Автор Тема: «Итальянка в Алжире» Россини в МАМТ  (Прочитано 53448 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Моя графомания не уместилась в одно сообщение

Грандиозно! Мало кому удаётся напечатать такой большой собственный текст, чтобы он не поместился в сообщение ! :)
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
  • [137 141 38 114]
Моя графомания не уместилась в одно сообщение

Грандиозно! Мало кому удаётся напечатать такой большой собственный текст, чтобы он не поместился в сообщение ! :)
У меня несколько раз такой "перебор" тоже возникал, и я тогда помещал часть отчёта в раздел "Вокалисты" или делил рассказ на два. И однажды совершенно случайно между двумя вот такмими частями моего отчёта (о самом ярком, пожалуй, концерте на моей памяти) оказался рассказ об этом же событии уважаемого Александра, который совершенно случайно его закончил как раз в ту минуту, когда я первую часть опубликовал, а вторую, готовую одновременно с первой, - ещё нет. Интересное и приятное совпадение. А об "Итальянке" у меня, к сожалению, не получилось написать подробно, потому что не было времени в первые дни после двух посещенных спектаклей на рубеже мая-июня. Но "Итальянка" очень понравилась, как я писал выше.
Meglio tardi che mai.
Chi troppo vuole nulla stringe.
wolframmos.livejournal.com

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Грандиозно! Мало кому удаётся напечатать такой большой собственный текст, чтобы он не поместился в сообщение ! :)
У моей нетленки была еще пятиактная парижская редакция, но я пошевелил содержимым головного резонатора, и некоторые пассажи показались мне "not troll-proof" (всякие розовые сопли о личном отношении к музыке Россини), провокационными (более развернутые описания эпизодов и солистов, на которые любят слетаться критиканы) или оскорбляющими чувства верующих (сравнение финального септета первого действия с услышанным накануне в "Новой опере"). Исполнившись просветленной решимости ("con onor muore chi non puo serbar vita con onor...") я прибег к редакторским ножницам - и получилась опубликованная выше четырехактная миланская редакция. Так что могло быть хуже, и значительно.
« Последнее редактирование: Июль 01, 2013, 17:46:01 от buffone »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
У меня несколько раз такой "перебор" тоже возникал

Да, дорогой Вольфрам, я догадывался, что вы тоже можете наталкиваться на эти ограничения. Но если увеличивать допустимый размер сообщений, то страница может получиться слишком длинной, а текст недостаточно структурированным. Поэтому принятое нами ограничение является оптимальным, хотя и я сам тоже иногда с ним сталкиваюсь :)
Вольфрам и buffone, спасибо вам обоим за большие подробные тексты, которые очень интересно читать и в которых - я в этом уверен - наши посетители находят много для себя интересного.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
  • [137 141 38 114]
Грандиозно! Мало кому удаётся напечатать такой большой собственный текст, чтобы он не поместился в сообщение ! :)
У моей нетленки была еще пятиактная парижская редакция, но я пошевелил содержимым головного резонатора, и некоторые пассажи показались мне "not troll-proof" (всякие розовые сопли о личном отношении к музыке Россини), провокационными (более развернутые описания эпизодов и солистов, на которые любят слетаться критиканы) или оскорбляющими чувства верующих (сравнение финального септета первого действия с услышанным накануне в "Новой опере"). Исполнившись просветленной решимости ("con onor muore chi non puo serbar vita con onor...") я прибег к редакторским ножницам - и получилась опубликованная выше четырехактная миланская редакция. Так что могло быть хуже, и значительно.
У меня тоже у многих рассказов есть "пятиактные парижские редакции", в которых часто возникает "перебор", особенно если они касаются сразу нескольких мероприятий, и которые по разным причинам требуют сокращения перед опубликованием. Но и "миланская" (окончательно предназначенная для опубликования) редакция однажды попала под перебор, и ещё несколько раз эти редакции были на его грани.
Meglio tardi che mai.
Chi troppo vuole nulla stringe.
wolframmos.livejournal.com

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Моя графомания не уместилась в одно сообщение.
Текст такого качества одно удовольствие читать в любом объеме! Спасибо, уважаемый buffone! Согласен с Вами процентов на девяносто!

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
23 июля 2013

Изабелла - Елена Максимова
Линдор - Сергей Романовский
Мустафа - Роман Улыбин
Таддео - Арсен Согомонян
Эльвира - Евгения Афанасьева
Зульма - Ирина Чистякова
Али - Михаил Головушкин

Дирижер: Феликс Коробов


Для подзарядки и освежения восприятия я использую музыку Россини. Любимую филипсовскую компиляцию записей увертюр Россини в исполнении Марринера слушаю в моменты усталости от опустошения повседневностью, когда необходимо бодрящее столкновение с сюрреальностью - принципиально несерьезной или, напротив, исполненной серьезности, но отдаленной во времени. Россиниевские увертюры необыкновенно выразительны - героизм, лирика, грусть, ирония, смех в них легко читаются даже при первом прослушивании, а уж неоднократно послушав и испытав целительное действие этой музыки - невозможно в нее не влюбиться по уши. В постановках опер Россини исполнение увертюры не просто предваряет спектакль, а является сакральным действием - особенно когда речь идет о знаменитых увертюрах, живущих не только в составе оперы, но и самостоятельной жизнью - к "Вильгельму Теллю", "Севильскому цирюльнику", "Золушке", "Танкреду".

Такова же увертюра к "Итальянке в Алжире". И ее исполнение как первого игрового номера спектакля каждый раз находит живейший отклик в моей душе. А Феликс Коробов, как единовластный хозяин и главный герой этого номера, каждый раз придумывает что-то новое и в своем выходе на сцену (вчера вот вышел в цилиндре), и в дальнейшем действии - ведь оркестр в начале поднят на уровень сцены, а значит что-то должно происходить - театр же, а не концерт!:)

На Феликса Коробова я всегда ворчу за громкость оркестра, но сейчас, когда в МАМТе появились три новых дирижера, видно, что все познается в сравнении. Во-первых, замечу главное: у Коробова оркестр обычно играет очень собранно. Во-вторых, Феликс Павлович, будучи не только дирижером, но и действующим музыкантом, тонко чувствует красоты исполняемой музыки и умеет показать их слушателям. В его исполнении хорошо известных по записям опер часто обнаруживаю что-то новое для себя. Например, неожиданно акцентированные мелодии отдельных инструментов или групп. Или темповые вариации, когда необычно (и почти неуловимо) придержанный оркестр хлестко накатывается на следующую фразу, создавая ощущение живости, движения музыки. Но при плотном оркестре в арии (что бывает редко) или в ансамблях (что у Россини в финалах, скорее, правило) Феликс Павлович, видимо считает, что если певцов не слышно - им просто надо петь громче:) В этот раз жертвами ажитации пали два красивейших ансамбля - головокружительный финал первого действия и окончание квинтета во втором действии (фирменное россиниевское крещендо со слов "sento un fremito..."). Оркестр звучал - вот не соврать - раза в два громче относительно солистов, чем в любой из известных мне записей. Таким образом, из четырех спектаклей, на которых я побывал, эти ансамбли в полной красе удалось услышать только на премьере, где Феликс Павлович был необычайно обходителен с солистами.

Да, чуть не забыл - солисты же!

Елена Максимова "на арене" весь июль, спев половину своего репертуара - Никлауса, Розину, Изабеллу, Ангела, Флору, а в закрывающем сезон "Евгении Онегине" заявлена и ее Ольга. При таком количестве выступлений и стилистическом разнообразии все-таки для меня особенно интересна была вчерашняя Изабелла - сравнить с премьерой. Прогресс Елены за сезон в россиниевском репертуаре впечатляет - несравнимо улучшилась монолитность голоса - реже отваливаются нижние ноты, исчезло огорчавшее раньше неприемлемое для россиниевских партий "скрипение" наверху. Исполнения фиоритур вышло на другой уровень качества - это касается и точности интонирования, и амплитуды, и тембральной ровности. Мне казалось, что верхние ноты все еще звучат слишком резко, и решил сравнить - за написанием этих слов переслушал несколько Изабелл, и таки имею сказать, что Бальца (также не специализировавшаяся на Россини) в студийной записи звучит наверху не только резко, но еще и с какой-то противной простонародной стервозностью, а сравнения звучания на нижних нотах - так совсем в пользу Елены (Бальца их еле дотягивает - и это в студии). Не принимаю во внимание обычные для певцов моменты - "пристреливание" на выходной арии и случайные сбои - в дуэте с Таддео что-то хрипнуло на проходной ноте, не все колоратуры получались идеально (но заметно некрасиво выскочили буквально две-три ноты за весь спектакль). Скажу в целом: исполнение достойно превосходных эпитетов, а патриотическое рондо "Pensa alla patria" получилось, - не побоюсь слова, - триумфально. По аплодисментам было впечатление, что в переполненном зале каждый на минутку стал итальянцем.

Сергей Романовский спел, наверное, свой лучший спектакль за все выступления этого сезона в театре Станиславского, но при тех же недостатках - постоянные неточности интонирования в колоратурных пассажах, ненадежные верхние ноты. Зато внизу на этот раз голос был упругим и достаточно ровным, без завалов, которыми было отмечено недавнее (15 июля) исполнение певцом партии Альмавивы.

Роман Улыбин по-прежнему выглядит слишком серьезным Мустафой, которому не хватает природной стихийности Бартоло Романа, отвязно бесчинствовавшего в том же "Севильском цирюльнике" 15 июля. Если сценическая сдержанность вызвана стремлением сосредоточиться на пении, то результат налицо - Роман, не будучи россиниевским басом, добротно прозвучал даже на выходе - в виртуозной "Delle donne l'arroganza". "Gia d'insolito andore" получилось простоватой - не хватало амплитуды, но, учитывая сложность актерских задач помноженную на сложность арии, этот эпизод спектакля - не для быстрого освоения. Еще я заметил, что в самом начале арии "сквозной реквизит" спектакля - кол - вырвался у Романа из руки и достаточно сильно отскочил в лицо (а от лица - опять в руку). К счастью, без последствий.

*** продолжение следует ***
« Последнее редактирование: Июль 24, 2013, 19:02:46 от buffone »

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
*** продолжение ***

Арсен Согомонян в этот раз был совершенно органичен, чуть потерявшись только в самом начале "инаугурационного" ариозо при посвящении в каймаканы. А когда в том же ариозо Арсен вышел на авансцену, как бы обращаясь к залу с животрепещущим вопросом "кол или свечка?", мне вдруг захотелось увидеть его в оперетте. Являясь большим поклонником классической оперетты, я отдаю отчет в том, что при всем сходстве опера и оперетта (и то, и другое - музыкальный театр) - не пересекающиеся жанры. Обычно даже самые артистичные оперные певцы в опереттах выглядят неестественно тяжеловесно - с  "серьезным" вокалом и принужденностью движений, без шалостей и искр. Исключений единицы. Арсен Согомонян - очень редкое исключение, и каждый раз отмечаю его человеческий магнетизм, обаяние, умение быть непосредственным и смешным в сочетании с естественной пластикой. Сюда же можно добавить еще одно достоинство - баритон с уверенным верхом является самым востребованным в оперетте голосом для главных героев. Жаль, что оперетта, похоже, уже пала жертвой упрощения вкусов.

В прошлый раз я отмечал неуверенность Михаила Головушкина в вокальном и сценическом воплощении Али. Во вчерашнем спектакле Али окреп во всех отношениях - у меня осталось разве что пожелание вложить побольше артистизма в сольный номер ("Le femmine d'Italia...").

Почему-то у меня вчера было навязчивое зрительное впечатление, что Зульму пела не заявленная в программке Ирина Чистякова, а Элла Фейгинова. В любом случае Зульма была не в голосе, явно выпадая из ансамблей качеством звука.

Евгения Афанасьева (Эльвира) хорошо звучит - недавно с удовольствием послушал Лючию в ее исполнении. Значительно лучше прошлогодней Лючии, которую Евгения пела по замене вместо Хиблы. Но на форте певица склонна форсировать, что делает звук неприятно крикливым. Так зачем же кричать?:)

О ляпах. В супратитры я вообще редко заглядываю - в основном, чтобы посмотреть как перевели тот или иной неоднозначный пассаж. Но в этот раз сидевшая неподалеку тетушка (очевидно, граммар-наци) возмущенно запыхтела, и я успел заметить возмутившую ее ошибку: "насмех" было написано вместе. Это, если не ошибаюсь, в конце спектакля, когда к спящему Мустафе приходят Али, Эльвира и Зульма.

И еще позволю несколько слов о постановке, которую уже успел полюбить.

В начале рассказа я говорил о музыке Россини, как лекарстве от хандры. То же самое могу повторить о спектакле. Главная удача постановки мне видится в идее поставить "Итальянку в Алжире" как полностью комическое действие, как незамутненный праздник - без ужасов плена, пиратов и т.п. реализма А то ведь недолго вспомнить, что исторический прообраз Изабеллы - отнюдь не буффа была. В опере Россини стилистика буффа вопиет о применении условности к темным сторонам жизни.  Например, Линдоро. Да - он пленник, раб. Чем занимаются рабы у бея? К гадалке не ходи - тяжелейшей работой - моют полы! Моп полотера для них и оружие, и конь для побега, и далекая возлюбленная (Миронов переворачивал моп так, что получалась голова с длинными волосами, Романовский почему-то не хочет обниматься с мопом:) Главное - сюр, помноженный на сюр легко складывается с сюром и смотрится естественно. И, конечно, теперь у меня вызывают недоумение всамделишные страдания одетого в лохмотья Флореса, за исполнением "Languir per una bella" разгуливающего в цепях (!) по подземелью (!).

А еще вчера я целенаправленно любовался красотой мизансцен и точностью разводки - обратите внимание, как в массовых сценах солисты, хор, балетные, миманс и декорации даже при активном движении не мешают друг другу, и расчет буквально до десятка сантиметров. Например: Изабелла поет самый ответственный заход патриотического рондо, а у нее за спиной силами хора бодро так разворачивается огромная шахматная фигура, проходя на минимальном расстоянии от певицы. И таких моментов, по театральным законам обостряющих у наблюдателей (публики в зале) ощущение причастности, в спектакле предостаточно.

В заключении скажу, что вчера был не просто полный аншлаг, а близкое подобие давки. Спектакль задержали минут на 20 ("по независящим от театра причинам":) и когда открыли зал, то даже до третьего звонка все не могли расположиться - желающих было столько, что в проходах сидели по три человека и лестницы бельэтажа были полностью забиты - не представляю как люди там перемещались. Свободна была только люстра. Спектакль принимали очень тепло, до проявлений восторженности - например, на блестяще исполненном терцете "Pappataci! Che mai sento!" зал дважды аплодировал "по живому" - в процессе исполнения. Но особенно показательно и важно для постановки - по окончании спектакля, пока толпа влекла меня к выходу, слышал, в основном, отзывы "здорово! надо будет повторить!" Не могу не согласиться. Конечно, надо. Но это уже в следующем сезоне.
« Последнее редактирование: Июль 25, 2013, 01:12:07 от buffone »

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
В заключение скажу, что вчера был не просто полный аншлаг, а близкое подобие давки

:)) А всё равно приятно читать такие слова! Настоящие оперные страсти, прям как в незапамятные времена где-нибудь в Италии :))
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Да, ломился народ вчера знатно!!! Пожалуй, что-то похожее было на третьем спектакле "Итальянки" (когда сам Урин стулья в проходах расставлял), но все-таки не так! Заполнены были не только лестницы на бельэтаже (не только центральная, но и боковые!), но и обе директорские ложи. И практически никто раньше не ушел, хотя спектакль, как уже сказал уважаемый buffone, задержался на 27 минут! Все были в таком прекрасном настроении, что в конце весь зал аплодировал во время заключительного ансамбля!

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Все были в таком прекрасном настроении, что в конце весь зал аплодировал во время заключительного ансамбля!
На предыдущих двух спектаклях не только аплодировали, но и устроили стоячую овацию в партере. Какое-то культурное безумие просто:) А в этот раз неладное я почувствовал после четвертого или пятого вопроса про лишний билетик.

И страсти - да, так и есть, во всяком случае, качество эмоций никуда не делось. Здесь я замечу, что с недоумением слушаю разговоры на темы:
- падение интереса к опере
- молодежь не посещает оперу

Про падение интереса. Ладно "Кармен" и "Травиата" - с ними ясно. Но я четыре раза был на "Войне и мире" - и все четыре раза народ разве что не висел на люстре. Непростая для восприятия опера Прокофьева, из которой ни одной мелодии насвистеть нельзя, кроме первого такта вальса.

Про молодёШШШ. Не рассматриваю БТ, при помощи туристических гидов стабильно забиваемый иностранцами. А вот в МАМТе, раз уж о нем речь, молодежи если не половина зала, то треть - точно (к молодежи я отношу публику в возрасте до 30 лет). И, отмечу, это, наверное, самая дисциплинированная публика - сидят молча, смотрят и слушают внимательно, аккуратно аплодируют. А на "Борисе Годунове" я как-то с соседками, девушками лет двадцати, случайно разговорившись, обсуждал купюры и последовательность действий в постановке Баратова.

Жаль вот бисы отменили... в том числе и сразу по ходу спектакля. Хотя вчера ровно на этом месте:



поверх аплодисментов женский голос из-зала крикнул "бис!" - эмоционально так, с надеждой:)
« Последнее редактирование: Июль 25, 2013, 01:08:57 от buffone »

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Да, спектакль, конечно, очень хороший, но позволю все же высказать несколько замечаний по поводу некоторых солистов и от триумфальных настроений вернуться в реальность. Это просто мои впечатления, разумеется, чисто субъективного характера.
Елена Максимова, как мне показалось, все-таки 2-го июня пела еще лучше. На этот раз были заметны небольшие шероховатости и в Cruda sorte,  и в медленной, кантиленой арии в начале второго действия. А в дуэте с Таддео это была даже не шероховатость, а скорее случайность. На самом деле это скорее можно отнести к моим придиркам. А вот нижний регистр по-прежнему иногда звучит тяжеловато и «деревянно». А вот патриотическое рондо на этот раз, действительно, прозвучало чище и ярче, чем раньше.
Первые две фразы Сергея Романовского прозвучали так, что я даже испугался, но потом певец стал петь все более уверенно и четко, хотя с верхними нотами дело обстояло не так надежно и стабильно, как хотелось бы. Правда, это были очень высокие и сложные ноты! Ну, надо сказать, что по ходу спектакля Романовскому удалось заметно прибавить.
Надо сказать, что я еще никогда не видел Романа Улыбина таким сосредоточенным и собранным, как в роли Мустафы. Конечно, партия очень сложная, да еще и роль сценически и пластически такова, что тут очень трудно найти золотую середину: и озвучить достойно, и характер ярко показать. И масштаб гротеска тоже имеет значение. И Улыбин, действительно, весьма тщательно все озвучил и интересно сыграл. Но и в том, и в другом, пожалуй,  чуть-чуть не хватало лёгкости.
А вот у Арсена Согомоняна в партии Таддео в этот вечер получалось практически все, и, кстати, очень легко и непринужденно. По-моему, вчера я видел его лучшее выступление на этой сцене. И голос у него очень здорово звучал, и характер ярким получился. И даже двигался он свободно и естественно, как никогда. В общем, он вчера просто блистал! Браво!
Хочу также отметить и Михаила Головушкина в партии Али. Какой большой шаг вперед он сделал с прошлого спектакля 30 июня! Здесь я совершенно согласен с уважаемым buffone! Особенно меня поразил именно вокальный прогресс! Я таким Головушкина еще не слышал! Желаю дальнейших успехов!
Конечно, все были молодцы! Иначе бы не получилось такого замечательного спектакля! Спасибо!


Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
На этот раз были заметны небольшие шероховатости и в Cruda sorte,  и в медленной, кантиленой арии в начале второго действия. А в дуэте с Таддео это была даже не шероховатость, а скорее случайность. На самом деле это скорее можно отнести к моим придиркам.

Не придирки - действительно именно в означенных номерах были те неприятности, о которых я упомянул в своем рассказе. "Cruda sorte" - образец любимого приема Россини "вышел - так пой немедленно!" (заметьте: у Беллини и Доницетти выход, как правило, начинается с речитатива) В идеале исполнение такой арии в самом начале требует основательной распевки. Но, поскольку распевка также является вокальной нагрузкой, и для объемных партий при ограниченной выносливости это критично, то похоже, что общая тенденция - небольшая распевка для первичной настройки голосового аппарата и дальнейшее распевание уже на выходе. А сочетание понятий "объемная партия", "выходная ария" и "на все 100%" на практике у меня ассоциируется только с Фигаро в "Севильском цирюльнике". Видимо из за бешеной популярности каватины, меньше, чем на блестящее исполнение которой не согласны даже неофиты.  Возвращаясь к спектаклю: Елена заметно "пристреливалась" на выходной арии. Я обычно снисходителен к распевке на выходе - конечно, если кроме выходной арии есть другие:)

Оффлайн Вольфрам

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 3 439
  • [137 141 38 114]
31 октября я впервые в этом сезоне добрался до Стаса и в четвёртый раз (вместе с исполнением в БЗК ещё до его реконструкции) побывал на «Итальянке». Сначала я хотел бы задать вопрос знатокам, имеются ли в этой постановке купюры. Ведь когда эту оперу исполняли в БЗК незадолго до реконструкции, то мероприятие продолжалось примерно три с половиной часа, а не три, как в Стасе. Возможно, так получилось просто в связи с очень продолжительными финальными поклонами (и относительно продолжительными – после первого акта), однако я не могу исключать, что в БЗК была представлена более полная версия этого великого творения.
В увертюре, которую я считаю своей самой-самой любимой, слишком громко звучали медные духовые, особенно в самых быстрых местах, поэтому такого уж изумительного впечатления, как обычно, в этот раз не было, совсем звук мне в этих самых захватывающих фразах показался не таким, как надо, я думаю, что уши меня не обманывают и все опытные слушатели заметили этот недочёт. Конечно, я не хочу никого обидеть, но чем я больше то или иное произведение люблю, тем более яркого исполнения хочу. И мне снова показалось, что акустика этого зала (для вокала) действительно оставляет желать лучшего – поэтому я и бываю в Стасе так редко. Нет, слышно было всех и всегда, за немногими исключениями, но в зале тонет яркость оттенков, глубина звука немного теряется, то есть слушать можно, но эмоции от такого пения (не у всех и не всегда, конечно) чуть-чуть притупляются. Звук становится наиболее ярким и захватывающим (у того же Поликанина, например, но и не только), когда солисты подходили к краю сцены, где стояли микрофоны. Ну это разве дело? Так, в целом по составу, провалов и разочарований не было, все были в разной степени хороши. Лучше всех, конечно же, Максим Миронов в партии Линдоро, вот для него, кажется, даже несмотря на то, что его голос называли небольшим, не было никаких преград в виде акустики зала. Я бы даже не сказал, что его голос небольшой, потому что этого почти никогда не ощущается, только один раз звук потонул в оркестре, и то тут к оркестру должны быть претензии, а не к певцу. Голос просто удивительно лёгкий (чем просто нельзя не восхититься), прекрасно летящий в зал, если не греметь в яме (чего и не было во фрагментах с участием Линдора). Звук так прекрасно зависал и казался таким наполненным. А насчёт мягкости легато, насчёт колоратурой техники уже не раз было сказано, в том числе и в этой теме – в четверг всё это было просто изумительно, и понравилось мне даже больше, чем в начале лета. Саму Итальянку спела, как и тогда, Елена Максимова, некогда моя любимица. Позже я стал замечать у неё шероховатости, зато певица настолько подтянула колоратурную технику и сделала голос максимально подходящим для россиниевских партий. И в целом Максимова пела более стабильно, чем на премьере, у неё было гораздо меньше дефектов: верхи вроде были всегда аккуратные, резких вообще не было, и низы деревянные если и проскакивали, то гораздо реже и были гораздо менее деревянные, чем раньше. Оказывается, в партии Изабеллы очень много колоратур даже в знаменитом септете и, как мне показалось, привык я к версии этого фрагмента с некоторыми упрощениями именно в заглавной (только в заглавной) партии, хотя я в наличии этих упрощений не уверен. И неужели и здесь к редакции приложил руку Колобов? Конечно, я двумя руками за сохранение «Итальянского ансамбля», как я его называю, и как можно более частое его исполнение на мероприятиях любимого театра, но лучше бы всё-таки без упрощений, в авторской редакции, тем более, что исполнители под него, под все партии, есть и великолепные, в частности, надеемся, вернётся из Глайндборнского тура Изабелла моей мечты (которая в БЗК в начале 2010-го, кстати, пела Зульму). Вернувшись к Максимовой, должен сказать, что все пассажи с мелкими нотами как и в выходной арии, так и позже она исполнила, на мой взгляд, ярко и аккуратно, только в конце патриотического рондо возникли некоторые сомнения, звук стал чуть-чуть стеклянным, возможно, певица просто устала, хотя потом в оставшихся фрагментах снова была очень хороша. Мне также понравилась кантилена в медленной арии ближе к началу второго акта, только в этом зале пиано, на котором и прозвучали многие строки, казалось чуть-чуть туповатым, хотя это уже зала издержки – тот тембр, за который я и полюбил Максимову несколько лет назад, теперь, после того, как я послушал очень многих потрясающих меццо, уже не кажется таким безумно красивым, однако в любом случае он хорош. Это было очень зрелое и профессиональное исполнение одной из самых сложных партий для лёгкого меццо. Одним из лучших номеров оперы, на мой взгляд, стал дуэт Изабеллы и Таддео, который действительно произвёл сильное впечатление. Вот здесь у Максимовой, на мой взгляд, очень ярко прозвучали все мелкие ноты и не только, а недостатки если и были, то крайне незначительные и в совсем-совсем небольшом количестве. Евгений Поликанин (Таддео) формально хорош был, только обычно в этом зале казалось, что особой красотой тембра его голос не отличается. Однако у певца удались несколько ярких и захватывающих фермат (в частности, «signo-o-o-o-ra» в конце дуэта). Понравился Мустафа (Роман Улыбин) – как исполнением скороговорок, так и прорезавшимся уже почти в самом начале интересным тембром. Однако в некоторых местах голос казался немного зажатым. Максим Осокин (Али) оставил положительное впечатление в каватине «Женщины Италии». Вопреки планам театра, Эльвиру спела Евгения Афанасьева. Я предположил, что Дарья Терехова оказалась занята на съёмках «Большой Оперы» или записи оперы «Дракула». Евгения начала очень многообещающе, голос был светлым, звучал ярко, мощно, я уже обрадовался, что услышу действительно прекрасную Эльвиру, но без спадов, к сожалению, не обошлось. В некоторых местах терялась чистота тембра, иногда звук вообще проваливался, особенно внизу.
Meglio tardi che mai.
Chi troppo vuole nulla stringe.
wolframmos.livejournal.com

Оффлайн Arsinoya

  • Постоянный участник
  • ***
  • Сообщений: 248
Полностью согласна с предыдущим отзывом, Изабелла очень поработала над партией, звучала изумительно, чего в майской серии не было. У нее мне очень понравилась ария перед встречей с Мустафой в гареме. Мела очень мягко, эротично.
Миронов просто блеск, это его партия , потрясающая техника, виртуозность, мягкость, актерская игра-все было великолепно.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 364
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Вопреки планам театра, Эльвиру спела Евгения Афанасьева. Я предположил, что Дарья Терехова оказалась занята на съёмках «Большой Оперы» или записи оперы «Дракула». Евгения начала очень многообещающе, голос был светлым, звучал ярко, мощно, я уже обрадовался, что услышу действительно прекрасную Эльвиру, но без спадов, к сожалению, не обошлось. В некоторых местах терялась чистота тембра, иногда звук вообще проваливался, особенно внизу.

Почему это вопреки планам? Афанасьева была изначально заявлена на обе октябрьских "Итальянки", это было плановое выступление, не по замене.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 364
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Мне тоже хотелось бы сказать несколько слов про исполнительниц титульной партии «Итальянки в Алжире» – Изабеллы. В этом году я много раз, страшно даже признаться, сколько :), слушала «Итальянку в Алжире» живьем, несколько раз в МАМТе и один раз в Пезаро. Мне довелось услышать трех Изабелл, двух в МАМТе – Елену Максимову и Веронику Вяткину, а также Анну Горячеву на Россиниевском фестивале в Пезаро.

Я хочу поздравить Елену Максимову и МАМТ с тем, что в ноябре-декабре этого года Максимова поет Ольгу в МЕТ. Это очень большое достижение (отставим в сторону разговоры о финансовом кризисе, который докатился и до оперы). Спеть Ольгу в МЕТ – здорово. Также, по информации operabase.com, Максимова готовит партию Леоноры ди Гусман в опере Доницетти «Фаворитка» для театра в Санкт-Галлене (Швейцария).

Для сравнения: по информации с сайта МАМТа, Вероника Вяткина училась в Россиниевской академии (Accademia Rossiniana) в Пезаро. На Россиниевском фестивале в Пезаро исполнила партию Маркизы Мелибеи в опере Дж. Россини «Путешествие в Реймс» (дирижер Альберто Дзедда). Исполнила партию Изабеллы в «Итальянке в Алжире» Россини на сцене Дворца искусств королевы Софии в Валенсии (дирижер Альберто Дзедда).

По моим ощущениям, московские зрители с пониманием относятся к тому, что в репертуарном театре солисты более универсальны, и это может сказаться на точности совпадения голосов и партий (это недавно проявилось в соседней ветке в дискуссии о вердиевских и не совсем вердиевских баритонах :) ). Я тоже с пониманием к этому отношусь. Однако как раз Вяткина имеет редкое и ценное для репертуарного театра свойство – специализацию. Она настоящее колоратурное меццо, и, конечно, Изабелла – это ее партия. И выглядит странным, что из 8 прошедших в конце прошлого и начале этого сезона «Итальянок» Вяткина спела всего 2 спектакля.

Что касается Максимовой, то нужно ей отдать должное – она очень старается и прибавляет в исполнении бельканто вообще и Изабеллы в частности. Мне нравится ее Розина. Однако партия Изабеллы по тесситуре ниже, чем партия Розины. А дальше уже вступают в силу особенности голоса (или индивидуальное восприятие каждого голоса, как угодно). Оставлю без комментариев нижний, да и средний регистр – будем считать, что это вкусовщина. Но кроме этого есть еще и темп. На мой слух, три арии в таком замедленном темпе и таким голосом слушаются слегка утомительно, остается ощущение несколько ученического исполнения (еще одна ассоциация – как будто у кассетного плеера села батарейка). Это сугубо мое субъективное восприятие, возможно, я придираюсь (или завидую исполнительнице или хочу за ее счет самоутвердиться, как обычно в таких случаях говорят). Возможно, в будущем что-то изменится в лучшую сторону. Но пока я это воспринимаю так: терпеливо, с пониманием, но без особого удовольствия.

Максимова с блеском доносит до зрителей образ «развратной медсестры» (это наш семейный мем после «Кози» с Максимовой), но он несколько поверхностный, на мой вкус. Образ, который получается у Вяткиной, мне кажется более глубоким и интересным, ее Изабелла хитрая. А без хитрости непонятно, за счет чего Изабелла «переиграла» Мустафу. И если говорить о пении «здесь и сейчас», приятном для уха, то мой выбор в МАМТе, безусловно, Вяткина. Более того, она понравилась мне по совокупности вокал + образ больше, чем Анна Горячева в Пезаро.

Возвращаясь к МАМТу – все-таки есть определенная разница между Ольгой и Изабеллой, и даже после многих исполнений и тренировок она будет слышна. И есть определенная разница между исполнением партий бельканто с Дзеддой и в театре нестоличного швейцарского города.

Да, и почему-то в так называемом втором составе обе исполнительницы второстепенных женских партий – Эльвиры и Зульмы, на мое ухо, звучат лучше, чем солистки из так называемого первого состава. А Терехова и Дудникова, к моему сожалению, тоже спели всего 2 спектакля 8 восьми. Разумеется, это все по моему субъективному восприятию, наверняка непросвещенному.
Che mai sento!

Оффлайн buffone

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 718
    • Голос публики
Составы, спевшие 29 и 31 октября почти не отличались:

Изабелла: Елена Максимова
Линдор: Максим Миронов
Мустафа: 29.10 - Дмитрий Степанович, 31.10 - Роман Улыбин
Таддео: Евгений Поликанин
Али: Максим Осокин
Эльвира: Евгения Афанасьева
Зульма: Ирина Чистякова

Дирижер: Феликс Коробов

Билеты были куплены заранее-заранее и, честно говоря, я надеялся услышать с Максимом Мироновым разные составы. Хотелось услышать Изабеллу Вероники Вяткиной, Таддео Арсена Согомоняна, Али Михаила Головушкина и, конечно, гарем-тандем Дарья Терехова - Ксения Дудникова. Правда, окончательно огорчиться я не успел - этот состав уже заявлен на спектакль 27 ноября, о котором речь пойдет в свое время.

Оба спектакля были отмечены криками "браво" дирижеру и оркестру на оркестровом поклоне после антракта, что бывает не так часто. Увертюра, исполненная легко и четко, несмотря на широкую палитру вариаций темпа, также оба раза заслужила крики "браво!" и бурные аплодисменты, отчасти заглушившие открывающий хор. Феликс Коробов, проявляющий в спектакле не только профессионализм дирижера, но и талант актера, вел действие с неослабевающим напором, с присущей ему чуткостью к музыкальным красотам произведения и склонностью к бодрым темпам.

Особо хотелось бы отметить, без тени иронии, героические попытки Феликса Павловича собрать ансамбли, и, с сожалением, остановиться на главном минусе спектаклей. Возникло впечатление, что за время летнего перерыва хор прибавил в слаженности, а вот солисты - напротив, забыли как петь в ансамблях. Если не ошибаюсь, в опере три септета и несколько ансамблей "попроще", в которых расслышать что либо в обоих спектаклях было невозможно. Может, дело в чересчур быстрых темпах? Как бы то ни было - "я так не играю"©  Ансамбли в операх Россини - одна из главных фишек. Их знают, их исполнения ждут, и вот так - без отточеных хотя бы до удовлетворительного уровня ансамблей - нельзя давать Россини.

Что касается арий, дуэтов и речитативов, то в этой серии "Алжирок" с Мироновым у меня уже не было оставшегося от премьерного спектакля ощущения явного несоответствия уровней приглашенной звезды и штатных артистов МАМТа. На премьере было слышно и видно, что Максим пел хорошо знакомый материал, с присущей ему балетной грацией совершая прописанные режиссером действия, а для всех, без исключения, штатных солистов театра это была премьера. Теперь расклад поменялся - у всех исполнителей роли накатаны и исполняются без премьерной сдержанности, с необходимым для буффа драйвом. А забавные накладки носили технический характер.

Максим Миронов в первом спектакле заметно  берегся, избегал давать много звука и в "Languir per una bella" дважды полностью накрывался весьма умеренно звучавшим оркестром. Но в любом случае уровень певца несравним с уровнем россиниевских теноров Москвы (знаете по какой причине?:) и хочется поблагодатить тех, кто организовал приглашение Максима Миронова, чье участие в спектаклях делает их экстраординарным событием. Браво!

Елена Максимова - пожалуй, главное приятное впечатление обоих спектаклей. Прежде всего из-за оригинальности созданного ей образа Изабеллы. После Елены в других постановках Изабеллы мне теперь кажутся бесхарактерными и пресноватыми. Вокальное наполнение ее образа идеально соответствует характеру. Некоторая тяжесть при исполнении фиоритур (которой, по-моему, с летних спектаклей стало меньше), тенденция к крупнению и резкость на верхних нотах в ее голосе присутствуют, но это сущие мелочи, не только не критичные для оценки, но даже играющие на образ Изабеллы - девушки не столько хитрой, сколько напористой и не особо скрывающей свое намерение построить всех. Что касается нижних нот, которые раньше частенько отваливались и звучали грубовато, ситуация кардинально улучшилась - впечатляющий по объему нижний регистр Елены звучал вполне управляемо. Оба спектакля были спеты и сыграны одинаково мощно и уверенно - брава!

Да, если сравнивать с постановками, где задействованы певцы и певицы с россиниевской специализацией, то именно в партии Мустафы, на мой взгляд, разница наиболее заметна (не в пользу певцов МАМТа). Но оба поющих в очередь артиста насыщают свои появление на сцене таким артистизмом, что недостатки ровности и стремительности в каватине и "Gia d'insolito ardore" заметны только если отключаться от визуального воплощения (закрыв глаза, например). Дмитрий Степанович на сцене бывает непредсказуем и, к сожалению, иногда столь же непредсказуемо поет, но в наступившем сезоне он радует меня, и уж особенно - в, наверное, самой лучшей своей роли Мустафы. Если Дмитрию Степановичу, как я уже отмечал, Мустафа сразу пришелся впору, то Роман Улыбин в первых двух спектаклях заметно осторожничал в пользу качества вокала, искал свои решения в пластике. Будучи поклонником таланта Романа Улыбина с удовольствием констатирую: теперь в спектакле два полноценных и, что интереснее всего, - разных Мустафы.

Опыт и профессионализм Романа Улыбина спасли ситуацию, когда при исполнении "Gia d'insolito ardore in petto" по какой-то причине слуги не смогли в отведенное время облачить бея в шаровары. В финале арии Роман отодвинул слуг и в одном халате и туфлях вышел на авансцену. Из зала заминка слуг была хорошо заметна, поэтому артиста, сориентировавшегося в ситуации без ущерба для пения, наградили внеплановыми аплодисментами.

Наверное, самая подвижная роль - Таддео оба спектакля была блестяще сыграна Евгением Поликаниным, в прошлом сезоне неожиданно для всех открывшим в этой постановке специфический для опер буффа комический дар. Несмотря на темпераментную буффонаду, живо воспринимаемую публикой, исполнение отмечено культурой и чувством меры, отличающими сценические работы Евгения Алексеевича. Браво!

Али Максима Осокина не вызывает вопросов - насыщенный, выразительный бас и весомая фактура соответствуют "любителю кольев". Недостаточный опыт чувствуется лишь в лишенном лоска исполнении сольного номера - речитатива и арии "Le femmine d'Italia", который более опытный артист превратил бы в момент своего триумфа.

Неразлучную парочку - Эльвиру и Зульму - я затрудняюсь оценивать, поскольку их участие почти полностью сводится к ансамблевому пению. Особенно это касается Зульмы, чья необходимость в сюжете оперы (с точки зрения драматургии) вызывает у меня сомнение - там просто негде играть. Если оценивать без привязки к спектаклю, то на мой вкус у Евгении Афанасьевой в партии Эльвиры голос звучит слишком резко. Но в сочетании с запоминающимся пластическим решением "женщины на грани нервного срыва" такая манера пения гармонично вписывается в роль.

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 364
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
И снова с некоторым опозданием – но все же хочу высказаться об «Итальянке в Алжире» в МАМТе (в силу объемных цитат мнение не поместится в один пост, извините, но без цитат в данном случае не обойтись). Это мнение может показаться излишне недобрым, потому что в Москве есть немало постановок, куда больше заслуживающих критики, прежде всего, новомодные спектакли в Большом театре и Новой опере (Черняков, Серебренников, Александров). Поэтому сразу скажу: те постановки заслуживают не просто критики, а замены на что-то более достойное. А вот «Итальянку» можно и нужно всего лишь покритиковать.

Признаюсь, что первоначальное не очень позитивное впечатление от московской Итальянки несколько улучшилось после того, как я посмотрела «Итальянку» на россиниевском фестивале в Пезаро (та постановка мне тоже не очень понравилась :) ). С другой стороны, в этом году я видела работы хороших европейских оперных режиссеров – Пицци («Сомнамбула», Большой театр), Поннеля («Случай делает вором», Teatro Rossini, ROF). Добавлю в этот список и «Итальянку в Алжире» Дарио Фо (тоже россиниевский фестиваль, 2006 год, спектакль выпущен на DVD). В общем, есть с чем сравнить с «обеих сторон». Но для того, чтобы писать добрые рецензии, есть официальные критики – они свое дело сделали. А я хочу написать о том, что мне в этой «Итальянке» не понравилось.

Начнем с хорошего. Очень хорошо, что «Итальянка» в МАМТе дает относительно классическую картинку. Мустафа в ней не выезжает на тракторе, а Линдор не вылезает из холодильника. Нет порно и чернухи, действие не перенесено на атомную станцию, действующие лица не превращены в вампиров, и так далее. Очевидного глумления над оперным жанром вроде бы нет. Мне кажется, что в МАМТе присматривают за приглашенными режиссерами и не позволяют им делать откровенных глупостей (можно сравнить, например, постановки Жагарса в НО и в МАМТе).

Что придумали режиссер Писарев и художник Марголин? Вот тут сам Писарев рассказывал о своих решениях http://izvestia.ru/news/551290 : «Обозначив спектакль как условную дизайнерскую игру (на сцене нет никаких минаретов и кораблей), мы придумали с художником Зиновием Марголиным, что это будет шахматная партия, которую разыгрывают мужчины и женщины. Мужчины здесь – представители Востока, женщины – Запада. С одной стороны, это серьезное противостояние, с другой – игра...  Я придумывал артистам способ существования. Работал не как интерпретатор действия, а как стилизатор… Скорее по Мейерхольду или даже по Таирову. Внешняя форма здесь важнее».

Понимаете, шахматы у меня ассоциируются с интеллектом, с мыслью, а мысли в этой постановке, где наиболее заметна работа именно хореографа и художника по костюмам, мне очень и очень не хватает. Писарев говорит, что внешняя форма важнее, но что она собой представляет в этом спектакле? Шахматные фигуры и персонажи. И здесь мне не хватает идеи, продуманности и логичности решения. Что я понимаю под такой идеей? Например, недавно по Меццо показывали «Любовный напиток» с Ольгой Перетятько. Идея сценического решения – что все действующие лица лилипуты, и действие происходит рядом с огромным колесом трактора. Вроде бы очень просто – но очень забавная и проработанная во всех деталях задумка и удачное воплощение ее в жизнь, интересно было смотреть и рассматривать! В МАМТовском «Севильском» удачная совместная идея режиссера Тителя и художника Арефьева – перенос в Италию (об этом я писала в соответствующей теме). В «Лючии» за идею сошел на редкость логичный для оперы литературный сюжет, режиссеру и художнику по костюмам оставалось только не испортить своим вмешательством этот материал – что им и удалось сделать, не испортили. Мне очень понравилась «Золушка» театра «Зазеркалье». Ну и, конечно, «Итальянка» Дарио Фо – столько фантазии, примененной со вкусом, при вполне классическом оформлении.

В принципе, неплохая идея лежит и в основе «Любовного напитка» Александрова в НО – сопоставление «старой» костюмной оперы и новой «джинсовой», вот только как эта идея реализована... Мое неофитское впечатление от этой постановки – первый раз смотрела, очень весело, всё и вся движется, я смеялась весь спектакль. После тяжелого рабочего дня – самое то, «чисто поржать», расслабиться. Второй раз – почему-то так весело уже не было, все-таки примитивный юмор рассчитан на один раз. А теперь я сильно подумаю, прежде чем идти, потому что с ростом моего понимания оперного искусства подобные постановки мне совсем перестали нравиться.

Еще хочу выйти немного за рамки оперного театра и сообщить, что мое стремление ходить в драмтеатры натолкнулось на воззрения современных режиссеров. Особенно меня огорчили неуместные комические вставки в пьесы Чехова, которого современные режиссеры считают скучным. Вернее, они сами так не считают – но так оценивают уровень зрителя. Всегда очень интересно читать мнения режиссеров – о себе и о публике. Себя режиссеры считают большими интеллектуалами и, возможно, даже ими являются. Но к публике относятся довольно цинично. Вот что сам Писарев говорит о своем восприятии аудитории театров http://www.mk.ru/culture/interview/2013/04/04/836634-teatr-im-pushkina-zakroetsya-cherez-god.html:

«– А зритель?
– Слишком умный должен немножко расслабиться и поглупеть, это бывает полезно. А тех, кто привык театр воспринимать как развлечение, – заставить задуматься вдруг о чем-то... я – за случайного зрителя. Кстати, не очень люблю такую т.н. «театральную публику». И став директором, стал не любить ее вдвойне: театральная публика (та самая, которую мы любим, которая всегда расскажет что-то умное и интересное) привыкла за долгие годы ходить в театр исключительно бесплатно. А та публика, которую мы как бы не любим, и какая-то она «недостойная нас», «не понимающая тонких задумок», – она, тем не менее, приносит деньги, и театр на них существует...»

Вернемся к «Итальянке». Интересно ли ее смотреть? Сумел ли режиссер что-то придумать? В «картинке» я вижу большое количество заимствований из многих ранее вышедших постановок, в несколько упрощенном виде. И никакой «добавленной стоимости». Сценарий этой «Итальянки» – «два притопа, три прихлопа», плюс раздевания/переодевания и игра на том, что мужчина хочет овладеть женщиной. Это скорее набор клипов с несколько сниженным юмором. Особенно, когда Изабелла поет мою любимую и сложнейшую арию Per lui chi adoro, а в это время Мустафа снимает шаровары, и зал ржет. Впечатление от прекрасной арии убивается. Плюс очевидные помехи для пения, особенно когда Мустафа поет сложнейшую арию – а его растирают полотенцем. Я вообще не представляю, как при этом певцам удается удерживать дыхание. Про помехи во время пения ансамблей напишу ниже.

По моим ощущениям, режиссер Писарев отсмотрел разные диски, ознакомился с жанром комической оперы и представил нам результат ознакомления. Жалко, что он оперу не знает и по-настоящему не любит, это заметно. И аудиторию оперных спектаклей он не знает. Писарев ставил в расчете аудиторию, которая сегодня в кино, завтра на оперу, а послезавтра в парк Горького. Такая публика, придя в МАМТ, удивится, что бывают такие ансамбли на много голосов, а солисты еще и пляшут и слегка раздеваются – круто! Вот уровень, на который рассчитана эта постановка, при этом, по-моему, Писарев оценивает культурную развитость московской публики ниже, чем она есть на самом деле. Ну а операманы, измученные режоперой, вынуждены хвалить и такую постановку – потому что видали и похуже и в немалом количестве. Мне понравились выражения, употребленные в одной из дискуссий по поводу этой постановки Писарева: «бульварная опера», комикс. Глумления над жанром еще нет, а неуважение – уже есть.

Меня все это огорчает, потому что речь идет о блестящей опере великого итальянского композитора Джоакино Россини, и композитор, и его слушатели заслуживают более уважительного отношения, знания предмета. Это опера, а не дешевая антрепризная пьеска и не мюзикл. Оперу надо знать и любить, если за берешься за постановку, извините за пафос.

Кроме того, Писарев сам про себя говорит следующее: «Но не могу не отметить и некоторой ущербности драматических режиссеров в музыкальном театре: безусловно, чтобы ставить оперу, хорошо бы и клавир читать, и музыкальное образование иметь. Пока у меня понимание музыки происходит только на интуитивном уровне, к сожалению». http://izvestia.ru/news/551290  Действительно, «к сожалению». По-моему, если Россини слушать просто так, без «картинки», и то настроение повышается. Он большой оптимист и выдумщик, в его музыке уже заложен юмор. А здесь постановщики как-то слишком навязчиво заботились, чтобы зритель не заскучал (ну да, зритель-то человек случайный...). Это вкусовщина – по, по-моему, костюмы слишком пестрые (мои глаза отдыхают на черном в белую крапинку костюме Таддео) и не очень продуманные, слишком много мельтешения, навязчивый не слишком умный юмор, и мало мысли. И этот набор клипов кончается ничем, на пустой сцене солисты просто перестают петь и разбегаются.

В принципе, я в оперу хожу на композиторов и на составы, слушать музыку и пение и наслаждаться актерской игрой, а не на декорации смотреть. Поэтому мне в общем-то всё равно, можно и совсем без декораций, как в концертных исполнениях или как в моей любимой «Лючии». Но я случайно заметила, что художник Зиновий Марголин одновременно работал над тремя постановками – «Итальянкой» в МАМТе, «Князем Игорем» в Большом театре и над «Русалкой» в Мариинском театре http://www.mariinsky.ru/playbill/playbill/2013/5/25/3_2000/. Премьеры всех трех спектаклей прошли в мае-июне этого года. Не знаю, что в Мариинке, но в обоих московских театрах получился минимализм. Сцена в конце «Итальянки» напоминает комнату жены отца Федора из гайдаевского фильма – все распродала. Так и напрашивается вопрос, Марголин единственный в стране театральный художник? Сам Писарев был во время подготовки «Итальянки» занят подготовкой к реконструкции своего театра (об этом он тоже говорит в одном из интервью). Мне кажется, и Писарев, и Марголин маловато времени уделили «Итальянке», мало над ней подумали, незаслуженно мало. Решили, что и так сойдет?.. Жаль.
продолжение в следующем посте
« Последнее редактирование: Ноябрь 18, 2013, 23:03:34 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 364
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Как режиссер поработал над образами? Я всех солистов и солисток, занятых в «Итальянке», видела в других спектаклях МАМТа и, по-моему, каждый и в этой постановке выдает то, на что способен сам по себе, и особых заслуг режиссера я здесь не замечаю. А вот образ Линдора совершенно ни о чем, пустой. Я очень хотела, чтобы в московскую «Итальянку» позвали именно Максима Миронова, но в этой постановке он мне актерски нравится меньше, чем в других, и я думаю, что это следствие поставленных режиссером задач. Вернее, не поставленных. Плюс Миронов сменил имидж... Мне Максим Миронов больше нравится вот таким http://www.youtube.com/watch?v=Gfo0c7n_Cok

Зато с тех пор его голос чуть-чуть окреп, и мне по звучанию голос Миронова нравится больше, чем на этом видео, и я очень рада, что его регулярно приглашают в московскую «Итальянку».

Теперь о дирижере. Идея с более поздним выходом мне не нравится тем, что вежливые зрители ему аплодируют во время увертюры. Уважаемый Е.С. Цодоков считает, что это «постановочная шутка на грани фола – появление дирижера за пультом уже после первых аккордов». Эта шутка нова только для тех, кто смотрит оперный спектакль вообще впервые в жизни. И, по-моему, она все-таки за гранью фола. Здесь хочу вспомнить Вольфа Горелика – он вообще не любил аплодисментов, он считал, что они мешают музыке, в том числе перед вторым действием оперы. Ну а тем более аплодисменты поперек увертюры, которые задуманы самими постановщиками!.. И измененные темпы в увертюре мне тоже не очень нравятся... И то, что Феликс Коробов участвует в действии, прерывая поцелуй Изабеллы и Линдора во втором действии. Кстати, в пезарской «Итальянке» 2013 года Изабелла и Линдор тоже целовались, причем не один раз, но дирижер при этом смотрел в ноты и никак не реагировал, занимался строго своим делом – и, вынуждена признать, со своим делом справлялся лучше.

Теперь о печальном – о судьбе ансамблей. Вот что пишет Е.С. Цодоков: «Более критичными оказались темповые излишества в ряде ансамблей, которые могли привести к катастрофе... но, к счастью, не привели. Так, знаменитая звукоподражательная стретта чуть было не пошла вразнос, но вовремя была спасена совместными усилиями дирижера и солистов, «войдя в берега». Но повторю, общей элегантной колористической гаммы эти отдельные «жирные» мазки и кляксы не нарушили. Да и не надо забывать – премьерное волнение, все-таки!» http://operanews.ru/13060207.html

Или, как написали в другой рецензии: «на втором премьерном показе крещендо в эффектном Септете из четвертой картины, где в головах героев звон колокольчика перемешивается с пушечной канонадой, певцы категорически не успевали за оркестром, усиливая комичность ситуации». http://stanmus.ru/press/497

К сожалению, прошло уже 8 спектаклей, а «премьерное волнение» сказывается до сих пор. Ансамбли до сих пор больше напоминают скАчки, где оркестр стремится успеть за солистами, а солисты за оркестром – в таком темпе трудно разобрать, кто за кем не успевает. В Пезаро я была на первом показе «Итальянки», и там все прозвучало очень слаженно с первой попытки... Мне кажется, Коробову Россини не очень близок... Но если уж он дирижирует его оперой, может быть, стоит съездить на стажировку в Пезаро? В этом году оперой «Случай делает вором» дирижировала И-Чен Лин из Тайваня, и у нее получилось вполне в стиле, да и испанец Хосе Рамон Энсинар удачно продирижировал «Итальянкой».

В общем, есть ощущение, что наш дирижер Коробов увлекся актерствованием и немного позабыл о непосредственной работе. В «Итальянке» он и певцов глушит, в своем стиле... Правда, было бы несправедливым не похвалить Коробова за то, что 31 октября оркестр играл ТИХО (если кто-то, читая эти строки, не верит, поверьте: это было ТИХО!). Я тоже ушам своим не поверила и переспрашивала у других меломанов. Может, и с ансамблями в следующий раз получится почетче? Ведь не обязательно задавать такие быстрые темпы! Не подумайте, что я даю советы маэстро, Боже упаси – но просто обидно слушать эту великую музыку с такими очевидными огрехами.

Здесь же вновь упомяну Писарева. Сравните, при каком сценическом движении поются ансамбли в конце первого акта «Севильского» в постановке Тителя. Артисты стоят и поют, а в «Итальянке», во время пития кофе, они пляшут в буквальном смысле слова (ну а как же иначе, ведь без этого средний зритель не будет смеяться...), стараясь при этом одновременно успеть за бешеными темпами Коробова и переорать громкий оркестр. В пезарской «Итальянке» в том же месте солисты стоят на месте и пьют кофе, внимательно глядя на дирижера, это ближе к решению Тителя в концовке первого акта «Севильского». Как думаете, в какой опере Россини в МАМТе ансамбли звучат четче?.. А солисты-то практически одни и те же заняты, что в «Севильском», что в «Итальянке», только в «Севильском» дирижер и режиссер другие.

Теперь о солистах. Будучи неофитом, я с большим вниманием отношусь к разным мнениям, особенно к рецензиям маститых критиков. Кто, как не они, задают точки отсчета для начинающих меломанов. Конечно, Е.С.Цодоков – среди самых уважаемых критиков. Прошу прощения за длинные цитаты, но без них не обойтись. Вот что Цодоков написал про премьеру «Итальянки в Алжире» 28 мая 2013 года: «На своем месте оказался и Дмитрий Степанович (Мустафа). Склонный, зачастую, к преувеличениям и ложной многозначительности, певец полностью вписался в музыкальный ансамбль и режиссерскую концепцию, почти нигде не переходя за допустимую грань вкуса – исключение составили не очень внятные вариации в арии *Gia d'insolito ardore nel petto.* И с большими техническими сложностями своей подвижной партии он в целом справился. А уж голосом и артистизмом Степанович никогда не был обделен». http://operanews.ru/13060207.html

А вот что Е.С. Цодоков написал про исполнение партии Амины в опере Беллини «Сомнамбула» Венерой Гимадиевой 14 июля 2013 года: «Голос у Венеры Гимадиевой прекрасный, более того, в нем ощущается большой потенциал. Он по своим природным свойствам, чистоте, красоте звуковой эмиссии превосходит нынешнее состояние голосового аппарата Лоры Клейкомб, о которой я подробно писал в своей рецензии на премьеру. Однако ж, этого оказалось недостаточно, чтобы художественное впечатление от исполнения именно этой партии у нашей певицы было столь же впечатляющим, как у американки. Причем, что показательно – технические несовершенства Клейкомб, ощутимые проблемы с преодолением сложностей хотя и были заметны, но не раздражали, чего нельзя сказать о Гимадиевой. Полагаю, что причины тут в следующем: Клейкомб филигранно владеет интонационным мастерством, все ноты извлекаемые ею точны звуковысотно и по фокусировке, их тембровые характеристики при всех специфических добавках отличаются теплотой и искренностью, певческая агогика безупречна. По этим качествам Гимадиева пока уступает ей, что возможно связано с недостатком опыта. Всё вместе взятое в итоге и аккумулируется в понятии стиль. Тайны стиля бельканто пока Гимадиевой не разгаданы. Вот и "вылезают" на первый план неточности интонирования, подчас переходящие в фальшь, "подъезды" и излишние "атаки" к нотам, небрежность в окончаниях отдельных фраз. Всё, казалось бы, по мелочи и в каждом отдельном случае не криминально, но при отсутствии компенсации со стороны стилистической целостности и выверенности образа бросается в глаза.

Да, трудный "орешек" партия Амины – вроде бы и не слишком высокая по тесситуре в большинстве своем, но здесь как раз нужен особый стиль – это не по верхам порхать, срывая аплодисменты. А верхний ми-бемоль у Гимадиевой как раз звучит уверенно…» http://operanews.ru/13080410.html

Конечно, я не могу спорить с уважаемым Е.С. Цодоковым, потому что его стаж специалиста по оперному искусству больше, чем мне лет. Если прочитать эти две рецензии, выходит, что Дмитрий Степанович поет Мустафу (и, наверное, шире – в операх бельканто и вообще в операх) лучше, чем Венера Гимадиева поет Амину? Получается так.

А вот что пишет Александр Курмачёв, описывая впечатления от исполнения Дмитрием Степановичем партии Раймондо в опере Доницетти «Лючия ди Ламмермур»: «Обертоновое богатство роскошного баса Дмитрия Степановича, выступившего сегодня в партии Раймондо, играет с певцом злую шутку: голос настолько мощен, красив и гибок, что порой создаётся ощущение, будто Степанович, не знает, куда этот голос девать. Он и зевает, и квакает, и рычит, и гремит, и даже передразнивает Лючию в своём рассказе о её помешательстве и кровавой развязке первой брачной ночи своей воспитанницы; порой звук у певца гуляет по резонаторам, как ветер в преисподней, но всё равно, как это ни странно, получается красиво. Этот сумасшедший эффект, возможно, имеет, с точки зрения профессиональных вокалистов, какое-то разумное объяснение, но мне представляется своеобразным эстетическим шарлатанством: ты слышишь массу технических огрехов, но вместе с тем наслаждаешься красотой и харизматической яркостью именно такого исполнения». http://belcanto.ru/12072101.html

Речь в рецензии Курмачёва шла о первом спектакле Нажмиддина Мавлянова в партии Эдгардо, и вот что Schwarzenstein писал про выступление Степановича в этой «Лючии» https://www.classicalforum.ru/index.php/topic,5260.msg89809.html#msg89809

Возвращаясь к тому, как Степанович поет Мустафу... Мне запомнилось, в частности, как в дуэте с Линдором (LINDORO Chiome... MUSTAFÀ Nere. LINDORO Guance... MUSTAFÀ Belle) Степанович делал явный акцент на слове Belle – в этом месте он будто рычал или ревел, не знаю, как это точнее описать. В принципе, он в таком же стиле произносит слова «Il Conte» в диалоге с Бартоло в «Севильском». Его исполнение «Gia d'insolito ardore nel petto» мне тоже запомнилось, не знаю, как это описать словами. Это лучше продемонстрируют профессионалы.
продолжение в следующем посте
« Последнее редактирование: Ноябрь 18, 2013, 23:05:44 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 14 364
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Вот тут приблизительно на 85-й минуте передачи «Большая опера» Ильдар Абдразаков, обращая внимание одного из конкурсантов на технические ошибки, показывает голосом, что такое подъезд к нотам, и называет это «завыванием» http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20930/episode_id/668819/video_id/668819
Для манеры Степановича такие подъезды, в просторечьи именуемые завываниями, типичны, к сожалению.

Passer-by вот здесь написала очень точные слова http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,3803.msg120069.html#msg120069: «я для себя «практикующих» певцов делю на две категории: тех, кому я доверяю и кто не заставит меня нервничать и раздражаться, и тех, чье пение и существование на сцене вызывает у меня какое-то чувство неловкости».

Я полностью соглашусь! Мы здесь часто говорим о необходимости уважительно и снисходительно относиться к певцам. И это абсолютно правильно. Например, я с уважением отношусь к Владимиру Свистову, я знаю, что он раньше пел Бартоло и многие другие ведущие партии в МАМТе. Поэтому для меня он в «Севильском» не просто «человек, который ест макароны», а заслуженный артист РФ Владимир Свистов. Но снисходительность зависит от доверия. Если я верю, что артист старается выступить как можно лучше (а я в этом плане доверяю 99,9% певцов) – то я буду ему/ей сопереживать, если он/она болеет, не в голосе, если что-то не получается или если приходится петь не свою партию. Вот в той же «Итальянке» – я раньше в этой ветке писала, что мне значительно больше нравится Изабелла Вяткиной, но когда я слушаю в этой партии Елену Максимову, то утешаю себя мыслью, что она очень старается.

Но со Степановичем другой случай. Кому многое дано – с того много спросится. У Степановича мощный красивый бас, он в расцвете сил, он очень одарен музыкально – пишет музыку, играет на фортепиано. Но его пение... Скажем, если предположить, что он еще находится в процессе освоения тайн академического вокала... Но само такое предположение выглядит странно, ведь он более 15 лет в МАМТе... И ведь Дмитрий Ульянов и Денис Макаров примерно того же возраста, что и Степанович, но они поют совсем иначе... Рискну предположить, что Степанович как будто наносит «пощечину общественному вкусу»...

В общем, я не нахожу для себя объяснений, почему нужно снисходительно относиться к Степановичу – и я просто не могу это слушать, меня его пение коробит, мне кажется, оно вне оперного жанра. И я стараюсь его выступления пропускать, хотя бы в крупных партиях. И если в «Севильском» я еще могу потерпеть такого Базилио ради Согомоняна-Фигаро, обеих Розин, обоих Бартоло и самой постановки – то воспринимать Степановича в «Итальянке», в которой он к тому же смотрится как родной (ведь, по словам того же Е.С. Цодокова, «певец полностью вписался в музыкальный ансамбль и режиссерскую концепцию») – это уже выше моих сил. Потому что мне тогда и постановка совсем перестает нравиться. Я даже выступления моего любимого тенора Миронова пропускаю, когда в составе Степанович.

И правда, очень многие отзывы, и официальных критиков, и зрителей содержат мнение, что, хотя Степанович часто переигрывает, не знает чувства меры, но именно в этой постановке «Итальянки в Алжире» эта его манера очень к месту. Трудно спорить со столь массовым впечатлением. Хочу поздравить постановщиков «Итальянки» в МАМТе с большим успехом – их постановка удачно походит к манере игры Дмитрия Степановича! Правда, все остальные артисты, счастью, заметно интеллектуальнее постановки.

Какие типовые приемы использует Степанович, создавая свои образы? Утрированные жесты и мимика, размахивание руками, прыжки по сцене большими шагами. Я долго думала, что мне это напоминает... и поняла: так играли актеры в немом кино! Не имея возможности выразить эмоции словами, они были вынуждены играть в манере, которая по современным меркам выглядит неестественно и смешно.

То, что может казаться ярким, необычным и забавным в Базилио, выглядит странновато, когда Степанович-Анджелотти тоже бегает по сцене большими шагами и озирается, выпучив (извините, не нашла более мягкого слова, если кто подскажет – заменю) глаза. Может быть, так и надо, я не знаю... Беда в том, что и Раймондо-Степанович тоже утрированно размахивает руками и плащом и делает странное лицо. И вместо того, чтобы представать перед зрителями в образе утешителя Лючии, вызывает смех, а если добавить сюда его пение, то и все впечатление от этой прекрасной оперы и удачной постановки ломается.

Я не вижу большой разницы между Базилио, Мустафой, Раймондо, Анджелотти и другими в исполнении Степановича. Они, конечно, очень яркие и бросаются в глаза. Но, к сожалению, они все упрощенные и одинаковые. Этим и объясняется тот факт, что Мустафа Степановича, в отличие от Мустафы Улыбина, «вырисовался» в первом же спектакле. У Степановича образ один на все роли, его хоть сейчас поставь на новую роль – образ уже готов, отработан и ярок.

Звучат мнения, что Степанович непредсказуем. Не соглашусь. В принципе, любой артист предсказуем, у каждого есть своя индивидуальная манера, которая характеризуется количеством и разнообразием творческих приемов, умением их применять и уместностью выбора тех или иных приемов. На основе всего увиденного в исполнении Степановича я могу предсказать, как он спел и сыграл бы, скажем, Гремина (удивительно, как при таком количестве и разнообразии исполняемых в МАМТе партий Степанович еще не поет Гремина). Его Гремин вышел бы на сцену большими шагами и озирался. Подал бы руку Онегину размашистым жестом и еще погоготал бы при этом. И неверно интонируя и подъезжая к нотам, спел бы и эту великую арию, а в конце добавил бы вместо нижней «соль бемоль» вставную верхнюю, на одну, две, три октавы выше – в зависимости от настроения в этот день. И непременно нашлись бы и критики, и прочие почитатели, которые признали бы такое исполнение гениальным, новым словом в оперном искусстве. Как в свое время Шаляпин первым спел Гремина не сидя в кресле, а расхаживая по сцене. Ну а что?..

Тут я хочу сделать отступление и вспомнить, что Степанович пел в МАМТе в последнее время следующие премьеры – «Лючия ди Ламмермур», «Сказки Гофмана», «Севильский цирюльник» (мнения о премьере есть в начале соответствующей ветки https://www.classicalforum.ru/index.php/topic,3803.0.html), «Итальянка в Алжире». В первых двух перечисленных постановках, по мнению руководства театра (я это компетентное мнение, разумеется, ни в коем случае не оспариваю и даже не обсуждаю, а лишь констатирую факт), Дмитрий Степанович оказывался лучшим кандидатом на участие в первом спектакле, чем Дмитрий Ульянов, имеющий успешную международную карьеру. Из той же пары исполнителей, что и в «Итальянке», в случае со «Сном в летнюю ночь», из 12 спектаклей Роман Улыбин пел 9, в том числе премьеру, а Степанович 3, выбирали британские постановщики (оговорюсь – ничего «такого» в постановке не было, она лишь довольно трудна для восприятия в силу наложения нескольких смысловых слоев, плюс сложная музыка Бриттена; а задача Степановича и Улыбина состояла в том, чтобы сыграть почти немую драматическую роль).

Информация - с сайта МАМТа, а кто что когда пел, можно посмотреть, заменяя цифры в ссылке http://stanmus.ru/schedule/2013-11 на нужный месяц и год и смотреть афишу и составы.

Впрочем, если во всех перечисленных выше операх, идущих сейчас, то есть в «Лючии», «Сказках», «Севильском», «Итальянке», басы поют по очереди, можно выбирать, то есть и более грустный для зрителей пример. Сначала предыстория. Для многих стал настоящей сенсацией Таддео в исполнении Евгения Поликанина. Для меня тоже. Как я в первый раз услышала в его исполнении первую фразу персонажа Misericordia...Aiuto...Compassione... Io son... – пришла в восторг. В одной этой фразе уже прозвучал образ Таддео, и дальше мое восторженное впечатление только дополнялось великолепной работой артиста. Честное слово, в Пезаро Таддео был на порядок слабее и бледнее.

Откровенно говоря, именно Таддео Поликанина стал первой его большой ролью, которую я увидела (в «Травиате» я его пока не застала, как ни удивительно, а на «Тоску» на тот момент еще не сходила). После такого Таддео я даже пошла на нелюбимого Пуччини, чтобы послушать Поликанина-Скарпиа. Поразительно мало Поликанин занят в спектаклях и постановках театра – а ведь высочайшего класса артист, великолепный Мастер!

Зато на youtube немало записей. Я посмотрела многие из них, в частности, там выложены два фрагмента давней постановки МАМТа «Эрнани» с участием Поликанина. Кроме того, я нашла вот эту запись:

http://www.youtube.com/watch?v=Btr1066dDNY – Евгений Алексеевич Поликанин поет романс Демона из оперы Рубинштейна на генеральной репетиции. Премьеру пел Степанович, а, как известно, премьеру поют те, кого театр считает самым достойным, а самых достойных, наверное (это мое предположение), ставят в пример. Насколько я знаю, в спектакле Поликанин ни разу Демона не пел и сейчас не поет. Ну хотя бы на youtube можно послушать, и то хорошо! А насколько эта партия, предназначенная для баритона, подходит басу Степановичу, и может ли он ее допеть нормальным голосом, без хрипа – каждый может пойти на спектакль и послушать сам.

Заканчиваю свою графоманию. В общем, мне кажется, что если бы «Итальянку» ставил Титель, она была бы более интеллектуальной и стильной. Это если сравнивать с «Севильским» и особенно с «Богемой» Тителя, которую я впервые посмотрела 10 ноября и которая мне очень понравилась. Правда, и у Тителя бывают неудачи, к которым я бы отнесла «Травиату» (и будь здесь соответствующая ветка, было бы что в ней обсудить). Однако как на «Травиату» меломаны ходят не смотреть на колонны с надписью Sale и на стриптиз, а слушать певцов, так и с этой «Итальянкой». :)

Я понимаю, что «Итальянка» многим понравилась, потому что это не есть откровенная режопера, но а мне – не очень. Все-таки иногда нужно оценивать с позиций не «бывает и хуже», а «могло быть и лучше». Разные точки зрения – это нормально, да и на «Одолжите тенора» Писарева тоже совершенно разные отзывы http://www.teatr.ru/Repertoire/Comments.aspx?perf=13662&rep=0

И на пезарскую «Алжирку»: Ирина Сорокина постановку 2013 года хвалит http://operanews.ru/13092907.html, а Игорь Корябин ругает http://www.belcanto.ru/13110901.html.
« Последнее редактирование: Ноябрь 19, 2013, 00:21:31 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
О-ооо, дорогая Papataci!
Ваш писательский талант развернулся во всю ширь :))
И такие подробности наблюдений - будет что почитать нашим посетителям.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Passer-by

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 431
Я не вижу большой разницы между Базилио, Мустафой, Раймондо, Анджелотти и другими в исполнении Степановича. Они, конечно, очень яркие и бросаются в глаза. Но, к сожалению, они все упрощенные и одинаковые. Этим и объясняется тот факт, что Мустафа Степановича, в отличие от Мустафы Улыбина, «вырисовался» в первом же спектакле. У Степановича образ один на все роли, его хоть сейчас поставь на новую роль – образ уже готов, отработан и ярок.
Вот тут я с Вами поспорю. Есть в его репертуаре один образ, стоящий особняком. Это когда он в «Демоне» изображает Шаляпина, поющего Демона, старательно копируя все особенности пения Федора Ивановича и утрируя их настолько, что спектакль превращается в фарс.  Написала и подумала: получается, Вы правы – все опять свелось к буффонаде. :-\

Оффлайн Schwarzenstein

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 497
Напрасно Вы называете все это графоманией, уважаемая Papataci! Графомания – это занятие исключительно для своего удовольствия. А тут я вижу за всем этим весьма конкретную цель, к которой Вы очень настойчиво и планомерно стремитесь, действуя по принципу «капля камень точит». Мне очень приятно, что Вы нашли себя и, так сказать, вошли во вкус. Я, конечно, понимаю, что Вам не нравится постановка оперы «Итальянка в Алжире», сделанная Писаревым, и некоторые артисты МАМТ СНД.  Особенно один из них. И, видимо, Вы считаете, что чем чаще и пространнее Вы будете нам рассказывать о своих антипатиях (а также о симпатиях к другим, безусловно, весьма достойным артистам), тем больше людей на форуме Вам удастся убедить в правильности Вашего мнения, а там, возможно, и в театре «внимут гласу народа» и там наступят желательные для Вас перемены. Однако я нахожу Вашу тактику постоянного сравнения одних исполнителей с другими в одних и тех же партиях (с предсказуемыми выводами) некорректной, так как прямое и явно предвзятое противопоставление не способствует здоровому соперничеству, а лишь сеет рознь  и взаимную неприязнь в и без того сложном театральном коллективе. Да, мне тоже не нравится, как некоторые певцы поют отдельные партии, а другие, напротив, нравятся, но я стараюсь ограничиваться впечатлениями и не считаю себя вправе навязывать кому-либо свое мнение по нескольку раз в день с упорством, достойным лучшего применения. Честное слово, это становится довольно-таки однообразным.
Извините за лирическое отступление. Возвращаюсь к теме потока. Постановку «Итальянки» Писарева считаю бесспорной удачей театра, причем, со всех сторон. Партия и роль Мустафы – безусловно, одна из лучших в репертуаре ведущего баса театра Дмитрия Степановича, который исполняет на сцене МАМТ СНД двадцать три партии. И, по моему мнению, является совершенно неотъемлемой частью этого театра.

Helene

  • Гость
Уважаемые господа любители КРУПНЫХ форм ( литературных), просьба к вам от нас, читателей. Разделяйте, пожалуйста, ваши  большие-пребольшие тексты на абзацы и отделяйте их друг от друга горизонтальными промежутками, пробелами, как это делает г-н buffone. А имена артистов выделяйте жирным шрифтом и  первые строки арий, по которым мы их называем, курсивом - опять же по примеру г-на  buffone.  :) А иначе такие большие тексты неудобно читать, т.к. их ведь ещё и прокручивать приходится...(((