Автор Тема: Дмитрий Черняков и процесс деградации театрального искусства  (Прочитано 137863 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

regards

  • Гость
Хочу вернуть внимание публики к очень важной, как мне кажется, мысли, поддержка каковой Бабой Ягой, безусловно, важнее судьбы попсы.

Я об атеистах. Loki, мне кажется, предвзято говорит о деторождении, формулируя при этом совершенно пробабаяговские тезисы. "Безбожие" - конечно же, довольно точный термин, если нажать кнопку Delete на советские ассоциации. Дети рождаются без (идеи) Бога. Это и есть атеизм как первичное мировоззрение, и приставка "а" в этом слове есть анахронизм последних 2000 лет европейской культуры.

Совсем точным был бы термин, не содержащий ссылок на Бога, но тут возникает логическая проблема: как осьминогу точно определить своё отношение к миру в разговоре с верблюдом?

Не мог не вступиться за даму.
« Последнее редактирование: Январь 29, 2014, 00:46:18 от regards »

regards

  • Гость
Дорогой Oleander,

Я всегда буду обязан Вам счастьем услышать оперы Россини, и потому в дискуссии с этим ужасным loki нахожусь на Вашей стороне. Ну что возьмёшь с человека, готового 6 часов подряд слушать Вагнера?!

Оффлайн oleander

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 162
  • Опера "Дракула"
    • Опера "Дракула"
Спасибо, дорогой regards! :D :D :D
Реставрирую оперный жанр. ))
https://www.facebook.com/andr.tikhomirov

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Разница между любителем попсы и человеком, имеющим не попсовый музыкально-эстетический опыт, состоит, в частности, и в том, что последний способен рефлексировать о своих вкусах, а первый - нет. Это обстоятельство, oleander, также уменьшает Ваши шансы на внимание публики. Ибо в одном из названных случаев Ваша музыка будет выглядеть чересчур примитивной, а в другом - слишком мудреной.  :)
Мне трудно понять, как может человек, скажам, регулярно слушающий оперы, не иметь "попсового" слухового опыта? Это нонсенс.

Слуховой опыт и опыт музыкально-эстетический - далеко не одно и то же.  Чтобы это понимать, вовсе не обязательно иметь "сверхценные", как Вы выразились, идеи. :)

Вы, Loki, не пришли и реакции публики не видели.


Потому что меня она не интересует. Чему только нынешняя публика не аплодирует и не кричит "браво!". А через пять минут благополучно забывает.

в последнее время я наблюдаю в связи с ней два загадочных феномена.

Ничего загадочного в этих феноменах не наблюдается.


Феномен первый: стоит мне попытаться вставить свои пять копеек в какую-нибудь форумную дискуссию, касающуюся путей развития музыки и оперы сегодня, как непременно находится некто, который переводит разговор на мою оперу! Не странно ли это? И так происходит не только на этом форуме.


Вы для этого сами все делаете, свою оперу в своем профиле неизменно рекламируя.  ;)


Феномен второй: говоря о моей музыке, меня почему-то практически никогда не сравнивают с композиторами X, Y, Z и так далее - моими современниками. А исключительно с гениальными классиками. Эти сравнения делаются как в сугубо позитивном, так и в сугубо негативном ключе. Негативный вариант - "Верди намного лучше".  :) Не спорю, кстати.


Очень хорошо, что не спорите. А то Выглядели бы чересчур...  глупо (скажем так  :D). А сравнивают именно потому, что ставят Вас в один ряд с композиторами X, Y, Z.  И весь этот ряд сравнивает с теми, кто "намного лучше".

А позитивный... Только за последние недели я узнал о себе из интернета, что я "новый Верди", "новый Рахманинов" и "новый Мусоргский". Не потому, что моя музыка похожа на их, а просто люди сопоставляют меня с любимыми авторами-классиками.


Вот и Чернякову, Бархатову и Могучему регулярно сообщают, что один из них - "новый Мейерхольд", другой - "новый Таиров", а третий - "новый Вахтангов". Ничего диковинного в этом не вижу. Ибо в постмодернистскую эпоху гении, разумеется, как грибы после дождя растут...  ;D

Хотя сам я на это ни в коей мере не претендую, манией величия не страдаю и предпочитаю оставаться просто Тихомировым - таким, какой я есть.


А вот это - очень хорошо и внушает симпатии.


В общем, все это очень меня удивляет...


Если за этими словами не кроется бессознательное кокетство, то это тоже неплохо.  :)


«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Ну что возьмёшь с человека, готового 6 часов подряд слушать Вагнера?!

Вот именно.  ;D

Только это несказанное счастье доставляю себе редко - из-за нехватки времени и боязни "приедания".  :-\

P. S. А вот от Россини уже через час начинает мутить - от чудовищного однообразия.  :)
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Дети рождаются без (идеи) Бога.

И без идеи атеизма. Да и вообще - без всяких прочих идей.  :)

Не мог не вступиться за даму.

Весьма похвально.  :)

«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Баба Яга

  • Гость
Слуховой опыт и опыт музыкально-эстетический - далеко не одно и то же. 
Часто они вообще не связаны между собой.
Цитировать
И без идеи атеизма. Да и вообще - без всяких прочих идей.
Хорошо, человек рождается безыдейным. Так сойдет?

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Слуховой опыт и опыт музыкально-эстетический - далеко не одно и то же. 
Часто они вообще не связаны мкжду собой.

Вот именно.
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam

Хорошо, человек рождается безыдейным. Так сойдет?

Сойдет. Но если и всю последующую жизнь будет таковым оставаться, то, честно говоря, не очень...  ;)
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Баба Яга

  • Гость
Сойдет. Но если и всю последующую жизнь будет таковым оставаться, то, честно говоря, не очень...  ;)
К идее Бога надо придти, но из состояния  безбожия, не так ли?

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Сойдет. Но если и всю последующую жизнь будет таковым оставаться, то, честно говоря, не очень...  ;)
К идее Бога надо придти, но из состояния  безбожия, не так ли?

Точнее - из состояния безыдейности. Но из этого состояния можно с равным успехом прийти и к атеизму. Это кому как нравится и как жизнь сложится. А кто-то потом от атеизма переходит к религии или от религии - к атеизму.
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн sergius

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 41
Не все так безнадежно с псевдоноваторством. Вот лидер оперного искусства МЕТ поставил дзеффиреллевскую версию "Богемы"!

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Вот лидер оперного искусства МЕТ поставил дзеффиреллевскую версию "Богемы"!

Подобное называется, sergius, девятая вода на киселе. О том, почему, - сказано мною подробно намного выше.
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
http://www.vnovomsvete.com/article/2014/01/29/977546-dmitriy-chernyakov-v-ozhidanii-igorya.html

Дмитрий Черняков: в ожидании «Игоря»

Дмитрий Черняков - самый востребованный сегодня оперный режиссер в мире.

И даже если просто сосчитать его премии - самый успешный: международная «Опера», впервые присуждавшаяся в прошлом году, а потому имевшая особый вес, назвала его лучшим режиссером, а его спектакль «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» по опере Римского-Корсакова, поставленный в Нидерландской опере, был назван тем же жюри лучшим оперным спектаклем года, побив постановки Мет, "Ла Скала", Мюнхенской Баварской оперы и других.

Подозреваю, что в этом году (а «Оперы» будут снова вручаться в апреле, в Лондоне) Чернякову по меньшей мере обеспечена номинация: «Царская невеста», поставленная им в 2013 в Берлинской Штаатсопер, наделала много шума.

Вспомним о «Золотых масках», которых Черняков удостаивался чуть ли не каждый год, начиная с «Китежа», поставленного в Мариинском, о премии Итальянской ассоциации критиков и других знаках признания, главный из которых - постоянные приглашения на новые постановки...

Правду сказать, иногда кажется, что восторженных поклонников и негодующих противников у Чернякова поровну. Для одних он Dimitry the Great (определение английского критика), для других - разрушитель ценностей, враг классики.

Его любят и ценят в Германии, где давно привыкли к «режиссерскому театру», и «забукали» в "Ла Скала" за непривычную трактовку любимой «Травиаты». Не думаю, что негативные отклики заставят его поменять стиль - по его собственному признанию, он должен быть сам доволен тем, что сделал (хотя это далеко не всегда получается) и к тому же совсем не против традиционных постановок, не считая, что его путь единственно возможный: пусть на сцене будут разные постановки, кому что нравится...

А пока мы все ждем его «Князя Игоря», над которым он работает в Мет. Это будет его первая постановка в американском театре и его первый «Князь Игорь» вообще. Понятно, какая это ответственность и поистине адская работа - особенно для Чернякова, который известен своей дотошностью, вниманием к мельчайшим деталям, сложностью задач, ставящихся перед исполнителями, не говоря уж о том, что он еще и дизайнер декораций (а в «Игоре» будет не только столь излюбленная Черняковым «жесткая» декорация, но и видеопроекции, и сложная работа света - ею руководит его давний «партнер по преступлению» Глеб Фильштинский).

Он все время в Мет и даже интервью с «Нью-Йорк таймс» откладывал пять раз. Но я все же решила воспользоваться старым знакомством, и Черняков нашел время для встречи.

А знакомство началось так. Десять лет назад, потрясенная его «Китежем», который Мариинский в 2003 году привез как часть программы фестиваля Линкольн-центра, я немедленно пригласила его в свою программу на RTN. В это утро вышла рецензия на его «Китеж» в «Нью-Йорк таймс». На обратном пути, в метро, я переводила ему эту весьма позитивную рецензию, где Энтони Томмазини, в частности, написал, что дирекция Мет должна взять у Чернякова номер его телефона... Как говорится, «не прошло и десяти лет».

Между прочим, у Чернякова феноменальная память. Он напомнил мне все - чуть ли не по часам: где мы были и о чем говорили...

Мы встретились еще через несколько лет, уже в Мюнхене, где Черняков снова поразил - на сей раз своей интерпретацией «Хованщины», перенесенной в атмосферу «ранне-путинской Москвы», да так, что знакомый сюжет осветился для меня совершенно по-новому, заставив задуматься о том, о чем прежняя, традиционная «Хованщина» лишь слегка напоминала, да и то, если ты хотел об этом думать. В этом одна из сильных сторон его режиссуры: проецируя изначальную фабулу оперы в другое время, она несет в себе опыт - эмоциональный, повседневный - какой угодно - сегодняшнего человека.

Иногда почти прямо откликаясь на конкретную сегодняшнюю ситуацию (его питерский «Китеж» был отпечатком последних лет Советского Союза, если хотите - прощанием с ним; его «Руслан» в Большом театре - во многом зеркало той России конца 2000-х, в которой и для которой спектакль ставился).

Он ставит далеко не только русскую классику, хотя ее - чаще всего и на разных сценах: «Евгений Онегин», к примеру, вслед за Большим поставили в Париже, Милане, Тель-Авиве, «Царскую невесту» уже ждут в Милане... Тем интереснее узнать, что он сделает с «Князем Игорем».

Но подробности постановки Черняков разглашать не стал: «Я не хочу готовить зрителей к тому, что они увидят. Зритель должен сам поработать на спектакле. Скажу только, что все будет закручено вокруг самого Игоря - его судьбы, его мечтаний, видений, снов, воспоминаний и его развития как личности. Это почти что моноопера - Игорь и другие.

Причем другие - где-то в глубине, как фон». Даже из этого краткого описания я понимаю, что, идя на спектакль, лучше всего забыть все традиционные интерпретации, зато обратить внимание на другие слова Чернякова: «Источник сюжета оперы - «Слово о полку Игореве» - литературный памятник русского Cредневековья. Но сама опера - это уже образец русского 19-го века. И Игорь там - совсем другой, нежели в «Слове».

И к этому мы постарались добавить еще что-то. Мы не меняли текст арий и хоров, мы не меняли музыку. Но в этом тексте мы попытались найти подтекст, новый ракурс. Для меня Игорь - трагическая фигура. Он как герой русской литературы 19-го века рефлексирует, страдает, мучается от того, что он совершил. И ищет ответы на вечные вопросы. Он хочет понять мир, вселенную, для чего мы живем... И ища эти ответы, он меняется».

Напомню, что это Владимир Стасов, имевший огромное влияние на "кучкистов", уговорил Бородина написать эпическую оперу по «Слову о полку Игореве», где Игорь - безрассудный, амбициозный и самоуверенный князь, чей поход на половцев - неподготовленный и непродуманный - привел не только к сокрушительному поражению его войска, но и к невыносимой дани, которой были в результате обложены русские земли. Поэма заканчивается монологом его отца, обвиняющего и Игоря, и других князей в том, что они воюют между собой вместо того, чтобы объединиться против общего врага - половцев.

Бородин пытался «собрать» в опере черты обеих опер Глинки: «Россия против иноземного врага» (от «Жизни за царя» ) и контраст России и Востока («Руслан»). Но что-то не складывалось. Он тянул - не только потому, что был очень занят наукой, педагогикой и общественными обязанностями, но и потому, что не мог связать трагические события «Слова» и ту эпически-светлую оперу, которую он, по своему темпераменту, мог бы сочинить...В 1887 г. - умер, оставив отдельные фрагменты и общий план.

На следующий день Римский-Корсаков перевез все материалы оперы к себе домой и начал «завершать» оперу вместе с Глазуновым, дооркестровывая, досочиняя, переставляя номера по собственному усмотрению. Таким образом, об окончательном авторском оригинале говорить не приходится.

Какую версию выбрал Черняков? «Нашу собственную, Метрополитен-оперы, над которой работали многие - я тоже. В ней многие номера окажутся не на том месте, к которому мы привыкли по прежним редакциям...»

- Ваша режиссура ставит немалые трудности перед певцами. В одном интервью Мариуш Квичень сравнил вас с танком - вы не остановитесь, пока своего не добьетесь... Я заметила, что некоторых из них вы «возите за собой», из спектакля в спектакль. Например, Анатолия Кочергу - он был очень интересным Командором в вашем «Дон-Жуане»...

- Я очень люблю также Владимира Огновенко, Аниту Рахвелишвили - они оба поют и в «Игоре», и Кристину Ополаис, и некоторых американских певцов. Причем Аниту я пригласил петь партию Любаши в «Царской невесте» в Берлине еще до того, просто увидев ее в каком-то другом спектакле. И я очень рад, что не ошибся - она настоящий подарок для меня.

Я люблю певцов, которые готовы идти дальше и шире, выбиваться из привычных рамок, не бояться ничего. В Метрополитен-опере репетиционный зал весь в зеркалах. Я попросил их завесить. Почему? Потому что певцы все время - может быть невольно - смотрятся в них: как я выгляжу в этой позе, как смотрится этот жест... Такой внутренний цензор - он не нужен, он только мешает.

- Но бывает, что певец не очень податливый. Или он уже выучил свою партию «по старинке» и ему трудно перестроиться в соответствии с вашей концепцией? У вас есть какие-то специальные приемы, которыми вы добиваетесь от певца нужной реакции?

- Единого рецепта у меня нет, все зависит от ситуации, от актера. Но я все время ищу инструменты, которыми мог бы «всковырнуть» певца. Оперный бизнес так устроен, что мы не всегда имеем возможность выбирать актеров для своих постановок. Вот и ищешь подход.

Добавлю, что Черняков много репетирует «всухую», без музыки, просто работает над ролью, как в драматическом театре, объясняет, разговаривает...

- Всегда ли удается добиться желанного результата?

- Не всегда, как ни старайся. Тогда бьешься головой о стену. Но бывает, что актер так «разгорячится», что я сам за ним не поспеваю. Всю душу из меня вытряхивает. Но такое случается редко. А иногда бывают приятные сюрпризы - например, с Виолетой Урманой.

Она должна была петь Леди Макбет в «Макбете» Верди, в Париже, и до этого я с ней не работал, а только видел в других спектаклях и воспринимал, скажем так, с осторожностью... Я не подозревал, что в ней кроется огромная актриса - открытая, податливая, эмоционально «разрыхленная» и смелая. Смелость - это очень важно.

- Как работается в Мет?

- Это моя первая встреча с ними, но честно могу сказать, что в смысле организации всего процесса это самая лучшая оперная компания в мире.

- Не холодно вам в Нью-Йорке?

- Я несколько лет прожил в Новосибирске.

- Там ведь и свою первую оперу поставили...

- Да, «Молодой Давид» Владимира Кобекина.

- А куда после Нью-Йорка? В Москву?

- Нет,в Милан. Туда переносится из Берлина «Царская невеста».

- Бывают периоды отдыха?

- Нет, пока нет.

- И такая кочевая жизнь не надоела?

- Я ее обожаю!

Те, кто хочет более подробной встречи с Дмитрием Черняковым и разговора о его дороге к опере, к международной славе, о его подходе к оформлению спектакля, о процессе рождения главной идеи и о многом другом, могут включить свои телевизоры в понедельник, 3 февраля, в 10 вечера, настроив их на RTN-WMNB. 10 лет спустя Дмирий Черняков снова будет моим гостем. Программа так и называется: «У нас в гостях».

Майя ПРИЦКЕР   
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

regards

  • Гость
Браво, Майя!

Написано круто и убедительно.

Вспомнил эпизод 20-летней давности в Тбилиси. Только что был взят Сухум, закончилась война, и я с историком-голландцем, который стал моим близким другом, и швейцарским адвокатом армянского происхождения, который до того сделал блестящую адвокатскую карьеру в Нью-Йорке, проехал по Абхазии от имени ONN - Организации неприсоединившихся (не присоединившихся к ООН) государств, изучая необходимую гуманитарную помощь.

Затем мы с большими приключениями из Адлера через Ереван добрались до Тбилиси, где не было света, десяток яиц стоил месячную зарплату, в магазине "Грузинские вина" на Руставели продавался только любимый напиток русских бабушек "Бейлис", доллар рос на 100% до обеда, а гостиница "Метехи" сияла огнями и номерами за $400.

Планировалась встреча с Шеварднадзе, но после увиденного в Абхазии мы от неё отказались за бесполезностью, однако встретились с несколькими грузинскими чиновниками. Один из них поразил меня в самое сердце. Я не помню его должность: что-то вроде министра иностранных дел. Пришли, сели. Я был в роли переводчика. Мужик начал говорить по-английски, и я был больше не нужен: это был прекрасный английский, англичане редко говорят так хорошо, поверьте на слово. Он упомянул,что 15 лет работал  в Швейцарии.

Так вот к чему я загрузил тебя, читатель, всеми предыдущими "атмосферными" деталями: этот грузин объяснял, почему Абхазия - это часть Грузии и война была священной войной за свою землю. Абхазия никогда не была частью Грузии, Берия переселил туда грузин, выдавая переселенцам землю, чисто искусственная ситуация, но во всей Грузии нет даже близко такой земли, и желание удержать её понятно.

Кстати, замечу, Россия, как всегда, поступила одновременно и глупо, и умно, признав Абхазию и Южную Осетию: Абхазия - да, исторически совершенно независимое государство, и даже по союзному договору 1921 года она была самостоятельным членом СССР без всякой связи с Грузией, так что имела все юридические права выйти из состава СССР после его роспуска и отказаться от всех навязанных ей в тот период статусов, а вот Южная Осетия - исконно грузинская земля, там в 1920 г. проживало человек 100 осетин, и мудро было бы отдать Южную Осетию и признать Абхазию.

Итак, перехожу к сути )) Министр вещает, я слушаю, и ощущаю растущее желание побежать в ближайший военкомат, и попросить ружьё, чтобы воевать за Великую Грузию. Клянусь, так бы и сделал, если бы только что не видел и слышал в Абхазии, что там творили эти уголовники (кстати, в буквальном смысле: Шеварднадзе выпустил из тюрем уголовников под найм в "Мхедриони")

Понимаешь, читатель, одно дело - читать о Великой отечественной войне и болеть за Штирлица, и совершенно другое - слышать потрясающей выразительности слова о том, как твоя родина страдает и как можно ей помочь прямо сейчас.

Это было гениально: Станиславский без Немировича, принц Гамлет без тени. Я сдержался, и не побежал в военкомат, но до сих пор помню, чего это мне стоило.

Такова сила искусства, читатель. Абхазы начисто проиграли эту демагогическую войну, считая, что правда говорит сама за себя. Ни фига она не говорит.

Черняков - это тот талантливый грузинский министр. Всё по-своему убедительно и всё абсолютно ложно.

Я страшно рад за него лично: статус самого-самого, класс! Успех его отношу не на свежее понимание в своей области, а на счёт циничного понимания европейской эмоциональной импотенции: эти ребята умны и профессиональны, никого там Черняков не надул, но они глубоко индифферентны, и не надо думать, что они думают только о деньгах: у них просто ни на что не стоит, в том числе на деньги.

Это - очередной закат Европы, лучами которого Черняков прекрасно согрелся, и это - безусловное свидетельство таланта.

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Браво, Майя!

Это - очередной закат Европы, лучами которого Черняков прекрасно согрелся, и это - безусловное свидетельство таланта.

Не столько таланта, regards, сколько протекционистских возможностей небезызвестной Майи (правда, не Прицкер  ;) ).
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

regards

  • Гость
Так ли просто, loki? - Майя Михайловна сама из талантов, и её протекция не может быть чистым произволом, сводимым к дрязгам. А даже если и может быть к ним сведена, закулиса состоит из множества других талантов, и им может быть достаточно слова купеческого одного или одной из своих, но слова этого не достаточно, чтобы они увидели возможность делать на протеже деньги. Черняков, безусловно, что-то уловил.

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Черняков, безусловно, что-то уловил.

Не он уловил, а его уловили.  :) Уловили как еще одно блюдо среди множества подобных блюд. - Это блюдо называется "русский истолкователь русских опер, впервые гастролирующий по нерусским оперным театрам". Конечно, дело тут не ограничивается русской оперой. Но ведь мировая антреприза ныне всесильна, как никогда. Если принять предлагаемые ею правила игры и иметь мощную протекцию, успех обеспечен. Даже в случае провала. Что и показала недавняя "Травиата".
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

Оффлайн Porgolovo

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 639
Репортаж Первого канала о премьере "Князя Игоря" в Мет
http://www.1tv.ru/news/other/251707

Опера "Князь Игорь" возвращается на сцену Метрополитен-оперы в Нью-Йорке

Никто из ныне живущих обитателей Нью-Йорка такого ещё не видел. Почти целый век прошёл с тех пор, как там давали оперу "Князь Игорь". И вот новая постановка, которую театральная публика ждёт с огромным нетерпением.

Еще никогда афиши самого знаменитого театра Америки не писали по-русски. "Князь Игорь" - монументальное музыкальное произведение, написанное по мотивам героического эпоса "Слово о полку Игореве", памятника древнерусской литературы 12-го века.

Но сказания старины глубокой - лишь основа драмы, которая могла произойти в любое время в любом месте. Войско Игорево - в униформе времен Первой мировой. Хан Кончак - во френче диктатора банановой республики. Сам древнерусский князь - в модном кожаном плаще.

"Это не сейчас. Это не связано ни с какой политической ситуацией. И история rнязя Игоря и его княжества не представляется за всю Россию целиком. Вот эта эпичность всеохватная... Мы не преследовали такой цели. Мы рассказывали про судьбу одного такого особенного человека, про то, что с ним произошло", - говорит режиссер-постановщик Дмитрий Черняков.

Режиссер постановки Дмитрий Черняков известен новаторским подходом к классике. Его "Евгений Онегин" в Большом в свое время наделал много шуму. Здесь на сцене гремят взрывы, с потолка сыплется штукатурка. Вместо занавеса - экран, на который проецируют кадры немого кино. По замыслу режиссера, половецкие пляски князю Игорю только снятся или видятся в бреду. Они там, за прозрачной пеленой, отделяющей сцену от оркестра и зала.

"Это немножко усложняет работу, потому что у нас теряется контакт с дирижером. Не то, что он теряется совсем, но видим мы его меньше и оркестр при этом слышим немножко меньше", – говорит оперный певец Ильдар Абдразаков.

Режиссер и партитуру оперы перелопатил. Кое-что переставил местами, кое-что и вовсе убрал, оставив только то, что точно принадлежит перу Александра Бородина.

"Увертюру никогда не писал Бородин, потому что он играл на фортепьяно, а Глазунов наизусть записал на бумагу", - говорит дирижер Джанандреа Нозеда.

Бородин дописать "Князя Игоря" не успел. За него это сделали Римский-Корсаков, Лядов и Глазунов. Из найденных бородинских рукописей питерский композитор и дирижер Павел Смелков составил три новых фрагмента, которые впервые вошли в спектакль, в том числе финальная ария героя. Князь Игорь, бежавший из половецкого плена, возвращается в сожженный и разграбленный Путивль и призывает народ к единству. Декорации будто списаны с киевского Майдана.

"Мы думали о культурном величии произведения. "Князь Игорь" - просто жемчужина. Это у вас все выросли на этой музыке, учили в школе "Слово о полку Игореве", знают, а для Америки эта опера - открытие", - говорит директор Метрополитен-опера Питер Гелб.

В Метрополитен-опера "Князя Игоря" не ставили без малого сто лет. В последний раз это было в 1917-м в версии итальянцев. Теперь же в роли Ярославны - украинка Оксана Дыка, Хана Кончака исполняет словак Стефан Кочан, грузинка Анита Рачвелишвили поет Кончаковну. А хор американцев убедительно играет на сцене русский народ. Разношерстная и космополитичная нью-йоркская публика во все условности верит и принимает все это на ура.

Оффлайн Loki

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 921
  • Mundus universus exercet histrioniam
Репортаж Первого канала о премьере "Князя Игоря" в Мет
http://www.1tv.ru/news/other/251707

Опера "Князь Игорь" возвращается на сцену Метрополитен-оперы в Нью-Йорке



Ах, какая реклама...

Это блюдо называется "русский истолкователь русских опер, впервые гастролирующий по нерусским оперным театрам".

Вот пусть и едят это блюдо где-нибудь в Штатах.
«Solches ist aber nicht für lange Ohren gesagt. Jedwedes Wort gehört auch nicht in jedes Maul» (Friedrich Nietzsche)

regards

  • Гость
Кстати, его можно заказать и на дом. Весь февраль в Мет только "Князь Игорь", слегка разбавленный "Летучей мышью". В Мет есть и аудио, и видеотрансляция, так что можно не полагаться на рекламные статьи.

Оффлайн Porgolovo

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 639
http://www.colta.ru/articles/music_classic/1982

 Смыть с себя прошлое
«Князь Игорь» Чернякова в Метрополитен
текст: Майя Прицкер

В Metropolitan Opera состоялась премьера «Князя Игоря» Бородина в постановке Дмитрия Чернякова. За пультом был Джанандреа Нозеда. 1 марта спектакль покажут в кинотеатрах мира, в том числе и в России. Нью-йоркские впечатления от Майи Прицкер.

Не помню, чтобы я так ждала какую-либо еще премьеру в Метрополитен, как только что показанного «Князя Игоря». По многим причинам. Начнем с того, что эту оперу в последний раз видели в Нью-Йорке в постановке Сити-оперы (увы, ныне покойной) почти 20 лет назад. Вскоре после этого Мариинский показал на нью-йоркских гастролях вопиюще безвкусную постановку Юрия Харикова, которая привела в растерянность даже самых горячих поклонников русской оперы. Ну, а в Метрополитен первая и единственная постановка «Игоря» была осуществлена сто лет назад, причем на итальянском, и в последний раз показана в 1917 году. Добавим, что американцы — особенно старшего поколения — знают мелодии оперы по нелепому и, к сожалению, даже экранизированному мюзиклу «Кисмет», что может сильно затуманить для них восприятие оригинала.

Впрочем, об оригинале говорить можно с большими натяжками. Бородин, как известно, оперы не завершил, оставив после себя лишь написанное им самим либретто и ряд сцен: одни оркестрованы, другие — только в варианте для голоса и фортепиано. В результате Россия и весь мир знали «Игоря» в редакции и оркестровке Римского-Корсакова и Глазунова — до сравнительно недавнего времени, когда Валерий Гергиев и мариинцы записали на фирме Philips все, что удалось найти из оригинала Бородина. Запись, однако, не решила вопроса, в чьей же версии исполнять оперу (ни одна не является полной и исчерпывающей) и каков должен быть порядок сцен и номеров.
К этим вопросам в канун премьеры добавился еще один: как поставит этот монументальный музыкальный эпос Дмитрий Черняков — режиссер, который, с одной стороны, как никто другой, умеет вдохнуть жизнь, мысль и энергию даже в самые длинные русские оперы (его «Руслан» в Большом, «Хованщина» в Баварской опере в Мюнхене и «Китеж» в Мариинском — лучшие тому примеры), но с другой — постоянно вызывает негодование блюстителей традиций, когда в поисках универсального подтекста то и дело разрушает шаблоны, милые сердцу тех, кто с ними вырос.

Черняков себе не изменил. Версия, поставленная им в Мет, — это лучший сегодня «Князь Игорь»: будоражащий душу своей человечностью, актуальный в лучшем смысле этого слова — не костюмами или декорациями, но проблемами, которые он затрагивает и над которыми заставляет задуматься.

История вершится людьми, люди совершают ошибки. Ошибки тех, кто наделен властью, — результат непомерных амбиций, ограниченности, самонадеянности, эгоизма — ведут к страшным последствиям. Так было во времена «Слова о полку Игореве», так было во время Крымской кампании, современником которой был Бородин, так было во время русско-японской и Первой мировой (об этой эпохе напоминают превосходно выполненные костюмы Елены Зайцевой). Так происходит сегодня во многих точках земного шара, и благодаря беспрецедентному доступу к информации мы это ощущаем с остротой, неведомой предыдущим поколениям.


Спектакль играется в двух контрастных пространствах: наглухо закрытом, с тяжелыми дверями, мощными балками и узкими окнами храме, на светлых стенах которого уже в прологе видны признаки неблагополучия, и в покрытой алыми маками степи под гигантским синим небом. Для меня контраст этот — внутренний. Граница между «русским» и «половецким» на самом деле проходит в душе Игоря, где и синь небесная, и радость, и свобода — лишь мечта. И только вернувшись в разрушенный храм и смыв с себя свое прошлое (вода, омовение, очищение — возвращающаяся метафора в спектакле), можно начать долгое духовное преображение.

Игорь (Ильдар Абдразаков), чье красивое и властное лицо появляется на огромном экране в первые моменты оперы, проходит весь путь: от решительного военачальника до раздавленного поражением пленника. Но режиссер ведет его дальше: муки совести, кошмары, воспоминания о погибших солдатах (еще одно видео между прологом и первым действием сообщает в нескольких незабываемых кадрах, что же произошло в момент встречи русских полков с врагом), отчаяние, перемежающееся со снами о счастье и воле, депрессия — и в самом конце реальная попытка искупления и возвращения к жизни. Не под звон праздничных колоколов, не в венце героя и спасителя, а в смирении повседневного тяжелого труда.

Именно этой историей внутреннего преображения Игоря обусловлены два самых значительных отклонения от более-менее устоявшегося текста оперы: в последнее действие добавлены практически никогда не исполнявшийся раньше, но очень важный монолог (вторая ария) Игоря и новый финал, в котором используется музыка Бородина, а Половецкий акт происходит раньше Путивльского. Невероятной красоты и многозначности Половецкое действие представлено как череда видений и воспоминаний в сознании раненого Игоря. Не ждите волооких одалисок и машущих саблями воинов (хотя балет есть — в постановке Ицика Халили), но получившееся действие — куда более логичное, глубокое и эмоционально оправданное, чем знакомая героическая эпопея в сарафанах, кольчугах и кокошниках.
Благородный, но слегка картонный Игорь советского монументального стиля обрел кровь и душу. Одномерный герой превратился в непростой, по-человечески узнаваемый характер. Как, впрочем, и остальные персонажи. Не случайно не только Ильдар Абдразаков, в котором работа над ролью Игоря открыла талантливого актера, но вообще все исполнители сольных ролей создают их словно заново.

Особенно хороша Анита Рачвелишвили (Кончаковна) — обольстительная и отчаянно-страстная в своей любви к Владимиру Игоревичу: тут и актерская смелость, и роскошная фактура, и вокальное богатство. У княжича (Сергей Семишкур) нет никаких шансов устоять перед этим огненным шквалом. После сухощавого, молодого, резкого, злого Галицкого (Михаил Петренко) уже трудно будет мириться со всеми прежними Галицкими, которые обычно бывали всего лишь раблезианскими буянами. Дезертир Скула (Владимир Огновенко) — идеальный приспособленец «всех времен и народов»: он в центре и в то же время слегка в стороне; подначивает, подталкивает, первым аплодирует, громче всех смеется — и выглядит при этом вполне добропорядочно, даже элегантно в своей хорошо отглаженной серой «двойке». И даже более традиционные Ярославна (Оксана Дыка) и Кончак (Стефан Кочан) кажутся очищенными, отмытыми от патины старых шаблонов.

Музыкальный руководитель и главный дирижер спектакля Джанандреа Нозеда — вполне русский итальянец: десять лет в Мариинском, дебют в Мет в «Войне и мире» Прокофьева, почти десяток русских наименований на афише руководимого им Teatro Regio в Турине... Правда, этот «Игорь» у него первый, но это и хорошо: он чуток к идеям Чернякова, с которым вместе выстраивал версию Мет. С итальянскими теплом и кантиленностью высвечивая мелодичность партитуры, он в то же время придает ей динамику и полетность. Оркестр Мет играет с воодушевлением, а хор на сей раз просто выше всяких похвал — даже русское произношение ясно и отчетливо.

Оффлайн LucreziaB

  • Участник
  • **
  • Сообщений: 90
http://www.colta.ru/articles/music_classic/1982

Смыть с себя прошлое

...К этим вопросам в канун премьеры добавился еще один: как поставит этот монументальный музыкальный эпос Дмитрий Черняков — режиссер, который, с одной стороны, как никто другой, умеет вдохнуть жизнь, мысль и энергию даже в самые длинные русские оперы (его «Руслан» в Большом, «Хованщина» в Баварской опере в Мюнхене и «Китеж» в Мариинском — лучшие тому примеры), но с другой — постоянно вызывает негодование блюстителей традиций, когда в поисках универсального подтекста то и дело разрушает шаблоны, милые сердцу тех, кто с ними вырос....

...но получившееся действие — куда более логичное, глубокое и эмоционально оправданное, чем знакомая героическая эпопея в сарафанах, кольчугах и кокошниках....

...И даже более традиционные Ярославна (Оксана Дыка) и Кончак (Стефан Кочан) кажутся очищенными, отмытыми от патины старых шаблонов....


Т.е. изначально в длинных русских операх нет никакой мысли, логики, глубины и "эмоциональной оправданности"? Так вышли люди на сцену часов эдак 5 постонать?

И что там было про "непомнящих родства"?

ps: А правильно ли написали фамилию автора-Майи? ;D
Мы живем в такое время, когда авангард располагается сзади, а аккомпанемент выступает с сольными концертами (с)

regards

  • Гость
Намедни звонила сестрица - она с мужем (программисты, он тоже из Москвы) живёт на Манхэттене, регулярно ходят по местным злачным местам, этот раз смотрели "Русалку" в Мет, и были в диком восторге.

Князя собирается тоже смотреть, и будет любопытно услышать мнение простого народа, который не отягощён знанием истории оперы и театра и наивно обожает Кисина и Ланг Ланга. Есть у меня подозрение, что возможны неожиданности.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
будет любопытно услышать мнение простого народа, который не отягощён знанием истории оперы и театра и наивно обожает Кисина и Ланг Ланга

:) На этом месте вспоминается сакраментальное: "Мало ли кому билеты продают" (с)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица