцов сейчас никому дела нет! Совсем утратили чувство реальности. Мало того, что заставили молодого тенора три раза за четыре дня петь партию Эльвино, что вообще неслыханно, недопустимо и просто опасно! Между прочим, они еще и  это свое, мягко говоря, недостойное деяние, похоже, официально нигде не зафиксировали. На сайте театра в составе на 14-е до сих пор фигурирует заболевший Колин Ли. Знаете, это просто свинство! Меня интересует один вопрос: а гонорар они молодому человеку, рисковавшему своим голосом и вообще здоровьем, заплатят? Или в связи со сменой директора там совсем неразбериха? Кстати, в солидных театрах на сайтах всегда вовремя появляется объявление о замене, там уважают зрителей. (Например, один из таких солидных театров находится совсем недалеко, на той же улице, в восьми минутах ходьбы). Тут - ничего похожего. Если бы не друзья-форумчане, то я бы ничего не узнал о замене, пока в театр не пришел бы.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Или в связи со сменой директора там совсем неразбериха? Кстати, в солидных театрах на сайтах всегда вовремя появляется объявление о замене, там уважают зрителей

По-видимому, Большой театр солидным не является. Как, впрочем, и многое другое сегодня.
А что касается неразберихи, то смена директора вряд ли добавила её сверх того, что было.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
Фотографии Венеры Гимадиевой после спектаклей 10 и 12 июля. Каждую можно увеличить щелчком мыши.










Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Помещу сюда и "официальную" рецензию на один из спектаклей июльского блока.

04.08.2013 в 23:25, Евгений Цодоков.
«Без руля и без ветрил» «Сомнамбула» — вторая серия http://operanews.ru/13080410.html
«Сомнамбула» — одна из наиболее удачных постановок Большого в последнее время. Я не мог отказать себе в удовольствии посетить её еще раз во время июльской серии представлений этого беллиниевского шедевра.
Превращение спектакля из премьерного в рядовой – любопытный и поучительный процесс. Энтузиазм и угар первых дней прошел, постановщики и гастролеры разъехались, праздник кончился, наступили трудовые будни. Несмотря на то, что по давно сложившейся традиции определенное количество спектаклей продолжает довольно долго именоваться премьерными, – мы имеем дело, по сути, уже с текущим репертуаром. И в данном случае не важно, что спектакли эти идут блоками, а не рассеяны равномерно по афише как в классическом репертуарном театре, – вещи надо называть своими именами.
В каком-то смысле качества рядового спектакля – некий оселок, определяющий положение дел в театре, его творческий потенциал и уровень художественного руководства на сегодняшний день. Не буду скрывать – меня это тоже интересовало.
После такого пространного вступления следует уж прямо перейти к делу. Скажу без обиняков – меня постигло разочарование. Спектакль, который я посетил 14 июля, разительным образом отличался от премьерного в худшую сторону. Прежде всего, в плане общего уровня исполнительского мастерства. Но также – и это тем более удивительно – в своем чувственном облике.
Казалось бы, ну что уж такого кардинального должно случиться со столь незамысловатым действием на сцене, чтобы оно поблекло. Оказывается, «мина замедленного действия» спрятана в довольно незатейливой и «деликатной» режиссуре Пьера Луиджи Пицци. При общем премьерном сценическом драйве всего творческого коллектива во главе с дирижером и впечатляющем вокале ведущих солистов эта режиссура выглядела благом, ибо не противоречила и не мешала чудесному искусству бельканто. Но при отсутствии таковых свойств превращала действие в «вампуку», да к тому же скучную. Надо отдавать себе отчет, что либретто большинства опер классического бельканто не являются литературными шедеврами и это… не так уж плохо, когда есть то главное, ради чего стоит слушать эти оперы – блестящее музицирование и впечатляющий стиль. Когда их не хватает, остается уповать хотя бы на какую-то сценическую энергетику, ну а если и она в дефиците, то извините…
В итоге все массовые перемещения по сцене выглядели неуклюжим и надуманным «оживляжем», и наоборот, статика и необязательность некоторых мизансцен просто удручала – так, подчас, казалось, что жавшаяся по углам Лиза просто не знает, куда себя деть. А ведь на премьере ее знаковая обособленность от «положительных» героев выглядела совершенно иначе!
Непосредственную «вину» за такое унылое впечатление я бы в значительной мере возложил на дирижера Джулиана Рейнольдса, никак не способствовавшего тому самому пресловутому драйву, которого не хватало в нынешнем представлении. Его работу я назвал бы «безыдейной». В звуковой материи не ощущалось упругости, неоправданно вялыми были некоторые темпы, тягучими паузы. Создавалось впечатление, что дирижер не управлял процессом, бросив штурвал и отдавшись на волю волн. А сцена этого не прощает…
В таких условиях неимоверная тяжесть ответственности легла на плечи солистов. Нынешняя «Сомнамбула» оказалась хрестоматийным примером истины, столь же банальной, сколь и верной – беллиниевское бельканто предъявляет чрезвычайные требования к вокалистам. Причем не только к качеству их голоса, но в наибольшей степени к специфической технике и владению тонкостями стиля.
Голос у Венеры Гимадиевой прекрасный, более того, в нем ощущается большой потенциал. Он по своим природным свойствам, чистоте, красоте звуковой эмиссии превосходит нынешнее состояние голосового аппарата Лоры Клейкомб, о которой я подробно писал в своей рецензии на премьеру. Однако ж, этого оказалось недостаточно, чтобы художественное впечатление от исполнения именно этой партии у нашей певицы было столь же впечатляющим, как у американки. Причем, что показательно – технические несовершенства Клейкомб, ощутимые проблемы с преодолением сложностей хотя и были заметны, но не раздражали, чего нельзя сказать о Гимадиевой. Полагаю, что причины тут в следующем: Клейкомб филигранно владеет интонационным мастерством, все ноты извлекаемые ею точны звуковысотно и по фокусировке, их тембровые характеристики при всех специфических добавках отличаются теплотой и искренностью, певческая агогика безупречна. По этим качествам Гимадиева пока уступает ей, что возможно связано с недостатком опыта. Всё вместе взятое в итоге и аккумулируется в понятии стиль. Тайны стиля бельканто пока Гимадиевой не разгаданы. Вот и «вылезают» на первый план неточности интонирования, подчас переходящие в фальшь, «подъезды» и излишние «атаки» к нотам, небрежность в окончаниях отдельных фраз. Всё, казалось бы, по мелочи и в каждом отдельном случае не криминально, но при отсутствии компенсации со стороны стилистической целостности и выверенности образа бросается в глаза.
Да, трудный «орешек» партия Амины – вроде бы и не слишком высокая по тесситуре в большинстве своем, но здесь как раз нужен особый стиль – это не по верхам порхать, срывая аплодисменты. А верхний ми-бемоль у Гимадиевой как раз звучит уверенно…
Случай Станислава Мостового, вышедшего на замену сказавшегося больным Колина Ли, о чем публике сообщили в последний момент, я назвал бы репертуарной ошибкой. Партия Эльвино – не его «песня», во всяком случае, сегодня. Здесь несовпадение не только техническое или стилистическое, но и голосовое. Зачем певцу, обладающему, кстати, весьма приятным голосом, но с некоторым с харáктерным привкусом задушевного русского стиля, браться за рафинированные белькантовые партии – неясно. Да, лирическая пластичность у артиста, безусловно, есть. Но Эльвино – не Ленский, не Берендей и уж тем паче не Юродивый. Здесь лирическая интонация огранена чуть холодноватым созерцательным блеском бриллианта. Артист, прекрасно понимая это, пытается переплавить свой сладостный стиль в пресловутый итальянский певческий гедонизм, выливающийся в итоге в ничем пока не подкрепленное самолюбование. Ну а что касается технической оснащенности, то тут тоже непочатый край работы – филировка и дыхание на длинных фразах не безупречны, есть проблемы с легато. Справедливости ради нужно заметить, что спеть такую партию три раза в течение четырех дней (а это было как раз третье выступление) – трудновыполнимая задача. Можно только посочувствовать.
Нина Минасян в партии Лизы выглядела весьма неплохо, даже где-то в голосовом отношении более легко и естественно применительно к характеру этой партии, нежели Аглатова, но по мастерству все же уступала ей, особенно в некоторых пассажах.
Среди приятных впечатлений от вечера, проведенного в Большом театре – подтвердившие свой класс и премьерную марку Николай Диденко (Граф Рудольф) и Светлана Шилова (Тереза)!
Такой вот получается «пейзаж после битвы».
Che mai sento!

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Судя по информации отсюда http://www.colinleetenor.com/calendar, 26 и 28 сентября Эльвино будет петь Колин Ли.
Амины, предположительно - Гимадиева и Сюрина.
И на 9, 11 и 13 апреля 2014 года на "Сомнамбулу" в Большом тоже заявлен Колин Ли! Ура, товарищи!
« Последнее редактирование: Август 25, 2013, 11:26:56 от Papataci »
Che mai sento!

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
на сайте Большого появились составы на сентябрьский блок "Сомнамбулы".

26 и 28 сентября
Дирижер   Джулиан Рейнольдс
Граф Рудольф    Петр Мигунов
Тереза, мельничиха Светлана Шилова
Амина, сирота, воспитанная Терезой, невеста Эльвино Венера Гимадиева
Эльвино, крестьянин Колин Ли
Лиза, хозяйка гостиницы Анна Аглатова
Алессио, крестьянин Николай Казанский
Нотариус   Юрий Маркелов

27 и 29 сентября
Дирижер   Александр Соловьев
Граф Рудольф   Олег Цыбулько
Тереза, мельничиха Елена Новак
Амина, сирота, воспитанная Терезой, невеста Эльвино Екатерина Лехина
Эльвино, крестьянин Станислав Мостовой
Лиза, хозяйка гостиницы Нина Минасян
Алессио, крестьянин Павел Червинский
Нотариус Вадим Тихонов
Che mai sento!

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Фихтенгольц: "На этой неделе, во время одной из рабочих встреч, Владимир Георгиевич без объяснения причин отменил дебюты в «Сомнабуле» Беллини двух знаменитых исполнителей – сопрано Екатерины Сюриной и тенора Хавьера Камарены, которые должны были состояться 27 и 29 сентября. Мы уже занимались визами, гостиницами, перелетами, подготовкой контрактов; мерки артистов были переданы в костюмерные мастерские..."
http://www.gazeta.ru/culture/2013/08/30/a_5617473.shtml
Che mai sento!

Оффлайн Томский

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 314
Судя по интервью , "громких" иностранных гастролеров в ближайшее время в БТ мы не услышим . Жаль . Хотя это не самое главное . Иностранный - не иностранный  . не так уж и важно . Были бы спектакли обеспечены ДОСТОЙНЫМИ  исполнителями . Сможет ли это сделать команда Урина ? Поживем - увидим . Хотя Муравицкий , известный Урину еще по МАМТу , в партии Германа , мягко говоря , не айс ... :-\ ( на мой непрофессиональный взгляд )

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Хотя Муравицкий , известный Урину еще по МАМТу , в партии Германа , мягко говоря , не айс ... :-\ ( на мой непрофессиональный взгляд )

Будем надеяться, что до Муравицкого в "Сомнамбуле" дело не дойдет  :)
Che mai sento!

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Закончилась еще одна серия спектаклей «Сомнамбулы» в БТ. На этот раз она состояла из четырех представлений, спетых двумя составами. И эти составы, судя по появившимся в прессе сообщениям, пришлось изменить в достаточно короткие сроки, так как при новом директоре театр решил отказаться от практики приглашения певцов со стороны, если есть собственные силы. Поэтому намеченные выступления Екатерины Сюриной и аргентинского тенора не состоялись.  Пока это правило, слава богу, еще не распространилось на исполнителя партии Эльвино тенора Колина Ли, я поспешил в театр, чтобы успеть его там послушать. И очаровательную Венеру Гимадиеву, конечно, хотя как раз эту Амину Большой успешно «воспитал в своем коллективе». Поэтому я с удовольствием насладился любимой оперой 26-го сентября и закрепил это удовольствие 28-го. Состав был практически одинаковый. Если не ошибаюсь, разные были только исполнители небольшой партии Нотариуса. В первом случае его пел Вадим Тихонов, а во втором – Юрий Маркелов.
Начну я, кстати, с оркестра, которым оба раза руководил уже знакомый нам Джулиан Рейнольдс. Такое впечатление, что он играл еще медленнее, чем летом (и уж, конечно, заметно медленнее, чем Энрико Маццола весной!). Кроме того, дело не столько в сонных темпах (ну, о сомнамбуле все-таки речь!), сколько в том, что практически постоянно возникали здоровые «дыры» между номерами, которые были совсем не обязательны. Правда одна «дыра» в первом спектакле возникла вовсе не по воле дирижера. Там явно имел место небольшой форс-мажор с выходом Амины. Я запомнил, что она появляется вместе со своей приемной матерью слева, но тут вместе с великолепной Светланой Шиловой на сцену вышли три очень приятные во всех отношениях барышни, но ни одна из них совершенно точно Венерой Гимадиевой не была! Хор и все остальные уже спели всё, что полагается, настал черед фразы Амины, а ее на сцене нет. И даже очень шустрый и активный, исполнявший роль художественного организатора крестьянин Алессио не знал, что дальше делать, и застыл в неудобной позе где-то там, на столе. Оркестр остановился, повисла пауза. Наконец, Амина выбежала (и вовсе не слева, а справа!) и сразу запела так, что через секунду все забыли об этой небольшой заминке (те, кто ее вообще заметил). Мало ли что бывает в театре! Оркестру пришлось подождать только 20 секунд (уважаемый buffone не даст соврать). Правда, бывает это достаточно редко, в БТ, во всяком случае. На моей памяти, кажется, второй случай. А первый был в 80-е годы в «Бал-маскараде», когда оркестр, к моему величайшему удивлению, остановился, чтобы дать время исполнителю партии Риккардо вспомнить слова (а точнее, расслышать, что же там истошно вопит суфлёр).
Еще одна небольшая нестыковочка в первом спектакле произошла в любимом месте, когда два добрых молодца из миманса (я их про себя уже давно называю Филле и Рулле, ведь именно так звали двух незадачливых воришек из незабвенного «Карлсона» :)) под прекрасную музыку Беллини не смогли достаточно эффектно задрапироваться белой скатертью и изобразить «лучшее в мире привидение, дикое, но симпатичное», оно у них получилось какое-то кривоватое и кособокое. И совсем не надувалось, как полагается (за лето, наверное, забыли секрет). Зато во втором спектакле ошибки были учтены, и привидение получилось просто великолепное, «Союзмультфильм» отдыхает! :)
Впрочем, вернемся к Амине, партию которой очень успешно и ярко исполнила Венера Гимадиева. Мне кажется, она заметно прибавила после летних спектаклей. Звуковедение стало увереннее и стабильнее. На первом спектакле я заметил только две небольших шероховатости, когда вокальная линия, вроде,  прервалась на мгновение на пианиссимо (но какое необыкновенно красивое это было пианиссимо, какая филировка звука, если бы Вы слышали!), а на втором спектакле, мне показалось, что вообще все было совершенно чисто, хотя и не так ярко в самом начале. А на первом спектакле, видимо, даже небольшой стресс пошел певице на  пользу. Потому что именно первые фразы сразу прозвучали как-то особенно наполненно и красиво. А дальше все вообще было здорово. Во всяком случае, Венера меня как-то сразу успокоила, и я уже за нее не волновался, а просто наслаждался, слушая. А во втором спектакле она таким голосом начала петь Аh, non credea mirarti, что у меня слезы сами навернулись. Это уже катарсис был. Брава! Очень мне ее Амина нравится!
Колин Ли, как всегда, не обманул моих надежд. Правда, мне показалось, что в первом спектакле он сначала ощущал какой-то небольшой дискомфорт в гортани, но как настоящий профессионал минут через десять он, кажется, решил эту проблему. Впрочем, сверхвысокие ноты в этот вечер, как мне показалось, давались ему все-таки чуть труднее, чем обычно. Но это самое «чуть» у него буквально микронами измеряется. Разумеется, все было спето на очень высоком уровне. А во втором спектакле он был совершенно неотразим по звуку с самого начала и до самого конца. Партия сделана просто ювелирно. По-моему, я опять сидел с открытым ртом. Нельзя ли все-таки Колина Ли и весной пригласить на Эльвино, а? В виде исключения?
Очень порадовала и исполнительница роли Лизы Анна Аглатова. Прекрасная актриса, она не только сделала образ ревнивой хозяйки гостиницы еще более ярким, но и, по-моему, вокально подтянулась. Особенно здорово у нее оба раза «счастливая» ария из второго действия получилась! А ведь она очень трудная. Пожалуй, в первом спектакле в первой выходной арии немного «стеклышко» слышалось, а во втором она прозвучала, на мой взгляд, мягче и лучше. Видно, что Аглатова не только над рисунком роли много работает, но и продолжает совершенствовать вокал. И результаты налицо!
Кстати, на этот раз у нее был очень яркий партнер – в партии Алессио выступил Николай Казанский. Я никогда такого бойкого и активного Алессио не видел, какую бурную деятельность по организации встречи Амины он сразу развернул! Сам всем руководил, сам всеми дирижировал, скакал туда-сюда… И вообще, очень яркий товарищ, особенно на фоне лирически-мечтательного  и достаточно медлительного в движениях в начале первого действия  (да и в начале второго -  тоже) Эльвино. И за Лизой он ухаживал активно и напористо, так, что стало ясно, что, в конце концов, он своего добьется, оооочень целеустремленный и упрямый товарищ-то. Странно, что в первом спектакле его начальные реплики немного тонули в хоре и ансамблях (может, репертуар непривычный?), ведь Казанского обычно слышно всегда и везде. Но потом все нормализовалось. А во втором спектакле, кажется, с самого начала было все хорошо. Но, главное, образ здорово получился – просто незабываемый тип.
А Графа впервые пел Петр Мигунов, которого я до этого как раз в партии Алессио слышал. У Мигунова голос достаточно качественный и красивый. (Правда, нет такой уникальности тембра и мягкости, как у Николая Диденко - ну, уж извините за сравнение, они ж одну партию поют). Мигунов сразу запел очень хорошо, только мне показалось, что в первом спектакле вначале  он в своей выходной арии Vi ravviso вообще забыл, что надо дыхание брать (видимо, от волнения), и на одном дыхании всю арию спеть вознамерился. Так он не дыша три фразы  и спел. Потом уже дышать начал. На самом деле, звук был хорош, особенно низы мне понравились. Какая-то угловатость, возможно, и присутствует еще, и голову он еще часто вниз опускает при пении, не знаю, влияет ли это на что-то или нет.  И еще: сценический рисунок в первом спектакле был еще весьма сырой. Графские манеры пока не очень даются (тот же упрек, кстати, можно адресовать и исполнителю этой же партии Олегу Цыбулько, которого я видел 7 марта), и иногда все это выглядело по-ученически. Но уже во втором спектакле был заметен прогресс. Певец явно освоился в роли. Достоинство какое-то появилась, осанка улучшилась и т.д. А мне кажется, что он потом еще лучше петь будет. И тембр богаче станет.
А Светлана Шилова в своей небольшой, но важной роли мельничихи Терезы оба раза была очень хороша. Такой голос чудесный! Очень яркая женщина!
Очень приятно все-таки видеть такие спектакли! Спасибо!



Оффлайн Passer-by

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 431
при новом директоре театр решил отказаться от практики приглашения певцов со стороны, если есть собственные силы.
Значит, опять "пойдем своим путем" поперек мировой практики...

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Удивительно, но именно Большой театр в этом году (или в прошлом сезоне, как угодно) представил лучший, по-моему мнению, спектакль. Лучший потому, что удается получать безоговорочное удовольствие от оперы. Великолепная «Сомнамбула» Беллини стала для меня открытием (я пока нахожусь в стадии ознакомления с оперными шедеврами). Простая постановка, которая не отвлекает от оперы, а помогает следить за сюжетом; светлая сцена; удачные, со вкусом сделанные костюмы (мне очень понравились простые находки вроде малинового платья Лизы и белого и черного костюма Эльвино в первом и втором действии соответственно ), прекрасный состав. Конечно, в первую очередь планку задают Колин Ли и Венера Гимадиева.

Что касается Графа, Петра Мигунова, то он прибавляет. Если в спектакле 26.09 мне вспоминался Граф Николая Диденко, то 28.09 Мигунов, действительно, освоился и выступил вполне убедительно, а свою арию Vi ravviso спел так, что зрители заслушались. Остальные участники также составили прекрасный вокальный и актерский ансамбль, чем очень порадовали.

Наверняка претензии к дирижеру, высказанные уважаемым Schwarzenstein, справедливы. Однако хочу отметить, что оркестр звучал изящно и тихо, не помешал наслаждаться прекрасным пением. Атмосфера бельканто в зале присутствовала – и это самое главное.

Колин Ли на своем сайте обещает http://www.colinleetenor.com/calendar еще раз спеть в Москве в Сомнамбуле в апреле, 9, 11, 13 (и, кстати, в «Орфее и Эвридике» 22 мая в КЗЧ).
Хочу обратить внимание, что именно Колин Ли является участником премьерных и последующих спектаклей, поэтому именно он соответствует сказанному Уриным: «Я убежден, что система бесконечных приглашений и сменяемости певцов разрушает художественное качество спектакля. Невозможно, чтобы певец приехал и за 7-10 дней ввелся в спектакль, атмосфера которого создавалась режиссером на протяжении 2-2,5 месяцев». http://www.rg.ru/2013/09/26/urin.html

Вот и не надо заменять Ли (тем более, что среди своих его заменить и некем), пусть он продолжает петь в московской «Сомнамбуле».
Che mai sento!

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
"Сомнамбула" в Большом театре 26 сентября 2013
« Ответ #94 : Сентябрь 30, 2013, 22:43:26 »
26 сентября 2013

Амина - Венера Гимадиева
Эльвино - Колин Ли
Граф Рудольф - Петр Мигунов
Лиза - Анна Аглатова
Тереза - Светлана Шилова
Алессио - Николай Казанский
Нотариус - Вадим Тихонов

Дирижер   - Джулиан Рейнольдс

Первый состав "Сомнамбулы" по причинам, которые на этом форуме объяснять не надо - программное, обязательное для посещения мероприятие с гарантированным удовольствием. Правда, по итогам впечатления расположились немного не в том порядке, как ожидания.

У Колина Ли это было не лучшее выступление - как-будто он только с самолета, не успев отдохнуть и вспомнить спектакль. Присутствовало общее впечатление неловкости в движениях, дополнявшееся несколькими дефектами звукоизвлечения (проскакивал какой-то хрип) и откровенно неточно взятой нотой в ансамбле перед финальной сценой - у Эльвино там заметная партия и неточность в конце фразы очень неудачно выплыла. Ну и вставное ре2 прозвучало не так надежно, как на других спектаклях, где мне посчастливилось присутствовать. Все равно запас качества у Колина Ли таков, что даже, наверное, десятикратное количество подобных огрехов не помешало бы гипнозу очарования его пением.

А вот Венера Гимадиева в этот раз затмила всех, включая и Колина Ли - как и полагается титульной героине.

Действительно, она выскочила на сцену с другой стороны и со значительным опозданием. Выучив разводку спектакля я заранее навел бинокль на левый край сцены и так же, как Александр, с недоумением в поисках Амины в белом платье разглядывал группу девушек, вышедшую с Терезой. В этой форс-мажорной ситуации проявился высочайший класс всех находившихся на сцене - если бы не смолкшая музыка, догадаться о заминке было бы невозможно - я водил бинокль по сцене и видел, что Тереза беседует с девушками, веселые гости довольно живо общаются (правда, все разговаривают соблюдая полную тишину:) Разве что дирижировавший хором гостей Алессио замер - без музыки дирижировать было несподручно - но в довольно естественной позе. Зал безмолвствовал, дополняя впечатление, что все идет как надо. Но вот Амина буквально выпорхнула на сцену - и действие двинулось дальше, как ни в чем не бывало.

Пела Венера Гимадиева не только безупречно, но и настолько надежно, что можно было откинуться на спинку кресла и почувствовать что такое гедонизм, не замутненный переживанием за то, как певица справится со следующим пассажем. В соответствие исполнительским традициям бельканто в "Sovra il sen la man mi posa" было вставлено какое-то немыслимое количество украшений, на которых певица спела свои фирменные диминуэндо с уже невесомым, но все еще ровным и слышимым во всем зале звуком. Певица нигде не "сдулась" - партия впета, а роль проработана до мелочей. Что забыл похвалить? Ах, да - выносливость настоящей примадонны, сполна отоварившей всю партию, а под конец без видимых усилий заколачивающей ажурные белькантовые "гвозди" в финальной кабалетте. Брава!

В первом составе с партией Графа случилось лучшее, что с ней могло случиться в отсутствие полюбившегося всем Николая Диденко - графа пел один из любимых басов Большого - Петр Мигунов, ранее певший Алессио. Обладая мягким тембром, созданным для белькантовых басовых арий, и по-баритоновому яркими верхними нотами, Петр успешно исполняет партии, традиционно отдаваемые центральным басам (на днях в очередной раз буду слушать его Пимена). "Vi ravviso" прозвучала солидно, с чувством и без малейшего нажима. Сцена в номере отеля также выглядела естественно. Дебютность партии была заметна лишь в необычной кабалетте, в которой сначала Эльвино пикирует с Графом, а затем Граф просвещает крестьян, и в итоге все успевают пообщаться со всеми ("Signor Conte, agli occhi miei..."). Здесь Петр Мигунов даже на фразу-другую пропал за оркестром и в экспрессивном желании донести до крестьян этимологию слова "сомнамбула" не был так раскованно комичен, как Николай Диденко. Но это, уверен, дело наживное.
« Последнее редактирование: Сентябрь 30, 2013, 23:18:42 от buffone »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Сомнамбула - БТ 29 сентября
« Ответ #95 : Сентябрь 30, 2013, 22:44:20 »
29 сентября 2013

Амина - Екатерина Лехина
Эльвино - Станислав Мостовой
Граф Рудольф - Олег Цыбулько
Лиза - Нина Минасян
Тереза - Елена Новак
Алессио - Павел Червинский
Нотариус - Вадим Тихонов

Дирижер   - Александр Соловьев

Если первый состав "Сомнамбулы" был, как я уже сказал, программным посещением, то второй состав я ждал со значительно большим нетерпением. И не зря ждал - в целом получился вечер приятных сюрпризов.

Похоже, на прошлой серии спектаклей Екатерина Лехина лишь примеривалась к партии Амины, поэтому часто звучала осторожно, несколько субреточно. Теперь я бы затруднился выбрать между двумя Аминами - близкими по качеству исполнения, но совершенно разными как по образу, так и по звучанию. Поскольку здесь тот редкий случай, когда сравнение не будет в чью-либо пользу, сравню двух Амин. Екатерина Лехина обладает голосом более темного тембра большего размера с мощным форте на уровне лирдрама. При этом - тут без сюрпризов - чуть менее подвижным. Что не мешает Екатерине непринужденно рассыпать там-сям традиционные для бельканто украшения. У нее своя фирменная фишка - очень красиво "отпускает" ноты - когда рожденный на непринужденном вибрато звук, кажется, начинает жить своей жизнью и летит в зал (рассказываю, как умею:) В "Сомнамбуле" Екатерина не выходит из стилистики наивной пасторали, но я бы сказал, что таким голосом можно петь и Царицу ночи со всеми ее темными страстями (таки, как оказалось, она ее и поет в свободное от Амины время).

Как я уже отмечал ранее, если Амина Венеры Гимадиевой восхищает девической легкостью и простодушием, то Екатерина Лехина сделала свою Амину девушкой кокетливой, не чуждой умения пользоваться женскими чарами - с ней Эльвино не выглядит совсем уж беспричинно ревнующим тираном. К нынешней серии спектаклей образ сформировался и выглядит естественно - да здравствует Совершенно Другая Амина!

Станислав Мостовой также приятно удивил. Он прибавил настолько, что всю первую арию и последующий вальс-дуэт пропел чистым лирическим звуком. Правда, в последовавшей перепалке с графом характерный тембр неоднократно прозвучал, но дуэт с Аминой вновь произвел благоприятное впечатление. И все равно, к сожалению, Станислав - пока не певец главных партий по самой обычной причине - недостаточная выносливость голоса. Во всяком случае, это относится к бельканто, где ему дополнительно приходится следить за голосом. "Tutto e sciolto" показала, что голос устал - а ведь это и есть проверка на зрелость: длинная, сложная ария во второй половине оперы, где "вынь да положь" - обязательно "навернуть" свои вокальные трюки в повторе кабалетты и спеть вставную ре2 (с ре2, как раз, у Станислава никаких проблем). В целом мне показалось, что общий уровень исполнения получился выше прошлой серии - есть прогресс и есть повод для ожидания. Что касается драматического образа, то здесь прогресс огромный. Угловатость первых спектаклей исчезла. Местами виден некоторый наигрыш, но он есть и у Колина Ли - возможно, режиссер показал как надо играть и теперь надо играть только так:) Эльвино получился очень эмоциональным, взрывным, но без грубых передергиваний, которыми грешил рисунок роли на первых спектаклях.

Олег Цыбулько уверенно спел Графа, но (вот я зануда) не хватает ему чего-то графского в пластике и благородной размеренности фраз и "Vi ravviso" звучит хоть и объемно, но местами механически. Сцена с хором крестьян без искры. У Николая Диденко было понятно почему хор смеется - защищая Амину граф очень забавно кипятится, на несколько секунд забыв про свой "графство" - поневоле улыбнешься вместе с хором. У Олега эта забавность пока не получается. "Пока" - ключевое слово.

Нина Минасян вновь произвела настоящий фурор в традиционной для легких опер того времени партии субретки - Лизы. Напомню, в прошлой серии спектаклей она пела выходную арию осторожно, по-субреточному "писклявя", а на второй арии "доставала" свой новый тембр и бойко, с вызовом давала жару в победной "De lieti auguri". В этот раз оба выхода Лизы сопровождались звуком такого качества, что я подумал - а вдруг к следующей серии "Сомнамбул" одной Аминой в Большом станет больше?

Если не ошибаюсь, впервые в партии Алессио вышел Павел Червинский, которого я много слышал в составе Молодежной программы БТ. Одна дама в антракте назвала его "обаяшкой" - действительно, Павел подарил Алессио свои улыбчивость, темперамент, подвижность. И, честно говоря, кокетливой Амине даже внешне больше подходил именно такой Алессио. Но это только внешне, а на бытовом уровне мне кажется вполне логичным, что Амина Екатерины Лехиной - девушка, ко всем достоинствам, еще и практичная, предпочитающая серьезного и целеустремленного (а потому и зажиточного) Эльвино Станислава Мостового.

Не могу еще раз не отметить, что прекрасным дополнением протагонистам обоих составов стали две совершенно разные по характерам и звучанию, но одинаково убедительные Терезы - Светлана Шилова и Елена Новак. Глядя на степенную женственную Терезу Елены Новак с певучим голосом и трогательными материнскими интонациями я пытался представить, что на днях увижу ее в столь же убедительном образе подвижного и звонкого пацанистого Федора. Пытался представить - и не смог:)

Несправедливо было бы не сказать об оркестре и хоре, и на то есть причина.

Про сонные темпы и паузы у каждой каденции когда за пультом стоит Джулиан Рейнольдс уже высказались и Александр, и я. А вот второй спектакль (29 сентября) был отмечен отсутствием расхождений хора и оркестра (особенно уже упоминавшегося хора в начале второго действия), сопровождавших все виденные мной спектакли, кроме самого первого. Еще одна особенность второго спектакля - сохраняющее цельность восприятия и динамику движения музыки отсутствие пауз "для аплодисментов" внутри арий (перед хором и последующей кабалеттой). В ответе за эти приятные нововведения - новый дирижер, введенный в  "Сомнамбулу" - Александр Соловьев.

Вот и все. Теперь надо как-то оригинально закруглиться. Спасибо артистам и музыкантам, спасибо Большому театру. До новых встреч, "Сомнамбула"!:)
« Последнее редактирование: Октябрь 01, 2013, 12:24:34 от buffone »

Оффлайн Alfredo Germont

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 352
"Сомнамбула" в Большом снова пройдет 9-13 апреля.
9,11,13 - первый состав с дирижером Энрике Маццола
10,12 - второй состав с дирижером Александром Соловьевым

Составы певцов на сайте пока не объявлены. Есть ли какая-либо предварительная информация, кто будет петь? Хотя бы по сопране и тенору?

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Беллини, "Сомнамбула" в Большом театре
« Ответ #97 : Январь 03, 2014, 23:38:14 »
Составы певцов на сайте пока не объявлены. Есть ли какая-либо предварительная информация, кто будет петь? Хотя бы по сопране и тенору?

За 4 месяца?? Какие-то варианты у театра должны быть, конечно, и они, наверное, уже с кем-то обговорены, чтобы солисты могли включить выступления в свой график, но вряд ли кто-то нам расскажет об этом.
"Тайны следствия".
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Alfredo Germont

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 352
Re: Беллини, "Сомнамбула" в Большом театре
« Ответ #98 : Январь 03, 2014, 23:45:00 »
За 4 месяца?? Какие-то варианты у театра должны быть, конечно, и они, наверное, уже с кем-то обговорены, чтобы солисты могли включить выступления в свой график, но вряд ли кто-то нам расскажет об этом.
"Тайны следствия".
Вообще надо сказать, что по самый конец марта у Большого в афише составы уже висят, вот например: http://www.bolshoi.ru/performances/148/roles/#20140323180000
Надеюсь, что до конца января мы составы увидим...

Онлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 384
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Колин Ли поет 9, 11 и 13 апреля http://www.colinleetenor.com/calendar

Венера Гимадиева тоже должна участвовать, так как она номинирована «Золотую маску», как и Колин Ли, и постановка
http://www.goldenmask.ru/fest.php?year=20&area=144
Che mai sento!