Автор Тема: Дмитрий Черняков и процесс деградации театрального искусства  (Прочитано 140687 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 566
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Ирина Макарова: «Слово „верить“ — главный секрет успеха...»:

"— Митина «Аида» — незабываемый опыт. Черняков был чудовищно убедительным на репетициях. Чудовищно! И – лаконичным. Его тошнотворная дотошность в деталях, наверное, мешает поверить в ту свободу, какой в его спектаклях обладают артисты. Если они на своём месте, конечно. Финальную сцену мы начали проходить за три дня до премьеры. Я всё нервничала: «Ну, когда же, когда?» Митя говорил: «Да угомонись. Для тебя это вообще самое лёгкое: сама всё сделаешь…»

— И сделали?

— Общение с Митей – это не глава: это отдельный том в истории оперного театра. Наверное, нет человека, с которым было бы так непросто работать. И вместе с тем, нет человека, с которым работать было бы так интересно."

http://www.operanews.ru/14120103.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 566
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Следственный эксперимент

«Трубадур» в постановке Чернякова в Михайловском театре
Нора Потапова, 01.12.2014 в 22:52

"Традиционные для оперного театра требования предъявлять спектаклям Чернякова нет смысла.

Этот театр принимаешь, погружаешься в него, позволяешь себя захватить — или уходишь (в зал после третьего звонка входить возбраняется, выходить — пока что нет). Однако это стопроцентно музыкальный театр, музыкальная драма; слышать и знать партитуру так, как знает этот режиссёр, дано не всякому профессиональному музыканту. Ибо Черняков раскручивает драматургию спектакля подобно мастеру, создающему масштабный музыкальный опус. Он знает, как выстроить форму, чтобы музыкальный поток раскрывал свою мощь вместе со сценическим действием".

http://www.belcanto.ru/14120102.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 566
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Драма Верди как фарс Чернякова

Премьера «Трубадура» в Михайловском театре

01.12.2014 в 22:58, Игорь Корябин.

И режиссерский феномен Дмитрия Чернякова, обласканного не только западной, но и нашей «продвинутой» критикой, подходит для этого как нельзя лучше. В сущности же, творчество этого всемирно известного театрального деятеля – не что иное, как «распиаренный» на все лады эффект мыльного пузыря. Особенно это касается всего того, что он успел «сотворить» в русской опере. Возьмите хотя бы «Китеж» или «Жизнь за царя» Чернякова в Мариинском, либо же его скандально и печально известную постановку «Руслана и Людмилы» в Большом, к счастью, из репертуара главного музыкального театра страны сегодня благополучно исчезнувшую. В наше время в глазах особенно западного зрителя, далекого от реалий русской культуры, подобные уродливые эрзацы, увы, воспринимаются за чистую монету.

Просмотр обсуждаемого «Трубадура» всю нелепицу, весь обскурантизм режиссерской надуманности выявляет не так кричаще, как это имеет место в названных выше сомнительных экзерсисах режиссера с русскими опусами, в том числе и в силу крайней запутанности и абсолютной условности его либретто. Однако, это слабое утешение, ибо примириться со всем комплексом болезненных фантазий, который режиссер и на сей раз вытаскивает на сцену (но которого попросту нет ни в либретто Каммарано, ни в музыке Верди), здравомыслящему человеку невозможно.

http://www.operanews.ru/14120107.html
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Дайте ему свободу!

Дмитрий Черняков за пятнадцать лет успел сделать то, что другим и не снилось.

Только что стало известно, что газета New York Times включила постановку оперы «Князь Игорь» на сцене Метрополитен-оперы в десятку самых важных и значимых музыкальных событий уходящего года. До Нью-Йорка, где 6 февраля 2014 прошла премьера оперы “Князь Игорь” Александра Бородина, доехало очень мало критиков. Поэтому я, побывавший на первом исполнении спектакля Дмитрия Чернякова, решил написать поподробнее об этом значимом событии в контексте общих мыслей о творчестве всемирно известного режиссера.

...

Более того, побывав на спектакле ДЧ (как принято называть режиссера в кругу продвинутой театральной молодежи), мне всегда меньше всего хотелось делиться своими впечатлениями. Каждый раз он умудряется трогать самые чувствительные струны моей души, поэтому процесс просмотра спектаклей этого человека становится таким интимным, что выплеск эмоций кажется почти предательством по отношению к самому себе.

Характерно, что в дни, когда Мет рукоплескал Чернякову, в Большом театре шел блок представлений «Онегина». Если не считать вполне удачной попытки Михайловского театра реплицировать брюссельского «Трубадура»,  в России только этими спектаклям представлено творчество одного из ведущих мировых оперных режиссеров. То, что ДЧ, получивший в прошлом году только что учрежденный оперный «Оскар» в Лондоне, сегодня в авангарде мирового оперного театра, не надо доказывать нигде. Ну, разве что на родине, которая все еще не готова к переосмыслению русского национального наследия. Остается только позавидовать западному зрителю, да запастись билетами на самолет в Милан, Берлин, Мюнхен, Амстердам, Париж, Нью-Йорк…Чем, собственно говоря, уже многие и занялись. В фойе любого западного театра на премьерах спектаклей ДЧ всегда испытываешь дежа вю: а не Белое ли это фойе Большого театра?

...

За пятнадцать лет он сделал такой рывок, который любую попытку найти параллель в театральной истории делает тщетной. От провинциального сибирского города – через Питер и Москву с репертуаром, о котором только мечтать приходится (помимо русских шедевров – “Тристан”, “Воццек”), – к Мет и открытию сезона в Ла Скала главной итальянской оперой (Травиата). Пятнадцать  лет – именно такой срок оказался рубежом для Чернякова в завоевании своего места на вершине оперного Олимпа, в изматывающем ритме его работы, в обучении свободному обращению с самыми громкими театральными сценами, этими священными коровами, которые часто становятся камнем преткновения для самых маститых режиссеров. (Работая в Большом театре, я сам наблюдал, как любимая нашей публикой «намоленность» сцены превращала в прах замыслы крупнейших Theatermacher).

В прошлом сезоне Черняков поставил три абсолютно новых спектакля (“Царская невеста” в Берлине, “Травиата” в Скала, “Князь Игорь” в Мет), в нынешнем впереди у него «Парсифаль» в Берлине и «Лулу» в Мюнхене. Сам этот список говорит за себя.

Никто не боится доверить ему главные национальные шедевры, именно на него смотрят как на открывателя русской оперной экзотики западному зрителю. Черняков всегда переосмысливает материал до последнего такта, иногда учитывая традиции, а иногда вопреки им. Часто он становится первопроходцем, не боясь открыть на сцене то, что много раз было озвучено, но ни разу не получило достаточного театрального осмысления (как тематическая близость Татьяны и Ленского в «Онегине»). Но в основе его художественного решения  только его собственный уникальный взгляд.

Он ставит спектакль для себя, и поэтому его постановки всегда необычны, их никогда нельзя предвосхитить или понять, даже увидев анонс спектакля, фото декораций и т. д. Его мышление настолько оригинально, что зачастую вызывает у публики недоумение. Все ждут трагедию власти, а он показывает внутреннюю драму человека («Борис Годунов» в Берлине заведомо был обречен на сравнение в Путиным, но часы на Центральном телеграфе показывали 2020 год. Хотя теперь мы знаем, что Черняков был провидцем).

Ему говорят, сделайте нам красиво, а он делает кич, который в первый момент многие принимают за имперский стиль («Руслан и Людмила» в Большом). От него требуют «модернистского» подхода к форме, а он переосмысливает содержание такой оперы, как «Травиата».

Главное, к чему за эти пятнадцать лет он приучил своего зрителя: ни одной натяжки, ни одной нестыковки. Для него ни один такт, ни один эпизодический персонаж не является нагрузкой, которую можно легко проскочить, если она не вписывается в общую концепцию.

Театр Чернякова на первый взгляд – режиссерский. Но это не так, здесь огромную роль играют актеры. Проблема только в том, что поющих актеров мало, поэтому идеального воплощения задуманного ему редко удается добиться. И все же так бывает в случае с его любимой Кристиной Ополайс, с гениальными Бо Сковхусом в «Дон Жуане» и Скоттом Хендриксом в «Трубадуре», с целой серией удачных актерских работ в «Онегине», с замечательными Виолетой Урмана в «Макбете» и Анитой Рачвелишвили в «Царской невесте».

Практически невозможно классифицировать творческий метод Чернякова. Мне кажется, что он близок «магическому реализму» Фельзенштейна и наследующему немецкой театральной традиции сегодня «медленному театру» Кристофа Марталера. Во всяком случае, как и постоянный марталеровский сценограф Анна Фиброк, чьи работы ни абстрактны, ни фантастичны, сам-себе-сценограф Черняков тоже стремится к созданию архитектурного пространства, своим происхождением обязанному реалистическому стилю.

На самом деле, его творческий метод, действительно, трудно определить одним понятием. Но что касается приемов, то это использование порой ироничного, а порой и холодного остранения. Несмотря на всю жизненность героев спектаклей, их способность к чувствам, я всегда ощущаю, что ДЧ ставит идеальные ситуации, у которых есть этическая и эстетическая подоплека, но нет его личного жизненного опыта. Ему он не дает ворваться в тщательно выверенные конструкции, и в этом тоже его огромная победа. Ведь мы знаем немало примеров, когда экзистенциальность сжигает лучшие режиссерские замыслы.

Аккуратная провокативность «медленного театра» Марталера все чаще ощущается в постановках последних лет, где при использовании видео в сидячих переменах декораций, режиссер умудряется спрессовать истинное время спектакля, убыстряя процесс понимания зрителем, подбрасывая ему подсказки, которые оказываются просто необходимыми для многих. Восприятие спектаклей ДЧ как раз целиком зависит от того, насколько вы готовы переключиться из реального времени в метафизическое.

В «Царской невесте», «Травиате» и «Князе Игоре» Черняков рассказывает нам одну из человеческих историй. В центре его спектаклей не социальные проблемы (хотя они порой проходят опосредованно), не исторические параллели, а только лишь вневременные человеческие раздумья, борьба с собой, мучительное осознание своей беспомощности, своих поступков, которые приносят нам только горькие слезы. И за все надо платить по счетам самому. Никакого «Бога из машины» нет и никогда не будет.

Грязной, затеявший «грязную игру» с псевдоневестой царя, который всего лишь симулякр в телестудии, невольно приносит в жертву свою собственную любовь (вернее любовь бывшую и нынешнюю). Виолетта Валери, впервые переставшая быть чахоточной куртизанкой (и в этом абсолютная революционность спектакля Ла Скала), больше всего боится любви, от которой все равно и гибнет. (В сцене на балу у Флоры представая в костюме из фильма Фассбиндера «Горькие слезы Петры фон Кант, а в последней картине – сидя на полу как героиня этого культового фильма).  Наконец Игорь, положивший на поле битвы свои войска и своего сына, должен мучиться апокалиптическими видениями языческих плясок в бескрайних маковых полях, пытаясь убежать от себя, своего одиночества, своей никчемности в агарофобическом, замкнутом  а-ля церковь Путивле.

В «Князе Игоре» идея вселенского одиночества человека решена с помощью крупных планов главного героя, снятое заранее видео невольно заставляет заглянуть в душу Игоря, хотя Ильдар Абдразаков и не идеальный «черняковский» актер. В России бы версия этой оперы Бородина вызвала бы опять скандал. Ведь даже перенос фрагмента Половецкого акта  в финал спектакля,  где трио Кончаковны, Владимира и Игоря вновь решено как фантом воспаленного сознания больного князя, заставило бы морщиться многих ревнителей традиции.

И все же: любая русская опера достойна того, чтобы с ней обращались бережно. Но не в том смысле, который вкладывают в слово «бережно» консерваторы. Мы должны, уже просто обязаны, пройти тот путь, который прошли немцы со своим оперным репертуаром от Моцарта до Шёнберга. Но многим до сих пор кажется, что оставить деревянные шаблоны вместо живых оперных героев гораздо важнее, чем дать настоящим творцам переосмыслить наших Игорей, Германов, Борисов.

Завершал свой прошлый сезон Черняков своим любимым «Китежем» Римского-Корсакова, его возобновляли в Барселоне. Спектакль Мариинского театра, принесший ему первую мировую славу (кстати, показанный давно на гастролях в Мет), уже имеет две версии. Вторая была сделана для Амстердама два года назад, и показала нам ДЧ в его творческом развитии.

Лично мне понравился именно второй вариант, где все идеи были мастерски огранены, а некоторая юношеская задиристость питерской версии уступила его профессиональному перфекционизму. Так вот в старом спектакле в финале был рай, в котором оркестр сидел в пудреных париках и играл «музыку сфер». Теперь рай невозможен ни на земле, ни на небе. Этот страшный вывод делается не для того, чтобы напугать нас. А для того лишь, чтобы вновь обратить внимание, что мы и только мы несем ответственность как за свои помыслы, так и за деяния.

Много лет я уже повторяю всем своим друзьям и знакомым: спектакли Чернякова – это проверка на человечность. Если у людей есть душа и сердце, то они не могут не полюбить хотя бы один спектакль режиссера. Пока же у нас в стране, в чаду общего возврата к псевдотрадициям, Черняков не востребован. Так разве это первый раз в нашей истории? Остается только позавидовать итальянцам, которые не побоялись поручить ему Травиату, да немцам, чьи две главных оперы он поставит в ведущих театрах Германии больше, чем через год.

Дайте, дайте ему свободу! Свободу творчества в России. И тогда его новые постановки великих русских опер увидят не только те, для кого они диковинные штучки. Иначе в России, где сегодня такой дефицит качественно оперной режиссуры, мы так и будем смотреть спектакль Баратова постановки 1948 года.

Вадим Журавлев

Полностью:

ClassicalMusicNews.Ru. 15.12.2014
http://www.classicalmusicnews.ru/articles/dmitry_tchernyakov/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Цитата: В.Журавлев, ClassicalMusicNews.Ru, 15.12.2014
Характерно, что в дни, когда Мет рукоплескал Чернякову, в Большом театре шел блок представлений «Онегина». Если не считать вполне удачной попытки Михайловского театра реплицировать брюссельского «Трубадура»,  в России только этими спектаклям представлено творчество одного из ведущих мировых оперных режиссеров.

А "Жизнь за царя", "Китеж", "Тристан и Изольда" в Мариинке? Или это не в России?
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Цитата: В.Журавлев, ClassicalMusicNews.Ru, 15.12.2014
тематическая близость Татьяны и Ленского в «Онегине»

А это что такое?
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Цитата: В. Журавлев, ClassicalMusicNews.Ru, 15.12.2014, о Д. Чернякове
Он ставит спектакль для себя

А может, всё-таки спектакли надо ставить для публики?
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 566
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Цитата: В. Журавлев, ClassicalMusicNews.Ru, 15.12.2014, о Д. Чернякове
Он ставит спектакль для себя

А может, всё-таки спектакли надо ставить для публики?

Этот тезис "спектакль для себя" на слуху! Как Вы помните, совсем недавно на нашем форуме публике во вполне доступных и популярных выражениях разъяснили, что спектакли ставятся, а оперы поются не для неё, публики, а для собственного удовлетворения режиссёров и артистов. Публика должна молча хавать всё, что дают.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Ну, тогда публике только и остается, что "слушать таких чудных Дон Жуанов".  ;)
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 566
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Ну, тогда публике только и остается, что "слушать таких чудных Дон Жуанов".  ;)

Ага, и смотреть дрянные постановки. Или, что ещё вернее, никуда не ходить, смотреть диски с нормальными постановками.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
И Черняков добрался до балета:

Цитировать
Одним из ключевых событий сезона станет двойная премьера Чайковского "Иоланта"/"Щелкунчик" в постановке Дмитрия Чернякова. [...]  "Идея заключалась в том, чтобы сделать единый спектакль с общей эстетикой и развитием. Это как один разговор, выраженный разными видами искусства",— рассказал "Ъ" Дмитрий Черняков.

Подробнее:

Газета "Коммерсантъ" № 20 от 06.02.2015, стр. 11
http://www.kommersant.ru/doc/2661143
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 646
Сенсационная премьера сезона ожидается в конце марта: на Пасхальном фестивале Даниэля Баренбойма будет представлена опера "Парсифаль" Рихарда Вагнера в постановке Дмитрия Чернякова.

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Алексей Тихомиров: «В скором времени на Западе работать просто не будет никакого смысла»

— Есть еще один режиссер — великий и ужасный Дмитрий Черняков. Вы работали с ним над одним из самых резонансных отечественных оперных спектаклей последнего времени — «Русланом и Людмилой» в Большом театре. В чем феномен Чернякова, почему он так раскалывает профессиональное сообщество и зрителей, которые делятся на его восторженных почитателей и абсолютных неприятелей?

— Ходили на его спектакль «Руслан и Людмила» мои хорошие друзья, которым я очень доверяю. Я водил их на разные спектакли, которые считал очень удачными, и они оставались в таком приятном замешательстве. Привел их на «Руслан и Людмила», думаю: «Интересно, а как сейчас они отреагируют». Потому что это совершенно другая постановка. Они посмотрели и сказали, что ни разу не заскучали, что ни разу не возникло мысли «а сколько еще времени» или что-то еще. То есть их поглотила история, предложенная Дмитрием Черняковым.

Хотя в некоторые моменты, когда я играл Руслана, казалось, что у всех моих партнеров роли очень насыщены. Людмила — очень сильный персонаж, Светозар, отец Людмилы, Ратмир, даже Горислава, в ней есть такая сила, внутренняя женская сила. А Руслан на их фоне, он какой-то был безвольный...Но, опять-таки, я не музыкальный критик, чтобы давать оценки. И мои друзья, они люди театральные, и они шли на этот спектакль, зная, что будет какая-то своя атмосфера. И, тем не менее, кто бы что не говорил, они до сидели до конца, им понравилось, понравилась концовка, как режиссер снова вернул все в сказку.

Айрат Нигматуллин, Эльвира Самигуллина

Полностью:

БИЗНЕС Online. 15.02.2015
http://www.business-gazeta.ru/article/125821/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 646
Цитировать
они до сидели до конца
Да, это высшая похвала спектаклю ;D

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Мощь сострадания

Сам факт постановки последней оперы Вагнера русским режиссером Дмитрием Черняковым рука об руку с самым именитым на сегодня интерпретатором творчества композитора Даниелем Баренбоймом уже вызывал удивление и настороженность немецкой аудитории. Но премьера, состоявшаяся в в минувшую пятницу в Шиллер-театре, где на время реконструкции живет Государственная опера Берлина, показала, что Черняков может как раздражать публику, так и восхищать ее. А восхититься было чем.

А впереди – “Лулу” Альбана Берга, знаковая немецкая опера ХХ века, премьера которой пройдет 25 мая в Мюнхене.

Вадим Журавлев

Полностью:
http://www.classicalmusicnews.ru/reports/moshh-sostradaniya/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Евгений Крашенинников

  • Lan Pirot
  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 402
  • Зритель
Мощь сострадания
Вадим Журавлев
История ... очищена режиссером от наносной шелухи, ложного пафоса, запутанных идей, в которых сам композитор и автор либретто, нередко путается...
Если Черняков не может понять идей Вагнера, то, может, это он в них запутался, а не Вагнер...
Ora pro nobis beate pater Dominice

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Рыцарей не осталось

Черняков поставил в Берлине "Парсифаля" Вагнера

Текст: Ирина Муравьева

Надо заметить, что немцы, приученные к радикальным режиссерским жестам, такого очищенного от всех исходных вагнеровских смыслов "Парсифаля" все-таки не смогли принять. И не только потому, что почитают эту оперу в кругу возвышенных текстов немецкой культуры, но и по причине явного разрыва сценической версии с музыкой.

Далее:

"Российская газета" - Столичный выпуск № 6638 (67). 31.03.2015, 23:00
http://www.rg.ru/2015/04/01/parsifal.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Берлинская Штаатсопер отдала «Парсифаля» в руки Дмитрия Чернякова

Сакральная опера Вагнера в версии режиссера стала поводом для очередного горького прогноза

Гюляра Садых-заде

Как бы ни относились к Чернякову в Берлине, поставленный им на сцене Шиллер-театра «Парсифаль» станет вехой в сценической истории этой оперы.

Черняков, как обычно, сам занимался и сценографией: действие разворачивается в обветшавшем храме неясной принадлежности.

В «Парсифале» Черняков снова заглядывает в будущее и видит в нем погружение общества в архаику и фетишистский мистицизм, деградацию и одичание, потерю ориентиров – не только нравственных, но и пространственно-временных.
Если Черняков в «Парсифале» развенчивает и принижает драгоценные смыслы вагнеровской оперы, что дороги сердцу каждого немца, то Даниэль Баренбойм, со своей стороны, переосмысляет партитуру оперы, сообщая ей величие чудовищно замедленных темпов – да так, что дыхания у певцов едва-едва хватает, чтобы допеть фразу. Временами сценическое действие будто застывает.

Полностью:

Грааль для дикарей // Ведомости. № 3802 от 01.04.2015
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/04/01/berlinskaya-shtaatsoper-otdala-parsifalya-v-ruki-dmitriya-chernyakova
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Скандал вокруг «Тангейзера». Кто прав?

Этот материал, поступивший в «НВ» под рубрикой «В музыкальной гостиной Гюляры Садых-заде», вызвал острую полемику в нашей редакции.

Эта ужасная новость застала меня в Берлине. Лишь накануне в «Штаатсопер» прошла премьера «Парсифаля» – последней оперы Вагнера, ещё более клерикальной по тематике, чем «Тангейзер».

Рыцари Грааля в спектакле Дмитрия Чернякова выглядели чумазыми бомжами, у которых съехала крыша на почве ложно понятого религиозного культа. Сам Парсифаль – рыжий подросток, мучительно переживающий комплексы пубертата, — явился в обитель с рюкзаком, в бермудах, в футболке кричащей расцветки. Волшебник Клингзор – в обличье дряхлеющего бухгалтера, с очками на верёвочке… Эти персонажи явлены в опере, которая для немцев является в некотором смысле «священной коровой». Достаточно упомянуть, что центральный эпизод «Парсифаля» – обряд Евхаристии (Святого Причастия). Именно «Парсифаля» дают в театрах в канун Пасхи, на Страстную пятницу. Традиция такая.

Раздражение и недоумение зала чувствовалось просто физически; после второго акта раздалось-таки дружное «бу-у». Да и после третьего акта, в целом примирившего с постановкой, горстка энтузиастов надрывалась, забукивая Дмитрия Чернякова и дирижёра Даниэля Баренбойма. Ну и что с того? Неужели Баренбойма снимут из-за этого с должности художественного руководителя театра? Или разгневанные клерикалы подадут на него в суд? А может, Чернякову выдадут «волчий билет» и запрет на профессию в Германии?

Ничего подобного не случится – и вы, и я это знаем. Потому что в цивилизованном мире свобода творчества, творческого самовыражения – такая же абсолютная ценность, как и свобода слова, свобода совести, печати, собраний, далее по списку.

Полностью:

Невское время. 31 марта 2015 г.
http://nvspb.ru/tops/skandal-vokrug-tangeyzera-kto-prav-57167
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Дмитрий Черняков:

Я вообще никак не представляю какого-либо автора художественного произведения, который вознамерился создать спектакль, фильм с намерением кого-то прицельно именно оскорбить. Все такие намерения всегда считываются людьми со стороны. Я по своей театральной работе знаю, сколько раз я что-либо делал в театре с искренними, наивными, даже почти блаженными намерениями рассказать другим людям о чем-то, о чем я могу сказать: «Посмотрите, как прекрасно». А потом, по готовому, я получал упреки в цинизме, в издевательстве, в очернении, в пошлости, в пакости и вредительстве. И я, глубоко ошеломленный, никогда не понимал, откуда берется такая потребность видеть сквозь все только вред, порчу, заговор. Откуда столько негатива и ненависти? В конце концов, по-христиански ли это? Разве люди, для которых вера — настоящее и глубокое переживание, способны так воспринимать мир?

Полностью:
https://openrussia.org/post/view/3298/
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Вечные сверхценности

"Парсифаль" Вагнера в постановке Чернякова и Баренбойма в Берлине

У Чернякова поэтический гипноз вагнеровской "торжественной сценической мистерии" вдруг становится поразительно и неуютно холодной, чеканной прозой. Ослепительной в точности и жесткости своих формулировок. Но за ним потом открывается другая поэзия — поэзия человеческого, интимного, реального и трепетного существования. И она звучит как никогда остро.

Черняков снова умело разговаривает с публикой конкретного театра и традиции на языке обсуждения священного для нее материала. В этом смысле берлинский "Парсифаль" можно сравнить по остроте разговора с "Русланом и Людмилой" Глинки на Исторической сцене Большого театра. Но одновременно его спектакль говорит подчеркнуто универсально.

Полностью:

Газета "Коммерсантъ" № 58 от 03.04.2015, стр. 11
http://www.kommersant.ru/doc/2699679
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Прославленный дирижер в Омске поддержал Мездрича

Художественный руководитель Уральского филармонического оркестра назвал недопустимыми действия властей в отношении экс-директора омской драмы.

Под конец своей речи в защиту Бориса Мездрича Дмитрий Лисс рассказал о недавнем спектакле в Ла Скала. Полгода назад в знаменитом миланском театре дирижер посмотрел оперу «Царская невеста» Римского-Корсакова в постановке Дмитрия Чернякова, многократного лауреата «Золотой маски». Этот зрительский опыт Лисс стал неожиданным для Лисса:

- Черняков рассказывает историю совсем о другом - не о том, о чем идет речь у Римского-Корсакова. Но делает это настолько талантливо и убедительно, что у меня не возникло вопросов к постановщику, зачем он переиначил классику. А меж тем Черняков сегодня в России ставить просто не может. Разве это хорошо, когда нашего режиссера приглашают ставить в Метрополитен Опера в Нью-Йорке, в Ла Скала – но не в родной стране? Только что в Берлинской государственной опере вышел в его постановке «Парсифаль» Вагнера – необычный, спорный спектакль. Вагнер для немцев – святыня, а «Парсифаль», в котором речь идет о причастии, – вдвойне. Но ведь никто не сажает Дмитрия в немецкую тюрьму, не подает в суд и не снимает с поста директора театра, который это допустил.

Полностью:

http://omskgazzeta.ru/kultura/proslavlennyj-dirizher-v-omske-podderzhal-mezdricha
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
В промежутках между своими концептуальными находками Черняков или ничего не рассказывает, или же просто следует за текстом: «Парсифаль» для начинающих, даже так. Когда же режиссура выходит за границы обычного пересказа, она становится по большей части нелепой. Представители хиреющего мужского сообщества цедят священную кровь Грааля из зияющей раны Амфортаса. Таким образом, они подкрепляют себя грешной кровью. Можно было бы не возражать против такого грубого переосмысления «чистоты» Грааля, если бы это переосмысление служило фундаментом для режиссёрской интерпретации и обосновывало её. Но этого не происходит. В сущности, заключительная церемония также извращена, как и начало. Гурнеманц жестоко закалывает Кундри, но больше крови не проливается. В итоге все впадают в истерический экстаз.
http://www.operanews.ru/15040604.html
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 12 708
Антон Долин   

"Парсифаль" Чернякова в Берлине: сначала - "бу", затем - овации

07 апреля, 2015 г. 12:59

Черняков рассказал древний миф, найдя новые, почти всегда убедительные мотивировки: его спектакль стал притчей о мире мужского, всегда связанным с насилием, и женского, обреченного на бессилие и подчинение. А еще о чувствах верующих, за оскорбленностью которых так часто скрывается сектантская агрессия и нетерпимость. Очень своевременная опера. Как жаль, что сделана она для берлинской сцены, а не московской, питерской или, допустим, новосибирской.

Полностью:
http://radiovesti.ru/article/show/article_id/164671
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 17 566
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дмитрий Черняков продолжает покорять мировые оперные сцены. Постановка "Парсифаля" для русского режиссера на фестивале в Берлине - это невероятно. Над постановкой опять работала постоянная команда Чернякова. Сценография Чернякова, костюмы Зайцевой и свет Фильштинского. Поэтому в этой части постановки все получилось. Все красиво и приятно для глаза. Особенно меня умиляют девы в цветочных платьях и белых туфельках. А вот постановка меня не задела во время просмотра. Я этот "Парсифаль" понимаю головой, а не душой.

Читайте полностью http://reznikers1.livejournal.com/45720.html
Che mai sento!