Автор Тема: "Поэты исполнительского мастерства" - знатоки красот технологии  (Прочитано 8089 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Импульсом для данной темы послужил интересный вопрос "со стороны" – как может сочетаться проявление высшей исполнительской виртуозности (взятой в техническом аспекте) с интеллектуальным спокойствием при её воплощении ? И может ли такое вообще иметь место в реальности ?
Речь не идёт о какой-то КОНКРЕТНОЙ исполнительской профессии, т.к. я поставил вопрос в самом общем виде (он к любой исполнительской специальности имеет отношение), однако речь об этом зашла в другом потоке применительно к исполнительству А.Володося. Поскольку тот поток посвящён не Володосю, я не стал там развивать эту мысль, хотя сие явно требуется ввиду дискуссионности подобной постановки вопроса – в самом деле, такой виртуоз и вдруг "умиротворённый", как же так ?? Подобные заявления, действительно, вызывают вопросы, но если послушать его Шуберта, исполнение которого Володосем я высоко ценю, или медленные части и фрагменты произведений других композиторов, включая даже Листа, особенно ближе к позднему, то мои слова уже не будут выглядеть столь странными, каковыми кажутся на первый взгляд :). С другой стороны, я морально не готов вести поток конкретно о Володосе, поскольку отнюдь не являюсь его преданным и безоглядным поклонником – в его творчестве мне интересно далеко не всё, а только кое-что "избранное". К примеру, большинство его (замечательных в каком-то плане) транскрипций я считаю "фокусами" и погремушками – и в этой сфере он соприкасается с такими мастерами, как Л.Годовский, Григорий Романович Гинзбург, Амлен (Хамелин), Ник.Петров, Вал.Кулешов и мн.др. Всю эту когорту выдающихся пианистов вослед за выдающимися аналитиками я бы именовал следующим образом: "поэты пианистического мастерства". Пожалуй, поток с подобным названием можно было бы открыть, что я и делаю, дабы рассмотреть особенности такого, т.е., в основном, технологического подхода к искусству, когда сама исполнительская ТЕХНОЛОГИЯ становится произведением искусства. Любопытный ракурс, кстати ! Подобные музыканты (отнюдь не только одни лишь пианисты, но и скрипачи, певцы и т.д.) были вечно презираемы нашей отечественной "социологизаторской" критикой ввиду отсутствия в их игре концептуальности и того, что называется "смыслом существования искусства". Т.е. их искусство и исполнительское мастерство являются "вещами в себе", "искусством для искусства", а потому не несут какой-то несвойственной им социальной нагрузки, не призывают "к борьбе" за какие-нибудь там гражданские идеалы, не восславляют героев (явных или воображаемых), не сопровождаются коннотациями, как-то связанными с реальностью, с данностью текущего момента, не несут заряд злободневности и т.п. Иначе говоря, прежде чем рассуждать, что именно в этом искусстве есть, надо бы отметить, чего в нём нет – вот всего этого, т.е. всего вышеперечисленного, в нём как раз и нету ! :)
Недавно я прочитал поразительный отклик на другом форуме:

http://www.forumklassika.ru/showpost.php?p=546335&postcount=88

Автор тамошнего поста рассматривает игру двух пианистов – Г.Соколова и М.-А. Амлена, причём, взят аспект ЧИСТО технологический, и этот человек смотрит на искусство обоих исполнителей через призму идеалов исключительно пианистического (!) совершенства, рассуждая о том, что пианизм такого класса никогда ещё не звучал в КЗЧ и что те, кто поехал в Питер слушать Г.Соколова (в Питере) вместо Амлена (в тот же вечер в Москве), явно, по его мнению, потеряли больше, чем приобрели :))
Разумеется, при таком подходе Г.Соколов неминуемо проиграет (каламбур ! :)) М.-А. Амлену , или, как его с любовью называет пишущий – "Марку Андреичу" :))
А ведь и правда !
Что может преподнести нам Соколов ? Ведь его пианизм технологически явно уступает пианизму Амлена !
Да, но у Соколова при всех его неудачах последнего времени имеется всё же важное качество – его игра концептуальна, т.е. не сводится к любованию пианистическими прелестями и вкусностями. По крайней мере он, несомненно, стремится к этому, т.е. к тому, чтобы его игра ассоциировалась отнюдь не с пианистическими фокусами и "бриллиантностью" подачи, а с теми исходными композиторскими предпосылками, которые, собственно, и вызвали к жизни исполняемые произведения. А это задача гораздо более сложная, нежели просто идеально чисто отыграть концерт – ибо чисто отыграть может и миди-файл на цифровом проигрывателе ! А от живого играющего человека хочется дождаться чего-то иного, нежели просто "чистой" игры, не так ли ? От Марк Андреича чего-то иного дождаться едва ли реально !
Да, Г.Соколов в последнее время, подобно оперным режиссёрам, перемудрил с "концептуальностью" (я даже как-то раз обозвал подобное явление "концепционщиной"): он вдруг принялся нагружать исполняемые произведения несвойственными им качествами и функциями – к примеру, брал несуразно медленные темпы, привносил стилевые черты одних эпох в произведения других эпох и т.п. – что, собственно, и привело к череде последних провалов если не всех целиком его клавирабендов, то существенных их частей.
Но всё же при всех его странностях, вызываемых, полагаю, современной концертной практикой, да и самой жизнью с её всемирной суетой и неврастенией, я всё же с бОльшим интересом отнесусь к его выступлениям, нежели к самым эффектным трюкам "Марка Андреича" !
Но !
Поток-то данный посвящён как раз плеяде, украшенной именем Марк Андреича, так что далее я хотел бы рассмотреть качества именно ЭТОЙ категории исполнителей.
Тут я хотел бы опять же вспомнить о Володосе, с разговора о котором началась эта тема – вернее, не столько о нём самом, сколько о том, что любое исполнительство не может быть чётко рассортировано по ящичкам утрясшихся классификаций, ибо ни ящички сии не отличаются стабильностью, ни сами исполнители никогда не владеют "дистиллированными" свойствами того или иного исполнительского стиля в такой степени, чтобы можно было однозначно отнести их к той или иной категории. Поэтому я и говорю, что даже такой гигант, как Володось, не может быть упичкан в категорию "искусства для искусства" и "поэтов пианистического мастерства" – к примеру, тот же Шуберт или зрелый Лист в его подаче никак не соответствуют подобному пониманию его исполнительства – но зато можно говорить о том, что В КАКОЙ-ТО ЧАСТИ и в каком-то отношении кое-где он соприкасается с этой исполнительской категорией и в какой-то части своего репертуара он в неё очень хорошо вписывается.
К примеру, в процессе рассуждений об искусстве Гилельса, Рихтера или Микеланджели, трудно было бы представить, чтобы эти столпы мирового пианизма увлеклись бы какими-то пианистическими побрякушками, а в разговоре о Володосе – запросто ! В этом у него есть нечто общее с Горовицем.
Кстати, хорошо сказал о Горовице маститый Д.Рабинович – он писал, что Горовиц, образно говоря, видел ОБЕ стороны исполнительства – и музыкальную "суть", и сверкающую внешним блеском "витрину", т.е. пианистический лоск, и был весьма падок на искуственное увеличение количества эффектных побрякушек даже в серьёзных произведениях.
Выражаясь в традициях соответствующей литературы, можно было бы сказать, что в музыке Горовиц видел не "даму света", а "даму полусвета" – у него даже серьёзные пьесы часто напоминали броско и вульгарно-ярко наряженных "дам полусвета", прислуживающих его склонностям и вкусам.
Но это, так сказать, крайний случай.
« Последнее редактирование: Март 21, 2010, 15:01:18 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
На самом же деле, почему бы исполнительскому мастерству самому по себе не оказывать эстетическое воздействие и почему бы ему самому не быть предметом эстетического наслаждения ? Я имею в виду отнюдь не только самого играющего, но и слушающую его публику. Да, в каком-то смысле это "эстетство", игра "не для всех" и т.п. – но разве где-то записано, что исполнительское мастерство не может быть элитарным и не может иметь свою специфическую аудиторию ? Почему бы и нет ?
Но я никак не закончу свою мысль о "глубинной умиротворённости" игры Володося, дабы удовлетворить интерес тех, кто спрашивает, как такое возможно при его-то виртуозных данных и как же тут можно обойтись без "демонизма" ?
Потому и начал издалека, что на такой вопрос просто так не ответишь, не рассмотрев некоторые стороны творческой индивидуальности Володося, которыми он соприкасается со многими другими своими "коллегами по цеху", в данном случае, с коллегами по "виртуозному цеху". Дело в том, что для внешнего представления виртуозного мастерства даже самой высокой пробы (в механическом плане) не обязательно иметь в душЕ какое-то "бушевание страстей" – скорее, наоборот: чем труднее внешнее механическое выражение, тем более спокойным и сосредоточенным должен быть музыкант во время исполнения. Известно, к примеру, о Годовском – когда он выполнял самые головокружительные свои трюки, он не терял голову и был весьма сосредоточен и необыкновенно спокоен в разительном противоречии с тем пианистическим бушеванием, которое он производил на клавиатуре. Примерно то же самое отмечали многие критики, допустим, тот же Д.Рабинович, применительно к записавшимся на пластинки легендарным виртуозам – что самые спокойные моменты их игры, как ни парадоксально, это и были самые виртуозные моменты ! Т.е. это любопытное качество т.н. "поэтов пианистического мастерства" – они всего спокойнее в самых трудных с виртуозной т.з. моментах: они не рискуют, не "штурмуют небо" и т.п., они РАБОТАЮТ и тщательно выделывают пианистическую ткань !
Но в каком всё же разительном несоответствии находится такой подход с исполнительством, к примеру, Рихтера или того же Горовица в лучших его фонограммах – они-то как раз грудью бросаются на виртуозные барьеры, воспринимая их преодоление как часть выражения музыкальной образности исполняемого, они РИСКУЮТ, они по-настоящему кипятятся, они не "играют в виртуозность", они находятся в её стихии ! Вот это и есть "демонизм" ! Сразу возвращаясь к исполнительству Володося, хочу определённо сказать – в его игре такого риска НЕТ: в самых головоломных моментах он расчётливо-осторожен, он не идёт на поводу у импульсов своей стихийной музыкальности, причём, мне иногда кажется, что он и виртуозные-то штуки играет не столько из интереса к самой виртуозности, сколько из любопытства – получится, не получится ! Он исполняет эффектные пассажи, гремит октавами и т.п. – а я чётко ощущаю, что при всей мощи этих выплесков физической энергии, он внутренне, интеллектуально остаётся абсолютно спокоен. Полное впечатление, что если в этот момент он чем-то и озабочен, то не тем, чтобы продемонстрировать рискованность сего мероприятия как часть музыкального замысла, т.е. выявить риск и отвагу, заложенные в самой музыке, а как раз противоположным – как сохранить контроль и самообладание в качестве гарантов гладкости пианистического выражения.
Это всё же совсем ДРУГОЕ качество – в этом есть гораздо больше от "искусства представления", нежели от искусства переживания. На мой взгляд, Володось - громадный мастер "искусства представления", и вся его виртуозная мощь в этом плане самодовлеюща и не служит каким-то СВЕРХцелям, которые выходили бы за рамки виртуозности, когда она должна была бы быть средством, а не целью.
Я это отчётливо вижу и поэтому многие виртуозные, но вместе с тем серьёзные, концептуальные произведения в его подаче меня зачастую абсолютно не захватывают –  я уверен, что виртуозность в них должна лишь СЛУЖИТЬ выражению чего-то, а не быть самостоятельным предметом восхищения в отрыве от целей применения композитором этой виртуозности. Я абсолютно убеждён, что великий Лист испытывал творческие муки в связи с тем, что пианистические средства выражения, которые он открыл и которыми овладел, многократно превосходили на каком-то этапе его собственные творческие, музыкантские, композиторские возможности – т.е. он овладел техническим арсеналом, для которого ещё не была создана соответствующая музыка :)) А создавать концептуально-ущербные виртуозные погремушки он не желал - к тому моменту он уже вышел на новый уровень понимания музыкального искусства.
В вышеуказанном плане – но далеко не во всяком репертуаре ! – Володось опять же соприкасается всё с той же когортой "поэтов исполнительского мастерства", которой как раз и посвящён данный поток, если говорить о пианистах.
Само собой, что подобное отношение к исполнительской технологии свойственно, разумеется, и скрипичному, и вокальному мастерству – к примеру, россиниевские певцы постоянно склонны "очаровывать пассажами" вразрез с интеллектуальной составляющей той же самой музыки. В данном случае меня гораздо больше поражает готовность публики идти на поводу у виртуозов вокала, восторгаясь не "художественным попаданием", т.е. соответствием, балансом художественной цели и средств её достижения, а именно самой певческой технологией, взятой как самостоятельное искусство. На мой взгляд, публика зачастую даже не отличает одно от другого и готова аплодировать любым эффектным трюкам и гладко спетым партиям, не задумываясь даже, как всё это выглядит в составе целого и применительно к данной музыке и художественному смыслу, заложенному композитором в эту музыку.
Так что, как видим, данный вопрос выходит далеко за рамки пианизма и является универсальной проблемой. В связи с этим вспоминается знаменитое высказывание: искусству всегда угрожали два чудовища – мастер, который не является художником, и художник, который не является мастером.
Это всё правда, но существует, как минимум, ещё один путь – почему бы само мастерство не рассматривать как источник интереса и наслаждения и как объект поклонения ? На мой взгляд, важно лишь не путать одно с другим: т.е. чётко отличать ремесло как средство и ремесло как цель, а также находить должную сферу применения того и другого. Если это отличие провести, то ничего страшного в технологическом гедонизме я лично не усмотрю.
« Последнее редактирование: Апрель 02, 2008, 11:40:57 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Чтобы, как говорится, "почувствовать разницу" между характером исполнительства "поэта пианистического мастерства" и "демонической личности" имеет смысл послушать два исполнения одного и того же произведения представителями этих типажей.
Имеется удобный пример – "Долина Обермана" Листа, исполненная Вал.Кулешовым и Вл.Горовицем.
Самое любопытное в подобном сравнении, пожалуй, вот что.
Дело в том, что Кулешов стал известным широкой публике в т.ч. вследствие того, что он расшифровал и исполнил на конкурсе неопубликованные в нотном виде ф-п транскрипции своего кумира - запись расшифрованных Горовицовых транкрипций с того конкурса (им.Бузони) дошла до ушей самого Горовица и вызвала его живейшую реакцию.
Правда, что-й-то я не припомню, чтобы Горовиц объявлял Кулешова своим "наследником" :) И это станет понятно, если внимательно изучить характер исполнительства Кулешова.
Вообще, в этом есть какой-то парадокс: младший коллега, принадлежащий к абсолютно другому психотипу, да и обладающий другой пианистической конституцией, избрал себе в качестве "кумира" пианиста, на которого он абсолютно не похож – ни идейно, ни пианистически. Но тут-то и возникает вопрос: а что же его привлекло в исполнительстве Горовица ? Что стало предметом его первейшего внимания ? Сегодня, по прошествии многих лет с момента начала широкой известности Кулешова и по результатам изучения его собственного исполнительства можно вполне определённо заявить – Горовиц его интересовал с т.з. исполнительской ТЕХНОЛОГИИ, т.е. с узко-пианистической точки зрения и не более того.
Не только "Долина Обермана", переделанная Горовицем, но и остальные игранные им переложения являются интересным материалом для сравнения, благо Кулешов записал все Горовицовы транскрипции. Я не в курсе, сумел ли он записать "Картинки с выставки" в Горовицовом варианте, в своё время вызвавшие у Кулешова большие проблемы – как мне сказал один из присутствовавших при этом свидетелей, пианист "не смог въехать в богатырские ворота" :))
Услыхав эти слова, я сразу подумал, что в этом есть что-то символическое ………..
Въехал ли он в эти ворота позже или нет, мне неведомо – но такой записи, если она и была сделана, я до сих пор не слышал, да и не горю особо сильным желанием услыхать её. Причина произошедшего, думаю, понятна – нельзя в точности повторить решения пианиста другой пианистической конституции, не надорвавшись при этом морально и физически.
Кстати, если уж вспоминать о том конкурсе им.Бузони, на котором взяли премии Л.Зильберштейн и Вал.Кулешов, то более правильно "наследницей русской школы", к которой принадлежал и Горовиц, было бы назвать именно Лилию, а вовсе не Валерия.
Разительное несходство исполнительских  стилей Кулешова и Горовица проявляется буквально во всём – если послушать транскрипции, то обнаруживается, что черты "скифства", органически присущие Горовицу, "как класс" отсутствуют у Кулешова, в искусстве которого не наблюдаются подобные выразительные средства: имею в виду резкие темповые срывы, моментальные ускорения и замедления, связанные с локальными пианистическими проблемами и их решением, грозные басы Горовица и его звенящие верхи, невероятно красочная педаль, поразительное мастерство ф-п кантилены и т.п. – всё это напрочь отсутствует у Кулешова. Уже в те времена, когда Кулешов только-только появился на широкой эстраде, было ясно, что его следует сопоставлять скорее с Гр.Гинзбургом или, к примеру, с Ник.Петровым, нежели, допустим, с Горовицем или Гилельсом. В частности, меня до глубины души поразило заявление, что в Кулешове видят чуть ли не "нового Гилельса" ! Вот уж с кем у него никогда не было и не будет ничего общего ! И дело тут не в том, что Гилельс не создавал транкрипций, а в радикальном отличии их исполнительских стилей. Ясно, как белый день, что у Гилельса с Горовицем и в идейной, и в чисто технологической области гораздо больше общего, нежели у них обоих с Кулешовым.
Чтобы окончательно убедиться в этом, следует послушать "Долину Обермана" у Кулешова и у Горовица.
Легко заметить, что Кулешову свойственно т.н. "аполлоническое" отношение и к звуку, и к ф-п игре вообще – его индивидуальное прикосновение к клавишам имеет следствием редкую по отчётливости звуковую атаку: если вслушаться в его исполнение любых пьес, то можно отметить "зернистость" любых исполняемых им пассажей – т.е. на слух это никогда не легато, а всегда стаккато, даже если и "квазизалигованное". Как сказал бы К.Х.Аджемов, "звук с копытцами" :) Который просвечивает остротой атаки через любую педаль. В этом плане сразу следует отметить явные неудачи, вызванные подобными индивидуальными особенностями – к примеру, в 3-м концерте Рахманинова, который без кантилены и без присущей русской школе певучести ф-п тона даже не похож сам на себя. Также мне не были понятны восторги некоторых муз.писателей при исполнении Кулешовым "Крейслерианы" – всё та же звуковая отрывистость вовсе не украшает данное произведение, как и отсутствие какой-то внятно ощущаемой концептуальности, и никакая "сверхвиртуозность" не спасает положения, если "звуковая материя", предлагаемая пианистом, по бОльшей части не соответствует характеру тематизма. Я 100 раз предпочту "Крейслериану" пускай даже в пианистически несовершенной, зато концептуально и эмоционально насыщенной подаче С.Г.Нейгауза, для которой к тому же характерна изумительная кантилена, нежели ещё раз буду слушать её в "зернистом" виде у Кулешова. И я это не к тому говорю, что, мол, Кулешов играет "плохо" или что-то делает не так – не к этому ! Дело ещё хуже – он ВЕСЬ НЕ ТАКОЙ, какой нужен был бы для "Крейслерианы" или, допустим, для сонаты Листа, в каковой он тоже видит чисто пианистические трудности и "красивости" , но в упор не видит никаких "идейных проблем". А если и видит, но не считает нужным их выявлять и преподносить публике, а потому h-moll-ная соната Листа у него звучит, по выражению одного из знатоков, как сильно растянутые "Грёзы любви" – в той же эстетике и в той же "нейтрально-лирической" в идейном плане подаче.
В "Долине Обермана" тоже поражает не столько отсутствие ожидаемого качества кантилены, сколько отсутствие ощущения необходимости исполнения этой пьесы именно Кулешовым. При этом я вижу в его игре лишь один стимул – повторить вослед за Горовицем его видоизменения, привнесённые в эту пьесу, а также добавить собственные. Любопытно также отметить его попытку ПОДРАЖАТЬ рубато Горовица, что слушается в кулешовской подаче уж совсем несуразно.
Поражает также ледяное спокойствие, с которым пианист разыгрывает кульминации этой масштабной пьесы – вот где в полной мере сказывается принадлежность их с Горовицем к разным типажам ! Да, в кульминациях у Кулешова всё звучит приглаженно и даже благородно, как будто он исполняет пьеску Моцарта или Гайдна – всё так чистенько, аккуратненько, при ПОЛНОМ отсутствии какого-либо "демонизма" как мироощущения. И вот после этого уместно послушать исполнение Горовица – это просто небо и земля ! У Горовица такой "дьяволизм", такая мощная энергетика, такая ярость – рояль отзывается под его руками едва ли не звуками взбудораженной природы. Помню, когда в первый раз услыхал гремучие октавы в первой кульминации, которыми он форсированно "заезжает" в басы (на листовской пометке precipitato), то буквально остолбенел, так это впечатлило.
То же самое и в завершающей кульминации пьесы – вот где сказывается настоящий "демонизм", о котором я говорил выше, когда Горовиц, что называется "не считаясь с потерями", очертя голову бросается в этот виртуозный водоворот. И сколько бы я ни слушал после этого "чистенькое" исполнение тех же октавок Кулешовым или другими пианистами, никогда меня не посещает впечатление, что это и есть то, что как раз и нужно при исполнении финала данной пьесы.
На самом деле вопрос следует поставить по-другому – а какой репертуар надо было бы "держать в руках" пианистам, таким как Амлен, Кулешов, Гр.Гинзбург и т.п. ?
В этом плане любопытно, что многие из них интереесовались джазом – даже Гинзбург любил играть, допустим, Прелюдии Гершвина. По всей видимости, в джазе эти музыканты находят удобный повод для применения "чистой" гармонической красоты и виртуозности, которые должны поражать и впечатлять сами по себе, т.е. не в связи с какими-то "концепциями", а просто так, представленные не как "служанки" каких-то глубоких замыслов, а как бы "от первого лица" !
И послушав, допустим, Концерт Гершвина F-dur в замечательном исполнении Амлена, я не нахожу возражений против своей точки зрения :) Но послушав в его же исполнении 5-ю сонату Скрябина или 3-ю сонату Шопена, я прихожу к выводу, что лучше бы ему эти сонаты не играть, не правда ли ? :)
Т.е. мои возражения против искусства "поэтов исполнительского мастерства" сводятся не к тому, чтобы отбросить их творчество как нечто недостойное внимания – о нет ! Но надо бы чётко представлять, что подобного рода "внешний" подход к классике и романтике далеко не всегда уместен и чаще всего приводит к стилевой неадекватности.
Но если подобрать такой репертуар, в которым можно было бы поражать не "глубинами" проникновения, а самодостаточной красотой звучания и виртуозным блеском, то бишь, красотами технологии – а к таковым относится большинство "гламурных" транскрипций или джазовых импровизаций, то если перейти в эту сферу, в ней будут действовать другие законы и условности: тут никто не ожидает "переживаний", все ждут совершенства "представления", идеальности внешнего выражения, самодовлеющей красоты в оскар-уайлдовском смысле слова. Кроме того, виртуозность сама по себе, взятая как искусство, безусловно, достойна всяческого восхищения, но как и всякое искусство, она проявляет свои "прелести" в ограниченной сфере – я вижу в её демонстрации что-то вроде спортивных мероприятий, почему бы и нет ?
Не могу припомнить, организуются ли конкурсы пианистического мастерства с упором именно на ТЕХНОЛОГИЮ пианизма – где надо было бы поражать именно ВНЕШНИМИ прелестями, отчётливостью, скоростью, силой и т.п. ?
Мне кажется, что с целью избавления "серьёзных" конкурсов от нашествия виртуозов, вечно отбирающих призы у проникновенных музыкантов, вполне можно было бы организовать "Конкурс технического мастерства" :) Кстати, полагаю, что ТАКИЕ конкурсы (а к ним, кажется, всё как раз и скатится в скором времени) вызовут наибОльший интерес и восторги широкой публики :) По крайней мере на них уже никто не будет упрекать музыкантов в отсутствии "концепций", ибо "концепции" там и не ночевали и не должны появляться: это должно быть царство исполнительской техники. Понятно, что говоря о подобных конкурсах, я довожу мысль о "поэтике технологии" до мыслимого предела, но по сути дела я просто беру на себя труд додумать эту мысль и довести её до логического конца, только и всего :)
« Последнее редактирование: Март 21, 2010, 15:02:41 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Ярчайшим представителем клана "поэтов исполнительского мастерства" является выдающийся пианист Леопольд Годовский. Вот тут обильно представлены его фонограммы 20-30-х годов:

http://intoclassics.net/news/2009-04-12-5127

Любопытен сам набор авторов: от такой пошлячки, как ничтожная Шаминад, и до гениев, как Шопен, Шуман, Лист, Чайковский и Рахманинов.
В этом наборе представлены также некоторые транкрипции и произведения самого Годовского.
В принципе, фигура Годовского довольно значительна, чтобы открыть именной поток, посвящённый Годовскому, но поскольку я не отношусь к поклонникам его игры, я этого делать не буду ! :) Мне вполне достаточно того ракурса, которые подразумевается названием данного потока, но если кто-то пожелает, то может открыть по нему самостоятельный поток.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Muusika

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 435
Кстати, там есть и запись Риголетто, интересно сравнить его с Бузони.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Концертный зал РАМ имени Гнесиных

26 05 2011 / четверг /
19.00

Валерий Кулешов (фортепиано)

Абонемент: No. 90 Романтика рояля

В программе:

Ф.Лист, Ф.Лист-В.Горовиц, М.Мусоргский, М.Мусоргский-И.Худолей
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица