Автор Тема: 2013-12  (Прочитано 10264 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: 2013-12
« Ответ #25 : Декабрь 23, 2013, 13:24:41 »
25 декабря 2013
« Последнее редактирование: Декабрь 30, 2013, 21:58:46 от Predlogoff »
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 830
Re: 2013-12
« Ответ #26 : Декабрь 24, 2013, 18:37:33 »
26 декабря 2013
« Последнее редактирование: Декабрь 30, 2013, 21:59:09 от Predlogoff »
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: 2013-12
« Ответ #27 : Декабрь 30, 2013, 21:59:27 »
27 декабря 2013
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: 2013-12
« Ответ #28 : Декабрь 30, 2013, 21:59:42 »
28 декабря 2013
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Re: 2013-12
« Ответ #29 : Декабрь 30, 2013, 21:59:59 »
29 декабря 2013
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 830
Re: 2013-12
« Ответ #30 : Декабрь 31, 2013, 08:59:28 »
http://lenta.ru/news/2013/12/30/kilar/

30 декабря 2013 г.

Умер автор музыки к фильмам «Дракула» и «Пианист»


В городе Катовице на юге Польши 29 декабря скончался пианист и композитор Войцех Киляр, автор музыки к фильму Романа Полански «Пианист», сообщает BBC News. Он умер в возрасте 81 года.

Киляр родился в 1932 году в Катовице, там же получил музыкальное образование, затем был на стипендии во Франции, где учился у дирижера Нади Буланже. Сочинять музыку Киляр начал в конце 1950-х годов; на творчество композитора повлияла музыка Клода Дебюсси, Мориса Равеля, Кароля Шимановского.

Войцех Киляр считается одним из основателей польского музыкального авангарда, при этом он также писал хоралы. Сам он признавался, что больше всего любил сочинять симфонии и концерты. Между тем, мировая известность к Киляру пришла как к автору музыки для фильмов.

Он написал музыку более чем к 130 кинолентам. Киляр работал с такими режиссерами, как Кшиштоф Занусси, Роман Полански и Анджей Вайда. Он создал музыкальное сопровождение для шести фильмов последнего, в частности, для «Земли обетованной». Киляр также написал музыку для фильма Фрэнсиса Форда Копполы «Дракула». Польский композитор был лауреатом многих национальных и американских премий в области музыки. В 2002 году он был номинирован на премию BAFTA за музыку к фильму «Пианист».
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 830
Re: 2013-12
« Ответ #31 : Январь 02, 2014, 02:10:40 »
Итоги 2013 года

http://www.kommersant.ru/doc/2379440

Культурные события года

О чем больше всего писали российские СМИ в 2013 году

На этот раз главными событиями в сфере культуры стали громкие скандалы, отставки и назначения. И только после этого – свои места в рейтинге заняли громкие премьеры в кино.

1. Ирину Антонову уволили с поста директора Пушкинского музея

Вместо занимавшей свой пост 52 года Ирины Антоновой гендиректором Пушкинского музея была назначена Марина Лошак. Заняв декоративный, как казалось в начале, пост президента ГМИИ, бывший директор почти не потеряла свое влияние на происходящее в музее и вокруг него.

2. Анатолия Иксанова сменил Владимир Урин

Считалось, что гендиректор Большого театра Анатолий Иксанов покинет свой пост в 2014 году, когда истечет его контракт с театром. Однако его увольнение состоялось раньше – стремительно и неожиданно. Новым руководителем Большого стал бывший директор театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Урин.

3. Совершено покушение на Сергея Филина

В январе было совершено покушение на худрука балета Большого театра Сергея Филина – ему в лицо плеснули кислотой. Суд признал заказчиком преступления солиста балета Большого Павла Дмитриченко, а мотивом – профессиональную неприязнь. Преступление стало сенсацией международного масштаба и в числе прочего косвенно повлияло на увольнение из театра премьера Николая Цискаридзе, назначенного в итоге и.о. ректора Академии русского балета имени Вагановой.

4. Открылась новая сцена Мариинского театра

Спустя шестнадцать лет после того, как Валерий Гергиев предложил Борису Ельцину построить вторую сцену для своего театра, после нескольких конкурсов на проект здания и восьми лет строительства, открылась вторая сцена Мариинки. По поводу внешнего облика здания высказывались самые полярные мнения – от абсолютного восторга до лютого негодования. При этом почти все сошлись в том, что акустика и техническое оснащение зала получилось практически идеальным.

5. «Сталинград» вышел в прокат

В прокат вышел едва ли не самый амбициозный проект в истории постсоветского кино — «Сталинград» Федора Бондарчука. Он снят в стилистике стопроцентного голливудского блокбастера, а сюжет далек от классических советских канонов: мало того что вполне с человеческим лицом изображен офицер вермахта, но еще и есть любовная линия между ним и советской девушкой. «Сталинград» собрал в российском прокате больше, чем любой другой отечественный фильм, снятый после 1991 года. Картина получила довольно неплохую критику, но довольно средние оценки зрителей на российских киносайтах. «Сталинград» вполне успешно был представлен вне конкурса на Римском кинофестивале, но не попал в шорт-лист «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке.

6. Снесен сундук Louis Vuitton на Красной площади

В рамках празднования 120-летия ГУМа дом Louis Vuitton пригласили провести в Москве благотворительную выставку «Душа странствий». Для ее проведения на Красной площади построили павильон в форме дорожного сундука, сделанного в начале прошлого века по заказу князя Владимира Орлова. Ничто не предвещало беды – в течении многих лет на площади заливают каток, а летом в специально построенном павильоне еще больше размера провел показ своей коллекции дом Christian Dior. Однако сооружение, будучи уже построенным, вызвало общественное негодование такой силы, что власти спешно нашли причины срочно обязать Louis Vuitton и ГУМ демонтировать сундук и перенести выставку на неопределенный срок.

7. Найдена коллекция картин стоимостью в €1 млрд.

В ноябре стало известно о сенсационной находке, сделанной немецкими таможенниками. В мюнхенской квартире 80-летнего Корнелиуса Гурлитта, сына крупного коллекционера Хильдебрадта Гурлитта, было обнаружено почти полторы тысячи картин ориентировочной стоимостью около €1 млрд. – работы Пикассо, Матисса, Шагала, Клее и многих других художников. Дальнейшая судьба коллекции неизвестна – какая-то ее часть имеет вполне законное происхождение (Гурлитт-старший начал собирать их еще в 20-е), другие же картины скорее всего было выкуплены у нацистских властей после того, как те конфисковали их у еврейских коллекционеров. Германское правительство учредило специальную следственную комиссию.

8. На «Первом канале» случилась «Оттепель»

Не самым рейтинговым, но самым резонансным российским телесериалом года стала «Оттепель» Валерия Тодоровского. Задуманная как отечественный ответ американскому «Mad Men» – портрет эпохи с любовью к деталям и вниманием к историческому контексту – «Оттепель» вызвала у всех восторг, невиданный со времен «Ликвидации» Сергея Урсуляка.

9. Прошло Всероссийское литературное собрание

В ноябре в Российском университете дружбы народов прошло Всероссийское литературное собрание – представительный съезд людей, имеющих отношение к отечественной словесности, организованное советником президента по культуре и директором музея «Ясная поляна» Владимиром Толстым. Мероприятие прошло в присутствии Владимира Путина. На него прибыли многочисленные потомки российских классиков, ранее нигде особо не светившиеся. А отдельные их высказывания сделали собрание самым абсурдным официальным культурным событием года. Так, к примеру, включившись в дискуссию об обвиняемых по «болотному делу», Дмитрий Достоевский заявил буквально следующее: «Я пробежал по жизни Федора Михайловича в Сибири. Он преступил закон и получил по праву четыре года. И мы получили человека, возросшего во много раз. Получили гения. Каторга — серьезное горнило. Если эти люди пройдут каторгу и тоже станут гениями, то будет хорошо».

10. Воссоединились «Монти Пайтон»

В ноябре о своем воссоединении объявили участники британской труппы «Монти Пайтон» - одни из самых остроумных комиков за последние сто лет. Свою совместную деятельность они прекратили в 1987 году. Билеты на их концерт в лондонской O2 Arena, вмещающей 20 тысяч зрителей, были распроданы за 43 с половиной секунды, после чего было объявлено еще девять дополнительных дат. Пока что шоу «Monty Python Live (mostly) one down, five to go» («Монти Пайтон живьем (почти что) – одного нет, пять на очереди»; один из шести участников труппы скончался в 1989 году) – самое ожидаемое событие из запланированных на следующий год.

11. Картина Фрэнсиса Бэкона стала самой дорогой в истории

За $142,5 млн. на аукционе Christie’s в Нью-Йорке в ноябре был продан триптих Фрэнсиса Бэкона «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» - теперь это самая дорогая картина в истории открытых торгов. Предыдущий рекордсмен – одна из четырех существующих версий «Крика» Эдварда Мунка – был продан за $119,9 млн. в мае прошлого года на нью-йоркском Sotheby’s.

============================


http://www.kommersant.ru/doc/2379441

Театр и балет в 2013 году

Какие премьеры стали самыми знаковыми в афише

1. «Евгений Онегин» (Театр им. Вахтангова, режиссер Римас Туманис)

«Новый спектакль Римаса Туминаса (впрочем, кто бы в этом сомневался) далек от школьных канонов восприятия и воплощения "энциклопедии русской жизни". Но на роль энциклопедии режиссерской поэтики самого Туминаса — во всяком случае, его вахтанговского периода — "Евгений Онегин" претендовать может смело. Как в любой энциклопедии, здесь собрано все: и важное, и случайное, и удачное, и не слишком. Туминас погружает сцену в атмосферу томительной меланхолии, чуть загадочного гротеска и мрачноватого юмора. Пусть герои и носят здесь исторические костюмы, но вряд ли кто-то станет утверждать, что режиссер занимается исследованием пушкинской эпохи: его сценическая фантазия, похожая на цепь снов, оторвана от бытовой реальности».

2. «Братья Карамазовы» (МХТ им. Чехова, режиссер Константин Богомолов)

«Спектакль идет без малого пять часов — но не отпускает, не дает расслабиться. И в том, как живые голоса соединены в нем с микрофонными, как огромные куски текста Достоевского монтируются с импровизациями и пародиями на пошлые эротические романы, как длинные психологические дуэли персонажей сменяются псевдофольклорными номерами с участием Грушеньки в кокошнике, в том, как подобрана музыка, как используется видео и титры на экранах, то иронически комментирующие происходящее, то придающие действию эпическую торжественность — словом, в самой конструкции спектакля, в полифонии использованных приемов угадывается очень тонкий и талантливый расчет, который держит в креслах даже тех, кто недоумевает и шипит от злости. Можно, конечно, сказать, что это дьявольский расчет, но можно — что дар свыше».

3. «Гамлет: коллаж» (Театр наций, режиссер Робер Лепаж)

«Эстетика 1960-1970-х, ностальгически мелькающая в каждом спектакле Лепажа, появляется и здесь: стены куба трансформируются в бюро заслуженного кагэбэшника Полония, откуда опытный шпион звонит по дисковому телефону в Париж — договаривается о слежке за Лаэртом. Одинокая Офелия, томно изогнувшись, расчесывает гриву под раннюю песню The Rolling Stones "As Tears Go By", звучащую из кассетника. А принц, прокравшись в библиотеку, настраивает старый телевизор, чтобы пересмотреть фильм Козинцева с Гамлетом-Смоктуновским, таким же белоголовым, как и он: мысль о заезжих актерах и "Мышеловке" новый Гамлет заимствует у предшественника. А после, тайком отперев кагэбэшный архив, находит снимок черепа Йорика — дыра в его виске вызывает понимающий смех в зале. По всему выходит: этот космический принц наш соотечественник».

4. «Королева индейцев» (Пермский театр оперы и балета, режиссер Питер Селлерс)

«Теодор Курентзис еще с новосибирских времен старался выстроить идеальный хоровой инструмент для европейского барочного репертуара, и вот теперь можно констатировать, что этот лабораторный эксперимент обернулся самой большой удачей за время работы Курентзиса в России. Не то чтобы прошлые перселловские работы дирижера всегда были по определению хороши — скажем, его запись "Дидоны и Энея" при всей ее неординарности можно упрекнуть в излишней вычурности. Но "Королева индейцев" в музыкальном смысле сделана, продумана и прочувствована безупречно, без единой лишней линии, без единого случайного извива даже в импровизациях».

5. «Тристан и Изольда» («Новая опера», режиссер Никола Рааб)

«В программке гордо перечислены все постановки "Тристана", в том числе четыре российские за всю историю существования оперы. И подтвержденного первенства "Новой оперы" было бы вполне достаточно для истории, даже если бы постановка оказалась неудачной. Но больше всего театр может гордиться тем, что, снабженный занятным режиссерским комментарием ("мы хотим просто познакомить с "Тристаном" московскую публику"), спектакль вышел и утонченной, и ясной интерпретацией, удобной для непрохладного знакомства. И просто серьезной театральной работой, которой Москве так не хватало».

6. «Билли Бадд» (Михайловский театр, режиссер Вилли Декер)

«События разворачиваются на фоне войны с "внешним врагом" — французами (действие происходит в 1797 году), которая в опере так и остается "холодной" — враг все время невидим и является какой-то ирреальной, но мобилизующей силой, оправдывающей жестокие порядки корабельной жизни. Французский же корабль всю оперу в тумане, но англичане ненавидят незримого врага по более чем убедительным причинам — "за это их гадкое мсье" и за то, что они "лягушатники". Перечень аналогий с текущей российской реальностью можно было бы продолжать, приглядевшись к деталям. Но и без них очевидно, что эта опера Бриттена — не то отвлеченное изысканное искусство, к которому привыкли в этих стенах».

7. «Весна священная» (Большой театр, хореограф Татьяна Баганова)

«Из крана сыпался красный песок и сочилась, не утоляя жажды, гигантская дутая зеленая капля. Отработанные и пронумерованные кучи красной "земли" бугрились по краям сцены. Мужчины вскапывали планшет, вооружившись всамделишными лопатами, и подолгу застревали на их рукоятках, точно пригвожденные насекомые в коллекции некоего исполинского энтомолога. Присутствие невидимого вивисектора-экспериментатора ощущалось, как вездесущность оруэлловского Большого Брата. С колосников спускался циклопический портрет очкарика с черной дырой рта (Стравинского? Лаврентия Берии? безымянного бюрократа? — зависит от фантазии зрителя) — и женщины яростно раздирали его на части. С театральных же небес являлся дощатый лабораторный стол с цилиндрической лампищей Ильича и стеклянными банками: с этого стола в продолговатое исполинское корыто будут сваливаться женщины, как говяжий фарш из мясорубки. И, не вставая с колен, устроят неистовую жертвенную пляску, вздымая волосами тучи цементной пыли. В финале этой "Весны", уже сто лет заканчивающейся смертью (настоящей или "маленькой", как изысканные французы именуют оргазм), замученное человечество ждет однозначное избавление — по-весеннему бурный душ, пролившийся на изгвазданные тела».

8. «Майерлинг» (Муз. театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, хореограф Кеннет Макмиллан)

«Не превосходный танец, а огромный драматический дар Сергея Полунина сделал его Рудольфа художественным событием. Скованный в первых минутах спектакля, почти потерявшийся в многолюдной свадебной массовке, ко второй сцене артист стал центром, смыслом и оправданием этого "клюквенного" балета. От него невозможно оторвать глаз: почти клиническая картина саморазрушения Рудольфа обрастает все новыми душераздирающими подробностями, заставляя всерьез вздрагивать, когда полубезумный принц приставляет к виску пистолет или втыкает в вену шприц с морфием. Психологический экстрим дополнен нежной лирикой. Одним из самых сильных эпизодов этого переполненного истериками балета становится статичная сцена дворцового концерта, почти кинематографический крупный план: на авансцене неподвижный Рудольф-Полунин слушает оперную арию, и в глазах принца можно прочитать всю его блистательную и проигранную жизнь»

9. «Онегин» (Большой театр, хореограф Джон Крэнко)

«Публика осталась в восторге: стоячей овации, к которой присоединились новый попечитель Большого Роман Абрамович и московский культурный министр Сергей Капков, хватило на три полновесных поклона всей труппы. "Онегиным" Большой убил сразу несколько зайцев: расписался в полной эстетической благонадежности, порадовал своих солистов богатыми ролями, приобрел кассовый спектакль и малогабаритный несложный балет, не требующий долгих многолюдных репетиций».

10. «Пламя Парижа» (Михайловский театр, хореограф Михаил Мессерер)

«Вооруженное деревянными ружьями и вилами "Пламя" оказалось оптимистичной выставкой достижений танцевального хозяйства — не только ведущих премьеров, но и труппы в целом, особенно ее мужской части. Выставкой жизнерадостной и понятной: получилось как раз то "искусство, которое принадлежит народу", каким оно было и восемьдесят, и шестьдесят лет назад. И сегодняшний народ, изменивший обличье, но не суть, опознал свое искусство оглушительной овацией: визг, свист, стенания, вопли "браво" засвидетельствовали желанность такой пищи духовной».

Из рецензий авторов «Ъ», отдел культуры
« Последнее редактирование: Январь 04, 2014, 18:48:51 от Админ »
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 830
Re: 2013-12
« Ответ #32 : Январь 02, 2014, 02:16:55 »
30.12.2013, 00:00

http://www.kommersant.ru/doc/2379441

Театр и балет в 2013 году

Какие премьеры стали самыми знаковыми в афише

1. «Евгений Онегин» (Театр им. Вахтангова, режиссер Римас Туманис)

«Новый спектакль Римаса Туминаса (впрочем, кто бы в этом сомневался) далек от школьных канонов восприятия и воплощения "энциклопедии русской жизни". Но на роль энциклопедии режиссерской поэтики самого Туминаса — во всяком случае, его вахтанговского периода — "Евгений Онегин" претендовать может смело. Как в любой энциклопедии, здесь собрано все: и важное, и случайное, и удачное, и не слишком. Туминас погружает сцену в атмосферу томительной меланхолии, чуть загадочного гротеска и мрачноватого юмора. Пусть герои и носят здесь исторические костюмы, но вряд ли кто-то станет утверждать, что режиссер занимается исследованием пушкинской эпохи: его сценическая фантазия, похожая на цепь снов, оторвана от бытовой реальности».

2. «Братья Карамазовы» (МХТ им. Чехова, режиссер Константин Богомолов)

«Спектакль идет без малого пять часов — но не отпускает, не дает расслабиться. И в том, как живые голоса соединены в нем с микрофонными, как огромные куски текста Достоевского монтируются с импровизациями и пародиями на пошлые эротические романы, как длинные психологические дуэли персонажей сменяются псевдофольклорными номерами с участием Грушеньки в кокошнике, в том, как подобрана музыка, как используется видео и титры на экранах, то иронически комментирующие происходящее, то придающие действию эпическую торжественность — словом, в самой конструкции спектакля, в полифонии использованных приемов угадывается очень тонкий и талантливый расчет, который держит в креслах даже тех, кто недоумевает и шипит от злости. Можно, конечно, сказать, что это дьявольский расчет, но можно — что дар свыше».

3. «Гамлет: коллаж» (Театр наций, режиссер Робер Лепаж)

«Эстетика 1960-1970-х, ностальгически мелькающая в каждом спектакле Лепажа, появляется и здесь: стены куба трансформируются в бюро заслуженного кагэбэшника Полония, откуда опытный шпион звонит по дисковому телефону в Париж — договаривается о слежке за Лаэртом. Одинокая Офелия, томно изогнувшись, расчесывает гриву под раннюю песню The Rolling Stones "As Tears Go By", звучащую из кассетника. А принц, прокравшись в библиотеку, настраивает старый телевизор, чтобы пересмотреть фильм Козинцева с Гамлетом-Смоктуновским, таким же белоголовым, как и он: мысль о заезжих актерах и "Мышеловке" новый Гамлет заимствует у предшественника. А после, тайком отперев кагэбэшный архив, находит снимок черепа Йорика — дыра в его виске вызывает понимающий смех в зале. По всему выходит: этот космический принц наш соотечественник».

4. «Королева индейцев» (Пермский театр оперы и балета, режиссер Питер Селлерс)

«Теодор Курентзис еще с новосибирских времен старался выстроить идеальный хоровой инструмент для европейского барочного репертуара, и вот теперь можно констатировать, что этот лабораторный эксперимент обернулся самой большой удачей за время работы Курентзиса в России. Не то чтобы прошлые перселловские работы дирижера всегда были по определению хороши — скажем, его запись "Дидоны и Энея" при всей ее неординарности можно упрекнуть в излишней вычурности. Но "Королева индейцев" в музыкальном смысле сделана, продумана и прочувствована безупречно, без единой лишней линии, без единого случайного извива даже в импровизациях».

5. «Тристан и Изольда» («Новая опера», режиссер Никола Рааб)

«В программке гордо перечислены все постановки "Тристана", в том числе четыре российские за всю историю существования оперы. И подтвержденного первенства "Новой оперы" было бы вполне достаточно для истории, даже если бы постановка оказалась неудачной. Но больше всего театр может гордиться тем, что, снабженный занятным режиссерским комментарием ("мы хотим просто познакомить с "Тристаном" московскую публику"), спектакль вышел и утонченной, и ясной интерпретацией, удобной для непрохладного знакомства. И просто серьезной театральной работой, которой Москве так не хватало».

6. «Билли Бадд» (Михайловский театр, режиссер Вилли Декер)

«События разворачиваются на фоне войны с "внешним врагом" — французами (действие происходит в 1797 году), которая в опере так и остается "холодной" — враг все время невидим и является какой-то ирреальной, но мобилизующей силой, оправдывающей жестокие порядки корабельной жизни. Французский же корабль всю оперу в тумане, но англичане ненавидят незримого врага по более чем убедительным причинам — "за это их гадкое мсье" и за то, что они "лягушатники". Перечень аналогий с текущей российской реальностью можно было бы продолжать, приглядевшись к деталям. Но и без них очевидно, что эта опера Бриттена — не то отвлеченное изысканное искусство, к которому привыкли в этих стенах».

7. «Весна священная» (Большой театр, хореограф Татьяна Баганова)

«Из крана сыпался красный песок и сочилась, не утоляя жажды, гигантская дутая зеленая капля. Отработанные и пронумерованные кучи красной "земли" бугрились по краям сцены. Мужчины вскапывали планшет, вооружившись всамделишными лопатами, и подолгу застревали на их рукоятках, точно пригвожденные насекомые в коллекции некоего исполинского энтомолога. Присутствие невидимого вивисектора-экспериментатора ощущалось, как вездесущность оруэлловского Большого Брата. С колосников спускался циклопический портрет очкарика с черной дырой рта (Стравинского? Лаврентия Берии? безымянного бюрократа? — зависит от фантазии зрителя) — и женщины яростно раздирали его на части. С театральных же небес являлся дощатый лабораторный стол с цилиндрической лампищей Ильича и стеклянными банками: с этого стола в продолговатое исполинское корыто будут сваливаться женщины, как говяжий фарш из мясорубки. И, не вставая с колен, устроят неистовую жертвенную пляску, вздымая волосами тучи цементной пыли. В финале этой "Весны", уже сто лет заканчивающейся смертью (настоящей или "маленькой", как изысканные французы именуют оргазм), замученное человечество ждет однозначное избавление — по-весеннему бурный душ, пролившийся на изгвазданные тела».

8. «Майерлинг» (Муз. театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, хореограф Кеннет Макмиллан)

«Не превосходный танец, а огромный драматический дар Сергея Полунина сделал его Рудольфа художественным событием. Скованный в первых минутах спектакля, почти потерявшийся в многолюдной свадебной массовке, ко второй сцене артист стал центром, смыслом и оправданием этого "клюквенного" балета. От него невозможно оторвать глаз: почти клиническая картина саморазрушения Рудольфа обрастает все новыми душераздирающими подробностями, заставляя всерьез вздрагивать, когда полубезумный принц приставляет к виску пистолет или втыкает в вену шприц с морфием. Психологический экстрим дополнен нежной лирикой. Одним из самых сильных эпизодов этого переполненного истериками балета становится статичная сцена дворцового концерта, почти кинематографический крупный план: на авансцене неподвижный Рудольф-Полунин слушает оперную арию, и в глазах принца можно прочитать всю его блистательную и проигранную жизнь»

9. «Онегин» (Большой театр, хореограф Джон Крэнко)

«Публика осталась в восторге: стоячей овации, к которой присоединились новый попечитель Большого Роман Абрамович и московский культурный министр Сергей Капков, хватило на три полновесных поклона всей труппы. "Онегиным" Большой убил сразу несколько зайцев: расписался в полной эстетической благонадежности, порадовал своих солистов богатыми ролями, приобрел кассовый спектакль и малогабаритный несложный балет, не требующий долгих многолюдных репетиций».

10. «Пламя Парижа» (Михайловский театр, хореограф Михаил Мессерер)

«Вооруженное деревянными ружьями и вилами "Пламя" оказалось оптимистичной выставкой достижений танцевального хозяйства — не только ведущих премьеров, но и труппы в целом, особенно ее мужской части. Выставкой жизнерадостной и понятной: получилось как раз то "искусство, которое принадлежит народу", каким оно было и восемьдесят, и шестьдесят лет назад. И сегодняшний народ, изменивший обличье, но не суть, опознал свое искусство оглушительной овацией: визг, свист, стенания, вопли "браво" засвидетельствовали желанность такой пищи духовной».

Из рецензий авторов «Ъ», отдел культуры
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау