Автор Тема: "Дон Жуан" В.А. Моцарта в театре им. Станиславского (постановка А. Тителя)  (Прочитано 48588 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Bartoli

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 430
Мне кажется, очень верно вы его почувствовали

Оффлайн Arsinoya

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 277
Побывала вчера на 2-ом премьерной спектакле Дон Жуан. Очень понравилось.
Особенно хорош Дон Жуан - Дмитрий Ульянова просто замечательно спел и сыграл, точное попадание в роль! Комплименти! Хорош дивно Лепорелло- Денис Макарав , прекрасен Командор  - Дмитрий Степанович.
Мила Церлина -Евгения Афанасьева.
Оркестр замечателен.

Оффлайн Sasha E. Zhur

  • любознательный скромняшка
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 1 388
Если можно, то поподробнее о втором составе! В частности, о Доннах). Спасибо.

Оффлайн Arsinoya

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 277
Видите ли, о доннах у меня особое мнение- Дона Анна была хороша, но когда уходила на форте и начинала "голосить", у меня начинались панические атаки и затруднение дыхания, вот такое специфическое воздействие на мой организм, а Донна Эльвира в первом акте была не очень, во втором - значительно лучше, хотя, мне кажется.что это не совсем подходящая певице роль.Церлина была лучше всех Донн.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Особенно хорош Дон Жуан - Дмитрий Ульянова просто замечательно спел и сыграл, точное попадание в роль!

Спасибо за отклик, Ульянову будет приятно о себе такое прочитать :)
Он к нам заходит и, кстати, я его просил после спектакля, если будет съёмка, выложить какую-нибудь удачную коронку из этой оперы.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Arsinoya

  • Заслуженный участник
  • ****
  • Сообщений: 277
Спектакль вчера снимали из партера и с бэльэтажа. Ульянов-превосходен, обязательно пойду слушать его еще и еще. Сценография минимальна, но почти не раздражат ( в отличие от чудовищно нелепой Аиды).
А великая музыка Моцарта- бальзам для Души.

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Я рад за вас! :)
Когда сюда напишет Ульянов и, я надеюсь, разместит какие-нибудь съёмки, не забудьте передать ему это лично ещё раз.
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Идёт ли сегодня кто на спектакль?
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 115
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Выкладываю на форум более-менее содержательные отзывы, найденные тут http://blogs.yandex.ru/ по слову «Дон Жуан». Делю по датам: прогон 9 июня, 10 июня, 12 июня, 14 июня.

Судя по времени публикации (10 июня в 9.47 в ФБ) - это рецензия на генеральную репетицию второго состава 9 июня:

Дирижер-постановщик: Уильям Лейси
Дон Жуан: Дмитрий Ульянов
Лепорелло: Антон Зараев
Дон Оттавио: Артём Сафронов
Мазетто: Алексей Шишляев
Донна Анна: Мария Макеева
Донна Эльвира: Елена Гусева
Церлина: Дарья Терехова
Командор: Феликс Кудрявцев


Денис Захаров

Музыкальная проповедь. https://www.facebook.com/photo.php?fbid=743745235668231 и она же опубликована здесь http://www.afisha.ru/performance/98944/review/547764/

Талантливый режиссер Александр Титель стал походить на хорошего ремесленника, который штампует спектакли, основываясь на уже проверенных схемах и зарекомендовавших себя приёмах. В этом амплуа он похож на набравшуюся опыта Агафью Тихоновну, что умело приставляет губы Никанор Иваныча к носу Ивана Кузьмича. Глядишь, выйдет что-нибудь путное. Но цветок под названием «Дон Жуан» оказался каменным. Вероятно, статуя Командора крепко пожала руку не только герою моцартовской оперы, но и режиссеру-постановщику. От того в спектакле все заматерело еще в день премьеры.

«Дон Жуан» сделан железобетонно, правда в некоторых местах постановка больше походит на концертное исполнение. Это особенно заметно тем, кто в музыкальный театр Станиславского ходит часто и хорошо знает текущий репертуар. Необъяснимая страсть Тителя к сценическому минимализму уже начинает порядком надоедать. Впрочем, и оперных неофитов вряд ли удовлетворит декорация-монетка, что поворачивается разными сторонами все три часа, что длится опера. Сценография Адомаса Яцовскиса впечатляет лишь первые полчаса, потом становится ясно, что артистам велено обживать каждый сантиметр этой «бандуры», дабы оправдать творческий замысел.

А в чем замысел, спросите вы? Тут захочется махнуть рукой и ответить: «всё тоже! Не возжелай жены ближнего своего, твори добро, да благо тебе будет». Не спектакль - а музыкальная проповедь, рассказанная в добрых пастырских традициях, когда белое - это белое, а черное - это черное. Мысль прямая, как рельса столичной подземки. У зрителя не возникает никаких дилемм: кто здесь жертва - многочисленные любовницы или сам герой. Режиссер дает ответ сразу - Дон Жуан! Он нехороший человек, повеса и распутник. За что и будет наказан Высшим судом. Концепция спектакля ровно такая, как об этом написано в либретто. И отчасти это хорошо, поскольку любителей традиций в опере большинство. Но даже их, похоже, не впечатлит такое буквальное прочтение истории. Да и финал с Каменным гостем, что утаскивает развратника в глубины фортепиано, выглядит вполне предсказуемо. Остряки, покидающие премьеру, шутили, что Дон Жуана (по версии Тителя) поглотила музыка, она стала ему могилой.

Нелепости некоторых мизансцен обнажают поверхностность режиссуры. Донна Эльвира опускающая стулья во время арии (?), странная беготня по сцене в квартетах и сикстетах (?). Все это смотрится несколько нелепо. Понятно, что через некоторое время все устаканится и сами исполнители осознают логику режиссерских построений, вживутся в образы и т.д. Но пока артистов больше заботят их вокальные партии. В этом смысле, театр держит свою марку. На какой бы состав вы ни попали, твердую «4» - вам гарантируют.

Каков итог? На мой взгляд, «Дон Жуан» не попал в число обязательных к просмотру спектаклей. Увы и ах. В данном театре есть постановки и получше, даже у того же Александра Тителя.
« Последнее редактирование: Июнь 16, 2014, 16:12:08 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
10 июня, вторник, 19:00
Премьера Основная сцена
Дирижер-постановщик: Уильям Лейси
Дон Жуан: Дмитрий Зуев
Лепорелло: Денис Макаров
Дон Оттавио: Сергей Балашов
Мазетто: Максим Осокин
Донна Анна: Хибла Герзмава
Донна Эльвира: Наталья Петрожицкая
Церлина: Инна Клочко
Командор: Дмитрий Степанович


Alyosha StepanOff

11 июня в 19:23  https://www.facebook.com/alyosha.stepanoff/posts/4181716036424
 
Я же забыл поделиться своими впечатлениями о вчерашней премьере «Дона Жуана» в Стасике!

1. Сама по себе опера чудесная. Вольфганг Амадей, как-никак Зрителю на постановках Моцарта никогда не бывает скучно - витиеватая музыка и интересный сюжет гарантирован.

2. Голоса. Все три женские партии - браво! Хибла Герзмава - донна Анна, Наталья Петрожицкая - донна Эльвира и юная Инна Клочко - Церлина. В общем, все трое мАлАдцы! Три совершенно разных, одинаково ярких образа. С мужскими партиями ситуация похуже. Пятёрку получает только Лепорелло - Денис Макаров. Остальные, включая Дмитрия Зуева - дона Жуана, отработали на четвёрочку. Без огонька.

3. Постановка и сценография. Вот, честно скажу - я в небольшом недоумении... Если в первом действии режиссёрская задумка с гигантским сооружением из огромного количества фортепьяно, напоминающих могильные плиты, показалось довольно мощной, то к финалу это нагромождение начало сильно утомлять. Много вопросов к сценографии. В некоторых эпизодах действия актёров совершенно необъяснимы. Например, зачем донна Эльвира во время своей арии раскладывает по сцене стулья?.. Также крайне нелепо смотрится пышненькая Хибла, взбирающаяся на фортепиано...

В общем, неоднозначно. Через полгодика нужно сходить ещё разок.


Людмила Гришина

https://www.facebook.com/stanislavskymusic/posts/886310048050906?comment_id=887821041233140&offset=0&total_comments=20

Увидев состав на 10 июня,испытала легкое разочарование. Очень хотелось послушать Дмитрия Ульянова в роли Дона Жуана и Дарью Терехову, в которую я буквально влюбилась впервые услышав ее в «Лючии ди Ламмермур». Но,как оказалось, напрасно я расстроилась. Дмитрий Зуев был великолепен: молодой,красивый,харизматичный. Настоящим открытием стала Инна Клочко в роли Церлины.Просто супер!!! Остальные актеры тоже были великолепны!BRAVI!!!Поздравляю театр с удачной премьерой!


Надежда Кузякова https://www.facebook.com/stanislavskymusic/posts/887827367899174

Поздравляем с успешной премьерой "Дон Жуана"! Спектакль держит и не отпускает! Всем создателям спектакля, исполнителям и оркестру во главе с дирижером - БРАВО!!!! Браво, Александр Борисович Титель! Вдруг вскрылись какие-то иные смыслы в этой опере, так хорошо знакомой, и хочется про это думать. А музыка была прекрасна!


Валерий Кичин http://valery-kichin.livejournal.com/467893.html

Событие, происшедшее на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко вечером 10 июня, можно высокопарно назвать историческим: «Дон Жуан» Моцарта впервые за многие десятилетия прозвучал в Москве на мировом уровне.

Моцарт - вообще крепкий орешек и суровое испытание для театров. Здесь не выедешь на экспрессии, не прикроешь красотой и мощью звука дефицит техники. Из моцартовских шедевров «Дон Жуан» считают самым сложным. И вот, через восемь лет после безукоризненного Моцарта в Cosi fan tutte на малой сцене МАМТ, возник практически совершенный «Дон Жуан» на большой.

Сначала сценография, предложенная режиссером Александром Тителем и художником Адомасом Яцовскисом, озадачивает минимализмом. В пустоте сцены громоздится странная конструкция, сложенная из старых пианино; они выстроены в пять этажей и зияют отверстыми чревами с обнажившейся грудной клеткой струн. На сцене темно, по ней привидением гуляет черный полупрозрачный занавес. Костюмы персонажей не содержат указаний на эру действия; на балу, устроенном беспробудным ловеласом, пить будут из горла, ловко перебрасываясь бутылками. Но нет и намека на модное осовременивание - здесь от эпохи постмодерна столько же, сколько от эпохи классицизма. В этом вневременном пространстве и разворачивается комедия-драма роковых страстей, в которых, как мухи в паутине, барахтаются люди.

А вот отношения между ними разработаны так подробно, фактурно и вкусно, что испытываешь благодарность за тот самый минимализм: ничто теперь не отвлекает от этой прихотливой игры притяжений и отталкиваний, непреодолимых соблазнов и робкой пугливости, обаятельной наглости и неспособности устоять перед нею. Но и сценическая конструкция постепенно открывает свои тайные недра: она способна расцвести полем роз, стать лабиринтом лестничных клеток, на которых будет развиваться действие, или даже бездной звезд. Она сама - сшибка солнечного света и кладбищенского мрака, она контрастна и обманчива, как эта опера, где комическое опрокинуто в трагедию.

«Дон Жуана» как только не играли. Но почти всегда тональность рока, которой начинается увертюра, становилась определяющей. Перед спектаклем в «Стасике» я для разгона (и, возможно, контраста) пересмотрел запись знаменитой версии Питера Селлерса с действием, перенесенным в бандитские кварталы Нью-Йорка, - зазвучали отчетливые ноты чернушного «крими». Определенная тяжеловесность постановок входила в их эстетический код и как бы предваряла неотвратимые шаги Командора - поступь Возмездия. Назидательный финал бросал на все тень притчи.

В МАМТ я впервые увидел «Дон Жуана» как человеческую комедию, почти комическую оперу (так, кажется, и задумано Моцартом, писавшим «веселую драму»), как бурю простых, каждому знакомых страстей, цепочку маленьких послаблений инстинктам, которая, однако, затягивается все туже и к началу второго акта сплетается в зловещую сеть. Притча обрела многослойность жизни, простительные слабости сложились в уже непоправимый, чреватый смертью порок.

Дон Жуана пел Дмитрий Зуев, щегольски харизматичный молодой бас-баритон. Он играл абсолютно уверенного в себе баловня судьбы, обаятельное воплощение свободы без берегов и границ, что уже делало фигуру записного ловеласа по-новому актуальной: храбро тараня все табу, он доводит прекрасную идею Viva la libertà до гибельного абсурда. И эта его свобода подавляет все вокруг, саму жизнь замыкая в клетку страстей. Дамы, его жертвы, слетаются на его неверный огонь, как экзотические бабочки. Их распирает страсть, их манит неведомый вкус авантюры. Их взаимоотношения - постоянная музыкальная дуэль, опасный поединок. Редкое на нашей сцене совершенство вокала, виртуозного, легкого и уверенного, производит впечатление акробатики под куполом цирка без страховки - захватывает дух. В партии донны Анны в этот вечер была неотразимая Хибла Герзмава, донну Эльвиру с замечательным юмором воплощала Наталья Петрожицкая, студентка-третьекурсница Инна Клочко пела Церлину - пикантная, с великолепным голосом и отточенной актерской техникой, новое открытие театра. Командором был Дмитрий Степанович, Лепорелло - Денис Макаров. Тонус и нерв спектакля за пультом и у клавесина обеспечивал британский дирижер Уильям Лейси, добившийся редкой чувственности звучаний оркестра и ансамблей в их почти сексуальном соитии.

Так идея, заложенная в минималистском оформлении, хоть она и не поддается бытовым словесным объяснениям, быстро стала ведущей: действо разыграно словно на едином музыкальном инструменте - циклопическом, но редкостно чутком. Первый аккорд спектакля на его огромной клавиатуре возьмут в двенадцать рук все его будущие герои. И потом музыканты не раз будут появляться на сцене - то оркестриком на балу, то бродячим скрипачом. Музыку здесь источает решительно все, от изгиба талии у необыкновенно выразительной Петрожицкой до гибких изменений темпа действия - того, что в кино зовут рапидом. Трагической кульминацией, разумеется, стала финальная сцена с каменным Командором. Его, как Голову в «Руслане и Людмиле», убедительно изобразить на сцене нельзя, и здесь ткань спектаклей почти всегда разрывает оперная вампука, ее прощают как условность. Александр Титель нашел эпизоду простое, мощное и жуткое решение - тоже, как музыка, условное и поразительно емкое. Описывать его не буду - это бы украло у будущих зрителей эмоциональный шок.

Спектакль как единый музыкальный организм - недостижимый идеал, к которому стремятся все оперные сцены, но который всегда тает за горизонтом, здесь вдруг реализовался воочию. Удержать этот уровень будет трудно - поэтому случившееся в первый премьерный вечер я бы приравнял к чуду. Очень надеюсь, теперь для этого театра повседневному.

Публика минут пятнадцать не отпускала актеров. Я бы с ними не расставался вообще.


Людмила Широкова

Моцарт Дон Жуан 10 июня http://vk.com/wall208676785?w=wall208676785_535%2Fall

Мой любимый театр вновь порадовал нас отличным премьерным спектаклем! Мне очень понравилось! Хорошая постановка, я смотрела с огромным интересом. Минимализм декораций и неброские костюмы способствовали полному погружению в действие и дали возможность насладиться изумительной музыкой Моцарта.

Настоящим открытием для меня стала Церлина, в исполнении Инны Клочко. Юная, красивая девушка (я знаю, что она еще студентка ) обладает прекрасным голосом и очень артистична! Замечательная работа!

Очень хорош был наш главный герой - Дмитрий Зуев в роли Дон Жуана. И пел хорошо и играл отлично! Очень яркий и интересный образ получился.

Прекрасно выступил Дмитрий Степанович в роли Командора. Демонические образы у него хорошо получаются. Очень захватывающий эпизод получился, когда они с Дон Жуаном поднимаются вверх по конструкции и проваливаются в преисподнюю. Довольно рискованные движения, да еще и петь надо... Очень волнительный эпизод получился ...

Да и все исполнители хорошо справились со своими партиями и отлично играли и взаимодействовали друг с другом. Не хочется в день премьеры разбирать недостатки: есть над чем работать.

Особо хочу отметить дирижера и необыкновенно хорошо игравший оркестр. Уильям Лейси был просто погружён в музыку и действие, сам играл на клавесине во время речитативов, очень внимательно слушал солистов.

Спектакль получился очень интересный, динамичный. В конце, как часто бывает в Стасике, стоячая овация и море цветов! Поздравляю всех с такой яркой премьерой! Уверена, это будет один из любимых спектаклей ! Всем спасибо и БРАВО!
P.S. Иду еще и 12 и 14 го.


Людмила Бибер

11 июня https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=728812443850320&id=100001647137079

Мои худшие опасения по поводу Дон Жуана в Стасике, увы, оправдались. Никакой это был не Моцарт. Топорный оркестр, разъезжающиеся ансамбли, отсутствие не то что вокального блеска, но хотя бы профессионализма, как то: умение вступать вовремя, соблюдать заданные композитором темпы, дикция и пр., и пр. Единственный плюс данного каста - это подбор голосов по тембрам: все настолько разные, что не сливаются и легко различимы. Но и только... Претензии есть даже к Герзмаве. Но она все равно на голову выше всех даже при несовершенном вокале: красивый тембр, сильный голос, умение создать образ вокальными красками, харизма. В общем, на сцене сегодня была Хибла - и остальные... Хочется «приложить» всех, но упомяну только визжащую Петрожицкую и не умеющую петь колоратуры Клочко. Порадовал разве что Мазетто - Максим Осокин. Актерские способности, кстати, есть у всех. Таковы требования времени. А вот режиссера расстреляла б: пошлость редкая... Ну, откуда у Эльвиры чемодан - догадайтесь сами. Раньше это называлось плагиатом, теперь, вероятно, реминисценцией...

Костюмы - без откровений, но и без глупостей. Сценография 50х50, но даже интересная задумка (специально не раскрываю) никак не работает на режиссерскую идею. Которой, по сути, и нет... Красиво сделана гибель Дон Жуана: просто чудеса эквилибристики. И это, увы, всё...
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
12 июня, четверг, 19:00
Премьера Основная сцена
Дирижер-постановщик: Уильям Лейси
Дон Жуан: Дмитрий Ульянов
Лепорелло: Денис Макаров
Дон Оттавио: Сергей Балашов
Мазетто: Алексей Шишляев
Донна Анна: Хибла Герзмава
Донна Эльвира: Наталья Петрожицкая
Церлина: Евгения Афанасьева
Командор: Дмитрий Степанович


Людмила Широкова
13 июня 2014 в 17:48 http://vk.com/wall208676785?w=wall208676785_537%2Fall
Моцарт « Дон Жуан « 12 июня.

Сегодняшний вечер вновь прошел в любимом театре, где слушали следующий премьерный спектакль « Дон Жуан « с немного измененным составом. Спектакль мне нравится все больше и больше: интересно смотреть и очень приятно слушать чудесную музыку Моцарта в таком великолепном исполнении. Сложился прекрасный исполнительский ансамбль, в котором и поют отлично и играют очень здорово. Любой драматический театр был бы рад такому актерскому мастерству!
Особо хочу отметить Дениса Макарова в роли Лепорелло. Блестящая работа и вокально и актерски! Браво!!!

Очень понравился Сергей Балашов - Дон Оттавио. Пел намного лучше , чем в первом спектакле,очень собранным звуком, аккуратно, проявил себя зрелым мастером. Прекрасные дуэты получились с Донной Анной - Хиблой Герзмавой. А она была , просто, великолепна и восхитительна! Какой у нее потрясающий тембр голоса и какое звучание на piano!

Достойно исполнила партию Эльвиры Наталья Петрожицкая. И опять бесподобен был Дмитрий Степанович в роли Командора!

Ну, и , конечно, главный герой -Дон Жуан , которого в этом спектакле исполнял Дмитрий Ульянов. Не буду сравнивать его с Дмитрием Зуевым: другой голос, иная фактура и образ получился совсем другой - серьезный и трагический. Пел хорошо, мощно, но особенно голос раскрылся во втором действии, где накал достиг такой глубины, что я даже подумала - ничего себе « комическая опера «... Кульминация была очень напряженная, просто дух захватывало, когда Командор - Степанович увлекает за собой Дон Жуана, они взбираются вверх по конструкции и исчезают в преисподней.

Публика очень чутко и внимательно следила за действием, не отвлекалась на посторонние разговоры, в зале была абсолютная тишина... И в конце артистов наградили бурной и долгой овацией, цветами и криками Браво!

P.S. Конечно были и недостатки, но в дни премьеры не хотелось бы на них акцентировать внимание. В целом - спектакль это большая удача театра!!!


moty  http://olsan.diary.ru/p198127591.htm?oam#more2

Вернулась из театра.
Спектакль «Дон Жуан».
Премьера.
Смотрела неподготовленная - шампанское не наливают. И, видимо, не только зрителям. Артисты распелись токмо к концу второго и, увы, последнего действия.

И многоступенчатое сооружение,



трансформирующееся в гробы, тоже не сильно порадовало... А в остальном...



Пишет jaseneva

Черная шляпа Дон Жуана, или о Беспощадности красоты http://jaseneva.livejournal.com/131491.html

О спектакле МАМТа «Дон Жуан»

…Высокий и статный красавец, любимец женщин, поэт наслаждения и плотских утех всевозможных видов, удачливый любовник, смелый дуэлянт, жестокий шутник, циник и художник, Дон Жуан заставляет забыть о том, как отрадно и похвально быть нравственным, как страшно впасть в руки мстителей, как горько – быть проклятым навеки, потому что здесь и сейчас, на сцене МАМТа, он и только он – подлинный герой, гений, он же демон-обольститель, он же – сама человеческая природа, внеморальная, вневременная, признающая только одну правду – правду собственного удовольствия…

Садясь к старинным клавесинам, остальные персонажи оперы как будто договариваются разыграть перед зрителями очаровательную и поучительную историю с прологом и эпилогом о наказанном развратнике. Неслучайно дотошный Лепорелло, как трудяга-писатель, подробно протоколирует каждый шаг своего патрона, дон-жуанский список составляет, сохраняет, так сказать, для потомков.

В предисловии к спектаклю авторы предупреждают, что заявленный Моцартом жанр – «веселая драма» – сложен для постановки и восприятия, но, строго говоря, само желание возродить именно комическое (а не философское) прочтение «Дон Жуана» можно только приветствовать (трагедий у нас и без того хватает). В конце концов, о чем эта опера, как ни о легкой моцартианской натуре, во всем слышащей волшебную музыку жизни, но вдруг столкнувшейся со страшным черным человеком и его занудным «моменто море», грохнувшем в самый разгар праздника жизни, прямо под «Voi Che Sapete». Да и вообще перекличек со «Свадьбой Фигаро» множество: и виртуозные речитативы, и дуэт-соперничество двух мужских баритонально-басовых голосов, и все эти переодевания, выдавания себя за другого, мнимые и не очень измены, мужское и женское коварство – все то, что блестяще обыграно в постановке Тителем, и что, конечно, раскрывает первую часть жанрового определения – «комическое», «веселое». – И вот тут Лепорелло, слуге, обреченному, совсем как Сальери, вечно завидовать удачливости и лихости патрона, дается шанс на миг отбросить принципы и обернуться Дон Жуаном, своим кумиром… У них получился поразительный по слаженности и эмоциональной и смысловой нагрузке дуэт: виртуоз во всем Дон Жуан и не уступающий ему в желаниях, но не способный рисковать Лепорелло, отблеск, тень его плаща, сниженный и страдающий от этого двойник – недаром Гофман, населивший литературу романтическими безумцами и двойниками, так любил именно Моцарта (Амадей в его имени – дань увлеченности музыкой Моцарта), и именно – «Дон Жуана»!

Но, с другой стороны, драматическое, переворачивающее душу звучание этой музыки тоже не спрячешь. История начинается попыткой насилия и убийством, движется вперед исключительно жаждой мести всех добропорядочных персонажей, а заканчивается, несмотря на комические куплеты в финале, совершенно трагической сценой ухода во ад. Когда Командор через ряд клавесинов, этих отнюдь не немых свидетелей, утаскивает, утягивает Дон Жуана туда, в смерть, в преисподнюю, то жутко становится не по-оперному… А честное бесстрашие Дон Жуана и его верность себе только усугубляют ощущение непреодолимого разлада между жизнью с ее красотою и музыкой радости – и тьмой смерти, страсти, страдания и чувственности…

Да, Дон Жуану вольно жаждать земного блаженства, ведь натура его – ночная серенада, аромат женщины, виноградные гроздья страсти. И он абсолютно не хочет помнить о том, что любая любовь всегда чуточку вы_падение, всегда – рубеж и почти что смерть, пусть даже и понарошку. Он весь такой – в элегантно-озорной шляпе, с шампанским и шпагой в руках… Смотря, как мощно и как легко этот образ делает Д. Ульянов, забываешь о том, что басы обычно мыслятся суровыми священниками/жрецами или великими полководцами. Правда, царственным его Дон Жуан все равно быть не перестает, но именно та самая царственность, героичность и заставляет верить в слезы донны Эльвиры или лукавую готовность Церлины потерять головку. – Но для остальных-то встреча с дон Жуаном фатальна примерно так же, как и его самого – с Командором. Чудно и точно об этом – у Бунина. Любовь приходит из потустороннего мира, взламывает все в грудной клетке, а потом, не оглядываясь на катарсис, возвращается обратно в свое неземное. И все. А дальше – живи как хочешь.

Три героини оперы – три модели женской натуры, женского поведения. Романтическая, неземная донна Анна (неземной же голос Хиблы Гирзмава, ее талант и темперамент трагической королевы), эмоциональная и сострадательная, любящая вопреки донна Эльвира, которую Н. Петрожицкая строит в диапазоне от истерички до всепрощающей Гретхен и которая, несмотря на торжество добродетели, плачет (оплакивает) в финале, ловкачка и очаровашка Церлина, которая умеет быть такой, какой ее видят мужчины… Понятно, что в каждой из них Дон Жуан любит прежде всего Женщину как образ, как идею Платона, как Идеал, принявший телесную форму, но мстят-то они ему с такой яростью не за то, что полюбил, а за то, что «вечно любить невозможно». Но разве Дон Жуан в том виновен? Непреходящая тоска по красоте и любовной гармонии, одинаково мучающая его и их, разрешается разве только в музыке Моцарта, но все-таки не пространстве записей Лепорелло. Вот они торжествуют в итоге: Церлина получает своего добропорядочного крестьянина, Эльвира – свое одиночество, а донна Анна умоляет терпеливого жениха отложить свадьбу на год, чтобы еще попечаловаться. Кто-то из них счастлив совершенным возмездием? Собственной правотой?

Может быть, только таким величинам, как Моцарт и Дон Жуан, позволено весело обыгрывать тему сметающих все на своем пути красоты, страсти и смерти, – просто потому, что Моцарт и Дон Жуан умеют это делать с заражающей и завораживающей легкостью, убеждая, что ничего рокового и трагического на самом деле и нет, пока музыка прекрасна и своим ладом созвучий примиряет противоречия.


Anna_Duke

Дон Жуан – театр Станиславского. http://www.afisha.ru/performance/98944/review/548107/

Постановка производит очень двойственное впечатление, так как с музыкальной точки зрения и подбора ансамбля опера выглядит очень достойно, а с точки зрения визуальной и театральной впечатление, мягко говоря, двойственное. Сначала о том, что понравилось. Во-первых, Хибла Герзмава в роли Донны Анны, которая пела прекрасно, было очевидно, что это примадонна, солистка высокого класса, голос у нее очень глубокий, с богатыми оттенками, интонационно насыщенный. Моцарт – гений, этот постулат самоочевиден. Понравилось исполнение, оркестр под управлением английского дирижера Уильяма Лейси. звучал замечательно и точно. Остальные голоса, кроме Герзмавы, звучат достойно, но не вызывают восторга. Дон Жуан (Дмитрий Ульянов), Лепорелло (Денис Макаров), Мазетто, Дон Оттавио, Донна Эльвира, Церлина и Командор честно отрабатывают свои партии, и, если бы не было Герзмавы, то не было бы такой огромной разницы между ее космическим исполнением и остальными солистами.

Собственно, комплименты на этом исчерпаны, перейду к критике. В Дон Жуане Тирсо де Молины и Лоренцо да Понте присутствуют заигрывание, страсть, горе, отчаяние, разочарование, жажда мести, порочность, в нем нет полутонов и переходов, все чувства очень обнажены и понятны. Во время арии Лепорелло “Madamina, il catalogo e` questo” зал должен лежать от хохота, Ферруччо Фурланетто тому прекрасный пример, с неподражаемым длиннющим свитком в руках, который он разворачивает перед оторопевшей Донной Эльвирой. А тут мы видим совершенно неотличимых Дон Жуана и Лепорелло, причем последний листает черную гроссбуховскую тетрадь, перечисляя трофеи своего хозяина, как если бы докладывал о продаже сукна или бочек с сельдью в одном из городов Ганзейского Союза, а сам выглядит как потасканный торговец в пропыленном сюртуке. С точки зрения актерской игры очень все странно, исполнителям явно была навязана режиссером Александром Тителем очень ломаная, неестественная угловатая пластика, странные вывернутые позы, даже в сцене соблазнения Церлины в дуэте «и хочется и колется» - “Qui ci darem la mano …. Vorrei e non vorrei” - где язык тела и рук так же важен, как и вокальная экспрессия, слушатель не верит, что Церлина “vorrebbe”, хотя, быть может, режиссер хотел таким образом выразить тот факт, что у Дон Жуана ничего не получится, ведь после смерти Командора и него и правда не получается пополнить свой список ни единым именем.

Декорации современные и очень лаконичные, представляют из себя с одной стороны этакую Испанскую Лестницу, составленную из шести рядов фортепиано, вырастающих вертикально, в которых, при соответствующем освещении, ясно читается аллегория гробов и кладбища, а с противоположной стороны поворачивающейся конструкции – увешанная нарочито красным кровавым виноградом стена виллы Дон Жуана.

Собственно, сам главный герой – тут все по Станиславскому, не верю совсем. Как хотите, но Дон Жуан должен обладать мужской харизмой, должен источать тестотерон и порочность, зритель должен понимать, почему у него “in Ispagna son gia` mille e tre”. А тут мы видим полноватого, лысоватого и рыхловатого женатика с нулевым тестостероном, да еще и одетого во все тот же замусоленный лапсердак. И где страсть, секс и порочность, спрашивается? Дамы тоже одеты странновато, меньше всех повезло Церлине (Евгения Афанасьева), худенькой и с тонкими ножками, которую нарядили в овечий парик и белую юбку – солнце с пиджачком, да еще заставили совершенно негармонично бегать по сцене вприпрыжку и демонстрировать ножки-палочки. Остальные в светлых длинных платьях с корсетами из эпохи безвременья.

Вообще, осовременивание имеет право на жизнь, как, например, в очень спорном Золотом Петушке в Большом, или в Гамлете Королевского Национального Театра Лондона, с жесткой милитаристской эстетикой нашего времени, но тогда речь идет о законченном и выразительном художественном языке, об эстетике, которая складывается в систему, тогда как в случае Дон Жуана, эстетическая и визуальная часть спектакля вызывает вопрос «зачем?».

Надо заметить, что во втором отделении действие стало чуть динамичнее, да и певцы разошлись, поэтому впечатление было чуть более живое, но финал, в котором Командор тащит Дон Жуана спиной (!) вверх во составленным вертикально фортепьяно и в конце концов на четвертом уровне – метра 3 – 4 от земли (премия по скалолазанию – представьте, спиной лезть вверх, да еще и петь при этом!) и они один за другим проваливаются в преисподнюю, оставил впечатление неловкости и искусственности.


Лапшин Олег

«Дон Жуан», Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко https://www.facebook.com/photo.php?fbid=704028959655746&set=a.170283786363602.42176.100001459445287&type=1

Гости столицы, да и многие москвичи искренне уверены, что за оперой – это в Большой. В Больщой меж тем – за балетом

А куда же за оперой? Если Геликон никак своего помещения не обретет, а Новая Опера сейчас больше по части фестивалей, да и скандалы в ней постоянно тлеют.
Ответ вроде бы прост. Из последних 5 Золотых масок за лучший оперный спектакль 3 (три!!!) получил именно этот театр. И еще целый ряд прекрасных постановок «остался за кадром»

Однако нынешний «Дон Жуан» способен этот ответ поставить под сомнение.
С голосами все превосходно и даже более того Стасик отдал спектаклю практически весь свой золотой запас.

У женщин Герзмава-Петрожицкая и примкнувшая к ним Афанасьева. Сложно даже сказать, кто краше. На мой взгляд Петрожицкая кроме замечательного пения еще и не менее замечательно сыгравшая горечь от измен мужа вкупе с любовью к нему и готовностью простить, Но при этом исполнение Герзмава «Crudele!.. Non mi dir, bell’idol mio» хоть и уступает известной записи Нетребко, но все же привело зал в восторг.
 
У мужчин Степанович-Ульянов-Балашов. Ульянову в заглавной роли, на мой взгляд, сильно не хватает драйва и сексуальности, Он скорее похож на тирольского фермера, помнящего что ему надо ухаживать за женщинами, но забывшего зачем, А Балашов по традиции оживает в основном тогда, когда оказывается один на авансцене и может насладиться вниманием почтенной публики, Но и здесь вокал отменный.

Как прозорливо заметила одна известная театровед, встреченная мною в зале: «Если бы это было концертное исполнение, цены бы не было». Золотые слова. Даже при том что оркестр далек от желаемого, В начале был и вовсе ужас, духовые отставали от струнных, а все вместе они расходились с певцами. Потом положение дел потихонечку выравнивалось, но нет-нет, диссонансы все равно возникали,
Но и при этом такого блистательного созвездия певцов в столице в этом сезоне даже близко не наблюдалось!!!

Но проблема то в том, что это не концертное исполнение, а спектакль. Ждешь большего. Однако режиссер Титель вопреки обыкновению на этот раз не придумал ничего, То есть совсем ничего, О чем он ставил? Кто знает, Каков Дон Жуан? Да никаков. Кьеркегор с его словами о демонической жажде желания в гробу бы перевернулся, Статичные мизансцены, даже известный секстет мстителей с Лепорелло опять же вокально прекрасен, но по движению никаков, И в результате самое неожиданное для «Дон Жуана» - на сцене царит скука полнейшая.

И все таки ответ на начальный вопрос все тот_же: сейчас лидирует Стасик. Вокальные партии здесь, «Тангейзер» в начале сезона, Лучше в Москве нет.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
14 июня, суббота, 19:00
Премьера Основная сцена
Дирижер-постановщик: Уильям Лейси
Дон Жуан: Дмитрий Зуев
Лепорелло: Антон Зараев
Дон Оттавио: Артем Сафронов
Мазетто: Максим Осокин
Донна Анна: Мария Макеева
Донна Эльвира: Елена Гусева
Церлина: Дарья Терехова
Командор: Феликс Кудрявцев


Пишет Слава (_arlekin_)
2014-06-14 23:22:00 http://users.livejournal.com/_arlekin_/2853107.html

«Дон Жуан» В.А.Моцарта в МАМТе, реж. Александр Титель, дир. Уильям Лейси

Дирижер Уильям Лейси с МАМТом сотрудничает не впервые, но, кажется, первый раз - с Александром Тителем, по крайней мере, на площадке руководимого им театра. Лейси вообще часто выступает в Москве, совсем недавно он вполне успешно представил концертную версию «Орфея» Глюка в КЗЧ:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2835337.html

Его работа в «Дон Жуане» - ровная, оркестр звучит слаженно, гладко, темпы выверенные. К третьему представлению и с певцами взаимопонимание достигнуто, а отдельные шероховатости в ансамблях общего дела не портят - я сознательно шел на состав без Герзмавы: исполнители практически те же: Елена Гусева (Донна Эльвира), Дмитрий Зуев (Дон Жуан), Антон Зараев (Лепорелло), Мария Макеева (Дона Анна) и др.

Гораздо больше проблем во взаимодействии режиссера со сценографом. Яцовскис - постоянный соавтор Туминаса, а также, что вполне логично, и Туминайте. Для «Дон Жуана» Яцовскис выстроил пятиэтажную шестибашенную конструкцию, составленную целиком из пианино (6х5=30), частично «выставивших напоказ» свои музыкальные механизмы. Решение, довольно характерное для Яцовскиса, фортепианные остовы использующего нередко. Но в опере, надо думать, инструмент должен означать, во-первых, что пространство действия - чисто условное, внутритеатральное, а во-вторых, что главный герой здесь - музыка. Ну музыка так музыка, однако декорация не стоит на месте, она вращается, оборачиваясь с изнанки стеной, увитой, вернее, затянутой, не считая отдельных проемов, спелыми гроздьями красного винограда, и настоятельно требует мизансценического освоения.

Может быть, я чего-то не уловил, но у меня возникло ощущение, что персонажи ползают по конструкции и внутри нее больше из необходимости придать смысл присутствию этой громоздкой постройки на сцене - вроде бы несущей в себе некую метафору, но на редкость малофункциональной. С «фортепианной» стороны освоение по большей части доходит едва ли до «второго яруса» - выше уже слишком опасно; с «виноградной» попроще, там артисты перемещаются по внутренним креплениям конструкции и специально для их удобства добавленным перекладинам, поэтому видно их только если они выглядывают в просветы между пышными кистями зрелых ягод, но толку в том ничуть не больше. Виноград же волей режиссера превращается в символический образ-лейтмотив, с невнятным, правда, содержанием, но проходящий через все действие вплоть до того, что не только ужин Дон Жуану в последний раз накрывают исключительно виноградом, но и заявившуюся с запоздалым увещеванием Эльвира герой укладывает на стол, осыпая красными гроздьями. Внешне это выглядит достаточно эффектно, особенно если учесть, что в целом колорит оформления Яцовскиса привычно небросок, черное и белое дополняют пастельные тона, а красный виноград на это фоне оказывается единственным ярким пятном в общей гамме. С виноградом также связано и вино - им, не рассчитывая на одну лишь серенаду (тем более, что как раз на Серенаде у Зуева возникли проблемы с голосом), Дон Жуан подпаивает Эльвиру, вино он льет на белое свадебное платье Церлины, ну а бедный Мазетто, чтоб охладиться, сам себе опрокидывает почти целую бутылку на голову.

Помимо громоздкой и неповоротливой основной декорации, антураж довершает легкий и, несмотря на черный тон, полупрозрачный занавес, который ходит из кулисы в кулису, красиво развеваясь - через него, прям как Гамлет Полония, убивает Командора Дон Жуан. Дополнительным сценографическим элементом служат мраморные плиты, сложенные в блоки - они могут выполнить, например, функцию стола или просто подставки. Стулья - некоторые круглые и вращающиеся, как для пианиста, а другие - обычные, на четырех ножках со спинкой. Со стульями много играют - их переворачивают, бросают, за них хватаются...Надо ли это все воспринимать через «театр в театре» (или, если угодно, «театр в музыке»?), а может, это такой фантастический мир, обитатели которого и проживают внутри музыкальных инструментов? Пошутить на сей счет проще, чем придать увиденному осмысленности, концептуальности, а тем более уловить мысль, заложенную непосредственно режиссером.

Наконец, еще один атрибут - книжка, или тетрадка, которую можно принять за пресловутый «дон-жуанский список», если б с ним не сверялись слишком часто - похоже, что в том списке не только бывшие, но и будущие возлюбленные героя, и прочее там тоже прописано наперед, судя по всему. Может, это либретто, а то и вовсе партитура оперы?

В плане психологической разработки характеров можно попробовать зацепиться за то, что Дон Жуан (во всяком случае, у Дмитрия Зуева) - сильная личность, чье воздействие распространяется отнюдь не только на женщин. К примеру, Лепорелло в некоторых случаях явно подражает повадкам хозяина. Дон Жуан, скажем, бесстрашно ведет себя (то есть поет) под дулом приставленного ко лбу и к груди пистолета, да и сам легко играет под занавес первого акта в «русскую рулетку» - нажимает курок, целясь в себя, потом палит в воздух - и раздается выстрел. Так же смело он хватается не просто за руку, а за фантастическую, выпадающую из общего скромного визуального ряда железную перчатку в остальном одетого в обычный костюм Командора прежде, чем он в кульминационной сцене утащит его - не вниз, а вверх: единственный за три с половиной часа случай, когда пятиэтажная декорация с «фортепианного» бока задействована выше второго «яруса» - «ад» разверзается аж на четвертом уровне. Но ни на демонического злодея, ни на отвязного распутника, ни на безвинную жертву злонамеренных заговорщиков (как в постановке Чернякова), этот Дон Жуан не тянет. Просто излишне самоуверенный мужчина - не мелковато ли для Дона-то Жуана?


Людмила Широкова

Моцарт « Дон Жуан « 14 июня. http://vk.com/wall208676785?w=wall208676785_539%2Fall

Вот и завершился премьерный показ оперы Моцарта « Дон Жуан «. Третий премьерный спектакль был отдан молодежному составу, который, по сути, явил парад мужских голосов и каких: один лучше другого!

Антон Зараев - Лепорелло. Для Антона этот год выдался насыщенным премьерами. В начале сезона Вольфрам в «Тангейзере»,затем Амонасро в «Аиде» и теперь Лепорелло. Все работы ему удались и последняя тоже. Образ ему очень подходит, а о вокале могу сказать только восторженно: роскошный голос, благородный глубокий тембр, да и технически все получилось.

Артем Софронов - Дон Оттавио. Изумительный по красоте тембр и ровное звучание по всему диапазону. Просто завораживающее пение!

Максим Осокин -Мазетто. Актерски безупречная работа, а в плане вокала не все получилось, особенно чувствовались проблемы с дыханием.

Феликс Кудрявцев - Командор. Первое появление в начале оперы было скованным и невнятным, а в конце в кульминации так раскрылся и так зазвучал, что в итоге получился поистине демонический образ!

И, наконец, главный герой - Дон Жуан - Дмитрий Зуев. Браво! Блестящая работа! Можно сказать, что Дмитрий не только красавец и любимец женщин, а прежде всего прекрасный артист, обладающий великолепным сильным и красивым голосом. Видно, что он много работал над партией , что и позволило ему мастерски провести весь спектакль. А за исполнение арии отдельное Браво! Дон Жуан у Зуева - легкий, ироничный, обольстительный. Как он соблазнял Церлину! Разве можно устоять перед таким мужчиной!!!

Что касается женских партий, то здесь не все так радужно. Девушкам не позавидуешь, ибо партии очень сложные технически, скачкообразные и протяженные. Не всем все удалось, хотя девушки все красавицы и , безусловно, талантливые. Очень мне понравилась Дарья Терехова - Церлина. Чудесный тембр голоса и прекрасная актерская игра. Такие роли Дарье хорошо удаются, близки ей по темпераменту и выглядела она естественно и органично. Елена Гусева -Донна Эльвира. Очень люблю Елену, ее сильный красивый голос! В начале , видимо, сказалось волнение, а вот в конце была очень хороша! Мария Макеева - Донна Анна. Образ самой Анны мне был не очень понятен, да и вокально не очень убедительно.

Это только начало и всем есть над чем работать! Хочу особо отметить безупречное исполнение речитативов всеми артистами. Речитативы исполнялись в быстром темпе, на разной динамике, действие не тормозилось. Какая титаническая работа проделана! Браво всем! Премьерный марафон завершился. Видно, что спектакль полюбился зрителям. Несмотря на длительность, смотрится на одном дыхании, очень интересно. И очень достойные исполнители! Поздравляю всех с премьерой и такой большой удачей


Александр Юдин https://www.facebook.com/permalink.php?id=100006440124421&story_fbid=1627703870787601

14 июня были в Стасике. Очень хороший Дон Жуан Моцарта у них получился. Прекрасно сыграно, спето. Как всегда для тех, кому Моцарт не безразличен, был праздник, послевкусие от которого длится до сих пор. Вечером капал дождик, а в голове крутились моцартовские мелодии. Они сделали спектакль так, что казалось сам Моцарт среди нас, так легко они передали его музыкальное существо. Как всегда Стасик подарил гостеприимность и теплоту, в которой очень приятно в душе укладываются эмоции от спектакля. Наверно, если бы спектакль волей форс-мажора заменили, чувство обиды доказывало привязанность к театру и волшебству, которое он дарит. Да, вот такой экзистенциальный позитив. Завидуйте!


Наталья Д. https://www.facebook.com/100002022312006/activity/658894660854605

Разочарованию не было предела. Мало того, что было полное ощущение, что попали в театр абсурда, что уже неудивительно, когда читаешь, кто ставил спектакль. Артисты не пропевали музыкальные украшения, иногда было похоже на вытье, не успевали за оркестром. Дон Жуан (Зуев) занимался самолюбованием. На все это можно было закрыть глаза, если бы пела примадонна. Но оркестр, как всегда был хорош, так что многие сидели закрыв глаза и просто наслаждались чудесной музыкой. Потому как то, что было на сцене скучно, мертво и неинтересно, а очень жаль!!! И, поверьте, это не только мое личное мнение! Иной раз, мне кажется, руководству нежно любимого театра нелишне походить в буфете, атриуме во время антрактов и послушать мнения людей. не могут же все иметь дурной вкус и все такое. С уважением


Пишет Лев Семёркин (lev_semerkin)
2014-06-15 12:37:00 http://lev-semerkin.livejournal.com/600322.html

Уроки музыки (молодой дон и старое пианино)
«ДОН ЖУАН», А.Титель, МАМТ, 2014 г.
.
Дон Жуан в этом «Дон Жуане» был, а это уже половина успеха. Дмитрий Зуев – Дон Жуан молодой, с харизмой, актерской и певческой, облик и голос победителя, напор визуальный и акустический.

Вторая половина успеха спектакля - музыка. Музыка Моцарта в исполнении Уильяма Лейси, Александра Тителя и Адомаса Яцовскиса была вторым главным героем.
В конце концов второй герой (музыка) в самом буквальном смысле поглотил (поглотила) первого (Дон Жуана).

Зачем среди людей появляется такой Дон Жуан? Зачем среди людей появляется такой Моцарт? Чтобы дать людям урок. Это урок непростой, нелинейный, не «мораль басни», или не только мораль, но и что-то еще.

Концепция спектакля одновременно и очень изощренная и очень простодушная.
Изощренная с самой передовой линии современной оперной режиссуры, которая наконец-то преодолела оппозицию буквализация/актуализация и свободно перемещает действие и из Севильи в плащах и из Москвы в джинсах в иное театральное пространство, в пространство символическое («Дон Жуан» Карсена).
И очень простодушная, из детства, из уроков в музыкальной школе (здесь спектакль продолжает линию замечательно-остроумной «Волшебной флейты», с малой сцены театра).

Оттуда из детства это старое пианино фабрики «Заря». Шесть персонажей оперы на уроке музыки. Опера дает им урок. В финале они выходят на авансцену и докладывают зрителям выученное, оформленное в виде простого нравоучения. Первый раз вижу в «Дон Жуане» такой прием, раньше в Германии так ставили «Волшебную флейту», каждый эпизод заканчивался «моралью», вынесенной на авансцену и обращенной прямо в зал.

А потом все убегают со сцены (последним убегает Лепорелло с конспектом), а музыка остается.

Музыка в спектакле зримая. В роли музыки – декорация. Можно смотреть на нее спереди и тогда это стена, или занавес, или пять нотных линеек собранных, набранных, как из кирпичей, из старых инструментов. Черные доски потерты, кое-где доски выломаны и в дыры видны внутренности, в полутьме тайные струны поблескивают золотом сквозь патину. Детский вопрос – что там внутри пианино? как устроена музыка?

И еще один вопрос, а что там с обратной стороны, с изнанки?

Режиссер удовлетворяет наше любопытство и поворачивает декорацию. С оборотной стороны пианино обито бархатом – ярко красным и зеленым, в контраст со строгим цветовым сочетанием фасада – черное (дерево), белое (клавиши), золотое(свечи). Бархатная обивка тоже сильно потерта, зияют дыры. Но местами цвет еще ярок и воображение дорисовывает праздничную картину – буйную растительность, живую изгородь, грозди и ягоды. Изнанка полна жизни - влюбляются, ревнуют, обольщают, играют свадьбу, танцуют на празднике, в растительный орнамент вплетаются не только персонажи, но и музыкальные инструменты, оркестру тесно в яме, музыка как на дрожжах восходит, пенится и поднимается на сцену.

Потом декорация снова поворачивается фасадом. Если посмотреть на фасад в перевернутый бинокль, удалить его в темноту, останутся видны только свечи и он превратится в звездное небо. Вид спереди на стену, сменится видом снизу верх, в звездное небо над головой.

В следующей сцене еще одна смена ракурса. Тут веселая, грациозная музыка внезапно омрачается тяжелыми трагическими аккордами, земля уходит из-под ног (качание – один из основных лейтмотивов оперы, когда-то подчеркнутый в венецианской постановке Лоузи, не на прочной тверди это град, на воде). Смотрим на черную стену сверху и видим морскую пучину, золотистую рябь на поверхности темных вод, по волнам плывет статуя командора и тащит за собой Дон Жуана, в конце концов он скрывается «в набежавшей волне».

А если вернутся к обычному ракурсу, к взгляду на декорацию спереди, мы увидим не падение героя в адскую бездну, а наоборот, восхождение. Вверх по нотным линейкам, как по ступенькам. И где-то там между нот тягучего аккорда ре-минор герой проходит сквозь стену и исчезает внутри пианино. Сверкнул, всех обольстил и спрятался.

Как некий херувим,
Он несколько занес нам песен райских,
Чтоб возмутив бескрылое желанье
В нас, чадах праха,
после улететь!

И комменты из ФБ Льва Семёркина к его посту: https://www.facebook.com/permalink.php?id=100004452191829&story_fbid=304964519661952

Лапшин Олег Надо Зуева послушать, потому что Ульянов, как я писал, поет, но не играет

Лев Семёркин а мне другой состав остальных персонажей, кроме главного. что играли остальные я не всегда понимал, а распелись они только во втором действии, весь спектакль от начала до конца только Зуев зажигал.

Лапшин Олег О, я в отчете написал, что то, что играл первый состав я тоже не понимал. Так что это проблема не состава, Но зато как пели:)

Лев Семёркин я рассчитывал на чередование составов, но в третий день из первого был только Зуев. Надо идти еще раз, «на Герзмаву» и м.б. постановка прояснится.

Марина Тимашева а что не прояснилось-то? Лев, з вашего ЖЖ все ясно, мне кажется

Лев Семёркин увы, я так и не понял истории, которую разыграли шесть персонажей (для нас и для себя), только фрагментами что-то завязывалось (у Церлины, у Лепорелло)

Марина Тимашева Лев, а чем эта история ( в спектакле) отличается от истории в самой опере? То есть - можете ли вы определенно сказать, что у Моцарта ( и по либретто) она о том-то и том-то? Там есть комические и трагические темы, драматические и лирические. Есть герой - молодой, наглый, безбожный повеса, жадный до женщин. Есть женщины, которые сами рады обманываться. Одни - глупые, другие умные, но навязчивые, третьи просто завороженные Жуаном. Сам он до поры до времени человек пустой. Однако, в финале выясняется, что храбрый, гордый, не склонный менять убеждений даже под угрозой расстрела:-) Есть кара, то есть Командор. Дальше мое дело - жалеть Жуана или признать, что поделом ему. Впрочем, и поделом, и жаль. Мне кажется, что это есть в спектакле. Но есть и что-то еще, более серьезное, метафорическое.

Лев Семёркин да, у Дон Жуана все это есть, логика выстроена (кого-то за ручку берет, кому то грудь подставляет), а вот например Анна, в опере она неприступная, а в спектакле доступная. Оттавио, он какой ? (в других постановках он анемичный, романтичный, платонический, а здесь я не уловил). То ли недоделано, то ли недоиграно, то ли я недосмотрел за всеми

Марина Тимашева Оттавио мне очень понравился, он влюбленный, просто влюбленный мальчик. Анна - почему она доступная? В конечном счете, она для него доступная, конечно. А по ходу дела ясно, что она хочет мстить, но и не хочет в то же время. Что чем сильнее в него влюбляется, те больше призывает мстить. Может, я какие-то подробности упустила?

Лев Семёркин а может (и даже наверняка) это я какие-то подробности пропустил, но я видел, как смачно целовал Дон Жуан Анну уже после первой сцены и перед сценой, где она по сюжету его «опознала». Оттавио - влюбленный мальчик - очень хорошая идея, но я только у Вас в фб об этом прочитал, сам не увидел. Мне совсем не понравилось, как он спел первую арию (сдавленным голосом) и я потерял к нему интерес.

Марина Тимашева ну, мы же говорили не про пение, а про драм. наполнение. Она его опознала, кажется, после того, как он ее целовал. После произнесенной им фразы. Так мне кажется. Но я один раз видела, может, ошибаюсь

Лев Семёркин хочу совершенства, не хочу отделять пение от драм. наполнения, в пении всё должно быть слышно (в первую очередь, драматическое наполнение во-вторую). Вот в Зуеве - Дон Жуане было и то и другое в полной гармонии.

Марина Тимашева Лев, все так хотят, но по драматической линии, мне кажется, режиссер довольно внятен.

Лев Семёркин по первому разу мне показалось, что с декорацией ему было проще, чем с певцами/актерами , надеюсь на второй раз.

Марина Тимашева актеры всегда постепенно входят в роль, а мы ходи на премьеры:-)
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Идёт ли сегодня кто на спектакль?

Я на эту премьеру не ходила по причинам, изложенным вот здесь http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,6096.msg134730.html#msg134730, но по моей просьбе очевидец написал отчёт о спектакле 14 июня.

«Я посетил спектакль 14 июня, последний из премьерной серии из трёх спектаклей. Это был спектакль второго состава, а из премьерного состава участвовали только Дон Жуан (Дмитрий Зуев) и Мазетто (Максим Осокин).

Общее впечатление от спектакля: музыкальная составляющая была очень хороша, пение солистов было «с переменным успехом», а вот сама постановка, можно сказать, практически отсутствовала. На сцене или ничего не происходило, или происходило что-то непонятное. То же можно сказать о костюмах, свете и других составляющих театрального действа. Будто бы кто-то задался целью максимально обезличить и нейтрализовать всё, что есть в сюжете «Дон Жуана». В итоге даже осталось такое ощущение, что я побывал на концертном исполнении оперы.

О том, что в МАМТе будет поставлен «Дон Жуан», стало известно почти два года назад, перед началом сезона 2012/2013. Тогда эта новость вызвала некоторый оптимизм, ведь незадолго до этого А.Б. Титель сделал в театре весьма удачную постановку оперы Прокофьева «Война и мир». Соответственно, с большим интересом ожидалась и следующая постановка режиссёра в театре, где он является художественным руководителем.

Хорошей новостью стало и приглашение на постановку «Дон Жуана» дирижёра Уильяма Лейси. Незадолго до премьеры Лейси ещё раз продемонстрировал свой высокий класс, продирижировав концертным исполнением оперы Глюка «Орфей и Эвридика» в КЗЧ.

А вот новости о том, каких именно артистов на какие роли решил назначить Титель, были для меня не такими приятными. За несколько лет постоянного посещения МАМТа у меня, конечно, сложилось своё впечатление о возможностях всех артистов театра и, конечно, для «Дон Жуана» у меня сложилась своя версия составов, «как бы мне хотелось» :) Так вот, вариант Тителя был довольно далёк от моего, а в некоторых случаях получилось так, что каких-то артистов, попавших в состав, я тоже «видел» в этом спектакле, но в других партиях :)) Поэтому я опасался, что спектакль может «не пойти» у меня. Однако сама постановка оказалась такова, что уже и не настолько важно, кто ещё мог бы быть в составе, кого можно было бы заменить. Не знаю, можно ли вообще «вытянуть» такую постановку и заставить её «заиграть»...

Как я уже сказал выше, постановочная команда будто задалась целью максимально обезличить спектакль. Минимализм в декорациях, по сути дела на сцене была лишь стена, сложенная из пианино, которая поворачивалась и перемещалась по ходу действия. С другой стороны стена была обложена гроздьями винограда. Ещё на сцене иногда появлялась небольшая конструкция, которая могла, например, служить столом на ужине у Дон Жуана. Ну и стулья, которые были тоже участниками действия: ими махали, когда шли бить Дон Жуана (а потом зачем-то сложили из них хитрую конструкцию), на них вставали солисты (как в детском садике на концерте), их последовательно укладывала на пол Донна Анна во время своей арии (или Эльвира? не помню, хорошо, если режиссёр помнит, кто именно из Донн должен укладывать стулья, ведь должно же это было что-то значить :) ). Света на сцене мало, всё обычно как бы в полутьме, иногда даже часть сцены по ходу действия прикрывается стыдливо занавесочкой. Костюмы также обезличенные, «вневременные», неяркие. Только на балу у Дон Жуана появляются музыканты в костюмах вроде бы как моцартовской эпохи, в камзолах, париках. Этим музыканты, безусловно, запоминаются, но лучше бы запоминались сами герои оперы. Но для них в этом спектакле никакой особенной режиссуры явно не предусмотрено, только запланированы какие-то перемещения по сцене и редко – отдельные действия. А в остальном, то самое ощущение концертного исполнения. Или полуконцертного, вроде того, как показывает спектакли Оперный театр Московской консерватории, или же порой бывают «полусценические» исполнения, когда при минимальных декорациях артисты выходят в концертных костюмах и поют наизусть.

Само действие тоже происходит, в общем-то, непонятно где. Ну, определенно возле стены из пианино. Точнее сказать невозможно. В программке, как положено, описано в каком акте что и где происходит, когда в комнате Донны Анны, когда во дворце Дон Жуана и т.д. Однако на сцене этого ничего нет. Можно предположить, что когда действие происходит в каком-либо помещении (или на кладбище), то стена поворачивается «пианинами» к зрителю, а когда действие происходит на улице, то виноградом к зрителю. Кстати, такую «вращающуюся» логику декораций совсем недавно демонстрировалась в МАМТе на спектакле Екатеринбургского театра «Борис Годунов», поставленном тем же Тителем. Там тоже была по сути одна декорация, которая поворачивалась, и действие происходило как бы внутри или снаружи огромной нефтяной цистерны http://www.classicalforum.ru/index.php/topic,9543.0.html. Но в случае с тем «Борисом» ещё можно было притянуть какую-то идею на тему власти и современной России. Что за идея была в «Дон Жуане», понять сложно. По-видимому, такая обезличенность режиссуры призывает зрителя включить собственное воображение. Многим зрителям это не по вкусу: тем, кто плохо знаком с этой оперой или артистами театра смотреть просто не на что и им скучно. Те же, кто включил воображение, скорее, увидели не смысл в данном спектакле, а просто помечтали, как можно было бы его поставить :)

На мой взгляд, так можно было бы поставить любую оперу. С такой пианинно-виноградной стеной на сцене и такими костюмами. Пианино всегда сгодится, ведь оно, безусловно, имеет отношение к опере. А растения и плоды можно заменять в зависимости от того, что ставим. Заменить виноград на яблоки – и будет «Евгений Онегин». Здорово, современно, без нафталина. Разве не может быть Онегин в таком костюме, как был Дон Жуан в этом спектакле? Определенно, может. Почему бы ему не спеть назидание Татьяне, встав на пианино, как тут поёт Дон Жуан свою арию? Хорошая идея! А Лепорелло, например, это готовый Ленский, и первый слог фамилии совпадает, и ходит, пишет в книжку – он же поэт. Конечно, вполне можно так, с минимальными поправками, поставить и «Евгения Онегина». Шутки шутками, но из спектакля совершенно непонятно, почему это именно «Дон Жуан». Все персонажи как-то сливаются, теряют свои характеры. Разве что Командор запоминается за счёт «каменной лапы», которую неожиданно достаёт из-за спины, чтобы пожать руку Дон Жуану.

Как-то так получается, что самым ярким на сцене является виноград. Он и цветом выделяется, и количеством, стена вот целая из него. Потом, виноград наваливают на стол Дон Жуану, когда он ужинает, ещё Дон Жуан этим виноградом зачем-то засыпает (или заваливает? засыпают, скорее, некоторые зрители в зале) Донну Эльвиру, а Лепорелло так и вообще прикладывает к причинному месту гроздь винограда и болтает ей (смешная шутка). В общем, вроде как получается опера про виноград.

Думаю, хватит говорить про постановку, тем более, что почти всё самое интересное о ней уже сказано :) Мне кажется, что она никакая, скучная. Единственный момент, который как-то обращает на себя внимание, это когда Командор утаскивает Дон Жуана в эту самую «пианинную стену». Для такой длинной и богатой разноплановыми персонажами оперы этого очень мало.

Лучше сказать о приятном. Украшением спектакля стал оркестр под управлением Уильяма Лейси. Музыку слушал с удовольствием. Думаю, что не только оркестрантам, но и певцам было приятно работать с таким дирижёром. Ну а зрителям точно приятно слушать качественное исполнение музыки Моцарта.

Теперь об исполнителях. Конечно, они были зажаты в рамки этой постановки (или её отсутствия), но всё же в какой-то мере можно было оценить актёрские качества и исполнение той или иной роли каждым из артистов, ну и, конечно, пение. Скажу немного обо всех в том порядке, как артисты указаны в программке.

Дон Жуан – Дмитрий Зуев. Очевидно, отбирая этого артиста на заглавную роль, Титель рассчитывал, прежде всего, на его внешний вид. Вид вполне подходящий. Но для исполнителя Дон Жуана обязательно сценическое обаяние, которым Зуев, на мой взгляд, не обладает. Этакий «холодный красавчик», да, это его роль, которую он всегда играет. Но Дон Жуан это куда более сложный персонаж, и, главное, обаятельный. А в опере – ещё и обаятельный по голосу, по тембру. В случае с Дмитрием ни о каком «бархатном баритоне» или ещё о каких-то понятиях, символизирующих красивый тембр, увы, речи нет. Тембр голоса жёсткий, как бы с металлическим отзвуком. Не должен быть таким Дон Жуан. Зуев очень старался спеть как можно лучше, в какие-то моменты даже получалось нормально, например, в дуэте с Церлиной. Ну а в знаменитой серенаде под аккомпанемент мандолины певец, как показалось, пару раз просто сфальшивил. По крайней мере, красивого, плавного исполнения не получилось. Конечно, имея такого Дон Жуана (подходящего внешне, но с вокальными проблемами), режиссёру надо было бы задуматься о каких-то сценических особенностях образа, чтобы обыграть имеющиеся плюсы. Но… про постановку сказано выше. Безлико.

Лепорелло – Антон Зараев. Хороший артист, ставший, как и почти все артисты жертвой отсутствия режиссуры. А ведь какой яркий персонаж Лепорелло, как интересно его можно исполнить! У Антона, безусловно, есть актёрские данные, и он был симпатичен на сцене. Но вот по пению в данном случае тоже не всё гладко, может быть, дело в том, что партия для баса, а Зараев баритон. Нельзя сказать, что певец не справился, вроде бы всё прозвучало, но было скучно слушать.

Командор – Феликс Кудрявцев. Этот персонаж не такой сложный и интересный, как Дон Жуан или Лепорелло, его надо качественно спеть. Или пробасить, как угодно:) Феликс вполне справился, может, в начале было не так звучно, но концовка удалась. Спето качественно. А затем, как уже говорилось, Командор своей каменной лапой эффектно утащил Дон Жуана «в пианины», за что ему тоже спасибо :) На общем фоне безыдейности постановки запоминающийся получился персонаж.

Донна Анна – Мария Макеева. Мне кажется, Марии просто пока рано исполнять партию Донны Анны. У неё хороший, звучный голос, но было впечатление невпетости, иногда излишней резкости звучания. Хотя в целом исполнено симпатично. Про образ же Донны Анны сказать просто нечего. Если даже не обращать внимания на постановку, это вообще для меня в этой опере самый загадочный персонаж.

Дон Оттавио – Артём Сафронов. В этом спектакле он мне понравился, пожалуй, больше всех в плане пения. Всё было спето ровно и красиво, молодец. Насчёт актёрской игры, трудно сказать, суетился вместе со всеми :) Мне кажется, Дон Оттавио это вообще не лучший персонаж для того, чтобы ярко проявить себя в актёрском плане, тут главное пение.

Донна Эльвира – Елена Гусева. Мне понравилось выступление Елены. Одна из немногих, кто запомнился именно как персонаж оперы, и пела Гусева красиво и осмысленно. Так что одна из лучших в этом спектакле.

Церлина – Дарья Терехова. Волею режиссёра, надо полагать, изображала какую-то тупую блондинку или даже женщину лёгкого поведения. Зачем и почему, непонятно, это совсем не про Церлину. Ну, бывает. А пела неплохо, будь у неё нормальное «сценическое задание» – могла бы выйти очень интересная Церлина.

Мазетто – Максим Осокин. Наиболее симпатичный персонаж в спектакле получился у Максима. Ему эта роль подходит и играл он её с энтузиазмом, насколько это было возможно. Пел на приличном уровне, замечательный Мазетто!

В заключение, хочу отдельно отметить миманс театра, который на поклонах неожиданно сложил некий акробатический этюд, в стиле физкультурников 1930-х годов а-ля «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство» :) Здорово, что хоть на поклонах Титель даёт артистам возможность показать свои способности!»
« Последнее редактирование: Июнь 16, 2014, 17:59:42 от Papataci »
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
В победе чувства над разумом — ключ к моцартовской тайне!

Премьера «Дон Жуана» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко

16.06.2014 в 16:12, Евгений Цодоков.

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла последняя премьера сезона – сыграли моцартовского «Дон Жуана». Почему я не употребил более стандартное и привычное слово – поставили? В этом есть определенный художественный смысл, о чём пойдет речь ниже.

http://www.operanews.ru/14061601.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Обольстить Жуана

16.06.2014, 00:09 | Текст: Ирина Муравьева http://www.rg.ru/2014/06/14/don-poln.html

В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко поставили знаменитую оперу Моцарта

Моцартовский шедевр, входящий в знаменитую "венскую тройку" оперных партитур, написанных на  либретто Лоренцо да Понте ("Так поступают все" - "Cosi fan tutte", "Дон Жуан" и "Свадьба Фигаро"), появился на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Спектакль "Дон Жуан" поставили  режиссер Александр Титель, дирижер Уильям Лейси (Великобритания), художники  Адомас Яцовскис (Литва) и Мария Данилова.

По совпадению спектакль "Дон Жуан" Александра Тителя вышел практически вслед чарующей "Cosi fan tutte", выпущенной на Новой сцене Большого театра. Но в реестре самого Тителя эта часть моцартовско-дапонтевской любовной трилогии числится с 2006 года - среди лучших его работ, сделанных в Музтеатре Станиславского и Немировича-Данченко. Тогда, в "Cosi" он нашел удивительный тон веселой и нежной иронии, так уместно украсившей моцартовскую меланхолию о природе женского непостоянства.

Теперь в "Дон Жуане" Титель обратился к глубинному феномену мужской чувственности, имеющему в мировой культуре своего главного проводника - знаменитого севильского любовника дона Жуана. Образ, волновавший Моцарта не столько своим необузданным желанием бесконечных наслаждений, за порогом которых остается несметное число женских жертв, сколько присутствием в жуановском мифе темы возмездия, вмешательства сверхъестественных сил. Моцарт передал в музыке это невероятное и потрясающее столкновение человеческой жизни и вторгающейся в нее иррациональной стихии - как чувственной, бессознательно инстинктивной, так и мистической, высшей, управляющей судьбой. Ироничный Моцарт, конечно, добавил "игры" в свою величественную драму, создав ее в веселом духе "giocoso" - "Наказанный распутник, или дон Жуан", но категорически отверг при этом ходульную схему "наказания за разврат".

Александр Титель последовал одновременно и за Моцартом, и за доном Жуаном, решив поставить  даже не историю распутника, а сам "принцип Дон Жуана" - то, что представляет собой его феномен с точки зрения современного сознания, прошедшего через психоанализ. Иллюстрация идеи - впечатляющий сценографический образ, соединивший в себе фантасмагорию сновидения и реальности, музыку и вечность: гигантское, под колосники, сооружение - пирамида-стена из черных фортепиано, напоминающих одновременно орган и стену колумбария. У этой стены и начнется отсчет времени в спектакле, когда подняв крышки с клавиатур, герои оперы заиграют ансамблем. На этих же черных-пречерных, как в кошмарном сновидении, крышках Дон Жуан овладеет донной Анной и убьет ее отца. Из недр этой же мрачной стены явится в финале покойник Командор (Дмитрий Степанович), завлекая Жуана в зияющие под крышками загадочные темные полости.

Но стена эта обернется к публике и своей другой, изнаночной стороной, увитой "дионисийской" виноградной лозой со спелыми алыми гроздьями. Это мир любовных утех Жуана, такой же глубинный, сновидческий как и мистика вечности. Только здесь сквозь неясные дыры плотной лозы проглядывают теперь прекрасные руки, головы, страсти. Женщины - разные "по масти": зрелая брюнетка донна Анна (Хибла Герзмава), утонченная рыжеволосая донна Эльвира (Наталья Петрожицкая), юная блондинка Церлина (Инна Клочко). Невозможно распознать, кто их них крестьянка, кто - донна, потому что все они - женщины Жуана.

Мужчины в спектакле тоже соответствуют Жуану: и Лепорелло (Денис Макаров), вдохновенно записывающий (творящий) его Книгу похождений, обманом овладевающий Эльвирой. И жених дон Оттавио (Сергей Балашов), от которого с криком убегает невеста донна Анна. И Мазетто (Максим Осокин), угрюмец, расцветающий только в любовной игре со своей Церлиной. Но центром этого крутящегося виноградного "рая" является, конечно, сам Жуан - воплощение обольстительной мужской харизмы. У Дмитрия Зуева Жуан - легкий, красивый, напористый, инстинктивно реагирующий на красоту и умело открывающий в женщинах их темперамент. Он искуситель, своего рода, обаятельный Мефистофель, который может проникнуть в каждого. И в финале, когда в потрясающей сцене с медленно надвигающейся в полумраке на публику колумбарной стеной Жуан с предсмертным криком "затягивается" под черную крышку, это вряд ли является для него концом: в любое мгновение он может появиться вновь. Он вечен, как архетип, как инстинкт, как принцип.

Поразительно, но сложнейший по структуре спектакль с многослойной оптикой получился у Тителя не перегруженным, а легким и подчеркнуто эстетичным. В спектакле красиво подана каждая деталь - от мизансцен до сценического света, от психологии персонажей до игры в маски, в переодевания, в символические сновидения. Но главное - не нарушена связь с моцартовской музыкой, которая под руководством Уильяма Лейси развернулась в эффектную звуковую картину с таинственными тремоло и зловещими унисонами, с раскатами литавр и нежными клавесинными речитативами, с любовными романсами и страстными ариями, искусно звучавшими у всех участников спектакля. Тот случай, когда хочется сказать: браво!
Che mai sento!

Оффлайн Predlogoff

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 27 237
  • (1962—2014)
Отзывы довольно сильно отличаются, особенно в сети. Видимо, чем ближе писатель к театру, тем лучше его отзыв :))
«Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не "открытие", а "закрытие"» (c) П.Л.Капица

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Пианино по дороге в ад

На Большой Дмитровке бушуют страсти

Майя Крылова http://www.newizv.ru/culture/2014-06-17/203272-pianino-po-doroge-v-ad.html

Премьера оперы Моцарта «Дон Жуан» прошла в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Спектакль поставил режиссер Александр Титель.

В могучем массиве музыки Моцарта «Дон Жуан» выделяется особо. Многие, в том числе и знаменитые коллеги-композиторы, считают эту партитуру лучшей в мире оперой: Чайковский, например, сравнивал музыку «Дон Жуана» – по воздействию – с пьесами Шекспира. Даже на уровне либретто Лоренцо да Понте история про любвеобильного дона полна глубин, прячущихся за оболочкой фарса. Казалось бы, что особенного? Обиженные дамы преследуют рокового соблазнителя, а тот и в ус не дует и с помощью пронырливого слуги продолжает похождения, чтобы в финале получить заслуженную кару от каменного гостя под морализирующий ансамбль преследователей. Но подтекст истории не так прост. Оперный Дон Жуан наделен таким дьявольским обаянием, что устоять не может никто – ни очарованные им девицы, ни современные режиссеры, которые наперебой реабилитируют былого негодяя. Il dissoluto punito – «Наказанный распутник» (таково второе название оперы) – преображается в торжествующего принца свободной любви, в символ, потешающийся над лицемерием и филистерством. Комическая опера с моралью «порок должен быть наказан» оборачивается манифестом современных нравов.

Александр Титель, судя по результату, решил совместить оба подхода. Мало того, он вообще никого не судит, а просто рассказывает, какой бывает жизнь. Коллизия оперы могла происходить везде и всегда: не зря герои спектакля одеты кто во что горазд, никаких привязок к определенной эпохе. По Тителю, все герои «хороши», поскольку человек по природе слаб и податлив порокам. Дон Жуан у режиссера нагл до дрожи, но и его противники – лжецы и (или) глупцы. В финале развратник проваливается в ад (каким способом – вопрос особый), но враги Дон Жуана при этом выглядят глупо-растерянными, как будто у них вырвали смысл жизни. В общем, правых и виноватых нет. Всегда права (и это режиссеру важно) лишь музыка Моцарта. Композитор мирится со всеми, вечной и безмерной гениальностью прикрывая полифонию сиюминутных и ограниченных человеческих страстей. Первые аккорды оркестра звучат, когда Дон Жуан и его окружение садятся за пианино и касаются клавиш. Так персонажи, запуская действие, буквально рождают трагедию из духа музыки, иное дело, как они партитурой жизни распорядятся – возможно, что и криво. Это же хотел показать и дирижер Уильям Лейси, трактуя музыку как сгусток противоречивых качеств: мощная тревога сопровождалась не менее мощной улыбкой. И нежными вздохами клавесина.

Сценограф Адомас Яцовскис соорудил на сцене высокую черную стенку из пианино. Это единственная декорация, правда, у нее две стороны, обратная стена покрыта спелыми кистями винограда. Сорванные красные гроздья, как отметка полнокровного веселья, используются в сцене свадьбы Церлины и на празднике в доме Дон Жуана: это же источник вина, которое, как известно, ударяя в голову, раскрепощает человека. Лежащую на столе Эльвиру Дон Жуан густо покрывает виноградом, укладывая гроздья ей на лицо и живот, чтобы нудная моралистка наконец от него отстала.

Многие пианино сломаны (из недр торчат струны), это, несомненно, признак общего мучительного разлада. Персонажи буквально живут в инструментах. Много лазают по лестницам (туда-сюда) в недрах многоярусной стенки, высовывая в ее отверстия головы, торсы и конечности. Часто поют на крышках пианино, в буквальном смысле попирая музыку (то есть, получается, гармонию бытия). Кульминация приема – финальная встреча Дон Жуана с Командором: последний, держа грешника за руку, утягивает его в разверстые недра инструмента. Причем делает это не на первом этаже стенки, отчего исполнители вынуждены показывать чудеса ловкости: петь и одновременно забираться – спиной, не видя, – по ступеням на высоту. А что слуга Дон Жуана – Лепорелло? Он, как Уотсон при Холмсе, играет роль летописца, таская толстую тетрадь с описанием интрижек и любовниц хозяина, тех самых, о которых поет в знаменитой арии. Прохиндей, верно, хочет выгодно продать написанный жизнью эротический роман и даже не боится каменного гостя: пока хозяина тащат в преисподнюю, слуга лихорадочно строчит в тетрадке.

Достойно спеть «Дон Жуана» – задача не более легкая, чем усмирить плоть главного героя оперы. Премьеру пели Наталья Петрожицкая (напористая Эльвира) и начинающая Инна Клочко (щебечущая Церлина). Дмитрий Зуев (Дон Жуан) с подъемом исполнил эпикурейскую арию с шампанским. Лепорелло (Денис Макаров) и Дмитрий Степанович (Командор), как и Сергей Балашов (Оттавио) с Максимом Осокиным (Мазетто), знаменуют вехи пути по освоению Моцарта труппой Музыкального театра. Но первый спектакль стал бенефисом блистательной Хиблы Герзмавы (Анна): ее густое, сильное сопрано играло сотней нюансов и трепетало нешуточной страстью. Когда так поют, высокая стенка из инструментов кажется более чем оправданной метафорой: музыка и впрямь превыше всего. Даже когда на пианино стоят ногами.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Гроб с музыкой

Моцартовский Дон Жуан в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко закончил грешную жизнь под крышкой пианино

Петр Поспелов Ведомости 17.06.2014, 106 (3610) http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/697651/grob-s-muzykoj

Сразу вслед за Большим театром, где поставили Cosi fan tutte, театр на Большой Дмитровке выпустил другую оперу Моцарта, но по той же схеме: иностранный дирижер плюс собственные певцы. Британец Уильям Лейси, как и его итальянский коллега в Большом, собственноручно аккомпанирует речитативы, а иногда и присоединяется к оркестру, который звучит подтянуто и слаженно. «Дон Жуан» — в меньшей степени ансамблевая опера, чем Cosi, но без точных ансамблей и здесь не обойтись, и они безупречно сделаны. Как и в Большом, поют два состава, порой смешиваясь: тон задает элегантный и звучный премьер-баритон театра Дмитрий Зуев в заглавной партии. Ему почти не проигрывают артисты второго состава, особенно хороша Донна Анна в исполнении Марии Макеевой — порывистая, страстная, с подвижным и большим голосом.

А вот на вид «Дон Жуан» по сравнению с роскошной постановкой Большого неказист. Зрительный образ спектакля задает сценография Адомаса Яцовскиса. Художник из драмы установил во всю высь сцены нечто вроде стены колумбария, с одной стороны закрытой корпусами десятков черных пианино, а с другой — увитой алым виноградом. В программке объясняется, что тот и другой образы присутствуют во снах мечтательных девушек, однако с Моцартом, в чью эпоху музыка принадлежала аристократам, мещанское пианино не вяжется. Режиссеру Александру Тителю осталось лишь пустить артистов гулять либо вокруг конструкции, либо внутри нее. Когда в ее же недрах пропадает Дон Жуан, за него особо не переживаешь, ибо адское пространство давно обжито.

Одна из мизансцен спектакля, впрочем, остроумно соответствует музыке. Существует традиция петь один из пассажей в конце арии Лепорелло с закрытым ртом. Титель выдумал наглядную причину: Лепорелло мычит, поскольку в этот момент занят лобызанием прекрасной ноги Донны Эльвиры.
Che mai sento!

Оффлайн Tantris

  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 11 115
http://www.kommersant.ru/doc/2492339

Из клавира с любовью

"Дон Жуан" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко

17.06.2014

Премьера опера
 
В Музтеатре Станиславского и Немировича-Данченко вышла последняя оперная премьера нынешнего сезона — "Дон Жуан" Моцарта, в списке постановщиков которой значится имя английского дирижера, кембриджского выпускника Уильяма Лейси. Он уже ставил в театре "Сон в летнюю ночь" Бриттена, и этот спектакль нельзя было не запомнить. Но "Дон Жуана" ждали не только поэтому. Другие новинки этого года были сделаны для музтеатра приглашенными режиссерами — сначала Андрейсом Жагарсом ("Тангейзер"), потом Петером Штайном ("Аида"). Теперь, наконец, и сам худрук театра представил свою работу. Ее посмотрела ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

До ее появления "Дон Жуан" в современной Москве толком не шел. Хотя в последние годы здесь видели два важных европейских спектакля: один из них — поспешная московская версия французской фестивальной постановки Дмитрия Чернякова (гениальной в Экс-ан-Провансе и нескладной в Большом театре) — публику разочаровал. Другой — спектакль Роберта Карсена, которым театр "Ла Скала" открылся после реконструкции,— на гастролях в Москве получил ироническую критику и добродушную реакцию публики. Теперь главная моцартовская драма будет идти в полноформатной местной постановке, удовлетворяющей самым разнообразным вкусам.

Новый Моцарт в Москве — режиссерский спектакль, но не настолько, чтобы дразнить ценителей оперного консерватизма. Концептуально компромиссный, не ломающий существующих представлений, но дополняющий их разными смелыми фантазиями, он музыкально изыскан, прост и красив, что, в свою очередь, нейтрализует сторонников театрального авангарда.

Тем более что Александр Титель действительно не ограничивается разводкой персонажей. Он ставит спектакль с темой. Как всякий уважающий себя режиссер, он ставит оперу об опере, оперу о театре, оперу о культуре и в данном случае еще — оперу о партитуре. Она представляется здесь главной героиней, о чем с первой минуты зрителю прямо говорит сценография Адомаса Яцовскиса.

В огромной темноте пустого пространства сцены — равно громоздкая и ироничная конструкция: сплошная стена из поставленных друг на друга старых черных пианино, кое-где с подсвечником. Спектакль начинается взмахом рук главных героев — сейчас они на этих пианино сыграют нам оперу. Тем же примерно он и заканчивается: после того как фортепианная стена (клавир как метафора и как физическая форма) в буквальном смысле поглощает своего героя: маленький человек—Командор смешно и мрачно утаскивает Дон Жуана прямо в молоточковый механизм — персонажи снова радостно превращаются в клавиристов. Конечно, это не ад, хотя неприятно. Из колумбария музыкальной литературы наш герой может выскочить в любую секунду, когда кому-нибудь снова придет в голову оживить нотную запись в клавире или в оркестровой партитуре. Дон Жуан мертв, только пока музыка лежит мертвым грузом.

Надо сказать, эта насквозь литературная по духу концепция в спектакле прорисована не только с условной клавирной графичностью, но и с заметной корректностью по отношению к реальной музыке. Пластическая гибкость движений и мизансцен буквально соответствует пластике музыкальной драматургии и как будто показывает ее пространственно. Титель много пользуется занавесами, проемами, скупым реквизитом, чтобы не столько распутать путаницу сюжета, сколько визуализировать ансамблевую тонкость Моцарта, и это получается. А там, где он слегка пережимает с визуализацией — когда в головокружительно сложной арии героине приходится на каждую следующую колоратуру класть на пол следующий стоящий рядом стул или когда изнанка аполлонической стенки музыкальной культуры оказывается пластмассовым массивом дионисийского виноградника,— следует просто слушать. Тем более есть что.

Новая работа Уильяма Лейси снова для Москвы эпохальная. Она совершенно лишена авангардизма, аутентизма, пышности и оглушительных эффектов. Все сделано в очень сдержанных темпах и неброской динамике, но от того музыка не теряет ни драматизма, ни красоты. Ровно наоборот. Лейси пишет тонкими красками — сначала как будто водянистыми, но они становятся все яснее и яснее с каждым поворотом драмы. Его цвета и фразировка по-особому пластичны и в то же время подчинены очень строгому движению и плану. В этой изящной рамке простой сдержанности — море подробностей, тонкостей, удивительных деталей, но ни одна не претендует на ценность сама по себе. Этот певучий стиль, не столько галантный, сколько корректный, позволяющий услышать все самое легкое и самое печальное в музыке, вероятно, индивидуальный дирижерский почерк Лейси, так же точно звучал и Бриттен. Но Моцарту он идет как мало какой другой.

И снова, как это было в "Сне в летнюю ночь", совершенно по-новому раскрываются оркестр и солисты, в которых счастливо обнаруживаются моцартовские способности и окружаются дирижерской заботой так, что ни одна вокальная работа в спектакле не выглядит сырой или легковесной. И если от Хиблы Герзмавы в партии Донны Анны известно чего ждать или, скажем, Антон Зараев—Лепорелло (здесь персонаж еще и композитор, и либреттист: пока герои разыгрывают комедию, он все аккуратно записывает, так что понятно, будущий клавир — его рук дело) уже, похоже, в любой партии будет хорош, то, скажем, Мария Макеева — еще одна Донна Анна — становится открытием спектакля. И весь ансамбль так славно и красиво выстроен, как редко бывает. Впрочем, нет, это раньше хорошего Моцарта в Москве почти не случалось. Теперь и в Большом поют музыкально прекрасный спектакль "Cosi fan tutte", и в музтеатре — "Дон Жуана". Моцарта здесь теперь можно слушать без боли. И это заслуга обеих трупп, где много молодых голосов, и приглашенных дирижеров, тоже интересных не столько возрастом и заслугами, сколько тонким слухом, образованием и свежим взглядом.
Бог создал дураков и гусей, чтобы было кого дразнить. Л.Д. Ландау

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Марина Тимашева
15 июня · отредактировано https://www.facebook.com/timashevam/posts/683872568351161
Лично я провела прекрасный вечер в Стасике на Дон Жуане. Знаю, что опера - искусство долгое, а вышла из театра, посмотрела на часы и подумала: "надо же как много времени". Не заметила, как оно - время - промчалось. Всем благодарна: и маэстро Лейси, и Тителю, и Яцовскису, и всем вокалистам. На поклонах видно было, что они друг за друга рады. Не во всяком театре такое увидишь:-) Поздравляю и благодарю!

Наталья Зимянина А я как раз думала, какое же долгое искусство - опера. И корила себя весь вечер, что в свое время иронично приложила черняковского"Дон Жуана" в Большом. Старая грымза, кушай теперь вот это. Пианино - это было интересно. Главная фишка - каким образом режиссер утянет или провалит героя во ад? многие из-за этого до конца высиживают. И в спектакле "Стасика" - самое эффектное решение из всего, что видела. Особенно момент, когда длинные ноги Зуева всасываются в нутро пианино, как будто его крокодил проглатывает))
https://www.facebook.com/timashevam/posts/683872568351161?comment_id=684151708323247&offset=0&total_comments=16
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дон Жуан и Примадонна — проигравших нет

Мария Жилкина, 18.06.2014 в 15:54

Московский Академический Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко 10 июня 2014 года открыл премьерную серию оперы Моцарта «Дон Жуан», музыкальный руководитель и дирижер Уильям Лейси, режиссер-постановщик Александр Титель, художник-постановщик Адомас Яцковскис.

Завершение сезона в Москве прошло под знаком Моцарта — не успели пройти премьерные спектакли «Так поступают все женщины» на сцене Большого, как подоспела еще одна премьерная серия. Театр Станиславского обратился к опере «Дон Жуан» впервые, да и для большинства солистов партии были внове (исключение — Хибла Герзмава, успешно певшая партию Донны Анны на европейских сценах). http://belcanto.ru/14061801.html
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Фортепианный ад

ДОН ЖУАН ЕЩЕ КАК-ТО СПРАВЛЯЕТСЯ С ЖЕНЩИНАМИ, НО ПАСУЕТ ПЕРЕД ПОЛЧИЩЕМ ПИАНИН. ПРЕМЬЕРА В «СТАСИКЕ»

текст: Екатерина Бирюкова http://www.colta.ru/articles/music_classic/3570

Вслед за моцартовской премьерой Большого аналогичное событие произошло во втором по рангу московском театре — имени Станиславского и Немировича-Данченко. Еще один шедевр из трилогии на либретто да Понте — «Дон Жуан». Еще один грамотный и блистательно-аккуратный молодой западный профи за пультом (а также за клавесином) — англичанин Уильям Лейси, успешный союз которого с театром начался два года назад, во время бриттеновского «Сна в летнюю ночь». Солисты свои, даже два состава, они очень стараются, самая похвальная работа в том составе, что видела я, — Мария Макеева в роли Донны Анны. Ну что ж, Моцарт — уже не совсем чужой композитор для российской столицы.

Режиссерскую сторону дела взял на себя худрук театра Александр Титель, но его работа не так бросается в глаза, как сценографическое решение литовца Адомаса Яцовскиса. Это решение невозможно не заметить и не прилепить навсегда к новой продукции в качестве запоминающегося ярлыка. Основная декорация — отвесная стена-лестница из 30 старинных пианино, выступающих из темноты своими балясинами и уступами клавиатур, поблескивающая канделябрами и пугающая изувеченными внутренностями. Эффектный арт-объект с небольшим объемом прикладных сценических возможностей: можно романтично взмахнуть руками над клавишами, можно кое-как примоститься на закрытой крышке инструмента. Но зато главная его функция — ого-го какая. В финале надвигающийся из глубины сцены кладбищенский фортепианный массив, по которому карабкается Дон Жуан, становится дверью в преисподнюю, куда тот сквозь пустое музыкальное нутро в конце концов и проваливается. Вот он, гроб с музыкой.

Впрочем, иногда, чтобы не надоедать зрителю, фортепианная стена поворачивается своей оборотной стороной, облепленной зрелым искусственным виноградом — немудрящая аллегория греха сладострастия. Но эта тема в спектакле как раз менее впечатляющая.

Вообще-то Дон Жуан, конечно, не просто бабник, а очень сложный персонаж, устраивающий всем остальным героям оперы испытание свободой, которое никто из них не проходит. В этой фигуре много уровней. Но в данном случае считывается только самый верхний. Дон Жуан в элегантном исполнении Дмитрия Зуева молод, строен, без шляпы похож на Максима Галкина, в шляпе — на Боярского. Плохо ли? Никакого когнитивного диссонанса все три женских персонажа, помещенных Моцартом и да Понте между долгом и страстью, любовью и ненавистью, чувством и разумом, свободой и общественными ограничениями, на сей раз, похоже, не испытывают. Папа или жених — это одно. Сексуальный объект в шляпе — это совсем-совсем другое. Если и есть какая проблема у Донны Анны, Донны Эльвиры и Церлины — то она только в том, как бы его поделить. Да здравствует свобода? Какая такая свобода? Берешь бутылку — вот тебе и вся свобода.

Пьют в спектакле много, особенно в первом действии, — но без удали, а скорее так, знаете ли, чтобы снять скованность. Вокруг алкоголя выстроена и одна из удачных режиссерских придумок: Дон Жуан, особенно не заморачиваясь ухаживанием, технично обливает вином Церлину в свадебном наряде, которой приходится тут же его снять для просушки. Но в обратную сторону этот прием уже не работает: обученная Церлина еще раз обливает все то же платье в целях примирения с взревновавшим женихом Мазетто, однако тот удовлетворяется бутылкой, а платье уже можно и вовсе не снимать. Такая грустная, выразительная, хоть и какая-то совсем не моцартовская история.

Но она — скорее исключение, чем правило, в этом спектакле, в целом довольно статичном. Вследствие чего он то и дело превращается в этакий бутерброд из безжизненных речитативов; их надо как-то перетерпеть в надежде на красивую арию, которая, впрочем, не факт, что будет совсем уж безукоризненно исполнена.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Кладбище в рояле. Премьера оперы Моцарта «Дон Жуан»

Марина Гайкович   Зав. отделом культуры "Независимой газеты" http://www.ng.ru/culture/2014-06-19/8_don_huan.html

В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко сыграли последнюю премьеру сезона – «Дон Жуан» Моцарта. Спектакль поставил главный режиссер театра Александр Титель, его соавтором стал литовский художник Адомас Яцовскис. В качестве дирижера-постановщика театр пригласил своего старого знакомого Уильяма Лейси – именно он работал над скандальной постановкой «Сна в летнюю ночь» Бриттена.

Образ этого спектакля можно описывать как в детской страшилке: в черной-черной комнате стояло черное-черное пианино. Точнее, тридцать пианино в пять этажей: одни – с оторванными канделябрами, другие – с отсутствующими стенками, в их чреве зияют скелеты дек со струнами-ребрами. Герои то и дело карабкаются по ним вверх и вниз, так что у зрителя замирает сердце, ибо представить себе вес этой конструкции невозможно. Забегая вперед, откроем секрет финала: в преисподнюю Дон Жуан не проваливается, а взбирается, Командор утягивает его наверх, и пианино смельчака поглощает. Периодически эта стена оборачивается к зрителю другой стороной, сплошь увитой алыми гроздьями винограда. Быть может, это миры мужской и женский. Или – сфера Дон Жуана (а значит, «судьба его уж решена»: это не только «дом» героя, но и «могила» Командора) и всех остальных героев, что смотрят на мир сквозь иллюзорные розовые очки и верят в преданность возлюбленных. Вот, собственно, и все. 

Александр Титель долго подступался к «Дон Жуану» – это его первая постановка моцартовской оперы. В одном из интервью режиссер обещал, что скажет «новое слово» в прочтении сюжета – вот только «прочесть» это слово довольно затруднительно. Если не считать того, что в финале Донна Анна благородно возвращает кольцо своему жениху Дону Оттавио, который в процессе преследования убийцы Командора влюбляется в несчастную Донну Эльвиру. Правда, по сюжету та вообще-то намерена отправиться в монастырь, поэтому будущее этой спонтанно сложившейся пары довольно туманно.

В остальном же режиссерская концепция особой оригинальностью не отличается. В кулуарах говорили об идее «галереи женских образов» (мостик к другому шедевру Моцарта и либреттиста Лоренцо Да Понте – «Cosi fan tutti», или «Так поступают все женщины»), но они, как ни странно, оказались куда менее выпуклыми, чем мужские. Харизматичный плейбой Дон Жуан (Дмитрий Зуев), толстячок и трус Лепорелло (Денис Макаров), увалень Мазетто (Максим Осокин), романтик Дон Оттавио (Сергей Балашов) против жалкой Донны Эльвиры в исполнении Натальи Петрожицкой (хотя у Моцарта именно она – двигатель процесса и уж просто несчастной быть никак не может), дурочки Церлины (Инна Клочко) и бесцветной Донны Анны.

Последнюю, кстати, поет прима театра Хибла Герзмава, задавая высокую профессиональную планку, Донна Анна – в ее активе, с этой партией певицу приглашали в крупные европейские театры. Остальные – подтягиваются, в целом успешно. Две самые знаменитые арии (Лепорелло «со списком» и Дон Жуана «с шампанским») прошли даже с блеском. Третья же – лирическая ария с мандолиной Дмитрию Зуеву, к сожалению, не поддалась: отчаянно не хватило кантилены и способности к длинному дыханию на пианиссимо. А вот что артисты покорили с легкостью, это ансамбли – они действительно звучат поразительно слаженно. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: ансамбль – самая сильная сторона труппы, особенность в каком-то смысле уникальная, аналогичных театров в Москве точно нет. Нельзя, правда, преуменьшить и заслугу дирижера. Уильям Лейси и правда творит чудеса: перестроить на изящный моцартовский лад оркестр, играющий в основном размашистые оперные партитуры XIX века, задача не из легких, но маэстро виртуозно с этим справился.
Che mai sento!

Оффлайн Papataci

  • Модератор
  • Народный участник
  • *****
  • Сообщений: 15 211
  • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
    • ClassicalForum. Форум Валентина Предлогова
Дон Жуан меж двух миров

http://www.classicalmusicnews.ru/reports/don-zhuan-mezh-dvuh-mirov/

19.06.2014

Премьера оперы Моцарта «Дон Жуан» в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко.

В пору летней жары театральная премьера начинается не с вешалки, а сразу с буклета. К чести театра, на его спектаклях не практикуется ставшая неразлучной спутницей режиссерской оперы, «тактика толстых буклетов», когда специально сочиненный к премьере пространный наукообразный текст, опираясь на сомнительные доводы и «исследования», с бульварной сенсационностью опровергает сложившееся прочтение произведения.

Яркий пример – гастрольный «Дон Жуан» Роберта Карсена, два сезона назад привезенный в Москву театром Ла Скала. По своей сути «тактика толстых буклетов» является манифестом, развязывающим руки режиссеру, и призвана дезориентировать неподготовленного слушателя.

Премьерный буклет «Дон Жуана», представленного Музыкальным театром им. Станиславского и Немировича-Данченко, состоит из подобранных со вкусом литературных и визуальных образов, посвященных сюжету о Дон Жуане и Каменном Госте, частный случай которого – либретто Да Понте, превращенное Моцартом в бессмертную оперу. Короткие отрывки произведений Пушкина, Бальмонта, Мандельштама, Мюссе – материал, прекрасно подходящий и для обогащающего восприятие чтения в ожидании третьего звонка, и в качестве памятного сувенира с премьеры. Но – чу! – оркестр затих в ожидании дирижера, а в зале гаснет свет.

Тридцать пианино на лозе

Либретто «Дон Жуана» выписано без скрупулезности и предоставляет внушительную свободу в реализации идей постановщиков – от масштабного костюмного представления в духе фильма Лоузи до камерной истории людских страстей, которой и является спектакль Александра Тителя в декорациях Адомаса Яцовскиса с костюмами Марии Даниловой.

Краткая экспозиция еще до начала увертюры демонстрирует сценографию спектакля почти в полном объеме: черный задник, черные кулисы и подвижная центральная декорация из препарированных черных фасадов пианино. Шесть из них используются героями во время увертюры для имитации одновременного музицирования, отсылающего к памятной сцене фильма «Казанова Феллини»:

Вторая сторона декорации – стена из винограда с несколькими окнами неправильной формы. Внятный и органичный посыл, ведь виноград предстает символом чувственного наслаждения в различных источниках. Именно страстная погоня за удовольствиями движет Дон Жуаном, являясь одновременно и смыслом его жизни, и проклятьем, приводящим отчаянного гордеца к трагическому финалу.

Костюмы героев «безвременны», лаконичны и неизменны на протяжении спектакля. Обе Донны – в приметных платьях золотистых оттенков, Церлина – в свадебном наряде с фатой. Мужские костюмы невзрачны, мешковаты, однообразны и темны – из-за чего теряются на фоне декораций. Несмотря на разницу фасонов, различить аристократов, слугу и крестьянина, подчас, сложно, а в сцене бала герои почти растворяются среди миманса.

Пожалуй, самые удачные сценографические решения связаны с полупрозрачным черным занавесом, закрывающим сцену частично или полностью, а в финале при появлением Командора эффектно проходящим по сцене зловещим смерчем. При помощи игры света через закрытый занавес живописно просвечивает декорация – то ночными огнями, то причудливым красным рисунком виноградной стены.

Для полного реестра интерьера, в котором зрители наблюдают трехчасовое действие, остается упомянуть нехитрый реквизит: тумба из блоков, материалом напоминающих мрамор надгробий, черные стулья, вращающиеся табуретки, бутылки и лопату с неправдоподобно длинным черенком.

В сочетании с черным фоном такая нарочитая мрачность и лаконичность сама по себе не является поводом для расстройства – ведь сознательно наведенный сценографический минимализм может быть использован для выгодного оттенения фейерверка режиссерских решений. Но именно с ними связаны наиболее противоречивые впечатления от трех премьерных спектаклей, на которых мне довелось побывать.

Черная кошка в темной комнате

Центральная декорация, внутри которой скрыты лестницы, используется «на все сто», поворачиваясь к зрителю то черным, то виноградным фасадом, а в сцене наказания Мазетто – торцом, разделяя сцену пополам. Это и основа для инсталляций из героев, банды и миманса, и аллюзия апогея чувств Дона Оттавио и Донны Анны, для исполнения «Or sai chi l’onore» и «Dalla sua pace» взбирающихся на самый верх, и «распятье фортепьян» для главного героя в финале. Стоит отметить, что подобное решение с поворотной и «жилой» центральной декорацией использовалось в предыдущем спектакле Александра Тителя «Борис Годунов», поставленном в 2012 году в Екатеринбурге, а вращающаяся «бочка» «Бориса Годунова», в свою очередь, напоминает известную постановку «Дон Жуана» Франчески Замбелло в Ковент Гардене.

Некоторые ходы также оставляют ощущение уже виденного. Так, экспозицию с представлением героев под увертюру можно без большой натяжки сравнить с аналогичной сценой в начале «Пиковой дамы» Льва Михайлова – в этом я увидел приношение режиссера своему учителю. Дивертисмент Дон Жуана с лопатой, в лоб инсценирующий слова «убью тебя и похороню» («t’ammazzo e poi ti seppellisco»), по прямолинейности заигрывания с «могильной» тематикой ассоциируется с уже упоминавшейся постановкой «Бориса Годунова». Там Ксения в тоске по мертвому королевичу валяется в песочнице, а мамка заботливо отодвигает лопатку подальше – чтоб дитя заживо себя не похоронило. По стечению обстоятельств, выстрел в воздух под занавес я слышал ежедневно: в «Дон Жуане» Тителя и затесавшемся между премьерными спектаклями «Евгении Онегине» Чернякова. Конечно, идеи в мире театра витают в эфире вселенской «базы знаний», но упомянутые детали были замечены мной непроизвольно, без тени ретивого стремления найти в постановке заимствования.

Образы героев-аристократов принижены в традициях современных прочтений оперы. В первую очередь страдает восприятие титульного героя – едва ли тянет на рокового соблазнителя мужчина, изредка вынимающий руки из карманов и одетый в лишенный галантности костюм с подтяжками поверх мерцающей плейбойской рубашки. Благородные Донны вполне доступны для слуг – Лепорелло во время арии со списком безнаказанно оголяет ногу Донны Эльвиры, осыпая ее смачными (и отчетливо интонированными!) поцелуями. Донны не гнушаются пировать за одним столом со слугами, пьют с ними вино прямо из горлышка. Дон Оттавио, облаченный в мешковатый мундир мышиного цвета, вообще не имеет вразумительного образа и существует на сцене тенью, наполняемой жизнью в меру мастерства исполнителей роли, что, впрочем, нередко случается в постановках этой оперы.

Простолюдинам повезло больше. Мазетто – хрестоматийный комичный простак, но Церлина при помощи белого парика и жеманных кривляний превращена режиссером в карикатурную героиню анекдотов про блондинок. Кого только ни опознавали в Церлине мои простодушные соседи по креслам!

Особая роль у Лепорелло. На протяжении действия он все время что-то записывает в неразлучную амбарную книгу – вовсе «не список всех красавиц», поскольку листы, как могут убедиться достаточно зоркие зрители, разлинованы под ноты. В сочетании с фразой «Questa poi la conosco pur troppo» («А это мне известно даже слишком хорошо!»), которой Лепорелло сопровождает звучащий на пиру фрагмент из «Свадьбы Фигаро», нотная грамотность вездесущего слуги дает основание предположить, что перед нами – сам автор, выведенный в образе лирического героя, и под финальный аккорд уносящий со сцены только что завершенную оперу.

Губительное для высокого искусства столкновение с бытом, заложенное в режиссерском прочтении образов, продолжается в течение всего спектакля, иногда выходя за рамки хорошего вкуса. например, герои не раз поливают друг друга вином. Понятно: вино – виноград – наслаждение. Но выглядит это как примитивная клоунада и, что важнее всего, не вызывает реакции зала.

Эротика, без которой не может быть «Дон Жуана», решена по-бытовому и, в большинстве случаев, приравнена к сексу. Церлина, после «Bati, bati» начинает раздеваться, поворачиваясь спиной к Мазетто и недвусмысленно пододвигаясь в его сторону, а во втором действии лечит любимого от побоев настойчивым поглаживанием по лицу пальцами ног. Притязания Лепорелло на внимание Донны Эльвиры в первом действии, вопреки либретто и здравому смыслу, увенчались успехом – во втором действии перед сценой разоблачения подмены они выходят из декорации, одеваясь и поправляя помятую одежду.

Апофеоз финального пира – раскладывание Донны Эльвиры на столе и осыпание виноградом из чана – также, пожалуй, не вписывается в рамки представлений о хорошем вкусе, к тому же заставляя жалеть певицу, вынужденную петь лежа на спине, с запрокинутой в зал головой. О том, куда в сцене пира Лепорелло, выразительно покачивая, пристраивает гроздь винограда, я, пожалуй, воздержусь уточнять. Подобные «разгадки» придают заложенной в опере эротике бордельный привкус и, рискну предположить, не только мне изрядно испортили впечатление от спектакля.

Решение ряда сюжетных ходов вовсе оставлено на милость публики. Например, общение Донны Анны и Дон Жуана в первой сцене происходит лицом к лицу в ярком свете софита, что отливается недоумением не посвященной в либретто публики: «Почему при второй встрече Донна Анна в упор не узнает злодея? – А это такая театральная условность!» Столь же излишней выглядит условность приглашения на бал масок, уже несколько минут стоящих рядом с главным героем и даже успевших спеть практически ему на ухо терцет «Bisogna aver coraggio» о мужестве, необходимом, чтобы поймать злодея… находящегося на расстоянии вытянутой руки.

Почему в сцене бала Дон Оттавио отплясывает с Церлиной, а Донна Эльвира – с Мазетто? Зачем перед переодеванием Донну Эльвиру и опаивают вином, нахлобучив на лицо шляпу? Почему друзья Мазетто ищут Дон Жуана, держа в руках стулья, которые, удаляясь на дальнейшие поиски, оставляют в виде причудливой фигуры? Почему эти стулья, уже лежащие на полу, Донна Эльвира, с нежностью во взоре, поправляет во время арии? Вряд ли стоит всерьез искать глубокий смысл и общую концепцию в эпизодах спектакля, упорно ускользающих от осмысления. Видимо, здесь тот случай, когда высоколобость начинает и проигрывает: постановку Александра Тителя достаточно воспринимать не как воплощение высокого жанра со сквозной режиссурой, а как набор по-своему изысканных этюдов, связанных сюжетом Да Понте и музыкой Моцарта.

Героизм с «нагрузкой»

Говоря о недавней премьере в Большом театре «Так поступают все женщины», я отмечал, что все в той постановке помогает артистам выглядеть наиболее выигрышно: пышные костюмы, яркие декорации, местами наивный, но добрый и, главное, – смешной юмор, изящное решение щекотливых сцен. В «Дон Жуане», – опере, сложной для исполнения со всех сторон – техники, стилистики и выносливости, – сделано все, чтобы подвергнуть артистов суровому испытанию на прочность, дополнительно усложнив задачу. Приниженность действия до бытового уровня делает невозможным использование в актерской палитре утонченных поз и жестов, при столкновении с бытовухой превращающихся в вампуку. Трудно воспринимаемая выспренная условность эклектично сочетается с примитивной клоунадой. Но главное – внимание зрителей, не рассеиваясь по декорациям, сосредотачивается на действующих лицах, лишая артистов права на незамеченную ошибку. С такой преамбулой перейду к рассказу об исполнителях, сгруппировав их по персонажам в той последовательности, в которой они участвовали в посещенных мной трех премьерных спектаклях.

Дон Жуан

Титульный герой, по воле режиссера лишенный внешних атрибутов и манер галантного века, заметно измельчал, превратившись в заурядного жиголо. Это поставило перед исполнителями экстремально сложной, изматывающей партии еще и непростую актерскую задачу – очаровать и убедить публику, оставаясь в рамках постановочной концепции.

Дмитрий Зуев. При достаточно уверенном проведении главных ролей в спектаклях театра, у певца есть исполнительские проблемы, значимые для опер Моцарта. Бедная динамика – нет ни настоящего пиано, ни мощного форте – делает голос маловыразительным, а несколько отваленные и не звучные нижние ноты – малопригодным для исполнения драматических эпизодов. Оба замечания критичны, поскольку Дон Жуан – партия для крепкого и, одновременно, пластичного баритона. По мере усталости в голосе Дмитрия Зуева на длинных нотах (особенно, на «э-э-э» и «а-а-а») начинает пробиваться характерный дребезг – вибрато как будто «заедает» – и это при том, что в моцартовском репертуаре требуется рафинированное звучание. Довольно скудный набор актерских клише артиста не включает мужественную брутальность соблазнителя, как воздух необходимую для Дон Жуана. Из-за этого персонаж в исполнении Дмитрия Зуева грешит унисексовой манерностью и, вообще говоря, вступает в противоречие с длиной списка покоренных красавиц. Исполнение обошлось без явного криминала, но, по изложенным выше причинам, его трудно считать удачным.

Дмитрий Ульянов. Значительный опыт артиста в стилистически различном репертуаре и профессиональные актерские навыки в работе над ролью сослужили добрую службу Дон Жуану Дмитрия Ульянова. Пользуясь широтой вокального диапазона, певец без ущерба для ровности высветлил звук и пел легким и подвижным моцартовским басом. Вплоть до финала, где дерзкий диалог с командором велся более крепко, по нарастающей поднимая эмоциональный градус сцены. Одно из важных для этой роли качеств исполнителя – музыкальность и интонационная чуткость в речитативах.

В том, что касается актерской работы, Дмитрий Ульянов, несомненно, преуспел в обогащении роли мелкими деталями, наиболее заметная и выигрышная из которых – конечно, игра на домре в каденции серенады. При этом, по моим ощущениям, артист не преодолел искусственно созданный режиссерский барьер пресловутого принижения, через который необходимо перепрыгнуть, чтобы Дон Жуан стал крупной фигурой, магнетически притягательной для публики. Но в этом все-таки вина режиссерской концепции, в которой Дон Жуан, скорее, ординарный современный сердцеед, не утруждающий себя хорошими манерами. Счастлив тот, кто может мысленно дорисовать Дмитрию Ульянову галантный костюм его Дапертутто в «Сказках Гофмана», заменив режиссерскую пластику современного городского жителя на изящные и, одновременно, повелительные жесты из той же роли. По сумме вокала и актерского образа – серьезная удача исполнителя, для которого премьерный Дон Жуан стал и личным дебютом. Но самое интересное в ролях Дмитрия Ульянова – их развитие, которое можно смело ожидать в дальнейших спектаклях.

Лепорелло

Денис Макаров. Вокальных «блох» вроде нескольких моментов дребезга на длинных нижних нотах можно найти, но это будут поистине снобские придирки. Красивый тембр, сфокусированный (но острый в меру) очень подвижный бас, шутя справляющийся со скороговорками и аккуратный в кантилене. Вообще, Лепорелло у Дениса Макарова всё играет шутя, и при этом – осмысленно. Очень подвижный и неотразимо обаятельный добрый насмешник, пишущий летопись своего хозяина в нотную тетрадь. Один из главных успехов премьерной серии. Тот образ, который теперь будет вспоминаться при прослушивании оперы и с которым, в числе лучших образцов, буду сравнивать вновь увиденных (да и услышанных) Лепорелло.

Антон Зараев очень достойно справляется с непростой партией, но в арии со списком наблюдались укорачивания нот и отрывистость, как будто певец не мог отдышаться. Статичность и некоторая угловатость образа, вероятно, объясняются премьерой. Внушительный вокальный потенциал и уверенность, с которой артист за короткое время освоил сложные роли в других постановках театра, позволяют говорить, что Антон Зараев пока лишь приоткрыл нам своего будущего Лепорелло.

Донна Анна

Хибла Герзмава поет эту партию на сценах Венской государственной оперы и Ковент Гардена, поэтому премьерной сырости в исполнении не было в помине – точная фразировка, изящная подача технически сложных фрагментов. Пусть на первом спектакле верхние ноты во фразе «ahbastanza per te mi parla amore» вступления к «Non mi dir» были неустойчивы, и несколько скомкалась одна фраза в финальном ансамбле. Пусть во втором спектакле погрешностей было чуть больше – Донна Анна не та партия, которую запросто можно петь через день, как получилось в премьерной серии. И даже при столь серьезной вокальной нагрузке недочеты не выходили за санитарные нормы, присущие живому спектаклю. В целом исполнение достойно самой высокой оценки, и особенно следует отметить инструментально ровное звучание точеного голоса. Образ Донны Анны был под стать вокальному воплощению – завидная сценическая культура с чувством меры в эмоциональных сценах доставляет истинное наслаждение.

Мария Макеева поет родственную партию Фьордилиджи на Малой сцене театра. Но спектаклям на Малой сцене свойственен налет экспериментальности, а большая премьера на основной сцене все-таки предполагает попадание в стиль, основными ориентирами которого являются точность пения и ровность голоса. Здесь ситуация, скорее, огорчает: в технически сложных фрагментах голос слоится, теряя тембральную однородность, страдает точность интонирования. Все-таки партия, предназначенная для настоящей примадонны, пока не по силам певице.

Донна Эльвира

Наталья Петрожицкая. При всей моей любви к артистке, обладающей удивительным теплым тембром и умеющей создавать чувственные образы, вынужден предположить, что это не ее партия. Крупный, малоподвижный голос не справляется с фиоритурами в «Mi tradi quell’alma ingrata» (к сожалению, на обоих спектаклях прозвучавшей криминально) и неуютно чувствует себя в высокотесситурных фрагментах, в итоге отрываясь «в голову» и теряя объем.

В ансамблях певица поет слишком громко, в хоровых эпизодах финала трубным звуком заглушая остальных пятерых участников. В речитативах и на кантиленных пассажах в среднем диапазоне насыщенное грудное звучание оставило приятное впечатление. Актерски Донна Эльвира Натальи Петрожицкой была неотразимо женственна и эмоциональна (особенно запомнилась ее непосредственная реакция при чтении «списка»), но вокальная часть роли стала, пожалуй, слабым звеном в составах премьерной серии.

Елена Гусева. Формально голос певицы подходит для партии по крепости и подвижности, но благоприятное впечатление портят интонационные огрехи и тенденция смазывать короткие ноты, особенно заметная во второй арии. Верхний регистр постреливает, а при ходах наверх слышна ломка. Ноты середины диапазона часто бывают излишне резкими. Донна Эльвира в исполнении Елены Гусевой оставляет пожелания технического совершенствования в фиоритурах и работы над ровностью регистров. Возможно, сосредоточившись на партии, певица еще не обрела свободы образа и в амплуа чувствительной, но твердой женщины пока не проявила в полной мере актерский дар, хорошо известный тем, кто видел ее Мими и Микаэлу.

Окончание в следующем посте
Che mai sento!